Том 3    
Глава 1: Тронешь меня – и я тебя прикончу


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lessa
3 г.
Ничего не буду обещать, но планируется, что быстрее, чем обычно)
lenz
3 г.
а четвертый том когда можно ожидать
Vvrusanov
4 г.
Здравствуйте. Хотел уточнить, что фб-2 версия 3-го тома неисправна.
holyhamster
4 г.
Похоже, что в фб2 с иллюстрациями пикчи сломаны.
dogmeet
4 г.
[/quote]
В принципе вы правы, но мне просто нравится думать, что Резо - масон (наверное, это была шутка, но я представила такой расклад, и мне действительно нравится эта идея).
Вообще в тексте точно не было "мастера" в значении "создатель". Только как "хозяин", как в рабовладельческой Америке (эта идея меня, кстати, тоже забавляет). В любом случае спасибо, выдастся минутка - и я пробегусь по всем "мастерам".
Спасибо, что читаете нас:)
[/quote]

Это Вам спасибо) я, в свое время всех Рубак пересмотрел) включая Revolution и Evolution R. В ранобе сюжет сильно отличается от аниме. Для любителей Рубак могу сказать, что разработчики игры King's Bounty (Катаури Интеректив - наши русские) заложили в свою игрушку кучу пасхалок по Рубакам) там и волшебница Лина есть, и Гаури с мечом света) конечно они там не каноничные, но все равно забавно. Кстати, там Резо, Зилгадис тоже есть)
dogmeet
4 г.
Спасибо за перевод)

В нескольких местах, как мне кажется, не очень уместно употребляется слово "мастер", например "вы знаете, что мой мастер был слеп, да?". Здесь, возможно бы подошло слово господин или повелитель.
Далее - "мазоку его уровня мог перепутать меня с моим мастером и не заметить твоего обмана". Возможно, лучше бы звучало здесь слово создатель. И далее по тексту есть несколько употреблений "мастера" в смысле создателя.

Что касается фраз типа "мастер Гаурри", то это нормально, подобное уважительное обращение действительно распространено, насколько я помню во "Властелине колец" Фродо так же уважительно именовали мастером.

;-)
lessa
4 г.
>>15431
Спасибо за перевод)

В нескольких местах, как мне кажется, не очень уместно употребляется слово "мастер", например "вы знаете, что мой мастер был слеп, да?". Здесь, возможно бы подошло слово господин или повелитель.
Далее - "мазоку его уровня мог перепутать меня с моим мастером и не заметить твоего обмана". Возможно, лучше бы звучало здесь слово создатель. И далее по тексту есть несколько употреблений "мастера" в смысле создателя.

Что касается фраз типа "мастер Гаурри", то это нормально, подобное уважительное обращение действительно распространено, насколько я помню во "Властелине колец" Фродо так же уважительно именовали мастером.

;-)

В принципе вы правы, но мне просто нравится думать, что Резо - масон (наверное, это была шутка, но я представила такой расклад, и мне действительно нравится эта идея).
Вообще в тексте точно не было "мастера" в значении "создатель". Только как "хозяин", как в рабовладельческой Америке (эта идея меня, кстати, тоже забавляет). В любом случае спасибо, выдастся минутка - и я пробегусь по всем "мастерам".
Спасибо, что читаете нас:)
Lero
4 г.
Счастье, ликование, скупая слеза. Незнаю что ещё написать. Всем чаю! А если посерьезней то, слава Руйке, вы таки это сделали.
Спасибо Эйкозан за, о божечки, все 15 томов этой Истории. Честно, если бы не вы то наверное кто нибудь другой, но когда бы это произошло? Неизвестно. Насыщенная жи у вас жизнь, продолжайте в том же духе, конечно с приятными моментами тихого отдыха.
Спасибо Лессе за редактуру и пусть Ваш бур пронзит текст также как бур Симона пронзил вселенную, только с меньшими потерями.. до. (Как там королевства проживают?))
Спасибо всем.
Всем поклон. Редко (увы) читающий ранобе, но следящий за жизнью РуРы гость.
П.с. Можете не верить в себя, но верьте в мою веру в вас. Все возможно! Даже редачить быстрее, мвахаха!
lessa
4 г.
>>15430
Счастье, ликование, скупая слеза. Незнаю что ещё написать. Всем чаю! А если посерьезней то, слава Руйке, вы таки это сделали.
Спасибо Эйкозан за, о божечки, все 15 томов этой Истории. Честно, если бы не вы то наверное кто нибудь другой, но когда бы это произошло? Неизвестно. Насыщенная жи у вас жизнь, продолжайте в том же духе, конечно с приятными моментами тихого отдыха.
Спасибо Лессе за редактуру и пусть Ваш бур пронзит текст также как бур Симона пронзил вселенную, только с меньшими потерями.. до. (Как там королевства проживают?))
Спасибо всем.
Всем поклон. Редко (увы) читающий ранобе, но следящий за жизнью РуРы гость.
П.с. Можете не верить в себя, но верьте в мою веру в вас. Все возможно! Даже редачить быстрее, мвахаха!

Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)
Руйка
4 г.
>>15432
Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)

О да, молись мне чаще! И да снизойдет на тебя благодать, о праздный енот.
Lero
4 г.
>>15432
Королевства пока заморожены. Я все мечтаю к ним вернуться, но... Буду каждый день молиться Руйке, чтобы все поскорее сложилось :) А вообще меня смущает, что за мной следят :? Неужели кто-то ждет Королевств? Если так, то я буду много-много стараться. Очень много)

Я призрак летящий на крыльях ночи,
Я дух что следит за всеми интересующими ея проектами,
Я Фанат!
Конечно же слежу;)
Слежу за всем что выделяетса из стандартных гаремных-я-всех-победю раноб.
По крайней мере мне хочется в это верить)
Удачи Вам, моя вера в вас с вами!
Святой бур, чашка горячиельного на выбор, и все время этого мира, надеюсь, тоже.
ole7959
4 г.
@Редактура живи@
Lero
4 г.
Скоро (относительно) переводить в рубаках будет нечего, а редактура так и не сдвинулась :,( Зачтоо~ Руйка-самаа~! Пичаль в квадрате:,)
П.с. Надеюсь у всех все ОК а то заставляете волноваться. ._.
eicosane
4 г.
Всё-таки решили оставить это название, просто недоглядели, или намеренно?
fredik
4 г.
>>15424
Всё-таки решили оставить это название, просто недоглядели, или намеренно?

А мне другого не давали...
eicosane
4 г.
>>15425
А мне другого не давали...

Ну и хорошо, оно красивее будет.
lessa
4 г.
>>15426
Ну и хорошо, оно красивее будет.
Парни, а вы чего это в общих комментах обсуждаете? :D
ole7959
4 г.
Мы верим в твою силу добра )))
lessa
4 г.
Надо мной, видимо, тяготеет какое-то проклятье. Не успеваю приняться за том - и происходит какая-нибудь ерунда.
К слову, этот том мне нравится намного больше предыдущих двух, с ним совсем не хочется спешить. Но, кажется, придётся)
Lero
4 г.
Ооо!~ Ооо почемуже так долго ничего нету?! Ну почему-же?! Раздазнили, и тишина~ Это грустно:,)
Молюсь богине Руйке о скором выходе томов) О великая Руйка (или апостолы ея) подай знак что все ок(гром, молнии, всадники РуРаПокалипсиса, сообщения так то тоже сойдет)
Спасибо и удачи!

Глава 1: Тронешь меня – и я тебя прикончу

И вот они стоят перед нами, выстроившись в линию, как на иллюстрации из сказки: десять рыцарей в сияющих доспехах. Солнце заливало все светом, отражаясь от кончиков их мечей так, что серебристый металл светился ярко-белым. Ослепительная картина.

Мы с Гаурри вздохнули, зная, что подумали одно и то же: что за куча придурков.

– Наконец-то мы нашли вас, злодеи! – объявил их лидер, наставляя на нас ​​указательный палец. Разве он не знает, что это грубо – тыкать в кого-то пальцем?

Ну вот, «снова-здорово»... В последнее время мы то и дело натыкаемся на отряды таких вот «героев».

– Вы, Отвратительные и Отъявленные Преступники Лина Инверс и Гаурри Габриев! Услышьте же! Сим объявляю, что ваш злодейский путь окончится здесь!

Ничего себе. Ну, можешь говорить что угодно.

Ветер трепал мою мантию, а сэр Придурколот вещал дальше. И дальше. И дальше. И дальше ...

... И так далее! Перебивать его не было смысла. Он в любом случае не собирался слушать «Отвратительную и Отъявленную Преступницу» вроде меня.

Как же мы дошли до жизни такой? Что ж, все началось несколько дней назад...

***

Будучи умной девочкой, я поняла, что схвачена, в тот же момент, когда я... эм... пришла в сознание.

Ага, схвачена. Определенно схвачена. Определенно.

Ох, тише. Вы попробуйте думать о чем-нибудь сложном и умном в следующий раз, когда ваши руки и ноги связаны и ноют и голова пульсирует так, будто между глазами танцует огр! И кляп! Я упоминала, что у меня во рту был кляп?!

По крайней мере, каменный пол холодил мне щеку. Не так свежо, как ласковый утренний бриз, но, учитывая, что комната была душной и влажной и пахла ядовитой плесенью, этот холод, в общем-то, не был таким уж неприятным. Насколько я могла судить, мы были внутри какого-то склада, использовавшегося для хранения... плесени, наверное?

Я огляделась вокруг, надеясь разглядеть что-нибудь, что помогло бы прояснить текущую ситуацию. Я заметила двух человек – вероятно, стражников, – пялившихся на меня через комнату. Они стояли возле чего-то, похожего на колодец, и оба были вооружены грубыми палицами.

– Доброе утро, солнышко.

Кто это сказал? Я повернулась. Гаурри!

Связанный по рукам и ногам и лишенный своего знаменитого меча, он был все тем же старым добрым Гаурри: прекрасным, как рыцарь в сияющих доспехах, и тупым, как зомби.

Что? Ладно, признаю! Я преувеличиваю: на самом деле Гаурри очень умен – по сравнению с зомби. Лучше? Послушайте, Гаурри, вероятно, лучший фехтовальщик, которого я когда-либо видела, но он вряд ли бы выиграл приз за свои умственные способности. Понимаете, о чем я говорю?

И – хорошо, признаю, было несколько забавно видеть его связанным с головы до ног. Хе-хе.

Мне было интересно, почему они не заткнули его рот кляпом. Это действительно выводило меня из себя. Я хочу сказать, вот мы лежим, оба связанные, а кляп только у меня – Гах-х-х-х!

А чего это я рассмеялась?! Мы в опасности!

– Нтннмх! Нмх! – Внезапно запаниковав, я начала бороться со своими путами. Увы, чем больше я извивалась, тем хуже становилось.

– Девчонка очнулась, – Охранник А предупредил Охранника Б.

– А... ага, – подтвердил Охранник Б, который на самом деле не знал, что ему следует делать с этой информацией. – Знаешь... она совершенно не похожа... – задумчиво проговорил он.

Не похожа на КОГО?

Вот почему она столь опасна. – Охранник А ухмыльнулся, как будто он был каким-то экспертом по Лине Инверс. – Не позволяй её виду усыпить твою бдительность.

Охранник Б глубокомысленно кивнул.

Да ладно.

– Эй, парни, – подал голос Гаурри. – Вы, ребята, не намерены посвятить нас в тайну, зачем здесь нас держите? – его тон был будничным, как если бы он спрашивал, который сейчас час.

Тем не менее, А и Б выглядели испуганными и жалостно... ну, жалкими.

– Ты это кого, по-твоему, хочешь надуть... – прорычал Охранник А, сжав палицу. Его глаза сузились.

Рефлексирующие придурки.

– Полегче, – вмешался Охранник Б.

– Ага, ладно, – Охранник А неохотно понизил тон.

Было самое время дипломатично разрешить ситуацию своим обаянием и остроумием – и я бы так и поступила, конечно же, если бы не этот дурацкий кляп.

Взгляд охранника А скользнул в мою сторону. «Скользнул» – подходящее слово, ибо взгляд его стал похотливым.

Эй... чего пялишься, извращенец?

– Отдавать девчонку в руки закона было бы своего рода расточительством, не думаешь?

Ох, ой-ой-ой! Кто ж знал, что так выйдет?

Хочу сказать, это правда: во мне сочетается множество сногсшибательных физических черт, меня можно описать словами прекрасная, или даже неотразимая, или, в худшем случае, «горячая штучка, особенно для плоскогрудой». Однако джентльмен бы не стал пялиться.

Погодите минуту! Передать меня в руки закона?!

Меня и правда награждали невразумительными эпитетами: «Бандитоубийца», «Королева Преисподней», – но так меня называли плохие парни, ибо они боялись.

Не вижу никаких причин, чтобы я могла оказаться по ту сторону закона!

За исключением...

Гаурри!

Ох, конечно: он выглядит славным парнем, но разве я могу быть уверена, что так оно и есть? Мы путешествуем вместе всего несколько месяцев, и я, на самом деле, знаю о нем не так уж и много. Может, за ним числились какие-то ужасные злодеяния, о которых он никогда не рассказывал. Может, он скрывал какое-то темное прошлое? Ах, да. Наверняка так и было. Это все вина Гаурри . Я начала в этом убеждаться.

Но тогда почему Эль Мразо пялится на меня, а не на Гаурри, а?

– Что ты натворила на этот раз? – спросил Гаурри, опровергая мою теорию.

Я? Гаурри, я поражена! Как ты можешь не доверять мне после всего, через что мы вместе прошли?

Было бы забавно изобразить рыдания и побранить его за то, что он сомневался во мне, но с этим кляпом во рту я не могла подобающе всхлипывать.

Облом...

– Что ты подразумеваешь под «расточительством»? – спросил Б, но по его тону было ясно, что он уже знает ответ.

– После того как мы сдадим девчонку, её голова слетит с плеч – это только вопрос времени, верно? Так что, если мы, эм, немного развлечемся с ней, кто будет возражать?

Я! У-ху! Сюда! Я буду возражать! Я буду несколько против, спасибо большое!

Если дело не во мне и не в Гаурри, значит они просто обознались, верно? Иначе в этом нет смысла! Но так как «ой, ребята, вы схватили не ту девчонку», скорее всего, не охладило бы пыл А, у меня все равно имелась проблема.

– Я не уверен, что это хорошая идея.

Так Б был на моей стороне! Ура, Б! Да, конечно, это звучало скорее как страх, чем какие-то моральные переживания, но, учитывая обстоятельства, мне не хотелось углубляться в малосущественные детали. Я нашла своего героя.

Скажи ему, Б! Покажи, кто здесь главный! Давай же, Б!

– Отлично, – сказал А. – Тогда ты оставайся охранять. Если она попробует выкинуть что-нибудь – прибьешь её.

– Ага... ага, ладно. Я согласен.

Нет! Нет, не «я согласен»!!! Ну же, Б! Не позволяй ему!

– Расслабься, а? Я не собираюсь развязывать её. Так будет лучше.

– Ха, я об этом не подумал. Ну, в таком случае, я, может, м-м-м...

О, нет, нет ,нет! Не уходи из нашей команды! Я рассчитываю на тебя!

Б улыбнулся. Это была не та улыбка, на которую я рассчитывала.

Ты чего улыбаешься, как извращенец?! Эй, ты! Не подходи ко мне!

Они оба приблизились ко мне. Я извивалась и пиналась, но, будучи крепко связанной, не смогла оказать достойного сопротивления. Давайте будем откровенными: даже если бы я не была связана, я определенно не отличалась грубой силой. Конечно, являясь фехтовальщицей и чародейкой, я могла бы более чем уравнять шансы своими заклинаниями, но с кляпом во рту я совершенно не могла себя защитить.

Охранник А схватил меня за подбородок своей огромной рукой. Как же я хотела плюнуть ему в лицо.

– Не нравится, да? Думала, что после всех своих злодеяний сможешь уйти безнаказанной, не так ли?

Каких злодеяний?!

– Ну ладно, значит. – А притянул меня ближе к своему лицу...

– Хватит! – предостерег Гаурри. Он все еще был связан, но говорил так властно, что оба охранника машинально отступили назад. – Если вы дотронетесь до неё хоть пальцем...

На один чудесный миг оба охранника замерли.

Надо отдать тебе должное, Гаурри. Ты проявил могучую силу воли.

В комнате сгустилось напряжение – каждый из нас был неподвижен и нем, ожидая, кто сделает следующий ход. Затем...

– Хе. – Охранник А улыбнулся, разрушив мои надежды.

Проклятье! Великая Лина Инверс пребывает в руках таких ничтожных негодяев! Отстой.

Худшим же было то, что я даже не знала, где нас держали – или кто!

– М-мы тебя не боимся! – сказал Б, сделав усилие, чтобы его голос звучал твердо.

Твой голос дрожит. Никто не купился на эту попытку изобразить крутого парня, неудачник.

– Если мы тронем её хоть пальцем, то что? – спросил А. – Что ты собираешься делать? Ты связан с головы до ног!

– Если вы дотронетесь хоть пальцем до этой девушки... – спокойно повторил Гаурри.

– То что? – теперь А смеялся.

– ...то подцепите её болячку.

А прекратил смеяться. Гаурри улыбнулся.

Ах, если бы я могла убить их всех силой мысли.

Медленно поначалу эти двое попятились. Их тела демонстрировали физическое напряжение, порожденное Отчаянной Попыткой Не Паниковать. Они выглядели так, будто больше всего на свете желали вымыть руки. Щетками. И щелочью.

Мои глаза сузились до маленьких точек.

– Я, эм... – А пытался скрыть глубину своего ужаса, и справлялся он с этим не очень хорошо. – Думаю, нам просто следует осторожнее обращаться с нею. Учитывая то, что мы знаем, а?

– Ага, осторожно – это хорошо. Мне нравится осторожность. – Возникла многозначительная пауза, а затем они оба рассмеялись, как будто это была какая-то дурацкая шутка. Их смех перешел в пару длинных, глубоких вздохов.

– Может, выйдем наружу? – спросил у Б А.

– Хорошая мысль, хорошая. Тут немного сыро. Не хотелось бы подцепить что-нибудь, ну ты понимаешь, о чем я говорю?

О, пожалуйста...

Они оба бросили взгляд на меня, когда выходили наружу.

– Фьюх. Я думал, они никогда не уйдут. – Гаурри усмехнулся.

Г-р-р-р!

Сердито на него глядя, я подползла к Гаурри на животе, как червяк.

– Ой, да ладно тебе, Лина! Ты же не злишься, правда? Это лучшее, что я сумел сообразить, учитывая обстоятельства.

Я придвинулась ближе.

– Самое главное, что ты теперь в безопасности, верно? Расслабься! Я спас тебя! Лина... погоди, не надо!

Я двинула его обеими ногами в лицо, так сильно, как только могла.

Теперь я чувствую себя гораздо лучше, спасибо.

– Тебе не следовало бить меня, – пожаловался Гаурри, вынимая кляп из моего рта.

– Нет, не следовало, но мне было приятно! Не мог выдать чего-нибудь получше, чем заявление, что я заразна?!

– Это первое, что пришло мне в голову!

Я бросила на него сердитый взгляд.

– А что мне следовало сделать? Позволить этим ребятам развлекаться с тобой, пока я бы не придумал что-нибудь более лестное?

– Нет! Хочу сказать... – я вынуждена была признать, что он дело говорил.

– Видишь?..

– Хорошо. Ладно... ну... отлично! Ты, возможно, прав – на этот раз! – Извинилась я.

– И это ты называешь извинением? – проворчал Гаурри.

Эй. Потише; эти придурки могут услышать тебя.

– Серьезно, Лина, мне-то ты можешь сказать правду: тебя волки вырастили?

– Ох, заткнись! Забудь об этом! Давай сосредоточимся на том, как отсюда выбраться, хорошо? Это должно сработать... Брам Фанг!

Брам Фанг, если вы с ним не знакомы, – заклинание, которое посылает стрелы, сотканные из воздуха, кромсая цель, в сущности, воздухом. Ну, вообще-то, это небольшое преувеличение. Цель должна быть довольно непрочной, чтобы Брам Фанг мог искромсать её. Заклинание может оставить порезы на коже человека, но оно не нанесет никакого урона человеку, носящему, скажем, кожаную броню. Колдунья, которая научила меня Брам Фанг полагала, что оно может быть полезным в качестве средства борьбы с хулиганами – и оно действительно полезно в таких случаях, – но я выяснила, что если вы наложите его несколько раз на одну и ту же точку, он будет достаточно сильным, чтобы разрезать что-нибудь вроде грубой веревки, например.

Когда я освободила Гаурри, он отплатил мне тем же – как в старые добрые времена, конечно же.

– Нам нужно найти наши мечи, – сказал он, помогая мне подняться на ноги.

– Ага. И затем надо выяснить, что происходит.

– Согласен.

Мы прибыли в деревню – которая была расположена прямо на вершине горного хребта – прошлой ночью. Хотя деревенские приветствовали нас с определенной долей враждебности, мы, откровенно говоря, не обратили на это особого внимания.

В общем, мы вдвоем путешествовали более или менее вдоль Соколиного тракта, оживленной дороги, которая была проложена примерно пять лет назад. Мы держались чуть в стороне от проторенного пути, но даже так, каждый раз, когда мы проходили через деревни, нас посещало это колючее чувство, будто за нами следили.

В этой деревне была та же история, но мы прибыли поздно и были уставшими, и, так как нас было не просто напугать, мы сняли комнату в первом же попавшемся трактире.

Мы поужинали, и вскоре Морфей принял нас в свои объятия. Следующее, что мы помнили, было то, что нас захватили.

– А теперь пришло время объяснить, медленно и внятно, почему вы удерживали нас, – прошептал Гаурри в ухо Охранника А сзади. Он выкручивал парню руки, стоя за его спиной, в то время как я пристально смотрела ему в глаза.

– Не повышай голос, – предупредила я. – Если ты сделаешь...

– Пощ-щади-и-ите! – Охранник А всхлипывал и стенал, извиваясь от боли.

Вау. Это было легко.

Охранник Б, который лежал на земле возле колодца, не издал ни звука.

Гаурри упер кончик пальца в загривок А, слегка толкая его:

– Не будь таким плаксой, – сказал он. Я думаю, ему было стыдно за парня. – Эй, успокойся. Твой приятель не мертв. Он просто без сознания, вот и все, – объяснил он таким тоном, будто разговаривал с ребенком.

Они были жалкими – не сомневайтесь, – но мы приняли решение связать их, просто чтобы обезопасить себя. И также потому, что долг платежом красен.

***

Было темно. Лишь звезды на небе и тонкий серп луны освещали нам путь. Очертания домов виднелись на горизонте. Ни одного огонька не было видно ни в одном окне. Что означало, что все жители деревни давно спали.

– Так в чем дело? Что вам нужно было от нас, а? – спросила я.

– Ч-что нам было нужно? Награда, конечно же! За ваши головы назначена большая награда, вы же знаете!

Мы с Гаурри взглянули друг на друга, чтобы понять, есть ли у нас предположения, что бы это могло значить. У нас их не было.

– Обознались, – предположила я. – Ну, возможно. Я Лина Иверс, а это...

– Г-Гаурри Габриев... или что-то в этом роде, – промямлил А.

Что?

Я взглянула на Гаурри еще раз. Он понимал не больше моего. Ну, хорошо... кто-то, должно быть, совершил какие-то злодеяния от нашего имени, что привело к назначению награды за наши головы. Это было лишь предположением, но мы не могли его игнорировать.

– Ну, как бы то ни было, кто назначил награду? – спросил Гаурри.

– Я-я не знаю... н-но в объявлении говорилось, что заплатят хорошо, только если схватить вас живыми, – ответил А.

Только если схватят живыми?

Это было самым странным. Кто мог так сильно желать заполучить нас, что особо отметил, что мы должны быть пойманы живыми? В любом случае допрашивать этих клоунов дальше было бессмысленно.

Я сменила тему:

– Вы взяли наши мечи. Так, где же они?

– Э-э-э... дом старосты... т-там мы их оставили. Думаю, они все еще там.

Страх развязал ему язык, и парень оказался тем еще болтуном.

– Отлично. Тогда где дом деревенского старосты?

Он ответил без колебаний. Если бы мы и впрямь были настоящими злодеями, он бы только что подверг опасности жизнь своего старосты. По крайней мере, мы знали, с каким человеком имеем дело. Он был слаб с сильными, силен со слабыми и беспокоился лишь о своей шкуре.

Очаровательно...

– Хорошо, тогда спасибо. Ты оказал неоценимую помощь, гад. Гаурри, пошли.

– Хорошо, – Освободив нашего незадачливого охранника, Гаурри быстро и сильно надавил на заднюю часть его шеи пальцем. Это был специальный прием, способный вырубить человека.

Сладких снов, сопляк.

Оставив двух неудачливых насильников позади, мы направились к дому старосты.

– Тихо, – предостерегла я Гаурри, когда мы достигли дома.

– Я не смог бы повысить голос, даже если бы попытался, – прошептал Гаурри, слегка дрожа. Взлом и проникновение всегда давались ему с трудом.

Старик, в свою очередь, кажется, гостям не удивился. Он легко поднялся с кровати, свет его лампы разгонял темноту.

– Ах, да. Вот и вы, – сказал он, как будто ожидал нас.

Мы были, сказать по правде, изрядно этим обескуражены.

– Мы... мы пришли за нашими мечами.

Старик медленно кивнул и любезно проигнорировал мое замешательство.

– Они в том шкафу, на верхней полке, – сказал он. – Берите их и идите.

Гаурри обыскал шкаф (конечно же, я не смогла бы дотянуться, даже если бы попыталась) и нашел мечи именно там, где они и должны были быть.

– Но... почему? – это было все, что мне пришло в голову.

– Услышав о вашем прибытии, я велел подсыпать в вашу еду снотворное, разоружить вас и взять под стражу. Однако, глядя, как вы спите, я не мог не заподозрить, что здесь произошла какая-то ошибка.

Великие умы мыслят схоже, старик.

– У вас нет ауры злодеев. Хотя, конечно же, бывают в этом мире те, кто может творить страшные преступления и выглядеть, как образец невинности, но они обычно имеют что-то в своей ауре, указывающее на то, что им нельзя верить. – Старик печально покачал головой. – У вас этого нет.

– Откройте ящик под полкой, где лежали мечи, пожалуйста, – попросил он Гаурри. – Да, этот. Настолько, насколько вы сможете, пожалуйста. А теперь возьмите бумагу, что найдете там.

Гаурри сделал так, как ему сказали, и поднес лампу, чтобы и он, и я могли лучше разглядеть листок.

– Это... это... – Мы были потрясены. Документ в наших руках оказался розыскной грамотой... с нашими именами! Что еще хуже, награда, предлагаемая за трех человек, была вдесятеро больше, чем вы могли бы ожидать за пятерых.

Даже если бы мы убили короля, за наши головы столько бы не назначили!

Во всяком случае, не было никаких сомнений в том, что это были мы: грамота включала наши портреты – конечно же, нарисованные так, будто мы хладнокровно убивали щенят и искренне наслаждались этим. Но, несмотря на отвратительные выражения, это были наши лица. И под ними наши имена: Лина Инверс и Гаурри Габриев.

Мда...

Но что меня, однако, еще больше удивило – это третий разыскиваемый. Мы втроем были вместе вовлечены лишь в одну историю...

Погодите, это же не может означать... или может?

– Эй, Лина, этот парень... – Гаурри указал на третье лицо на грамоте. – Клянусь, что где-то я его раньше уже видел.

Умный, по сравнению с зомби, да?

– Гаурри, как, черт тебя подери, ты сумел забыть кого-то с таким лицом? – Я была искренне поражена.

– Награда за ваши головы была проблемой, – вмешался староста. – На эту сумму вся деревня могла прожить в роскоши до конца года. Как я мог сказать своим страждущим людям: «Полагаю, эти негодяи невиновны»?

Ничем хорошим это бы не кончилось. Я понимала его.

– Есть еще кое-что, что вам следует знать: награда предложена человеком... ну, хотя я и не знаю его лично, но он – человек с выдающейся репутацией.

– Значит, вы знаете, кто назначил награду?! – Мне не терпелось услышать ответ.

– Он один из величайших мудрецов нашей эпохи, – кивнул староста. – Странствующий Мудрец, Красный Священник Резо. Конечно же, вы о нем слышали, правда?

Не. Может. Быть.

У меня отвисла челюсть, и я никак не могла объяснить ему почему.

Даже если бы я захотела снова вспоминать это – а я не хотела, – рассказ всей истории занял бы слишком много времени. Кроме того, если бы я услышала эту историю от кого-нибудь, я бы ей не поверила.

Вот короткая версия:

Два месяца назад – как раз когда я повстречала Гаурри – кое-какая вещица попала в мои руки, и кое-какая группа неприятных личностей имела на неё виды.

Эту вышеупомянутую группу неприятных личностей возглавлял человек, носивший имя великого мудреца Резо, Красного Священника, и его правой рукой был тогда еще преданный ему маг и фехтовальщик Зелгадис.

(Кстати, у меня не было абсолютно никаких сомнений, что третий портрет на розыскной грамоте изображал Зелгадиса.)

После нескольких битв Зелгадис предал Резо, но эта вещица все же попала в руки последнего.

Красный Священник трансформировался в инфернального Мазоку. Конечно же, вы знаете, что еще он собирался сделать?

Но, хотя в жесточайшей битве он почти уничтожил нас – и весь остальной мир, соответственно, – Гаурри, Зелгадис и я в конце концов смогли победить Мазоку. В общем резюме этой длинной истории: Резо не мог быть жив. И, так как мертвецы не могут выплачивать награды, объявление должно быть фальшивым.

– Ну, эта грамота более не действительна, – сказала я. – Говорят, что Красный Священник погиб два месяца назад. – Конечно, я не добавила, что мы убили его. Это бы лишь вызвало больше проблем, ибо истинная сущность Резо была все еще не известна большинству людей. Многие считали его добродетельным (если не святым) человеком.

– Два месяца назад? – Староста глянул на меня с сомнением. – Это объявление доставили лишь около недели назад. Сама награда, кажется, была назначена лишь за неделю до этого. Возможно, здесь какая-то ошибка.

Две недели? Мы с Гаурри переглянулись. Не может быть... или может?

– Ну, а вы знаете, где тогда сейчас этот Красный Священник? – спросила я, интересуясь, сможем ли мы разобраться с самозванцем.

– Я не знаю. – Старик покачал головой. – Однако, если вы на самом деле невиновны, идите на запад в Алый Город. Вы можете узнать детали там, так как именно там должны выплатить награду за ваши головы. Может, вы найдете Красного Священника в Алом Городе и разрешите это... недоразумение.

Я начинала сомневаться, что это и правда было недоразумением, но все же кивнула.

– Недоразумения приводят к таким несчастьям... – побормотал старик, тяжело вздохнув, его взгляд устремился вдаль.

Бедный старик. Хотела бы я знать, что он вспоминает. Но у нас не было времени раздумывать о разбитом сердце старосты.

– Спасибо вам, – тихо сказал Гаурри. Очевидно, на него этот старик произвел впечатление. Так же, как и на меня.

– Не будем вас более беспокоить, – сказала я, слегка поклонившись. – Так что с вашего позволения.

– Конечно. – Старик кивнул.

Итак, мы направились в Алый Город.

***

Когда на следующее утро мы свернули лагерь, то поняли, что голодны. Мы были на ногах большую часть ночи, увеличив расстояние до своих бывших тюремщиков настолько, насколько это было возможно, и лишь потом вновь сомкнули глаза. Поздний завтрак мы ели на ходу.

– Так что ты думаешь насчет всего этого? – спросила я. – Я не требую от тебя чего-то конкретного. Но если бы ты предположил...

– Ты о том, что Красный Священник Резо может быть еще жив?

Я кивнула.

– Ну, тут может быть несколько вариантов, – сказал Гаурри, скрестив руки.

Я шла чуть позади него, позволяя ему собраться с мыслями. Мощеная камнем дорога тянулась, насколько хватало глаз. Покрытые зеленью горные вершины вздымались на горизонте. Мягкий бриз обдувал покрытые травой полями. Я слышала, как где-то поблизости поют птицы.

Эм... Эй?

– Гаурри... ты же не размышлял все это время, не так ли?

– Не-а. – Он ослепительно улыбнулся и потер лицо.

Не-а?!

– Если не будешь думать, твой мозг превратится в соус тартар!

– А? Что за соус тартар? – спросил Гаурри, полностью сбитый с толку.

Зомби догоняют тебя, Гаурри. Гр-р-р.

– Это правда, что есть несколько вариантов, – продолжила я, проигнорировав вопрос. – Один из них, самый правдоподобный, что Резо, предлагающий награду, является самозванцем. Кто-то из подручных Резо, должно быть, использует его имя, чтобы отомстить нам за убийство своего господина. Как бы то ни было, это первая строчка в моем списке вариантов.

– Конечно же, в таком случае просто очернить наши имена было недостаточно; ищущий мести захотел бы уничтожить нас своими руками – и это может объяснить, почему в объявлении особо отмечено, что нас нужно доставить живыми.

– Другая возможность – простая некомпетентность. Между нашим с Зелгадисом побегом и встречей с тобой прошло некоторое время, так что Резо мог тогда приказать подручному объявить награду за нас. И по некоторым причинам – может, из-за бюрократии – это затянулось почти на два месяца...

– Нет, вариант не очень. Тогда нет смысла в том, что нас нужно схватить живыми... – рассуждала я вслух.

– Есть еще один вариант, – сказал Гаурри пугающе серьезно.

Я взглянула в его глаза и поняла, что он хотел сказать. Был еще один вариант, самый неприятный из всех...

Красный Священник Резо жив, – тихо пробормотала я, глядя на безоблачное синее небо. – Если это так... на этот раз нам не выиграть.

***

Несмотря на невыносимое желание прирезать сэра Придурколота в отместку за его скучную тираду, полную старомодных оборотов, мы не были убийцами, в конце концов, так что ему и его архаичной команде было позволено жить дальше.

Однако это вовсе не значило, что я не собиралась поджарить их. Девушке нужно немного развлекаться.

С тех пор как мы покинули ту деревню, каждый день мы встречали множество отрядов «героев», пытавшихся свершить «правосудие». И до Алого Города было еще шесть дней пути! Согласно моим грубым прикидкам, если число героев продолжит возрастать с той же скоростью, в день прибытия в город нас бы встретила армия из трехсот человек.

И это было бы плохо.

Я прилагала все усилия, чтобы не думать об этом. На душе у меня было мрачно, как у самого настоящего демона.

– Это судьба наша? Нас, Восьмерых Серебряных Рыцарей Графства Ленос?

Этот рыцарь не знает, когда следует заткнуться.

Они все еще думали, что мы плохие ребята, – после того как мы так мягко с ними обошлись! Если бы мы были настоящими злодеями, в них бы влетело несколько серьезных атакующих заклинаний, и им бы досталось куда крепче. Но не было похоже, что они способны хотя бы заметить разницу.

Я похлопала себя по плечу, чтобы поддержать хорошее расположение духа.

Поздравляю, Лина! В очередной раз ты продемонстрировала достойный уровень милосердия, не убив ни одного из них. Избежав даже смертей от несчастного случая и тяжелых увечий. Ура тебе! Лина Милосердная!

Не смейтесь. У меня дома есть поговорка: «Иногда, чтобы расколоть камень, нужно выказать милосердие». И это правда! Знаете, в этом мире множество могущественных и безрассудных людей, прожигающих свои жизни, не понимают этого. Мне – хм – потребовалось некоторое время, чтобы по-настоящему это осознать.

(Может быть, сейчас будет лучше всего упомянуть, что моя старшая сестра там, дома, гораздо более рассудительна, чем я, и... нет, наверное, не стоит упоминать. Я не уверена, как она это воспримет, если увидит в печати. Забудьте. Проехали. Тут не на что смотреть.)

– Увы нам! Если бы это было десять лет назад, злодеи...

Я смерила болтуна взглядом, пока творила небольшое заклинание, Бомб Сприд!

БУ-У-УМ!

– Дья-я-я! – закричали все семь, попав под мою милосердную атаку.

Что? Разве их не было восемь? Ну, на самом деле, оба варианта хороши.

– Лина, я подумал... ты знаешь, что значит слово «милосердие»? – Гаурри смотрел на меня так, будто я отвесила пощечину его мамочке.

– Конечно же, я знаю! Если бы я не была милосердной, то все, что осталось бы от этих семерых – эм, восьмерых? – лишь раскаленные куски доспехов!

– Ну, конечно, они все еще живы, но... – голос Гаурри затих, пока он с сочувствием в глазах наблюдал, как рыцари падают обратно на землю.

Они вопили и неразборчиво кричали что-то типа «Мы еще не готовы!», «Не сейчас! Не здесь!» и «Держитесь, ребята! Не смейте умирать!», прежде чем бесцеремонно свалиться на землю. Некоторые из них даже спружинили от земли.

Ладно, да, может быть, я лишь самую чуточку перестаралась.

– Ты же знаешь, они не негодяи, – устало напомнил мне Гаурри. – Ты не могла просто...

Я поцокала языком и погрозила ему пальцем:

– Эй, я использую слабые заклинания, ладно?

Гаурри издал протяжный вздох.

Мы мало разговаривали оставшуюся часть ночи.

***

Я не могла сомкнуть глаз, беспокойно метаясь и ворочаясь.

К счастью, даже будучи в бегах, мы смогли проскользнуть в большой город, найдя столь необходимый нам кров в одной из множества таверн.

Но все равно по каким-то причинам я ощущала в груди тупую боль. Это чувство нарастало в течение последних нескольких дней, особенно сильно оно ощущалось, когда мы были в таверне. Я едва могла заснуть, день стоял на дворе или ночь.

В глубине души я понимала, в чем причина.

Я думала о Гаурри, который, возможно, все еще спал в соседней комнате. Это был первый раз с момента нашей первой встречи, когда у меня возникло это чувство.

Может, он еще не спит?

Боль в груди усилилась, когда я подумала о нем.

Эх...

Я бросила попытки заснуть и встала с кровати. Прислонилась к тонкой холодной стене, которая разделяла наши комнаты. Он должен был спать. Я прижала свое ухо к поверхности стены, но не смогла услышать его дыхания.

Наверное, он беспробудно спит, так что...

– Спит! – я была так возбуждена, что произнесла это вслух. Почему я не подумала об этом раньше?

С этими словами я запустила сквозь стену заклинание. Ни крик баньши, ни рев дракона не разбудят его до самого утра.

Порядок!

Наконец удовлетворенная, я улыбнулась и начала одеваться: белая роба, черные штаны – готово! Банадана на лоб, сапоги, длинные перчатки – готово! Наплечники в форме драконьих чешуек и моя черная, как ночь, мантия, плюс короткий меч на бедро – готово, готово и готово!

Экипировка окончена!

Хи-хи... Хи-хи-хи...

Ухмылка возникла на моем лице. Скоро я излечусь от этого болезненного чувства в груди!

Да! Наконец!

С тех пор как я встретилась с Гаурри, у меня не было времени для охоты на бандитов. Я отрекалась от самой своей сути! И, проще говоря, я не могла более этого выносить. Как мог бы сказать один из тех рыцарей, то было скверное утро для лиходеев.

Я закончила одеваться и направилась в обеденный зал, где несколько постояльцев обменивались сплетнями о бандах, орудовавших в окрестностях. Кажется, я была не единственной, кто начал беспокоиться.

Основываясь на услышанном, я могла примерно представить, где располагалось логово бандитов.

Лишь дурак помчится очертя голову, чтобы потеряться по дороге.

Я проскользнула в лес под покровом ночи и побежала вдоль чего-то более похожего на едва заметную тропку, чем на дорожку. Однако я не ошибалась, я была на правильном пути.

Вскоре я заметила красные и оранжевые всполохи пламени со стороны каких-то руин.

Лагерь бандитов!

Несколько из них сидели вокруг костра. Они были вооружены скимитарами и носили черные туники. Они пили, и время от времени то один, то другой начинал гоготать.

Пьяные бандиты, развлекающиеся вокруг костра... мило и оригинально, ребята.

Без сомнения они выставили дозорных неподалеку от огня. Руины позади них, кажется, служили им крепостью.

Было бы довольно забавно выскочить и положить их всех, но мощные атакующие заклинания уничтожили бы руины и – что крайне важно – похоронили бы под развалинами все сокровища. Так что необходимо было выманить их.

Я сняла наплечники и короткий меч, тщательно завернула их в мантию. Держа их в руках с трепетом, который можно было бы сравнить с религиозным, я стала возвращаться по дороге, по которой пришла. Затем, глубоко вздохнув...

– Помогите-е-е! – закричала я изо всех сил и побежала так быстро, как только могла.

Когда все взгляды были прикованы ко мне, я нарочито упала, приземлившись прямо между их дозорными. Не выпуская узелок из мантии, конечно же.

– Помогите... пожалуйста... помогите мне! – пропищала я, цепляясь за ближайшего бандита и тяжело дыша.

Кажется, все идет по плану.

– Э-эй! Что случилось? – спросил бандит, за которого я уцепилась. Они все были озадачены.

Отлично.

– Он идет сюда! Он... пожалуйста! Мне нужно бежать! Он убьет меня! Он убьет меня, точно, я это точно знаю! – выкрикивала я отрывистые, бессмысленные фразы так быстро, как только они приходили мне в голову.

Дозорные переглянулись, пытаясь решить, что делать. Они были не из сообразительных. Наконец один выпалил:

– Я осмотрюсь вокруг. – И побежал в лес.

Я была в руках ближайшего бандита, слабо дрожа и бормоча слова, которые были совершенно непонятны обычным людям.

Надо сказать, что бормотала я быстрое атакующее заклятье – Мега Бранд.

БУМ! Грохот близкого взрыва разорвал воздух.

– Что за... – банда ударилась в панику.

– Это он! Он здесь! – прокричала я, указывая на деревья.

– Где?! – крикнул кто-то.

– Кто там?! – присоединился еще один голос.

Я тихо начала следующее заклинание.

– Что тут происходит?! – требовательно спросил некто, похожий на главаря. Секунду спустя остатки банды вышли из руин, чтобы разобраться, в чем дело. Я насчитала десять человек.

Я продолжила сеять разрушение, использовав заклинание Неудержимое Пламя.

БА-БАХ! Повсюду вспыхнул огонь, расползаясь до бутылок с выпивкой, тем самым вызывая еще больше взрывов.

Отлично.

– Что...

– Что за чертовщина!

Хаос был восхитительный. Не имея понятия о том, что происходит, бандиты бросились в лес. Некоторые – чтобы сбежать, некоторые – чтобы драться, но ни один не подумал остаться, чтобы охранять награбленное добро.

А значит... все, что они имели, было моим. Что упало, то пропало, неудачники.

Внутри руин нашелся действительно приличный сундук с сокровищами. Он был почти полон, как закрома торговой гильдии.

Хи-хи, здесь даже больше, чем я могла вообразить!

Более половины бандитов были убиты в результате огромного переполоха, который заставил остальных сбежать. Так что я чувствовала себя в безопасности, шныряя по руинам. Я развернула свою мантию и начала вытаскивать пеньковую веревку, обшитую парусиной, из потайного кармана. Перехватив край мантии и связав концы вместе, вот так...

Вуаля! Простенький рюкзак!

После этого необходимо было лишь определиться, что и сколько взять. Загребание всего ценного в мешок привело бы к тому, что мешок стал бы слишком тяжелым и шнур бы порвался. Если пожадничать, я потеряю все! Так что я искала наиболее ценные предметы – такие как драгоценные камни, какие-нибудь произведения искусства, магические штучки...

Я шныряла по развалинам, когда за моей спиной раздался сердитый голос:

– Эй! Что это ты тут делаешь?!

Ёлки!

У меня чуть сердце из груди не выпрыгнуло.

Если бы противник был обычным бандитом, то одно атакующее заклинание – и ему ко-нец. Однако я повернулась очень, очень медленно, и лицо, которое я увидела, к сожалению, было именно тем, чего я опасалась.

– О, эй! Эм, привет! Что за приятный сюрприз – встретить тебя здесь, Гаурри! Что тебя сюда привело? – Я прижала ладони ко рту, великолепно изображая удивление. Также я усиленно заморгала. Это всегда помогает.

– Что я делаю здесь? – сказал он, не купившись на мою игру. – Я пытаюсь выяснить, что здесь делаешь ты.

– Старая добрая Лина? Хи-хи. Ну, это сек-рет.

– Завязывай с этим, Лина.

Упс... Ну, если это не сработает...

Я выпятила грудь и гордо провозгласила:

– Я охочусь на бандитов.

– Я серьезно! Кончай представление, Лина.

Я тоже серьезно! Что мне следует сказать?

– Забудь! – вздохнула я. – Давай убираться отсюда.

Бормоча что-то про себя, Гаурри схватил меня за руку и повел за собой.

– Э-эй, там! Погоди! Мое сокровище! – запротестовала я. Он не остановился. – Да ладно! Ты не думаешь, что это заходит слишком далеко?

Гаурри продолжил тащить меня за собой обратно к лесу.

– Что зашло далеко? – отрывисто бросил он, глядя на меня, но не останавливаясь.

Мда. Он серьезно зол.

– Убегать в лес одной посреди ночи! Черт побери, Лина! О чем ты думаешь! Ты вообще думаешь?!

– Я старалась ради светлого будущего, – невозмутимо сказала я. – В любом случае, что плохого в охоте на бандитов? Они отбросы общества, живущие за счет грабежа! Если бы я позволила им делать то, чем они занимаются, кто знает, кого бы они ограбили следующим, какие бы несчастья принесли! Эй – я делаю общественно полезное дело, черт возьми!

– О, хорошо. Значит, это не имеет ничего общего с присваиванием их сокровищ? – Он тяжело вздохнул.

– А что мне следовало сделать, просто оставить их здесь гнить? Мы не знаем, кто их настоящие владельцы, так что вряд ли сможем их просто вернуть. Если я оставлю их здесь, в итоге какие-нибудь власти приберут их к своим рукам, и это может принести намного больше вреда, чем пользы. По крайней мере, если я заберу их и растрачу, то простимулирую местную экономику, – парировала я.

– Ты хотя бы слышишь себя?

– Разве ты не должен был спать?! – выпалила я, разозлившись. Я не спросила, как он избежал моего заклинания сна. Ох, нет, черт. Я что, самоубийца?

– Ну, я спал, но затем мне пришлось пойти в уборную. Я услышал звуки, доносившиеся из твоей комнаты, и, вернувшись в свою комнату, увидел тебя через окно. Ты выглядела так, будто использовала какое-то заклинание, чтобы добраться до земли. Затем ты убежала!

А. Вот, значит, как. Это объясняет, почему я, как ни пыталась, не услышала его дыхания.

Хмф. Чистое везение.

– В любом случае... – голос из темноты заставил нас замереть.

Кто это произнес?

Я тщательно прислушалась и огляделась. Вдали слабо гудели насекомые. Свет звезд мягко пробивался сквозь прогалины в листве. Я не смогла разглядеть или услышать что-либо необычное.

– Как поживаете? – непринужденно продолжил голос. Он доносился из глубины зарослей.

Рука Гаурри легла на рукоять меча.

– Я вижу, некоторые вещи не изменились. Знаете, вам не хватает утонченности, – в этот раз он, кажется, звучал прямо позади нас.

Невозможно.

Мы все еще никого не заметили. Мы взволнованно оглядывались. Мы были в растерянности.

Красный силуэт возник из темноты... одинокий священник в робе, алой как кровь. Его мантия слегка развевалась на ветру. Голову покрывал капюшон, но я могла видеть, что оба его глаза плотно сомкнуты. Даже с почти полностью закрытым лицом, это был определенно...

– Красный Священник Резо, – пробормотала я, глядя на него ошарашенно.

– Не так много времени прошло, не правда ли? Учитывая обстоятельства, вы выглядите недурно, – сказал он. Его лицо ничего не выражало. – Учитывая, какими уставшими вы должны быть. Атаки ассасинов днем и ночью. Это должно быть трудно.

– Ага. Кое-кто назначил цену за наши головы, – отвечая, я поняла кое-что: даже хоть силуэт Резо был прямо перед нами, я все еще не могла почувствовать его присутствия.

В таких условиях даже он не смог бы полностью сокрыть свою ауру.

– Цену? Ах да, я предпочитаю думать об этих розыскных грамотах, как о моих письменных приглашениях. В настоящий момент я пребываю в доме Верховного Священника Сайраага.

Сайрааг...

Город Сайрааг лежал примерно в пяти днях пути к северу. Хотя он в основном был известен как город магии, его также называли и Городом Призраков в память о том, как несколько сотен лет назад Демонический Зверь Занаффар разрушил его. Дерево, посаженное героем, уничтожившим Занаффара, выросло огромным и стало символом города. Сам город также процветал. Но это не относилось к делу. Как мог Резо быть в Сайрааге, если он стоял прямо перед нами?

– Видение, – прошептала я название заклинания, которое использовалось, чтобы спроектировать чье-то изображение на большом расстоянии, делая возможным общение через километры; довольно удобное заклинание.

Один момент, Видение требовало приемника – которым мог быть другой чародей – на другом конце передачи. Другими словами, где-то поблизости должен быть волшебник, подчиненный Резо.

– Так ты пытаешься принудить нас идти в Сайрааг, да? – громко произнес Гаурри.

– Приходить или не приходить, – ответил Красный Священник, – это ваш выбор. Однако, если вы не придете, всю оставшуюся жизнь проведете как беглецы.

Просто, говоришь! – Я смогла лишь горько рассмеяться. – Я не знаю насчет Гаурри, но это не будет просто для меня.

– Для меня тоже, – проворчал Гаурри.

– Тогда я буду дожидаться, когда вы составите мне компанию. И я ожидаю того дня, когда мы сможем обсудить и разрешить этот вопрос. – И с этими словами его силуэт исчез.

Гаурри взглянул на меня в поисках объяснений.

– Передача, – объяснила я. Мой голос звучал замогильно, я уверена.

– Действительно, это было передано! – позади нас раздался другой голос.

Мы в очередной раз обернулись, растерянные, хотя на этот раз присутствие не было иллюзорным или даже трудным для выявления.

Мы увидели одинокую фигуру человека среднего телосложения, одетого в черную мантию и капюшон – типичные одежды волшебника.

Также, кажется, в его лоб был вставлен рубин размером с костяшку большого пальца, что никоим образом не являлось типичным.

Этот маг, должно быть, и был приемником – прячась здесь с самого начала, он передавал разговор с Резо, в точности как я и ожидала.

Я пристально взглянула на человека. По его глазам было видно, что он третьесортный.

– Что такой, как ты, делает у Резо в лакеях? – вызывающе осведомилась я.

– Хватить болтать, отродье, – пролаял он, а затем рассмеялся. – Великому Резо нет нужды беспокоиться о таких, как вы. Мое имя Врумугун – и как слуга своего сеньора, я разберусь с вами здесь и сейчас!

Эй, минутку.

После того как Резо приложил столько усилий, чтобы пригласить нас в Сайрааг, этот парень собирался полностью проигнорировать желания своего господина? Это было не просто неожиданно, это было неожиданно и тупо.

Этот парень туп. Тупые парни – проблема.

– Проваливай, Дружок, – сказала я, пренебрежительно отмахнувшись от него. – Это замечательно, что ты нашел нас и все такое – поздравляю, – но «разобраться с нами» – это немного за пределами твоих способностей.

– Благодарю за поздравления, но вас было нетрудно найти, знаете ли. Вы как дети, кажется, не способны провести и двух дней, не подняв шум. Ваши нелепые действия здесь подобны сигнальному огню.

Ох, простите? Он только что назвал меня ребенком?

– Говоришь, моих способностей недостаточно? – проревел он. – Давайте же проверим эту теорию! – закончив, он отвел свою правую руку за спину. В следующий момент...

– Ах! – Я бросилась вперед, нырнув под черный предмет, летевший прямо мне в голову.

С глухим звуком ствол дерева прямо позади меня – который, к слову, был примерно вдвое толще руки Гаурри – раскололся пополам.

– Боевая цепь?! – Гаурри мгновенно идентифицировал оружие.

Как можно понять из названия, боевая цепь – это простая до грубого штука, состоящая из цепи и маленького груза на конце. Как только что было продемонстрировано, оружие было мощным, но в руках новичка представляло для самого владельца большую опасность, чем клинок.

Врумугун начал творить заклинание, одновременно проведя серию атак боевой цепью.

Этот ритм заклинания... Я узнаю его. Огненный шар?!

Огненный шар – атакующее заклинание, создающее сферу света, которая взрывается при столкновении с целью, разбрасывая во все стороны сгустки огня.

О чем, черт возьми, этот парень думал, используя огненный шар в лесу?! Если пламя выйдет из-под контроля, он сам себя же и зажарит.

Гр-р-р! Идиот! Бездарь! Недоумок!

Я начала готовить контратаку.

– Огненный шар! – прокричал Врумугун, и алый шар света вырвался из его левой руки.

– Морозный Снаряд! – парировала я.

Мы высвободили наши сферы, и те столкнулись между нами.

Вш-шух! Раздался громкий звук, как будто что-то разорвалось, а затем... ничего.

– Что?! Что ты сделала? – Врумугун надул губы, как младенец.

Ну и кто теперь ребенок, а?

Эффекты заклинаний компенсировали друг друга – небольшой трюк, который я узнала, работая с другой волшебницей.

Позвольте мне на секунду отвлечься, чтобы убедиться, что вы понимаете, что сотворение заклинания противоположного элемента не гарантированно производит такой эффект. В зависимости от того, как вы их сочетаете, эффект первого заклинания может, наоборот, значительно усилиться. То есть простое сочетание Огненного шара и Морозного Снаряда может закончиться созданием еще более мощного Огненного шара. Хотя исследования эффектов комбинирования различных заклинаний – весьма занимательная область знаний, это слишком большая работа для одного отдельного человека, даже для такой супергениальной чародейки, как я. Чародейка, с которой я работала над этой темой, отправилась странствовать в одиночку незадолго до того, как я встретила Гаурри. В любом случае это область специальных исследований, и волшебник средней руки мало что знает об этом. Врумугун, например, был несведущ.

Он фактически был так обескуражен, что просто стоял не двигаясь.

Гаурри воспользовался этой заминкой и выбил боевую цепь из руки Врумугуна, запустив её высоко в воздух.

– Будьте вы прокляты! – прокричал Врумугун и в панике бросился бежать. Гаурри последовал за ним.

Я начала творить следующее заклинание.

Колдун потянулся за спину, как будто собирался вытащить еще что-то, но Гаурри опередил его, ударив в солнечное сплетение.

– Ух! – тело волшебника согнулось, когда он вскрикнул. Затем я закончила колдовать.

– Копье Эльмекии! – крикнула я, и Врумугун рухнул окончательно.

Копье Эльмекии сокрушает разум противника. Когда оно используется на полную мощность на человеческом существе, заклинание сильно подрывает интеллект противника, часто приводя к бессознательному состоянию, схожему с комой или очень глубоким сном.

Но я, в соответствии с планом, сколдовала менее мощный вариант заклинания. Мне нужно было задать Врумугуну несколько вопросов, а в коме парень вряд ли бы смог на них ответить.

Как я и планировала, он лежал на спине, полностью парализованный. В таком состоянии Врумугун не смог бы напасть на нас или сотворить заклинание. Но он все еще был в сознании.

– Если бы я не была такой уставшей и сердитой, мы могли бы попробовать сразиться еще сотню раз, и каждый раз ты бы заканчивал битву полностью в моей власти, – сказала я, пристально глядя в лицо волшебника. – Так происходит, когда переоцениваешь свои способности.

Гаурри стоял позади меня на страже и пристально наблюдал. Он был готов в любой момент вколотить Врумугуна в землю, если бы тот попытался выкинуть чего-нибудь этакое. С его поддержкой я могла сосредоточиться непосредственно на допросе.

– Что это был за парень? – спросила я без обиняков.

Жутковато тонкие брови Врумугуна поднялись в удивлении:

– Что вы имеете в виду под «что это за парень»? Конечно же, вы знаете господина Резо?

– Мы... уничтожили... Резо, – произнесла я, говоря медленно, тщательно выговаривая каждое слово, чтобы быть понятой, – чуть больше двух месяцев назад.

– Это просто глупости! Если вы уничтожили его, тогда кто только что стоял перед вами?

Понятия не имею – вот почему я тебя и спрашиваю, болван! – ответила я.

По крайней мере, мы узнали – не знаю уж, насколько это важно, – что этот идиот верил, что работал на настоящего Резо.

– Ты мелешь чепуху! Как могли такие новички, как вы, победить его?! – Он выглядел едва ли не оскорбленным.

Учитывая, как легко мы его отделали, он не имел права насмехаться. Новички, тоже мне!

О, правда? И в чем же мы, по-твоему, испытываем недостаток?

Врумугун посмотрел прямо мне в глаза и произнес:

– В груди.

Я точно не знаю, с какой силой запустила его в полет. Далеко, это я вам это гарантирую. Очень, очень далеко.

***

Мы с Гаурри вернулись в таверну к рассвету. И еще одно утро прошагали плечом к плечу по дороге. Мы завернулись в саваны, маскируясь под обычных путников. Мы не выспались, но при наличии противника, точно знавшего, где мы и куда направляемся, лучше было продолжать идти.

Врумугун, между прочим, наконец завершил свой полет, столкнувшись с деревом. Мы, конечно же, могли бы его тогда и прикончить, но убивать абсолютно беспомощного противника было просто не в моем стиле.

– Так... что ты думаешь, Гаурри? О «Резо» с прошлой ночи, я хочу сказать. – Мой вопрос, кажется, заставил его крепко задуматься.

Ты мозги себе не сломай, приятель.

– Если честно, это лицо... ну, знаешь, мне не показалось, что мы говорим с самозванцем со стороны?

Я понимала. Он определенно говорил дело. Однако...

– Если это не он и не совершенно посторонний человек, то остается один вариант, верно?

– Хочешь сказать... какой-то родственник?

– Хорошо, тогда два варианта. Я тут подумала, что это может быть копия Резо.

Копия? – Гаурри глянул на меня, как на пьяную.

– Ага, это как клон. Помнишь всех этих гомункулов в Атласе, да?

– Хм, вроде помню, – сказал он неубедительно. – Нет, что, опять они?

Сейчас, когда Гаурри упомянул это, я поняла, что на самом деле совершенно ничего ему не объяснила.

– Это искусственно созданный человек. При их создании используют человеческую кровь, и способности будут в точности соответствовать способностям того, из чьей крови они были созданы.

Вообще-то клоны, големы, гомункулы и многие другие магическим образом создаваемые гуманоиды изначально изготовлялись с использованием человеческих телесных жидкостей, но за последние несколько лет были открыты новые методы. Провели множество экспериментов с применением костей животных, дистиллированных эссенций различных существ и их смесей с человеческой кровью в различных пропорциях.

В любом случае, оставляя в стороне эти необычные случаи, можно резюмировать, что чародей при помощи человеческой крови может создать искусственного человека, который на сто процентов внешне и по способностям идентичен человеку, послужившему источником материала.

Как я только что заметила, гомункулы различались по типам и методам создания. Хотя волшебники, разрабатывающие новые методы, могут изобретать новые названия, которые они считают более подходящими, превалирующее настроение «чем не подходит «гомункулы»?» гарантирует, что большинство людей все еще называют их одним и тем же именем.

Еще больше усложняет ситуацию то, что результаты старых методик назывались тельцами, в то время как результаты новейших экспериментов назывались копиями.

Копии, как прозвали новые версии, обычно использовались для экспериментов над людьми и как стража (что вызвало немало споров о правах человека в последнее время).

Хотя их внешность и способности не отличались от таковых у нормальных людей, завершенная копия, гомункул, не имела своей воли или памяти и во всем остальном не отличалась от голема из плоти.

– Так если кто-то использовал мою кровь, чтобы создать нечто подобное им, то получился бы солдат, который мог бы на равных противостоять мне?

Я покачала головой.

– Базовые способности: сила, скорость, рефлексы – будут, конечно, такими же. Но гомункул не переймет твои навыки фехтования или тактику боя. То есть даже дубль с теми же базовыми способностями не будет иметь ту же личность, манеры движения или манеру речи. Гомункул не имеет жизненного опыта, таковы ограничения. Он не идентичен оригиналу. Однако, я полагаю, можно скопировать манеру чьей-то речи, будучи с ним знакомым.

– Так ты имеешь в виду, что тот дилетант, которого мы встретили прошлой ночью, мог создать этого Резо?

Я кивнула. Такую возможность не стоило исключать.

– Слушай, – вздохнула я. – Мы недостаточно имели дело с Резо, чтобы сказать, что этот Резо – созданный человеком самозванец или близкий родственник. И, поскольку он был лишь образом, созданным заклинанием Видения, я также не смогла почувствовать его ауру.

– Но ты вполне уверена, что он ненастоящий?

– Вполне. Я хочу сказать, что даже если настоящий жив, это уже более не Резо! – сказала я, напомнив Гаурри о трансформации, свидетелями которой мы оба стали.

– Ага, – согласился он. Что-то подобное нельзя просто взять и забыть. – А что говорит твоя интуиция?

– Ну, это лишь предположение, но я думаю, что, возможно, один из приспешников Резо использует подобие Красного Священника, чтобы заставить других подчиненных Резо заманить нас в Сайрааг. Они, возможно, хотят отомстить за своего хозяина или, в случае неудачи, втоптать наши имена в грязь.

Это было не очень правдоподобное предположение, но это было лучшее, что я могла придумать.

– Хм-м... – Гаурри уставился в пространство перед собой и потер подбородок.

– Что? Ты не согласен?

– Эй, я допускаю мнения, отличные от своего. Но твои предположения не станут истиной лишь от того, что пришли тебе в голову! – Гаурри начинал злиться.

О, да? Ну и что же у тебя, гений? Ничего? Вот что я думала.

– Отлично. В любом случае ответ находится в Сайрааге.

– Так значит мы идем в Сайрааг, – вздохнул Гаурри.

– Мы идем в Сайрааг, – согласилась я.

Гаурри повернулся лицом к слабому свету зари на горизонте, и тень мрачного предчувствия легла на его лицо.

***

– Шмяк!

Это был звук от жесткого столкновения кулака Гаурри с солнечным сплетением парня.

Одновременно я сотворила заклинание Копье Эльмекии, отправив другого парня в нокаут.

Это была уже шестая группа неудавшихся героев, с которой мы разобрались сегодня.

– Это начинает надоедать, – сказал Гаурри, звуча как само воплощение утомленности. – Уже шесть отрядов, и еще даже не полдень... сколько же этих «Братств Правосудия» нам придется избить, прежде чем мы доберемся до Сайраага?

– Может быть, нам стоит лучше маскироваться? В противном случае у нас не останется никаких сил к тому времени, когда мы прибудем туда.

– Звучит хорошо, но прежде... у нас еще компания. – Гаурри, кажется, не знал плюнуть ему или заплакать.

– Ага, вижу. – Я посмотрела на дорогу.

Дорога тянулась, извиваясь, прежде чем исчезнуть за плавно возвышавшемся холмом, усыпанным синеватыми камнями. Если верить хозяину последней таверны, в которой мы останавливались, мы увидели бы следующий город, дойдя до этого холма.

Справа от дороги я заметила небольшую рощицу и пшеничные поля. Также в отдалении за холмом виднелась череда горных пиков.

Обозревая пейзаж, я заметила черную тень в стороне леса.

Нет, это был маг в черных одеяниях с капюшоном, натянутым до глаз.

– Ладно, выходи, кто бы ты ни был! – крикнула я, начав с угрозы, что, возможно, более точно можно было описать как «акт отчаяния».

– За мной должок за прошлую ночь, – сказал маг. У него был юный голос.

А?

Прошлую ночь? Конечно, мы встречали чародея ночью ранее, но он был один...

– Вы же не могли забыть Врумугуна так быстро?

– Эм, ну... – Я подняла брови. Как и Гаурри, который был в ту ночь вместе со мной.

Конечно, я помнила Врумугуна. Как помнила также и схватку прошлой ночью. Но этот голос... ну, он звучал по-другому.

Он приблизился, и я смогла рассмотреть его лицо. Это был Врумугун – определенно он, а не кто иной.

Кроме того, кто в здравом уме стал бы выдавать себя за человека с таким именем, как Врумугун? Как бы то ни было, как он сумел догнать нас?

– Понятно, – сказал Врумугун, разочарованный моим ответом.

– Проклятье! Ты ничему не научился что ли, приятель? Разумеется, ты не забыл, как мы надрали тебе задницу?

Врумугун слегка покраснел.

– Я не забыл. И сегодня привел кое-какую подмогу. Выходи! – позвал он.

Я собиралась спросить Врумугуна, знал ли он выражение «А кишка не тонка?» Но только я открыла рот, из-за деревьев появилась «подмога».

– Ты?! – начала я и остановилась, моя челюсть отвисла в изумлении.