Том 7    
Вызов Гаава


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
тишка гарны
тишка гарны
24.03.2020 21:50
Спасибо.

Вызов Гаава

— Чего ты хочешь? — сухо спросил золотой дракон Милгазия у Кселлоса. Из его уст эти слова прозвучали скорее как угроза, чем как вопрос.

Я не могла его винить.

Если верить легендам, драконы и Мазоку были непримиримыми врагами ещё со времен Войны Демонов. А уж если Милгазия особо упомянул эту войну, эти легенды для них, скорее всего, не просто пыль времен.

«Особенно, если глянуть на его лицо…» — про себя добавила я. Милгазия уставился на Кселлоса, словно барменша на мышь.

Правда, дракон не спешил бросаться в атаку. Возможно, он решил не ворошить прошлое.

— У меня тут есть небольшое дело. Нужна Пречистая Библия, — сказал Кселлос, почти повторив мои мысли. — Вы не возражаете, правда?

— И зачем она понадобилась демону? — презрительно вымолвил Милгазия.

— Она не для меня, — объяснил Кселлос, указав на меня. — Мне хочется, чтобы эта человеческая девушка немного попользовалась ей.

— Человеческая?.. — Старый золотой дракон посмотрел на меня скептически и вновь повернулся к Кселлосу.

— Что ты задумал, жрец?

Кселлос выставил ладони вперёд, словно защищаясь.

— Задумал не я, задумал Повелитель Ада, и я не знаю его целей. Мне руководство приказывает, остаётся только подчиняться.

— А если я откажусь? — спросил Милгазия.

— Тогда я испробую иные методы, кроме дипломатии, — мягко ответил Кселлос. Он даже не дрогнул под взглядом Милгазии.

После долгого соревнования «кто кого переглядит», Милгазия вздохнул.

— Пусть будет так, — сухо сказал он. — У нас нет сил тебе мешать, так что нам придётся позволить тебе поступать, как хочешь.

— Очень мило с вашей стороны, — вежливо ответил Кселлос в своей неизменно раздражающей манере.

— Однако, — строго предупредил Милгазия, — я пойду с вами и буду наблюдать.

«Это будет весело», — усмехнулась я про себя.

Старейшина драконов поднял голову и издал громкий рёв. Его тело содрогнулось, затем взорвалось золотым облаком, которое стало, дрожа, уменьшаться. Через несколько секунд Милгазия полностью изменил свой облик.

Он выглядел во всех отношениях как человек. Блондин средних лет, вполне красив, одет в синие одеяния.

«Тот рёв — это заклинание метаморфозы», — подумала я, неслабо удивившись.

— Следуйте за мной, — произнёс Милгазия, прежде чем повернуться к нам спиной.

Напомнив себе, что лучше бы сейчас побыть паинькой, я последовала за драконом.

***

Наш отряд из шести существ — четырёх человек и двух прочих, шёл по горной тропе, высеченной в голом камне. Все молчали, с тех пор как покинули подножье. Какие бы вопросы ни хотелось задать, мы понимали, что лучше было этого не делать.

Я разглядывала необычный пейзаж вокруг. Драконы, смотрели на нас с далеких гор и пластов, как мне показалось, испуганно и настороженно.

Милгазия шёл впереди, твёрдо решив не оборачиваться и не удостаивать нас взглядом. Его спина прямо кричала: «Плевал я на людей, которые продались этому ублюдочному демону!» Ну, это если перефразировать, конечно.

Вскоре молчание уже стало надоедать мне. У меня были сотни животрепещущих вопросов и пара легендарных существ, которым я хотела эти вопросы задать. Но мы все молчали, боясь разозлить Милгазию окончательно.

«Где Пречистая Библия?!» — главный вопрос, который я хотела заорать во все горло. Но как тут спросишь, не создав проблем? В лучшем случае Милгазия ничего не скажет в ответ. В худшем… ну, об этом думать не хотелось. Так как я была, пожалуй, самой нелюбимой из всех нас для этого парня, нужен был кто-то для наведения мостов.

И тут, из всех присутствующих, именно Гаурри открыл рот.

— Кселлос, — сказал он, повернувшись к нашему «демону-хранителю».

Милгазия вздрогнул. Сильно сомневаюсь, что старейшине драконов нравились бурные дискуссии за его спиной с участием врага, которого он не смог убить.

— Да? — весело ответил Кселлос Гаурри.

— Ты, наверное, уже совсем старикан.

Амелия, Зелгадис и я остановились как вкопанные. Даже Кселлос остановился и уставился на Гаурри.

— Простите?

Гаурри почесал голову.

— Э… Тут господин Дракон говорил о Войне Демонов, и я подумал, что слышал о ней раньше. Она ведь была очень давно, верно?

Кселлос постарался не выказать удивления.

— Если быть точным, — сказал он, слегка натянуто улыбаясь, — около тысячи двухсот лет назад.

— Тогда значит, тебе ещё больше. Ого! — Гаурри потёр подбородок. — Ну, тогда понятно, почему ты не любишь говорить об этом. Ты не волнуйся, тебе больше двадцати не дашь.

Мыслительный процесс Гаурри никогда не переставал меня удивлять. Я приложила руки к лицу.

«Спасибо тебе, Гаурри, за растрату нашего драгоценного шанса задать вопрос

Кстати, с точки зрения демонов, Кселлос вовсе не был старым. И в любом случае, сомнительно, что это была его истинная форма.

— Э… Спасибо, — вымолвил Кселлос, явно не зная, что и сказать.

Так как в нахождении общего языка с Милгазией на Гаурри рассчитывать не приходилось, я сама стала подыскивать удобный момент. И тут я заметила, что дракон стоял, развернувшись к нам лицом, и, как и все остальные, смотрел на Гаурри.

«Это шанс!» Я прокашлялась и улыбнулась дракону.

— Не беспокойтесь, господин Милгазия, — сказала я. — Он всегда такой.

Шутка над глупостью Гаурри всегда прекрасно помогала завести беседу.

— Понятно… — прозвучало в ответ довольно двусмысленно. Дракон отвернулся и продолжил идти.

От меня так просто не отделаешься!

— Господин Милгазия, — осторожно начала я. — Я хотела спросить: сколько драконов живёт здесь? В этих горах особенно много пищи или как?

На Драконьем пике было столько же плодородной земли и растений, сколько бывает на склоне любого вулкана. Там селились только мелкие животные, питающиеся семенами деревьев, но этого было явно недостаточно, чтобы прокормить стаю драконов.

Милгазия остановился.

— Мы не испытываем ни особого желания, ни особой потребности в пище, — холодно ответил он. — Драконам нужно обычное количество еды, пока они молоды, но затем они учатся питаться ветром и солнцем.

— Хотя, — добавил он, — нам всё ещё необходимо есть как минимум раз в месяц. И запомните: если бы мы ели больше, мировые ресурсы иссякли бы много лет назад.

Это точно.

— Да, разумеется, — сказала я. — Очень интересно.

— Теперь, человеческая девушка, вопрос хочу задать я.

Его голос был холоден как лёд.

— Если вы знаете, что Кселлос — демон, и он что-то затевает, почему вы следуете за ним?

Я вздохнула.

— Просто чтобы выжить.

— Я не знаю, что задумали Кселлос и Повелитель Ада Фибрицио, но уверена — это как-то связано со мной. Тем более, есть ещё одна фракция Мазоку, которая знает не больше моего, но пытается меня убить и помешать тем самым Кселлосу… Сейчас мне остаётся только идти за ним.

— Знаю, Повелитель Ада — отнюдь не воплощение доброты, — попыталась оправдаться я. — И демоны, пытающиеся меня убить, может быть и правы, в данной ситуации. Но я не из тех, кто будет смиренно сидеть и ждать, пока меня не убьют неизвестно за что.

Милгазия некоторое время молчал.

— Не стыдись своих естественных инстинктов выживания, — сказал он, наконец, ровным голосом, не взглянув на меня. Мне почему-то показалось, что он всё понял.

— Это только временно, — сказала я, расправив мантию. — Не люблю, когда мной манипулируют, я поступаю так только чтобы докопаться до правды. Так как демоны, которые хотят испепелить меня, скоро не отстанут, и так как моя смерть может и не сорвет план Повелителя Ада, сдаваться и позволять себя убить сейчас — будет весьма бесполезно.

Милгазия медленно повернул голову ко мне впервые с нашей встречи.

— Стоит ли говорить об этом при нём? — спросил он, устремив взгляд на Кселлоса.

Кселлос улыбнулся.

— Не беспокойтесь, — проговорил он. — Я уверен, госпожа Лина подумала о последствиях.

— Хмм… — Старейшина на минуту задумался. Затем заговорил обо мне.

— Меня волнует вот что: человеческая девушка — Лина, не так ли? — возможно ты — одна из семи частей Рубиноокого Шабранигдо.

Я застыла.

— Что?! — вскричали в унисон я и мои товарищи. В последнее время мы стали делать это слишком часто.

Все знали старую легенду. Владыка Демонов Рубиноокий Шабранигдо был разделен на семь частей и запечатан после дуэли с богом этого мира Цефеидом, Красным Богом-Драконом. Получив серьёзные ранения в сражении, Цефеид исчез из этого мира, оставив после себя четырёх потомков. Владыка Демонов же рассеял Мазоку по всему миру. Через много лет, во время Войны Демонов, одна из запечатанных частей Рубиноокого обрушилась на горы Катаарт и уничтожила одного из местоблюстителей Цефеида — Водного Повелителя Дракона.

Война демонов окончилась более тысячи лет назад. Около года назад я собственными глазами видела вторую запечатанную часть Шабранигдо, вырвавшуюся на свободу. Значит, где-то должны быть ещё пять запечатанных частей.

А Милгазия думает, что одна из них — я?!

На секунду я опешила.

— Чт-что? — наконец выдавила я. — Что Вы имеете в виду?!

Тон Милгазии не изменился.

— Я думал, людям известно, как были запечатаны семь частей Рубиноокого.

— Ну... эта часть истории достаточно известна, да.

— Цефеид запечатал Шабранигдо внутри людских «душ». Когда один человек умирает, фрагмент Владыки Демонов перерождается в другой душе. Печать души дракона или эльфа была бы сильнее, но Цефеид сознательно выбрал людей. Возможно, потому что бесконечные перерождения людей, с гораздо меньшим сроком жизни, шаг за шагом очистят и уничтожат Владыку Демонов внутри душ.

Милгазия вздохнул немного глубже обычного.

— Но, на самом деле, сила человеческой души не велика. Если печать слаба, то Повелитель Ада с помощью своей способности «видеть» реинкарнации, может узнать об этом и попытаться снять печать. В конце концов, Фибрицио сделал так во времена Войны демонов. А сейчас у него новый план. Теперь ты меня понимаешь? — сухо спросил дракон.

Я сглотнула.

— Значит… Пречистая Библия — ключ для снятия печати? — еле-еле ворочая языком, спросила я.

Милгазия покачал головой.

— Нет. Пречистая Библия — просто знания, пришедшие из другого мира. Даже если ты и в самом деле частица Владыки Демонов, Библия сама по себе не разрушит печать.

— Однако это может быть только звеном одной цепочки. Или план Повелителя Ада в чём-то другом.

От этого дополнения мне лучше не стало. Он действительно думает, что можно бухнуть ни с того, ни с сего: «Ты одна из семи частей Короля демонов!», а потом просто извиниться: «А может и нет», и я всё забуду?

— Н-ну, так или иначе… — пробормотала я. — Мы не узнаем, зачем существует Библия, пока не раскроем замыслы Повелителя Ада.

— Именно. Но не бойся — с верой в себя, путь, по которому тебе придется пройти, станет преодолимым… Сюда.

Милгазия неожиданно остановился около совершенно невыразительного склона. Он был широкий как дорога, и заканчивался крутым спуском. Справа от него высился крутой утёс, слева — редкий кустарник,.

Это что, шутка?

— Здесь? — осторожно переспросила я.

— Здесь, — Часть тела золотого дракона внезапно исчезла в скале справа.

Ах.

— Пречистая Библия внутри, — сказал он. — Это место выглядит как утёс, но ты можешь с легкостью пройти через него. Следуй за мной, Лина.

Он взглянул на остальных.

— Я прошу вас остаться и подождать здесь.

— А почему только Лина? — спросила Амелия.

Милгазия вышел из камня обратно.

— Мы договорились со жрецом, что я проведу к Пречистой Библии только эту девушку. Я не имею желания брать с собой больше никого из людей. Вы можете идти за нами, если хотите, но если вы потеряетесь, то никто за вами не придёт.

— Потеряемся? — нахмурился Гаурри. — Там внутри лабиринт?

— Можно сказать и так, — ответил Милгазия. — Там бессчётное количество ответвлений и даже я помню только вход и выход. Демон или дракон сможет найти путь назад, но человек будет бродить до конца своих дней.

Это прозвучало довольно устрашающе. Гаурри, Зел и Амелия переглянулись.

— Мы подождем здесь, Лина — тихо сказал Зелгадис.

Гаурри кивнул.

— Будь осторожна и возвращайся поскорее.

— Принесёшь мне сувенир? — спросила Амелия.

Я немного обиделась, из-за того, что ребята так спокойно оставили меня, но идти следом было слишком опасно. Я вздохнула и демонстративно пожала плечами.

Милгазия недобро глянул на Кселлоса.

— Ты остаёшься здесь, — сказал дракон. — Смотреть, чтобы они не передумали.

Кселлос ухмыльнулся.

— Хорошо.

Он меня немного удивил. Я кинула недоверчивый взгляд на Кселлоса.

— Шутишь? — буркнула я. — После всего того, во что ты меня втянул, ты вот так запросто отпускаешь меня, понятия не имея, что я сделаю, когда доберусь до Библии?

Кселлос погрозил мне пальцем.

— Если вам так интересно, — проговорил он, — моя единственная цель — доставить вас к местонахождению Пречистой Библии в целости и сохранности. Что мы сейчас и имеем. У меня нет никаких идей, по поводу того, что делать дальше.

Он не врал. Тут не подкопаешься. Но будь Фибрицио моим начальником, я бы, наверное, более серьёзно относилась к своей работе.

Ну и ладно. Если бы он хотел убежать, он мог сделать это когда угодно.

— Пойдём, Лина. — Милгазия протянул руку.

Я кивнула и, глубоко вздохнув, взяла дракона за руку.

***

В момент, когда мы прошли сквозь скалу, у меня возникло очень дурное чувство. Это было как будто... мое тело перестало быть моим или как-то так. На самом деле, «дурное чувство» — мягко сказано. Невозможно объяснить, как я чувствовала себя тогда — никогда ничего подобного раньше не испытывала, хотя попадала в самые разнообразные передряги.

— Чт-что это за место? — прошептала я, когда Милгазия повёл меня вперёд. Я огляделась — окружение полностью отражало мои предчувствия.

Пещера, которой полагалось быть высеченной в камне, выглядела как угодно, но только не сотворённой из камня. Что ещё более странно, каждый раз, когда я отвлекалась или отворачивалась на секунду, всё менялось. Проход выглядел так, словно его стены были сделаны то из кристаллов, то из гладкого камня, то словно был желудком гигантского живого существа.

«Что за безумное место? Или это я головой стукнулась по пути?» — подумала я.

— Не волнуйся, — сказал Милгазия, ведя меня по встающему вверх тормашками проходу.

Я сглотнула.

— Вот теперь я волнуюсь. — произнесла я. — Лучше бы Вы не говорили мне «не волнуйся».

Милгазия вновь сменил облик. Но на этот раз он выглядел не как дракон, а был похож на гигантскую горошину. При этом он, казалось, находился вдалеке от меня. Одновременно с этим я чувствовала, как держу его за руку, так что ощущения были странными.

Я волновалась. Очень. И теперь это было никак не связано с тем, говорил ли что-то Милгазия или нет.

— Доверяй ощущению моей руки, Лина, — Его голос прозвучал откуда-то издалека. — Если положишься на свои глаза, то они обманут тебя.

Его рука?

Я посмотрела на свою левую руку, посмотрела на его руку, за которую держалась и…

Он появился вновь, дракон в форме человека, идущий рядом со мной.

Надо будет запомнить этот трюк.

— Это место, — объяснил Милгазия, — начинает свою историю от появления Пречистой Библии во времена Войны Демонов. Гибель Водного Повелителя Дракона и Рубиноокого вызвала взрыв такой силы, что пространство искривилось. Природа этого места похожа на природу астрального плана.

— Неужели?

Он кивнул.

— Сейчас ты видишь и слышишь не через глаза и уши, но своим разумом. Страх превратит цветущий розарий в ад, а мягкий ветер — в крики умирающих. Ненависть, жажда крови и отчаяние приведут к страданиям.

«Вот значит как? Все зависит только от силы воли?» Но в таком случае... почему же я видела Милгазию в виде сферы? Какая часть моей психики ответственна за это?

— Всё это — аспекты природы этого места. Потерявшись, даже демону среднего ранга будет нелегко выбраться отсюда, — он замолк. — Да и мне тоже.

Я кашлянула.

— Раз так… Э… Пожалуйста, давайте постараемся не потеряться здесь.

— А я уже… — смертельно серьёзно произнёс он.

Я завизжала. Тоненьким голоском маленькой девочки. Эй, я имею на это право!

Милгазия подождал, пока я не закончила.

— Я пошутил, Лина.

Я уставилась на него во все глаза. Пошутил? Пошутил?! Существуют шутки, которые совсем, совсем не смешные!

«Ух. Будто бы мне и так не хватает веселья в жизни, а тут ещё этот старикан со своими шуточками».

— Я извиняюсь за эту шутку, — ответил Милгазия.

Мне понадобилась секунда, чтобы осознать, что я не произносила последнюю фразу вслух. Значит в этом месте, мы могли читать мысли друг друга?

Нужно быть осторожнее. Я могла здесь распространяться по ходу дела о том, насколько глупы и мерзки драконы.

— Или ты хочешь, чтобы я оставил тебя здесь?

— Нет, это я пошутила. Мы скоро придём к Пречистой Библии?

— Осталось немного. Кстати, хотел спросить у тебя… почему ты вообще желаешь постичь мудрость другого мира?

— Я ведь уже говорила, не так ли? Что не собираюсь вечно плясать под дудку Кселлоса и Повелителя Ада. И это означает, что однажды мне придётся сразиться с ними, значит, мне нужна сила, которая решит исход боя.

— Это невозможно, — практически вздохнул он в ответ усталым голосом.

Я с сомнением приподняла бровь.

— Я делала много вещей, считавшихся невозможными.

— Не важно, сколько таинственных знаний ты заполучишь, Лина. Ты всё равно не сможешь получить больше, чем способен использовать человек. В открытом бою ты, скорее всего, проиграешь Кселлосу и, несомненно — Повелителю Ада.

Я почесала за ухом.

— Конечно, Кселлос довольно силён, но я…

— Ты не понимаешь ничего, — в этот раз Милгазия вздохнул особенно глубоко.

— По-твоему, почему я так быстро согласился на просьбу Кселлоса?

Я была слегка удивлена вопросом.

— Ну… Наверное, потому что вы старые друзья, и…

— Я его боюсь, Лина.

Что? Я разинула рот, но потом закрыла его. Что он сейчас сказал?

Милгазия был старейшиной золотых драконов, Повелителем драконов. Я знала, что Кселлос был невероятно силён, но не представляла, что он может настолько напугать Повелителя драконов.

— Во время Войны Демонов, — пробормотал Милгазия, — более тысячи лет назад… он почти полностью истребил всю расу драконов. Один.

Меня словно ударили по затылку.

— Вы шутите? — выпалила я.

— Нет. Откажись я, он перебил бы всех золотых и чёрных драконов на этом пике и сам бы нашел способ достать Библию. Для него это было бы не слишком удобно, но вполне по силам. Я решил не противиться ему, чтобы сохранить жизни своих соратников.

Он не шутил. Судя по тому, как Милгазия напряженно стискивал зубы, он действительно боялся Кселлоса.

Я всегда думала, что легенда об одном-единственном демоне, сокрушившем всех драконов, не более чем пустой слух и приукрашивания. Но легенда не только оказалась правдой, но и говорилось в ней о Кселлосе.

Эта сила была ЗНАЧИТЕЛЬНО больше той, которую я представляла. Я начала подозревать, что способности Кселлоса далеко превосходят мои самые дикие фантазии.

— Мы не сможем победить его в открытом бою, — продолжал Милгазия. — Даже объединившись все вместе. Но сбежать, возможно, удастся, в зависимости от обстоятельств.

Я сглотнула. Моя жизнь показалась мне теперь намного короче.

— Спасибо за совет, — пробормотала я. — Э… Сделаю всё возможное.

После этого мы шли в тишине. Что тут ещё скажешь? Ситуация была неловкой и меня слегка подташнивало, так что я решила держать рот на замке и ни о чём не думать. В конце концов, он мог прочитать мои мысли.

Немного погодя, Милгазия остановился в месте, ничем не отличающимся от других.

— Мы пришли, — объявил он.

Я не заметила ничего необычного, но огляделась ещё раз. Всё было таким же, как и раньше.

— Здесь? Я ничего не вижу.

— Здесь, — он ткнул в какую-то точку в воздухе.

В пустую точку. То есть сначала вся эта чепуха с «расширением сознания», из-за которой мое подсознание проецировало гигантские горошины, а теперь ещё и не существующая Библия?

Хватит с меня этих игр разума.

Золотой дракон заметил моё раздражение.

— Хмм…. — сказал он чуть погодя. — Возможно, человеческие глаза не способны видеть её. Попробуй «почувствовать» то, что находится здесь.

Я насупилась. Почувствовать? И как он это себе представляет? Так как всё равно было ничего не видно, я закрыла глаза, чтобы сосредоточиться.

Она была там. Я увидела её в ту секунду, когда сомкнула веки.

И тут же судорожно распахнула их. Пространство передо мной всё ещё пустовало, но теперь я… может прозвучать странно, но теперь я будто бы знала, что она лежит рядом, даже не видя её. И я знала, что это большой шар, достаточно большой, чтобы идеально уместиться в ладонях.

— Шар? — спросила я, протягивая руку и робко дотрагиваясь до него.

— Нет, не шар, — прозвучал незнакомый голос.

— А изначальная точка этого хаотичного, искривленного пространства, через которое струится иномировое знание. Вы называете это Пречистой Библией.

Я резко отдёрнула руку. «Кто это сказал?» — подумала я. Я не узнала голоса и посмотрела на Милгазию.

— Вы что-то сказали? — спросила я, хотя уже знала ответ.

Он покачал головой.

— Нет. Скорее всего, это был «голос» Пречистой Библии. Я ничего не слышал.

Значит, этот шар может говорить. Да уж, странный денёк.

Если Милгазия правда ничего не слышал, значит, голос прозвучал прямо в моей голове. Я вздохнула и вновь прикоснулась к шару.

На этот раз я не услышала ничего и даже почувствовала себя разочарованной. С чего этот дурацкий шар теперь замолчал?!

— Потому что ты ничего не хочешь узнать, — спокойно заметил шар.

Я аж подскочила. С часто бьющимся сердцем, помотала головой и решила заговорить с ним.

— Вы меня удивили, — прошептала я. — Я так понимаю, что… э… Пречистая Библия даёт ответы на заданные вопросы, да?

— Правильно, — ответила Библия.

Ага, значит всё просто. Если Милгазия не слышал голоса Пречистой Библии, наш разговор для него выглядел довольно причудливым, ну да ладно. Но я жутко нервничала, находясь в этом пространстве, так что махнула рукой на то, насколько глупо выгляжу.

Ну, значит дело за малым. Буду задавать вопросы вслух. Можно было бы проговорить их в голове, но чтобы не растеряться, лучше произносить их вслух.

— Я много чего хочу спросить. Но в первую очередь, можете ли вы рассказать мне, что задумал Повелитель Ада Фибрицио?

— Это невозможно, — ответила Библия.

Ну, нате вам. Она, кажется, ещё и непонятливая.

— Выразить мысли других существ невозможно, — разъяснила Библия. — Только знание.

Я решилась задать следующий, самый главный вопрос, в своих мыслях. И собралась с духом.

«…я хочу знать всё, что только можно, о Повелителе Кошмаров».

Это главная причина, по которой я следовала за Кселлосом. Это значило, что всё идёт по плану Повелителя Ада, Кселлос охранял меня от других Мазоку, а я получала сильный козырь, в случае, если они придут за мной.

Я знала, что не одолею Кселлоса или Повелителя Ада с тем набором заклинаний, который имела. Это подтвердил Милгазия, рассказав о битве Кселлоса с драконами. Но если бы я только могла безопасно колдовать заклинание, найденное несколько лет назад в Галии, взывающее к силе Владыки Демонов над Владыками Демонов, Повелителю Кошмаров… тогда, может быть, я смогу превзойти их.

Помимо самого заклинания, у меня не было возможности найти точную информацию о Повелителе Кошмаров. «Неписаные легенды о рукописях Пречистой Библии» из Галии доставили мне массу проблем. Несмотря на то, что я получила взамен два неплохих, надежных заклятья и убедилась, что легенда оказалась былью, я до сих пор не знала, с чем имела дело.

Но теперь у меня была Пречистая Библия. И уже не нужно было собирать информацию по крупицам.

— Эта сущность настолько велика, что лежит за пределами понимания, — ответила Библия.

— Даже тому, что вы зовете «Пречистая Библия» известны лишь крупицы информации. Однако, она передаст те знания, которые будет способна передать.

Пречистая Библия начала говорить короткими цитатами.

— Прародитель самой тьмы, истинный повелитель демонов, сущность, желающая вернуть всё в изначальное состояние. Существо темнее самой тьмы, чернее самой непроглядной ночи; океан хаоса, сияющий золотом, бесконечное ничто… то, из чего хаос берёт начало. Другими словами, Повелитель Кошмаров.

Голос замолчал. Мне стало не по себе, словно кто-то рассердился на меня. Или, может быть, что я не поняла чего-то очень важного.

«Ещё раз, пожалуйста. Я хочу знать о Повелителе Кошмаров

Библия повторила ту же вереницу обрывков. Я внимательно вслушивалась, надеясь, что на этот раз…

Стоп. Подожди, а если…

Мои ладони вспотели.

«Ещё раз».

Библия произнесла то же самое. Когда она закончила, я услышала стук сердца.

— …Другими словами, Повелитель Кошмаров.

Я уже с трудом дышала.

«Нет, — с яростью подумала я. —Не может быть такого». Одну за другой, я собирала обрывочные фразы в своей голове.

«То есть, Повелитель Кошмаров…»

— Правильно, — сказала Библия в ответ на шепот мыслей.

Мои колени затряслись. Безумие! Честное слово, честное слово, безумие!

Я так запросто колдовала заклинания, взывающие к силе такого существа?!

Теперь я поняла, почему Сильфиль запрещала использовать мне эту магию. Почему Кселлос, не смотря на всю свою мощь, боялся имени Повелителя.

Это действительно был козырь. И какой! Но козырь, которые потенциально способен …

— Что случилось? — внезапно я услышала голос Милгазии и почувствовала его руку на плече. Я вздрогнула и повернулась. Он смотрел на меня с беспокойством.

— Что ты слышала? — спросил он.

Я замерла на секунду, затем с трудом сглотнула.

— Э… — замялась я с натянутой улыбкой на лице. — Э…Ну…

— Всё в порядке? По виду не скажешь.

Я слегка пожала плечами.

— Честно говоря, не совсем. Но силы у меня ещё есть.

И снова протянула руку к невидимому шару.

Благодаря Библии, я узнала, чем я не могу пользоваться. Однако, мне всё ещё нужно было нечто для сражения с Мазоку. И ещё мне надо было спросить кучу вещей, например, как сделать Зела вновь человеком. Мне некогда было чесать затылок над каждой фразой Библии.

«Ладно, следующий вопрос».

— Есть ли способ превзойти демонов в силе? — вслух спросила я.

— Чтобы превзойти их силу, ты должна владеть большей силой.

Что? Что за отмазка? Я вздохнула и стала думать, как задать вопрос иначе.

— Хорошо, скажем так, — предположила я. — Как та, что стоит перед тобой, может победить демона невероятной силы?

— Заклинания или предмета, черпающего силу бога или демона более высокого ранга, будет достаточно. Но есть ограничения. И ты не сможешь использовать заклинания божественной силы, сила богов не достигает этой земли.

Это несколько удивило меня.

— Почему? — спросила я.

— Когда-то давным-давно часть Рубиноокого обрушилась на это место, чтобы уничтожить Водного Повелителя Дракона, приспешники демона — Повелитель Ада, Глубоководный Дельфин, Великий Зверь и Наследный Правитель — установили охранный знак, чтобы запереть божественную силу, заняв позиции в Пустыне Разрушения, Море Демонов, на Острове Волчьей Стаи и на Северным полюсе. Поэтому сила Водного Повелителя Дракона или других Повелителей Драконов не может пробиться сквозь этот барьер.

Ага… Вот значит, что тогда случилось.

— Тогда, э… Есть ли способ уничтожить могущественного демона Мечом Света? Если меч будет в руках человека, конечно же.

— «Меч света» — вы называете его так… Если сможете высвободить всю силу Горун Нова, тогда…

Голос внезапно замолк. Это Милгазия с силой дернул меня за руку, даже не предупредив.

Я протестующе вскрикнула. Но в тот момент, когда я отлетела назад, что-то невидимое приземлилось на то место, где я стояла.

Знакомый голос прозвучал из ниоткуда.

— Почему ты спасаешь её, старейшина? — спросил Ральтаак.

Вот чёрт! Плохи дела, и это ещё мягко сказано!

— Ральтаак?! — крикнула я, повернувшись к пустому месту.

Словно в ответ на мой крик, справа от того места, куда я смотрела, появилось облако, по форме напоминавшее человека.

— Довольно странное место, — прокомментировал Ральтаак, его тело всё ещё было подернуто дымкой.

— Найти тебя здесь было непросто.

Была ли эта форма его истинной?

Также я поняла, что, возможно, аномалия окружающего пространства искажала его внешность. Но в каком бы виде он ни был, он был здесь, и мне необходимо было сразиться с ним.

Он знал, что моей целью была Пречистая Библия. И пришёл он, видимо, по совсем другому пути, из совсем другого места.

— Кстати, старейшина, — спросил Ральтаак, таким тоном, словно обедал с драконом за одним столом. — Боюсь, эта милая девушка играет на руку Повелителю Ада, поэтому я хотел бы позаботиться о ней из соображений безопасности. Ты не возражаешь, да?

Ральтаак говорил о моем убийстве таким тоном, каким просят официанта принести выпивку. Это безумно раздражало. Я догадывалась, что попала в серьёзную переделку, так как Милгазия вряд ли мог мне помочь.

Однако, хотите верьте, хотите нет, но Милгазия пытался помочь мне.

— Перед тем как ответить, — заметил он, — скажу только одну вещь. Если эта девушка решила сражаться с Кселлосом и Повелителем Ада, нет необходимости её убивать.

— Не соглашусь, — отрезал Ральтаак. — Не зная деталей замысла Повелителя Ада и роли этой девушки в нём, нельзя знать, какой вред она принесёт. Быть может то, что мы договоримся, план Повелителя Ада и предусматривает.

Милгазия задумался над этим. Через несколько секунд он кивнул.

— Понятно, — проговорил он. — Я не могу отдать ее вам.

Эта была лучшая новость за весь день. «Да! — подумала я торжествующе. — Ты показал им, ты, замечательный парень из легенд

— Ой ли? — спросил Ральтаак. — И почему? Ты определённо не на одной стороне с Повелителем Ада и Кселлосом.

— Нет. Однако, Кселлос здесь. В начале пути сюда от Драконьего пика. Я не знаю, что он сделает, узнав о смерти этой девушки. Он может убить всех моих собратьев в отместку.

— Тогда извинись перед ним, — мягко ответил Ральтаак. — Скажи, что я внезапно появился из ниоткуда и унёс её.

Милгазия покачал головой.

— Есть и другая причина, по которой я вынужден отказаться.

— И какая же?

— Твое бездумное поведение, — невозмутимо ответил Милгазия. — Ты хочешь убить эту девушку, не взирая на обстоятельства, просто в качестве предосторожности.

Ральтаак замолчал.

— А если ты ошибаешься? — спросил он.

— Может быть, меня это не волнует. Твой товарищ, генерал Рашат, спрашивал, сможем ли мы вместе сражаться против Рубиноокого в горах Катаарт.

Милгазия сурово посмотрел на неясный силуэт жреца.

— Безусловно, я верю, что если вы двое, мы, драконы, эльфы и люди объединимся, то, возможно, и победим. Но произошедшее с этой девушкой открыло мне глаза. Вы готовы убивать других с необычайной легкостью, просто в качестве предосторожности. И без колебаний бросите нас в мясорубку сражения с Владыкой Демонов с севера.

— Если вкратце, — закончил он. — Мой главный аргумент в отказе на твою просьбу в том, что мне не нравятся твои аргументы.

— Дракон, — коротко заметил Ральтаак, — хотя я и использую людей в качестве щита, с тобой я так поступать не намерен.

— Всё равно, — очаровательно отрезал Милгазия.

Ральтаак пробормотал немного разочарованно

— Откровенно говоря, я тебя, дракон, не понимаю. Сражаться вместе, значит пользоваться силой друг друга. Роли распределяются в соответствии со способностями, это неизбежно. Люди сильны числом, но не способны нанести урон демонам и, таким образом, хорошо подходят для сражения в первых рядах. Тем более, я не понимаю, почему тебя так волнует, как мы будем их использовать.

— Сам факт, что ты говоришь об этом так спокойно и есть проблема. Сейчас вы враждуете с Рубинооким, но по природе навсегда останетесь демонами. С душой или без нее, живущие ради разрушения. Так что, нам не по пути. И важнейшая причина, по которой вы не можете убить эту девушку: она хочет жить. Это самое главное.

Ральтаак опять что-то буркнул.

— Так тому и быть, — сказал он, наконец. — Мне придется её убить, не спрашивая твоего разрешения.

Я была уверена, что на этом философские дебаты закончились. «Пора начинать мордобой», — подумала я.

Перспектива сражаться в таком месте была совсем не радостная. Придется ли мне включаться? Говорили они в основном обо мне, но даже не посмотрели в мою сторону, пока спорили.

И тут дракон и демон, ни с того, ни с сего, начали переругиваться.

— Зачем тебе лезть в это дело? — спросил Ральтаак своим обычным небрежным тоном. — Ты хочешь умереть?

— Нет, — ответил Милгазия. — Надежда живет всегда, какой бы призрачной она не была.

Так, видимо, дракон был слишком возвышен, чтобы опускаться до базарной брани.

— Даже так? — нараспев произнёс Ральтаак. — Ну, так покажи её.

— Не на что тут смотреть. Я сделаю лишь это.

В ту же секунду, Милгазия отпустил мою руку, шлепнул по спине и подтолкнул. Я споткнулась и упала.

— Чего ещё? — вскрикнула я, поднимаясь на ноги и оглядываясь. Я моргнула.

Их больше не было. Ни Ральтаака, ни Милгазии, ни Пречистой Библии.

— Эй, где вы там? — я ошеломленно уставилась в пространство. И тут меня осенила догадка: возможно Милгазия сделал так, чтобы я исчезла, а не наоборот. Тогда, по крайней мере, понятно, почему он меня внезапно толкнул.

Но это создавало другую серьёзную проблему. Я была одна в безумном лабиринте, где терялись даже Мазоку. Ральтааку-то может и будет труднее найти меня здесь, да и драться с Милгазией он здесь не станет. Но я-то тем не менее застряла в безумном лабиринте.

«Приплыли, — с усмешкой подумала я. — И что теперь делать-то

Я попыталась подумать логически, как выбраться из этого лабиринта. Милгазия говорил, что он знает только путь внутрь и наружу, что, скорее всего, значит, что он не знает, где я. И раз он всё время говорил о надежде, вере в себя и подобной чепухе, то он, скорее всего, ожидает, что я сама найду выход. Я очень надеялась, что это не так. Я не могла понять, где здесь пол, а где потолок, так что у меня были большие сомнения, что я смогу легко, как демон, найти выход отсюда.

Но демоны могли… Может, он собирался послать за мной демона? Вернуться к выходу и сказать Кселлосу. Если так, у меня масса времени пошататься по лабиринту вслепую. Не слишком радует, что и говорить.

Я надеялась, что Милгазия справится быстро. Ральтаак, наверное, уже пустился искать, соответственно, вся сила Кселлоса будет бессмысленной, если враг найдёт меня раньше.

Милгазия должен был вернуться к выходу за Кселлосом, и…

— Сюда, — внезапно позвал Кселлос из ниоткуда.

Я растерянно заморгала глазами. Неужели я так долго стояла на одном месте и думала?

— А? — Я осмотрелась, но вокруг никого не было видно. Я даже зажмурилась, чтобы вновь попробовать тот трюк — но Кселлос так и не появился. Единственное, в чем я была уверена — это направление, откуда раздался голос.

Всё случилось слишком быстро. Правда, в этом лабиринте время запутанно. Я очень надеялась, что не пробродила в нём несколько дней.

— Кселлос?

— Идите сюда, — повторил он, вместо ответа.

Я засомневалась. Это, несомненно, был его голос, но демоны могут с легкостью копировать голоса. Я боялась, что последовав за «Кселлосом», окажусь в руках Ральтаака.

«Ты слишком много волнуешься о всяких «если…», — напомнила я самой себе.

«И это понятно, учитывая, что тебя чуть не убили миллион раз за день», — возразила я себе же.

Я вздохнула.

«Поднимай задницу и иди».

Решив так, я пошла в направлении, откуда слышался голос. В какой-то момент я осознала, что больше не вижу каменных стен и всего прочего, что окружало Милгазию. Я странствовала в абсолютном ничто. Я уже не могла понять, как долго ещё придётся идти.

Вдруг кто-то схватил меня за руку. Черная фигура появилась передо мной.

— Вот и славно, — сказал Кселлос. Он улыбался своей хитрой улыбочкой.

Я вздохнула с облегчением и заметила:

— А ты быстро.

— Помчался сразу же, как услышал от господина Милгазии, что случилось. Кажется, ты в порядке.

Он приподнял брови.

— А господин Ральтаак?..

Я покачала головой.

— Он, наверное, где-то рядом, но не знаю где.

— Ага. Тогда поскорее вернёмся к остальным.

Теперь уже я нахмурила брови.

— Значит с Пречистой Библией закончено?

Кселлос неунывающе пожал плечами.

— Не знаю. Но я привёл вас к ней. Других приказов не поступало, значит моя работа сделана.

«Теперь занимаешься самодеятельностью, да

— Ну, не знаю, — сказала я. — Я хотела спросить у Библии ещё кое-что.

Нас прервали, когда речь шла о Мече Света, и я даже не успела спросить насчёт Зела.

— Позволь говорить прямо, — начал Кселлос, — если господин Рашат и господин Ральтаак окажутся в этом пространстве в одно и то же время, я не смогу защитить вас. В нормальном мире вы могли бы скрыться, но здесь, если мы разделимся, один из них может найти вас раньше.

Чёрт.

Как сильно бы я ни хотела вернуться к Пречистой Библии, Ральтаак рыскал где-то неподалеку. И Кселлос был прав. Если я опять потеряюсь, меня уже никто не спасёт.

— Хорошо, — пробормотала я наконец. — Возвращаемся.

Кселлос вновь улыбнулся.

— Хорошо.

Он повёл меня за руку в неизвестном направлении. Скоро очертания мира изменились, стали более определёнными, впереди забрезжил слабый свет.

Мы вернулись на горную тропу. Мои друзья выглядели точно так же, как и в тот момент, когда я оставила их.

— Привет, — сказала я, махнув рукой.

— Лина! — вскричал Гаурри, подбегая ко мне. — Ты в порядке?

Я улыбнулась.

— Кселлос и господин Милгазия помогли мне. Я не смогла узнать всего, что хотела. Этот негодяй Ральтаак влез в самый неподходящий момент. Что поделаешь… — Я уверенно скрестила руки.

— Я вернусь к Библии, когда всё немного уляжется. Не похоже, что Пречистая Библия…

— Ложись! — Гаурри резко сбил меня на землю.

БА-БАХ!

Взрыв вырвался изнутри скалы, где был проход. Громадные обломки полетели во все стороны, но не упали на нас, отклоненные невидимой силой. Кселлос и Милгазия наколдовали заклинание барьера.

«Что теперь?! — со злостью подумала я. — Дайте мне передышку! Я только пришла сюда

Когда звук взрыва затих, одинокий силуэт вышел из облака оседающей пыли. Угадайте с трёх раз, кто. Даю подсказку: ОН — МЕРЗАВЕЦ.

Кселлос кашлянул в кулак.

— Вы очень настойчивы в последнее время, сэр Ральтаак.

— Хм… Кажется, я не могу дальше возиться с вами, — Ральтаак выглядел необычно серьёзным. — Пора с этим кончать. Вы согласны, сэр Кселлос?

Кселлос улыбнулся.

— Я совсем не против, сэр Ральтаак, сэр Рашат.

«Рашат

— Как самоуверенно, — сказал Рашат, стоявший позади нас. Я резко повернулась к нему.

Я даже не заметила, когда он успел появиться там. Рашат стоял, одетый в драконьи доспехи, держа в руке меч. Он был сзади, Ральтаак — спереди, бежать было некуда.

— Я восстановился после твоего нападения и силён как прежде, — объявил Ральтаак. — Посмотрим, как пройдет этот бой?

Он повернулся к Милгазии.

— Старейшина, ты обещаешь не мешать нам?

Милгазия смерил Рашата ледяным взглядом.

— Я с самого начала не собирался этого делать, — ответил он коротко. — Я отказываюсь участвовать в распрях между демонами, если они заканчиваются убийством беспомощных.

Беспомощных? Через мгновение я поняла, что Милгазия говорил о моем спасении тогда, возле Пречистой Библии.

Естественно, меня немного рассердило то, что он назвал меня беспомощной. Хотя, честно говоря, я и в подметки не годилась Ральтааку. Людям не сравниться в силе с драконами и демонами.

«М-да, — подумала я. — Пожалуй, не стоит больше связываться с такими ребятами».

— Я тоже не хотел бы поднимать на тебя руку, — сказал Ральтаак, глядя на нас, как на жалких человечишек. — Но боюсь, если Кселлос проиграет, ты будешь следующим. Ведь это ты помог сэру Кселлосу в его противостоянии со мной и сэром Рашатом?

Он вытянул правую руку перед собой ладонью вниз.

— Так как я не желаю тратить на вас силы, — продолжил он. — Пока мы разбираемся с Кселлосом, о вас позаботятся они.

Под ладонью в каменистой земле появилась черная клякса. Из неё медленно выплыли два шарика — бледно-серый и ярко-красный. Они повисли в воздухе перед Ральтааком.

Каждый шарик был диаметром с мою руку. Я поняла кем они являлись на самом деле и, прищурившись, посмотрела на Ральтаака.

— Опять Мазоку, да?

— Верно, — шарики подрагивали перед Ральтааком, поднимаясь выше.

— Может, по ним и не скажешь, но они сильнее, чем Гдуза и Дюльгд. Они бы, безусловно, представились, если бы умели разговаривать.

— Как будто мне есть дело. — фыркнула я. — Нам с ними долго болтать не придётся.

— И я так думаю. Ну, бывайте, — После слов Ральтаака, жажда крови окутала всё вокруг.Я сжала кулаки. Ну, держитесь!