Том 6    
Адская битва


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
drabadan
drabadan
27.12.2019 06:33
Простите, а это ещё не конец тома? А то в вк-группе не было пометки "том завершён". Или это редактура не доделана?
naazg
naazg
21.12.2019 21:06
Спасибо
naazg
naazg
04.09.2019 07:12
Спасибо

Адская битва

Рёв младших демонов заполнил всё вокруг. Впрочем, было кое-что более важное, заполнившее это самое всё ― а именно сотни Сияющих Стрел, посыпавшихся на нас градом со всех сторон.

Я схватила Гаурри и рванула в домик, сплетая в прыжке заклинание.

― Ветер! ― крикнула я.

Вокруг меня образовался барьер ветра, накрывший также и Гаурри, и Абеля с Радоком.

Бац! Бац! Бац!

Стрелы врезались в деревянную лачугу, но между барьером ветра и стенами мы чувствовали лишь безвредное поднятие температуры. Огненные стрелы моментально подожгли сухое дерево домика ― снаружи нас объяло пламя.

― Ааа! ― закричал Абель, отпрянув от огня.

Барьер Ветра вообще-то неплохая защита, вот только его будет недостаточно, если огонь начнёт распространяться. Мы не могли терять время.

― Гаурри! ― завопила я. ― Вперёд!

― Понял!

Я отменила Барьер Ветра и начала чтение следующего заклинания, а Гаурри выскочил из домика с Мечом Света наперевес.

Первую атаку Мазоку мы, конечно, пережили, но это скорее удача, чем реальное достижение. Теперь надо было вырезать как можно больше демонов, прежде чем они ударят снова. Их сила в количестве ― чем больше будет летящих в нас Сияющих Стрел, тем хуже для нас.

― Дам Брасс! ― выкрикнула я.

Заклинание пробило дыру в задней стене лачуги.

― Абель! ― позвала я, указывая на дыру. ― Я иду за Мазоку! Бери своего отца, и спрячьтесь в лесу!

Я не стала оборачиваться, чтобы проверить, последовал ли Абель моему совету. Уже на ходу читая следующее заклятье, я выскочила из дома через переднюю дверь.

Как и ожидалось, Зелгадис и Амелия были в порядке: похоже, каждого окружал свой Барьер Ветра. Они подбежали к Гаурри и приготовились сражаться с полчищем Мазоку.

Я попыталась обнаружить хоть какие-то признаки присутствия здесь Ральтаака или Кселлоса, но солнце уже село ― я едва могла отличить моих друзей от врагов, а тех ― от окружающих деревьев. На мою удачу, тьма ― одна из простейших проблем, которую может решить волшебница.

― Свет!

Я отправила ввысь усиленное заклинание света. Яркий белый шарик в добавление к тусклому свету от горящей лачуги явно улучшил видимость, а также дал мне то, чего я хотела ― тень каждого.

Я начала чтение заклинания усиления, и спустя несколько секунд осознала, что мой план не был таким уж замечательным. Большая группа Мазоку, удивившись, обратила коллективное внимание на беззащитного врага, который только что создал гигантский шар яркого света.

Дьявол.

Вал из Сияющих Стрел пал на меня. Осознав, что не смогу окончить свое заклинание вовремя, я попыталась уклониться… но их было слишком много, направленных со стольких сторон, и не было способа для меня…

Хссс!

Сияющие Стрелы внезапно растворились в воздухе. Я изумлённо заморгала, не в силах поверить, что ещё жива.

― За это ты мне ничего не должна, ― раздался голос Кселлоса. ― Можешь считать это исключением.

Кселлос?!

Я всё ещё не видела его, но и времени высматривать особо не было. Сделав в голове пометку поблагодарить его за спасение моей жизни, я вновь взялась за чтение заклинания.

― Дисканг! ― крикнула я.

Моя тень преобразовалась во множество драконьих пастей. Острозубые теневые рты бросились к теням Мазоку вокруг меня.

Каждый раз, когда моё безжалостное заклинание своей острой пастью впивалось в демоническую тень, соответствующая часть настоящего тела Мазоку заливалась чёрной кровью. Это было мерзкое, отвратительное зрелище ― демонов разрывали незримые челюсти, пока они корчились в муках ― но сработало на ура.

― Ха! ― крикнул Зелгадис, пронзая врага мечом. Он снова влил в клэймор магическую энергию и теперь с лёгкостью уничтожал младших демонов направо и налево. Остальные Мазоку гневно ревели, продолжая закидывать его Сияющими Стрелами.

Одна из стрел, пущенная слабым демоном с интеллектом батата, была ничем для воина вроде Зелгадиса. Откровенно говоря, бестолковый демон промахнулся по всем фронтам: выбрал не лучший момент для атаки, да и целиться его, похоже, не учили ― потому Зелгадис без особых проблем уклонился от стрелы, параллельно кинув на Мазоку неодобрительный взгляд.

На ходу бормоча заклинание, Зел бросился прямо на несчастного демона. Легко уклонившись от новой стрелы, он поднял меч, чтобы убить… и резко отпрыгнул назад, когда мимо него пронёсся камень из тьмы.

― Ты мой, ― рыкнул Дюглд, устремившись к Зелгадису. Но у того уже был готов ответ.

― Пламя Эльмекии! ― крикнул он.

Пламя Эльмекии очень похоже на усиленное Копьё Эльмекии. Поскольку оно наносит урон на астральном плане, попав этим в человека, можно легко уничтожить его разум ― а попав этим в Мазоку, предположительно, разорвать на кусочки.

Однако для начала надо попасть в цель. Увидев направленное на него заклятье, Дюглд отступил в сторону так, что атака досталась стоящему позади младшему демону. Мазоку содрогнулся всем телом, перед тем как свалиться наземь с тихим стуком. Дюглд же восстановил равновесие и вновь пошёл в наступление на стоящего в защитной стойке Зелгадиса.

Вдруг Дюглд отпрыгнул в сторону. Из-за его спины в Зелгадиса летело несколько Сияющих Стрел, выпущенных мгновениями ранее младшим Мазоку. Похоже демон надеялся застать Зела врасплох, а Дюглд убрался с дороги, чтобы позволить огненной погибели достичь своей цели.

Зелгадиса спасли рефлексы. Когда он увидел, как Дюглд бросился в сторону, ему понадобилось всего мгновение, чтобы последовать примеру Мазоку. И всё же, это мгновение дорогого стоило: струя огня задела его левую руку, обратив рукав в пепел.

Дюглд снова выстрелил камнем тьмы, но Зелгадис отразил его клэймором. Похоже, бой у них будет довольно неравным.

― Всё кончено! ― прорычал Дюглд, вытянув ладони вперёд. Тёмные камни, паря вокруг его тела, собрались в руках, слившись в форму меча.

КЛАЦ!

Даже воздух вздрогнул, когда Меч Тьмы Дюглда столкнулся с зачарованным клэймором Зелгадиса. Лишь соприкоснувшись, клинки истощили энергию друг друга до капли.

И тогда один из подлых младших демонов создал новую Сияющую Стрелу, целясь в Зелгадиса.

Плохо! Очень плохо! Если бы Мазоку выстрелил, Зелгадис никак не смог бы уклониться и при этом сдерживать Дюглда. К счастью, только младший демон расплылся в злой улыбке, как вдруг слепящая полоса белого света разделила его голову на две неравные части.

Рядом тяжело дышал Гаурри с пустой рукоятью меча в руке. Он использовал Меч Света.

Гаурри, конечно, спас Зелгадиса из этой определённо скверной ситуации, но из-за этого сам влип по самые уши. Лезвию Меча нужно было несколько секунд для восстановления, так что в итоге Гаурри оказался абсолютно беззащитным перед полчищами младших демонов.

Свищ! Свищ! Свищ!

Мазоку, будто изо всех сил стараясь продемонстрировать нам, насколько они вторичны в этой битве, одновременно послали в Гаурри множество Сияющих Стрел. Тот весьма успешно уклонялся, постоянно двигаясь и иногда пригибаясь к земле. Наконец, новый световой клинок вырвался из рукоятки, ― как раз вовремя! ― и Гаурри сбил в воздухе очередную летящую в него стрелу.

***

Тем временем у Амелии была собственная толпа младших демонов, которую надо было уничтожить. Со своими способностями она была более чем достойным противником для них, но полчища Мазоку были не единственным повод для беспокойства.

― Итак, мы встретились снова, ― произнесла Гдуза с мрачной усмешкой. ― Можешь не сомневаться ― на сей раз ты моя!

Амелия, конечно же, была знакома с боевым стилем Гдузы, а также знала, как использовать одну её слабость ― любовь к отстойным злодейским речам.

Пока Гдуза маниакально гоготала, Амелия сосредоточилась на колдовстве. Младшие демоны вокруг попытались закидать её градом из Сияющих Стрел, но Амелия легко уклонилась от них. Как раз в тот момент я запустила усиленное заклинание света в небо.

Гротескная улыбка на лице Гдузы расширилась. Волосы Мазоку погрузились в тень, что появилась у её ног, и как то было в таверне, вышли из тени Амелии и туго стянули девичьи лодыжки.

И в отличие от прошлой нашей стычки, на сей раз у Гдузы была армия Мазоку в поддержке.

― Взять её! ― проскрежетала Гдуза.

Куча младших демонов взревела и наполнила небо дюжинами пылающих стрел. Стрелы вспыхнули, став яркими взрывами, и накрыли Амелию.

Когда дым рассеялся, Амелия явно осталась непрожаренной и, более того ― уже читала следующее заклятье.

Гдуза зарычала.

― Защитное заклинание? ― клацнула она.

Заклинания Белой магии для исцеления и защиты ― профессиональная специализация жрицы. Требующее времени на чтение и способное отразить несколько Сияющих Стрел защитное заклинание ― пара пустяков для мага вроде Амелии.

Гдуза продолжала разглагольствовать и нести всякий бред о приближающейся к Амелии гибели, а её смертоносные пряди постепенно опутывали ноги жрицы, норовя подняться всё выше и полностью обездвижить. Но перед тем как Мазоку смогла зайти слишком далеко, Амелия завершила своё заклинание.

― Копьё Эльмекии! ― выкрикнула она, целясь точно в волосы, держащие её ноги.

Это был выстрел в упор. Копьё Эльмекии разорвало локоны Мазоку в клочья, освобождая лодыжки Амелии. Гдуза завизжала, наспех вытаскивая волосы из тени.

Для Мазоку каждая часть физической внешности является частью его «тела» ― включая одежду, аксессуары и волосы. Некоторые части демонского тела могут быть отделены и отброшены самим демоном, но пока они ещё соединены, любое их повреждение есть повреждение Мазоку. В переводе на человеческий, уничтожение части волос Гдузы по уровню боли было эквивалентно вырыванию пальцев.

― Ты, мелкая дрянь! ― возмущённо вскрикнула Гдуза.

Игнорируя её непрерывные комментарии, Амелия помчалась к Мазоку, читая заклинание на ходу.

― Вы бесполезные идиоты! ― закричала Гдуза на окружающих демонов. ― Почему не атакуете?! Расправьтесь с ней, немедленно!

По приказу Гдузы Мазоку выпустили в Амелию поток Сияющих Стрел. Та, впрочем, держала туз в рукаве.

― Висфранк! ― выкрикнула она.

Об этом заклинании я никогда не слышала. Амелия высвободила Слова Силы, прыгнула, миновав половину залпа из Сияющих Стрел, приземлилась и повернулась, встречая вторую половину в лоб. Она вставила вперёд ладонь.

БАМ!

Пылающие стрелы рассыпались во все стороны мелкими осколками. Челюсть Гдузы ― если это можно назвать челюстью ― встретилась с землей.

Чем-то похожее на Астрал Вайн Зелгадиса, загадочное заклятье Амелии окутало её голые руки концентрированной магической силой. Она бросилась на Гдузу, не моргнув и глазом.

Гдуза заверещала, похоже нервы у неё уже не выдерживали.

― Простой человек никогда не уничтожит меня! ― прокричала она, а её волосы вздыбились и взволновались. Раздался странный звук ― трудно поверить, но кажется он исходил от самих волос. Это было тихое жужжание, как жужжание крылышек огромного насекомого.

Внезапно…

ВУМ!

Ударная волна магической энергии распространилась от её волос, несясь прямо на атакующую девушку.

***

Четверо только что убитых младших демонов упали грудой на землю: их разум и тело были уничтожены теневыми драконами. Моя тень быстро стала нормальной, приняв свою обычную форму.

Четверо. Больше, чем я рассчитывала.

Я сумела немного проредить их ряды, но этого всё равно было недостаточно, чтобы изменить ход битвы. Кроме того, ужасная кончина товарищей, похоже, никак не повлияла на выживших младших демонов: несколько Мазоку решили напасть на меня разом.

Было очевидно, что если я приму этот бой, то лишь потеряю драгоценное время и энергию на очередное защитное заклинание, или же мне вообще придётся уповать лишь на отсутствие у демонов стратегического мышления и собственные навыки уклонения. Взвесив все «за» и «против» , я решила, что тактическое отступление будет лучшей идеей.

Я бросилась к лесу, надеясь спрятаться среди деревьев. Без возможности увидеть цель, Мазоку не смогут выпустить в неё свои Сияющие Стрелы. А затем я вспомнила, что деревья легко воспламеняются. И что, потеряв меня из виду, демоны могут начать палить по ним.

Пришлось на ходу менять стратегию, чтобы она не включала в себя смерть в крупном лесном пожаре.

По иронии моим следующим лучшим выбором, куда бежать, была горящая лачуга ― место для пряток не идеальное, но я нуждалась в укрытии и как можно скорее. Увернувшись от Сияющих Стрел, я резко сменила направление и бросилась в пекло.

Внутри меня встретил лишь болезненный порыв горячего воздуха. Куда взгляд ни кинь ― всюду пламя. Радок и Абель, видимо, убежали через дыру, кою я безвозмездно пробила для них в задней стене ― то, что мне не надо постоянно держать их за руку, уже, по меньшей мере, радовало.

Потеряв цель, оставшиеся снаружи Мазоку, закидывали лачугу огненными стрелами. И без того ослабшие стены, под натиском демонов начали трястись и разрушаться. Затаив дыхание, я нырнула в дыру, как раз перед тем, как охваченная пламенем лачуга, наконец, обрушилась, превратившись в массивный столп пламени.

Я развернулась на каблуках. Раз с поиском укрытия у меня не заладилось, я решила сделать то, что у меня получается лучше всего: прочла заклятье и атаковала ближайшую группу врагов.

― Пепельное Проклятье! ― крикнула я.

ВУМ!

Двое Мазоку мгновенно превратились в кучки чёрной пыли.

Минус шесть!

По моим подсчётам мы уничтожили уже около дюжины Мазоку… что могло бы быть довольно впечатляюще, если бы в живых не оставалось ещё под двадцатку. И что самое досадное: мне хватило бы одного хорошего Драгон Слэйва, чтобы покончить со всем этим раз и навсегда ― заклинание способно уничтожить большую часть младших демонов и оставить у горы внушительный кратер. Однако мои друзья, вероятно, также не пережили бы применения заклинания такой силы. В итоге я была вынуждена использовать более слабые и менее крутые приёмы, сражаясь одновременно с несколькими Мазоку.

Я только начала чтение очередного атакующего заклятья, когда кто-то внезапно подбежал ко мне сзади.

Дерьмо! Я резко обернулась, чтобы встретить противника уже готовым заклинанием.

Но это был Абель. Он задыхался и пялился на меня, огромными от удивления глазами.

― Эй! ― крикнула я. ― Ты не должен быть здесь!

Абель не ответил ― он лишь схватил меня за руку и потащил через лес. Судя по его тревожному поведению, случилось что-то плохое.

― Что происходит? ― требовательно спросила я, стараясь не отставать. ― Что случилось с твоим отцом?! И я не могу бежать, когда ты тянешь меня!

Абель наконец прекратил свою безумную гонку, он согнулся пополам в попытке восстановить дыхание. Он потёр кулаком глаз.

― После т-того, как мы покинули горящий дом, ― задыхался он, ― отец сказал мне избегать стрел. Он толкнул меня в сторону леса и сказал бежать. ― Абель поднял глаза на меня, на его лице отразилась настоящая паника. ― После этого я его не видел. Я везде смотрел, но он… но…

Мой клиент пропал без вести. Серьёзно? Вот именно сейчас? Кто-нибудь, пристрелите меня!

― С твоим отцом всё хорошо, ― сказала ему я, хотя понятия о том не имела. ― Закончим нашу стычку и сразу сможем пустить все силы на его поиски. Но сейчас ты должен уйти отсюда, ― Я немного оттолкнула его в сторону от боя, надеясь, что он уяснил.

Не оборачиваясь, я побежала на поле битвы. В поисках мишени для следующего заклинания я заметила притаившегося позади младшего демона.

― Дуновение Наследного Правителя! ― прокричала я.

Заклинание попало точно в цель ― Мазоку заледенел, а затем разбился на мелкие осколки. Рукавом вытерев пот со лба, я вновь ринулась в бой.

***

Дюглд и Зелгадис, скрестив клинки, напирали друг на друга ― каждый пытался продавить оборону противника. Зел, сжав зубы, упёрся ступнями в землю.

С течением битвы меч Дюглда из чёрного как смоль становился серым, поскольку клинок терял силу с каждой атакой. Меч Тьмы Дюглда и близко не имел той силы, что Меч Света Гаурри или мой Рагна Блэйд ― при каждом столкновении с зачарованным клэймором Зелгадиса он всё больше терял энергию. К сожалению, Астрал Вайн меча Зелгадиса слабел почти с той же скоростью. Ясно было одно ― победителем в этом бою станет тот, чей меч продержится дольше.

Было ясно, пока Дюглд не изменил правила.

― Пришёл твой конец, каменистый, ― кинул Дюглд.

Десять камней тьмы снова материализовались вокруг него, вертясь в воздухе и готовые атаковать. У Зелгадиса не было возможности уклониться: он был полностью сосредоточен на их сцепленных мечах.

― А-а-а-г-г-х!

Громкий и испуганный вопль расколол воздух. Поразительно, он исходил не от Зелгадиса ― от Дюглда. Мазоку высвободил свой меч из блока и отшатнулся назад.

Зачарованный кинжал Зела ― наверное, приготовленный до битвы на мечах ― был по рукоятку вогнан в туловище демона. Дюглд орал от боли, неистово хватая и выдёргивая его из своего тела.

Зелгадис шанса упускать не стал. Прорубив себе путь через мельтешащих тут и там младших демонов, он, не торопясь, двигался к отступающему Дюглду.

― Т-ты не можешь сделать этого! ― прокричал Дюглд. ― Слабой химере не победить меня!

Зелгадис мрачно усмехнулся:

― Вот что ты получишь за все химерские остроты.

― Ты мелкий отвратительный… ― Дюглд сделал ещё шаг назад. ― На сей раз я убью тебя!.

― Это я уже слышал и не раз. Однако я до сих жив.

Закончив, наконец, с колкостями, Зелгадис начал чтение заклинания. Дюглд крутил головой, пока его взгляд не остановился на стоящем рядом младшем демоне.

― Ха! ― Дюглд подбежал к нему. ― Близко, но у меня ещё не всё!

Дюглд резко проткнул рукой грудь младшего демона. Несчастный был поражён этим не меньше Зелгадиса ― он завопил, а тело его содрогнулось в смертельных муках.

Дюглд безумно захохотал, сжимая кулак в груди младшего демона, из-за чего чёрная кровь забила струёй.

― Да! ― протянул он. ― Да, да! Страх такой вкусный!

Насчёт того, почему Дюглд почувствовал необходимость сделать нечто столь омерзительное: негативные эмоции, производимые живыми существами, являются источником демонической силы. Чтобы излечиться от повреждений, нанесённых Зелгадисом, Дюглд пожертвовал младшим демоном, поглотив его страх и отчаяние. То был, скорее, каннибализм без использования рта.

Дюглд вытащил окровавленную руку и повернулся к Зелгадису.

― Теперь, ― заявил Мазоку, формируя новый комплект тёмных камней вокруг себя, ― признаю, раньше я был беспечен, но в этот раз я…

Дюглд застыл. Всё это время Зелгадис читал какое-то заклинание, но демон поздно это понял.

― Р-Ра Тилт?! ― воскликнул он. Очевидно, он знал, чем ему грозит прямое попадание такого заклятья.

Рыча, Дюглд погрузился под землю, оставив на поверхности лишь камни. Как раньше сделала Гдуза, Дюглд оставил часть астрального тела в качестве приманки, обезопасив основное тело.

Явно взбесившись, Зелгадис торопливо вглядывался в пространство, ища новую цель. Волшебник может поддерживать готовое заклинание лишь короткий период времени с тех пор, как оно прочитано ― и Дюглд не вернулся бы, не убедившись, что горизонт чист.

Ворча от расстройства, Зелгадис высвободил Ра Тилт на ближайшего младшего демона. Это было довольно серьёзным излишеством, но уж лучше так, чем терять такое прекрасное заклинание.

― Ха! ― Дюглд выпрыгнул из леса и вернулся к драке настолько своевременно, что это любого могло запросто вывести из себя. Он цокнул языком с притворным разочарованием.

― И в чём смысл? ― спросил Дюглд, пока полный комплект камней тьмы окружал его тело. ― Силёнок у тебя явно маловато, мальчик-чудище.

Зелгадис стиснул зубы и сделал несколько шагов назад. Он был не в лучшей форме ― только что сотворил заклятье и уже истратил большую часть силы зачарованного клэймора. Он быстро начал чтение про себя нового заклинания.

― Ага, щас! ― рассмеялся Дюглд, отправляя камни прямо в Зелгадиса.

***

Волна магической энергии неслась на Амелию, снося всё на своём пути. Амелия же тем временем лишь широко расставила ноги и подняла заряженную магией ладонь.

БАМ!

Две силы яростно столкнулись. Ветер завыл и, закружившись, растрепал волосы Амелии по лицу.

Когда ветер, наконец, стих, Амелия уронила руку.

― Ух, ― выдохнула она.

Отражение такой мощной атаки, очевидно, не прошло для Амелии бесследно: её дыхание участилось, а ноги дрожали. Она отшатнулась назад на несколько шагов в надежде перегруппироваться.

― Не дайте ей уйти! ― вскричала Гдуза, бросившись на Амелию.

Следуя её приказу толпа младших демонов выпустила целый град из Сияющих Стрел. Пылающие снаряды образовали широкую арку за Амелией, блокируя все пути к отступлению.

Амелия сглотнула. На блокирование ударной волны Гдузы ей пришлось потратить почти всю магию, что была в ладони, так что защититься подобным образом ещё раз она уже не могла.

Атака Гдузы едва не нашла свою цель, однако Амелии удалось увернуться, опередив Мазоку лишь на мгновение. Гдуза, что не удивительно, предугадала её ход. Стоило Амелии подпрыгнуть, чтобы избежать удара, как смертоносные волосы Мазоку тут же ринулись в том же направлении и обхватили ноги девушки.

― Тебе не прочесть заклинаний без трахеи! ― прокудахтала Мазоку. Страшный рот исказился в злой улыбке, прядь её волос обернулась вокруг горла Амелии.

Гдуза уже собиралась ими сжать горло жрицы, когда та вдруг метнула взгляд в сторону. Поражённое выражение в глазах Амелии заставило Мазоку посмотреть в том же направлении.

И увидеть, как Зелгадис закончил чтение бесцельного Ра Тилта.

Гдуза открыла рот. Заметив заклинание, которое Зелгадис готов был выпустить, она застыла в неуверенности.

Большего Амелии и не нужно было. Пока Гдуза наблюдала за сгорающим в синем пламени младшим демоном, Амелия собрала последние силы на заклятье.

― Висфранк! ― выкрикнула она.

Гдуза торопливо повернула голову к девушке.

БДЫЩ!

Амелия врезала заряжённым магией кулаком в живот Мазоку.

― Хггк! ― выдавила Гдуза. Удар явно попал в цель, от чего Мазоку зарычала на Амелию.

― Ты за это заплатишь, маленькая дрянь! ― огрызнулась она и плотнее стянула волосами шею Амелии.

Амелия задыхалась, неистово молотя Гдузу кулаком с Висфранком. Один раз Амелия ударила Мазоку правой ногой ― пинок демона никак не побеспокоил, однако в колене жрицы что-то хрустнуло.

Гдуза запрокинула голову назад и выдала громкий, длинный, в высшей степени злой смех, смакуя болезненное уничтожение врага, который не может дать отпор. Амелия воспользовалась шансом врезать магическим кулаком в осклабившееся лицо Гдузы.

― Ай! ― выдохнула Гдуза, отшатываясь назад и теряя хватку. Амелия определённо попала по чувствительному месту.

Девушка тяжело приземлилась, ловя воздух, который, наконец, прорвался в лёгкие. После нескольких глубоких вдохов, она попыталась встать, но сломанное колено согнулось под ней. Она вздрогнула и рухнула обратно на землю.

Младший демон поблизости увидел проявление её слабости и решил, что раненый, неподвижный противник был как раз тем, с кем он может справиться.

ВЖИК!

Яркая черта белого света рассекла тело младшего демона по талии. Его верхняя часть упала, обнаружив Гаурри, стоявшего позади него.

Спустя несколько секунд подбежала я, чтобы присоединиться к делу.

― Пламя Гаава! ― пронзительно крикнула я.

Из моих рук выстрелил яркий красный луч, разрезав Мазоку и пронзив стоящего за ним. Восьмой и девятый демоны в листе «мерзко убитых Линой Инверс» пали на землю.

Мы знатно проредили ряды младших демонов ― теперь вероятность получить удар в спину от одного из них сильно уменьшилась. Гаурри воспользовался относительным спокойствием, чтобы покончить с оставшимися Мазоку.

Я уже упоминала, что мой напарник был чрезвычайно талантливым мечником, и в тот день в конкурсе «Кто убьёт больше демонов» он, определённо, победил. Он даже умудрился помочь большинству из нас в промежутках между скашиванием вражеских рядов.

Но я всё никак не могла перестать нервничать. Хоть Гаурри и прикончил младших демонов, Зелгадис и Амелия ещё не закончили свои битвы. И всё это не считая того, что мы не видели…

Вдруг внутри меня что-то оборвалось, прервав ход моих мыслей. Я обернулась в сторону леса ― у меня всегда было правило: доверять собственным предчувствиям.

Что-то там было. Я слышала слабое шуршание, затем увидела движение в кустах… сердце моё чуть не остановилось, когда появился знакомый силуэт.

― Зуума?! ― раскрыла рот я.

Конечно, он же показывается, когда у меня нет поддержки!

Я была взбудоражена ― очень. Почему, о, почему я не встретила ещё с тысячу младших демонов?!

Зуума, не теряя времени, напал прямо на меня. Я отступила на шаг, яростно пытаясь закончить заклинание, прежде чем он меня достанет.

― Огненный Шар! ― заорала я.

Зуума с лёгкостью на бегу уклонился от заклинания. Однако к этому я была готова ― я указала на шар огня в момент, когда он пролетел мимо.

― Ломайся! ― крикнула я.

БУМ!

Огненный шар взорвался ― разрастающееся пламя бросилось во всех направлениях, накрывая Зууму с головой.

Я знала, что Зууму не убить обычным огненным шаром, ― я уже пробовала попасть в него им во время нашего прошлого боя в лесу: та жалкая затея провалилась ― Зуума, несомненно, владел какими-то высокоуровневыми заклинаниями защиты. Я лишь надеялась замедлить его немного.

Я торопливо начала читать следующее заклятье. После небольшой заминки, Зуума выскочил из пламени.

Немного времени выиграла.

Он наступал слишком быстро ― я не успевала закончить! Немного отступив назад, я метнула в ассасина нож, рассчитывая, что это хоть чуть-чуть его замедлит. Ведь швыряние оружия в этого парня так хорошо работало в прошлом.

Вместо того, чтобы пригнуться или уклониться от ножа, Зуума его поймал. Одним плавным движением он схватил нож и бросил его обратно ― прямо в мою голову!

В панике я качнулась назад. Кинжал рассёк воздух точно над моей головой, буквально лишив меня нескольких волосков.

Я попыталась восстановить равновесие, но уклонение в последнюю секунду не располагало к устойчивой позиции. Следующее, что я осознала, так это то, что сидела на попе, а Зуума приближался.

Дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо, дерьмо!

Я была беззащитна, пока читала заклинание, и мне всё ещё требовалось больше времени. Единственное, что пришло мне в голову, ― это дать хорошего пинка между ног этому чертовому ассасину. Конечно, была вероятность, что я просто сломаю себе ногу, но это всё же лучше, чем просто умереть.

Я взяла себя в руки и быстро скользнула одной ногой назад.

Зуума внезапно замер на месте. Он сузил глаза, его зрачки отразили сияние белого света, которое исходило прямо из-за моей спины.

Меч Света.

― Давно не виделись, ― окликнул Гаурри, низко держа меч, пока обходил меня.

Зуума не ответил. Я воспользовалась шансом встать на ноги.

― Лина, ― Гаурри мельком глянул на меня. ― Позаботься об остальных демонах. Я беру этого парня на себя.

Секунду я колебалась. Не нравилась мне идея оставлять Зууму на Гаурри: не потому, что я не смогла справиться с Зуумой, а потому что… не смогла справиться с Зуумой.

Но я также знала, что моё упрямство только усложнило бы битву Гаурри с ассасином.

― Поняла, ― пробормотала я, отправившись уничтожать Мазоку.

По крайней мере, Гаурри, кажется, находился во вполне хорошей форме. Трюк с захватом клинка Зуумы был бесполезен против меча, который он не мог схватить, а свои могущественные заклятья он прочитать просто не успел бы, ведь Гаурри вряд ли бы дал ему такую возможность.

Гаурри бросился в атаку. Ассасин отпрыгнул назад, разрывая дистанцию.

― Сияющая Стрела! ― крикнул он.

Порядка двадцати пылающих стрел понеслись в Гаурри.

― А что, никто другого заклинания не знает? ― пожаловался Гаурри. Он уклонялся и парировал стрелы, продолжая в основном двигаться к Зууме.

Заклинание расчистило путь для Зуумы: он бежал прямо за Сияющими Стрелами и встретился с Гаурри лицом к лицу. Тот поприветствовал противника вертикальным ударом сверху.

ХРЯСЬ!

Зуума блокировал атаку ладонью левой руки. По примеру Амелии, Зуума собрал в руках магическую энергию.

То было… полагаю, можно сказать, неожиданным. Когда он выучил это заклинание?

Блокируя Меч Света левой рукой, Зуума попытался ударить Гаурри в живот правой. Однако мечник мгновенно отскочил назад, и ладонь Зуумы рассекла воздух.

Гаурри и Зуума ― оба отступили на несколько шагов. Не сводя глаз с ассасина, Гаурри покрепче перехватил меч.

***

Камни тьмы взмыли в воздух с пронзительным воем. Зелгадис бросился в сторону, используя труп младшего демона как прикрытие.

Чпок, чпок, чпок!

Камни попали в мёртвое тело.

― Пытаешься спрятаться? ― спросил Дюглд, быстро наступая на своего противника. Он перепрыгнул через тело-щит Зелгадиса, но шанса на атаку не получил.

― Гх-ха! ― пробулькал Дюглд, отшатнувшись назад. Он потерял равновесие и упал на землю, при этом сжимая новый кинжал в груди. ― Только н-не снова!

Зелгадис стоял, меч его светился тёмно-красным. Он ухитрился усилить клинок магией, пока уворачивался от камней Мазоку.

Дюглд, дрожа, вытащил кинжал и поднялся на ноги. Искусным взмахом клэймора Зелгадис глубоко рубанул по туловищу Дюглда. Послышался вопль Мазоку. Он отшатнулся на несколько шагов, а Зелгадис спокойно за ним проследовал.

― Ты идиот, ― мрачно произнёс Зелгадис. ― Ты и вправду думал, что я зачаровал всего один кинжал? У меня масса зачарованных кинжалов. Хочешь ещё?

Дюглд прохрипел нечто бессвязное. Свет сладостного воздаяния загорелся в глазах Зелгадиса.

― Болтать ты горазд, ― пробормотал Зелгадис, ― но несёшь лишь чушь. Твои атаки предсказуемы и тупы. О, и хуже шляпы я в жизни не видел.

Будучи раненым столь сильно, Дюглд вряд ли мог сделать что-то большее, чем попытаться собраться. Почти все младшие демоны были убиты, так что он не мог провернуть свой трюк с восстановлением вновь.

― Я-я убью тебя! ― неубедительно прорычал Дюглд, приготовившись к новой атаке.

***

Амелия поднялась на ноги, читая следующее заклинание. Гдуза зарокотала, волосы мягко поглаживали её лицо.

Обе противницы находились в плохой форме ― они должны были закончить битву, и быстро. Амелия сделала глубокий вдох и бросилась в атаку, насколько позволяло повреждённое колено. Гдуза заняла позицию и приготовилась защищаться волосами.

― Висфранк! ― крикнула Амелия. Руки её вспыхнули магией.

Гдуза выбросила волосы вперед и двумя длинными прядями обвила руки Амелии. Первые пряди, прикоснувшиеся к наполненным магией рукам, потерпели неудачу и погибли, но Мазоку обвивала руки снова и снова, и быстро истощала энергию заклинания Амелии.

Гдуза кричала в агонии: волосы её горели. Она сломила сопротивление Амелии и направила больше волос, чтобы связать туловище девушки.

Амелия поперхнулась, опутанная волосами. Она открывала рот, силясь прочесть следующее заклятье.

Гдуза смеялась как сумасшедшая.

― Вот! ― орала она. ― Попробуй пробиться магией через это, ты, дерзкий человечишка!

Амелия слабо сопротивлялась. Губы Гдузы маниакально изогнулись, а волосы начали жужжать. Но затем неожиданно нарастание силы волос остановилось. Рот Гдузы раскрылся в немом крике.

Дюглд стоял за ней, погрузив руку в её тело по запястье.

― Дю-Дюглд! ― вскрикнула она. Длинные витки чёрных волос спали с Амелии, растворяясь хрупкими частицами ― их сила таяла.

Амелия тяжело опустилась на землю. Изо всех сил стараясь не потерять сознание, она начала чтение нового заклинания.

― Я убью эту сволочную химеру! ― бешено проорал Дюглд, рука которого всё ещё находилась в туловище товарища. ― Мне нужна вся твоя сила, Гдуза!

Судя по безумному тону голоса Дюглда, сражение с Зелгадисом уничтожило те крохи разума, которые вообще были у демона.

Гдуза пробулькала какое-то неясное проклятие. Её тело рассыпалось чёрным прахом и рассеялось по ветру.

Дюглд зарычал в разочаровании.

― Нет! ― завопил он. ― Мне нужно больше! ― Он отчаянно высматривал очередного младшего демона, но мы уже перебили всех поблизости.

Амелия не упустила шанса.

― Копье Эльмекии! ― крикнула она.

Очевидно, Дюглд не заметил Амелию в своём неистовом поглощении собственных союзников. Он дико вскричал от боли, когда неожиданное заклинание попало точно в него.

― Н-нет! ―это всё, что Мазоку смог прошипеть, из последних сил поворачиваясь к ней. К несчастью для него, он вновь оставил свою спину открытой ― теперь для Зелгадиса.

ВЖИК!

Меч Зела разрубил Дюглда до середины. Дюглд даже не смог закричать: тело его тут же рассыпалось в чёрную пыль.

Ветер подхватил то, что осталось от Дюглда, рассыпая в воздухе бывшего Мазоку. Амелия перевела дух.

― Наконец-то, ― выдохнула она. ― Не могу поверить, что это закончилось.

Зелгадис пожал плечами.

― Для них ― точно.

Амелия в ответ слабо хихикнула.

***

Зуума переуступил с ноги на ногу. Гаурри стиснул челюсти.

Наконец Зуума нарушил напряжение, прыгнув высоко в небо. Целясь в него, Гаурри взмахнул Мечом Света, но ассасин легко отразил летящий клинок магией в своей ладони. Затем он собрал сгусток магии в руке и швырнул её в Гаурри.

Клинок Меча Света перестроился в последний момент. Гаурри рубанул по магическому сгустку, тем самым разбив его на мелкие искры.

― Тёмный Туман, ― произнёс Зуума.

Когда он успел прочесть это заклинание?!

Гаурри исчез в плотной тьме, но не растерялся. Он выскочил из облака, его обнажённый меч был готов к атаке.

Однако Зуума сделал свой ход ― воспользовавшись краткой потерей ориентации Гаурри, он зашёл сбоку и послал в ничего не подозревающего мечника мощную ударную волну.

То ли почувствовав вибрацию воздуха, то ли просто положившись на инстинкт, Гаурри вдруг взмахнул Мечом Света в направлении ударной волны. Сияющее оружие разрезало магию Зуумы, спасая мечника от серьёзной травмы.

Зуума вновь напал. Гаурри в ожидании приготовил меч, но Зуума изменил тактику ― прежде чем попасть в пределы досягаемости меча, он одним стремительным движением руки выпустил другую ударную волну.

― Что?― выдавил Гаурри. Магия была слишком близко, чтобы уклониться, потому Гаурри был вынужден защищаться. Он занёс Меч Света и отразил волну как раз вовремя.

Воспользовавшись моментом, Зуума атаковал.

Было похоже, что ассасин хотел подобраться ближе: он мог одной рукой схватить меч Гаурри, а другой ― запустить магией. Не желая давать ему удобного случая, Гаурри ударил клинком в упор, и он никак не мог промахнуться.

Он промахнулся.

Зуума крутанулся, едва избежав летящего клинка ― возможно, предвидел манёвр. Гаурри же сумел отступить и ударить ещё раз.

Он врезал ногой в живот Зуумы. Ассасин отлетел назад и кое-как приземлился на землю.

― Сияющая Стрела! ― прокричал Зелгадис.

Неожиданная магическая атака создала целый сноп из ревущих стрел. Но прежде чем они достигли цели, Зуума взмахнул рукой, легко расшвыряв стрелы в разные стороны.

Глаза Зелгадиса расширились.

― Быть такого не может.

― Не мешай, ― Зуума выпустил ударную волну в ошарашенного Зелгадиса.

БУМ!

Волна в полную силу ударила Зелгадиса.

Я только убила последнего из младших демонов, когда увидела, как Зел отправляется в непродолжительный полёт. Проклиная нашу удачу, я обернулась к Амелии.

― Амелия! ― проорала я через поле битвы. ― Вылечи Зела!

Амелия похромала к нашему упавшему другу. Эти двое были вне линии огня, и я переключила внимание на Гаурри и его затруднительное положение.

Было что-то… странное в боевом стиле Зуумы. С одной стороны, он казался знакомым мне, но, в то же время, совершенно не был похож на то, как он сражался в прошлых битвах.

В любом случае, хороша его стратегия или нет, стоит мне застать Зууму врасплох, и от тщательной прожарки он не отвертится. В момент, когда он и Гаурри разошлись, я выпустила заклинание.

― Кселас Брид! ― крикнула я.

То было одно из моих недавно усовершенствованных заклинаний ― одно из тех, которым нужно было усиление. Кселас Брид мощное, как Кара Наследного Правителя или Рагна Бласт, и действует против демонов, однако оно может поразить за раз единственного противника. И лучшая его особенность в том, что волшебник может контролировать его удалённо ― теоретически, от него невозможно уклониться.

Для людей невозможно, по крайней мере.

Как только я выкрикнула Слова Силы, узкая полоска света появилась из моего указательного пальца и выстрелила в Зууму. Зуума переместился с невероятной скоростью, однако свет отозвался на мои команды и тотчас изменил курс, преследуя его.

Зуума прочел про себя заклинание. Теперь, когда у меня появился шанс изучить его вблизи, и я кое-что заметила ― голос, которым он произносил заклинание, имел знакомые интонации и точно не принадлежал ему.

Если это было то, о чём я думала, то нас всех провели.

Зуума прекратил движение, дабы завершить своё заклятье. Я воспользовалась преимуществом от заминки и направила Кселас Брид в него.

ЩЩЩЩЩ!

Зуума блокировал заклинание. Он его блокировал. Вместо того чтобы умереть ужасной смертью как любой нормальный человеческий ассасин, он разбил мою полоску света на миллион безвредных осколков.

Кровь в моих жилах застыла.

― Зуума, ― позвала я… и с трудом сглотнула, стараясь не паниковать. ― Ты… ты объединился с Сейграмом, не так ли?

Зуума вперил в меня свои злые глаза.

― Ты заметила, ― ответил он не своим голосом.

Это был Сейграм, отлично. Безликий Мазоку говорил через маску и оболочку ассасина.

― Наша битва в городе Атлас оставила меня с тяжёлыми ранениями, ― злобно говорил нам голос Сейграма. ― Я потерял огромную часть своей силы. Человек, с которым я делю тело, потерял обе руки в схожем бою.

― До чего возмутительно, ― прорычал Сейграм. ― До чего возмутительно пострадать от рук двух нелепых глупцов!

Я наконец-то поняла, почему Сейграм Бесформенный носил эту маску во время нашего сражения в таверне, и почему раскол маски и тёмного защитного поля были единственными причинами, заставившими его отступить.

Зуума прятался за той маской во тьме.

Это также объясняло многие вещи, казавшиеся мне до этого странными ― почему способности Зуумы казались столь невероятными, и почему изменилась боевая техника Сейграма? Оба наших врага были завёрнуты в одну уродливую, зловещую упаковку.

― Я говорил, что отплачу вам, ― рокотал голос Сейграма. ― После нашей роковой схватки, я поклялся, что однажды верну должок. Но поскольку раны от Меча Света залечить было нелегко, я пожертвовал своей истинной демонической формой и слился с этим ассасином.

Он действительно отказался от своей демонической формы, лишь бы отомстить Гаурри и мне?

Я даже не знала, быть польщенной или ужаснуться.

― Итак, ― продолжала я, ― вы связались с Ральтааком, взяли парочку своих старых дружков-демонов, а затем вызвали нас на бой.

Зуума-Сейграм спокойно кивнул.

― Но что Ральтааку с этого?

― Нет нужды углубляться в детали с тем, кто обречён умереть, ― ответил гибрид человека и Мазоку, на сей раз голосом Зуумы.

Я бросила сердитый взгляд.

― Ещё посмотрим, болван. Пока что никто из вас не смог воплотить свои планы в реальность.

Зуума-Сейграм внезапно кинулся к Гаурри ― тот тут же бросился вперёд, дабы встретить его.

Для меня не стало сюрпризом то, что враг решил сперва атаковать Гаурри. Неважно насколько могущественна злая сущность, Зуума ― или Сейграм, или кто там ещё ― не мог позволить себе игнорировать обладателя Меча Света. Злобный ублюдок собирался позаботиться обо мне после устранения Гаурри.

Но Зууме-Сейграму не требовалось время на чтение нормальных заклятий ― это умение, делало его особо смертоносным в ближнем бою. Любая беспечность со стороны Гаурри ― и быть беде.

Я быстро начала чтение заклинания.

Демон-ассасин пустил магическую ударную волну в Гаурри, однако тот легко отразил её мечом. Зуума-Сейграм высоко подпрыгнул прямо над Гаурри и попробовал метнуть другую волну оттуда.

― Ой-ё, ― буркнул Гаурри. Он направил Меч Света кверху: как и ожидалось, угол отражения определить было крайне трудно, поэтому на мгновение это заняло всё внимание Гаурри. Противник ринулся к нему, собрав магию в ладонь.

― Копье Эльмекии! ― выкрикнула я.

Я высвободила заклинание, удовлетворённо наблюдая, как оно бьёт Зууму-Сейграма прямо в грудь. Но это даже не сбило его с курса ― правая рука всё равно схватилась за Меч Света!

Используя точку столкновения как точку опоры, Зуума-Сейграм развернул свое тело вниз, выставив ноги. Гаурри едва успел отшатнуться и избежать всей силы серьезного удара двумя ногами.

Нагрудник Гаурри с резким металлическим звуком разломился надвое. Похоже, Зуума-Сейграм использовал что-то вроде когтей.

― Проклятье! ― выкрикнул Гаурри.

Сломанный нагрудник на секунду стал помехой подвижности Гаурри. К несчастью, секунды демоническому гибриду оказалось достаточно.

Зуума-Сейграм выстрелил магической ударной волной в упор. У Гаурри не было возможности остановить её ― его сбило с ног и отшвырнуло в лес. Он тяжело приземлился в куст, полный шипов.

― Гаурри! ― закричала я.

Услышав возню в кустах, последовавшую за стоном, я успокоилась. Но с того места, где я стояла, нельзя было сказать, насколько сильно он пострадал.

Тем временем «Зууграм» крайне неустойчиво держался на ногах. Видимо, мое Копье Эльмекии хорошо приложило его. Я была рада видеть, что мы наконец-таки нанесли порядочный урон этому парню.

― Положим… этому конец, ― прорычал он, переведя тяжёлый взгляд на меня. Я не могла сказать, кому принадлежал услышанный голос: Зууме иди Сейграму.

― Остановись!

Я моргнула. Голос, до боли знакомый, доносился из леса.

«Божечки, ― подумала я. ― Скажите мне, что это не…»

Абель ― да, Абель «Никакого инстинкта самосохранения» Ранзаад ― выбежал из леса, запыхавшийся и возбуждённый:

― Остановись! ― кричал он. ― Прошу, довольно!

Демон-ассасин перевёл взгляд на него.

Нам только неподготовленных тряпок на поле боя не хватало, дебил!

― Не слишком ли далеко это зашло?! ― отчаянно кричал Абель. ― Почему ты должен убивать?!

Зуума-Сейграм не ответил.

― Ответь мне, отец!

Погодите секунду ― «отец»?!

Тот, кого мы все знали, был Зуумой?!

Гибрид всех врагов, которых мы встретили за прошлую неделю, уставился на Абеля.

― Как… ты узнал? ― проскрежетал он. Голос принадлежал не Зууме, не Сейграму, а нашему предполагаемо слабому нанимателю.

Да, до меня ещё доходило.

Абель шагнул к своему злому отцу.

― Я… я твой сын, ― прошептал он, слёзы образовались в уголках его глаз. ― Не так ли, отец?

Так Радок был Зуумой всё время, и стал Сейграмом после Сейруна, и был ублюдком всю свою жизнь. Немудрено, что мы запутались.

Я и раньше думала об этом ― взятие заложника не было похоже на Зууму. В действительности он того и не делал ― он похитил самого себя, дабы заманить нас в глушь. Что, определённо, было более в его характере.

Так все те беды, через которые мы проходили с первого дня по милости Радока, были из-за того, что он ненавидел нас? Если только таким образом он скрывал жажду убийств. Зуума использовал свою личность Радока, чтобы привести нас в Везенди, что значит, он написал ту фальшивую записку, и вообще всё остальное. Так оба, Зуума и Радок, были виновны в шутке про мою грудь!

Это также означает, что каждое замечание, жалоба и скулёж Абеля были направлены на то, чтобы помочь нам. Он пытался выгнать нас, чтобы спасти.

Такая цепочка!

― Абель, ― тихо пригрозил голос Радока, ― молись.

Абель в шоке уставился на своего отца.

― Молись, чтобы Лина Инверс вышла победительницей, ― продолжал Радок-Зуума-Сейграм. ― Ибо если я выиграю эту битву, то не смогу позволить тебе жить.

― Подожди, ― позвала я. ― Радок, что с тобой не так? У тебя хорошая работа купца, не говоря уже о куче денег. Зачем тебе нужно убивать людей?

Радок покачал головой.

― Я не знаю зачем, ― медленно отвечал он. ― Знаю лишь, что я человек, рождённый чтобы убивать, и не могу жить по-другому.

Итак, он убивает людей, потому что сумасшедший. Полагаю, есть в этом смысл.

Тело Радока резко вздрогнуло ― и тотчас его поза и поведение изменились. Разумеется, голос его сменился на голос Зуумы.

― Всё закончится здесь, ― рыкнул он.

Мне было не до остроумных реплик, поскольку я уже читала заклинание.

Я знала, обычные заклинания на этом парне не сработали бы. Даже когда я использовала заклятья, способные нанести вред Мазоку, его человеческие способности к волшебству вкупе с демонической мощью давали возможность для блокировки. Я даже не могла предположить, как отразится на нём удар Драгон Слейвом ― прежде я уже сражалась с гибридом человека и демона, и Драгон Слейв был пустой тратой времени.

Это оставляло мне лишь один выход: достать его в ближнем бою, и до того, как он восстановится после Копья Эльмекии.

Гораздо, гораздо проще сказать, чем сделать, Лина.

Но убили бы меня или нет в результате этого плана, меня уже наизнанку выворачивало от того, что я оставалась в стороне от больших сражений. В тот день у всех моих друзей были драматические битвы ― а где моя? И когда это Лина Инверс говорила «нет» масштабному, взрывоопасному финальному сражению?

Настало время надрать зад. Сделав вдох, я кинулась к Гаурри.

Триединый злодей отрезал мне путь.

― Хочешь Меч Света? ― спросил он, двигаясь куда быстрее, чем мог бы раненый враг. ― Я ни за что тебе не позволю!

Обожаю, когда они ведутся на мой блеф.

Он был в пределах досягаемости меча ― и я завершила своё заклинание.

― Рагна Блейд! ― пронзительно крикнула я.

Сверкающий клинок тьмы сформировался в моей открытой руке. Из моих знаний про демонов, полу-демонов и Зууму следовало, что Рагна Блейд ― именно то, что нужно, дабы повергнуть эту сволочь. Также я была абсолютно уверена, что ни Зуума, ни Сейграм не видели его прежде, потому не могли знать, чего ожидать.

― Чего?! ― проревел Зуума-Сейграм при взгляде на клинок тьмы. Ему понадобился всего момент, чтобы создать скопления магической энергии в каждой руке. Выглядело так, будто он хотел схватить клинок тьмы левой рукой и атаковать меня правой ― по тому же шаблону он нападал на Гаурри.

Я знала, если бы Зуума перехватил мой клинок и ударил меня свободной рукой, шансы увернуться устремились бы к нулю. Я ударила быстро и сильно, чтобы не дать ему возможности.

― Неееееееет!

Крик разорвал воздух, когда мой враг, шатаясь, бросился к кустам, оставив позади одну весьма важную вещь: свою левую руку.

Я моргнула и подумала: «О. Ух, я сделала это».

Если быть честной, я не представляла полной силы Рагна Блейда. Он легко разрезал запястье Зуумы-Сейграма ― быть может мой клинок даже сильнее Меча Света?

Но расслабляться времени не было. Пока я стояла там, поражаясь самой себе, враг бросился к Гаурри.

Вот чёрт! Я не могла позволить ему подобраться ближе к Гаурри или мечу! Я пустилась вслед за Зуумой, но не имело значения, как быстро я бежала ― всё равно была уже далеко позади.

У Гаурри ― только вставшего на ноги и едва держащегося в таком положении ― не было бы никакой возможности избежать удара Зуумы-Сейграма. Гаурри рухнул обратно в куст с шипами, застонав от боли. Демон-ассасин потянулся к Мечу Света.

Если он получит его, я действительно попала.

На мгновение он открыл мне свою спину. Я подскочила к нему сзади и рубанула со всей силы!

Зуума-Сейграм заорал ― эхо разносилось средь деревьев.

К моему сожалению, это не был крик умирающего ужасной смертью ― то был крик от неожиданности, издаваемый тем, кто сумел блокировать атаку в последнюю секунду. В его уцелевшей руке, скрестившийся с моим Рагна Блейдом, был Меч Света.

Тяжело дыша, я отпрыгнула от Зуумы и друзей и сделала нетвёрдый шаг назад. Рагна Блейд ― заклинание мощное, однако оно также истощает энергию колдующего с чрезвычайно высокой скоростью. Я не могла позволить этому тянуться дольше.

― Ну, ребята, ― окликнула я. ― Готовы покончить с этим? Один удар, и выживший ― победитель?

― Нападай, ― прошипел голос Зуумы.

С высоко занесённым мечом тьмы, я атаковала его.

Демон-ассасин-купец выставил Меч Света, приготовившись к моему выпаду.

ВЖИК!

Мой клинок тьмы прошёл через туловище Зуумы-Сейграма в один чистый заход. На мгновение он застыл, с расширенными и пустыми глазами, прежде чем упасть наземь.

― ОТЕЦ! ― Абель подбежал, опустился на колени, когда Зуума ― нет, Радок Ранзаад ― упал. ― Отец! ― всхлипывал Абель. ― Отец!

Тело Радока дёрнулось. Его дыхание было прерывистым и слабым, а глаза закрылись. Абель согнулся рядом отцом и зарыдал в открытую.

Клинок тьмы в моих руках рассеялся. Я стояла там же, тяжело дыша, и смотрела, как Абель плакал.

Глаза Радока распахнулись.

― Отец! ― вскрикнул Абель.

Голос Сейграма слабо прохрипел сквозь рот Зуумы:

― Ты хорошо потрудилась, выставляя меня на посмешище… Лина Инверс. Я объединился с человеком… чтобы победить тебя, но был побеждён душой этого человека.

Голос Сейграма становился слабее. Я наклонилась вперёд, чтобы расслышать слова.

― Я заколебался в последний момент, ― он задыхался. ― Вернее сказать, Радок Ранзаад заколебался.

Тут до меня дошёл странный момент нашего последнего удара. Когда я рубила Рагна Блейдом, мой противник отвлёкся… он смотрел не на меня.

Он смотрел на своего сына.

Но что это значило? Изменилось что-то в сердце Радока в последнюю минуту, или он потерял хладнокровие в самый ответственный момент? К сожалению, мы никогда не узнаем.

― На посмешище… меня, ― прохрипел Сейграм, и его тело ослабло. Больше он не шелохнулся.

Абель долго смотрел на труп отца. Когда он, наконец, поднялся на ноги, то выглядел так, будто хотел что-то сказать, но не мог найти слов. Он просто стоял на месте некоторое время со слегка приоткрытыми губами.

В конце концов, он повернулся к Гаурри и мне и отдал долгий, низкий поклон. Возможно, это был способ отблагодарить нас за то, что освободили его отца от страданий.

***

― Знаете, это началось давно.

Я взглянула на городской пейзаж, распростёртый у наших ног. Абель, как мне казалось, выглядел нерешительным впервые с тех пор, как мы оставили тело его отца. Он был чрезмерно занят пылким комментированием дороги и окружающих гор, и лучшей разбивки лагеря в процессе нашего обратного путешествия.

Он определённо унаследовал от отца жажду странствий.

― Что началось давно? ― спросила я.

Он замолк, неловко потирая затылок.

― Наше с отцом отдаление друг от друга, ― прошептал он. ― Я подозревал, что что-то не так, и наша слабеющая связь была тому доказательством. ― он вздохнул. ― Должно быть, это началось, когда он… ну, взялся за вторую профессию.

― Как Зуума? ― предложил Гаурри.

Абель одарил Гаурри скептическим взглядом.

«Чего? ― хотела сказать я. ― До сих пор не раскусил Гаурри?»

― Тем не менее, ― через мгновение продолжил Абель. ― Не так давно отец вернулся из поездки вместе с господином Ральтааком, заявив, что этот человек ― его компаньон в разъездах. Я заподозрил неладное. А затем письмо, требующее найти вас, и начало всей этой заварухи… ― Он тряхнул головой. ― У меня банально не было времени расспросить отца об этом.

Зелгадис, скрестив руки на груди, молча, смотрел на город внизу.

― Ты знаешь, почему твой отец делал то, что делал?

Абель вздохнул.

― Нет, ― признал он. ― И, боюсь, никогда не узнаю.

На минуту мы все затихли. Сделав глубокий вдох, Абель взвалил мешок на спину и обернулся ко мне.

― Благодарю вас, что проводили меня до Везенди. Дальше я сам.

Я кивнула. Абель начал спуск с холма: его фигура быстро уменьшалась по мере удаления от нас. Я наблюдала за ним, пока могла различить его средь маленьких скоплений людей у входа в город.

― Лина? ― спросил, наконец, Гаурри. ― Почему ты отказалась от денег? Он сказал, что заплатит за всё это, и, ну… ― он насупился. ― Это не было похоже на лёгкую прогулку.

Верно ― я отказалась от денег. По какой-то причине, я не чувствовала за собой право принять обещанную Радоком плату, когда Абель предложил её.

― Гаурри-Гаурри, ― укорила я, похлопывая его по спине. ― Если ты не можешь этого понять, я расскажу тебе, когда подрастёшь.

Хотя, если честно, я не знала, почему сделала это. Иногда я сама себя не понимаю.

― С ним всё будет в порядке? ― сдержанно прошептала Амелия.

Я заткнула большие пальцы за пояс.

― Уверена, с ним всё будет в порядке.

― Хватит о нём, ― оборвал Зелгадис, вперив взгляд в путника позади. ― Как нам поступить с тобой?

Кселлос одарил Зела одной из своих безмятежных улыбок.

― Ах, ― промурлыкал он, затем тихо посмеялся и почесал щёку.

Кселлос решил путешествовать с нами. Снова. А Зелгадис по-прежнему хотел зажарить его до углей.

― Кинул нас во время финальной битвы, ― фыркнул Зелгадис, ― а когда всё было сказано и сделано, вновь объявился. С такими друзьями, как ты, нужны ли враги?

Кселлос, взмахивая рукой, ответил:

― Верите мне или нет, с тыла на меня напали Мазоку. Впоследствии, ну… ― Он рассмеялся. ― Я заблудился в лесу.

Зелгадис нахмурился.

― Разумеется.

Я отвела глаза. Во время битвы Кселлос спас меня, однако никто не видел и не слышал, как он пришёл ко мне на помощь со своим «Можешь считать это исключением». Это было только между Кселлосом и мной.

― Лина? ― спросил Гаурри. ― Ты не знаешь, что случилось с этим Ральтааком?

Я пожала плечами и ответила:

― Понятия не имею. Он растворился в лесу в начале битвы, и никто больше его не видел.

― Правда? ― Гаурри состроил мину. ― Ух, может, как думаешь, нам надо преследовать его?

Как будто нам и так дерьма не хватает!

― Оставь, Гаурри. Захочет найти нас ― найдёт, нравится нам это или нет. ― Я вытянула руки. ― Я хочу вернуться к дороге. Столько мест не посещённых, столько людей небитых.

Зелгадис кивнул, Амелия лучезарно улыбнулась, а Гаурри, ну… глаза его потупились. Если бы мы не двинулись вперёд, боюсь, он бы так стоя и уснул.

― Идём, ― объявила я, указывая туда, где (я надеялась) был запад. ― Следующая остановка: Дилс!