Том 3    
Глава 2: Долгая, долгая дорога в Сайрааг


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lessa
3 г.
Ничего не буду обещать, но планируется, что быстрее, чем обычно)
lenz
3 г.
а четвертый том когда можно ожидать
Vvrusanov
4 г.
Здравствуйте. Хотел уточнить, что фб-2 версия 3-го тома неисправна.
holyhamster
4 г.
Похоже, что в фб2 с иллюстрациями пикчи сломаны.
dogmeet
4 г.
[/quote]
В принципе вы правы, но мне просто нравится думать, что Резо - масон (наверное, это была шутка, но я представила такой расклад, и мне действительно нравится эта идея).
Вообще в тексте точно не было "мастера" в значении "создатель". Только как "хозяин", как в рабовладельческой Америке (эта идея меня, кстати, тоже забавляет). В любом случае спасибо, выдастся минутка - и я пробегусь по всем "мастерам".
Спасибо, что читаете нас:)
[/quote]

Это Вам спасибо) я, в свое время всех Рубак пересмотрел) включая Revolution и Evolution R. В ранобе сюжет сильно отличается от аниме. Для любителей Рубак могу сказать, что разработчики игры King's Bounty (Катаури Интеректив - наши русские) заложили в свою игрушку кучу пасхалок по Рубакам) там и волшебница Лина есть, и Гаури с мечом света) конечно они там не каноничные, но все равно забавно. Кстати, там Резо, Зилгадис тоже есть)
dogmeet
4 г.
Спасибо за перевод)

В нескольких местах, как мне кажется, не очень уместно употребляется слово "мастер", например "вы знаете, что мой мастер был слеп, да?". Здесь, возможно бы подошло слово господин или повелитель.
Далее - "мазоку его уровня мог перепутать меня с моим мастером и не заметить твоего обмана". Возможно, лучше бы звучало здесь слово создатель. И далее по тексту есть несколько употреблений "мастера" в смысле создателя.

Что касается фраз типа "мастер Гаурри", то это нормально, подобное уважительное обращение действительно распространено, насколько я помню во "Властелине колец" Фродо так же уважительно именовали мастером.

;-)
lessa
4 г.
>>15431
Спасибо за перевод)

В нескольких местах, как мне кажется, не очень уместно употребляется слово "мастер", например "вы знаете, что мой мастер был слеп, да?". Здесь, возможно бы подошло слово господин или повелитель.
Далее - "мазоку его уровня мог перепутать меня с моим мастером и не заметить твоего обмана". Возможно, лучше бы звучало здесь слово создатель. И далее по тексту есть несколько употреблений "мастера" в смысле создателя.

Что касается фраз типа "мастер Гаурри", то это нормально, подобное уважительное обращение действительно распространено, насколько я помню во "Властелине колец" Фродо так же уважительно именовали мастером.

;-)

В принципе вы правы, но мне просто нравится думать, что Резо - масон (наверное, это была шутка, но я представила такой расклад, и мне действительно нравится эта идея).
Вообще в тексте точно не было "мастера" в значении "создатель". Только как "хозяин", как в рабовладельческой Америке (эта идея меня, кстати, тоже забавляет). В любом случае спасибо, выдастся минутка - и я пробегусь по всем "мастерам".
Спасибо, что читаете нас:)
Lero
4 г.
Счастье, ликование, скупая слеза. Незнаю что ещё написать. Всем чаю! А если посерьезней то, слава Руйке, вы таки это сделали.
Спасибо Эйкозан за, о божечки, все 15 томов этой Истории. Честно, если бы не вы то наверное кто нибудь другой, но когда бы это произошло? Неизвестно. Насыщенная жи у вас жизнь, продолжайте в том же духе, конечно с приятными моментами тихого отдыха.
Спасибо Лессе за редактуру и пусть Ваш бур пронзит текст также как бур Симона пронзил вселенную, только с меньшими потерями.. до. (Как там королевства проживают?))
Спасибо всем.
Всем поклон. Редко (увы) читающий ранобе, но следящий за жизнью РуРы гость.
П.с. Можете не верить в себя, но верьте в мою веру в вас. Все возможно! Даже редачить быстрее, мвахаха!
lessa
4 г.
>>15430
Счастье, ликование, скупая слеза. Незнаю что ещё написать. Всем чаю! А если посерьезней то, слава Руйке, вы таки это сделали.
Спасибо Эйкозан за, о божечки, все 15 томов этой Истории. Честно, если бы не вы то наверное кто нибудь другой, но когда бы это произошло? Неизвестно. Насыщенная жи у вас жизнь, продолжайте в том же духе, конечно с приятными моментами тихого отдыха.
Спасибо Лессе за редактуру и пусть Ваш бур пронзит текст также как бур Симона пронзил вселенную, только с меньшими потерями.. до. (Как там королевства проживают?))
Спасибо всем.
Всем поклон. Редко (увы) читающий ранобе, но следящий за жизнью РуРы гость.
П.с. Можете не верить в себя, но верьте в мою веру в вас. Все возможно! Даже редачить быстрее, мвахаха!

Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)
Руйка
4 г.
>>15432
Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)

О да, молись мне чаще! И да снизойдет на тебя благодать, о праздный енот.
Lero
4 г.
>>15432
Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)

Я призрак летящий на крыльях ночи,
Я дух что следит за всеми интересующими ея проектами,
Я Фанат!
Конечно же слежу;)
Слежу за всем что выделяетса из стандартных гаремных-я-всех-победю раноб.
По крайней мере мне хочется в это верить)
Удачи Вам, моя вера в вас с вами!
Святой бур, чашка горячиельного на выбор, и все время этого мира, надеюсь, тоже.
ole7959
4 г.
@Редактура живи@
Lero
4 г.
Скоро (относительно) переводить в рубаках будет нечего, а редактура так и не сдвинулась :,( Зачтоо~ Руйка-самаа~! Пичаль в квадрате:,)
П.с. Надеюсь у всех все ОК а то заставляете волноваться. ._.
eicosane
4 г.
Всё-таки решили оставить это название, просто недоглядели, или намеренно?
fredik
4 г.
>>15424
Всё-таки решили оставить это название, просто недоглядели, или намеренно?

А мне другого не давали...
eicosane
4 г.
>>15425
А мне другого не давали...

Ну и хорошо, оно красивее будет.
lessa
4 г.
>>15426
Ну и хорошо, оно красивее будет.
Парни, а вы чего это в общих комментах обсуждаете? :D
ole7959
4 г.
Мы верим в твою силу добра )))
lessa
4 г.
Надо мной, видимо, тяготеет какое-то проклятье. Не успеваю приняться за том - и происходит какая-нибудь ерунда.
К слову, этот том мне нравится намного больше предыдущих двух, с ним совсем не хочется спешить. Но, кажется, придётся)
Lero
4 г.
Ооо!~ Ооо почемуже так долго ничего нету?! Ну почему-же?! Раздазнили, и тишина~ Это грустно:,)
Молюсь богине Руйке о скором выходе томов) О великая Руйка (или апостолы ея) подай знак что все ок(гром, молнии, всадники РуРаПокалипсиса, сообщения так то тоже сойдет)
Спасибо и удачи!

Глава 2: Долгая, долгая дорога в Сайрааг

– Давно не виделись, малышка, – сказал человековолк прекрасной леди. Что значит кому? Мне! Вы что, не считаете меня прекрасной? Или вы не считаете меня леди? Нет, лучше не отвечайте. Держите рот на замке – и никто не пострадает.

Человековолк – или волкочеловек, или недооборотень, или как там можно назвать парня, который наполовину волк, наполовину тролль и выглядит абсолютно отвратительно, – нес скимитар за спиной и усмехался знакомым голосом.

О, боги. А я думала, что мы никогда не встретимся снова.

Генетический профиль моего давно потерянного приятеля был таков: прямоходящий, как человек, но с головой волка и регенеративной способностью тролля. Фактически я видела, как рана от меча на нем затянулась прямо на глазах. Он также обладал сообразительностью и интеллектом кучи мусора, но я думаю, для этого сейчас не время и не место.

– Вижу, ты все так же много говоришь и мало делаешь, человековолк, – уколола его я.

Волк поник.

Черт возьми. Это было легко.

– Не смей, – начал Врумугун.

– О, я смею сказать, смею. Смею, потому что смелая...

– Тишина! – выплюнул Врумугун.

– Пс-с-с, – Гаурри сзади привлек мое внимание. – Ты знаешь этого парня? Эу, собако... волко... человек... существо?

Как типично.

– Это Дилгир, Гаурри. Помнишь? Дилгир. Мы его встретили в той разборке с Резо и компанией.

– Ох, ага... – он немного вытянул шею и прищурился, потом махнул на все рукой. – Извини. Видимо, все собаколюди выглядят для меня одинаково.

Это совершенно не удивительно, Гаурри. Ох, ладно. Что мне было делать? Остановиться и устроить ему лекцию по межвидовым различиям? Во всяком случае, Дилгир, кажется, оправился от обиды, и мое внимание переключилось на насущные проблемы. Есть там еще кто-нибудь?

Я не могла разглядеть большую часть лица в анфас, но оно выглядело почти как...

О, нет.

О, да, рыбочеловек. И когда я говорю «рыбочеловек», я имею в виду именно то, о чем вы подумали: рыбу... которая человек.

Все еще не понимаете? Хорошо, представьте рыбу. Теперь представьте рыбу, которая размером примерно с человека. Теперь представьте, что у этой большой рыбы есть руки и ноги. Представили? Вот так, готово. Это рыбочеловек. Безумие, не правда ли?

Рыболюди популярны среди городских детишек, которые обычно коллекционируют их изображения и обмениваются ими со своими друзьями–любителями рыболюдей. Эти ребята мечтают встретить рыболюдей... до тех пор, пока наконец не встречают их. Затем идут крики, плач и ночные кошмары. Рыболюди отвратительны, народ. Это все, что я скажу.

Как бы то ни было, начинало казаться, что мы попали на какую-то извращенную звероферму.

– Не говорите мне, что вы все еще якшаетесь с этой компанией неудачников, Нунса, – поцокала я языком.

Рыбочеловек оглянулся, будто решил, что я разговариваю с кем-то еще. Никого не обнаружив, он уставился на меня. Видели, как рыбы пялятся? Они вообще не моргают.

Завязывай с этим, рыболюд! Это пугает.

– Нунса, сказали вы? – пробормотал наконец рыбочеловек.

Эм... да?

Мне потребовалась минута, чтобы понять, в чем же дело: это был не Нунса. Я спутала стоящего передо мной рыбочеловека с другим чел... эм, рыбочеловеком.

Я не различаю рыболюдей! К слову о моих познаниях в межвидовых различиях. Что хорошо, так это то, что он не казался обиженным. Наоборот, выглядел польщенным.

– Ты... ты знаешь этого утонченного красавца по имени Нунса? Ты знаешь Нунсу... л-л-лично?

Утонченного красавца?!

Ну, можете счесть меня невнимательной, но рыбочеловек, которого я знала как Нунсу, выглядел практически точь-в-точь, как тот, на которого я сейчас с отвращением пялилась. И без обид, но я бы не назвала ни одного из них красавцем. И что касается меня, то никто, пахнущий так, не мог претендовать на звание утонченный.

– Я-я-я польщен, что ты нашла уместным поставить мою скромную внешность в один ряд с кем-то столь прекрасным, как Нунса, – произнес, заикаясь, рыбочеловек.

Полегче, рыбец. Я бы предпочла не лицезреть твою внешность более, чем это необходимо.

– Мое имя Раханим, – представился рыбочеловек. – Я скажу лишь раз, вам не следует пытаться сбить нас с толку. Хотя Нунса может и быть прекрасен, я – благодаря господину Резо – способен плавать по самому воздуху.

Смысл его слов был неясен, но ему определенно нравился звук своего голоса. Меня все это мало волновало – я понимала, что нам в любом случае придется драться, и я бы предпочла разобраться с ними без лишних слов.

– Ага, это верно! – прервал Раханима Дилгир. – И я сильнее, чем был во время нашей предыдущей встречи, так что я бы попросил немного уважения, а иначе заставлю вас сожрать эти ваши слова...

– Жрите огненный шар, чурбаны! – Меня достал их трындеж, так что я запустила огненный шар прямо в эту троицу болтунов.

Это должно было послужить сигналом к началу вечеринки.

Конечно, я знала, что не смогу разделаться со всеми троими одним ударом, но я решила взять инициативу в свои руки, понимаете? Обратить ситуацию в нашу пользу.

– Эй! Мы были не готовы! – выкрикнул Врумугун, падая навзничь. Как будто мне следовало сперва их предупредить.

Это битва, идиоты.

Раханим вышел сухим из воды. Я заметила его в центре пшеничного поля. А Дилгир был... Где Дилгир?

О, это он, вон там. В огне. Прямое попадание!

– Ты-ы что делаешь? – прокричал колдун зверочеловеку, чье дымящееся, прожаренное тело уже прекратило дергаться.

Держу пари, это больно.

– Раханим! Давай! – крикнул Врумугун.

– Понял! – откликнулся Раханим, и, кажется, начал расти?

Нет, он не рос – ноги его оторвались от земли. Он парил в воздухе!

О, он может плыть по воздуху. Я поняла.

Рыбочеловек повернулся и менее чем за секунду оказался рядом с Врумугуном. Чародей указал правой рукой на брюхо болтливого рыбочеловека:

– Давай, – приказал он, – порежь их на куски.

Под «ними», я думаю, он имел в виду нас.

– Как пожелаешь, – сказал рыбочеловек.

Раханим определенно не выглядел достаточно быстрым, чтобы прибить меня и Гаурри. Врумугун, очевидно, снова недооценил наши способности.

Может, этот шутник желает помереть?

– Лина! – крикнул Гаурри, вернув меня с небес на землю.

Я огляделась вокруг. Раханим исчез. А затем мощный порыв ветра ударил в мой правый бок.

– Что за?! – Я потеряла равновесие и боком ударилась о землю. Я поднялась обратно на ноги так быстро, как только смогла, – нельзя допустить, чтобы великая Лина Инверс была замечена лежащей на пшеничном поле, лицом в траву, это совершенно исключено!

Проклятье. Оказавшись на ногах, я увидела, что стилизованный под чешую наплечник на моем правом плече дал глубокую трещину, а на поверхности рубинового талисмана, вделанного в него, виднелась глубокая царапина.

Дьявол, дьявол, дьявол. Я любила эти наплечники.

– Хмф, я собирался отрубить ей голову, – пробормотал Раханим, очевидно неудовлетворенный причиненным уроном. Он кружил вокруг, следя за мной.

Как только он перешел в атаку, его движения изменились от вялых до молниеносных. Я совершенно не могла уследить за ним! Никто не может двигаться так быстро – и уж точно не рыбочеловек. Я решила, что Врумугун, должно быть, окружил его тело воздушным барьером. Это был единственный способ объяснить его неожиданную скорость.

Кажется, в этот раз недооценила противника я. Упс.

– Видел? – спросила я Гаурри, не спуская глаз с Раханима, чтобы быть начеку.

– Только тень, – ответил он, подавленный.

Я говорила это раньше и скажу снова: Гаурри – невероятный, бесподобный, без преувеличения первоклассный мечник. Если Раханим двигался настолько быстро, что Гаурри не смог уследить за ним...

Это не хорошо.

На таком открытом пространстве, беспорядочные атакующие заклинания были не единственным, но, вероятно, наиболее приемлемым вариантом. За исключением того факта, что мы не могли быть уверены, что больше никто не поджарится до угольков.

Нам оставалось лишь одно...

Силуэт Раханима снова со свистом исчез.

– Да-а! – выкрикнули мы с Гаурри, пригнувшись.

... бежать ради спасения собственных жизней!

Порыв ветра пронесся над моей головой. Раханим на такой скорости не мог точно маневрировать, а мы не могли уследить за его движениями так, чтобы суметь ему что-нибудь противопоставить. Все, что мог он – нестись напролом, а все, что могли мы – пригибаться.

Это было очень печально, ибо битва продолжалась.

– На месте стойте, – пробормотал Раханим, опять кружа вокруг нас.

Если я не придумаю что-нибудь, нам придется танцевать так снова и снова, пока один из нас не забудет пригнуться или рыбоморд не устанет. Так что я кое-что придумала.

Я начала творить заклинание.

– Глупая девочка! Ты действительно думаешь, что сможешь достать меня? – когда он закончил свою речь, его силуэт в очередной раз исчез.

Не-а. Глупая рыба, ты действительно думаешь, что мне это нужно?

Я закончила колдовать, и одновременно с этим он исчез. Мгновением позже рыбочеловек устремился через пшеничное поле ко мне.

ПЛЮХ! Мощная ударная волна пришла вместе со звуком. Я уперлась в землю ногами, но меня все равно отбросило на несколько метров назад. Однако воздушный барьер, который я установила вокруг себя, все же отразил атаку, дезориентировав господина Рыбью Морду и защитив меня от какого-либо реального ущерба.

Это мой шанс!

Пока рыбочеловек пытался восстановить равновесие, я начала творить следующее заклинание. Раханим повернулся и направился в сторону Гаурри.

Гаурри ответил блеском стали.

Все, чего сумел добиться меч Гаурри – это срезать несколько колосьев, но он, должно быть, сумел как-то ошеломить Раханима, и рыбочеловек, слабо завертевшись вокруг своей оси, улетел высоко в небо. Он кружил вокруг нас на протяжении нескольких минут, сфокусировавшись на чем-то вдали. Затем, видимо, что-то изменилось, и внимание рыбочеловека вернулось к нам с Гаурри.

Чего бы он там ни замышлял, он дал мне достаточно времени, чтобы закончить заклинание.

– Брам Гаш! – крикнула я, яростно запустив стрелу сосредоточенной энергии ветра. Хотя её эффект варьировался от цели к цели, моя стрела была достаточно мощной, чтобы разметать кирпичную стену.

Она полетела прямиком к возвышенности, месту, где стоял Врумугун, и... прямое попадание!

Я... м-м-м... опущу детали из уважения к тем из вас, кто, может, хочет кушать или собирается в ближайшем будущем. Ну, знаете, когда-нибудь. Фу-у-у. Давайте просто скажем, что это было мерзко и забудем обо всем этом.

– Господин Врумугун! – вскричал Раханим в панике.

Я сотворила следующее заклинание, пока он был в растерянности.

– Рэй Винг! – произнесла я, и ветер со свистом поднял меня в воздух.

Рэй Винг – заклинание, которое создает воздушный барьер вокруг колдующего, позволяя ему или ей совершать полеты на большой скорости. Хотя его труднее контролировать, чем Левитацию, в скорости ему не откажешь. С помощью Рэй Винг вы могли бы запросто обогнать птицу.

– Гаурри! Хватайся! – На мгновение я ослабила барьер.

– Что ты делаешь?! – спросил Гаурри, когда я подняла его в воздух с пшеничного поля.

– Мы бежим!

– Будь ты неладна! – рявкнул Раханим.

Слышали когда-нибудь, как рыбочеловек рявкает? Выглядит очень странно. Как бы то ни было...

Желая мести, он ринулся за нами.

– Ух! – Это больно.

Даже без помощи Врумагундиндина рыбочеловек двигался невероятно быстро. Заклинание волшебника, должно быть, имело фиксированную продолжительность – такое могло сохраниться после того, как ничтожество, сотворившее его, отправилось на тот свет.

Разделаться с рыбомордой после окончания действия заклинанияя, несложно, но, так как мы не имели понятия, сколько оно будет длиться, было глупо ждать его окончания, постоянно пытаясь уклониться от атак.

Мы пронеслись над вершиной холма и – как и обещал хозяин таверны – увидели впереди город.

Раханим взбудоражился и снова пошел на таран.

Это начинает надоедать.

– Ну, мы так от него не оторвемся! – прокричал Гаурри, ухватившийся за мои плечи в позе, которая в иной ситуации заставила бы меня покраснеть, если бы я себе такое вообразила.

Скорость полета Рэй Винг пропорциональна несомому весу и магическим способностям творящего заклинание. С висящим на мне Гаурри мы были недостаточно быстры, чтобы оторваться от рыбочеловека.

Если бы мы могли добраться до города!

– Гаурри! У меня идея! – сказала я. – Мы используем маскировку. Рыбочеловек, возможно, нам что-нибудь скажет. Когда он сделает это, отвечай коротко и ни в коем случае НЕ называй меня настоящим именем! Говори как можно меньше, понял?

– Это твой план – молчать?

– Молчать, не доставать свой меч – и стараться держать себя в узде! Понял?!

Гаурри не ответил.

Может, он иногда сомневается в моей гениальности? Не-а... Это просто глупо.

***

Мы влетели через городские ворота так быстро, что сбили с ног старушку, продававшую у прохода фрукты и овощи.

Апельсины, как игрушечные шарики, запрыгали по улице, и прохожие разлетелись в стороны, как трусы в барной драке.

Понятия не имею, что значат эти выражения. Просто примите это как данность.

– Эй, эй, эй! Лина!

– Гаурри, можешь подать жалобу позже! – Мы свернули с главной улицы, мои глаза метались в поисках слева направо...

Вот, вон там!

Мы вдарили по тормозам и протаранили Раханима, заставив его проломить несколько прилавков. Я вернула нас назад на улицу и там прекратила действие Рэй Винг.

Мы попали на древесный склад. Здесь лежали доски, штабеля четырехкантного бруса и свежесрубленные стволы, сваленные вдоль стен.

– Гаурри! Кидай все, кроме брони, на бревна! И не забывай, о чем я говорила! Нет времени объяснять, просто делай, быстро! – говоря это, я сбросила наплечники и мантию, сняла короткий меч и стянула перчатки. Я надела свою мантию на Гаурри и спрятала остальное – вместе с броней Гаурри – за штабелем бревен. Наконец, я запихнула бандану в карман штанов и спокойно села рядом с Гаурри.

– Не говори больше, чем должен, – напомнила я ему. Я собиралась с мыслями, когда...

Силуэт Раханима возник в начале улицы.

Рыбочеловек остановился, а затем плоским голосом сказал:

– Некуда бежать.

– Я прошу прощения... что? – Я подняла на него взгляд и повела себя так, будто совершенно не понимаю, о чем он. Я вовсе не плохая актриса, если позволите.

Как я и предполагала, Раханим замешкался и немного подумал.

– Бессмысленно пытаться обмануть меня, Лина Инверс! – сказал он наконец.

Я моргнула:

– Какая Лина?

Рыбоморда нервно и суетливо огляделся вокруг.

– Кажется, ошибся, – вздохнул он. – Здесь недавно не проходила волшебница с рыжими волосами и мечник с золотистыми?

– Эм... Леон, может, это были они? – сказала я Гаурри.

– Э? Что?! – Гаурри был полностью застигнут врасплох.

– Вы их видели?! – снова заговорил Рханим до того, как Гаурри смог побороть свою тупость.

– О, ага, – сказала я. – Совсем недавно, ш-шух – двое, верно? Они бросились в ту сторону. – Я указала на другой конец аллеи. – Думаю, они прошли... два квартала... и повернули... налево.

– Прошу прощения, – с этими словами Раханим ринулся вниз по улице в указанном мной направлении.

Хи-хи-хи-хи! Успех!

– Эм, а что сейчас произошло? – спросил Гаурри, на его лице отражалось недоумение. Рыбочеловек был таков.

– Он не видит индивидуальных различий, – ответила я.

– Он не видит... индивидуальных... чего?

– Помнишь, тогда на холме, увидев Дилгира, ты сказал, что не различаешь собаколюдей? Вот то же самое и у него – он действительно не может различать людей. Вот почему мы свернули на эту улочку, чтобы он потерял нас из виду на минуту. Он видел, как мы свернули сюда, и цвет волос у нас остался прежним. Но мы переоделись, и он не мог представить, что мы будем вот так спокойно здесь сидеть. Вот почему он сказал «некуда бежать» – он не был уверен, что это были мы! – объяснила я. – Поэтому он и поверил мне.

– А... – Гаурри потер подбородок с видом, будто не понял до конца. – Это действительно так сложно? – спросил он. – В смысле, я легко различаю кошек разных пород.

– Ну конечно, потому что это разные породы, – подтвердила я. – Размеры, поведение, окрас и телосложение – все разное. И совсем иное – определить различия между кошками одной породы. Верно?

– Ну да.

– Вервольфы действительно могут различать нас по запаху, однако...

– Ш-ш-ш! – вмешался Гаурри. Причина стала ясна сразу: в конце улочки появилась тень. Интригующе похожая на рыбу тень.

Раханим?! Может, он догадался. Нет, погодите...

– Эй! – рыбочеловек позвал меня. – Вы уверены, что два квартала и налево?

Не-а, не догадался.

– Хм-м-м, ну, теперь, когда вы спросили, я не уверена. Может быть и три квартала, – бесстыдно солгала я.

– Понятно, значит. Прошу прощения. – Рыбочеловек в очередной раз исчез.

– Видишь? – Я улыбнулась и рассмеялась, глядя, как он уходит.

***

– Слушай, а волшебники должны становиться очень мрачными, раз им приходится постоянно носить такие мантии, – пробормотал Гаурри, трудясь над тарелкой.

– Ох, кончай стонать. Если это позволяет тебе не рисковать жизнью в ненужной битве, то это малая жертва, не так ли? – Я сердито глянула на него.

После того как нам удалось спровадить Раханима, мы с Гаурри навестили местного портного, чтобы завершить свою маскировку.

Я надела белое одеяние священницы, собрала волосы в хвост и, как обычно, повязала голову банданой. Любимые наплечники, разбитые Раханимом, пришлось выбросить, а мантию и перчатки – засунуть в рюкзак. Короткий меч висел сзади. Ни один сторонний наблюдатель не смог бы заметить его под облачением священницы.

Гаурри надел свободную мантию поверх своего нагрудника из чешуи железной змеи. Он носил обод и талисман в виде кулона, который позвякивал, качаясь туда-сюда. Он выглядел как чародей, за исключением... ну, его прическа была несколько консервативной для чародея и мантия заметно оттопыривалась на бедре, где висел меч.

Также выражение его лица кричало: «Я страдаю!»

Что за плакса! Как будто колдовство хуже смерти!

Я обратилась к магии потому, что была слишком слабой, чтобы прокладывать дорогу в жизнь мечом, и мой темперамент определенно не подходил для мирной жизни, и в любом случае ни тот, ни другой вариант меня не привлекали.

– Я знаю, но все же, – пробормотал Гаурри мрачно, сгорбившись под мантией. – Это костюмы, не маскировка! Любой это скажет.

– Нет, это будет зависеть от того, кто смотрит. – Я сделала небольшой глоток содовой. – Слушай, все эти «герои» узнавали нас потому, что мы выглядели именно так, как на этих отвратительных объявления о розыске. После смены одежды и прически не осталось никакой возможности узнать нас только по портретам. Совершенно незнакомые с нами – например, охотники за головами – не узнают нас. – Я улыбнулась и выпятила грудь, пока говорила. Мужской голос окликнул меня.

– Эй, эй, маленькая Лина! Как всегда бодра, а?

Мои глаза сузились.

Это был голос наемника, стоявшего прямо позади меня.

Кажется, он не имел никакого злого умысла.

Он был одного возраста с Гаурри, может, чуть моложе. Ярко-рыжие волосы, привлекательное лицо, которое портила козлиная бородка, совершенно неуместная для его возраста.

Конечно же, я уверена, что он бы с этим не согласился.

– Эй, – сказал Гаурри, слегка взмахнув рукой. – Как жизнь?

– О, да все так же, – мужчина приветственно поднял руку.

Что за...

Я единственная была не в теме. Разве вас не раздражает, когда такое случается?

Я наклонилась над столом и тихо прошептала:

– Кто это?

– Что ты имеешь в виду? Это Ланц... не так ли?

– Ланц?! – Я повернула голову снова и еще раз долго и тщательно всмотрелась в его лицо. – Вот как? Его борода стала длиннее.

Мы с Гаурри знали Ланца, такого же наемника, по недавним приключениям в городе Атласе. Он был дьявольски хорошим фехтовальщиком – определенно первоклассным, если не лучшим из лучших. Я не узнала его сначала из-за бороды.

Все-таки это была плохая идея.

– Тя борода смутила? Ага, я решил отпустить её, пока лежал в кровати, стеная, стоная и лечась. Решил, что могу немного изменить внешность.

– Решил выглядеть безобразнее? Или так само получилось? – поинтересовалась я вслух.

– Хех. Уж кто бы говорил... – рассмеялся Ланц.

Что? Почему этот... Все, больше я вежливой с ним никогда не буду, скажу я вам!

Я села обратно на свое место и сосредоточилась на блюде, прикусив язык и буквально, и фигурально.

– Ай!

Ощущая мой сердитый взгляд, он промямлил, набив полный рот еды:

– А, я просто шучу. Я имею в виду, эта одежда делает грудь значительно больше. С этим не поспоришь.

О, чудно. Это именно то, что девушка желает услышать, не так ли? Я думаю, Ланц, в конце концов, хороший парень... ве-е-е-е-е-ерно.

Гр-р-р...

Я подняла руку прежде, чем подала голос.

– Мадам, где две порции закуски, которые мы заказали? – прокричала я.

– Скажи нам правду, милашка, – Ланц наклонился и понизил голос до шепота. – Ты демон?

Я зашипела на Ланца.

С-с-с-с, С-с-с-с, С-с-с-с.

– Ну и ну. Бедный старший брат. Ему следует медаль дать за то, что он проводит с тобой каждый день.

Ланц был так впечатлен мастерством фехтования Гаурри, что взял привычку называть его «старший брат», в знак уважения. Имена, которыми он называл меня, были менее почтительны.

– Эх, это не так уж плохо, – пропищал Гаурри в мою защиту. – Да, конечно, она много ест. И, ага, она всегда втягивает нас в неприятности. Она не следит за языком, конечно же, и она не то чтобы очень горяча...

– Что?! Это ты ешь больше, чем я! Не смей сидеть тут и поддакивать ему! – взъярилась я.

– Хорошо, хорошо, остынь, – проворковал Гаурри. – Давай просто забудем об этом на минутку. Ланц, могу я у тебя кое-что спросить?

– Что такое?

– Когда ты увидел нас, ты сразу нас узнал, верно? Я хочу сказать, мы вроде как... эм... замаскировались.

Ланц глубоко вдохнул, выдержал паузу, а затем медленно выдохнул, как если бы был не вполне уверен, как ответить. Мне нравилось думать, что это оттого, что он боялся обидеть меня, но, скорее всего, это было не так.

– Братишка, – сказал он, – не хочу показаться невежливым, но... это не маскировка, это больше похоже на костюмы. Я узнал вас сразу.

– Понятно. – Гаурри повернулся и посмотрел на меня, как будто говоря: «я же говорил».

Ох, ну и что? Ставишь его слова выше моих, бродяга?

– Ну, а что, если... что, если бы ты не знал нас лично, а? Я имею в виду: что, если бы ты просто пытался распознать нас по... э... портрету, скажем? Тогда бы ты нас узнал? – спросила я.

Ланц рассмеялся и наклонился еще ближе:

–Когда ты сказала о портрете, ты же не имела в виду розыскную грамоту, не правда ли?

– Ты?! – я запнулась и понизила голос. – Ты видел их?

– Ну, да. – Ланц тихо рассмеялся. – Вы знаете, какую цену назначили за ваши головы? Я не могу и двух шагов пройти, не услышав, как кто-нибудь разговаривает об этом. Все хотят знать, как вы до такого докатились. В смысле я знаю, что это какая-то ошибка, но большинство людей решили, что вы демоны во плоти.

– Так что случилось? Чего вы такого сделали, как подняли такой переполох, что за ваши головы назначили королевскую награду?

Кто, мы? О, ничего особенного. Мы спасли мир и повергли Предтечу Всего Хаоса. Это все.

– Ну... то да сё, – сказала я.

– Так вы пытаетесь скрыться от парня, который назначил награду, да?

– Нет, вообще-то, мы приняли его приглашение в Сайрааг, – сказал за меня Гаурри.

Тесебяся ктосо заса ясязыкса тясянулсу[✱](См. поросячья латынь. Лина сказала: "Тебя кто за зык тянул?"), Гаурри! Ланцу не нужно знать о наших делах!

– Контратака, а? Имеет смысл, – кивнул Ланц. – Так, старший брат, что скажешь насчет того, чтобы я пошел с вами в Сайрааг, а? Со всем уважением к вашей маскировке, я не думаю, что так вы сбросите охотников за головами со своего хвоста. Что скажешь?

Вынуждена признать: это было не то, что я ожидала услышать от старины Ланца. В последний раз, когда нам довелось работать с ним, он сбежал в тот же момент, когда узнал, что в дело вовлечены демоны.

– Ну-ка погоди секунду, – вмешалась я, пока Гаурри не успел сморозить какую-нибудь глупость. – Ты так запросто добровольно хочешь ввязаться в это дело, но, с кем бы нам в конце концов ни пришлось сразиться, – а мы еще не знаем всех фактов – это будет непросто.

– Я понимаю. Это даже и без всяких слов понятно, – безмятежно ответил Ланц. – Слушай, я вам должен, ребята, но не обещаю, что буду сражаться с этим парнем вместе с вами. Я просто... Я в любом случае собирался отправиться в Сайрааг. Понятно?

– Отправиться в Сайрааг? Ты разве не оттуда идешь? – спросила я, озадаченная. Ланц сказал нам, что он пойдет в Сайрааг, когда покинул Атлас, что было за неделю до того, как оттуда отбыли мы. Я решила, что он уже закончил там все свои дела и направлялся куда-то еще.

– Что случилось? – спросил Гаурри.

На лице Ланца отразилось смущение:

– Ну, всякое...

Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Девчонка!

А, ладно, не важно.

– Ты уверен, что хочешь этого? Тот, против кого мы идем, намного круче, чем в прошлый раз, – объяснила я.

Ланц на минуту онемел. Типично.

– Ну, – вздохнул он. – Пожалуй, я выберусь оттуда, пока не начну мешать вам, ребята.

– Это было бы замечательно, – сказала я, глядя ему прямо в глаза. – Не буду подслащать пилюлю: когда придет время, тебе лучше бежать со всех ног. В этот раз мы не можем гарантировать, что любой, кто последует за нами, выберется оттуда целым.

Ланц с усилием сглотнул и кивнул, его лицо было серьезным и красным.

***

Погода на следующее утро выдалась без преувеличения прекрасной. Мы шли проторенным путем, и таким темпом мы рассчитывали добраться до Сайраага к полудню.

Какой бы глупой она ни была, наша маскировка (и фальшивые имена), кажется, работала. Из-за смены облика охотники за головами – или Братства Правосудия (или как они там хотели, чтобы их называли) – приспешники Резо потеряли нас. Ну, я бы не стала говорить, что скучаю по ним, определенно, ну, думаю, вы меня понимаете.

– Кажется, мы доберемся туда в целости и сохранности, – сказал Ланц голосом столь раздражающе энергичным, что его можно было назвать бодрым.

– Ну, мы еще не пришли. Не стоит быть беспечными, – напомнила ему я.

– Добре, – весело отозвался Ланц.

Добре?!

– Для начала нам надо пройти через этот лес, – заметил Гаурри. – Он зовется Лес Миазм. У этого места странная аура: когда вы в лесу, она не позволяет чувствовать присутствие врагов. Если кто-то решит на нас напасть, он сделает это здесь.

Мы с Ланцем остановились и посмотрели вперед. Затем мне пришло в голову...

– Гаурри, откуда ты это знаешь? Ну о том, что лес называется Лесом Миазм и все остальное.

Я хорошо знала легенду об этом лесе. Легенда повествовала о воине, который с помощью Меча Света поразил Демонического Зверя Занаффара и отомстил за разрушение старого Сайраага. Говорят, демон потерял так много крови, что к тому времени, когда Великий Зверь испустил дух, лес превратился в озеро крови. Озеро в конечном счете исчезло, но с тех пор странная аура ощущается среди деревьев. Было ли это из-за событий той легенды или из-за множества преступлений, совершенных здесь с тех пор, но дурная слава Леса Миазм в несколько раз хуже, чем даже у портовых трущоб города Фройба.

Фройб – я уверена, вы знаете – это определенно не то место, куда стоит заглянуть в поисках чая и печенек. Ну вы понимаете, о чем я?

Легенда о Лесе Миазм была хорошо известна среди волшебников, но Гаурри половину времени даже не осознавал, где находится. Конечно, он потомок Воина Света, но все же я не думала, что он настолько осведомлен о местных легендах.

– Я – эм – я бывал здесь некоторое время назад. – На его лица было написано: «Я не хочу об этом говорить».

– Ух-ух, – сказал Ланц.

– Неужели, – добавила я. Ни Ланц, ни я не были сильны в понимании намеков. Мы оба уставились на него.

– Ч-что? Чего вы на меня пялитесь?! – запинаясь, произнес Гаурри.

– Если подумать, то ты не сильно взволновался, когда мы решили пойти в Сайрааг, – подумала я вслух.

– Ах, шельмец! – провозгласил Ланц. – Бьюсь об заклад, ты оставил в городе целую череду разбитых сердец, и на каждом высечено твое имя. Я прав? Ох! А может, вокруг города бегает целая куча маленьких Гаурри, размахивая игрушечными мечами, а? – добавил он.

– Уверена, ты прав, – подхватила я. – Папа пришел увидеть нас! – скажет одна группа, а другая стайка возразит: – Нет, это наш папа!

– Ага, а затем они подерутся! Многочисленные армии миниатюрных блондинчиков! – загоготал Ланц.

Я была искренне удивлена, что Ланц знал слово «миниатюрный». Неплохо.

– Вы двое, – вздохнул Гаурри.

Мы расплылись в улыбке.

***

Лес Миазм можно было запросто назвать Тихим Лесом. Безмолвным Лесом, возможно? Я не знаю. Оба названия были бы к месту. Суть в том, что среди этих деревьев не были слышны обычные звуки леса. Ох, он пах нормально: влажный запах листвы висел в воздухе, как сама эссенция свежести, и бриз также был прохладен, но деревья... деревья были толстыми, с черными как ночь стволами.

– Жутковато, – заметил Ланц, слегка подрагивая.

– Ага... и странно, – добавила я, имея в виду ауру, что все мы ощущали.

Место определенно заслуживало своего имени: странная аура витала над всем лесом. Тишина... это была та тишина, что пробирала тебя. Ты ожидал услышать пение птиц или жужжание насекомых, но здесь не было ни того, ни другого. Даже веточки, что хрустели под нашими ногами, кажется, боялись издавать звук. Как будто это место было не от мира сего. Весь лес был безжизненным, если не считать эту ауру. Мы могли чувствовать эту силу, затаившуюся в кроне деревьев, наблюдавшую из чащи и притаившуюся в подлеске. Эта аура воплощала в себе сам лес.

– Прямо согласно легенде, – сказала я больше, чтобы услышать свой голос, чем по какой-либо другой причине. – Аура столь сильна, что притупляет чувства. Будет невозможно почувствовать притаившегося врага.

В тот же момент из ближайших кустов донесся шорох.

– Что это было?! – встрепенулся Гаурри.

– Там! – указал Ланц. Они оба обнажили мечи.

Опасаясь вражеской западни, я развернулась и направила свое внимание в противоположную сторону. Если бы мы знали наверняка, что среди тех деревьев были недруги, я могла бы сокрушить их неприцельным атакующим заклинанием, не раздумывая и секунды. Но что, если там были невинные люди? Что, если кто-то просто потерялся?

В чаще было тихо.

Так мы и стояли.

– Что теперь? – прошептал наконец Гаурри.

– Учитывая все, что мы знаем, это может быть хоть кролик, – сказал Ланц, и он был прав. Из-за ауры я даже не могла сказать, был ли этот звук издан человеком.

Ну, мы не можем просто стоять здесь вечно и таращиться.

– Ум-м-р-р... ум-м-х... – возобновился звук.

– Шх-х! Вы это слышали? – прошептала я.

– Р-р-м-м… – слабый стон донесся из зарослей. Голос был молодым... и женским.

– Эй, это девчонка. – Ланц немедленно оживился и направился в ежевичные заросли.

– Э-эй, Ланц! – позвал обеспокоенно Гаурри.

Но Ланц к этому времени уже был в чаще. Печально, но такова природа мужчин – забывать, что женщины могут быть опасны.

– Все в порядке, – отрапортовал Ланц. – С ней все в порядке – она просто без сознания.

Мы с Гаурри переглянулись и покачали головами, прежде чем последовали за Ланцем в заросли. Там мы нашли молодую девушку, лежащую ничком.

Вообще-то, было бы корректнее назвать её девочкой. Если она и была старше меня, то не намного. На ней была туника с короткими рукавами и... эм... шорты. На обеих руках были длинные перчатки, на ногах мягкие носки. Ярко-красная бандана поверх каштановых коротко постриженных волос. На бедре висел большой нож.

Она выглядела как начинающий бандит. Мальчишеский костюм ей действительно шел. Я бы такое не надела, но, знаете, это выглядело привлекательно. Однако ей, должно быть, было холодно с обнаженной талией.

И её сиськи больше моих? Проклятье!

Мы втроем стояли рядом и пялились на девчонку.

– Что теперь будем делать? – спросил Гаурри.

– Ну, если ты спрашиваешь, старший братец, давай первым лучше я. Хе-хе...

– Эу! У нас нет времени для пошлых шуток! – рявкнула я на Ланца. – Учитывая все, что мы знаем, это может быть ловушка, но если же это не так, ну, мы не можем просто так её здесь оставить.

– Ну, мы её выручим. Милая девушка не может быть плохим парнем, ну вы понимаете. Так не бывает. – Он продолжал пялиться на неё.

Ланц, ты идиот.

– По мне звучит разумно, – присоединился Гаурри к хору идиотов.

И ты, Гаурри? И ты?

– Эй, что ты здесь делаешь? Не хочешь рассказать, что за чертовщина с тобой приключилась? – Ланц завязал разговор с девушкой, помогая её подняться на ноги. Её движения были медленными и затрудненными; она выглядела растерянной, как если бы её стукнули по голове.

По крайней мере, у них было хоть что-то общее.

– Эм... м-м-м... ах... урм... – простонала девушка. Когда она наконец открыла глаза, то была похожа на котенка, впервые увидевшего мир. Она была в растерянности.

– М-м-м... что? – произнесла она, сначала взглянув в лицо Ланца, а затем оглядевшись вокруг.

Наконец она щелкнула пальцами.

– Он добрался до меня, – пробормотала она. – Этот чертов Зелгадис!

– Зелгадис?! – одновременно воскликнули мы с Гаурри.

– Ты знаешь Зела? – спросила я.

– Конечно же, я знаю его, я... а-а-а-а-а-а-а-ах?! Лина Инверс?! Ч-что? – Она неуклюже двинулась с места и принялась шарить по карманам своих шорт, пытаясь что-то оттуда выудить.

Это был розыскная грамота. Она подняла её и перевела взгляд с неё на нас, затем опять на неё, затем на нас и так далее. – Я знала! – заверещала она. – Лина Инверс и Гаурри Габриев! Лина Инверс и Гаурри Габриев!

– И еще какая-то незначительная личность! – добавила она.

– Эй! – выпалил Ланц сердито.

Думаю, ты задела его нежные чувства.

– Прошу прощения, – произнесла я сквозь сжатые губы. – Но я боюсь, ты перепутала нас с этими негодяями. Не подумай плохо – это распространенная ошибка, но мы не имеем абсолютно ничего общего с этими людьми. – Я могу лгать бесстыдно.

Очень плохо, что она не купилась. Держа грамоту в левой руке, правой она указала на нас:

– Не-а! Здесь нет ошибки! Вы, может, и способны обмануть начинающих этой чушью, но меня, Эрис, всемирно известную охотницу за головами, так просто не проведешь!

– Всемирно известная? Никогда не слышала об Охотнице за Головами Эрис. – Я глянула на Ланца.

– Я тоже, – сказал он, повернувшись к Гаурри.

– И я, – пожал плечами Гаурри.

– Н-ну, я буду всемирно известной! Это дело принесет мне славу – ха-ХА! Какая удача, а?! – сказала он, доставая правой рукой нож и прыгая ко мне. – Я советую вам не дергаться.

О да, верно. В твоих мечтах, крошка.

Я схватила её запястье и жестко вывернула его.

– Оу-у-у-у! Оу! Оу! Оу! Эй! Отпусти меня, ужасная женщина! – вскрикнула в-скором-времени-всемирно-знаменитая охотница за головами Эрис, слабо трепыхаясь в моей хватке.

– Что?! Ты достала нож и прыгнула на меня! И это я ужасная женщина?!

– Тот, кто проигрывает, получает право сказать, кто ужасный! – взвизгнула она.

Не могу поспорить с такой логикой.

– Одного поля ягоды, а? – рассмеялся Ланц.

– ЛАНЦ! Ты даже не... И ГАУРРИ, если ты думал, что я не увижу, как ты там улыбался, то ты глубоко ошибся! А теперь, Эрис... – я сделала паузу, чтобы перевести дыхание, – ты должна нам кое-что объяснить.

– Я лучше умру, чем буду говорить с разыскиваемыми преступниками, – бросила Эрис, добавив короткий пронзительный смешок вместо точки.

– Это можно устроить, – пообещала я.

– Эй, полегче, давай отмотаем назад, – фыркнула она. – Я пошутила! Ну же! Что вы хотите знать?

Так, она не идиотка. Взять на заметку.

– Что ты знаешь о Зелгадисе? – спросила я, не отпуская её нежное запястье.

– Ну, я охотилась за его головой с тех пор, как появились эти розыскные грамоты, – эй, это больно! Он пришел в Сайрааг пять дней назад и с тех пор пытался найти Красного Священника. Полагаю, он хочет поговорить с ним о награде за свою голову.

– Погоди! Так Красный Священник Резо уже в Сайрааге?! – спросила я, прервав её на полуслове. Она посмотрела на меня, как на умственно отсталую.

– Конечно же, – вздохнула она. Затем, как будто почувствовав что-то ужасное, она спросила: – Не говорите, что вы тоже пришли сюда убить господина Резо?!

По тону её голоса я могла с уверенностью сказать, что она, как и весь остальной мир, была полностью одурачена уловками Красного Священника и, как и все, почитала его живым святым. Что естественно значило, что она видела в нас потенциальных убийц святого. Если бы я так или иначе беспокоилась о том, что она думает, меня бы это расстроило. Но я не беспокоилась, а потому расстроена не была. Однако объясняться не было времени – и, в любом случае, вряд ли бы она нам поверила. Так что я использовала другой подход.

– Слушай, все не так, как ты думаешь. Эти розыскные грамоты – результат того, что кто-то подставил нас и ввел Красного Священника в заблуждение. Это все большое, глупое недоразумение, поняла? Мы пришли в Сайрааг, чтобы это исправить. Вот и все. Я знаю, ты вряд ли мне поверишь, но так все и есть.

Ложь, ложь, ложь... Девочка, я в этом профи.

– В любом случае Зелгадис некоторое время назад отделился от нас, и мы не знаем, что он замышляет. Он, может быть, тоже пришел встретиться с Красным Священником – тем больше причин для разговора с Резо. Так что, пожалуйста... скажи нам, какова сейчас ситуация в Сайрааге.

– Ну. – Она почесала голову свободной рукой, а затем все же решила говорить: – Ладно, но я не совсем понимаю, что именно вы хотите знать.

– Все.

– Красный Священник прибыл в Сайрааг около месяца назад. Довольно скоро пошли слухи, что он остановился у первосвященника и что они искали вас троих. Затем появились розыскные грамоты и, ну, потом мне показалось, что я видела Зелгадиса, в одном месте за городом, и последовала туда за ним. Зелгадис путешествовал с дочерью первосвященника, и они пытались убить Красного Священника.

– Погоди! – снова остановила её я. – Зела я могу понять. Но почему дочь первосвященника хотела убить Красного Священника?

Эрис пожала плечами:

– Откуда я могу знать? Как бы то ни было, им не удалось убить его, но в городе из-за этого поднялся большой переполох.

– Понятно, – сказала я.

Проклятье, Зелгадис.

Я пообещала себе сделать ему выговор при нашей следующей встрече.

– Конечно же, им негде было прятаться в городе, так что я последовала за ними в Лес Миазм, – объяснила Эрис.

– Ты пошла за ними в одиночку? – спросила я недоверчиво. – Почему ты не позвала кого-нибудь с собой?

– И потом делить награду? Я что, похожа на идиотку? В любом случае я решила, что у меня будет больше шанс остаться незамеченной, если я буду одна. Но, очевидно, они все равно меня заметили... Как видите, я попала в засаду.

– Значит, твой план обернулся против тебя. – Я рассмеялась.

Что за тупица.

– Ох, заткнись. – Эрис было не до смеха.

– Ну что ж, суть мы уяснили. Так что осталось решить, что теперь делать... верно, Гаурри?

– Да? – Гаурри взглянул на меня так, будто совершенно не понял, что я только что сказала. – О, прости, мне следовало слушать?

– Ты... а-а... а-ах?! – Меня прорвало: – ДА! Да, тебе следовало слушать. Теперь мы привлекли твое внимание?

Гаурри кивнул.

– Отлично! Так, Зелгадис где-то в этом лесу – мне сказать это ещё раз помедленнее, или ты понял?!

– Понял: Зелгадис здесь, – с готовностью повторил Гаурри. – Так почему бы нам не поискать его?

Почему нет?

– А как мы это сделаем? – поинтересовалась я. – Хм-м-м. Я над этим еще особо не задумывался.

– Ты ВООБЩЕ о чем-нибудь задумываешься, а, Гаурри?! – Я чувствовала, что мое возмущение достигает предела.

Дыши... Дыши...

– Ты так покраснела, Лина, это тебе на пользу не пойдет, – сказал Гаурри искренне обеспокоенно.

Ланц наблюдал за нашим обменом репликами с благоговением:

– Вам следовало разыграть это действо в пути, – сказал он, смеясь.

Мы и так в пути, умник.

– Ладно, вот план, – заявила я, – прежде чем направиться в город, мы найдем Зела и выясним, с кем именно имеем дело. Сначала Зел, потом Сайрааг. Понятно?

Гаурри и Ланц кивнули.

– О, подожди! Что мы будем делать с ней? – сказал Ланц, имея в виду Эрис.

– Со мной? Ах... эм... ну... хех... – Эрис начала нервно смеяться. – Думаю, мне, наверное, следует теперь уйти.

Ты никуда не пойдешь.

– Если мы позволим ей уйти, она может натравить на нас весь город, – подумала я вслух. – Если возьмем её с собой, она будет нас замедлять. Но, поскольку она нам не враг, мы не можем её просто прирезать... или можем?

– Нет, но мы можем вырубить её и оставить здесь, – предложил Ланц.

– Это звучит как наилучший... – вступил в разговор Гаурри.

– П-погодите секунду! – закричала Эрис. – Мне вовсе не улыбается оставаться здесь в отключке. Не то чтобы я... Я хочу сказать... Ну, прежде всего, я...

Прежде чем она закончила свою речь, заросли зашуршали.

Все прыгнули по укрытиям. Гаурри и Ланц бросились в разные стороны, и как только они сделали это, в просвете между ними пронеслось белое копье. Я отпустила руку Эрис и вскочила на ноги. Парни уже обнажили мечи. Гаурри отбросил свою маскировочную черную мантию.

– Хм-м... Воинов с гибкими телами вижу я, – голос исходил от силуэта, прячущегося за колыхающимися зарослями.

Эрис на мгновение беззвучно затряслась, а затем пропищала:

– Ч-что это?

Её реакция была совершенно неудивительной, учитывая...

Это был силуэт человека в определенно хорошей физической форме. Когда он приблизился, мы увидели, что он одет во все черное, а его лицо, по крайней мере левая сторона, было довольно милым, хотя и несколько холодным.

Однако другая, правая, сторона его лица... отсутствовала. Там не было ничего: ни брови, ни волос, ни глаза, ни уха. Абсолютно ничего.

Все, что должно было быть справа от середины лица: нос, губы и все остальное – просто... отсутствовало. Там не было ничего, кроме гладкой бледной кожи.

– Мазоку, – объяснила я тихо, произнося это слово с почтением, которого оно заслуживало.

– Я – Визеа, слуга господина Резо, – сказал он. – Рад свести знакомство с вами.

– Оно было недолгим, – ответил Гаурри. – Хотелось бы, чтобы и далее оставалось таким.

Единственная бровь Мазоку изогнулась:

– Ну, ладно. Это 'довольно неожиданно. – Его полугубы поползли вверх, формируя полуулыбку. – Оно определенно было недолгим.

Эрис подергала меня пару раз за манжету.

– Что? – спросила я, не оборачиваясь.

– Ты только что сказала... Мазоку? – спросила она меня дрожащим голосом.

– Ага.

– Н-но я встречала один раз младшего демона, и он выглядел совершенно не так. – Эрис была напугана.

– Этот – более высокого ранга, – объяснила я.

– Н-насколько более высокого ранга?

– Разница примерно как между тигром и домашней кошкой.

– Тигр?! – взвизгнула Эрис, бросившись бежать.

У меня не было намерения останавливать её. На самом деле это был наилучший выход. Сражаться с ним и одновременно защищать её мы не могли.

Но...

– Ах! – Эрис издала странный вскрик где-то позади. Я обернулась.

Перед ней стоял гигантский паук, перекрывая путь к отступлению.

– Собралась куда-то, малышка? – произнес монстр, облизывая губы.

Гигантский паук. Конечно же. А вы чего ожидали?

У него было восемь ног и огромное паучье брюхо. Во всех аспектах он был именно таким, каким вы могли бы представить гигантского паука, разве что... его грудь и голова были человеческими.

Я, пожалуй, опущу остальные анатомические подробности, чтобы не лишить вас аппетита.

Все, что имело для меня значение, учитывая его гибридную природу, это мог ли он плести паутину? Если мог... ну, это несколько усложняло ситуацию.

– Пусть уходит, Бааз, – донесся еще один голос. – Она не представляет угрозы. Можешь поиграть со случайными людьми в свободное время.

Третий голос принадлежал волшебнику, облаченному в черные одеяния. Хотя его лицо и одежды были непримечательны, вделанный в его лоб рубин почему-то привлек мое внимание.

– Хмф. – Паукочеловек сплюнул. – Как скажешь, Врумугун.

– Что?! – в унисон выкрикнули мы с Гаурри.

Чародей улыбнулся и рассмеялся:

– В этот раз, – сказал он, – победа будет за мной.

– Погоди минутку, ты! – заявила я. – Ты не можешь быть Врумугуном! Врумугун мертв!

– Ой, да ладно, – рассмеялся волшебник. – Ты же не думала, что тот удар будет достаточно сильным, чтобы убить меня?

Достаточно сильным? Ну, да, так я и думала, вообще-то...

В тот день, когда он, Раханим, и Дилгир напали на нас... я точно знала, что мое заклинание попало прямо в него. Результат мы с Гаурри видели собственными глазами! Мне было неважно, кто он – дракон, тролль или таракан, – никто не мог пережить такой удар!

– Вау! Он все еще жив. Довольно дерзкий парниша, а? – спросил Гаурри полувосхищенным тоном.

«Дерзкий» было не тем словом, которое бы применила я, но оно тоже подходило.

– Ну, теперь трое на трое, да? – Я заставила себя бесстрашно рассмеяться, пока Эрис стояла как вкопанная под взглядом паукочеловека.

– Нет, сожалею... но – нет. – Врумугун беззвучно улыбнулся, указав пальцем вверх.

Танцующая тень пронеслась над нами, закрывая солнечные лучи, пробивавшиеся через крону деревьев.

Раханим!

Я оглянулась на Эрис:

– Ну, значит, теперь у нас четыре на четыре.

– Эй! Не пойдет! Не впутывай меня в это! – запротестовала Эрис.

– О, но, кажется, вы все равно в меньшинстве, – донесся тихий голос.

...Ох, да ЛАДНО. Еще один?

Позади Визеа материализовалось существо. Коренастый, с жесткими волосами, он выглядел как плод любви тролля и броу-демона. Должно быть, какая-то химера.

– Не правда ли, господин Визеа? – сказал он.

– О да. Тихо. – Пока Мазоку говорил, он поднял правую руку и щелкнул пальцами.

Миазмы леса сгустились... шурша... деревья будто обступили нас. А затем...

– Ой-ой! – пронзительно выкрикнула Эрис. Гаурри и Ланц замерли, и по моей спине пробежала дрожь.

Один за другим из леса появились младшие демоны. Их число приближалось к дюжине.

Если подумать, в этом была логика: самозванец или настоящий, Резо находился в Сайрааге. Конечно же в его распоряжении имелись какие-то силы. Вероятно, он услышал, что Зелгадис бежал в лес, и послал солдат. Затем Врумугун, который каким-то образом выжил во время нашей прошлой встречи, по прихоти случая нашел нас... и вуаля! Вот мы и окружены.

Все еще сложно было поверить, что этот чародей выжил, однако перед нами были те же парни, что и при первой встрече, поскольку рыбочеловек не смог бы опознать нас.

Это, вероятно, был самый логичный вариант.

В таком случае наша маскировка была совершенно неэффективна.

Конечно же, существовала вероятность, что «Врумугун» было своего рода фамилией и этот парень знал о «Лине» и «Гаурри» из третьих рук.

Но все же все это было несущественно. Единственная насущная проблема: как же от них – кем бы они ни были – отбиться, здесь и сейчас. И, если бы не появились эти младшие демоны, это было бы возможным. Если бы не они, мы могли бы вырваться из окружения и убежать со всех ног.

Краткое отступление: младшие демоны стоят ниже по рангу, чем существа, известные как Мазоку. Тем не менее обычные воины и чародей им не противники. Шаманские заклинания земли, огня, воды и воздуха наносят им мало урона, и, хотя в теории физические атаки против них эффективны, их шкуры крепче драконьей чешуи.

Хотя, конечно же, они не могли сравниться со мной, самой блистательной и одаренной чародейкой своей эпохи – проблема в том, что их было чертовски много!

– Где мои манеры? – произнес тролль-демон, поворачиваясь к нам лицом. – Я еще не представился.

О, боги. Как будто у меня нет других проблем? Теперь мне еще придется разбираться в именах демонов.

Позади нас паукочеловек Бааз двинулся в сторону.

– Мое имя на вашем языке звучит как Голуас, – охотно произнес демон. – Мое настоящее имя...

Он широко открыл рот и издал оглушительный рев. Вершины деревьев отчаянно закачались, разбрасывая зеленые листья. Мощная ударная волна попала прямо по нам.

Наши крики потонули в рёве демонов. Хотя нанесенный урон не был серьезным, звуковая атака была достаточно сильной, чтобы сбить нас с ног. Мы были оглушены.

Прежде чем мы пришли в чувство, на нас обрушился град белых стрел ! Снаряды вылетели из плоти с правой стороны лица Визеи. Битва началась.

***

– И-и-и-и! – Эрис издала пронзительный жалостный вопль, уворачиваясь от бледных снарядов. Копья из плоти вонзились в землю прямо перед ней и задрожали. Гаурри отразил копья, направленные в него, пока те были еще в воздухе. Ланц подпустил их чуть ближе.

Я перепрыгнула через Эрис, направившись к паукочеловеку Баазу. Я достала свой меч и рубанула по пауку, начав читать про себя заклинание.

– Ха-ХАХ! – Паукочеловек почти рассмеялся от удовольствия, прыгнув на ствол ближайшего дерева. Он свесился головой вниз. Его позиция была неудачной. Я воспользовалась шансом, чтобы отступить.

– А-ах! – Бааз прыгнул на меня. Когти, как маленькие кинжалы, устремились ко мне. Я никак бы не смогла увернуться от них.

Я пригнулась и перекатилась вперед. Мне удалось избежать атаки Бааза ценой прерванного заклятия.

Поднявшись, я очутилась лицом к лицу с приближающимся шаром огненно-красного света.

– А-а-ах! – я инстинктивно бросилась на землю. Шар пронесся, отбрасывая багровые блики на окружающие деревья.

Врумугун наколдовал огненный шар!

Раханим нацелился на Ланца и надвигался на него так быстро, как мог, чтобы не врезаться в деревья.

Гаурри отпрыгнул в сторону и пригнулся, доставая из кармана тонкую иглу и вонзая её в рукоятку меча, чтобы отпереть защелку, которая удерживала на месте клинок.

– Га-а! – Голуас бросился на него. Обычный меч мог повредить Голуасу, но он не нанес бы существенного урона. Однако заметив, что клинок отделен, он воспользовался случаем, чтобы атаковать безоружного Гаурри.

Но, вместо того, чтобы уклониться, Гаурри повернулся и встретил противника лицом к лицу.

– Да будет свет! – крикнул он, и клинок из сияющего света вырвался из пустой рукояти. Это был клинок, способный гарантированно уничтожить Мазоку. Гаурри вознес легендарный Меч Света!

– Гва-ах! – несмотря на свое имя, тролледемон издал довольно робкий вскрик, опадая на землю.

Один готов!

Но прежде чем мы успели слишком увлечься празднованием сего события, Гаурри прыгнул влево – дюжина пылающих стрел опалила место, где он стоял секунду назад. Младшие демоны присоединились к атаке.

Ой, народ! А у нас только наметился прогресс.

Я огляделась и заметила Ланца, вовлекшего летающую рыбу в какую-то чехарду. Со стороны могло показаться, что он веселится... ну, насколько может быть веселым бегать от летающей камбалы, спасая свою жизнь.

Паукочеловек снова приближался ко мне. Я увернулась, каким-то образом оказавшись возле Эрис, которая пыталась быстренько смотаться, пока обе стороны не обращали на неё внимание.

Если бы у меня было время преподать этой девчонке урок.

Следующая атака Бааза снова заставила меня стремглав бежать. Я ненавидела сбегать, но знала, что не могла сойтись с восьминогим существом с моим коротким мечом и победить.

Паукочеловек с каждым шагом отклонялся в сторону Эрис, пристально глядя на неё.

Он же не думает, что я не пойму, что он нацелился на неё?

– Эй, там! – сказал он, поднимая одну из своих лап во взмахе перед ней.

Эрис замерла.

А затем...

– Я сказал тебе прекратить, Бааз! – Врумугун закричал так громко, что его щеки чуть не взорвались.

Бааз на мгновение замер, облизнув губы.

– Да ладно! Позволь мне съесть эту. Она мелкая – я проглочу её целиком и вернусь к битве еще до того, как вы хватитесь меня.

– Твоя цель уходит! – прокричал Врумугун на мгновение позже, чем следовало.

Их диспут был слишком хорошей возможностью, чтобы её упустить. Эрис купила мне как раз достаточно времени, чтобы я закончила заклинание:

– Пепельное Проклятие!

БУ-У-У-У-У-УМ! С гулким звуком заклинание, которое я выпустила, превратило двух младших демонов, – вместе с Врумугуном, который стоял прямо рядом с ними – в маленькие бездыханные кучки черного пепла.

Бааз побледнел, когда понял уровень своего противника. Его лапы начали дрожать.

Эрис вышла из оцепенения и поспешно убралась в сторону.

Хотя наше положение все еще было невыгодным, чаша весов все же склонилась в нашу пользу.

– Гу-у-у-уах! – Бааз издал бешеный боевой клич. Я уворачивалась от его атак снова и снова, каждый раз придвигаясь ближе к Ланцу.

Я надеялась, что он поможет мне выиграть время, чтобы наколдовать еще одно заклинание, но Ланц был целиком поглощен своей собственной битвой.

Избегать атак Раханима само по себе для него, кажется, не составляло большого труда – учитывая, что того замедляли деревья, – но к драке присоединились младшие демоны, время от времени запускающие атакующие заклинания из своих убежищ.

Вшивые ублюдки...

Положение Гаурри было еще хуже.

Говоря на жутком наречии демонов, Визеа направлял своих бессловесных солдат с четырех направлений, одновременно посылая в Гаурри. Я не знаю, существует ли в мире другой воин, способный уклониться от них всех.

– Голуас! Звуковая волна! – приказал Визеа.

Голуас?! Но он же...

Голуас, видимо, не принял на себя всю силу предыдущей атаки Гаурри. Он кивнул своему хозяину, а затем сделал глубокий вдох, оборачиваясь к Ланцу, который все еще был занят боем с Раханимом и младшими демонами.

Ланц не видел его.

– Лан... – Прежде чем я успела вымолвить слово, Бааз прыгнул на меня. Голуас, теперь уже прямо позади Ланца, открыл свой рот шире и...

ЧАВК! Его тело разлетелось во все стороны.

–Что за... – выкрикнул Визеа, когда один из младших демонов исчез во вспышке света – пшик!

Как это?.. Это должно быть заклинание экзорцизма. Сотворить его мог только священник высокого ранга...

Ох-х-х. Эффектный выход.

– Простите, что заставили вас ждать. – Перед нами внезапно возник человек. Молодой, с серебристыми волосами, закутанный в безупречно белое пончо. Его кожа была цвета и фактуры темно-синего камня, но он не был големом. Давным-давно, под предлогом дарования ему силы, Красный Священник превратил этого юношу в химеру, соединив его с големом и броу-демоном. Испытывая боль и сожаление, он восстал против своего господина и объединился с нами.

– Ты опоздал, Зелгадис, – улыбнулась я нашему старому другу из-за спины паукочеловека.

– Хмф! – Усталый и испуганный, Бааз резко развернулся и направился прямо на меня.

Я рассмеялась, сделав шаг вправо. Хомоарахнид обошел меня сбоку, а затем закачался из стороны в сторону и упал на землю, будто я рассыпала по лесной почве банановые шкурки.

– Ч-что случилось? – провыл Бааз. За исключением мелкой дрожи, он совершенно не мог двигаться.

Бааз не заметил еще одного нового противника, который только что наложил на меня заклинание священников Щит Семя Лафаса.

Я прикончила Бааза заклинанием Моно Вольт и в этот же момент из-за деревьев появилась хорошенькая девушка лет двадцати. Я решила, что она, вероятно, дочь первосвященника, которая работала вместе с Зелом.

– Представимся друг другу позже, – сказала я ей, улыбнувшись.

У девушки были длинные черные волосы, она носила бархатное облачение, и если бы я была мужчиной, то влюбилась бы в неё в тот же момент.

***

Нам удалось решительно переломить ход сражения, но все еще оставались Визеа, Раханим и младшие демоны.

– Ну и что теперь? – поинтересовался Зелгадис у наших врагов. – Хотя я не собираюсь дать вам сбежать, меня также не прельщает идея убивать ослабевших противников.

– Сбежать? – усмехнулся Визеа. – Хотел сказать тебе то же самое.

– Восхищаюсь твоей непоколебимостью, – рассмеялся Зелгадис. – Но ты, разумеется, видишь, что ваше положение плачевно, учитывая сократившееся число ваших бойцов.

– Это как посмотреть, – притворно ухмыльнулся Визеа.

О, нет...

Я выпалила, когда демон кивнул:

– Зел, он не беспокоится об их числе.

– Хочешь сказать, он ждет подкрепление? – Зелгадис снова рассмеялся. – Ты блефуешь. Вы последние прислужники Резо, которые остались в Сайрааге.

– Прислужники, говоришь? – донесся голос из-за деревьев.

О... Черт... Побери...

Мы втроем: Гаурри, Зелгадис и я – окаменели. Дрожь пробежала по моей спине. Мы знали этот голос слишком хорошо.

– Прошу прощение за столь позднее появление, господин Визеа.

– Нет нужды тратить на меня слова, – ответил Мазоку, низко кланяясь.

Мы медленно повернулись к нему... Одинокий человек, облаченный в одежды красные как кровь.

Красный Священник... Резо.