Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии

Тишина в чате

Эй вы, не воскресайте так внезапно!

Меня преследовали. Это всё, что я знала.

Определить это было несложно — я известна своей проницательностью вкупе с удивительной ловкостью. Сделав вид, что всё в порядке, я продолжала идти. С тех пор, как я покинула гостиницу, кто-то постоянно был у меня на хвосте, но я предпочла не замечать этого. Пусть мой преследователь думает, что всё идёт по его плану.

В сгущающейся впереди тьме вырисовывалась лесная опушка. Я могла бы просто вернуться обратно в гостиницу, если бы хотела.

Агх! — Я заткнула большие пальцы за пояс. — Это будет отстойно! Покажись, кем бы ты ни был!

Ускорив шаг, я спускалась вниз по тропе навстречу лесному пейзажу. Вечернее небо стало тёмно-фиолетовым, шум таверн за спиной становился всё тише, а маленькие, одинокие дома на краю города молчаливо провожали путников в дальнюю дорогу.

Но это трусливое мелкое нечто не отставало. Я сморщила нос.

«Настойчивая мелкая сволочь, как же раздражает, — подумала я. — Либо некто хочет убить меня, либо пресмыкающееся нашло любовь своей жизни».

Не то, чтобы я винила его за влюблённость. Я сексуальнее, чем фуршетный стол после долгого голодания.

К тому времени как я начала пробираться через лес, единственным источником света была полная луна, что едва виднелась сквозь облака и нависшие ветви деревьев. Я скрывала своё присутствие, как только могла, стараясь оставаться в тенях. Но одурачить преследователя мне всё же не удалось — он лишь приблизился. Я сжала кулаки и перевела дыхание.

Лучше разберись с этим, Лина.

Как только облака разошлись, я резко повернулась. Серебристый свет пролился через свисающую листву, выхватывая тени позади меня.

У меня отвисла челюсть.

— Амелия?! — выпалила я.

Мой преследователь взвизгнул из-за дерева.

— Госпожа Лина! — крикнула она, выпрыгнув из своего укрытия и схватившись за сердце. — Вы напугали меня!

— Я напугала тебя?! — Я уставилась на неё с недоверием. — Амелия, так это ты тайно следовала за мной! Я тебя чуть огненным шаром не поджарила!

Амелия одарила меня своим лучшим обиженным взглядом из серии Но-Вы-Снова-Меня-Не-Взяли:

— Простите, но я заметила, как вы крались из гостиницы. Планировали бандитов поуничтожать, да?

Я застыла на месте. Не ожидала, что она так легко меня раскусит.

— И-и? — заикнулась я через мгновение. — Что такого? Существует ли иная причина, по которой девушка тайком выбирается из комнаты средь ночи?

Если бы меня застукали Зел или Гаурри, они сказали бы, что я поднялась ради каких-нибудь сексуальных извращений. Они совершенно не понимают чистое девичье сердце.

Я сердито хмыкнула и скрестила руки.

— Амелия, — процедила я, — тебе было б лучше не проделывать весь этот путь, чтобы остановить меня.

Амелия тряхнула головой и решительно сжала кулаки. Внезапно в ночном небе раздался удар грома.

— Нет! — провозгласила она. — Я здесь, чтобы пойти с вами!

Ой-ёй.

— Ты… чего? — проквакала я.

— Гнусные заговорщики объединяются в бандитские группы единственно с целью воровства ради удовлетворения собственной жадности. Какими бы ни были другие их мотивы, я не могу позволить такому злу разгуливать по свету безнаказанным! — Она подняла к небу кулак. — Они должны получить по заслугам! Немедленно!

С этими словами Амелия развернулась и промаршировала вглубь леса с высоко поднятой головой.

— П-погоди секунду! — лишь смогла пролепетать я. На мгновение мне захотелось вернуться обратно в город. Что я могла поделать с этой Маленькой Мисс Нравственность, наступающей мне на пятки?!

Амелия остановилась и оглянулась на меня:

— Вы же не собираетесь запрещать мне идти с вами, правда? — спросила она, почти хныкая.

Я бы сказала, у неё талант усложнять вещи.

— Да нет, — произнесла я, чувствуя себя крайне неуютно под пристальным взглядом её щенячьих глаз. Нет, на мне они не работают, но обычно предвещают с дюжину громогласных речей.

— ‘‘Проклятье‘‘! — подумала я. — ‘‘Отлично. Она может ходить за мной по пятам… пока согласна с одной крошечной деталью‘‘.

Я указала на неё.

— Я хочу ощутимой магической поддержки от тебя, — предупредила я. — И ты не получишь больше пятидесяти процентов добычи вне зависимости от того, скольких бандитов поджаришь.

Амелия ослепительно улыбнулась. Думаю, это значит: «Поджаривание бандитов — само по себе награда».

***

Обнаружив бандитское убежище и обрушив на него пачку атакующих заклинаний, превративших разбойников в груды дымящихся тел, я была готова получить свою долю добычи. Я потёрла руки и стала распределять её по мешкам.

— Хмм, — ворчала я, осматривая награбленное. — Не так много, как я ожидала, — В разочаровании я нахмурила брови. Скольких бандитов должна испепелить приличная девушка, чтобы достойно заработать?

Я доверху набила дорожную сумку безделушками.

— Полагаю, мне не стоит удивляться. Здесь такая глухомань, что эти ребята, по-видимому, не могут найти достаточно жертв для грабежа.

Мы были далеко на севере и без того северного Герцогства Калмаарт и на довольно большом расстоянии от самых крупных городов мира и всех проторённых дорог.

Разумеется, бандитские шайки могут быть редким явлением в глубинке, но если и есть то, чему я научилась за время путешествий, так это тому, что запасы зла неистощаемы. Я истребила немало бандитов в своё время, однако совсем не похоже, чтобы их популяции в целом был нанесён хоть какой-то урон. Они как сорняки — ‘‘грязные`‘ сорняки с плохими зубами.

Я не беспокоилась из-за скромного ночного бандитского куша, ибо знала, что в будущем мне выпадет возможность снять ещё не одну бандитскую голову. Уверена, Амелии эта мысль даже в голову не пришла, поскольку наш поход привёл её в чрезвычайно хорошее настроение.

— Госпожа Лина, не рассматривайте всё только с позиции ‘‘выгоды‘‘, — увещевала она, грозя пальцем. — Нынешней ночью вы сделали это, дабы очистить леса от зла! Пусть будущее сокрыто от нас, мы можем быть уверены, что стали на шаг ближе к Справедливости!

Ёй.

— Амелия, — пробормотала я, — ты осознаёшь, сколь большие путевые расходы мы понесли за последнее время?

Она открыла рот, чтобы сказать что-то ещё, но потом передумала, вылупившись на меня так, словно я отрастила рога.

— Чего? — был её гениальный ответ.

Я тяжело вздохнула.

‘‘Замечательно`‘.

Мне часто казалось, что среди нашей компании мозги есть только у меня. Вот взять Гаурри: он использует свою голову только для того, чтобы в неё есть или поинтересоваться, в кого ему теперь воткнуть меч; или Амелию, чей разум вечно занят мыслями о Справедливости, законе и всякой подобной чушью; и, наконец, Зелгадиса, который слишком занят образом загадочного одиночки (в то же время пытаясь вернуть себе доброе имя после всех совершенных злодеяний), чтобы заморачивать голову подобным. Так что решать вопрос о том, как же мы собираемся оплачивать наши путешествия, оставалось только мне.

Если бы мы так не спешили и путешествовали только по оживлённым трактам или через крупные города, то была бы совершенно другая история: на случайной работе в качестве телохранителей или перевозчиков всегда можно пополнить карман парой лишних монет. Но сейчас наши издержки всё росли и росли, так что у меня не было иного выбора, кроме как выскользнуть из гостиницы и начать охоту на бандитов ради благополучия команды.

Я всегда стараюсь получить хотя бы минимальную выгоду из своих проблем и, конечно, много думаю о выживании группы, но никогда не отказываю в вознаграждении себе, чтобы не терять мотивацию. И нет, это не считается жадностью!

Амелия вдруг коснулась моей руки.

— Госпожа Лина, — прошептала она. — Подождите.

Я покосилась на неё из-за мешка:

— Что, Амелия? В туалет надо?

Амелия цокнула языком и глянула на меня так, будто я смутила её на глазах у всех её друзей. Она покачала головой:

— Здесь что-то есть, — прошипела она.

`‘Что-то‘‘? Я быстро осмотрела окрестности на предмет чьего-либо присутствия. Вокруг были лишь силуэты деревьев. Тьма заволокла всё за пределами досягаемости тускло горящего заклинания света над моей головой. Стрекотали сверчки.

— Ты шутишь, да? — тихо спросила я её. — Здесь ничего нет.

— Нет, — отрезала она. — Здесь что-то есть.

Её голос был твёрд, и даже во тьме я могла угадать её ставшее серьёзным лицо.

Может быть, `‘я‘‘ и не могла ничего почувствовать, но я и не была жрицей, в отличие от Амелии. Жрицы обладают сверхъестественным чутьём, позволяющим обнаруживать вещи, недоступные большинству людей, так что способности Амелии, теоретически, могли превосходить мои собственные. И если она действительно кого-то почувствовала, то этот кто-то был невероятно изворотлив — он исхитрился сделать себя едва заметным.

Мы с Амелией встали спина к спине, я медленно вытащила свой короткий меч.

В тот же миг стрекотание сверчков внезапно прекратилось. В лесу наступила мёртвая тишина, и тьма как будто сгустилась.

А затем я почувствовала бушующую жажду крови, хлынувшую на нас.

— Наступает! — предупредила Амелия, готовясь.

Из тьмы меж деревьев, куда смотрела Амелия, выскочила тень.

Это что за фигня?!

Я тут же начала читать заклинание, одновременно понимая, что не смогу закончить его вовремя. Тёмная фигура рванулась ко мне. Я ударила её мечом, но она была готова к этому — и с лёгкостью разломила лезвие надвое голыми руками.

— Блин! — рыкнула я, отскочив назад.

Нога тени устремилась ко мне, намереваясь ударить в живот. Слишком быстро, чтобы я могла что-либо сделать!

— Унгх!

К счастью, тень неожиданно метнулась обратно. В самый последний момент Амелия нанесла удар.

Тень тихо восстановила равновесие, сфокусировав маленькие злые глаза прямо на мне.

— Кто ты? — осведомилась Амелия, продолжая стоять в боевой позе.

Тень не дала ответа. Однако я точно знала, кто это был.

— Старый друг, — сказала я ей. — Помню эти движения.

Я одарила тень полным отвращения взглядом.

— Я надеялась больше никогда не встретить `‘тебя‘‘ снова, Зуума.

— Зуума?! — глаза Амелии расширились и стали напоминать блюдца. — Это `‘он`‘?!

С момента нашей последней встречи Зуума ничуть не изменился. Он выглядел точно таким же, каким я его запомнила — полностью, с головы до пят, скрытый чёрным одеянием. Единственной открытой частью его тела были глаза — две пронизывающие светящиеся точки на его укутанном лице. Вероятно, Амелия не узнала его именно потому, что с первого взгляда Зуума выглядел как любой другой ассасин.

Вот только ‘‘мне‘‘ не составляло труда отличить его от обыкновенного подонка. Трудно забыть парня, который настолько близко подобрался к тому, чтобы меня убить.

Последний раз я видела его, когда Зуума отступал после того, как Гаурри отрубил ему обе руки. Руки у него определённо были на месте, что плохо, но поверить в это было несложно — известно, что высокоранговые жрецы способны восстанавливать потерянные конечности. Я мысленно пнула себя за то, что не прикончила Зууму, когда у меня был шанс.

— Что ты здесь делаешь? — прямо спросила я. —Ты забыл? Парень, нанявший тебя по мою душу, умер весьма впечатляющей смертью!

Зуума тотчас ответил на мою тонкую угрозу:

— Я получил оплату в полной мере, — плавно произнёс он. — И я не успокоюсь, пока не завершу работу.

О Зууме можно было сказать многое, но нельзя не признать, что он был профессионалом.

— Вы зря тратите время, пытаясь урезонить его, — Амелия выпрямила спину и свирепо уставилась на Зууму.

‘‘О, и речь покажет ошибочность пути его?‘‘

— Ты, идущий путём тьмы! — провозгласила она. — За мешок монет ты готов забрать чужую жизнь. Покуда ты не раскаешься за кровь на руках своих — не сможешь обрести спасение! Если закон не накажет тебя, то это сделаю ``я`` — во имя Небес!

Я без понятия, отчего она просто не сказала: «Приготовься, сейчас мы тебе задницу надерём». Это было бы прямо и содержало бы вполне ясную угрозу. Но говорить Амелии, чтобы была покороче, всё равно, что учить медведя вальсу — совершенная и болезненная бессмыслица.

— Коли не осталось у тебя человеческого сердца, — воскликнула Амелия, — тогда…

— Сияющая Стрела!

Десять пылающих стрел, которые я наколдовала, пока она произносила речь, ринулись прямо в рожу Зуумы.

— Дам Эон, — пробормотал он.

И в этот миг стрелы — те, что должны были попасть Зууме в рожу, — разлетелись на мелкие искры.

— Что?! — Мы с Амелией в изумлении раскрыли рты.

Доля секунды отделила его лицо от `‘обугливания`‘.

Зуума, очевидно, предвидел мою атаку и ухитрился сплести контр-заклинание. Но что меня по-настоящему встревожило, так это то, что я никогда прежде даже ‘‘не слышала‘‘ об этом заклинании.

Внезапно он сорвался с места и бросился на меня.

Я пыталась применить следующее заклинание, но Зуума приближался слишком быстро. Амелия пришла на помощь.

— О, не выйдет! — выкрикнула она, надеясь, что он повернёт голову.

К сожалению, Зуума совершил абсолютно неожиданный ход — он действительно развернулся к ней.

Его внезапная смена фокуса застигла Амелию врасплох. Она вздрогнула, и он ударил её ногой.

ХРЯСЬ!

С пронзительным криком Амелия пролетела через лес, пока не встретилась с деревом.

‘‘Амелия!‘‘

Удар Зуумы был настолько идеален, что я не удивлюсь, если целью атаки изначально была Амелия. Она свалилась на землю, скорчилась и застонала. Зуума же, более не тратя времени, возобновил свою безумную погоню за моей головой.

Но благодаря самоотверженности Амелии я смогла закончить заклинание.

— Тёмный Туман! — выкрикнула я.

Зуума, проскользив на пятках, остановился, а его глаза расширились от удивления. Тёмное облако резко возникло прямо перед ним и поглотило своей чернильной паутиной.

Теперь мы в расчёте. Видите ли, во время нашей первой стычки Зуума использовал Тёмный Туман в моей спальне и почти преуспел в моём убийстве. Я люблю иронию — особенно когда она касается мести.

Под покровом Тёмного Тумана я больше не могла видеть Зууму, но, что куда важнее, Зуума не мог видеть ‘‘меня‘‘. Настало время действовать.

Я попятилась назад и шёпотом начала читать заклинание света.

Нанести удар, как только он выберется из Тёмного Тумана, а потом, пока он будет ослеплён, прибить последним боевым заклинанием — таков был мой план. Боже, как я умна… и смертоносна тоже!

Но Зуума подчистую разрушил мои планы по надиранию его задницы.

— Госпожа Лина! — внезапно крикнула Амелия. — Сверху!

‘‘Проклятье‘‘!

Не потрудившись даже поднять голову, я тут же направила уже готовое заклинание вверх.

— Свет!

Я закрыла глаза и метнулась в сторону. Моё максимально яркое, нулевой длительности заклинание света взорвалось над головой. Ослепительный свет мерзко ощущался даже с закрытыми глазами.

Воздух двинулся, говоря о присутствии надо мной. Я молилась, чтобы заклинание хотя бы слегка зацепило глаза Зуумы.

— Госпожа Лина! — Откуда-то пронзительно закричала Амелия.

Что-то коснулось моего наплечника. Затем тихим голосом Зуума прошептал два слова в моё ухо: «Ударная Волна».

БРЯК!

Я едва успела повернуть голову, прежде чем наплечник разлетелся на куски. Если бы Амелия не позвала меня, то мой раздробленный череп звучно поздоровался бы с землёй.

Было ясно, что Зуума способен невероятно быстро выстраивать стратегию по ходу боя. Не знаю, когда и как он это сделал, но эта сволочь выбралась из Темного Тумана и произнесла новое боевое заклинание прямо у меня под носом!

Моё заклинание света должно было временно ослепить его. Он ‘‘не мог‘‘ нормально видеть после вспышки такой интенсивности. Я проморгалась, в отчаянной надежде восстановить равновесие, и начала новое заклинание.

— Копье Эльмекии! — крикнула Амелия.

А она довольно вынослива — минуту назад её отшвырнуло в дерево, а сейчас она уже стояла на ногах, готовая к бою.

Зуума захрипел и отпрянул назад. Заклятье Амелии прошло мимо его глаз всего на волосок от цели.

«Какого хрена?! — подумала я. — Так он ослеп или нет? Может, он в состоянии ориентироваться в пространстве по движению потоков воздуха, на слух или как-то ещё?..»

— Огненный Шар! — проорала я.

Пламя взревело в ночи, подняв раскалённый ветер. То был идеальный выстрел: огненный шар попал аккурат в ноги ассасина и взорвался.

Любой другой на месте Зуумы погиб бы мгновенно — да ещё и хорошо бы прожарился. Но мой противник выскочил из пламени абсолютно невредимым ещё до того, как рассеялся дым.

‘‘Тупица… АРГХ`‘!

Это было не просто тяжело, это откровенно бесило. Пока я обдумывала следующий шаг, Амелия наколдовала новое заклинание.

— Ледяная Стрела!

Хорошая была идея — если Зуума уклонялся от наших атак потому, что ориентировался по потокам воздуха, то всполохи моего огненного шара могли оглушить его. Не мог он уклониться от всех десяти ледяных стрел!

Ага.

Резко выдохнув, Зуума легко поднялся в воздух, подпрыгнув достаточно высоко для того, чтобы избежать всего града стрел. Думаю, стоило переосмыслить мою теорию о его ослеплении.

Приземлившись, Зуума вновь набросился на меня. Готовясь отразить атаку, я случайно заметила глаза Зуумы… или лучше сказать, его сомкнутые веки.

Мурашки пробежали по моей спине. Он сражался `‘вслепую‘‘ — и всё время нарезал круги вокруг нас. Зуума реально крут.

Я нащупывала стратегию, а время выходило. В отчаянии я кинула рукоятку своего сломанного меча прямиком в глаза Зуумы. Не то чтобы я рассчитывала, будто это сработает, но плана лучше у меня не было.

Как только меч с бессильным стуком упал на землю, Зуума встал как вкопанный. На секунду он замешкался, затем высоко подскочил, описав дугу, и бросился к дальнему краю поляны.

Тяжело дыша, я сделала несколько нетвердых шагов и приготовилась к его очередному безумному Рывку Смерти, но он так и не последовал. Зуума просто стоял там, его силуэт был едва различим в ночном лесу. Он пробормотал что-то:

— Иди, — были его слова. — Иди в Везенди.

Его голос был низок и грозен, но я почувствовалав нём огорчение. Звучал он как у охотника, упустившего загнанную в угол добычу.

— Иди в Везенди, — повторил Зуума. — Если ты не послушаешься меня… кто-то умрёт.

С этим ассасин развернулся и исчез в лесу. Потрясённая тем, что он ушёл, оставив мои жизненно важные органы в целости, я с минуту тупо пялилась на деревья.

— Проклятье, — наконец решилась пробормотать я. — И что это было?

— Возможно, тактическое отступление?

Я узнала этот голос. Этот ‘‘до дрожи‘‘ приятный голос. Повернувшись на каблуках, я увидела стоящую на низком выступе одинокую фигуру, одетую в чёрные, сливающиеся с тенями одежды.

— Кселлос!

Таинственный и вызывающий чувство тревоги одним своим видом жрец собственной персоной. После предыдущего приключения с этим парнем я была удивлена, что он решил показаться.

— Госпожа Лина, — проворковал он в своей вызывающей отвращение радостной манере, — госпожа Амелия. Давно не виделись. Я уже начал терять надежду относительно вашей способности одолеть эту личность.

‘‘Хрен‘‘! Я подошла к нему и схватила его за воротник.

— Прекрати изображать Маленькую Госпожу Любезность! — прорычала я. Хотелось стереть усмешку с его аккуратненького личика. Он и в самом деле ‘‘смотрел‘‘, как мы надрываемся, даже пальцем не пошевелив!

— П-погодите секунду, — запротестовал Кселлос. — Ну чего Вы так, госпожа Лина?

— Какого ты рыскаешь тут?! — осведомилась я. — Ты что, не видел, как мы с Амелией из кожи вон лезли, чтобы не превратиться в лужи крови?! И Зелгадис взбесится, когда увидит тебя с нами!

Кселлос сопротивлялся, желая освободить горло.

— В самом деле, — Он поперхнулся из-за сдавливающего воротника. — Как же… неудобно.

Я немного поворчала и отпустила его. Всё равно пальцы уже начинали болеть.

— Итак? — спросила я, скрестив руки. — Какова твоя великая цель на сей раз? Только не говори мне, что просто мимо проходил.

Кселлос улыбнулся:

— Боюсь, я не могу сказать, — объяснял он. — Видите ли…

— Это секрет? — Амелия усталой походкой подошла ближе.

Кселлос улыбнулся ей и поднял указательный палец.

— Верно, — согласился он.

Я вздохнула. Выпытывать у Кселлоса его секреты всё равно, что бороться за окорок с Гаурри — даже пробовать не стоит.

— ‘‘Отлично‘‘, — отчеканила я. — Тогда что ты хочешь от нас?

— Ах, всё просто, — Кселлос убрал прядь волос за ухо. — Я хотел бы путешествовать с Вами, госпожа Лина.

Повтори?!

— Вы же не серьёзно?! — завопила Амелия. От шока её глаза опять округлились. Даже больше, чем в прошлый раз.

— А? — Это единственное, что я смогла из себя выдавить.

— Господин Зелгадис и я категорически против! — Амелия сжала кулаки. — Что касается господина Гаурри, ну… если мы используем карточки с картинками для объяснений, я уверена, он рассвирепеет!

Сказать по правде, я подумала, что она немного торопится в суждениях.

— Полегче, — сказала я ей.

Я хотела, по крайней мере, дать Кселлосу шанс.

Амелия резко обратилась ко мне:

— Если вы хотите полностью разрушить нашу группу и загубить свою жизнь, госпожа Лина, тогда, конечно, дайте ему присоединиться!

— Эй! — ответила я. — Не припомню, чтобы ты раньше жаловалась на Кселлоса.

Амелия одарила меня холодным взглядом — необычным для неё и бросающим в дрожь.

— Тогда позвольте мне спросить, госпожа Лина, — медленно произнесла она. — Вы хотите спокойную жизнь или загробную? Вы ведь осознаёте, к чему мы придём, если Кселлос присоединится к нам?

Подождите, мне нужно пару секунд, чтобы оправиться от такого… Чёрт, она что, ненормальная?.

— Не хочу я умирать, — возразила я, бросая взгляд на Кселлоса. — Просто думаю, не имеет значения, откажем мы ему или нет. Ты ведь всё равно последуешь за нами, не так ли, Кселлос?

Кселлос улыбнулся.

— Действительно, — ответил он, не моргнув и глазом.

Амелия заметно расстроилась. Она не хуже меня знала, что отговорить Кселлоса было невозможно, затратно по времени и, вероятно, сопряжено с риском для жизни.

— Только помни, — предупредила я жреца. — Твоя настоящая проблема — это Зелгадис.

— Господин Зелгадис будет ‘‘очень‘‘ зол, — с лёгкой усмешкой согласилась Амелия, указывая пальцем в сторону Кселлоса.

Кселлос замялся.

— Правда? — спросил он. — Хм, — перекатился с носков на пятки. — Это, безусловно, досадно. Людям следует быть более… великодушными.

Ого как он заговорил!

— Эй! — отрезала я. — После того, как ты помешал Зелу в его поиске, ты ещё имеешь наглость умничать?!

Кселлос улыбнулся мне.

— Извините. Не берите в голову. — Он издал тихий смешок, что нисколечко не успокоило мои переживания.

— Во всяком случае, — продолжил он, — в драгоценной странице рукописи господина Зелгадиса не было ничего, что могло бы помочь ему вернуть свой изначальный облик. То, что я сжёг, было обычным рецептом.

— Расскажешь это Зелу. Посмотрим, купится ли он на твои сказки. Поверь мне, тебе придётся попотеть.

Кселлос показал мне то, что он, видимо, считает щенячьими глазками:

— То есть, Вы не собираетесь помогать мне?

— Хорош уже! Как я могу помочь тебе, если едва прослеживаю логику в твоих действиях, да и словам твоим верю всё меньше и меньше?

— Просто… ворон ворону глаз не выклюет, не так ли? — упрашивал Кселлос. — Вы и я словно рыба и вода, нет?

— Ты лишь убедил меня в моей правоте! И ты что, меня домогаешься?!

Амелия медленно кивнула.

— Я поняла, — объявила она.

— Вот, — Кселлос взмахнул рукой по направлению к Амелии. — Видите?

— Что я поняла, — пояснила она, — так это то, что препирательства нас ни к чему хорошему не приведут. Почему бы нам не оставить это господину Зелгадису?

Я ответила глубоким вздохом. Становилось поздно, и мысли о кроватке затуманили мой разум. Кселлос не тот человек, с которым можно говорить без ясного ума.

— Ладно, — сказала я. — Давайте вернёмся в гостиницу. Мы обсудим всё утром.

— Хорошо, — сказала Амелия, протирая глаза.

— Без проблем, — согласился Кселлос, отряхивая мантию.

Отставив разговоры, мы потащились обратно в город. Несмотря на поздний час и моё изнеможение, я не могла не волноваться. Мысли возвращались к прощальным словам Зуумы: «Иди в Везенди».

Зуума совершенно точно был последним человеком, которого я бы хотела снова увидеть, но он, похоже, жаждал реванша. Амелия и Кселлос, должно быть, слышали зловещие слова Зуумы, как бы они ни были сосредоточены на битве.

Он угрожал, что кто-то умрёт, если мы не покажемся. Но о ком речь? Я сомневалась, что это кто-то из нас; он, вероятно, имел в виду одного из жителей Везенди. Если не примем его приглашение, он убьёт невиновного.

«Ух», — подумала я, зевая. — «Может выйти скверно».

Но пока мы шли вдоль по тёмной дороге, мои проблемы стали отходить на второй план. Я нуждалась во сне — утром у меня было ещё в избытке времени, чтобы возненавидеть свою жизнь.

***

Мне странно говорить такое, но на следующий день завтрак наступил как-то слишком неожиданно. И нет, это не из-за того, что мне не хотелось хорошей еды — я просто надеялась поспать чуть подольше после, ну, недавних избиений.

Амелия, Кселлос и я, с головой погрузившись в размышления, сидели в таверне на первом этаже гостиницы. Вскоре к нам приплёлся Гаурри и громко зевнул.

— Йо, — поприветствовал он, сонно почёсывая голову. — Доброе утро.

Гаурри, вне всяких сомнений, феноменальный мечник. Беда в том, что его таланты на этом и заканчиваются. Видели бы вы его, когда он пытается думать… Стоя рядом можно буквально услышать, как в том месте, где должен быть мозг, плещется суп. Мы с Амелией помахали Гаурри, в то время как Кселлос тихонько потягивал чай.

— Ммм, — мурлыкнул Гаурри, подойдя ближе. — Я спал как убитый. Теперь есть хочу!

Я застонала с выражением «Ну-Почему-Ты-Такой-Идиот?». Гаурри, кстати, на этот раз заметил. Думаю, он привыкает лицезреть это.

— Что такое, Лина? — спросил он, садясь.

— Сам-то как `‘думаешь‘‘, гений? — Я жестом указала на Кселлоса. — Ты тут неплохое шоу разыгрываешь, делая вид, будто не узнаёшь этого парня.

Гаурри посмотрел на Кселлоса, заметно озадаченный.

Через мгновение его лицо просияло. Он погрозил мне пальцем.

— Так-так, Лина, с моей стороны нехорошо было бы прямо с утра кому-то говорить что-то вроде: «Ты какого хрена здесь делаешь?!» или «А у тебя явно кишка не тонка, раз нос высунул!». Правда ведь?

В Гаурри внезапно проснулось благородство?

Кселлос улыбнулся:

— Ужасно любезно.

— Точно, — Гаурри повернулся ко мне. — Так ты можешь пояснить мне кое-что?

Я содрогнулась, сильно испугавшись того, что он может спросить.

— Что?

Гаурри сузил глаза и бросил ещё один взгляд на Кселлоса.

— ‘‘Кто‘‘ этот парень и почему он сидит с нами?

Кселлос был столь ошеломлён, что чуть не свалился со стула. Он в неверии уставился на меня.

— Он же не… серьёзно? — выдохнул он.

Амелия без особого энтузиазма помешивала овсянку.

— Господин Гаурри всегда серьёзен.

Я с силой ударила ладонями по столу.

— Гаурри! — завопила я. — Только не говори мне, что ты действительно не помнишь, кто он!

Амелия прочистила горло.

— Господин Гаурри? — начала она, говоря очень медленно и чётко, в надежде, что хоть капелька смысла дойдёт в его толстую черепушку. — Помните битву со злым культом вблизи деревни Майн? Мы тогда пытались отыскать Рукопись.

На несколько секунд на лице Гаурри отразилась сосредоточенность, а потом оно вдруг озарилось.

— О, да! — воскликнул он. — Точно, точно! Теперь вспомнил!

Лжец!

— Ух… — Гаурри в раздумье нахмурил брови. — Ещё раз, так как его имя?

На сей раз Кселлос всё же рухнул. Он поднялся и отряхнулся, не обращая внимание на многочисленные взгляды прочих посетителей.

— Это так на тебя похоже, Гаурри! Ты можешь не заметить, что горишь, покуда ковыряешь в ухе!

— Ам… ну… — Прочистив ухо, он некоторое время изучал результаты на пальце. — Нас никто никогда не представлял.

‘‘Ох‘‘.

И тут я подумала, что Гаурри был в общем-то прав. Они с Кселлосом почти не видели друг друга во время нашего прошлого приключения с культом Владыки Демонов. Фактически, эти двое сталкивались лишь дважды, и нам в то время было не до знакомств.

Кселлос многое знал о Гаурри из вторых рук, в основном, из наших разговоров. В свою очередь я не стала утруждать Гаурри рассказами о наших с Кселлосом приключениях . Учитывая способность Гаурри к пониманию и запоминанию важных деталей, я решила, что это будет пустой тратой моего драгоценного времени.

Кселлос по-прежнему выглядел опешившим, но осторожно протянул руку.

— Эм, — сказал он, — меня зовут Кселлос. Очень приятно познакомиться с Вами.

Гаурри взял руку Кселлоса и потряс.

— Рад встрече, — ответил он с улыбкой. — Я Гаурри.

От всей тупости этой ситуации у меня разболелась голова. Я раздражённо потянулась к хлебу. Если Кселлосу так трудно было выносить идиотство Гаурри, интересно, как он собирался пережить встречу с Зелгадисом…

Вспомнишь, как говорится, солнце…

ТЫ! — Голос Зелгадиса прогремел на всю таверну. — ТЫ какого дьявола здесь делаешь?!

Зелгадис стоял у входа, с головы до пят облачённый в белое. Он носил капюшон и перчатки, и заматывал лицо шарфом так, что видны были только глаза. Зелгадису не нравилось, когда люди смотрели на него.

Некоторое время назад презренный волшебник превратил Зелгадиса в химеру — гибридное создание магической природы. В его случае изначальное тело смешали с големом и броу-демоном, сделав его крайне сильным, но также довольно страшным. С тех пор он путешествовал по миру в поисках способа вернуть свой изначальный человеческий облик. Во время странствий Зелгадис встретил нас и присоединился к нашей команде.

Взгляд Зелгадиса был прикован к Кселлосу. Он метнулся к своей жертве.

— Зел! — Я нервно позвала его. — Просто, ох, успокойся!

Амелия встала со стула.

— Господин Зелгадис, не будьте опрометчивы!

Он проигнорировал нас обеих, его глаза горели бешенством. Он остановился прямо перед Кселлосом. Оба, не моргая, уставились друг на друга.

— А у тебя явно кишка не тонка, раз нос высунул! — прорычал Зелгадис.

Изрядно, полагаю, его колотило.

Затем, к нашему удивлению и шоку, Зелгадис сел за стол, будто бы ничего не произошло. Он убрал шарф ото рта.

— А теперь, — сказал он. — Что на завтрак? Я ужасно голоден.

Я сморщила брови.

— Э-э… Зел?

Он слабо улыбнулся на моё смущение.

— Я решил испробовать «не любезную» стратегию, — объяснил он. — Вышло неплохо.

— Ты подслушивал наш с Гаурри разговор?

— Ага, я стоял там некоторое время.

Единственное, чего мне хотелось, это спрятать голову в прессованном твороге. С каких это пор Зел думает, что прикалываться надо мной весело? И вообще, с каких это пор у него появилось чувство юмора?!

— Вы не сердитесь? — осторожно спросила Амелия.

— Я не злюсь во время приёма пищи, — Зелгадис налил себе чаю. — Всё это лишь портит мне аппетит.

— Хах, — возмущённо буркнула она. Как ни странно, звучало это разочарованно.

Чего она хотела? Мордобоя? Будто бы нам и без того не хватало драк.

Кселлос скривил губы.

— Такое чувство, словно моё присутствие здесь совершенно нежелательно.

— В яблочко! — честно ответила я.

Кселлос вздрогнул от моего грубого ответа. Он выглядел обиженным, ковыряя ложкой в супе.

— Вообще-то, — сказал Зелгадис, — я совсем не удивился, обнаружив Кселлоса здесь.

— Что? Почему?

— Я куда удачливее в поисках зацепок, путешествуя с вами, нежели в одиночку. — Он посмотрел на Кселлоса. — Полагаю, он также это понял.

Хех. Лина Инверс всегда там, где движуха.

Выражение лица Зелгадиса стало мрачным.

— И, кстати, — зловеще произнес он, — я хочу прямого ответа от тебя, Кселлос. Что было на странице рукописи, которую ты сжёг? Она была бесполезна или содержала нужную мне информацию?

Они сцепились взглядами. Напряжение между ними было столь сильно, что, попадись что-нибудь между ними, оно бы, наверно, вспыхнуло. В зависимости от того, что сказал бы Кселлос, мы могли либо мирно продолжить завтрак, либо обнаружить себя средь яростной драки, уничтожающей гостиницу.

Кселлос просиял.

— Ох, она была определённо бесполезной.

Но когда Зелгадис не отвёл взгляда, Кселлос добавил:

— Я могу представить в виде метафоры, — Он указал на кувшин с фруктовым соком. — Даже если вы знаете рецепт фруктового пунша, вы не можете удалить апельсиновый сок, оставив яблочный, я прав?

По всей видимости, никто и не думал, что сравнивать тяжёлую жизнь Зелгадиса как химеры со смешиванием и разделением напитков было грубым.

Зелгадис, пребывавший в неподвижности до этого момента, заметно расслабился.

— Отлично, — сказал он. — Полагаю, это значит, что ты выпутался.

Все мы, зрители, одновременно выдохнули. Я даже заметила, что у ближайшего официанта была точно такая же реакция.

Зелгадис потянулся к соку.

— Так всё-таки, что ты здесь делаешь?

— Это секрет, — ответил Кселлос, подняв указательный палец.

Делаем ставки на то, сколько ещё раз за день он это скажет?

— Он хочет путешествовать с нами, — пояснила Амелия. — Или, если точнее, с госпожой Линой.

Зелгадис выронил вилку. Он с недоверием уставился на меня.

— Хочешь его к нам? — повторил он. — Завтрак одно дело, но от парня много неприятностей, Лина. Куда нам их ещё больше?

— Думаешь, я этого не знаю? У меня нет выбора — или мы путешествуем вместе, или Кселлос следует за мной в тени, — Я вздохнула и отодвинула тарелку.

Гаурри отметил беспрецедентное событие:

— Лина? Что-то не так?

Я замялась.

— Есть кое-что, что мне надо обсудить с вами, — сказала я, глядя в стол.

Они, должно быть, уловили мой серьёзный тон, ибо каждый посмотрел на меня. Гаурри даже перестал жевать.

— Прошлым вечером после ужина я ненадолго вышла.

— Я полагаю, — проговорил Гаурри, выплёвывая кусочки грибов. — Ты вышла поохотиться на бандитов, да?

Зелгадис скептически взглянул на меня.

— Избивать жалких воришек действительно так весело?

— Блин, а то! — Я прочистила горло. — Ладно, вернёмся к делу. Когда мы с Амелией закончили разорение бандитов прошлой ночью, мы кое с кем столкнулись.

— Кселлос! — предположил Гаурри.

—Верно. Он был там, — затем, более мрачным тоном я добавила, — как и Зуума.

— ЧТО?! — Гаурри и Зелгадис одновременно пронзительно вскричали.

Я была поражена — не их реакцией, а тем фактом, что Гаурри помнил Зууму. По шокированному лицу Зела было видно, что он также слышал об ассасине.

— Зуума? — повторил Гаурри, продолжая разбрасывать изо рта крошки. — Ты имеешь в виду ‘‘того‘‘ Зууму?

— ‘‘Того‘‘ Зууму.

— Хочу спросить. У него были руки?

— Угу, — сказала я, кивнув. — Обе хороши, как новые.

Гаурри чуть съехал со стула. Он рассеянно почесал лицо.

Я рассказала Зелгадису и Гаурри о прошлой ночи. Худшей частью истории было, конечно, мерзкое предупреждение Зуумы перед отступлением.

Когда я закончила, все сидела молча. Как и я, они, наверно, задумались — но Амелия резко нарушила тишину, отодвинув стул.

— У нас нет выбора! — объявила она, вскакивая на ноги. — Мы должны идти! — Она стукнула кулаком по столу, опрокидывая пару тарелок и стакан молока.

— Не сделаем этого, и он, вероятно, убьёт кого-то в Везендитолько ради того, чтобы показать нам, каким злодеем является!

— Амелия, — Я зашипела на неё, оглядывая ресторан. — Не ори про убийство. Ты пугаешь других посетителей.

Сомневаюсь, что она услышала меня — режим Защитника Справедливости уже активировался.

— Именно по этой причине мы не можем позволить этому произойти! — прогремела она. — Мы обязаны остановить его, ибо мы единственные в целом мире, кто способен на это!

Ближняя пара бросила на нас взгляд и сделала знак официанту, чтобы тот принёс счёт. Мужчина средних лет отправился прямиком к двери, а ребёнок за другим столиком взорвался слезами.

Я закрыла лицо руками. Почему мы никогда ‘‘ничего‘‘ не делаем тихо?

***

Везенди — довольно большой город на западной границе Герцогства Калмаарт. Расположенный на перекрёстке двух главных торговых путей Ралтиг и Дилс, Везенди давно процветал. Прямо у его границ был холм. Поднявшись по дороге на его вершину, мы остановились, посмотрели вниз и затаили дыхание.

Зелгадис потёр кулак.

— Не нравится мне это... — пробормотал он.

Я с удивлением повернулась к нему. Не потому, что он депрессивный — таков уж есть — а потому, что Зелгадис и слова против не сказал насчёт миссии в Везенди до сего момента.

— Что такое? — спросила я его. — И почему ты поднимаешь тему сейчас?

Зелгадис ответил не сразу. Он, как и все остальные, продолжал смотреть на город, раскинувшийся внизу. Купцы и фермеры проходили по тракту, не обращая на нас внимания, направляясь в город пешком или на грохочущих телегах, запряжённых лошадьми.

— Я уже говорил, — всё-таки объяснил Зелгадис. — Не люблю заходить в большие города. В прошлом это плохо кончалось.

— Всё будет в порядке, — заявила Амелия. — Если в сердце у есть любовь к справедливости, ничто не встанет на Вашем пути!

Зелгадис повернулся к ней и холодно сказал:

— Нет её.

Амелия нахмурила брови и поджала губы. Она, кажется, хотела что-то ответить, но, думаю, его ответ поразил её до онемения.

— Эй, — Гаурри обратился к Зелу. — Не волнуйся об этом. Никто не распознает тебя с твоим закутанным лицом. То есть, если ты подойдёшь ко мне одетый таким образом, я не смогу узнать тебя.

Сказал парень далеко не семи пядей во лбу.

Кселлос испробовал иной подход.

— Возможно, было бы лучше, — прокомментировал он, — если бы господин Зелгадис вообще не заходил в город.

Я резко повернулась к Кселлосу.

— Эй, — рявкнула я. — Ты что пытаешься втереть?

— Я хочу сказать, — продолжал Кселлос спокойно, — если Вы верите, что оставаться с госпожой Линой полезнее для Ваших целей, тогда зайти в город — Ваш лучший выбор.

Зелгадис недобро посмотрел на него.

— Хотя я не осведомлён о том, что случилось с Вами в прошлом, Вы можете быть уверены, что любая гостиница в любом городе даст Вам приют, если у Вас есть деньги, — Кселлос улыбнулся. — Разумеется, в конце концов, это, безусловно, Ваш выбор, господин Зелгадис.

Зелгадис раздражённо отвернулся.

— Ладно уж, — проворчал он. — Я считаю, в твоих словах есть смысл. Давайте пойдём.

— Я рада, что Вам лучше! — сказала Амелия, удовлетворённо кивнув.

«‘‘Ага‘‘», — подумала я. — «‘‘И спасибо тебе за всю твою помощь, дорогуша!‘‘»

Вскоре после того, как мы минули врата Везенди, я была уже полностью уверена, что что-то не так. Горожане тихонько перешёптывались в напряжённых тонах, и каждый одарил нас подозрительным взглядом. То есть даже фермеры на своих телегах, покупательницы и дети странно блестели глазами, вызывая у меня мурашки.

— Мы здесь, похоже, выделяемся? — отважилась сказать Амелия робким голосом.

Зелгадис продолжал смотреть вперёд.

— Определённо, — пробормотал он.

Он уже достаточно нанервничался, входя в город. Уверена, парню для полного счастья только нежелательного внимания и не хватало. По крайней мере, хотя бы Гаурри и Кселлос не казались обеспокоенными. Полагаю, Гаурри как обычно потерялся в обширной полости, известной как его голова.

Мы остановились и стали ждать, пока кто-нибудь из наблюдавших не начнёт двигаться. Ждать пришлось недолго. Мальчик лет двенадцати или тринадцати подбежал к нам и крикнул:

— Эй!.

Мальчик — голос которого ещё не начал ломаться — был раздражающе нахален. Он, похоже, был того типа, что научен уму-разуму улицей и кому на долю выпало немало передряг.

Я решила попробовать заставить его обмочить штанишки.

— Какого чёрта тебе надо? — отрезала я.

Мальчик осмотрел нас сверху донизу, затем уставился прямо на меня.

— Маленькая госпожа, — начал он, — Ваше имя, случайно, не Лина Инверс?

Я сдержала порыв врезать ему за то, что назвал меня «маленькой». «Ну и дети пошли», — недовольно подумала я.

Болтовня среди горожан стала более взволнованной от его вопроса. Я почувствовала, как желудок немного сжался. Кое-кто из мести однажды назначил награду за мою голову, было совсем не весело. Ситуация, в которой я находилась сейчас, слишком напоминала ту.

Я сделала очень глубокий вдох.

— Ага, — невозмутимо ответила я. — Я Лина. И что?

Люди вокруг нас внезапно взорвались приветственными восклицаниями. Смех и радость наполнили воздух, люди обнимались. Я же была очень смущена.

Эй, мне кто-нибудь скажет, что мне грозит смерть, или нет?

— Я так и подумал! — счастливо воскликнул мальчик, шлёпнув кулаком по ладони. — Простите, но вас здесь больше, чем нам было сказано. Так что пришлось приглядеться, уж простите.

Толпа начала сжиматься вокруг нас, как только мальчик растянул губы в улыбке, сверкнув своими кривыми зубами.

— Как бы то ни было, — сказал он. — Я хотел бы попросить Вас…

— Притормози, пацан! — Голос принадлежал взрослому мужчине, вышедшему из толпы. Он был бедно одет, выглядел закалённым, но не слишком угрожающим. Он склонился над мальчиком.

— Слушай, — прогремел он. — Я первый увидел девчушку и её друзей.

— Отойди, дружок! — крикнула пожилая дама. Она проковыляла из толпы, её жабоподобное тело было засунуто в безвкусное розовое платье, которое она переросла лет пятьдесят назад. — Я была здесь первой!

Мужчина зло на неё посмотрел.

— Ты слепа, как летучая мышь, — отрезал он. — Думаешь, тебя кто-то послушает?

— Говорю тебе! — огрызнулась она. — Это была я, мерзкая ты свинья!

Мужчина зарычал на неё.

— Нет, я! — закричал он пронзительно со всей зрелостью ребёнка.

Начали подключаться и другие люди из толпы. Ситуация грозила перерасти в очень плохую в кратчайшие сроки.

— Стоп! — крикнула я. — Стоп! Какого хрена тут творится?!

Конечно, никто не обратил на меня внимания — спор только разгорелся.

— Подождите! — возопила другая женщина. — Кто из нас тогда считается?

— Я! — проорала бабуля без разъяснений.

— Я! — воскликнул потрёпанного вида мужчина.

— Но я был прямо тут, когда они вошли, — настаивал другой мужчина, указывая на место рядом со мной.

— Чушь! — отрезала бабуля. — Я была у въезда в город!

Мне надоело это дерьмо. Я подняла руку в воздух.

— Взрывное Рондо! — воззвала я.

БДЫЩ-КРЯК-БУМ!

Великая тишина охватила толпу.

«Так-то лучше», — подумала я. Это урок, который я пронесла через годы: если не можешь взять ситуацию в свои руки, то нет ничего лучше впечатляющего Взрывного Рондо, чтобы заткнуть всех без причинения крупного ущерба имуществу. К счастью или несчастью, я нечаянно задела потрёпанного мужчину взрывом и слегка его подпекла — но иногда приходится разбивать несколько яиц, если собираетесь контролировать толпу. Поспит и будет в порядке.

— Хорошо! — сказала я громко и чисто, уперев руки в бока. Толпа сделала несколько шагов назад, и я обрадовалась получению свободного пространства. — Что всё это значит?

Никто не ответил. Я слышала неразборчивые шептания, прошедшие рябью по сборищу, но этим все и кончилось. Наконец, мальчик, с которого начался переполох, шагнул вперёд.

— В-вообще-то, — он заикался, был куда менее нахален в этот раз, — господин Радок сказал, что наградит любого, кто найдёт Лину Инверс и отведёт к нему. — Он вытащил сложенный лист бумаги из сумки и, дрожа, отдал его мне.

Я схватила его и просмотрела. Абсолютно точно, это было объявление о предложенной награде для того, кто доставит Лину Инверс и её компанию по частному жилому адресу в городе. Награда не была такой большой, но достаточно солидной для работяги. Под сообщением было общее описание каждого из нас: Зелгадиса, Амелии, Гаурри и меня, но ничего о Кселлосе (видимо, из-за того, что он только что присоединился). Я скользнула взглядом по моему описанию.

«Низкая», — говорилось в нём. — «Шумная. Склонна попадать в неприятности, слабо выраженная грудь…»

Я разорвала бумагу и стиснула зубы. Хватит. Я посмотрела на мальчика.

— Можешь отвести нас туда, где этот Радок живёт?

Мальчик активно закивал. Смертельный испуг горожан всё значительно упрощал.

— Идём, — сказала я, повернув лицо к Гаурри и остальным. Но моя верная команда уже отошла от меня на половину ширины улицы, двольствуясь созерцанием того, как я решаю их проблемы. Амелия так вообще исследовала свои ногти.

Что не так с этими людьми? Когда дело пахнет жареным, пусть Лина разбирается?! Я и так ужасно устала, а им абсолютно плевать на мои старания! Как только моя компания подошла, чтобы присоединиться ко мне, я стиснула зубы, дабы не передушить их всех.

***

Мальчик провёл нас по лабиринту мощёных улиц Везенди к приличному району. Он неожиданно остановился, бросив на нас взгляд через плечо, и указал на один из домов.

— Там, — сказал мальчик. — Вот он.

Дом, надо сказать, впечатлял — не дворец, но уж точно не лачуга. И от него не было того ощущения липкости, присущего, как правило, домам нуворишей[✱]Нувори́ш — быстро разбогатевший человек из низкого сословия.. «Иметь деньги и вкус — это хорошо», — подумала я.

Мне было интересно, являлся ли господин Радок одним из тех состоятельных, гнусных типов, которые нанимают отбросов, чтобы они выполняли за них всю грязную работу. Мальчик рассказал нам, что Радок Ранзаад был одним из ведущих купцов Везенди.

— Здесь я оставлю вас, — сказал Зелгадис, как только мы достигли врат.

Я удивлённо глянула на него.

— Что? Почему?

— Сама посуди, — он отвёл взгляд. — Когда мы войдём, они, вероятно, предложат нам чай или ещё что, и мне придется снять шарф. Меньше всего мне хочется перепугать всех вокруг.

В словах парня был смысл.

— Что ж, тогда сними комнату в гостинице неподалёку. Когда мы тут закончим, встретимся с тобой.

Зелгадис обдумывал это секунду.

— Хорошо, — сказал он, а затем повернулся к нам спиной и ушёл.

Наш маленький проводник сложил ладонь чашечкой у рта.

— Я привёл Лину Инверс! — крикнул он привратнику, который впустил нас без промедлений. Он отдал мальчику награду, с которой тот сбежал вниз по улице в неистовой комбинации счастья от того, что разбогател и что не отправился на тот свет.

Оказавшись внутри дома, мы были отведены в разукрашенную залу для приёмов. Там мы сидели и ждали, изучая декор и потягивая приличный чай, пока дверь в одном из углов залы не открылась и оттуда не выступил пожилой дворецкий.

— Господин Радок скоро прибудет, — объявил он, в сущности, расходуя кучу нашего времени.

Мы с компанией обменялись взглядами. Этот парень думал, у нас есть целая неделя? Я рассматривала дворецкого, расположившегося у угловой двери — он выглядел довольно безучастным.

— Послушайте, — прямо сказала я. — Мы занятые люди. Возможно, вы можете дурачить гостей, не имеющих огневой мощи, но мы

— Господин Радок прибыл, — беспристрастно прервал дворецкий. Он открыл дверь элегантно выглядящему джентльмену, мужчине лет сорока с седыми прядями в чёрных волосах.

Господин Радок быстро прошел в комнату.

— Ты Лина Инверс?! — проревел он, тряся мне кулаком.

Похоже, светского разговора не получится.

Мужчина был достаточно красив и имел стройное телосложение. Он сжимал кусок бумаги в правой руке. Я как раз собиралась спросить, что это, когда намного более молодой парень, лет двадцати, вышел из-за его спины. Он был тёмноволос и красив — наверняка сын Радока Ранзаада, судя по сходству.

Радок сделал несколько шагов вперёд и швырнул бумагу на стеклянный стол перед нами.

— Я Радок Ранзаад! — крикнул он, затем шагнул к пустому креслу напротив меня, гневно сел, и метнул острый, как кинжалы, взгляд в мою сторону.

Ладно, факт того, что мне здесь совсем не рады, был весьма очевиден. Но он был тем, кто послал целый город за мной, так какого хрена он вёл себя так, будто я вмешиваюсь в его жизнь?!

— Господин Радок, — резко сказала я, — что тут происходит?

Он ещё немного посмотрел на меня недовольным взглядом.

— О? — сердито произнёс он, продвигая бумагу ближе ко мне. — А это что значит?!

Моё терпение вышло, я выхватила бумагу и стала изучать.

Радок Ранзаад,

я убью тебя.

Если не хочешь умереть,

найми Лину Инверс.

— Зуума

Ниже сообщения были описания нас четверых, такие же, какие я прочла недавно в объявлении. От всего этого я опешила. Ох.

— Я слышал об этом ассасине, — Радок сделал глубокий, сердитый вдох прежде, чем продолжить. — Как я могу заключить из содержания данного сообщения, меня использовали, дабы с некой целью заманить тебя сюда? У кого-то есть лучшее объяснение, что здесь происходит?!

Я хотела сказать ему, чтобы он успокоился, но понимала, у него было право вести себя так. Ситуация была хуже не придумаешь.

— Мы сражались с ним раньше, — сказала я Радоку, кинув бумагу обратно на стол. Я мельком взглянула на Гаурри. — Однажды его наняли для моего убийства, но он, очевидно, не справился. Теперь он вернулся, чтобы завершить дело.

— Которое вдруг стало и моим делом! — загремел Радок, колотя по столу. — Он здесь не за твоей жизнью! Почему вдруг он захотел моей крови?!

Излишне говорить, что мне не нравится парень, который кричит на меня так, будто я спала с его женой и убила его собаку, но я предпочла остаться холодной. Безразлично поднявшись на ноги, я положила руку на бедро.

— Отлично, — сказала я. — Если такова ваша позиция, то я тут ни при чём, — Повернулась к остальным. — Уходим отсюда.

— Чтоооооо?! — заорал Радок, вскакивая на ноги. Лицо его покраснело.

Гаурри и Амелия шокированно смотрели на меня. Я сопротивлялась порыву стукнуть их головами.

Народ, вы блеф распознать не можете?!

— Госпожа Лина! — пискнула Амелия. — Мм, Вы уверены, что нам следует…

— Вы не можете этого сделать! — проревел Радок прямо над ней. — Вы абсолютно точно не можете этого сделать!

Я развернулась к Радоку — настал мой черёд недовольных взглядов.

— Тогда подумайте немного, — отрезала я. — Как Вы считаете, почему на самом деле Зуума послал вам это письмо?

Радок усмехнулся.

— Я предполагаю, он думал, что у меня есть возможности найти тебя.

— Попробуйте ещё, папаша.

Лицо Радока стало багровым настолько, что я подумала, что ещё чуть-чуть и у него случится сердечный приступ.

— Ты что имеешь в виду?! — он почти кричал.

— Конечно, — ответила я, — как у одного из ведущих купцов города, у Вас есть возможности найти нас — и у вас получилось. Через предложение о награде для любого, кто заметит нас и приведёт к вам. — Я подняла бровь. — Но если всё, чего он хотел, было заманить нас сюда, тогда почему он не послал письмо с угрозами самому успешному торговцу Везенди, истинному боссу?

— Откуда мне знать, как работает мозг ассасина?!

Я бросила взгляд на записку.

— Я думаю, — прямо сказала я, — что ему также нужны и Вы.

Лицо Радока побледнело.

— Т-ты что такое гов… ?

— Зуума — беспощадная, смертоносная заноза в заднице. Но он профессионал из профессионалов. Не думаю, что брать посторонних людей в заложники в его стиле. Я могу ошибаться… — Я сделала паузу: то, что люблю делать перед тем, как бросить бомбу. — Но я думаю, кто-то ещё нанял его, чтобы убить вас, и Зуума использовал удобный случай, чтобы позаботиться о нас двоих разом.

Радок только и мог, что пялиться на меня с секунду, разинув рот. Можете считать меня ужасным человеком, но лицезрение его таким униженным подняло мне настроение.

— Погоди минуту! — прокричал Радок. — Так ты говоришь, даже если я найму тебя, он всё равно придёт убить меня?

Я пожала плечами.

— Что ж, если я буду с Вами, то, уверена, Зуума попытается убить меня первой. Для него будет не слишком хорошо, если он сперва прикончит Вас — я исчезну как только это случится, правильно? Так что Вы будете в порядке, пока жива я.

Не лучшее из утешений, но какое есть.

— Разумеется, — И тут я перешла к делу, — это всё с учётом того, что я хочу работать на Вас. Полагаю, я нужна Вам в качестве телохранителя.

Глаза Радока наполнились ужасом.

— Т-ты не бросишь меня на произвол судьбы? — спросил он, едва не пища.

Я презрительно усмехнулась.

— Если Вы думаете, что я собираюсь рисковать своей жизнью ради защиты такого грубияна, как Вы, то вы не знаете Лину Инверс. Ясно Вам?

Можете судить меня — но иногда сыпать соль на рану бывает приятно.

Радок медленно сел обратно в кресло, взглядом сосредоточившись на случайной точке на полу. На мгновение он застыл, словно статуя.

— Понял, — наконец пробормотал он и поднял глаза: их выражение, как ни странно, было искренним. — Тогда я официально прошу Вас защищать меня. Разумеется, я дам солидное вознаграждение, разумеется. Согласны?

Я улыбнулась.

— Конечно, — сказала я весело, показав ему большие пальцы.

Я такая безотказная, когда дело доходит до денег.

Если бы он до этого не был таким козлом, и если бы он не распространял листовки с этим бредом про «слабо выраженную» грудь (а она не такая), я бы согласилась на хорошую оплату без большой шумихи.

Я взглянула на дворецкого, который всё ещё стоял в углу. Он не выглядел особо напуганным. Молодой мужчина прислонился к ближней стене, скрестив руки на груди и устремив взгляд на нас — он был довольно напряжён.

— Кстати, — спросила я Радока, — кто они?

Радок вздохнул и указал сначала на одного, затем на второго.

— Это Ралтаак, мой дворецкий, и Абель, мой сын, — Он осмотрел мою компанию. — Если подумать, разве один из членов группы не отсутствует?

— Он в другом месте, — Я махнула в сторону Кселлоса. — Это, кстати, Кселлос, подозрительный жрец. Он болтается с нами.

Кселлос вежливо поклонился.

Радок нахмурил брови, видимо, чуток обеспокоенный тем, как я представила Кселлоса. Но, эй, разве можно винить меня? Я старалась быть честной.

— Как бы то ни было, — сказал Радок перед тем, как прочистить горло. — Я хотел бы, чтобы вы остались здесь и охраняли меня с этого самого момента. Это приемлемо?

Я закивала. Амелия позволила себе выдохнуть, Гаурри смотрел, как муха летает по комнате, а Кселлос подарил Радоку одну из своих улыбочек. Радок, посмотрев на Кселлоса, вжался глубже в кресло.

***

После улаживания дел с Радоком мы ушли. Кселлос остался, чтобы следить за поместьем купца, пока Амелия, Гаурри и я шли на встречу с Зелгадисом. Зел снял комнату в местной гостинице, и мы явились туда, чтобы поскорее ввести его в курс дела.

Выделенная ему комната была отвратительной крысиной норой, но, по крайней мере, она была дешёвой. Так как Зелгадис не жаждал рисковать и показывать простым обывателям своё лицо, нам пришлось прятаться в одном из самых паршивых районов Везенди. Я осторожно села на кровать, стараясь ничего не трогать.

Зелгадис спокойно выслушал мой рассказ о ситуации с Радоком. После того, как я закончила, он произнёс:

— Итак… это безопасно, оставлять этого Радока одного? Ведь предполагается, что мы защищаем его?

Я махнула рукой на опасения.

— Всё будет хорошо, — заверила я его. — Я убеждена, Зуума сначала придёт за мной. К тому же, я оставила Кселлоса охранять дом. Решила, что важнее связаться с тобой. — Я поднялась с твёрдой, как камень, кровати. — Всё равно нам надо вернуться. У меня такое чувство, будто если мы задержимся здесь, Радок обмочится.

— Хорошо, — Гаурри отлепился от стены. — Кроме того, почти время для еды.

— Не рассчитывай на многое, — предупредила я его, открыв дверь. — Не похоже, чтобы он стал больше жаловать нас даже после объяснений. Пусть мы и договорились, но он наверняка подаст самое паршивое из своей кладовой.

Как только мы переступили порог коридора, странное чувство остановило меня. Подождите… что это было?

— Что-то случилось, госпожа Лина? — спросила Амелия.

Я задумалась на секунду.

— Что-то не так, — прошептала я.

Ощущение длилось лишь миг — может, это мой усталый, голодный мозг шутит шутки? Я пожала плечами и выдохнула.

— Ничего, — Я последовала за Гаурри и Амелией. Зелгадис вышел за нами, его лицо снова было закрыто. — Провожаешь нас? — спросила я его.

— Не-а, — ответил он. — Как раз собирался вниз, чтобы перекусить.

Как и в предыдущей гостинице, в этом месте была таверна, занимающая первый этаж. Я надеялась, что качество еды было лучше качества комнат, во благо Зелгадиса.

— Нам будет не хватать тебя, твоя мощь была бы хорошим подспорьем, Зел, — отметила я, пока мы спускались по лестнице. — У тебя случайно нет свистка?

— Свистка? — Зелгадис сдвинул брови. — Для чего?

— Ну, знаешь, я могу подуть в свисток, когда мы попадём в неприятности, чтобы позвать тебя.

— Я не одно из твоих магических заклинаний, — отрезал Зелгадис. — Я не всегда отвечаю и на вежливые просьбы, тем более на свистки.

Ох, он шуток не понимает?

— Но подумай о преимуществах, — сказала я с игриво поднятыми бровями.

Зелгадис вздохнул и положил руку на плечо Гаурри.

— Трудно тебе с ней путешествовать, — пробормотал он.

— Это так, — Гаурри нервно улыбнулся. — Но я хорошо переношу трудности.

Я рассержено посмотрела на них. А путешествовать с Господином Тоской и Кашей-Вместо-Мозгов, значит, сущий праздник? Однако вы не увидите меня ноющей!

Наконец, спустившись с лестницы и войдя в таверну, мы замерли. Что-то было… не так.

Таверна была тёмной и выглядела, собственно, достаточно чистой, с аккуратными рядами простых деревянных столов. Но в такую ночь, когда гостиница наполнена гостями и путешественниками, она должна быть битком набита людьми — а не тёмной и пустой. Судя по аккуратной расстановке столов, тут давно никого не было.

— Что за?.. — Гаурри затих.

— Это наше защитное поле, — раздался незнакомый женский голос.

Я бегло осмотрела комнату в поисках источника голоса. Кажется, он шёл из центра таверны, из странного пятна… плотной тьмы? Пятно было размером со взрослого человека, с белыми частичками пыли, парящими по краям.

Жутковато. Тьма начала меняться и двигаться, и я поняла, чем она была: копной длинных, цвета воронова крыла волос. Фигура повернулась, открывая сгорбленное женское тело, закутанное в чёрное одеяние. Когда женщина сделала шаг по направлению к нам, её волосы разошлись, обнаружив лицо — если это можно так назвать. Там, где должно было быть её лицо, была бледная, безликая сфера без глаз и ушей и с кроваво-красной отметиной в форме гротескной улыбки на месте рта.

У-У-У!— Она Мазоку? — крикнула Амелия в шоке.

Ответ дала сама отвратительная карга.

— Меня зовут Гдуза, — прокудахтала она. — Того, кто стоит позади вас — Дюглд.

Я развернулась лицом к лестнице. Действительно, там стояла другая тёмная фигура. Кем бы ни был этот парень, ему явно не хватало чувства стиля, поскольку он был одет в причудливого фасона чёрный плащ и широкополую шляпу. Он слегка приподнял её, когда заметил мой взгляд. Голова под шляпой была безволосой, чёрной как смоль, с полным отсутствием черт лица.

Я почувствовала, как ситуация становится очень, очень скверной.

— Какого хрена вы от нас хотите?! — требовательно спросила я, осторожно переставляя ноги.

Я должна была быть готова ко всему.

— Не надо так говорить с моими товарищами, — сказал новый, но до боли знакомый голос со стороны входа в таверну. — Это ведь всё-таки встреча старых друзей.

Дверь со скрипом отворилась. В дверном проёме стояла фигура в чёрной мантии и тюрбане. Лицо её скрывала демоническая маска. Хотя некоторые детали отличались, я моментально узнала этого персонажа.

Сейграм.