Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
04.09.2019 10:12
Спасибо

Подготовка к битве

Яркая вспышка серебристого света прочертила окно снизу вверх, расколов на части ставни. Разломанное дерево медленно разошлось, открывая очертания одинокой фигуры на фоне полной луны.

Зуума.

«Дежавю», — подумала я. Зуума определённо наслаждался драматическими выходами, но этот трюк давно устарел. Во время нашего первого столкновения в Сейруне, Зуума тоже появился в окне моей спальни тихой лунной ночью. Фантазия у него реально не работает.

— Я тут, — прямо сказала я, — как ты и хотел.

Я подняла меч так незаметно, как могла, хотя мышцы ещё болели.

Зуума помолчал.

— Я не позволю тебе остановить меня, — предупредил он, хватаясь за оконную раму. Значит, почувствовал мою подстраховку. Элемент неожиданности пропал, и я решила, что ждать больше нет смысла:

— Амелия! — крикнула я, тут же уходя в сторону.

— Пламя Гаава!

ВУМ!

Огонь Амелии прожёг себе путь через кровать, прежде чем достиг ставен. К сожалению, Зуума запрыгнул внутрь и отошёл от оконного проема, оставив позади себя пылающее дерево.

Амелия демонстративно указала на него:

— Давно не виделись! — сказала она. — Мы подозревали, что ты попытаешься проникнуть сюда, поэтому я спряталась под кроватью госпожи Лины. Не хочу упустить шанс покарать тебя!

Ну, это было похоже на хороший план. Хоть Радок и отвёл каждому из нас индивидуальные апартаменты, все мы знали, что Зуума скорее всего нападёт на меня, поэтому Амелия предложила тайно расположиться в моей комнате. Конечно, не было ничего удивительного в том, что ассасин уровня Зуумы мог почувствовать число присутствующих в комнате, прежде чем войти… Возможно, нам не стоило и пытаться.

— Думаю, он заметил, — прошептала я Амелии.

Амелия с удовольствием сжала кулак.

— Не важно, — объявила она, тряся кулаком Зууме. — Ты перехитрил меня в этот раз, но больше этого не повторится!

На мгновение показалось, что Зууму это повеселило — похоже, он сдержал тихий смех. Но потом он перевёл взгляд на меня, и смех исчез из его глаз.

Не успела я моргнуть, как Зуума отпрыгнул от окна и через комнату пролетел ко мне.

Я подавила желание отступить. Не оставлять Амелию одну сражаться за меня! Кроме того, хотелось дать отведать этому парню моего нового сияющего меча — Гаурри обучил меня нескольким новым движени…

ДЗИНЬ!

Вмиг Зуума пронёсся мимо меня, и я поняла: что-то не так. Совершенно новый, предполагаемо крутой короткий меч был сломан, словно хрупкая безделушка.

А-А-Р-Р-Р! Почему я такой отстой?!

Зуума в мощном ударе замахнулся на меня. Рванув назад, я смогла избежать атаки, однако это было чистым везением. Было очевидно, что мне необходимо держать дистанцию между нами, иначе меня ждёт бесславная смерть.

Зуума выкинул левую руку, чтобы схватить меня за горло. Я рефлекторно отклонилась назад и уклонилась, однако это было близко — я почувствовала резкий порыв воздуха, когда рука пронзила пространство рядом с моим ухом.

Я запустила сломанный меч в Зууму. И нет, это по-прежнему не сработало — он просто отбил рукоятку. Ладненько! Далее?

Я сделала ложный выпад, отсрочив смерть ещё на секунду, и быстро стала читать заклинание.

Амелия, заходя сбоку, уже завершила своё заклятье:

— Дам Брасс!

Так же легко, как и ранее, Зуума подпрыгнул и избежал её атаки. Амелия напирала на ассасина, вынудив того повернуться к ней. Она явно была в невыгодном положении — Зуума не только куда быстрее, но также сильнее и сноровистее. Амелия превратилась бы в фарш, если бы я не вмешалась!

И тут у меня появилась идея. Я набрала воздуха в грудь и вскинула руки:

— Свет! — проорала я.

Ловко крутанувшись, Зуума увернулся от моего заклинания. Но у меня не было цели ослепить его — я задумала кое-что более масштабное. Магическая сфера пролетела мимо Зуумы и взорвалась под потолком. Мою стремительно превращающуюся в щепки комнату тут же залило ярким светом.

План сработал — на полу, как я и хотела, появилась тень Зуумы.

Да!

Мне нужно было лишь пригвоздить тень Зуумы к полу Оковами Тени — это заставило бы его замереть на месте и решило бы половину наших проблем. А после я и Амелия вместе напали бы на эту обездвиженную сволочь, и на этом наше странное приключение наконец-то бы закончилось!

Но — впрочем, как всегда — найдётся тот, кто испортит твой компот. Я не успела даже начать чтение Оков Тени, как вдруг кто-то громко заколотил в дверь.

ТУК!

— Что-то не так? — раздался яростный голос Гаурри. — Лина, случилось чего?!

Гаурри, как всегда, в своём репертуаре — худшего времени и представить было сложно. Кстати, со всей этой суматохой, мы, наверно, весь дом подняли на уши.

— В чём дело?! — кричал слуга.

— Злоумышленники?! — орал другой.

— Господин Радок в безопасности? Кто-нибудь проверил?

— Кто-нибудь, позовите городскую стражу!

Зуума зарычал в разочаровании. Явно недовольный ситуацией, он быстро отступил к окну.

— Стой! — пронзительно крикнула Амелия.

Она ринулась за ним, но было слишком поздно — Зуума одним прыжком миновал уничтоженную оконную раму и растворился в ночи.

БАХ!

В тот же момент Гаурри выбил дверь. Он влетел в комнату, держа руку на эфесе меча.

— С вами всё в порядке?! — запыхавшись, спросил он.

Мы с Амелией переглянулись:

— Угу, — ответила я со вздохом. — Мы в норме.

Гаурри не выглядел убеждённым. Амелия показала ему большие пальцы, пытаясь скрыть мою досаду.

Я была спасена, конечно, но всё же немного злилась. Ещё минута и я бы обездвижила Зууму. «Или погибла», — напомнила я себе.

Вскоре после того, как Амелия и я проверили себя на наличие повреждений, в комнату ворвался Радок. Я не удивилась — да разве ж он отказался бы на меня поорать?

— Что стряслось?! — Радок кипел от злости, вертя головой во все стороны сразу, чтобы оценить состояние моей комнаты: — Хотите сказать мне, что Зуума только что был здесь?! И вы дали ему уйти?!

Горящие глаза Радока сфокусировались на Амелии и мне. Как бы отчаянно он ни пытался корчить из себя импозантного мужчину, дурацкая ночная рубашка и тапочки полностью рушили эффект. Я подавила смешок, когда он гневно скрестил руки на груди.

Если честно, я разделяла расстройство Радока. Зуума, конечно, ушёл, но заклинание Амелии разнесло окно (и крупный кусок прилегающей стены), кусочки камня валялись на полу, и я осталась без двери. В общем, в комнате царил полный хаос.

— Зуума был здесь, — подтвердила я, используя свой лучший механизм по отвлечению внимания: перекладывание вины. — И мы сделали всё, что могли.

— Ты лжёшь! — зарокотал Радок, негодующе взмахнув рукой.

Ух… прошу прощения?!

После всего, через что мы с Амелией прошли, я поверить не могла, что у этого придурка хватит наглости забрасывать меня обвинениями. Я сжала кулаки. Ярость хлестала через край.

— На каких основаниях вы называете меня лгуньей, господин? — прошипела я.

— Если бы ассасин использовал заклинание такой мощи, что пробил дыру в стене, никто из вас не стоял бы тут и не рассказывал сказки.

— Я ведь говорила, Зуума не такой ассасин! — ответила я. Зуума был из тех типов, которые в точности выполняют задание, а чрезмерные разрушения пошатнули бы его репутацию профессионала. Кроме того, было похоже что, в этот раз он вознамерился убить меня старомодным способом — стиснуть руки на горле.

— И как ты можешь быть в этом уверена?! — порывисто спросил Радок, выпячивая грудь. — Он ни разу не использовал атакующих заклятий?! Эта дыра сама появилась в стене?!

Он действительно думал, что я признаюсь, кто в этом виноват? Обойдётся! Стиснув зубы, я молча слушала его тираду.

— Даже если это так, в конце концов, вы позволили ему уйти. Гори оно синим пламенем — я щедро плачу вам за мою защиту, а вы преуспеваете только в разрушении моего дома! — Он вскинул руки. — И в довершение, у тебя хватает наглости стоять здесь и оправдываться!

— Вот почему я просил тебя вышвырнуть их, отец, — прозвучал знакомый раздражающий голос. Видимо, Абель в какой-то момент подкрался к нам и встал за спиной Радока.

— Если подумать, весь этот шум, вероятно, вызвали эти двое, — Абель указал на Амелию и меня. — Вышвырнуть их всего…

— Тишина! — взревел Радок.

Хорошо, что папочка Абеля заткнул мальчишку, потому что я уже чуть было не сделала это своими кулаками.

Радок накинулся на сына:

— Я уже говорил тебе! Если они обычные мошенники, всё, что я теряю — немного денег, но если всё это правда, я могу потерять жизнь!

— Но подумай об этом, отец! — Абель, словно упрямый осёл, вновь гнул свою линию. — Она сама сказала, ассасин придёт сначала за ней, верно? Так выпнем весь этот отвратительный сброд на улицу, и дело с концом — пусть ассасин будет подальше от тебя!

Радок свирепо посмотрел на сына.

— Говоришь, я должен жить до конца дней в страхе перед тенью ассасина? Не зная, когда или где эта тень настигнет меня?!

Абель не ответил. Поджав губы, он перевёл тяжёлый взгляд на меня.

Радок дело говорил. Поверьте мне, куда легче стряхнуть страх перед врагом, которого можешь оценить. Когда же угроза неизвестна, можно сойти с ума, гадая, когда враг нападёт и есть ли у тебя сила его одолеть.

Но всё же, Зуума не был для нас такой уж загадкой — Радок слышал достаточно историй о его жертвах. Меня он, похоже, считал за живой щит, способный уберечь от клинка профессионального убийцы, но если я погибну при встрече с Зуумой, то вступить в битву придётся уже самому Радоку. Нет ничего удивительного в том, что он хотел держать меня неподалёку.

Лучшим решением было пойти за Зуумой и покончить с ним раз и навсегда. Не сделай я этого, боюсь, обнаружила бы себя навечно застрявшей между Радоком и Абелем в их нелепой ссоре. Выбирая, я бы предпочла Зууму.

Абель цокнул языком:

— Во всяком случае, — объявил он, — я осмелюсь сказать, что мы больше не потерпим такого ужасного шума.

— Действительно, — фыркнул Радок и о чём-то задумался.

— В настоящее время, — сказал он, наконец, — я не одобряю ваше изгнание из нашего дома. Пока моей жизни грозит опасность, — Он бегло оглядел комнату, задержав взгляд на Амелии, Гаурри и мне, прежде чем остановиться на сыне. Он нахмурился. — Это ясно?

Не дожидаясь ответа, Радок развернулся на пятках и прошествовал вон из комнаты. Абель подождал, пока отец уйдёт, прежде чем гадко усмехнуться.

— Замечательно, — прошептал он.

В точности мои чувства.

Выходя, Абель задержался, чтобы посмотреть на нас. Выплюнув ругательство, он вылетел в коридор. Я бы ответила непристойным жестом, кабы комната не была полна прислуги Радока.

— Не беспокойся об этом, дорогая, — сказала пухлая служанка средних лет, вразвалку подходя к нам. Она развела руки в примирительном жесте. — Хозяин и его сын оба вспыльчивы, но ссорятся лишь потому, что жизнь хозяина в опасности. Обычно они весьма ладят.

Амелия скептически закатила глаза:

— Разумеется.

— Это правда, — утверждала женщина. — После того, как жена хозяина усопла, он сам воспитывал сына до возмужания.

Угх… История возмужания Абеля мне сейчас абсолютно не интересна!

Я знала, что это за техника — разрушительная, простая в изучении, но невероятно сложная в исполнении. Я буквально чувствовала, как она наступает. Обычно она называлась Пустой Болтовнёй, и эта старая служанка, без сомнений, владела ею в совершенстве.

В магической лавке мне этого хватило с лихвой. Кроме того, оставаться терпеливой посреди ночи да ещё после всего произошедшего довольно сложно, но я знала: сейчас нужно соображать максимально быстро.

— Конечно, — тут же сказала я. — Отлично. Тогда нам нужно поскорее избавиться от этого ассасина, ради их блага.

Женщина торжественно закивала. Она открыла рот, чтобы ещё что-то сказать, но я оборвала её вопросом:

— Если ассасин приходил сюда убивать, эм, хозяина Радока, значит, кто-то нанял его для этого. Как вы думаете, кто бы это мог быть?

Пухлая старая женщина поджала губы.

— У хозяина нет врагов, насколько мне известно. Ох, но как знать, верно? Столько беспокойных и обиженных людей в мире. Я немногое знаю о его торговых делах, но, может, убийца имеет какое-то отношение к ним? Тогда этим преступником может быть Резак.

Резак? Я удивилась. Но моё удивление не было долгим, ибо дама не останавливалась ни на секунду.

— Он был моим прошлым хозяином, — говорила она, — джентльмен, который жил здесь до хозяина Радока. Вроде бы он потерял этот дом, потому что плохо управлялся с деньгами, однако это совсем не похоже на Резака. Но если дело не в этом, то я не знаю, почему…

— Спасибо вам, — громко прервала я. — Ладно, мне пора идти.

— Ах! — воскликнула служанка, не обратив на меня никакого внимания. — Может, тогда это обида на отца хозяина?! Отец его был благороден, но, понимаете, некоторые знали его очень жадным. Я уверена, многие были возмущены его поведением.

— Спасибо, я разберусь…

— Господин Балом, например, — сейчас он самый выдающийся торговец Везенди. Но отец хозяина, когда был жив, всегда на шаг опережал его.

Не, ну давайте теперь всех засранцев перечислять!

Служанка всё продолжала и продолжала до самого рассвета. Неважно, как отчаянно я пыталась улизнуть в спальню Амелии, служанка постоянно хватала меня за руку, наклонялась ближе и начинала следующий цикл болтовни. В конечном счёте, всё, что она сказала, превратилось в моём переутомлённом мозгу в бессмысленную кашу. И с чего она решила раскрыть мне все тайны именно в такой час?.. Понятия не имею.

В общем, после этого до свободной кровати я доползла абсолютно без сил и со слезами изнеможения на глазах.

***

К счастью, никто не будил меня до полудня. Потому что если бы кто-то попытался тронуть меня раньше, я бы ему руку оторвала.

После краткого обеда, Гаурри, Амелия и я решили отправиться наводить справки по городу. Обстановка в семье Радока оставалась прежней — ссоры и растущая враждебность отца и сына ко мне и моим товарищам — так что мы решили, что если хотим добиться успеха в нашем деле, то следует действовать самостоятельно. Мы получили разрешение Радока и оставили Кселлоса за «охранника» (есть и спать) в поместье.

Мы также заглянули в оружейный магазин, где я смогла купить новый короткий меч. Клинок, что я выбрала, не был лучшим из лучших, но вполне приличным. Стоил он немало.

Когда день сменился вечером, мы прекратили рыскать по городу в поисках улик и решили свидеться с Зелгадисом. Приятно было просто собраться в таверне и спокойно посидеть, а не подраться - так, для разнообразия, знаете.

— Что сегодня? — спросил Зелгадис после того, как я посвятила его в подробности. — Удалось что-нибудь выяснить в городе?

— Ничего такого. С тех пор, как Радок взялся за семейный бизнес, его популярность сильно упала. — Я сделала долгий глоток из чашки, прежде чем продолжить, глядя в неё, — Хотя он всё ещё довольно прилично зарабатывает.

Амелия кивала моим словам. Гаурри сполз по стулу, похоже, задремав.

— В общем, — продолжала я, — другие купцы в Везенди находили отца Радока отвратительной личностью, с которой не стоит иметь дел. Я могу представить, чтобы кто-то нанял ассасина, чтобы прикончить этого парня, но он уже мёртв. — Я пожала плечами. — Люди думают о Радоке, как о более слабом игроке, чем его отец. Сомневаюсь также, что кто-то нацелился на него из-за старых ошибок папы. Но есть тут один парень — Резак. Он жил в доме Радока до того, как тот его купил. Стоит к нему приглядеться.

— К нему? Почему?

— Некоторые люди говорили, что сразу после покупки Радоком имения за бесценок, Резак напился и бродил по улицам, выкрикивая: «Я убираюсь из этого города!». На следующее утро он исчез, и с тех пор никто его не видел и не слышал о нём.

Зелгадис нахмурился.

— Это, может, и странно, но ты вправду думаешь, что он наш клиент?

— Без понятия, — Я сделала ещё один большой глоток. — Мы не нашли никаких признаков грязной игры. Всё выглядит так, будто он действительно покинул город. Точно ничего нельзя утверждать. — Я задумалась на мгновение, затем добавила, — Но времени на тщательное расследование у нас нет. В любом случае, едва ли у Резака хватало денег или духу, чтобы покуситься на Радока. Дом Радока, вероятно, менял владельцев два или три раза до Резака, но я сомневаюсь, что кто-нибудь из бывших хозяев стал бы нанимать ассасина вроде Зуумы.

Зелгадис сплёл пальцы рук перед собой, размышляя над всем, что я ему рассказала.

— Из сказанного тобой следует, — пробормотал он, наконец, — что за этим кроется некая потаённая обида. Что-то, чего нам не разузнать.

— Именно.

Зелгадис поерзал на сидении.

— Прекрасно, — сказал он с нотками злобы в голосе. — Есть кое-что ещё, что я хотел спросить у тебя, — Он бросил на меня тяжёлый взгляд. — Какого хрена делает Кселлос всё это время?

— Играет в шахматы, — ответила Амелия, фыркнув.

— Вот сволочь! — Зелгадис сжал кулак. — Баклуши бьёт, да? Я не удивлён!

Я жестом попросила его успокоиться.

— Мы в общественном месте, — шикнула я. — И перестань волноваться о Кселлосе.

Зелгадис и Амелия дружно уставились на меня. Я отвела взгляд.

— Слушайте, вы двое, — твердо проговорила я, — Кселлос наш товарищ по странствию. Он не наш друг и не наш союзник. Усекли?

Зелгадис громко фыркнул.

— Да как угодно, — проворчал он.

Амелия зло вздохнула и сникла.

— Полагаю, Вы правы, — признала она.

Это было резковато, но суть отражало верно. Истинных мотивов Кселлоса я не знала, и раз у меня не получалось полностью доверять ему, то и полагаться на него я определённо не могла. Была бы воля Зелгадиса и Амелии, — Кселлоса не было бы с нами… но я предпочитала держать его в поле зрения, поскольку он мог пригодиться.

— Зел, — Я хотела сменить тему. — Появление Зуумы прошлой ночью, в общем-то, не удивило меня, но всё же мне стало интересно. Ты видел каких-нибудь подозрительных мужчин, живущих здесь?

Зелгадис поднял бровь.

— Ну, — пробормотал он, — это совсем не первоклассная гостиница, Лина. Каждый здесь подозрителен, включая меня. Кроме того, — он рассеяно обхватил кружку, — этот Зуума, похоже, больно ловкий. Если он достаточно силён, чтобы составить конкуренцию Гаурри, то наверняка может затаиться до следующей возможности ударить. Добавь к этому то, что он, скорее всего, устроился в Везенди до нас, и в итоге получится, что мы ищем иголку в стоге сена.

Зел, как обычно, прав. В тот момент я особенно ненавидела его за это.

— Чудесно, — проворчала я. — Так наш единственный выход — это ждать, пока он снова не придёт за нами.

— Как думаешь, есть связь между теми Мазоку и проблемами Радока?

— Да что б я знала. Но Зуума сказал мне прийти в Везенди, и как только мы прибыли — бамс! — Я хлопнула кулаком по ладони. — Мы были атакованы Сейграмом и его очаровательными друзьями. По мне так не похоже на совпадение.

На секунду я остановилась, чтобы подумать.

— Но это не похоже на Зууму, — признала я. — Уверена, он хотел бы закончить начатую работу самостоятельно. Он не стал бы привлекать компанию демонов, чтобы они сделали всё за него.

— Может, наоборот. Как думаешь, может, Сейграм обратился к Зууме?

— Та же беда. Взгляни с точки зрения Сейграма: если он хочет моей смерти, с чего бы ему опускаться до объединения сил с человеческим ассасином?

Вдруг Амелия подскочила на стуле.

— Вот мне в голову ударило, — заявила она.

Я подумала, уж не орехом ли запустил в неё один из посетителей таверны. Но нет — ей действительно было что сказать.

— Если Зуума был нанят, чтобы убить Лину, — разъясняла она, — и если он также был нанят убить господина Радока, тогда, может быть, тот, кто нанял его убить господина Радока, связан с Сейграмом!

Я застонала от этого предположения.

— Хочешь сказать, некто, нанявший Зууму убить Радока, случайно имеет связь с кем-то, кто раньше сражался с нами?

Она сощурила глаза и поморщилась:

— Полагаю, это несколько натянуто.

Гаурри воспользовался шансом сказать что-нибудь:

— Как бы то ни было, — прямолинейно проговорил он, — какая разница? Раньше, позже — всё, что имеет значение, это сможем ли мы надрать им задницы.

Он знал, как свести на нет обсуждение.

Я плюхнулась на стул.

— Дело говоришь, — сказала я хмуро.

Гаурри не может следить за нитью разговора — сомневаюсь, кстати, что он вообще нас слушал — но он всё же хорош в обнаружении сути. Если мы хотели выйти живыми из передряги, нашей единственной надеждой было изучить поведение противника и разгромить его в одном генеральном сражении.

Или в серии коротких сражений. Серия коротких сражений, которая могла занять целую вечность. Я вздохнула. Отчего наши приключения всегда отягощены потерями времени?

***

После ужина мы вернулись к Радоку. Вечно невозмутимый дворецкий Ральтаак встретил нас в гостиной.

— Господин Радок ожидал вашего возвращения, — произнёс он.

Амелия, Гаурри и я переглянулись между собой и закатили глаза. Последнее, в чём мы нуждались, так это очередная порция нытья Радока. Однако мы были без гроша, а Радок платил нам — что нам было ещё делать, канавы чистить?

Ральтаак жестом пригласил нас сесть на софу. Радок сел в большое, богато украшенное кресло напротив нас; рядом расположились Кселлос и Абель. Дворецкий занял своё место в углу комнаты и молчаливой статуей застыл там.

— Вы опаздываете, — рявкнул Радок своим обычным раздражённым тоном.

Я проигнорировала его и села на плисовую софу. Гаурри и Амелия сели следом.

Радок сделал глубокий вдох.

— Что же, — сказал он в следующий момент, — я созвал вас не для того, чтобы жаловаться.

Да ну?! Ад, наверное, вымерз.

— Я хотел проинформировать вас, — он сделал значительную паузу, — что уезжаю.

Мы все вздрогнули. Абель уронил челюсть.

— Ты же не серьёзно?! — закричал ошарашенный идиот. — Отец, мы переживаем кризис — кто-то охотится на тебя! Как ты можешь рисковать, отправляясь в дорогу, когда жизнь в опасности?!

— Запасы товаров истощились! — заорал Радок. — Пришло время закупаться!

Тон его был даже ещё более категоричным, чем раньше. Абель отшатнулся от таких слов.

— Но отец! — воскликнул Абель. — Ты же можешь послать кого-то другого сделать это за тебя?

Амелия заговорила со своего конца софы:

— Я бы рекомендовала то же, — сказала она. — Зуума вероятнее нападёт на вас снаружи, где вы менее защищены.

— Это бизнес! — проревел Радок.

В комнате повисла тишина.

— Я всегда лично инспектирую качество закупленных товаров, — отрезал Радок. — И я не собираюсь изменять своим правилам теперь, не смотря ни на какую опасность, — предельно ясно обозначив свою позицию, он вновь переключил внимание на меня. — Разумеется, я хочу, чтобы ты и твои товарищи отправились со мной, дабы обеспечить мне безопасный проезд. Это в рамках контракта, так что я не приму отказа!

Конечно, я хотела запросить больше денег, но что я могла поделать? Кселлос был не более чем расхваленным дармоедом, и, с точки зрения Радока, Амелия, Гаурри и я были не намного лучше. Я знала, споры с ним могут поднять эту тему, а дальше рисковать урезанием нашей оплаты не хотелось.

— Хорошо, — сказал Радок, кивнув. — Значит, это решено. Теперь, что касается приготовлений…

— Отец, — перебил Абель. Юноша опустил глаза в пол.

— Что? — рыкнул Радок, ударяя кулаком по подлокотнику кресла. — Ещё протесты, мальчик?

Абель завертел головой:

— Нет. Я не собираюсь более возражать, я только… прошу позволения поехать с тобой.

Лицо Радока стало свекольно-красным.

— Ты что?! — крикнул он. — Не глупи, Абель! Моя жизнь в опасности — это не какая-то прогулка!

— Я знаю это, — ответил Абель. — Но как твой сын, однажды я унаследую твоё дело. Эта поездка даст мне хорошую возможность узнать семейную профессию.

— Но почему именно эта поездка из всех?! — Позиция Радока была очевидна.

Абель покачал головой:

— Для меня это важно настолько же, насколько для тебя. — Он скрестил руки и повернулся к двери. — Я принял решение, отец. Я поеду с тобой, даже если ты попытаешься меня остановить.

После этого Абель вышел из комнаты и с важным видом двинулся по коридору. Я уверена, по пути он оставлял след из тупости.

— Стой! — выкрикнул Радок. — Абель!

Но Абель уже ушёл. Как только мы услышали стук ботинок Абеля, спускавшегося с лестницы, Радок схватился за подлокотник и чуть не оторвал его от кресла:

— Г-р-р-р!

Ух… успокойся, пока не разбил чего.

Радок выскочил из кресла и рванул за Абелем. Остановившись в дверях, он развернулся:

— К утру будьте готовы, — рявкнул он на нас. — Ясно?

И выбежал, не дождавшись ответа.

В гостиной повисла тишина. Дворецкий вышел из теней близ дверного проёма, поклонился, затем покинул нас, не сказав ни слова. Амелия, Гаурри, Кселлос и я остались предоставлены самим себе.

— Лина? — Гаурри обернулся ко мне. — Ты мягко обошлась с Радоком. Я был уверен, ты раздуешь денежный вопрос.

Я растерянно пожала плечами.

— Ну и ладно, — пробормотала я. — Есть у меня кое-что на уме.

Мой неопределённый ответ привлёк всеобщее внимание. Даже Кселлос глянул на меня, вскинув бровь, со своего кресла. Я предпочла объясниться до того, как все начнут канючить: «Расскажи мне, расскажи мне, расскажи мне!».

— Честно говоря, — сказала я, — думаю, я знаю мотивы Радока касательно этого путешествия.

— Его истинные мотивы? — спросила Амелия, одарив меня хитрым взглядом.

Я хотела посмотреть, понял ли Кселлос.

— Что думаешь? — спросила я его.

Мой перевод разговора на Кселлоса заставил его вздрогнуть, но постоянная улыбка быстро вернулась на его лицо. Он взялся за подбородок.

— Хмм, — промурлыкнул он. — Боюсь, я не посвящён в предмет обсуждения, так что действительно не могу составить полноценного мнения.

— Просто скажи это, ты, придурок.

Кселлос сомкнул руки.

— По моему скромному мнению, — вежливо говорил он, — это тривиальная приманка.

— Хорошо, — я подцепила пальцами ремень. — Не только я, значит, догадалась.

Гаурри состроил рожу.

— Погоди секунду, — сказал он, почёсывая голову. — Ты запутала меня. Кто о чём сейчас?

Гаурри запутался? Известите прессу!

— Всё сводится к тому, — объявила я всем, — что Радок не может больше терпеть накал. Пока он остаётся в доме, Зуума может в него проникнуть, атаковать, отступить — что угодно. Между тем, нервы Радока потрёпаны, а дом его громят. Чем дольше длится эта ситуация, тем хуже состояние его дома, и то же будет с финансами, особенно из-за того, что ему придётся тратить всё больше и больше денег на наше содержание.

Амелия, кажется, уловила. Мозг Гаурри — судя по стеклянному выражению его глаз — переключился на другие темы или бескрайнее ничто. Ну а чего ещё ждать?

— Что ещё хуже, пока эта проблема не разрешена, Радок живёт в страхе. Я думаю, он дошёл до точки и хочет попробовать что-то радикальное. — Я оглянулась на Кселлоса. — Он использует эту фиктивную деловую поездку, чтобы сделать из себя мишень. Он хочет выманить Зууму и покончить со всем.

— Подождите! — вскрикнула Амелия. — Но… он хочет, чтобы мы ехали с ним! Он и Вас подвергает опасности!

— Что?! — выпалил Гаурри, взвившись в кресле. Он даже напугал меня. Видимо, короткие предложения Амелии привлекли его внимание.

— Лина! — заорал он. — Если ты это знала, почему согласилась?

Я повернулась к нему.

— Ты думаешь, Радок единственный, кто хочет покончить со всем этим дерьмом? Я уже немножечко устала от Зуумы, внезапно возникающего в моей спальне ночью. И подумайте о мудаке и его мудаковатом сыне! — Я взмахнула рукой, как бы описывая весь дом. — Вы действительно хотите зависать здесь месяцами, получая каждое утро порцию нытья?

Такого никому из нас не хотелось.

— Ух, — одновременно вздохнули Гаурри и Амелия.

Ага, я знала, они на это клюнут.

Амелия выдохнула:

— Не продумал он всё-таки это дело, не так ли? — прошептала она.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, если Зууме удастся одолеть Вас, следующим будет господин Радок. И без Вас у него не будет никакой возможности защититься.

— Пам-пам-пам. — Я тряхнула головой и указала пальцем на неё. — Тут-то вы, ребята, и выйдете.

Гаурри и Амелия распахнули рты.

У меня что, внезапно выросли ослиные уши? Интересно мне. Почему это сюрприз?

— То есть, послушайте. Все мы и так отправляемся в эту поездку. И, предположим, Зуума убьёт меня — что вы планируете делать после?

— Что? — Гаурри нахмурил брови. — Похороны тебе организуем, хмм.

— Я, наверное, пороюсь в ваших вещах и посмотрю, есть ли ценности, — присоединилась Амелия.

— Обхохочусь, — выразился Кселлос.

Друзья, блин!

Я бросила на них злобный взгляд.

— Отомстите за меня! — отрезала я. — Если Зуума меня убьёт, вы все попытаетесь отомстить за меня!

Амелия отвела глаза.

— Ох, — неубедительно произнесла она.

— Иными словами, — продолжала я несколько громче для Гаурри, — если Зуума убьёт меня, вы застрянете с Радоком, поскольку Зуума — которого вы должны будете убить, дабы отомстить за мою смерть — после придёт за ним. — Я скрестила руки. — Если умру, на вас, ребята, ляжет двойная ответственность: защита и возмездие. Ты всё понял, Гаурри?

Гаурри скосил взгляд:

— Ух, кажется, да.

Амелия нахмурилась. С коротким рыком она соскочила с сидения и демонстративно подняла кулак над головой.

Да, мальчики и девочки — это время снова настало.

— Радок! — заголосила она. — Он планирует сыграть на людской верности и использовать людей ради собственной выгоды! Я отказываюсь связываться с таким злодеем!

Я закатила глаза:

— Не похоже, что у нас есть выбор.

— И почему же?!

— Потому что нам нужны деньги, чтобы жить, Амелия. И на данный момент Радок — наш единственный источник дохода, — Я взглянула на неё. — И, как уже говорила, я также хочу покончить с этим. Я скучаю по временам, когда я могла спать, закрыв оба глаза.

— Если ты этого хочешь, — отозвался Гаурри, — я возражений не имею.

Последовало задумчивое молчание. Когда Гаурри снова заговорил, то задал вопрос:

— Только, Лина… что будем делать с демонами?

Проклятье! Я забыла про демонов!

Должно было быть предельно очевидно, что у меня многое на уме. Разве моя вина, что половина известного мира вечно гоняется за мной? Мой мозг может обрабатывать только ограниченное количество пересекающихся вариаций угрозы смерти!

— Н-не волнуйтесь о них, — запинаясь, сказала я, махнув рукой. — Разберёмся, когда до дела дойдёт. Нет проблем!

Я старалась звучать уверенной в себе, но не думаю, что мой ответ кого-то убедил.

***

На следующий день мы все вместе отправились в дорогу, покидая город Везенди под хмурым облачным небом. Согласно словам Радока, нашей целью был Зерам на севере — торговый город, где Радоку надо было «запастись специями».

Ага, именно так и мы подумали!

Кроме Амелии, Гаурри и меня, мы сумели взять Кселлоса и Зелгадиса с собой. Эти двое вообще не разговаривали, а Зел натянул свой забавный шарф, скрывавший всё лицо. Но я всё равно считала, что мы были в достаточно хорошей форме. Радок и Абель сели в шаткую повозку на конной тяге, управляемую дворецким Ральтааком — воистину человеком со множеством талантов. Повозка стучала и качалась: купцы не выглядели счастливыми или довольными, сидя на ней. Это заставило меня улыбнуться.

Тракт, по которому мы ехали, не изобиловал путешественниками. Гаурри и я шли по правую сторону от повозки, Амелия и Зелгадис держались по левую, а Кселлос взял на себя тыл. Бандиты не были частым явлением в этих местах, однако в гостинице, где мы недавно останавливались, ходили неприятные слухи о банде разбойников. Мы все держали ухо востро.

— Погодите секунду! — внезапно позвал Гаурри, вскидывая руку.

Ральтаак резко остановил лошадь. Радок высунул голову из-под навеса с привычным недовольством на лице.

— Что теперь?! — вспылил он. — В честь чего эта остановка?!

Я сделала глубокий вдох. Терпение, Лина.

— На нас сейчас нападут,— сказала я прямо. — Извините за неудобства, господин.

Радок вздрогнул, его глаза расширились:

— В-вы подразумеваете его?

— Нет, — ответил Зелгадис, вытаскивая клэймор.

Также как Гаурри и Зел, я могла чувствовать что-то: какое-то количество существ, но ни одно из них не было слишком сильным. Всё указывало на заурядную группу бандитов.

В предвкушении славного надирания задниц местным разбойникам моё настроение резко поползло вверх. Меня уже тошнило от того, что приходилось мириться с Радоком, его постоянными ссорами с Абелем и со всем этим нервотрёпством относительно Зуумы. Настало время немного снять стресс!

— Мы знаем, что вы там!— Я заорала на деревья. — Прекращайте прятаться и приготовьтесь к трёпке!

— Не дразни их! — резко сказал Радок. Я проигнорировала его и позвала снова.

К сожалению, из густого окружающего леса никто не ответил. Я слышала только, как лёгкий ветерок раскачивает верхние ветви деревьев.

Может я просто застала их врасплох, обнаружив их присутствие.

— Что не так? — спросила я невидимых бандитов. — Неужто вы настолько заняты сменой обмоченных трусов, что не можете выйти драться?

— Т-ты достаточно наглая, раз так с нами разговариваешь! — выкрикнул бандит.

Заросли зашелестели, из них высыпалась шайка бандитов. По грубым подсчётам, их было около двадцати, и они, не теряя времени, окружили нас. Но я не волновалась об этом: они были, очевидно, хреновейшими из всей бандитской братии, и мне даже захотелось порешить их всех лично.

— О, смотри! — усмехнулся бандит. — Вы полностью окружены! Ну что, всё ещё нахалка?

Я услышала причитания Радока в повозке. Он явно представления не имел, какой мощью обладала моя компания. Хорошо хоть Абель сидел тихо, и Ральтаак выглядел спокойным — один ноющий идиот и так раздражал сверх всякой меры.

Бандит, впрочем, не был заинтересован в моих подопечных. Он задвигал глазами с куда более омерзительными намерениями.

— Мне нравятся нахальные женщины, — говорил он, обнажая пожелтевшие и сломанные зубы. — Как насчёт того, чтобы ты и я немного повеселились, девчушка, и я посмотрю, пощадить твоих друзей или нет.

Как невероятно пошло.

— Щас! — отрезала я. — Мы спешим, урод, и у нас нет времени возиться с мелкой сошкой вроде тебя.

Бандитский оскал спал тотчас же:

— М-мелкая сошка? — повторил он.

Очень мелкая, насколько я могу судить.

— А-а-а-ар-р-р! — Бандит замахал руками. — После этого вы не уйдёте! Без пощады — убить их всех!

Остальные бандиты издали положительный клич и дружно напали на нас.

— Сияющая Стрела! — крикнула я.

Десять пылающих стрел выстрелили в передний ряд бандитов. Визжа в шоке и панике, мужики стали разбегаться. Вообще-то мои стрелы попали лишь в нескольких из них, однако внезапность залпа полностью выбила бандитов из колеи.

— Гаурри! — завопила я. — Твой черёд!

— Понял! — крикнул Гаурри в ответ, бросившись в драку.

Я не могла видеть другую сторону повозки, но всё же слышала звон клинков и колдовство Амелии. Позади себя я заметила Кселлоса, отгоняющего нескольких бандитов всего лишь посохом.

Я закончила чтение следующего заклинания — в бандитобитии я никому не позволю себя превзойти!

— Брам Блэйзер!

БА-БАХ!

Случайно подвернувшийся бандит вкусил прямой удар моего заклинания и улетел высоко в небо. Я обернулась к следующему. Понятное дело, никаких серьёзных заклинаний я использовать не могла, поскольку был риск подорвать повозку вместе с моей будущей зарплатой, так что у меня не было другого выбора, кроме как швырять в бандитов слабой, менее разрушительной магией.

Растягивание боя — растягивание веселья.

— Очень плохо, — сказала я со вздохом. — Это так же тяжело, как пинать детский столик.

Тот отвратительный бандит — с поразительно хорошим вкусом в женщинах — пытался испепелить меня взглядом. Его лицо покраснело от гнева.

— Отлично! — проревел он. — Я покажу тебе! — Он вдруг поднял правую руку, потом так же неожиданно опустил её.

Вшух!

Этот звук нельзя было спутать. Я нагнулась: что-то просвистело над моей головой.

Бац!

Стрела, чье древко ещё дрожало, засела в повозке.

«У них есть ещё люди?» — подумала я. Сомнений не было — жажда крови бушевала в ближайших зарослях, по направлению, откуда прилетела стрела. То была моя следующая мишень.

Я начала чтение заклинания, но вторая стрела рассекла воздух до того, как я успела закончить. Лошадь заржала и встала на дыбы, так как стрела вонзилось ей в бок.

Проклятье!

Лошадь понеслась прочь в панике, вместе с повозкой. Мы впятером наблюдали катящуюся вниз по тракту повозку, совсем немного опоздав, чтобы остановить её.

Признаю, от мысли о Радоке и Абеле, застрявших в неконтролируемой повозке, я чуть не лопнула от смеха, но на это не было времени. Я быстро сплела заклинание.

— Пепельное Проклятие!

Заклятье, которое я высвободила, нашло свою цель, немедленно испепелив намеченную точку в лесу. Жажда крови исчезла, когда заросли превратились в груду чёрного пепла.

Дамский угодник практически завизжал со страха:

— Что?! — кричал он. — Не может быть! Это не было частью сделки!

«Частью сделки»?

Я хотела схватить его за шею и выяснить, о чём он говорил, но мысли мои были заняты повозкой.

— Гаурри! — проорала я, указывая на удивлённого бандита. — Этого оставь в живых!

Не озаботившись ожиданием ответа, я бегом наколдовала заклинание высокоскоростного полёта.

— Рэй Винг!

Я резко взмыла вверх, напугав до чёртиков нескольких бандитов поблизости, и как раз успела заметить, что повозка исчезла за поворотом дороги. К счастью дорога была одна, и я, изолированная воздушным барьером, полетела вдоль тракта, продолжая держаться прямо над землёй. По правде, полёт выше безопаснее, чем скольжение над грязью, но позвольте мне объяснить: грузоподъемность, скорость и высота полета пропорциональны силе заклинателя. Пока я поддерживаю Рэй Винг в полную силу, весь фокус в соотношении переменных заклятья — я быстро подогнала своё заклинание, обменяв высоту на скорость. Чтобы догнать моих уносящихся вдаль нанимателей, мне необходима была вся возможная скорость, которую я могла получить.

Я едва могла различить катящуюся впереди повозку, затенённую огромными стенами деревьев, окаймлявших тракт. Я сконцентрировалась насколько возможно на увеличении скорости, но вскоре неожиданно напоролась на преграду.

СВУ-УШ!

Красное пламя вдруг заполнило моё поле зрения.

— Агх! — вскрикнула я, уходя с линии огня. Я шлёпнулась на грязную дорогу и пропахала плечом внушительное расстояние от обочины тракта. Воздушный барьер, к счастью, спас меня от получения серьёзных повреждений.

Я быстро отменила Рэй Винг и встала на ноги. Огонь на самом деле был Сияющими Стрелами, и их было много. Кто бы ни пустил их, они были устремлены прямо в меня.

«Ну, хорошо, — гневно подумала я. — Кто этот умник?»

Из ближайших кустов раздался шум, а секундой позже из них явился сам заклинатель Сияющих Стрел — и трое его друзей.

Младшие демоны. Это всё, что мне было нужно.

Я понятия не имела, как они попали туда, да у меня и не было времени это выяснять. Младшие демоны — низший ранг среди Мазоку — владеют способностью нейтрализовать большинство заклинаний Шаманской Магии, так что они могут быть опасны, если ты не воин или волшебник со значительным мастерством. Хорошая новость: они, по сравнению со мной, полный отстой.

С беспокойством я отметила, что повозка уже исчезла вдали, а Гаурри и остальных поблизости не наблюдалось. Я сделала глубокий вдох и развернулась лицом к Мазоку.

— У меня нет времени на игры, — предупредила я, размышляя, как бы побыстрее уложить их. Я быстро начала чтение заклинания.

Четверо младших демонов что-то проревели в унисон и отправили в меня ещё десяток Сияющих Стрел. Я сумела уклониться от залпа, не прерывая заклятья, и, да, я настолько хороша.

— Рагна Бласт! — прокричала я.

Моё заклинание создало чёрное заключающее поле в форме столпа вокруг одного из Мазоку. Взрыв чёрной плазмы поджарил уродца внутри поля быстрее, чем вы успели бы произнести «экстра-хрустящий».

«‎Один есть!» — подумала я.

Не теряя ни мгновения, трое оставшихся младших демонов продолжили непрерывную атаку стрелами. Избежав огненного залпа, я сплела следующее заклинание.

Я не могла не задуматься, отчего они использовали такую простую магию. Они пытались задержать меня? И если так, то почему?

Есть в жизни удача: один из Мазоку выступил впереди другого. Кстати об идеальном положении!

— Пламя Гаава! — крикнула я.

Магическое пламя пробило большую дыру в туловище первого демона и оторвало голову стоящему за ним. Последний Мазоку, очевидно не расстроенный уничтожением товарищей, просто продолжал посылать больше стрел.

Сомнений не осталось: меня отвлекали. Осознание сего взбесило меня и лишь усилило желание расправиться с последним демоном. Мне стало интересно, кто послал этих Мазоку… Я сомневалась, что сраные бандиты стояли за этим.

— Кара Наследного Правителя!

Молнии, сложившиеся в форме пентаграммы, окружили младшего демона перед тем, как пронзить его со всех сторон. В следующий момент, когда молнии исчезли, от Мазоку осталась лишь бесформенная чёрная масса.

Наконец-то!

Не задерживаясь ни на секунду, я снова наколдовала Рэй Винг и полетела вниз по тракту.

Вскоре я обнаружила одинокую человеческую фигуру, бредущую пошатываясь по дороге. Повозки нигде не было видно, но человека я узнала.

— Абель?! — позвала я, бросившись к нему. — Чёрт, что с тобой стряслось?!

Абель выглядел ужасно. Его одежды были покрыты пылью и разорваны, и что-то расцарапало ему всё лицо и руки. Он прихрамывал на одну ногу, морщась от боли.

— Я… я выпрыгнул из повозки,— Его голос был слаб.

— Только ты?

— Отец и Р-Ральтаак всё ещё там, — Он, тяжело дыша, облокотился о дерево и посмотрел на меня страдальческими глазами: — Скорее… иди за ними!

Он определённо был ранен, но его повреждения не выглядели слишком серьёзными. Я решила, что он мог позаботиться о себе, пока я спасаю положение.

— Жди здесь, — сказала я ему перед тем, как рвануть дальше по тракту. Несколькими минутами позже я увидела тёмное пятно вдали.

«‎Это оно?» — подумала я.

По мере моего приближения, тёмный сгусток всё более походил на повозку Радока, но вид её не вселял в меня надежду. Она свернула с дороги и опрокинулась на бок.

Я отменила заклинание и приземлилась неподалёку. Не было никаких следов Радока или Ральтаака — только слабо дышащая лошадь, растянувшаяся на тракте.

— Ухх…

Стон был явно человеческим. Я крутанула головой к деревьям, чтобы увидеть Ральтаака, прислонившегося к стволу.

— Эй! — позвала я. — Вы в порядке?

Ральтаак болезненно скривился:

— Со мной всё хорошо, — ответил он, захлебываясь. — Это был Зуума. Ассасин был здесь.

У меня кровь застыла в жилах:

— Зуума?

— О-он сказал, если вам дорога жизнь хозяина, вы должны прийти в охотничий домик в горах восточнее деревни Дюфон. Только вы и Гаурри Габриев.

Так дело дошло до вызова. Он похитил моего нанимателя и поволок его в какое-то богом забытое место, дабы я могла персонально встретить свою судьбу.

Я сжала кулаки и подумала: «Проклятье!»

— Ох, — раздался голос позади меня. — Какой же здесь беспорядок.

Я развернулась. Кселлос стоял недалеко от меня, спокойно разглядывая перевёрнутую повозку.

Как давно он был там?

— Не пугай меня так, — отрезала я. — Где остальные?

— Разбираются. Уверен, скоро они будут здесь.

Не возьмусь стопроцентно утверждать, но было в Кселлосе что-то такое… Казалось, будто он полностью контролировал ситуацию. Я же видела его сражающимся с несколькими бандитами. Кселлос, действительно занимающийся делом?

«Возможно, он просто заскучал», — подумала я.

— Кселлос, присмотри за Ральтааком, — Я направилась обратно, откуда пришла. — Мне надо вернуться к остальным.

Кселлос улыбнулся и отсалютовал мне посохом.

***

Вернувшись на место бандитской засады, я обнаружила, что всё уже под контролем. Тракт был усыпан тлеющими или побитыми бандитами, наполняющими воздух зловонием потной, немытой бандитской плоти. Это была одна из самых вонючих побед, которые мы когда-либо одерживали.

Гаурри, Амелия, Зел и я окружили бандита, которого поймал Гаурри, держа оружие наготове. Настало время для милого допроса.

— Отлично, — прорычала я, тряся мечом перед пленником. — Кто послал вас, ничтожество?

Бандит, уже бледный, практически позеленел:

— Я-я не знаю, — жалко прохныкал он.

Прекрасно — значит пойдём трудным путём.

— Чушь! — я обнажила зубы, стараясь выглядеть как можно более свирепой. — Я точно слышала, как ты сказал: «Это не было частью сделки». Так что за сделка была, ты, пустая трата кожи и жира?!

— У-у, — зарыдал он, глядя на мой меч широко открытыми глазами. — Этот п-парень появился у нас в убежище прошлой ночью.

— Этого недостаточно, ты, мешок прогнившего смердящего дерьма!

— Он был одет в чёрное, сказал, что его звать Зуума! — Бандит хныкал, доказывая, что сделан из того же теста, что и Радок. — М-мы обычно убиваем каждого, кто находит наше убежище, но этот Зуума был вместе с парой Мазоку, так что мы ничего не смогли сделать.

— Демоны? — повторила я. — Ты имеешь в виду младших демонов?

Бандит взвизгнул и отпрянул назад:

— Откуда мне знать разницу между младшим демоном и любым другим демоном?! Я слышал о них, но впервые увидел кого-то из них.

Моё предчувствие было верным: Мазоку, которых я испепелила в лесу, послал Зуума, чтобы замедлить меня.

«‎Но мог ли он сделать это?» — поинтересовалась я.

Даже для опытных призывателей вызов демона — непростая задача. Что-то не сходится.

— Ладно же, — слегка нетерпеливо сказала я. — Итак, что случилось потом?

— Он сказал, что хотел нашей помощи, и размахивал перед нами целыми мешками с золотом. Завтра, эм, сегодня, он хотел, чтобы мы устроили засаду группе, охраняющей повозку на этой дороге. Он хотел, чтобы мы разделили вас с повозкой; если бы план прошёл без помех, он бы ещё заплатил сверху. — Он хлюпнул носом и умоляюще посмотрел на нас. — Понимаете, демоны были с ним! Нам пришлось сказать «да»!

Гаурри и я обменялись взглядами. Похоже, на этот раз бандит не врал.

— Но он обманул нас, — сразу добавил бандит. — Он говорил, охранники будут не такими сильными, и нас Мазоку прикроют. Но с вами, ребята, было дьявольски тяжело, и я не видел никаких Мазоку!

«‎Всё это время Зуума планировал похитить Радока», — подумала я. Не удивительно, что миллион препятствий пролегло между повозкой и мной.

Бандит всплеснул руками.

— Вы ведь верите мне? — молил он. — Теперь вы отпустите меня, правда?

Амелия выступила вперёд, демонстративно уткнув кулаки в бёдра:

— Этого мы не сделаем! — отрезала она. — Злодеяниям твоим нет числа! Коль думаешь, будто мы позволим тебе уйти, то сильно ошибаешься!

Бандит взвыл. Амелия нависла над сжавшимся человеком и с осуждением указала на него пальцем:

— Сдайся властям ближайшей деревни! Не сделаешь этого — мы будем преследовать тебя до конца жизни!

— Нет! — закричал бандит. — Я в неоплатном долгу у общества! Я исправлюсь, клянусь! Только отпустите меня!

— Тишина! Пусть небеса не поразили тебя на месте, где ты стоишь…

Я знала, что какое-то время Амелия будет продолжать в таком духе, потому просто игнорировала её. Были более важные вещи, о которых надо подумать.

Зуума, очевидно, наконец-то сделал шаг. Следующий шаг должен был быть нашим, и он бы привёл нас к концу. Моему, возможно. Но я надеялась, что к концу Зуумы.

***

Двумя днями позже Гаурри и я поднимались по тропинке горного склона в пустынной глухомани. Небо было облачным — таким оно было ежедневно после нашего отбытия из Везенди. Интересно, было ли то сезонно или такая у нас сволочная удача?

Что же, вообще-то, мы отправились туда не пейзажем любоваться. Гаурри и я шли на смертельный бой.

Тропа сделала поворот, и мы наконец увидели искомую хибару. Это была обычная бревенчатая лачуга, удалённая от тропинки и укрытая густой тенью. Изначальный владелец явно не особо любил цивилизацию — строение было единственным на мили вокруг.

— Нам войти? — спросил Гаурри приглушённым голосом.

Я кивнула. Мы стали двигаться медленно, проверяя каждую тень на признаки ловушки.

В действительности, я не была слишком встревожена сражением с Зуумой. Мы с ним бились много раз до этого, и ему никогда не удавалось победить нас. К тому же, я тяжело трудилась, чтобы улучшить владение мечом. У меня не было много времени для практики, но любой новый навык мог дать нам дополнительное преимущество.

Хотя, больше всего прочего, наличие Гаурри в качестве союзника давало мне веру в наши шансы. Гаурри сразил Зууму практически в одиночку в Сейруне. У меня почти не было сомнения, что вместе мы прикончим Зууму раз и навсегда.

Проблема в том, что все мои оптимистичные умозаключения работали, только если Зуума будет биться против нас один. Но Зуума не был идиотом, так что я была уверена, он вызвал нас сражаться, потому что имел грязные трюки в рукаве. Я ожидала, что в любой момент на нас могла свалиться толпа младших демонов.

Хотелось бы мне иметь Амелию и Зелгадиса для прикрытия, но из-за вовлечённого заложника мы не могли устраивать неразбериху. Эти двое ждали нашего возвращения в Дюфоне — маленькой деревушке у подножия горы.

Было ещё кое-что странное с этой ситуацией. Зуума вызвал не только меня, он требовал и меня, и Гаурри. Если его настоящими целями были Радок и я, почему он хотел, чтобы Гаурри пришёл? Месть? Зуума не был похож на типа, который держит обиду. И кстати, заложник — это тоже не про него. Что-то было не так.

Мы с Гаурри достигли охотничьего домика без происшествий. То была маленькая, обыкновенная постройка, без каких-либо намёков на ловушки, насколько я могла видеть. Внутри я почувствовала присутствие кого-то одного, но слабо.

— Я войду первым, — прошептал Гаурри. Он положил руку на дверь и толкнул. Дверь со скрипом открылась, являя тьму. Гаурри сделал шаг вперёд, а я выглядывала из-под его руки.

В комнате практически ничего не было, лишь небольшой камин, маленький стол и один-единственный деревянный стул. Кто-то лежал в углу на груде тряпья.

— Ам… господин Радок? — позвала я.

Человек кое-как повернулся к нам, насколько ему позволяли связанные руки. Хоть и было темно, ошибки быть не могло — то был Радок Ранзаад, очень даже живой.

Я проверила комнату на иное присутствие, но больше никого не почувствовала. Да и не похоже, чтобы там особо было, где прятаться. Я не сомневалась, что Зуума мог скрыть своё присутствие от меня, но там банально не было ничего, за чем можно было бы укрыться. И всё-таки, я была совершенно уверена, что он не мог скрывать своё присутствие от Гаурри.

— Что нам делать? — прошептал Гаурри.

— Погоди секунду, — ответила я, бегом сплетая заклинание.

— Дам Брасс!

БУМ!

Я подумала, может Зуума прятался в куче тряпок под Радоком, но, как оказалось, ошиблась. Моё заклинание лишь разорвало груду тряпья, разбросав клочки ткани и гусиные перья по всей комнате.

Радок свалился на пол, когда постельные принадлежности под ним взорвались. Он издал недовольный стон.

Где, чёрт возьми, Зуума?

Как раз в тот момент, я обнаружила иное присутствие позади меня — быстро приближающееся. Я развернулась, чтобы встретить человека, который, предположительно, был там, чтобы убить нас.

Я была очень, очень удивлена.

— Абель?! — выпалила я. — Что ты здесь делаешь?!

Абель — молодой человек, претендующий на победу в номинации «‎тупость года» — остановился точно у входа, тяжко опёршись о косяк. Учитывая его тяжёлое дыхание, он, видимо, бежал всю дорогу от деревни.

Радок слабо вытянул шею:

— Абель! — хрипел он, явно выходя из ступора, в котором находился.

— Отец! — крикнул Абель с облегчением и, пошатываясь, зашёл в домик.

Я шагнула в сторону, и Абель кинулся к Радоку и развязал верёвки на руках отца.

— Ты д-дурак, — сипло проговорил Радок, освобождаясь от уз. — Тебя здесь быть не должно!

— Но я волновался! — пожаловался Абель.

Только Радок открыл рот, дабы выдать следующий аргумент, как знакомый голос снаружи прервал его.

— Вот вы где, госпожа Лина!

Ну, слушаться приказов мы не умеем.

Я обернулась, чтобы увидеть Амелию, машущую мне на бегу, со сверкающей улыбкой на лице. За ней шли Зелгадис, Кселлос и даже дворецкий Ральтаак. Скорее всего они последовали за Абелем после его побега.

Я шлёпнула себя по лбу.

— Гаурри, — сказала я сквозь стиснутые зубы. — Поправь меня, если ошибаюсь, но разве мы не сказали им оставаться на месте?

Гаурри обдумывал это с секунду.

— Ам… думаю, так. А Амелия обычно тебя слушает?

— Ай-яй, — раздался рядом пугающе знакомый голос. — Вы взяли целую толпу, несмотря на приказ прийти вдвоём.

Я развернулась. Белая фигура, висящая в воздухе на уровне головы, вдруг испустила по всем направлениям неисчислимые чёрные щупальца. Щупальца соединились вместе в до боли знакомую форму — сгорбленное тело в одеждах, увенчанное чудовищным количеством чёрных волос.

Амелия встала как вкопанная:

— Гдуза?! — в тревоге выкрикнула она.

Признаю, вопросов стало намного больше, чем ответов. Я пришла, чтобы расквитаться с Зуумой, так почему вместо него обнаружила одного из сейграмских миньонов? У меня уже была назначена битва на смерть; нельзя же просто брать и отменять такие вещи!

— Ну и ну, — До нас донёсся ещё один голос откуда-то из-за деревьев. — Кажется, все участники в сборе.

Дюглд медленно и осторожно вышел из леса. Он кивнул Зелгадису.

— Снова встретились, э, Мальчик-Химера? — окликнул он, приподнимая свою дурацкую обвислую шляпу в приветствии. — Хотел бы я сказать, что пришёл сюда ради мести, но назвать этот бардак «местью» язык не поворачивается. — Он вздохнул. — Давайте уже покончим с этим, Ральтаак.

О, боже мой. Дворецкий стоял за всем этим?!

— Чтооо?! — Амелия, Гаурри, Зелгадис и я выпалили в унисон.

— Ммм, — Ральтаак спокойно выступил вперёд. — Действительно, думаю, ты прав.

Загадочный дворецкий начал бормотать себе под нос какое-то заклинание. Я могла разобрать слова лишь по нарастающему эхо, которое заполнило воздух — непроизносимые для человеческого языка слова, каким-то образом слетевшие с человеческих губ. Из окружающего нас леса доносились звуки убегающих в панике животных. Облако мошек ненормально целеустремленно пролетело мимо меня.

Животные, видимо, могли так же хорошо чувствовать, как и я, что нечто очень плохое вот-вот случится.

— О-о-о… Н-н-н…

Верите или нет, то были Слова Силы. Воздух вокруг нас запульсировал, прежде чем…

ДЗИНЬ!

Я сжалась от резкого звона, наполнившего воздух. В лесу, где несколько мгновений назад каждая птица, каждое животное кричали в страхе, всё обратилось в оглушительную тишину.

— Какая незадача, — вздохнул Кселлос с такой интонацией, будто наступил в кучу собачьего дерьма. — Ситуация несколько выходит из под контроля, Вы так не думаете?

— Так намного интереснее, — спокойно ответил Ральтаак, под стать Кселлосу.

«О чём они говорят?! — подумала я. — И почему Кселлос столь дружелюбен с Ральтааком?!»

Вернулись звуки лесных животных, но от нового, бросающего в дрожь тембра их криков кровь застыла в моих жилах. Звук был таким, будто животные окружали нас плотным кольцом.

Я зло посмотрела на Ральтаака:

— Ты какого хрена только что сделал?!

Ральтаак пожал плечами:

— Ничего такого, — ответил он. — Я всего лишь вызвал нескольких низкоуровневых Мазоку из астрала, чтобы они вселились в лесных созданий.

Ничего такого?! Он призвал маленькую армию демонов убить нас, и считает что это «ничего такого»?!

Крики животных обернулись демоническим рёвом. Дюжины Мазоку вышли из-за деревьев. Я сглотнула и переступила с ноги на ногу, готовясь к ужасающей битве.

— А сейчас! — выкрикнул Дюглд, радостно отбрасывая плащ. — Да начнётся веселье!