Том 8    
Время пришло. Повелитель Ада делает свой ход


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Время пришло. Повелитель Ада делает свой ход

Белая рука. Это… может быть, женская? Тонкая белая рука.

— Чё?.. — выдохнула я, слишком ошарашенная, чтобы сказать что-либо более осмысленное.

Я уставилась на эту руку так сосредоточенно, что весь мир вокруг меня мог бы провалиться в тартарары, и я, скорее всего, этого бы не заметила.

Рагна Блэйд рассёк алый меч и правую руку Дракона Хаоса Гаава. Надо признать, атака была весьма успешной, но я исчерпала свою магическую энергию. Теперь всё, что я могла, — это смотреть на Гаава снизу вверх, распластавшись на земле. Он собирался воспользоваться этим, приближаясь ко мне с надменностью победителя… пока внезапно не закричал, когда худенькая рука возникла из его живота. Думаю, вы понимаете моё удивление.

— Чё?.. — Гаав, как и я, не смог вымолвить и слова. Однако учитывая выражение его лица, его, скорее, лишила дара речи ненависть, а не шок. Он обернулся, чтобы увидеть напавшего.

— Ты! — взвыл он. — Когда ты?..

Боль и злоба в его голосе, наконец, прояснили ситуацию. И кровь застыла в моих жилах.

Кто-то сзади пронзил живот Дракона Хаоса Гаава просто рукой. Видимо, это произошло в тот момент, когда Гаав сосредоточил всё своё внимание на мне. Очевидно, это не был кто-то из моих товарищей. Обычные заклинания не могли нанести Гааву и царапины, так что тот, кто пронзил его, как лист бумаги, должен был обладать мощью, сравнимой с…

— Я был здесь, — раздался из-за спины Гаава звонкий голос, — но, похоже, никто, кроме Кселлоса, меня не заметил.

Одновременно меня поразили две вещи. Первое — что голос не был женским, это был голос ребёнка. И второе — этот голос был мне знаком.

Что за чёрт?

— Давно не виделись, Лина Инверс.

Маленькая голова показалась из-за спины Гаава. Пара глаз посмотрела на меня или, наверное, сквозь меня, учитывая, что в тот момент я практически почувствовала, как у меня мозг из головы вываливается.

Из моего пересохшего горла вырвался слабый вскрик. Я знала это лицо. Чёрные, волнистые волосы. Мальчик около одиннадцати или двенадцати лет, похожий на девочку.

Это был мальчик из Галии, которого я встретила, пытаясь раскрыть планы Гаава. Маленький мальчик, который погиб, когда Кселлос сжёг город.

Не до конца осознавая ситуацию, я пробормотала:

— Т-ты должен быть м-мёртв.

Мальчик вскинул бровь.

— Никто не говорил, что я мёртв — это ты сама так решила. Кселлос не солгал, когда сказал, что у меня не бьётся сердце. У меня его просто нет. Оно не может биться, когда его нет, верно? — Мальчик просиял, не выказывая ни капли раскаяния.

Мой разум вернулся к тому моменту в Галии.

Мне пришлось признать, что это было весьма в духе Кселлоса — его специальность была не лгать, а опускать важные детали. Ситуация начинала становиться тошнотворно логичной.

— Это тот маленький мальчик?! — внезапно пискнула Амелия поблизости.

Судя по тому, как дрогнул её голос, она всё ещё не совсем понимала, что здесь происходит.

Мальчик улыбнулся Амелии.

— Конечно, — ответил он. — Ну, во всяком случае, я был в облике маленького мальчика. Я могу принять любую форму, какую захочу, но эта — наиболее удобная. Люди — такие интересные существа… Они раскрываются перед детьми, что позволяет мне проворачивать самые замечательные трюки.

Я подавила раздражение, закипавшее во мне.

— Вот, значит, почему… Ты так и не сказал мне своего имени, — пробормотала я.

— И не сделал этого до сих пор, не так ли? — Мальчик откашлялся и сделал небольшой поклон. Когда он поднял взгляд, я увидела в его зрачках пустоту.

— Я — Фибрицио, — сказал он спокойно. — Но вы можете называть меня Повелителем Ада.

Повелитель Ада Фибрицио. Повелитель Ада Фибрицио.

Амелия, Зел и даже Милгазия потеряли дар речи, я также не могла придумать, что сказать. В самом деле, что тут скажешь-то?!

Гаурри, который, видимо, пришёл к какому-то выводу, перехватил Меч Света и взглянул в мою сторону.

— Так он знаменит или типа того? — спросил он.

Я даже не озаботилась удивиться столь предсказуемой тупости Гаурри. Он, скорее всего, не помнил имени Фибрицио, так как в нём было слишком много букв.

Фибрицио пожал плечами, видимо, не смущённый этими словами.

— Кое-где я известен, — признал он, — но среди людей — не особо.

Неплохой способ представиться!

Гаурри понимающе кивнул.

— Понятно, — сказал он, направляя острие Меча Света на него. Он стоял лицом к Гааву, но я уверена, что сосредоточен он был на Фибрицио.

Я скрипнула зубами. Когда эта малявка «умерла» в Галии, я обвинила во всем Дракона Хаоса и его дружков. Я была очень, очень рассержена.

Кселлос знал, что этим он сможет заставить меня плясать под дудку Фибрицио.

— Ты надул меня, — пробормотала я сквозь стиснутые зубы. — Ты и Кселлос меня одурачили.

Еле заметная улыбка тронула края рта Фибрицио.

— Ты поступила в точности так, как я и ожидал. Гаав тоже, — он перевёл взгляд. — Но прежде, чем мы продолжим, — пробормотал он, глядя на свою правую руку, погружённую в тело. — Прошу прощения.

Гаав, до сего момента неподвижный и немой, внезапно заревел в гневе и протянул руку к Повелителю Ада. Ничего хорошего из этого не вышло.

БУМ!

С низким звуком Гааву оторвало левую руку.

— А-А-А-А-А-А-А-А-Х! — взвыл Гаав, падая на колени.

— Не трать время, Гаав. Я сильнее тебя, а ты не полностью… давай будем благоразумными, — Повелитель Ада спокойно смотрел вниз на руку, которой пронзил Гаава. — Я думал, что ты изгонишь из себя частицы человечности со временем, но, кажется, они странно перемешались. Водный Повелитель Дракон действительно достал тебя, а? И кажется, старый Дракон Хаоса не может быть возрождён, даже если я убью тебя.

Гаав прорычал:

— Ты мелкий!.. — Он изогнулся всем телом, чтобы взглянуть на Фибрицио. Его насмешливая бравада не могла скрыть тени смерти в его голосе и движениях.

— В любом случае, — продолжил Фибрицио, — я искренне сомневаюсь, что в таком состоянии ты будешь полезен Владыке Рубиноокому. Так что…

— БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ! — проревел Гаав.

— Всё может быть решено только одним способом, — абсолютно невозмутимый, Фибрицио замолчал.

И тело Дракона Хаоса Гаава обратилось в пепел.

Всё произошло очень быстро. Белую пыль останков Гаава уже уносил ветер, а я могла лишь наблюдать, как бесполезный зритель.

ЧЁРТ.

Эта тревожная картина объясняла кое-что. Дракон Хаоса ненавидел Повелителя Ада жгучей ненавистью потому, что Повелитель Ада был ужасающе силён. Пусть я ранила Гаава, и пусть даже Повелитель Ада застал его врасплох, но испарить Дракона Хаоса вот так, с улыбкой на лице…

Все остальные выглядели слишком шокированными или обескураженными ситуацией, чтобы как-то отреагировать — они просто тупо пялились на Повелителя Ада. Я не могла их винить.

— Понятно, — пробормотала я. Уверена, выглядела я максимально жалко, когда повернула голову к нему, лёжа на земле. — Это всё тоже было частью твоего плана. Не так ли?

Фибрицио опять улыбнулся.

— В той или иной степени, — сказал он со всей дерзостью своего ребяческого облика. — Я пожертвовал одним из своих слуг, чтобы сторонники Гаава смогли узнать о моём плане и использовать тебя. После этого я взял у Великого Зверя Кселас Металлиум Кселлоса и заставил его присоединиться к тебе — чтобы наблюдать за тобой, ну и для других целей.

— Так после того, как меня кучу раз из-за тебя чуть не убили, ты выполз на свет и ударил Дракона Хаоса в спину, — Мои глаза метали искры. — Легко же тебе пришлось.

— Думаю так, Лина Инверс, но позволь мне кое-что тебе сказать, — он вскинул бровь. — Это я вывел тебя к Кселлосу, когда ты потерялась в пространстве, где была Пречистая Библия. Кселлос, может быть весьма искусен, но даже ему понадобилось бы гораздо больше времени в таком месте, — он взмахнул рукой в отрицании. — Однако не надо благодарности.

Гаурри в растерянности нахмурил брови.

— Ох, — сказал он. — Я не понял.

Конечно же, ты не понял.

— Он использовал меня, как наживку, — сказала я напряжённо. — Я заставила предателя Дракона Хаоса Гаава показаться, и Повелитель Ада проделал в нём дырку.

— Это, безусловно, было частью плана, — признал Фибрицио.

— Частью? — я сузила глаза. — Хочешь сказать, что твой план простирается дальше?

Фибрицио помолчал.

— Я думал, ты уже догадалась, — сказал он через мгновение. — Или ты знаешь и просто пытаешься блефовать. В любом случае, результат будет одинаков, — Фибрицио, кажется, внезапно потерял ко мне интерес и сосредоточился на Гаурри.

— Должен признать, — пробормотал он, — никогда не думал, что увижу Горун Нову в таком месте. Вы только что сделали выбор за меня.

Гаурри моргнул.

— Выбор чего?

Фибрицио направился к Гаурри, его голос был ужасающе спокоен.

— Мой выбор наживки.

Чёрт!

— Что?! — выпалил Гаурри. Он быстро отпрыгнул назад, беря Меч Света на изготовку.

Фибрицио опять жутковато улыбнулся.

— Не пугайся, — промурлыкал он. — Если я использовал слово «наживка», то это вовсе не значит, что я тебя съем. Просто расслабься и…

— Ра Тилт!

Голос Амелии внезапно прорезал воздух. Я не заметила, как она начала творить заклинание, но она успела как раз вовремя.

Фраза Фибрицио оборвалась, когда его тело поглотила колонна синего пламени.

ВШУ-УХ!

Пламя пылало секунду, а затем исчезло. Повелитель Ада всё так же стоял там, с тем же самым выражением на лице.

У Амелии отвисла челюсть.

— Что?! — выпалила она.

Медленно, будто само время затормозило свой бег, взор Фибрицио перешёл на Амелию.

— Вы удивляете меня, — слегка дразняще произнёс он. — Ра Тилт без подготовки? Если бы я был низкоранговым демоном, мне бы пришёл конец, — Он обнажил зубы. — Хорошо, что я не такой!

Амелия громко сглотнула.

— Этого не может быть, — выпалила она.

То, что он, улыбаясь, отмахнулся от её атаки было плохо, но что ещё хуже — это было сильнейшее заклинание Шаманской Магии. Человек не может контролировать шаманские заклинания сильнее Ра Тилта. Оно может уничтожить обычного противника, или, скажем, низкорангового брасс-демона, или кого-то типа того в мгновение ока. Фибрицио был Мазоку наивысшего ранга, но она ударила его в упор, когда он не ожидал этого.

Дамы и господа, мы попали.

— На чём я остановился? — Фибрицио повернулся обратно к Гаурри, его волнистые волосы скользнули по щеке. — Верно. Я бы хотел, чтобы ты вышел со мной на сцену, которую я приготовил.

Гаурри опустил голову, не сводя глаз с Фибрицио.

— А если я откажусь? — спросил он. Меч Света в то же мгновение засиял ярче.

Фибрицио это не впечатлило.

— Слова — ветер, — ответил он пренебрежительно. — Угрожать — это одно дело, а действительно сделать что-то — совсем другое, — Он поднял свою бледную правую руку и щёлкнул пальцами.

Световой клинок меча Гаурри исчез.

Гаурри чуть не подпрыгнул.

— Что?! — выкрикнул он.

Так как я была на земле, мой рот разинулся так, что подбородок коснулся земли. Я хотела что-то неверяще выкрикнуть, но всё, что я могла исторгнуть — это странный квакающий визг.

Он способен на такое?!

— Это, — сказал Фибрицио невозмутимо, — не для человеческих рук, — Он щёлкнул ещё раз.

Дюжины чёрных щупалец внезапно вырвались из Меча Света. Прежде чем я успела моргнуть, щупальца опутали всё тело Гаурри.

— А?! — наконец я смогла закричать. Я услышала, как на мой возглас удивления эхом откликнулись все остальные.

Я никогда не видела, не слышала и даже не представляла, что такая хрень может появиться из рукояти Меча Света. Даже Гаурри выглядел шокированным, а ведь он был его владельцем. Он отчаянно боролся со спеленавшими его щупальцами.

— Меч Света — это имя, которое люди, скорее всего, взяли с потолка, — тон Фибрицио стал серьёзным. — Настоящее имя этой вещи — Горун Нова. Это одно из пяти оружий Тёмной Звезды, Владыки Демонов другого мира.

Внезапно мне стало тяжело дышать.

Владыка Демонов другого мира.

Воспоминания всплыли в моей памяти. Когда я выкупила у Кселлоса его талисманы, он упомянул несколько имен. Тёмная Звезда, Владыка Демонов иного мира, было одним из них.

— Этот меч был принесён каким-то образом в этот мир, не спрашивайте меня, как. И в итоге попал в руки людей, — Фибрицио покачал головой. — Может, он и выглядит, как меч, но это — частица Тёмной Звезды, частица его сущности. Так что это делает его практически демоном, и мне гораздо проще взаимодействовать с ним, чем вам, людям.

Фибрицио опустил взгляд на меня.

— Изначально это было оружие Владыки Демонов, Лина Инверс. Вот почему ты могла вливать Драгон Слэйв и то заклинание в клинок, превышая свои возможности, — он помолчал. — Однако, — добавил он, — если бы ты сотворила его идеально, это было бы слишком даже для Горун Новы.

Понемногу старая добрая ненависть наряду с тревогой начала закипать во мне. Я уставилась на Повелителя Ада со всей злобой, на которую была способна.

Он поднял бровь.

— Ты поняла, что я хочу сделать? — спросил он. — Даже если так, прямо сейчас ты к этому не готова, и я и не ожидаю, что ты претворишь мой план так просто. Так что я сделаю вот так.

В качестве примера его выбешивающего отношения, Фибрицио спокойно протянул руку к связанному Гаурри.

— Я забираю его в мой Сайрааг.

У меня перехватило дыхание.

— Подожди! — я попыталась закричать, но прежде, чем смогла закончить слова, странный звенящий звук заполнил воздух.

З-З-З-З-З!

Фибрицио и Гаурри растворились в воздухе.

— Г-Гаурри! — выкрикнула я, вскакивая на ноги. Не успев до конца встать, я внезапно ощутила такое головокружение, что упала обратно на землю.

Этот сукин… АРГХ!

Я решила, что Фибрицио, скорее всего, использовал свою власть над Горун Новой, чтобы утащить его с собой. Это означало, что они были на пути в Сайрааг, что в Империи Лайзиль, как он и говорил.

Но он назвал его «моим». Что это означало?

В итоге внезапное исчезновение Фибрицио и Гаурри сделало Драконий пик тревожно тихим. Мы смотрели в пустоту и не могли произнести и слова от шока.

— Что происходит? — наконец, прошептала Амелия. Ветер подхватил её голос и унёс его в небо.

***

Этой ночью у меня был сон. Однако после пробуждения я не смогла его вспомнить. Он был пугающим, наверное, или печальным… Проснувшись, я поднялась на кровати в порыве, который не вполне понимала. Я коснулась пальцем щеки.

Она была мокрой.

Значит, он был нехорошим. Так как я ничего не помнила о сне, всё, что от него осталось — это слёзы на моём лице.

Солнечный свет проникал во тьму комнаты сквозь деревянные ставни. Я моргнула сонными глазами и уставилась на полоску света.

Утро, да?

Я вздохнула.

Всё ещё по каким-то причинам чувствуя вялость, я встала с постели.

После инцидента прошлого дня Зел, Амелия и я покинули Драконий пик и нашли таверну в ближайшей деревне. Я, должно быть, была вымотана, потому что пропустила ужин и рухнула на кровать. Я даже во сне не двигалась — проснулась в той же позе, что и заснула.

Я вытащила себя из кровати и спустилась вниз к обеденному столу. Зел и Амелия уже сидели за ним и, кажется, ждали меня. Я неосознанно начала оглядываться в поисках Гаурри.

Соберись. Он не придёт, Лина.

Я опустила взор. Пробормотав очень неискреннее «доброе утро» Амелии и Зелу, я взяла стул и села. Я заказала лишь двойную порцию завтрака — вот какой у меня был плохой аппетит.

Спустя минуту Амелия прочистила горло.

— Вы себя хорошо чувствуете? — напряжённо спросила она.

Я выдавила слабую улыбку.

— Я в порядке. Кажется, я спала как убитая, однако, у меня был странный сон.

Амелия наморщила губы.

— Это хорошо, — сказала она невнятно, что было для неё нехарактерно.

После этого все замолчали. Официант принёс нашу еду, и я уткнулась носом в свой завтрак. Я прятала лицо в кружке, делая длинный глоток, когда Зелгадис, наконец, нарушил наше добровольное молчание.

— Что ты собираешься делать? — спросил он прямо.

Амелия ахнула.

— Господин Зелгадис! — видимо, она была обеспокоена тем, что он посмел спросить подобное.

— Депрессией делу не поможешь, — сказал он. Я чуть опустила кружку и смогла увидеть его глаза, сверлившие меня. — Что бы мы ни планировали делать, лучше начинать как можно скорее.

Депрессией?

Я не думала, что у меня депрессия, но эти двое, видимо, что-то заметили. Я поставила свою кружку.

— Я знаю, — сказала я ему. — Я хочу сказать… Я действительно знаю это, — Лёгкий вздох сорвался с моих губ, когда я стукнула по столу. — Давайте спокойно подумаем над всем, хорошо? Нужно учесть множество вещей.

Я взглянула на них обоих.

— Мы собираемся выступить против Повелителя Ада Фибрицио. Он буквально порвал Дракона Хаоса Гаава на кусочки, даже не напрягаясь, а заставший его врасплох Ра Тилт не нанёс ему даже царапины. Парень — настоящий монстр. Я могла бы, наверное, весь день поливать его Драгон Слэйвами, а он бы отмахивался от них, как от комариных укусов.

— Это означает, что единственный способ спасения Гаурри — это пойти к Повелителю Ада и сделать всё, что он хочет. Но он не обещал, что вернёт после этого Гаурри целым, так что это может подвергнуть Гаурри ещё большей опасности, — я вздохнула. — Ему ничего не угрожает, пока он заложник. Самым умным решением было бы избегать Сайраага до конца своих дней.

Я дала подумать над этим минуту. Так как Зел и Амелия лишь молча смотрели на меня, я, в конце концов, вымученно улыбнулась.

— Но я же не могу так поступить. Он провозгласил себя моим защитником, или как он там сказал. Бросать его я не собираюсь.

Амелия поёрзала на стуле.

— Тогда…

Я кивнула.

— Мы пойдём в Сайрааг.

На лице Амелии отразилось удовлетворение.

— Вот теперь это наша госпожа Лина! — сказала она, широко улыбнувшись. — Даже когда Ваши дела кажутся злыми, Вы невероятно прожорливы, вспыльчивы и жестоки, и Вы переступаете через себя, когда это нужно.

Я подняла бровь.

— Ты нарываешься?

— Вы доказали, что в глубине души вы не злая! — она помолчала. — Хотя и доброй я бы Вас не назвала.

Я закатила глаза.

Надо отдать должное ей за честность, думаю.

Амелия ударила кулаком по ладони.

— Ну, раз решено, идём в Сайрааг! Нет времени на…

— Эй! — бросила я, быстро махая руками перед её лицом. Она была на пути к Самопоглощению Праведностью, и я собиралась подавить это в зародыше. — Успокойся, Амелия! Я пойду одна.

Улыбка Амелии исчезла, когда тень Справедливости улетучилась из её глаз.

— Что? — выпалила она. — Что Вы имеете в виду под «одна»? Это… сама по себе?

— Да, сама по себе, — Я потёрла виски. — Кажется, Повелитель Ада нацелился только на меня. Никого другого не нужно вовлекать.

— Это так, — прошептал Зел.

Амелия развернулась к нему, её глаза были похожи на блюдца.

— Господин Зелгадис! — закричала она неверяще второй раз за это утро.

В отличие от Амелии, Зел выступил «голосом разума».

— Чего мы добьёмся, пойдя с ней, Амелия? Наши заклинания даже не поцарапают Повелителя Ада — а в худшем случае мы и вовсе будем ей мешать.

Амелия опустила взгляд на стол.

— Я согласна, — ответила она. — Но…

— Я сказал «в худшем случае», — Зел оглянулся и, я могла поклясться, слегка покраснел. — Я не сказал, что мы должны позволить ей пойти одной. Мы просто должны позаботиться о том, чтобы не создать проблем.

Я озадаченно уставилась на него.

«Он смутился, сказав это? — подумала я. — Кто краснеет от своих же слов

Амелия немедленно оживилась.

— Это верно! — воскликнула она, ударив кулаком по столу. — Даже если против нас неуязвимый противник, путь к победе откроется отважным поборникам Справедливости!

Если бы жизнь была так устроена. Я вздохнула и откинулась на стуле.

Не важно, насколько отважными, гениальными или «воодушевленными Амелией» мы будем, нам всё равно хана. Милгазия был старейшим золотым драконом, и даже он мог лишь стоять в стороне, когда Повелитель Ада забрал Гаурри. Но что я могла сказать? Амелия и Зел знали риски.

Что ж, похоже в конце концов, это будет командная работа.

— Есть кое-что ещё, что нам нужно выяснить, — холодно добавил Зелгадис. Его взгляд остановился на мне, и в тот момент, когда он открыл рот, я поняла, что он собирался сказать.

— Знаешь ли ты, чего Повелитель Ада Фибрицио хочет от тебя? — Он скрестил руки. — После его речи я решил, что ты можешь…

— Стоп! — вмешалась Амелия.

Зелгадис глянул на неё.

— Что?

Амелия покачала головой.

— Что бы он ни планировал, я не хочу об этом слышать.

Что?

Зелгадис и я удивлённо уставились на неё. Что с ней не так на этот раз?

— Я не хочу об этом слышать, — повторила Амелия, плотно сжав губы.

— Амелия, — сказала я осторожно. — Почему нет? Разве истина для тебя — не основа Справедливости?

— Именно поэтому я и не хочу это услышать, — Амелия опустила глаза. — Что бы там Повелитель Ада ни планировал, это плохо. Услышь я детали, мне, возможно, придётся остановить Вас любой ценой — даже, может быть, придётся бросить господина Гаурри. Так что я просто не… не хочу ничего знать на этот раз.

Я отступила. Зел, наконец, слабо улыбнулся.

— Отлично, — произнёс он. — Тогда я тоже не хочу ничего слышать, — он вздохнул. — Я сомневаюсь, что мог бы что-то сделать против плана Повелителя Ада, даже если бы знал его.

Это «нежелание узнавать зло» Амелии и Зелгадиса было довольно странным. Оно заставляло меня беспокоиться.

— Вы уверены? — спросила я.

Амелия искренне улыбнулась мне.

— Дело не в том, правильно это или нет, — ответила она. — Мы просто идём спасать господина Гаурри — и этого достаточно, верно?

Я помолчала. Секунду спустя я сглотнула и отвела взгляд.

Если честно… это был первый раз в моей жизни, когда я была по-настоящему счастлива, что у меня есть друзья.

***

Сайрааг.

Этот город расположен… ну, был расположен почти в центре Империи Лайзиль. Он долгое время процветал, известный как «Город Волшебства», пока однажды Демонический Зверь Занаффар не уничтожил его. Это дало ему второе, более известное имя: «Город Призраков».

Сайрааг со временем восстановился и стал бурлящим мегаполисом, но недавняя трагедия снова сравняла город с землёй. И я была вовлечена в этот инцидент. Я знала, что город превратился в пустошь, потому что видела это собственными глазами. Всё, что осталось от Сайраага — это одинокое гигантское дерево.

Я понятия не имела, почему Фибрицио из всех мест отправил меня в Сайрааг, но я решила, что всё пойму, когда доберусь до него. Так как мы были в Дилсе, до Сайраага добрых двадцать дней пути. Единственной хорошей новостью было то, что этот путь должен был быть чист, так как Дракон Хаоса был уничтожен.

Оставалось сделать лишь одно.

— Мега Бранд!

БА-БАХ!

Моё заклинание разогнало тьму, расшвыряв визжащих бандитов во все стороны.

Я издала длинный удовлетворённый вздох, хрустнув костяшками. После трёх дней странствий мне нужно было снять стресс. Способны ли вы заснуть, раздумывая о том, как спасти своего тупоголового приятеля, не впутываясь в Таинственный Злой План безумно могущественного демона?

Проведя несколько ночей, вперясь в потолок, я, наконец, решила что-то с этим делать.

Я выскользнула из таверны, разыскала в ближайшем лесу бандитское логово и сожгла его к чертям. Запугивание бандитов — лучшее лекарство для трепещущего девичьего сердечка.

Я устала быть ненавидимой, так что пришло время избить кого-нибудь бесправного, чьё избиение принесёт мне любовь народа и позволит поживиться контрабандой.

Обстоятельства могут меняться, но не мои методы.

— А-АХ! — Ближайший бандит завопил с земли. Защищаясь, он закрыл лицо руками.

— Кто ты? Почему ты это делаешь?!

Я хотела сказать ему, что запугивать бандитов — это мой священный долг, как человека, но я не была уверена, что он поймёт. Я попробовала выразиться попроще.

— У меня много чего на уме, — объяснила я, — и ты в том числе. Компренде?

У бандита глаза вылезли из орбит.

— Много чего на уме? — повторил он. — Ты сумасшедшая!

Я хмуро поглядела на него.

— Я была откровенна. И если ты не хотел иметь дел с сумасшедшими, тебе не следовало становиться бандитом! — Я упёрла руки в бока. — Если не хочешь получить ещё люлей, тащи сюда вашу добычу. Немедленно.

Бандит ахнул.

— Н-но… это жестоко! — воскликнул он.

— Вы так со всеми поступаете! А теперь шевелись!

Бандит выругался. Так как бандиты обычно живут по принципу «сегодня сдохнешь ты, а завтра я», они очень удивлялись, когда им давали по репе. Он помолчал секунду, а затем слегка изменился в лице.

О, нет, мелкий болван.

— Мы, ух, поняли, — пробормотал он. — Только не убивай нас, лады? Мы принесём, только дай нам…

Я проигнорировала его очевидную ложь и развернулась, начав творить следующее заклинание. Несомненно, один лучник вдалеке нацелил стрелу прямо на меня.

Фи. Я почувствовала его жажду крови и заметила, как говоривший бандит вновь обрёл уверенность. Эти ребята серьёзно думали, что могут обвести меня вокруг пальца?

Я была готова высвободить своё заклинание в лучника, когда произошло нечто неожиданное.

Грудь лучника разорвало на части.

Я моргнула. Что?!

Человек камнем рухнул на землю. Ночной воздух внезапно наполнился тяжёлым запахом крови.

Я этого не делала — моё заклинание ещё не было активировано. И атака несомненно пришла из-за спины парня.

Прежде, чем я смогла подумать о чём-либо ещё, масса света вылетела из зарослей и врезалась в бандитов поблизости. Бандиты рухнули на землю кучей сожжённых тел и голов.

— Ч-что происходит?! — услышала я от бандита позади, который, судя по звуку, отползал. Я проигнорировала его, быстро осматривая территорию в поисках кого-либо.

Зловещая тьма возникла из-за деревьев под светом месяца. Всё было заполнено острой холодной жаждой крови, на которую никакие бандиты не были способны.

Мои глаза расширились. Не может быть.

— Я нашёл тебя, Лина Инверс, — донёс ветер голос.

Я его знала. Я не могла видеть, откуда он исходил, но я его знала.

— Рашат?! — крикнула я.

— Да, — ответил он из ниоткуда.

Генерал Рашат. По силе он уступал Кселлосу, Гааву и Фибрицио, но, как один из доверенных слуг Гаава, он был высокоранговым Мазоку. Последний раз я видела его на Драконьем пике, когда он преследовал раненого Кселлоса. Из-за всего случившегося после (с глаз долой, из сердца вон) я о нём совсем забыла.

— Эй, — крикнула я во тьму, продолжая его искать. — Я совсем забыла о тебе на Пике после того, как ты скрылся из виду. Означает ли это, что ты прикончил Кселлоса?

— Я не победил его, — сказал он странно безразличным голосом.

— Тогда почему ты выполз на свет сейчас?

— Я уверен, что ты понимаешь, — ответил он. Его тон был снисходительным, но в нём чувствовались нотки угрозы. — Ты и Кселлос отлично поставили всё с ног на голову. Из-за вас был уничтожен господин Ральтаак, а из-за ловушки Повелителя Ада — мой повелитель, господин Дракон Хаоса Гаав… они оба были уничтожены…

Я замерла. Исходя из его слов и интонации кажется, что он винил меня. Очень-очень сильно винил меня. Мстительно винил…

Я подняла брови.

— Погоди секунду, — произнесла я. — Ты же не… пришёл сюда, чтобы отомстить мне или сделать что-нибудь такое же глупое, не так ли?

— А если я скажу, что да?

У меня отвисла челюсть.

— Ты серьёзно?! Это Фибрицио — плохой парень, он всё спланировал! Иди и отомсти ему!

Я отчаянно хотела переложить всю ответственность на Повелителя Ада Фибрицио. Если честно, драться с Рашатом мне вовсе не хотелось — он звался «генералом» не просто так. Хотя он и не мог сравниться с настоящими монстрами, с которыми мне приходилось иметь дело ранее, но нескольких Драгон Слэйвов, скорее всего, было бы недостаточно, чтобы его убить. Сейчас, когда Кселлос где-то пропадал, а Повелитель Ада прохлаждался в Сайрааге, я не была уверена, что смогу в одиночку сразиться с Рашатом и победить.

— Месть Повелителю Ада? — через мгновение повторил Рашат. Его голос стал немного тише. — Возможно, но я бы, скорее всего, просто погиб, если бы атаковал его. Сейчас у меня есть лишь один способ отомстить ему — я должен уничтожить ключевое звено его плана.

Чёрт!

— П-погоди! — воскликнула я. — Это не…

ВЖИК!

С резким звуком пространство вокруг меня как будто схлопнулось, и наполнилось множеством лучей света. Я отпрыгнула назад так быстро, как только могла.

Тьма была разорвана вспышками света, воздух снова взревел. Меня чуть не расплющило.

— Я ожидал, что ты избежишь такой простой атаки.

Голос Рашата внезапно очень отчётливо раздался сбоку от меня. Я повернулась и в ту же секунду увидела человеческий силуэт, возникший из тьмы. Он носил доспех, стилизованный под чешую дракона, и в его руке блестел обнажённый клинок.

Генерал Рашат не отрываясь смотрел на меня, очевидно, не заинтересованный в вопивших бандитах, разбегающихся от нас.

— Однако, — сказал он медленно. — У меня есть кое-что, что не позволит тебе сбежать. Молдираг!

В тот же момент я ощутила бурлящую жажду крови позади меня.

Здесь ещё кто-то?!

Я отпрыгнула в сторону. Думаю, не стоит говорить, что я начала нервничать.

Красный свет пробился сквозь тьму и вошёл в землю прямо в том месте, где я только что стояла. Я взглянула вверх и увидела одинокую фигуру, парящую в воздухе. Она выглядела как женщина — во всяком случае, выше талии. Её лицо казалось почти фальшивым в своей безэмоциональной красоте, и её длинные чёрные волосы резко контрастировали с почти прозрачной белой кожей.

Ниже талии она была деревом. Пучок спутанных древесных корней рос из её торса во всех направлениях.

Видеть такого белого монстра, парящего в темноте, было чертовски жутко. Если бы я была ребенком, то из-за неё у меня точно бы были кошмары.

Я сглотнула. Молдираг (или как там её звали) повернула своё невыразительное лицо ко мне.

— Посмотрите-ка, — пробормотала я Рашату, пытаясь звучать саркастично. — Ты действительно нашёл себе достойную пассию. Молдираг проигнорировала шутку, но Рашат спокойно улыбнулся мне.

— Призвать множество брасс-демонов и младших демонов я всё ещё способен, — объяснил он. — Кто-то, например, любит использовать их толпами, но лично я количеству предпочитаю качество. Ты не уйдешь от Молдираг.

Количеству качество. Я не была уверена, что из этого хуже.

Судя по её виду, Молдираг была примерно также сильна, как Дюглд и Гдуза, с которыми я сражалась ранее — такого Мазоку я могла победить один на один. Но в случае, когда сражаться будет Рашат при поддержке Молдираг, я даже не была уверена, смогу ли сбежать.

И что теперь?

Рашат внезапно изменил свою позу.

— Готовься, Лина Инверс! — воскликнул он, когда несколько шаров света возникло вокруг него.

— Ух! — Я с усилием прыгнула в сторону и укрылась за ближайшим деревом.

БУ-УМ!

Когда энергетические шары Рашата врезались в дерево, защищавшее меня, я выбежала и продолжила чтение своего заклинания.

К сожалению, далеко я не ушла — тьма предо мной внезапно искривилась, явив дрожащий силуэт Молдираг.

Да, она переместилась сквозь пространство. И да, я ожидала этого.

Я закончила творить своё заклинание и выпустила его в ту же секунду, когда она появилась.

— Копьё Эльмекии! — выкрикнула я.

Копьё Эльмекии наносит урон непосредственно духу противника, так что я знала, что её, как минимум, серьёзно ранит. Я планировала ринуться прочь, как только она бы благоразумно увернулась.

Но она этого не сделала. С тем же не выражающим ничего лицом Молдираг выпустила копьё света, которое с лёгкостью разбило моё.

Кровь застыла в моих жилах. Ой-ой-ой.

Молдираг немедленно выпустила ещё одно копьё.

Времени творить новое заклинание у меня не было, поэтому я просто изменила направление своего рывка так быстро, как могла.

— Сдавайся! — произнёс Рашат позади меня, когда я начала читать своё следующее заклинание. Я снова увернулась как раз вовремя, чтобы избежать разрушительных лучей света, которые прошли рядом с моими ногами.

Уклоняясь и размахивая руками, я сумела избежать серии атак и разорвать дистанцию между мной и Рашатом. И, как я и ожидала, Молдираг возникла прямо передо мной, выполняя свою задачу.

И это было именно то, что было нужно.

Я направила своё заклинание на неё.

— Драгон Слэйв! — выкрикнула я.

Драгон Слэйв, как вы, скорее всего, уже знаете, черпает силы у Владыки Демонов моего мира: Рубиноокого Шабранигдо. Оно, несомненно, было способно либо убить Молдираг, либо достаточно сильно её ранить, что дало бы мне возможность её прикончить. Алый свет блеснул во тьме, устремившись к Молдираг.

Что-то взревело, как дикое животное, позади меня. В то же мгновение, как я услышала это, луч Драгон Слэйва растворился во тьме.

Я уставилась на пустой воздух в шоке и ужасе.

О нет! Оно мне было так нужно!

— Тебе не следовало этого делать! — победно воскликнул Рашат.

Я крепко, до побелевших костяшек, сжала кулаки.

Этот тупой Рашат подавил мой драгоценный Драгон Слэйв! Это вполне реально для такого высокорангового демона, как он, но… не делайте этого с Линой Инверс, чёрт побери! Это неправильно!

Я попала из огня да в полымя. Я не смогла убить Молдираг и не смогла убежать, так что у меня оставался один вариант: умирать.

Однако в мой разум ворвалась идея получше. Рагна Блэйд, несомненно, сработал бы на этих двух демонах, но, если они увернутся от него — мне хана. Особенно если учитывать то, что он опустошит мою магическую энергию и сделает меня слабой, как кутёнка. И что же мне оставалось?

Молдираг выпустила в меня ещё одно копьё. Как и ранее, я изменила свой курс, чтобы уклониться, но из-за этого наступила на что-то мокрое. Земля ушла у меня из-под ног, и всё вокруг замедлилось.

Не… сейчас!

Прежде чем я коснулась земли, я сумела сжать зубы и изогнуть своё тело вправо. Получилось не очень хорошо.

Я захрипела, когда обжигающая ударная волна прошла по моей левой ноге. Полностью потеряв равновесие, я упала на землю, как мешок кирпичей.

Боль поглотила меня. Я знала, что моя нога была серьёзно повреждена — мой сапог по лодыжку практически сгорел. Я не чувствовала и не могла пошевелить ступнёй, что было однозначно плохо.

Я услышала шаги и подняла взгляд. Рашат осторожно и медленно ступал по лесной подстилке.

— Кажется, ты встретила свой конец, Лина Инверс, — он остановился недалеко позади меня, его глаза смотрели на мою лодыжку. — С такой ногой двигаться ты больше не сможешь.

Молдираг молча парила невдалеке. Он была так же безмолвна, как и всегда, и это очень пугало.

— Хотя для человека ты — весьма грозный противник, — признал Рашат, — сейчас ты примешь свою судьбу. Лёгкая смерть будет…

Рашат внезапно остановился на полуслове. Он повернул голову к белому демону, парящему поблизости.

— Молдираг! — выкрикнул он.

— Ра Тилт! — воскликнула Амелия.

Фантастическая точность Амелии (ставшая обычным делом в последнее время) на этот раз её подвела. Молдираг растворилась во тьме прямо перед тем, как исчезнуть в синем пламени.

Рашат щёлкнул языком и повернулся ко мне.

— Кажется, у нас непрошеные гости, — тихо сказал он. — Сегодня тебе удалось спасти свою жизнь, но время ещё есть. Я сомневаюсь, что ты доберёшься до Сайраага целой и невредимой.

Закончив свою злодейскую речь, генерал Рашат исчез во тьме.

Скатертью дорога.

Я перевела дыхание, которое неосознанно задержала.

— Госпожа Лина! — воскликнула Амелия.

Я отвела свой взгляд с повреждённой лодыжки. Амелия и Зелгадис продирались сквозь заросли, зовя меня.

— Вы в порядке? — донёсся крик Амелии.

Я стерла грязь с щеки, когда они подбежали.

— Моей ноге прилично досталось, — объяснила я. — Но, эм… что вы тут, ребята, делаете?

— Такой шум любой в деревне услышит, — Амелия скривилась, посмотрев на мою ногу, а затем начала творить Возрождение.

Это было очевидным знаком — моя рана была настолько серьёзной, насколько выглядела. Исцеление — это заклинание для обычных ран, Возрождение — для более серьёзных.

— Этот мужик, который только что исчез, — сказал Зелгадис, осматриваясь. — Это был Рашат, да?

Я кивнула.

— Он сказал, что хотел отомстить за Гаава, — пробормотала я.

Зел поднял брови.

— Отомстить? — повторил он.

Я пожала плечами.

— Я думаю, у него есть честь. По меркам демона.

Амелия поджала губы.

— Похоже на то. Он притащил эту бледную Мазоку, «Молдираг», с собой?

Зел помолчал.

— Думаю, я должен сказать: «Понятно», — сказал он через мгновение.

— Ага, — пробормотала я, мрачно глянув в ночное небо. — И, кажется, наше путешествие стало намного труднее.

***

Запряжённые лошадьми фургоны грохотали по широкой дороге в городе Руальдо. Всё вокруг было заполнено суетливой толпой. Магазины выстроились в ряд вдоль дороги, и шумные крики торговцев перекрывали один другой.

Руальдо — самый южный город Королевства Дилс, торговый центр вблизи границы с Королевством Ралтиг. Я планировала, пройти через Руальдо к Ралтигу, попасть в Империю Лайзиль и, наконец, добраться до Сайраага. Временно заходить на территорию другой страны может показаться вам желанием пройти живописным маршрутом, но это был кратчайший путь в Сайрааг. И нет, это был не сарказм.

— Отлично, — сказала я, отворачиваясь от толкучки к своим напарникам. — Давайте остановимся здесь на день.

Глаза Амелии стали как блюдца.

— ЧЕГО?! — воскликнула она своим особенно громким голосом. — Господин Гаурри всё ещё в руках врага, госпожа Лина! И с Рашатом на хвосте у нас нет времени на отдых! — Она решительно указала на случайную точку в небе. — Рашат не сможет навредить нам в Сайрааге, так что мы должны добраться туда как можно быстрее!

Я прочистила горло и попыталась притвориться, что не знаю её. Конечно, это было не так, но все эти визги и позирование в толпе очень смущали. Я послала Зелгадису взгляд, говоривший: «Тоже притворись, что не знаешь её».

Зелгадис проигнорировал меня и вместо этого наклонился, чтобы прошептать ей на ухо.

— Успокойся, — сказал он ей то ли в ответ на её крик, то ли на то, что она схватила меня рукой. — Ты права, в Сайрааге Рашат нас не достанет, но лишь потому, что там мы встретим Фибрицио.

Имя Повелителя Ада как рукой сняло решительное выражение с лица Амелии.

— Ох, — пробормотала она, отпуская мой рукав.

Никому из нас не нравился Рашат, но он был предпочтительнее Фибрицио. Мы могли выбирать лишь между Плохим и Худшим.

— Я знаю, мы должны спешить, — сказала я ей. — И я знаю, что ещё довольно рано, но подумай вот о чём — ночь наступит прежде, чем мы доберёмся до следующей деревни или города. Разбивать лагерь в открытой местности — это всё равно, что оставить приглашение «придите и убейте нас» и ждать Рашата. А он придёт, и скоро.

Я покачала головой.

— И даже если он не придёт за нами, мы будем такими уставшими от ходьбы и так будем хотеть спать, что это нас очень замедлит. Это тоже нехорошо.

— Я согласна, но… — Амелия посмотрела на меня удивлённо и расстроенно.

— Госпожа Лина, — сказала она тихо. — Вы не беспокоитесь о господине Гаурри?

По некоторым причинам я почувствовала необходимость отвернуться и потереть щёку.

— Ну, — ответила я, — я была готова убить Гаурри множество раз, но у меня всегда было чувство, что убить его на самом деле не получится. Я не знаю, может ли Фибрицио убить этого парня, а вы? Мне кажется, Гаурри в безопасности, — я помолчала. — По каким-то причинам.

Амелия, что странно, слабо улыбнулась.

— Понимаю, — заметила она. — Тогда, я думаю, мы остановимся здесь на день.

— Правильно, — Я проигнорировала её странное мягкое согласие и осмотрелась. — Сперва нам нужно найти место для ночлега. Затем надо будет пополнить наши запасы и… — Я замерла, как вкопанная. На секунду в толпе людей, я могла поклясться, я…

— Что такое, госпожа Лина?

Вопрос Амелии вырвал меня из сосредоточенности. Я резко повернулась к ней.

— Может быть, я сошла с ума, — сказала я, — или у него есть близнец. Но я думаю, я только что видела его там.

— Видела кого?

— Знакомое лицо, — ответила я, поворачиваясь обратно к толпе.

— Видела кого, Лина?!

Я помолчала, а затем выплюнула три слова:

— Повелителя Ада Фибрицио.

— ЧТО?!

С языка у меня сняла.

— Но… это невозможно! — воскликнула Амелия. — Он сказал, что будет ждать в Сайрааге! Зачем ему быть здесь?!

— Возможно, мне просто показалось, — признала я. — В этом нет никакого смысла… — Когда фигура снова возникла в моём поле зрения, моя фраза сама собой умерла.

Я видела его лишь секунду в просвете толпы. Но перепутать с кем-либо этого чёрноволосого женственного мальчика, прошагавшего мимо в чёрной мантии, было невозможно.

И его глаза, светившиеся острым, морозящим светом, на краткое время встретились с моими.

Фибрицио. Мальчик-Мазоку снова исчез в толпе.

— Туда! — выкрикнула я, побежав за ним. Со всей скоростью, на которую была способна, я прокладывала путь через толпу к тому месту, где видела его. Однако её не хватило — Повелитель Ада исчез.

Зелгадис подбежал ко мне минуту спустя. Его острый взгляд метался во всех направлениях.

— Он действительно был здесь? — спросил он.

Я сглотнула.

— Нет, — сказала я, хотя мой голос не прозвучал убедительно. — Я думаю, это просто был… кто-то другой.

Это должен был быть кто-то другой. Верно? Мальчик выглядел точь в точь как Фибрицио, но я, всё же, видела его лишь долю секунды. И он уже…

— Там! — внезапно закричала Амелия, указывая на другую сторону дороги.

Небольшой силуэт в чёрной мантии свернул в переулок с главной улицы.

Он снова чуть не ускользнул от нас.

— За ним! — провозгласила я, снова расталкивая толпу. Повелитель Ада он или нет, я должна была выяснить!

Переулок был очень узким, предназначенным только для одного человека. Высокие кирпичные стены домов по обе стороны погружали улочку во тьму. Поскольку откуда-то спереди пробивался слабый свет, переулок, видимо, выходил на какую-то дорогу.

Маленький силуэт, как чёрная точка на свету, уменьшался, уходя от нас. Даже со спины я могла сказать — этот ребенок был Повелителем Ада Фибрицио.

— Подожди! — Я вбежала в переулок, но чёрный силуэт продолжил идти. Вместе с амелией и Зелом я со всех ног погналась за ним. На узкой улице мои наплечники несколько мешали, но снимать их времени у меня не было.

Что он делает?! Он не мог не чувствовать нас!

Если этот мальчик действительно был Фибрицио, то он должен был узнать нас. Однако он даже не повернулся, чтобы убить или продекламировать речь в стиле «я сильнее вас всех», — в этом не было никакого смысла. Что происходит?

Фигура свернула в другой проулок, который уходил вправо. Мы последовали за ним, когда он пересёк узкую и тёмную улицу.

Неважно, как медленно он двигался, мы всё равно не могли его догнать… Это означало, по крайней мере, что мы преследовали не человека. Далеко мы не продвинулись, когда внезапно пространство перед нами раздалось в стороны.

Я замерла на месте с вытаращенными глазами. Мы внезапно оказались на открытой площадке, способной вместить небольшой дом. Это место не походило на сознательно построенную площадь или что-то такое — оно было окружено высокими безоконными кирпичными стенами, которые перекрывали солнечный свет.

Мальчик исчез. Я внимательно осмотрелась и даже проверила улочку, шедшую дальше, но безрезультатно.

Зел позади меня вздохнул.

— Значит, он исчез, — пробормотал он.

— Похоже. Но…

Что-то в этой ситуации было неправильно. Это было легко (и предсказуемо) для Фибрицио — исчезнуть, переместившись сквозь пространство, но если бы он хотел избавиться от нас, то почему не сделал этого раньше? Почему он заманил нас сюда?

Ответа долго искать не пришлось.

— Хорошо, что ты пришла, Лина Инверс, — прогудел голос из переулка, из которого мы только что вышли. Это был бесплотный голос, который я уже начинала по-настоящему ненавидеть.

Проклятье!

Я развернулась.

Мальчик в чёрной мантии стоял там, позади нас, и он определённо выглядел, как Повелитель Ада Фибрицио. Но голос, доносившийся из его рта, был намного более старым и претенциозным.

— Я был уверен, что вы последуете за мной, когда увидите эту форму, — произнёс Фибрицио голосом Рашата. Его силуэт задрожал, а затем слегка размылся.

Через секунду его тело трансформировалось в обычную форму. Рашат опустил свой взгляд на меня, его чешуйчатая драконья броня слабо блестела на свету.

Я глухо застонала.

— Я не могу поверить, что мы купились на это.

Нас развели как детей. Для высокоранговых Мазоку человеческая форма — лишь маскировка, большинство из них, скорее всего, могут принять любую форму, какую захотят. Обернуться маленьким мальчиком для Рашата было плёвым делом.

Отличная работа, Лина. Пора вытаскивать голову из задницы!

Рашат прокашлялся.

— Нас прервали в прошлый раз, — произнёс он. — Но отсюда вы уже не уйдёте.

Учитывая, что при попытке убежать мы будем открыты для всего, что он может в нас запустить, я была склонна согласиться с ним. Также мы были:

а) в городе, который я надеялась не уничтожить мощными заклинаниями;

б) в конфронтации с генералом Дракона;

в) в ситуации, когда, возможно, нас через секунду ожидала внезапная атака Молдираг.

Суммировав всё это, можно было заключить, что нам конец.

У нас не было выбора, кроме как попытаться сражаться. Амелия и Зел уже пришли к тому же выводу, так как мы втроём начали творить заклинания одновременно.

— Ну, — произнёс Рашат, его голос эхом распространился далеко вокруг, — начнём!