Том 7    
На пути к легендарному Драконьему пику


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
тишка гарны
24.03.2020 21:50
Спасибо.

На пути к легендарному Драконьему пику

Пожар, охвативший Галию, окрасил ночь ужасающим оранжевым заревом. В ушах стояли крики горожан и рёв пламени.

Но демон был неостановим. Пока я в полном оцепенении смотрела на всепожирающее пламя, откуда-то неподалеку вновь послышались взрывы, создаваемые демоном. Его силуэт был едва виден сквозь окутывающие его дым и пламя пожаров.

Демон крушил всё подряд без разбору. Я точно знала, что всё ещё являюсь его главной целью, но по ходу дела он разрушал город. Или Мазоку уничтожал всё вокруг, чтобы мне было некуда бежать? Или же он по-другому и не умел?

Как бы там ни было, нельзя было стоять на месте. Я сжала кулаки.

Надо выманить его из города.

Мне не слишком улыбалась мысль быть наживкой, оно и понятно, но ничего другого не оставалось. Я ещё незнамо сколько не смогу спать, если Галия превратится в развалины из-за меня.

Я быстро произнесла заклинание высокоскоростного полета. Во время действия этого заклятья невозможно использовать сильную атакующую магию, чтобы навредить демону, так что оно годится только для быстрого побега. Правда, окутавший меня воздушный щит совсем не гарантировал мою безопасность при прямом попадании серьёзного заклинания.

Хорошо это или плохо, но использовать мощные атакующие заклинания посреди города я не могла. Да и выманить демона из города, мчась только на своих двоих, не получилось бы.

И так видно, что сейчас всё будет крайне паршиво.

— Рэй Винг! — крикнула я.

Воздушный барьер окутал мое тело и поднял в небо. Я пролетела через густой чёрный дым, оглядываясь в поисках демона... и через секунду действительно наткнулась на него. Была только одна проблема.

Это был не тот демон.

У меня аж челюсть отвисла. Новый Мазоку, паривший передо мной, имел шкуру, по цвету как кожа утопленника, и громадный глаз посредине лица.

Эти... Я едва ли могла измыслить проклятия, которые следовало обрушить на их головы. Они планировали взять меня в клещи!

В этот момент демон заметил меня и выпустил чёрную волну. С трудом удержав заклинание полета, я увернулась от атаки и полетела к окраинам города. Первый демон вновь появился рядом.

Чёрт возьми! Ситуация становится хуже с каждой секундой.

Мазоку создал бледно-синее копьё из энергии, а затем швырнул его в меня. Пришлось отклониться от курса.

БАМ!

Я сдавленно вскрикнула, попав под ударную волну. Демон позади выпустил ещё одно копьё.

Удар не причинил вреда — спас воздушный щит, но концентрация нарушилась. Едва мне удалось вновь сосредоточиться на заклинании, как демон спереди выпустил новое копьё света, которое стремительно приближалось прямо ко мне!

Сердце почти остановилось. Было слишком поздно, чтобы увернуться!

Светящееся копьё с легкостью прошло сквозь воздушный щит и исчезло в воздухе с мягким звенящим звуком.

Я с глупым видом уставилась на место, где оно только что растворилось.

«Это что ещё за ерунда?» — подумала я, а демон посмотрел на нечто за моей спиной. Ещё один силуэт появился рядом с Мазоку, бросившим копьё. Почти в тот же миг тварь разлетелась на миллион кусков.

Силуэт медленно обрёл более ясные очертания. Первой из дыма появилась знакомая мне улыбка.

Жрец Кселлос.

«Как, блин, вовремя», — подумала я. Стук сердца, отдававшийся в голове, начинал стихать. Я сглотнула и напомнила себе, что теперь уже можно дышать свободно.

Какое-то шестое чувство подсказывало мне, что демон позади тоже больше не представляет никакой опасности. Кселлос, видимо, разделался и с ним. Уничтожил двух демонов одним движением руки...

Он до сих пор удивляет меня своей силой!

Жрец что-то произнёс, указав вниз. Из-за барьера я не услышала его слов, но, посмотрев, куда он указывал, всё поняла.

Быстро кивнув, я ринулась сквозь клубы дыма и опустилась на объятую пламенем улицу. Кселлос приземлился передо мной через секунду.

Убрав барьер, я почувствовала, что в Галии больше никого не осталось. Ощущение было, будто бы всё население разом испарилось.

— Хм, хм, — пробормотал Кселлос, со своей не меняющейся спокойной улыбкой. — Похоже, я немного опоздал.

Учитывая ситуацию, его неизменная безмятежность показалась одновременно и успокаивающей, и пугающей. Я вздохнула, протёрла глаза и пробурчала:

— Да уж, немного.

— Значит, нападение на деревню было задумано как отвлекающий манёвр. Но я никогда бы не подумал, что господин Ральтаак использует себя в качестве приманки, — звонко засмеялся Кселлос, словно ребёнок, впервые посетивший зоопарк.

— Я понимаю, что тебе очень весело, — тонко заметила я, — но нужно выбираться отсюда. Я тут скоро зажарюсь до хрустящей корочки.

Кселлос кивнул и скорым шагом последовал за мной.

Я оглянулась на него сквозь дым.

— Ты справился с Ральтааком?

Кселлос вымученно улыбнулся.

— Э... Нет, — признался он. — Боюсь, он меня побьёт, особо не напрягаясь. Не хорошо получится, да? Ха-ха...

— Как ты можешь смеяться в такой момент?

Кселлос пожал плечами.

— Он тоже жрец, понимаете. Того же уровня, что и я. Но устроиться в этом городе... — он покачал головой. — Размеры вашего мира не перестают меня удивлять.

Я сердито посмотрела на хитреца.

— Кселлос, мне от твоих слов не полегчает! И не мог бы ты погасить этот пожар своей магией? Они тут всё разнесли, пытаясь до меня добраться.

Кселлос наградил меня ещё одной вымученной улыбкой.

— Водные и ледяные заклятья не моя...

— Эх! — я хлопнула себя по лбу. — Поверить не могу! Ты ничего не можешь сделать, а весь город...

Увидев тело на тротуаре, я внезапно замолчала. Маленькое тело. Неподвижное. Совсем. Брусчатка рядом блестит алым.

Это был мальчик, пытавшийся украсть у меня кошелек.

Не раздумывая больше ни о чем, я подбежала к нему.

— Эй! — громко окликнула я, упав на колени. — Ты в порядке? Можешь?..

Я дотронулась до его кожи и тут же отдёрнула руку.

Он был уже холодным. По всему моему телу пробежала волна судороги.

Я медленно поднялась с колен. Кселлос, в свою очередь, присел рядом с мальчиком.

— Сердце не бьётся... — констатировал жрец.

— Знаю, — ответила я. Мои пальцы слегка дрожали.

Я знала, что мальчику уже не помочь. Я сделала единственное, что было в моих силах — вознесла короткую, немую молитву и продолжила свой путь.

Я сжала зубы. «Проклятье», — подумала я, ощутив слабость в руках. Если я как можно скорее не положу конец всему этому беспределу, кто тогда заплатит за это? Надо было срочно что-то делать, но демоны оказались слишком сильными для меня.

Голос Кселлоса прервал в мои мысли.

— Ну? — вопросил он. — Что Вы теперь намерены делать? Должен признать, что я против длительного пребывания в городе.

Мне и самой было понятно — долго оставаться здесь нельзя. Это только прибавит жертв. У меня оставался только один вариант.

— Поищем остальных, — прошептала я. — И убираемся отсюда. Ну а если они уже убежали, да так, что не найти... — Я перевела дух, — тогда пойду за Пречистой Библией одна.

***

Вспышка света сверкнула передо мной, прорвавшись сквозь ветер и пламя. Я ругнулась, едва увернувшись от атаки. Когда колдовской луч света ушёл в землю позади меня, из пламени вышла какая-то фигура.

Это был ещё один демон. Лишь только я повернулась к незваному гостю, Кселлос разнёс ему голову на куски.

Я тяжело вздохнула и вытерла потный лоб. Да сколько же их здесь?! Мои грубые прикидки говорили, что их где-то штук десять, но вскоре я сбилась со счета. Ясно одно — их тут было пруд пруди. Я и Кселлос бегали по городу, ища Гаурри и остальных. Искать толком не получалось из-за постоянных атак демонов. Глядя на всё это, оставалось только удивляться, сколько же ещё Мазоку рыскает по Галии?

Каждый из нападавших демонов был почти так же силён как Сейграм или Визеа, но все они падали, как подкошенные под невероятным натиском Кселлоса. Уверена, жрец смог бы разделаться с ними, даже навались они все разом. Я просто следовала за ним, как персонаж из старых героических саг.

Кселлос вдруг остановился и обернул свою мантию вокруг меня. Я удивлённо посмотрела на него.

БА-БАХ!

Серия ярких взрывов вспыхнула вокруг нас, обрушив стены домов и раскаляя мостовую докрасна. Я не знала, вызвал ли все эти разрушения взрыв или жар пламени, но под мантией Кселлоса я почти ничего не чувствовала.

Когда вспышки угасли, мы увидели, человеческую фигуру, приближающуюся сквозь трепещущие потоки жара. Кто бы это ни был, он замер в двух шагах от нас.

— Значит, вы выжили, — послышался голос, который я тут же узнала. Эта сволочь ещё имела наглость носить армейскую форму Дилса. Генерал Рашат внимательно смотрел на Кселлоса глазами, полными немого гнева.

«Так и знала, что ты злодей!» — подумала я, но решила, что будет благоразумнее пока держать рот на замке. Кажется, ему не понравилось то, что Кселлос вмешался в его план моего убийства.

— Генерал Рашат, — произнёс почти дружелюбным тоном Кселлос. — Мы встречаемся лично в первый раз, не так ли?

— В первый, — подтвердил Рашат. — И в последний.

Он сделал шаг к нам.

— Господин Ральтаак приказал не нападать на тебя, но учитывая ситуацию...

— Нет выбора, кроме как сражаться? — Кселлос улыбнулся Рашату, подначивая его.

Рашат крепче сжал меч в руке.

— Именно, — рявкнул он. — Посмотрим, кто победит — жрец или генерал?

Ух! От Рашата исходила такая ненависть, что мне пришлось отскочить назад. Я отправлюсь в иной мир, если их битва заденет меня хотя бы вскользь. Конечно, у меня есть своя гордость и всё такое, но сейчас правильнее было постоять в стороне.

Рашат начал первым.

— Ха! — Он издал яростный крик, и его меч, излучая густой свет, превратился в совершенно невероятный клинок. Я знала этот прием — генерал, скорее всего, превратил обычное лезвие в демонический клинок, способный уничтожить любого демона.

Он способен на такое?!

— Ха!

Свободной рукой Рашат выпустил в Кселлоса поток чёрной энергии, а затем тут же бросился на врага, занося для атаки свой демонический меч. Кселлос, что удивительно, не стал уворачиваться.

БАХ!

Луч энергии Рашата угодил аккурат в Кселлоса и взорвался чёрными всполохами, окутав миазмами всё вокруг. Я прикрыла голову руками.

Было несложно догадаться — Кселлос принял удар, потому что знал, что способен его выдержать. Но Рашат должен был это знать, не так ли? Значит, первая атака нужна была, лишь чтобы ослепить врага. Я опустила руки как раз вовремя, чтобы увидеть прыжок Рашата сквозь пламя с мечом наготове.

— Умри, жрец! — проревел он.

Металлический лязг заглушил его крик. Когда дым рассеялся, миру предстал Рашат, держащийся за меч, погруженный в грудь Кселлоса.

Я вздрогнула: «Что?!»

Но я ошибалась. Меч просто заканчивался возле тела Кселлоса. С тихим, но тяжелым звоном острие клинка Рашата упало на землю к моим ногам. Оно начало плавиться, приняло форму первоначального меча, а затем и вовсе превратилось в лужицу серебристого металла.

Каким-то образом Кселлос сломал меч генерала раньше, чем лезвие достигло цели. Рашат выглядел ошеломленным и немного испуганным, он отступил назад.

Кселлос, без единой царапины, улыбался ему своей ехидной улыбочкой.

— Мне объяснить? — весело спросил он. — Объяснить, почему мистер Ральтаак приказал не нападать на меня?

Прежде чем Кселлос закончил, перед ним в воздухе появилась чёрная как ночь спираль, размером с человека и проткнула живот Рашата. Мазоку издал булькающий хрип.

— АРГХ!

Вот почему ты не способен противостоять мне, — не моргнув и глазом, пробормотал Кселлос, когда второй чёрный бур воткнулся в грудь Рашата. Он закричал ещё громче, но Кселлос продолжал.

— Дракон Хаоса создал двух своих приближенных: генерала и жреца, но меня Великий Зверь создала одного. Объясню просто: Дракон Хаоса разделил свою силу на два сосуда, в то время как мой повелитель Великий Зверь собрала всю её в одном. Во мне.

— Лучше бы Вы и жрец Ральтаак, — заметил Кселлос безразличным тоном, — объединили свои силы против меня или попросили Дракона Хаоса поприветствовать меня лично.

Закончив свою речь, он вонзил ещё одну спираль в тело Рашата.

Я посмотрела на Кселлоса, затем на его спирали, затем опять на Кселлоса. Мой разум начал потихоньку собирать вместе факты о том, с какой невероятной мощью я столкнулась.

Кселлос играючи орудовал этими гигантскими штопорами и уничтожил противника, даже не прикоснувшись к нему. Появление этих спиралей из-за пределов реальности означало, что он высвобождал эту силу в точке внутри тела противника?

Если не... Погодите. Возможно, чёрные спирали были настоящим телом Кселлоса в астральном плане.

По спине забегали мурашки. Сейчас на штопоры Кселлоса нанизан мой враг, но то, что когда-нибудь жрец обратится против меня, было лишь вопросом времени. И когда это время настанет...

Меня проткнут. Причём насквозь.

Чёрные спирали оставались в туловище Рашата. Кселлос, тем временем, продолжал вещать.

— Простите за спешку. Мы не можем задерживаться здесь надолго. Жаль, что мы только-только встретились, а теперь расстаёмся... Навсегда.

Он усмехнулся, что показалось мне довольно мерзким.

— Что тут за чертовщина творится?!

Я замерла, услышав знакомый голос. «О нет», — подумала я, моё сердце наполнилось ужасом. Я медленно повернулась, готовясь к весьма неприятному разговору.

Разумеется, сзади стояли Зелгадис, Гаурри и Амелия. У всех троих челюсти свисали практически до земли.

Кселлос с удивлённым видом развернулся к нам. Когда я взглянула в его сторону, Рашата рядом с ним уже не было. Всё что осталось — тёмные спирали, висевшие в воздухе.

Да чтоб тебя!

— Хм-м, — промычал Кселлос, но он не выглядел особо обеспокоенным. — Удрал под шумок. Ну и ладно, чего ещё ожидать от генерала, да?

Кселлос слегка подёрнул плечами, и летающие буры растворились в воздухе.

Бьюсь об заклад, в открытый рот Зелгадиса влезла бы целая индейка.

— Чт-что это ещё за черт? — заикаясь, выдавил он. — Что происходит?! Кселлос, — Он ткнул в жреца пальцем, — ты кто такой?!

— Он же не... демон?! — пискнула Амелия тоненьким, пронзительным голоском.

Я вздохнула. Видимо, шило теперь уж точно вылезло из мешка. Даже люди с небольшими познаниями о колдовском мире смогли бы понять, что обладающий такой силой — не человек.

Я посмотрела на Кселлоса. Тот поднял брови и выжидающе посмотрел на меня.

Так это моя проблема, да? Ну спасибо, приятель.

Я сделала глубокий вдох.

— Хорошо, — осторожно начала я, складывая руки вместе. — Я расскажу вам всё что знаю, но чуть попозже, идёт?

И указала на бушевавшее вокруг пламя.

С этим согласились все. Огонь имеет свойство заставлять людей шевелиться.

***

Мы впятером, в том числе и Кселлос, убежали из Галии так быстро, как только могли. Нам хотелось убраться из города, не шатаясь долго по дорогам, поэтому мы укрылись в охотничьей лачуге у подножья горы. Там я и рассказала Гаурри, Амелии и Зелгадису всё. Все секреты, столь тщательно мной хранимые, вылились на моих приятелей одной длинной тирадой. Я призналась, что Кселлос — демон, что он ведёт меня к Пречистой Библии, и что Рашат заманил меня во дворец, обещая место королевского мага… и тут же попытался убить. Я добавила, что Кселлос был так добр, что спас меня от маленькой армии демонов, которые сожгли Галию.

— Не смешно, — мрачно заметил Зелгадис.

— Спасибо, теперь-то до меня дошло, — сухо ответила я.

Амелия наклонила голову.

— Так вы знали про мистера Кселлоса с самого начала? — прошептала она.

— И ты скрывала это от нас? — Зелгадис недобро поглядел на меня.

Ну, я хотела об этом рассказать. Но знала, что вы начнете беситься, скажи я вам об этом. Что, собственно, сейчас и происходило.

Но слова Зела имели смысл — я действительно всем врала. Это тяжело принять, даже если дело того стоило (по моему мнению).

Зелгадис посмотрел на Кселлоса.

— Итак, — прошипел мой каменный друг. — Что ты, гад, задумал?

Кселлос, между делом, устроился на стуле в углу лачуги. Он оторвался от полировки ногтей своей мантией и улыбнулся Зелу своей обычной ухмылкой.

— Это секрет, — промурлыкал он.

Зел вскочил на ноги.

— Ты, грязный...

— Перестань! — оборвала я друга. Зелгадис сжал кулаки и с ненавистью поглядел теперь уже на меня.

— Это почему? — выплюнул он в ответ. — И почему это ты его защищаешь?

Да потому что этот товарищ съест меня вместе с костями и не подавится.

Я глубоко вздохнула.

— Зел, — медленно сказала я, — Кселлос невероятно силен. Возможно, сильнее нас всех вместе взятых.

Я дала ему переварить эту новость. Зелгадис впился глазами в Кселлоса, буркнул что-то и сел на место.

Тут Амелия всё-таки решилась задать вопрос.

— И что же Вы будете делать теперь, госпожа Лина?

Вот об этом мне было гораздо приятнее рассуждать — планы на будущее. Особенно, когда в прошлом мои поступки бесили партнеров по команде.

— Амелия права, — подтвердила я. — Какая разница, кто кому что сделал? Надо смотреть в будущее, всегда об этом говорю.

Я быстро пустилась в объяснения, раньше, чем кто-либо смог возразить.

— Прежде всего, я хочу своими глазами увидеть эту Пречистую Библию, о которой говорил Кселлос. Знаю, бегать как козел за морковкой не очень умно... — Приподняв брови, я посмотрела на Кселлоса для усиления эффекта, — но желание найти причину, из-за которой демоны пытаются убить меня, сейчас важнее собственной гордости. Сейчас. Это наша следующая цель.

Минуту все молчали.

— Я не собираюсь бегать за морковкой, — пробормотал Зелгадис, хотя его исполнении аналогия звучала довольно глупо. — Но лучше это, чем убежать, поджав хвост, и прятаться.

Амелия кивнула.

— Я согласна. Теперь, когда мы знаем, что господин Кселлос — демон, мы не можем плясать под дудку, того, кто принадлежит к силам тьмы... Но если мы хотим защитить госпожу Лину, нужны особые методы.

Она скрестила руки и кивнула снова, очевидно придя в согласие с собой.

— Госпожа Лина, несомненно, в центре чьего-то таинственного плана, но мы не знаем, во имя добра этот план или же совсем наоборот? Мы не можем просто действовать во благо или вопреки нему, пока не узнаем наверняка, верно? Тяжкое бремя подыгрывать злодейским заговорам, но это бремя я готова взвалить себе на плечи, учитывая обстоятельства.

Кселлос внимательно посмотрел на Гаурри.

— А вы, господин Гаурри? Что вы намерены делать?

Гаурри долго молчал, в задумчивости почесывая нос.

— А что... — протянул он, наконец. — Со вчерашнего дня ничего изменилось.

Амелия просто взорвалась. И не удивительно. Гаурри был идиотом, а Амелия — истеричкой. Обычно в конце любого разговора один из них обязательно начинал чудить.

— Господин Гаурри! — крикнула Амелия прямо в лицо этого дуралея. — Кселлос — демон! ДЕМОН! Создание тьмы, несущее страх и разорение, враг всего живого! Он на сто процентов злой и на ноль процентов хороший. Вы путешествуете с чудовищем, которое хуже самого распоследнего мерзавца!

Кселлос даже выглядел слегка обиженным.

Гаурри не изменился в лице.

— Ну да, — ответил он. — Но я уже давно догадался, что он демон.

Все в комнате, кроме самого Гаурри, чуть не попадали на пол от удивления.

— ЧТО?! — воскликнули мы в унисон.

Шутишь! — добавила я, еле справившись с порывом схватить его за шею и потрясти. — Ты догадался?! Когда? И как?!

Гаурри радостно улыбнулся.

— Это становилось все более и более очевидным, с того самого момента, как мы встретились с ним, — ответил мой друг, словно школьник, получивший похвалу. — Не знаю, как сказать... Вроде как... почуял, наверное? Ну, я как-то понял это.

— А почему ничего не сказал? — настойчиво спросила я. — Или ты просто путешествовал с ним, потому что тебе нет дела?

Гаурри пожал плечами.

— Неа... Я просто думал, что если ты не подаёшь виду, что знаешь его, у тебя на то свои причины.

Я запнулась и округлила глаза. Я, Лина Инверс, внезапно потеряла дар речи.

Так значит... Гаурри доверял мне? Правда? Маленький росточек счастья распустился в моем сердце.

— Я думаю, это значит, что господин Гаурри планирует путешествовать с госпожой Линой, что бы ни случилось, — заметила Амелия из другого конца комнаты.

Гаурри только улыбнулся.

— Ну, я же ее защитник, в конце концов, — Он погладил меня по голове.

Ох, Гаурри...

Амелия с серьёзным видом посмотрела на Кселлоса.

— Я не уверена, как мне и господину Зелгадису следует поступить, — пробубнила она. — И мы не можем совершать необдуманных поступков, особенно не зная, что Вы задумали.

Она резким размашистым движением указала на Мазоку.

— Итак! Признавайтесь! Нам нужно знать Ваши планы, Кселлос!

Само собой разумеется, наступление Амелии не заставило Кселлоса упасть на колени и залиться слезами раскаяния. Он только убрал выбившуюся прядь волос за ухо и слегка покачал головой.

— Я не могу этого сказать, — ответил он просто.

— Тогда у Вас должны быть причины не говорить нам! Быть может, Вы хотите использовать госпожу Лину для свершения каких-то злых деяний!

Могу поклясться — в ту минуту из ноздрей Амелии шёл пар.

— Не шутите со мной шутки, Кселлос! Я знаю, как заставить Вас заговорить!

А вот это уже неплохо.

— Неужели... — глухим голосом сказал Кселлос со снисходительным интересом. — И каким же образом?

Амелия засияла победной улыбкой.

— Если вы сейчас же не раскроете все свои планы, я всю ночь буду шептать вам на ухо добрые слова: «жизнь прекрасна», «мир и любовь», «доброта — наше счастье»!

Кселлос тут же побледнел как пасмурное небо.

— Ты не сделаешь этого, — пролепетал он.

Амелия опустила указующий на жреца перст и рассмеялась.

— Ну конечно! — громко крикнула она. — Вы, демоны, питаетесь негативными эмоциями живых существ, а значит, вам тяжело слушать, как воспевают жизнь и доброту!

«И не только демонам», — с грустью подумала я.

Кселлос засуетился, выставив руки ладонями к нам.

— Н-но Повелитель Ада никогда не посвящал меня в детали.

Амелия удивленно замолчала, затем косо поглядела на демона.

— Не посвящал? — переспросила она.

Кселлос быстро кивнул.

— Это чистая правда! Из пяти фактотумов Рубиноокого Шабранигдо, четверо — господин Повелитель Ада, госпожа Глубоководный, господин Наследный Правитель и Дракон Хаоса создали каждый генерала и жреца, как слуг. Но моя госпожа, Великий Зверь, создала меня одного.

— По справедливости, Повелитель Ада должен был бы использовать своих собственных жрецов для завершения работы, которую он поручил мне ранее. Но вот незадача... — он запнулся, почесал затылок и нервно хохотнул.

— Его слуги погибли во время Войны Демонов тысячелетие назад. Довольно неприятно, не так ли? — он снова хихикнул.

Не смешно. Чего он в этом смешного нашел?

— Поэтому, выполнение этой задачи ложится на меня, слугу госпожи Великого Зверя, — Кселлос вздохнул. — Но у господина Повелителя Ада довольно странные интересы. Он приказывает мне делать то одно, то другое, бегать то туда, то сюда. Но вообще не объясняет конечную цель операции.

Гаурри стукнул кулаком по ладони.

— Значит, ты не можешь сказать, потому что не знаешь! — победно заявил он.

Видно, Гаурри даже не задумывался над тем, что Кселлос может соврать.

Амелия же буквально окутала себя барьером неверия.

— Ну? — спросила она, поворачиваясь ко мне и Зелу. — Что вы думаете?

— Я на это не куплюсь, — категорически заявил Зел, собирая в одном месте все наши характерные клише этим вечером. — Но сомневаюсь, что мы сможем что-то ещё из него вытянуть.

Я пожала плечами.

— И многое из сказанного Кселлосом мы уже знаем.

Амелия выглядела сбитой с толку, так что я продолжала.

— Не знаю почему, но Дракон Хаоса Гаав действует отдельно от других демонов. И он охотится за мной.

— Простите?! — невнятно выговорил Кселлос. — А как Вы пришли к такому заключению?!

Я перевела взгляд на него.

— Дракон Хаоса единственный, кого ты не называл «господином».

Кселлос вытаращился на меня, открыв рот. Мне удалось найти брешь в его рассказе и заставить не валять дурачка. А всё мой интеллект!

— Ты также упомянул Дракона Хаоса, когда сражался с Рашатом, — добавила я. — Я всё ещё не знаю, каким боком я во всем этом, но чтобы там Дракон Хаоса не планировал... это нечто грандиозное.

Беспорядочно разбросанные кусочки головоломки нехотя вставали на свои места. Похоже, что Дракон Хаоса рассматривал людей, как полезные инструменты — может быть, потому что ненавидел других демонов, а может, потому что хотел их свергнуть.

Давайте вернёмся немного назад. Жрец Ральтаак, генерал Рашат и их повелитель Дракон Хаоса, может и не трогали мирных жителей до поры до времени, но и не считали людей союзниками. Яростные стычки, уносящие жизни множества невинных, привлекли бы внимание Повелителя Ада и Кселлоса, верно? А их Дракон Хаоса считает врагами. Значит, Гаав и его слуги держались в стороне от крупных стычек, вне поля зрения, чтобы их планы не стали известны ненавистным для них демонам.

Конечно, есть вероятность, что они хотели оставить возможность установления впоследствии союза между людьми и демонами. Сомневаюсь, что тот старый инцидент в Сейруне и события в Галии произошли только лишь вследствие охоты за мной. Я просто умудрилась нарушить их план проникновения в правящие круги двух стран — хороший пример появления не в то время и не в том месте. Дракон Хаоса и его приспешники видимо хотели контролировать как можно больше людей при помощи манипуляции королевскими семьями. В таком случае, если Дракон Хаоса затеял полномасштабную войну с остальными демонами, он мог бы использовать людей в качестве слуг и пушечного мяса.

Это всё только предположения, конечно, но очень даже разумные. Судя по выражению на лице Кселлоса, я была на правильном пути. Амелия подпёрла рукой подбородок.

— Как там ни было, — наконец, сказала она, — нужно действовать сообща. Так мы сможем узнать правду.

Она мельком глянула на присмиревшего Кселлоса, в её глазах мелькнула осторожная уверенность. Видимо, ей нравилось смотреть, как я запугиваю демона.

— Если я уйду сейчас, то пожалею об этом, — добавил Зелгадис. — Я остаюсь, чтобы выяснить всё до конца.

Я благодарно кивнула им обоим.

— Спасибо, ребята.

— Не пойми нас неправильно, Лина, — спокойно произнес Зелгадис. — Сейчас мы пойдём с тобой, но когда мы выясним, что Кселлос и Дракон Хаоса затевают... — он отвернулся. — Не знаю как Гаурри, но мы с Амелией можем стать твоими врагами.

Я задумалась. Не самые хорошие новости, но кто я такая, чтобы жаловаться? Мои товарищи путешествуют со мной по своей воле.

— Справедливо, — буркнула я, осознав, — это препятствие мне придётся преодолеть, если вдруг до этого дойдёт.

Я нервно хрустнула пальцами. Пора выдвигаться, а то этот разговор, готовый перерасти в обвинения, становился несколько неприятным.

— Значит так, — скомандовала я, ткнув пальцем Кселлосу в нос. — Больше никаких игр! Где Пречистая Библия?

Кселлос откашлялся.

— Недалеко, — ответил он не слишком воодушевлённо.

— «Недалеко» — это где?

— В горах Катаарт, опоясывающих эту область. На Драконьем пике, если точнее, — Кселлос поглядел в окно. — Пречистая Библия внутри него.

***

Драконий пик. Поговаривали, что это место кишмя кишело чёрными и золотыми драконами. Мы отправились к пику впятером, избегая проторенных дорог. На нашем пути к основанию горы лежал громадный безымянный лес. Единственным путём через него был легендарный проход. Ветки и кустарник вдоль него были явно срезаны чем-то клинкоподобным, придавая истинности рассказам о «дороге к Драконьему пику».

«Замечательно», — мрачно подумала я, спотыкаясь об очередной корень. Учитывая все те малоприятные вещи, случившиеся со мной за эту неделю, хлещущие по лицу ветки прекрасно вписывались в общую картину.

В фолиантах Гильдии магов говорилось о том, как много лет назад бесчисленное множество золотых и чёрных драконов покрыло небо, стекаясь к Драконьему пику. Чёрные и золотые драконы — два самых сильных вида, не считая драконов Димоса, что живут в горах Катаарт. Никогда не понимала, почему они сбились в стаю на Драконьем пике?

Не похоже, что они не могли жить где-либо ещё. Я встречала золотых и чёрных драконов в самых необычных местах. Впрочем, некоторые волшебники думали, что драконы собрались для противодействия демонам в горах Катаарт… Но учитывая невероятную силу последних — то, что легенды любят подчеркивать —это звучало не особо разумно.

По крайней мере, до сего дня. Надо признать, приятно было проникнуть в эту тайну.

Они здесь из-за Пречистой Библии.

Драконы слетелись на Драконий пик для защиты этого предмета. Это также означало, что у нас появлялась новая проблема — вряд ли драконы отдали бы Библию подозрительной кучке незнакомцев и одному могущественному демону.

— Эй, Кселлос, — спросила я, продираясь через наполовину обрубленные ветки, — если ты и другие демоны знаете, что Пречистая Библия у драконов, почему тогда позволяете ей оставаться там? Если конечно у тебя нет причины не приближаться к Драконьему пику...

Я умолкла, надеясь разговорить его.

Кселлос, шагавший впереди, даже не обернулся.

— Нет, — ответил он. — Не могу назвать точную причину, по которой мы не трогаем драконов, но так как магические техники в Пречистой Библии по сути похожи на силы демонов, Мазоку она не сильно нужна. Спасибо за предложение, но мы сами решаем, когда начинать битву.

— Но ты же избавился от этой рукописи, когда мы сражались с культом Рубиноокого, — напомнила я. — И ещё ты сказал, что она является угрозой для низших демонов, хотя и не для тебя самого.

— Это только если она попадёт в руки людей, — Кселлос с хрустом сломал ветку, которая мешала пройти. — Драконы в среднем намного могущественнее людей. Если Библия будет ими использована, они станут серьезной угрозой для демонов. Однако драконы, из-за своей природы или уверенности в своих силах, не пользуются инструментами, не изучают техники и не ведут записей легенд. Впрочем, так же как и демоны.

— Неприязнь к инструментам удерживает драконов от изучения Пречистой Библии. Но им хватает ума не отдавать её людям, — Кселлос устало махнул рукой. — У них Библия просто пылится.

— Но...

— Эй, — вдруг сказал Гаурри, оборвав мой вопрос, раньше, чем я сумела закончить. Он понюхал воздух и нахмурил брови. — Никто не чует запах дыма?

Я хотела заявить: «Это у тебя мозги дымятся от перегрузки». Но внезапно поняла, что дело может быть серьёзным. Я остановилась и глубоко вдохнула воздух. Лёгкий, еле заметный за хвойным ароматом леса, запах горелого.

Амелия тоже принюхалась.

— Думаю, вы правы! — объявила она.

В этот момент громадная куча веток рядом неожиданно ярко вспыхнула.

— Э?! — вскрикнула я в смятении вместе со всеми. Я инстинктивно отпрянула от ветки, которую пыталась отогнуть. Она загорелась вместе с деревом.

Кселлос не выглядел обеспокоенным, ну как и всегда. Пока мы все, сбившись в одну кучу, спина к спине, пораженно глядели на пламя, он смотрел вдаль и что-то бормотал.

— Так вот, что ты задумал, — произнёс он.

Я резко повернулась и посмотрела туда же, куда и Кселлос. Сквозь объятые бушующим огнём деревья, шёл отвратительный страшенный старик.

— Ральтаак?! — выкрикнули мы с Амелией в унисон.

Они меня что поджарить собрались?!

Наверняка Ральтаак поджег лес издалека, чтобы Кселлос не смог почувствовать его присутствие. Теперь, когда огонь окружал нас, мы были как свиньи на бойне. Не очень уж впечатляющая хитрость, скажу я вам, но на редкость эффективная.

Ральтаак пожал плечами.

— Отчаянные времена, — признал он немного смущённо. Пройдя через кольцо огня, демон перевёл взгляд на Кселлоса.

— Я нахожу развязывание драк ужасающе утомительным, а вы? По мне, сперва лучше попробовать договориться, — Теперь Мазоку глядел на меня.

— Скажем, если вы позволите мне избавиться от этой юной леди...

— Не пойдёт! — крикнула я, прежде чем кто-нибудь из наших не сморозил глупость. Раз Кселлос, говорил, что ничего толком не знает, я решила, что сейчас самое время вытянуть из Ральтаака информацию. Терять нечего, я полагала, что все равно Кселлос отметелит его, особо не напрягаясь.

— Зачем ты преследуешь меня? — Я попыталась перекричать рёв пламени. — Я пока умирать не собираюсь, но если мы хотим одного и того же, я могу подумать о присоединении к вам.

Кселлос в ужасе посмотрел на меня и упрекнул.

— Госпожа Лина!

Я даже ухом не повела. Я что тут одна с мозгами?

Я же блефую, олух!

Ральтаак молчал, его взгляд сверлил Кселлоса.

— Одну из моих прошлых коллег звали Мазенда, — сказал он, после паузы.

— Понятно, — ответила я.

— Не знаю точно, откуда и каким образом, но ей в руки попали интересные сведения. А именно: Повелитель Ада реализует далеко идущий план. Хотя ей были известны только некоторые детали, но одно было ясно совершенно точно, — Он вновь посмотрел на меня со смесью любопытства и чего-то ещё странного во взгляде. — Человеческая девушка Лина Инверс — самая важная часть этого плана.

Что?!

— Давай на чистоту, — сказала я ровно. — То есть, ты не знаешь, что собирается делать Повелитель Ада, но уже готов убить меня? Без лишних вопросов? — Я сжала кулаки. — Это бегство от проблемы, трусливый ублюдок!

— Это предосторожность, — попытался поправить меня демон. — И твое мнение по данному вопросу ничего не меняет.

Мне захотелось зашвырнуть этого нахального старикашку за пределы атмосферы. Думаю, не надо говорить о таких элементарных вещах, но сегодня стоит упомянуть: НИКОГДА НЕ УБИВАЙ КОГО-ТО ИЗ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ.

Эти сволочи, Мазоку, ни во что не ставят человеческие жизни. Я для них как букашка на носу — букашка, которую они хотели раздавить, чтобы она их не укусила. Полагаю, им для этого даже никакие оправдания были не нужны.

Я так разозлилась, что едва держала себя в руках. Я стиснула зубы, мои руки, сжатые в кулаки, тряслись.

Вот больные ублюдки!

— В начале я сомневался, — продолжал Ральтаак, — но затем Канзель, работавший в Сейруне, доложил, что человек, подходящий под описание, прибыл на его территорию. Мы думали, что он быстро расправится с тобой, и каково же было наше удивление, когда он был с легкостью побеждён.

— И победил Канзеля простой человек. Позже, когда погибла Мазенда, вместе с секретной организацией, в которую она проникла, выяснилось, что это тоже твоих рук дело.

Мазоку покачал головой.

— Я захотел встретиться с тобой лицом к лицу. Я объединил Сейграма, который ненавидел тебя, с человеком, одержимым таким же гневом. Уверен, ты помнишь это. Потом с удивлением узнал, что сэр Кселлос встал на твою сторону… теперь это подтвердилось. Похоже, Мазенда была права.

— Сэр Ральтаак, — деликатно перебил Кселлос, раньше чем Ральтаак смог продолжать дальше. — Разговор затягивается. Вы не против, если мы на этом закончим?

Кселлос был прав. Ветер раздувал огонь вокруг, пламя обступало нас со всех сторон. Возможно, Мазоку нагнетал воздух, во время своих разглагольствований, учитывая то, что он был демоном, а мы не собирались поддаваться его уловкам.

Ральтаак в задумчивости потер подбородок.

— Наверное, я заговорился, — признал он. — Но, тем не менее, я не могу дать уйти этой юной леди.

В ту же секунду за ним из пламени кто-то появился. Я знала, что это был генерал Рашат собственной персоной, прежде чем он возник из пламени, но выглядел он довольно неожиданно.

Вместо серебристых дилсийских доспехов, Рашат был выряжен в красно-чёрные доспехи с изображением дракона. В руке у него был обнаженный меч, ещё больший, чем старый демонический. Видимо, это — его повседневная одежда Мазоку.

— И вот мы встретились вновь, генерал, — поджал губы Кселлос. — Плохо выглядите — так и не восстановились?

Глаза Рашата просто вспыхнули от гнева, но он не сказал ни слова.

Думаю и так понятно, что из-за увеличивающегося жара и подступающего всё ближе огня, мне больше всего хотелось убраться с этой горящей поляны побыстрее. А теперь задача усложнилась в разы — улизнуть от двух разъярённых Мазоку ох как непросто.

Кселлос развел руками.

— Если мистер Рашат в таком состоянии, — обратился он к Ральтааку, — вы не сможете победить меня даже вдвоем.

— Я знаю, — сказал Ральтаак со всей своей непритязательностью. — Но мы вполне сможем задержать вас, пока огонь не сожжет эту девушку.

Чего?! Эй!

— Мы не можем этого допустить, — отозвался Кселлос, не отводя глаз от врагов. — Все, пожалуйста, позаботьтесь о мисс Лине.

Трое Мазоку вперили друг в друга ненавидящие взгляды. Миазмы и жажда крови заполняли и без того удушливо жаркий воздух вокруг. Послышался тихий щелчок, и троица демонов исчезла.

На астральный план ушли, значит. Они хотели, скорее всего, сразиться в настоящих телах.

— Так! — воззвала я к остальным, не тратя времени даром, уперев руки в бока. — Выбираемся отсюда, пока они там разбираются в своём мире.

— Но как?! — запаниковала Амелия. — Нам не потушить такой большой пожар. С Левитацией мы просто поджаримся в высоких языках пламени. А колдовать Рэй Винг можете только Вы!

— Спокойно, — ответила я. — Мы создадим воздушный барьер, закрывающий всех нас, а потом применим на нём небольшое ледяное заклинание для лучшей защиты.

Зелгадис смотрел на пламя.

— Как тогда в Сайрааге, — прокомментировал он.

И он был прав. Мне уже приходилось делать это. У нас всё получится, если сконцентрировать магическую силу на барьере.

Гаурри широко расставил ноги.

— Я понял! — объявил мой друг. — Так значит, я это... ну...

— Ты, Гаурри, заткнись и вставай внутрь.

Как и Зел я внимательно рассматривала огонь вокруг.

— Вряд ли Ральтаак рассчитывал задержать нас только этим. Поблизости наверняка притаился кто-то ещё. Я бы хотела держать руки свободными, чтобы использовать свою атакующую магию.

— Полагаемся на вас! — заявила Амелия с улыбкой доверия на лице. — Вы знаете больше всего заклинаний чёрной магии, чем кто-либо из нас. Я займусь барьером и замораживающим заклинанием… Вы не могли бы поддерживать барьер и направлять наше движение, господин Зелгадис?

Зел утвердительно кивнул, Амелия начала колдовать. Когда нас окружил воздушный барьер достаточной силы, Зел начал подпитывать его. Где бы ни затаился враг, дурака валять не стоило. Мой каменный товарищ тем временем установил контроль над сферой барьера и поднял её в воздух.

Как только мы миновали огненное кольцо, я вздохнула с облегчением. «А то что-то там было слишком жарковато на мой вкус», — подумала я, глядя вниз. Мы летели над пылающим лесом к Драконьему пику, оставляя огненный ад за кормой.

Уверена, выглядело это со стороны потрясающе. Ну... ладно, мы выглядели не просто потрясающе, но ещё и потрясающе безответственными к безопасности леса.

Языки пламени иногда дотягивались до нашего воздушного щита, но ледяное заклинание внутри барьера поддерживало прохладу. Мы, можно сказать, путешествовали с комфортом.

— Идут! — завопил Гаурри.

Моя расслабленность улетучилась, словно сдутая потоками ветра. Три тени нежданно-негаданно вынырнули из полыхающего леса. Они зависли в воздухе, кружа рядом с нашим щитом.

Это были, очевидно, Мазоку — один из них носил чёрную маску с белой мантией, у второго было синее лицо, третий имел вид синеватого тонкого облака. Они выглядели так, будто бы их тела состояли изо льда или воды.

Хотя нас было больше, и они не были ровней Ральтааку или Рашату, эти демоны могли стать угрозой, когда с нами не было Кселлоса. И читать заклинания могла только я одна, потому что Амелия и Зел поддерживали барьер. На земле у нас были бы неплохие шансы на победу.

«Могу я использовать Гаурри?» — задумалась я. У Гаурри есть меч света, лезвие которого создается из силы духа того, в чьих руках меч. Этот клинок очень полезен против Мазоку. Но насколько бы этот меч не был легендарен, толку от него как с козла молока, когда враги атакуют снаружи барьера.

Должна признать, это сильный ход Ральтаака. Мы были зажаты между огнем и подкреплением врага, которое могло пробить наш барьер и низвергнуть нас назад, в огонь. В общем, влипли мы капитально.

Мне оставалось только одно: пробиться сквозь них как можно быстрее и жестче. Я сотворила заклинание, глядя на белого демона.

— Рагна Бласт! — выкрикнула я... и синерожего отбросило назад. Замечательная уловка, скажу я вам, и сработала идеально.

Пять чёрных колонн закутали Мазоку щупальцами из черной плазмы. Резко дёрнувшись, враг исчез, растворившись во тьме.

Один есть.

После этого белый и бестелесный набросились разом. Они выпустили несколько копий света прямо в меня, копья спокойно прошли через барьер, и мне пришлось по-быстрому отпрянуть.

Тут я поняла — в нашем пузыре не так много места. Не хочется признавать, но я завопила и присела в нелепой позе.

Проклятье! Ну, по крайней мере, копья пролетели над головой, я вовремя пригнулась. Поднявшись на ноги, я стала произносить следующее заклинание. Вдруг внутри барьера появился синий силуэт. Я опешила, когда поняла — это был демон, которого я только что прикончила. В его правой руке вспыхнул шар магического огня.

— Эй-эй! — закричала я в смятении. Он не только живой, так ещё и залез в моё личное пространство!

ВЖИК!

Луч света рассёк демона от головы до пят. Тот заревел, когда его тело распалось на две половины и исчезло. Я обернулась и с удивлением увидела лицо Гаурри. Я даже не заметила, как он выхватил меч, но он сиял в его руке. Гаурри указал на демонов снаружи.

— Вот теперь он точно мёртв. Ещё два осталось, Лина!

Я кивнула и продолжила колдовать. На этот раз я повернулась к белому Мазоку, летевшему впереди.

— Драгон Слэйв!

Ярко красный луч света устремился к демону, поколебав наш щит. Однако демон исчез, раньше, чем луч долетел до него.

«Только не это!» — зло подумала я. Эти чёртовы Мазоку, похоже, прыгали на астральный план и обратно.

Бестелесный Мазоку воспользовался моментом, чтобы проникнуть внутрь воздушного барьера. Но прежде, чем он успел выстрелить копьями снизу вверх, Гаурри направил меч к основанию барьера.

— Проваливай! — крикнул мечник и выстрелил клинком света в демона прямо через барьер. Хотела бы я знать раньше, что он так может.

Мазоку ушёл от удара, но ему пришлось покинуть позицию под сферой. Я воспользовалась заминкой, чтобы сотворить новое заклинание. Тот белый скользкий мерзавец ещё обязательно вернётся из астрального плана — это было очевидно. Наконец он появился в нашей реальности, и как раз в тот момент, когда я закончила заклятье.

К несчастью, Мазоку очутился внутри сферы и вдобавок, прямо за Амелией. Видимо, Гаурри почувствовал его присутствие и развернулся на месте, занося меч. Но ни я, ни Гаурри не могли ударить по демону, не задев при этом Амелию.

Мои ладони вспотели. Амелия повернулась к демону, уже приготовившему копьё из света.

— Амелия! — крикнул Гаурри.

КР-РКШ!

Голова демона с довольно странным звуком рассыпалась в лёгкую пыль. Копьё, сформированное им, исчезло.

Что?

Я застыла на месте в полнейшем недоумении. Его убил не Гаурри, и определённо не я, тем более. Амелия и Зел были заняты заклинанием барьера. Но тогда кто же? Я посмотрела на призрачного Мазоку сквозь барьер, но тот выглядел ошеломленным не меньше нашего.

Ну, ладно, поехали дальше.

— ДРАГОН СЛЭЙВ!

Последний демон с оглушительным гулом испарился в громадном алом взрыве, сотрясшем ветровой барьер. Жестоко или нет — говорите, что хотите, но на свете нет ничего прекраснее, чем Драгон Слэйв уничтожающий врага, который покушался на вашу жизнь.

Я облегчённо выдохнула.

— Уф, всё, — Я повернулась к остальным. — Пронесло на этот раз. Все целы?

Гаурри нахмурился.

— Лина, что случилось с тем белым?

Я задумалась на мгновение.

— Наверное, Кселлос. Видимо, он использовал проход из астрального плана во время боя с Ральтааком и Рашатом и пробился в эту реальность.

Кселлос неплохо помогал нам, когда дело пахло жареным, но сейчас он оказался и вовсе спасителем. Я была ему очень благодарна за такую помощь, да ещё и сверхурочную.

Теперь, когда демоны-убийцы, посланные Ральтааком, отправились в небытие, мы могли спокойно лететь над пламенем к Драконьему пику.

***

— Его всё ещё нет, — пробурчала Амелия, очевидно, умирая от скуки.

Я хмыкнула в знак согласия и поглядела в чистое синее небо.

Наступило тёплое, солнечное утро, за спиной стоял домик угольщика и виднелся Драконий пик.

Со времени схватки прошло три дня. Жуткий ливень заставил нас заночевать в лесу первой же ночью. Однако дождь оказался достаточно сильным, чтобы потушить пожар настолько, что мы смогли найти укрытие под нетронутым огнём покровом леса. В качестве убежища отлично подошло не успевшее сгореть дерево. Мы прибыли к подножью Драконьего пика на следующее утро и с тех пор сидели сиднем.

— Всё ещё нет, — равнодушно нараспев повторила Амелия, таким голосом, будто бы полоскала горло.

От Кселлоса не было ни слуху, ни духу. Поскольку мы торчали на одном месте из-за него, любимым времяпровождением были жалобы в адрес демона.

Были, конечно, и другие занятия — можно было рыбачить, прогуливаться, охотиться, делать, что душе угодно — но так как мы знали, что армия демонов, посланная Ральтааком, могла выскочить из ниоткуда в любой момент, приходилось оставаться вместе.

Кроме того, никто понятия не имел, когда Кселлос соизволит появиться. Поэтому глазеть в лес, в надежде увидеть его, было бессмысленно. Если Кселлос с легкостью прыгал в астрал и обратно, едва ли он просто пришёл бы к нам.

Но мы всё равно вглядывались в лес. А что ещё оставалось делать?

— Всё ещё нету? — Я услышала, как Гаурри вышел из-за домика позади и остановился за моей спиной.

— Лина?

— Нет, — рассеянно ответила я.

Гаурри ещё постоял, потом сел возле меня и уставился на огонь. Он пребывал в прострации порой столько времени, что у меня мозги закипали.

Ну... это можно понять. После фехтования, пребывать в прострации — основная специальность Гаурри.

— Ты думаешь, эти двое убили его? — спросил он через несколько минут.

Я провела языком по зубам.

— Может и так. Но как бы там ни было, без него мы не можем сдвинуться ни на йоту.

— А может пойти к Драконьему пику самим?

Я повернулась к нему и подняла бровь.

— И что мы будем там делать, когда дойдём?

Гаурри почесал макушку.

— Ты же что-то там ищешь, вроде? — спросил он. — Я думал, за тем и идём.

Я вздохнула и, отвернувшись, принялась глядеть на горящий лес.

— Нет, Гаурри. Пречистую Библию охраняют драконы, сомневаюсь, что они горят желанием поделиться с нами.

— А если объяснить им, рассказать в каком мы положении?

Ага! Это была неплохая идея.

— Ну, да, — заметила я саркастически. — Я пританцую к ним, представлюсь как полагается, расскажу, что меня прислал демон Кселлос. И конечно, добавлю, что у него есть какие-то свои планы насчёт меня и Библии. А они, конечно, всё поймут и сразу же её отдадут.

Гаурри поник.

— Честность — лучшая политика, — подавленно напомнил он.

— Ты сам знаешь, что сейчас она не поможет, Гаурри.

Честно сказать, я была готова послать эту гору ко всем чертям. Просто взять и уйти от всей этой ерунды с драконами и Библией, если Кселлос не явится. Но сомневалась, что это поможет мне при встрече с Драконом Хаоса и его приспешниками. Если я уйду, то никак не смогу от них избавиться.

Нужен был Кселлос, или хороший план, или хоть намёк какой-нибудь.

Амелия улеглась, опершись на руки.

— Давайте подождем ещё один день, — предложила она. — Если не придёт завтра — будем думать.

Когда Амелия закончила говорить, нас накрыла тень, подняв поры ветра. Воздух наполнили громкие хлопающие звуки.

ХЛОП! ХЛОП!

Я удивлённо подняла голову. В паре шагов от нас приземлялся сверкающий в лучах солнца золотой дракон.

Хотя золотой дракон наименьший из всех драконов, его способности наиболее впечатляющие. За это их прозвали Повелители драконов. Шкура этих существ непробиваема обычными мечами, а сами драконы могут говорить на многих языках и колдовать заклинания огромной силы.

Одно только Луч-Дыхание из глотки этого чудища могло разрезать красного дракона пополам.

Видимо услышав шум, из хибары выбежал Зелгадис. Дракон, тем временем, медленно изогнул шею и внимательно посмотрел на нас сверху вниз.

После всего, через что я прошла, нужно что-нибудь покруче, чем золотой дракон, чтобы удивить меня.

— Что вы хотите? — поинтересовалась я резко.

Дракон посмотрел прямо на меня.

— Хочу спросить у вас то же самое, — ответил он на человеческом языке. Некоторые слова было трудно расслышать, видимо из-за размеров его тела и голосовых связок.

— Не может быть! — Гаурри так и подскочил, широко раскрыв глаза. Повернувшись ко мне, он словно ребенок в зоопарке, стал тыкать пальцем в дракона.

— Ты слышала это, Лина?! Дракон разговаривает!

Как невежливо, Гаурри.

— Конечно, разговаривает, — сухо ответила я. — А что ты думал он будет делать? Дымовые сигналы подавать?

Окей, это было слегка забавно

— Хм, — произнёс дракон, обратившись к Гаурри. — Разве это редко встречается среди драконов? — Гиганта, казалось, забавляло удивление моего друга.

Гаурри почесал в затылке.

— Э... Ну, я в первый раз вижу говорящего дракона. Господин золотой дракон, сэр. — Он схватился за подбородок. — Как вы научились говорить по-человечески?

Дракон длинно, протяжно хмыкнул.

— Мы, драконы, живем долго. Забавляться со словами других существ — хороший способ провести время.

— То есть, выучили, чтоб не скучно было?

— Думаю, можно сказать и так, — Дракон вновь осмотрел нас. — Спрашиваю ещё раз: люди, что вы здесь делаете, и особенно хотелось узнать, зачем вы сидите на одном месте?

«Не просто так!» — огрызнулась я про себя. Будто бы нам самим приятно тут сидеть!

— Хотя некоторые люди приходят время от времени, нажечь так называемого «угля», вы видимо пришли не за этим. Этот пик — жилище драконов, если у вас нет причины здесь быть — вы должны уйти.

Я переглянулась с Амелией и Зелом. Гаурри был слишком занят глазением на дракона, так что я предоставила его самому себе.

— Мы... ждём кое-кого, — наконец выдала я. И прежде чем кое-кто из отряда, а именно, Гаурри, не сказал очень нежелательное к произнесению слово «демон», быстро добавила:

— Мы разделились с одним человеком, который путешествовал с нами, и решили подождать здесь, пока он не покажется.

— Здесь? — переспросил дракон.

Не слишком хорошо получилось. Ах, если бы драконы были глупыми мифическими созданиями.

— Не то чтобы мы не договаривались встречаться именно здесь, — заверила я его. — Но были поблизости, ну, понимаете? Вот и выбрали это место.

— В самом деле? — снова вопросил дракон, очевидно, не веря в мои слова.

— В самом деле, — ответил Кселлос.

А?! Я вскочила на ноги. Знакомая фигура в чёрной мантии, вышла из-за дракона.

— Кселлос! — крикнула я.

Тот вежливо кивнул.

— Извините, что задержался.

Я рада была видеть его живым, но ещё больше радовалась его возвращению в нашу команду.

— А что случилось с сам-знаешь-кем и его второй половиной?

Кселлос только плечами пожал.

— Нам так и не удалось разрешить наших разногласий, мы сражались, пока им не удалось бежать. Я думал гнаться следом, но эм... — он хохотнул. — Это было слишком тяжело.

Минутку. Так значит, до этой минуты они сражались?!

— Во любом случае, — произнёс Кселлос, прежде чем я успела сказать хоть слово, и повернулся к золотому дракону. — Я хотел бы попросить вас об одном одолжении. Вы не против, если мы войдём в ваше жилище?

Но дракон не сделал поблажки Кселлосу.

— В наше жилище? — переспросил он. — Зачем?

— Это имеет отношение к... О, и пока я не забыл: могу я поговорить со старшим лично? Как там господин Милгазия?

Теперь настала очередь дракона удивляться странным манерам Кселлоса.

— Старшего? — изрёк он ещё раз, словно не поверив. — Откуда ты знаешь старшего?

Кселлос улыбнулся.

— Он... мой старый знакомый, скажем так. Передайте, что у Кселлоса есть к нему просьба. Уверен, он поймёт.

Дракон подозрительно оглядел Кселлоса.

— Кто ты такой? — медленно проговорил он, явно догадываясь, что тот не человек.

Кселлос поднял указательный палец и ухмыльнулся:

— Это секрет.

«Ух! — подумала я. — Кселлос использовал свой секретный приём».

Дракон замолчал, затем вновь заговорил.

— Хорошо. Я сообщу старшему, ждите, пока я не вернусь.

Вытянув шею и хлопая широкими крыльями, ящер поднялся в небо и растворился над вершиной пика.

Как только дракон исчез, Гаурри повернулся к Кселлосу.

— Ты и вправду знаком с главным драконом?

Кселлос улыбнулся вопросу.

— В какой-то мере, да. Я видел его мельком однажды в прошлом.

— Ого, — присвистнул Гаурри. — Да ты, Кселлос, знаменит.

— Я ведь старше, чем выгляжу.

— А сколько же тебе лет?

Кселлос рассмеялся.

— Ая-яй, господин Гаурри, — сказал он, прищёлкнув языком. — Невежливо спрашивать у леди о её возраст.

Ум... ЁЛКИ.

Я перестала обращать на них внимание, так как их разговор становился всё более идиотским. Кселлос «отвечал» на следующий вопрос, как внезапно воздух задрожал.

Небо потемнело, на этот раз тень накрыла большее пространство. Я посмотрела вверх, моргнула и протёрла глаза, удостоверяясь, что всё вижу правильно.

Небо заполнилось драконами. Сотни, если не тысячи, золотых и чёрных драконов закрыли небо в своего рода волнообразном головокружительном танце. Один из них медленно опустился рядом с нами.

Это был ещё один золотой дракон, но намного больше предыдущего. Вероятно, ещё и старше, и сильнее. Возможно, у него за спиной уже несколько тысячелетий.

Дракон приземлился прямо перед Кселлосом и посмотрел на него с явным подозрением и отвращением. Значит, и вправду знакомые.

— Сколько лет, сколько зим, господин Милгазия, — радостно сказал Кселлос.

— Да уж, — с омерзением ответил дракон. — Хотя я надеялся, что никогда больше не увижу тебя после Войны Демонов, жрец Кселлос.