Что принесёт конец? Найдётся время? Спасёшь ли ты меня? 2 Начальные иллюстрации Глава 1: Перед началом той битвы [Истинные Герои] Глава 2: Хотя светлая полоса и не будет вечной [зыбкий свет, зыбкая надежда] 2.1 Далеко внизу под звёздным небом 2.2 Конец мечты, начало мечты 2.3 Я дома 2.4 Холодные месяцы, тёплые дни Глава 3: Даже если будущее неизвестно [чародейство в лунном свете] 3.1 Безликая девушка 3.2 Влюбленность девушки, любовь женщины 3.3 Нестареющий сердцем ящер 3.4 Серые дни в серых землях 3.5 Сорок Девятый Летающий Остров 3.6 Воссоединение Глава 4: Эти сияющие мгновения [моё счастье] 4.1 Подозрительный Эмнетуайт 4.2 Ледяной саркофаг 4.3 Ветхие старинные часы 4.4 Счастливейшая девушка на свете 4.5 Конец мечты Глава 5: Столь далёкая теперь мечта – Б' [la chanteuse : певица] Послесловие Дополнительный рассказ 1: Бессонную ночь с тобой [один в темноте] Дополнительный рассказ 2: Четыре решения одной проблемы [вопрос жизни и смерти] Что принесёт конец? Найдётся время? Спасёшь ли ты меня? 4


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
14.02.2018 11:30
Спасибо!!!
feralberry
10.12.2017 06:33
Я тоже не понимаю, зачем закрывать.
tutorialschik
15.09.2017 21:00
>>26705
Скиньте пожалуйста ссылку на 4-5 тома на английском, или подскажите сайт

Эх, а мы в тебя верили и думали, что ты нас не предашь.
Verba
14.09.2017 13:03
Скиньте пожалуйста ссылку на 4-5 тома на английском, или подскажите сайт
Ответы: >>26706
Agreyl
06.09.2017 14:45
Оох, все-таки в ранобе финал 3-го тома куда мощнее, чем в аниме. Спасибо за перевод :D
ЗЫ: Заметил, что сей тайтл читать куда легче чем большинство других ранобе (я о построении предложений и вообще текста, кроме того сам текст богат на разнообразные эпитеты, отчего текст не кажется "сухим"). Это заслуга автора ранобе, или переводчики так шикарно его адаптировали?
Maks-arr
06.09.2017 11:05
Благодарствуем за перевод.
tutorialschik
06.09.2017 01:21
ScorpionXXX, прости, я хз.
scorpionxxx
05.09.2017 23:41
А 2-й том еще редактируется, это не окончательная его версия?
Agreyl
29.08.2017 21:05
2 tutorialschik
Это хорошо, что скоро релиз, спасибо :)
По поводу "нету перевода" - товарищ vshekn, который является переводчиком этого тайтла, до вступления в РуРа перевел 4 с лишним тома на другом сайте. И при вступлении в РуРа и начале работы с SuSu зачем-то заблокировал доступ к тому переводу. Чуть позже, к счастью, он открыл доступ к первым двум томам (как я понимаю, после их публикации на РуРа), однако вопроса "зачем" это не снимает.
scorpionxxx
29.08.2017 18:23
tutorialschik2
Класс. Ждем-с)
tutorialschik
29.08.2017 16:42
Редакт не встал, он идет. Скоро будет релиз, так что не переживайте.

>>26697
Просто не очень понятна логика. Какой смысл закрывать доступ читателям к уже имеющемуся переводу? Особенно если учесть, что тут редакт явно встал и неизвестно когда продолжится.
Доступ к переводу не закрыт, перевода попросту там нету.
Agreyl
29.08.2017 13:16
Просто не очень понятна логика. Какой смысл закрывать доступ читателям к уже имеющемуся переводу? Особенно если учесть, что тут редакт явно встал и неизвестно когда продолжится.
Ответы: >>26698
andriyko
28.08.2017 01:33
сижу и читаю на английском , мучусь но читаю! ждать их перевода уже не возможно! sayonara
scorpionxxx
27.08.2017 19:11
Все на отдыхе?
andriyko
22.08.2017 23:57
забросили проект?
Agreyl
19.08.2017 12:03
Ээм... а зачем надо было закрывать перевод четырех с половиной томов на рулейте от того же переводчика, если тут еще отредактированные не выложили? А то в итоге ни там не почитать, ни тут.
prizvel
18.08.2017 12:52
Каждый день чекаю обновления)
rosenrot
17.08.2017 11:15
Спасибо большое за перевод!
Очень ждем продолжения!
andriyko
09.08.2017 01:37
ребята что случилось ? почему нету следущих томов?? на англ очень сложно читать....
andriyko
19.07.2017 13:39
Супер Спасибо! когда некст глава? том?

Отобразить дальше

Глава 3: Даже если будущее неизвестно [чародейство в лунном свете]

3.1 Безликая девушка

“Что я такое?” – подумала про себя Ктолли.

Ктолли Нота Сеньорис. Взрослая фея-солдат. Носитель Поднятого Оружия Сеньориса. Та, кто встретила последнего выжившего Эмнетуайт Виллема Кмеча, многому у него научилась и обрела надежду.

Правда?

...Правда.

***

Она подняла Итею посреди ночи.

– Бр-р, ну и холодина, а? Стоило накинуть ещё что-нибудь.

Они стояли на вершине небольшого холма возле гавани. Ветер здесь всегда очень сильный. А ещё отсюда открывается хороший обзор, так что они сразу заметят, если кто-нибудь решит приблизиться к ним.

– Прости. Разговор будет короткий, потерпи, пожалуйста.

– ...Хм? – Итея, ёжась, вопросительно посмотрела на Ктолли. – Если ты вытащила меня аж сюда ради короткого разговора, полагаю, речь пойдёт о чём-то, чем ты совсем не хочешь делиться с кем-то ещё.

– Да, как-то так. Ну, ты, наверное, уже догадалась, о чём я хочу поговорить.

– Нет, нет. Я просто чуть больше знаю и слушаю чуть внимательнее, чем остальные. Я не какой-то там всезнающий бог, ничего подобного, – сказала Итея, ставя светильник на землю и садясь. – Так что, в общем-то, я тоже хочу кое о чём тебя спросить. Не против, если я начну?

– ...Ладно. О чём спросить?

– Кто ты?

Итея задала вопрос небрежно, словно спрашивала, что сегодня на ужин. У Ктолли на мгновение перехватило дыхание.

– Ктолли Нота Сеньорис, – медленно ответила она, словно вдумываясь в каждое отдельное слово.

– Уверена?

– А я похожа на кого-то ещё?

– Вроде нет...

Свистящий ветер взметнул волосы Ктолли. Небесно-голубой сливался с окружающей темнотой, почти полностью теряясь в ней. Но танцующий в воздухе красный виднелся совершенно отчётливо.

– Ну, у меня на этом всё. О чём ты хотела поговорить?

– М-м. – Ктолли посмотрела в небо. Черные облака тенями проносились над их головами. В просветах виднелось чуть размытое звёздное небо и мягко сияющая золотом луна. – Я долго думала, как начать, но, судя по твоему вопросу, ты и так всё поняла?

– Не совсем. Просто догадка в стиле нашего старого доброго техника. Но одно я знаю точно: эрозия не остановилась и не исчезла. Память и личность Ктолли Ноты Сеньорис продолжают разрушаться даже сейчас, пока мы говорим, так?

– Мхм. Похоже на то. – Ктолли поймала бесконтрольно бьющиеся на ветру волосы и прижала к груди. – Эрозия сама по себе редкость, а эрозия у тех, кто ещё не достиг двадцати лет, это ещё более редкостная редкость, правильно? Когда эрозия началась у тебя, всё было так же?

– Ага. Ну, точнее, я так думаю. Сама я ничего об этом не помню, так что детали случившегося могут отличаться. – Итея улыбнулась, но Ктолли знала – это лишь маска. Итея всегда улыбается, когда хочет скрыть свои истинные чувства. – Ты уже давно меня знаешь. Так что ты знала и прежнюю Итею, верно? Весёлую, вечно встревающую в чужие дела и совершенно неспособную на откровенность с самой собой... У неё было хобби – писать всякую выдуманную всячину, и она не пропускала ни одного дня в своём дневнике... Такой была Итея Майз Вальгаллис. Я узнала всё это, когда прочла её дневник.

А, тогда, подумала Ктолли. Около двух лет назад. Итея, едва-едва ставшая полноценной феей-солдатом, внезапно заперлась на несколько дней в комнате, заявив, что простудилась. Должно быть, всё это время она отчаянно штудировала дневник. Сейчас, вспоминая, Ктолли подумала, что характер Итеи после тех дней немного изменился... А может, и нет. Сложно сказать. Тогда они не были особенно близки.

– Тяжело было?

– А то. Думала, что схожу с ума. Несколько раз даже хотела умереть. Но такой поступок не вернул бы владелицу этого тела... Настоящую Итею. Я могла искупить свой грех, то, что стёрла прежнюю жизнь, лишь одним способом... Продолжать существование Итеи Майз Вальгаллис так, чтобы никто не заметил. Во всяком случае, именно это я сказала себе, и каким-то образом до сих пор у меня получалось.

– Так значит, всё это время ты нас обманывала?

– Верно. Злишься?

“Злюсь ли я?” – спросила себя Ктолли. Она не чувствовала гнева или замешательства. “А, вот значит как”. Новость, на удивление, не вызвала никакого потрясения. Ктолли просто приняла услышанное как должное.

– Дневник, значит? – Она села рядом с Итеей. – Может, мне тоже стоит начать вести дневник.

– Ну, в твоём случае вряд ли получится скрыть происходящее. Меняется не только твоя личность, но и внешность.

А. Красный цвет волос, наверное, рано или поздно полностью вытеснит голубой. Действительно, такую перемену будет трудно скрыть от всех.

– Да и вообще, ты разве согласна на то, чтобы твою жизнь вместо тебя дальше жил кто-то другой? Не то чтобы я пыталась указывать тебе, как поступать, но ты правда хочешь, чтобы кто-то ещё ходил туда, куда ты всегда хотела пойти, побывал там, где ты всегда мечтала оказаться?

А. Это и правда не слишком-то приятно.

– Любые чувства, любые желания пойти куда-то или оказаться где-то тоже, наверное, исчезнут, верно? Так что тут не на что злиться. – Ктолли крепко обхватила колени. – ...А может, лучше умереть прямо сейчас, пока я ещё что-то помню.

– Это тоже вариант. Я серьёзно. Прямо сейчас в твоём сердце ещё есть что-то, за что можно держаться, то, ради чего ты можешь продолжать жить. Но вскоре всё это исчезнет. И, наверное, это окажется ещё тяжелее, чем ты думаешь.

– Верно... – Она уткнулась лицом в колени. Сидящая рядом девушка положила руку ей на плечо. – Итея?

– Тут ветрено и холодно, правда же? Может, температура моего тела и не так высока, как у Нефрен, но, надеюсь, хватит и этого.

– ...Хе, – с губ Кутори сорвался тихий смешок. – Спасибо. Ты очень тёплая.

– Вот и славно. Всё-таки моя жизнь на что-то сгодилась, да?

Неизвестно, что стало тому причиной – одно совпадение, наложившееся на другое, или же результат чьих-то намеренных действий, но эрозия со стороны её предыдущей жизни совершенно точно происходит и несёт явственную угрозу.

Она пожирает саму её сущность, разрушает сердце, похищает воспоминания, убивает душу... а потом, вспоминая себя, возрождённая душа её предшественницы постепенно захватит то, что останется от тела. Этот процесс совершенно не зависит от желаний владелицы предыдущей жизни.

Никакое чудо любви не спасло её.

А может, и спасло, но время почти на исходе.

Девушка по имени Ктолли Нота Сеньорис скоро исчезнет навеки.

– Ты скрываешь это от нашего техника?

– Да. Он будет тревожиться, если узнает.

– И что тут такого? Мне казалось, это твоя привилегия – заставлять его тревожиться.

– Может быть.

Ктолли уже думала об этом. Но если она расскажет ему, то всё оставшееся ей время будет видеть лишь его отчаянное, встревоженное лицо. Она хочет, чтобы он думал о ней. Но не хочет, чтобы её оплакивали. Не хочет быть трагическим персонажем.

– Я хочу, чтобы мы оба жили счастливо, пусть даже совсем немного... Наверное.

Ответ, похоже, не слишком-то впечатлил Итею.

– Звучит как реплика из какого-то низкопробного романа... Ну, хотя бы теперь я уверена, что ты и правда Ктолли.

Они переглянулись и обменялись горькими улыбками.

– Во всяком случае, больше никакого Яда, хорошо? – едва слышно сказала Итея. – Разумеется, я это я, а ты это ты. Мы обе феи, но в конце концов это значит лишь, что мы – обе заблудшие души умерших детей или кто там на самом деле. Мы семья, но в то же время мы совсем разные. Нет гарантии, что с тобой происходит то же самое, что случилось со мной. Но всё же, прислушайся хотя бы к этому совету.

– М-м, – Ктолли кивнула.

– И, разумеется, не прикасайся к Поднятому Оружию. Если хочешь остаться как можно дольше, то воздерживайся хотя бы от этого.

– М-м... Понятно. Спасибо, Итея.

– Кстати, ты так и не спросишь, а? Как меня зовут на самом деле или откуда я, или ещё что-нибудь?

Ктолли не видела смысла спрашивать.

– Ты тоже Итея. Весёлая, вечно встревающая в чужие дела и совершенно неспособная на откровенность с самой собой, – она легонько щёлкнула Итею по носу. – Наш дорогой товарищ, и, что важнее всего, член семьи. Ты непохожа на кого-то другого.

– Ха-ха-ха. Ну, тогда я рада.

Никогда нельзя доверять Итее, когда она вот так улыбается. В этом сходились все на складе фей. В конце концов, как можно доверять кому-то, кто постоянно улыбается, неважно, счастлив он, печален, зол или смущён?

Но несмотря на это, Ктолли вдруг подумала, что, может быть, просто может быть, иногда этой улыбке всё-таки можно доверять.

В уголке глаза Итеи, подсвеченная слабым, зыбким светом стоящей позади них лампы, блестела одинокая слеза.

3.2 Влюбленность девушки, любовь женщины

Виллему снился кошмар.

В этом кошмаре его учитель, Наврутри и император выпивали и веселились вместе. Каждый из них относился к противоположному полу на свой выдающийся лад, так что, разумеется, тема разговора быстро перешла на женщин. Учитель, в глубине души просто старый извращенец, делился своими размышлениями на тему сисек и попок. Наврутри, часто хваставшийся своими любовными похождениями во множестве городов, где он бывал (и, скорее всего, хваставшийся ничуть не привирая), рассказывал о невероятно прекрасной женщине, с которой встретился в Конфедерации Сыпучих Песков. И наконец, император, знаменитый своей привычкой лапать придворных дам (и получать за это нагоняи от императрицы), пространно распространялся о чистой и невинной прелести новой горничной. Его глаза заволокла мечтательная дымка.

Хочу сбежать отсюда...

Однако, стоило Виллему подумать об этом, как три руки схватили его за плечи.

– А теперь твоя очередь, – заявил Наврутри.

– Давай, выкладывай, – приказал учитель, пьяно улыбаясь.

– Кстати говоря, до меня дошли слухи, что недавно тебя застукали наедине с моей племянницей, – многозначительно протянул император, придвигаясь ближе.

Виллем попытался улизнуть под предлогом тренировки, но это не сработало. Его насильно усадили обратно и принялись вливать в рот выпивку. Вскоре сознание Виллема затуманилось, губы принялись шевелиться сами собой, и имена знакомых женщин одно за другим...

– Техник. Э-эй, техник. Почему ты спишь здесь?

Виллема Кмеча, техника второго класса, разбудил звук голоса. Чтобы оценить ситуацию, ему хватило быстрого взгляда по сторонам. Первым, что он увидел, оказалась кипа беспорядочно сваленных бумаг. Вторым, что он увидел, оказалась кипа беспорядочно сваленных бумаг. Справа, слева, спереди, сзади – повсюду взгляду открывалась одна и та же картина. Иначе говоря, он в архиве склада фей.

– В комнате тебя не было, так что я заинтересовалась, где тебя носит... и подумать только, нашла именно здесь.

– ...Итея? – Рядом стояла девушка с каштановыми волосами, подбоченившись и несколько недовольно взирая на Виллема.

– Ага, Итея Майз Вальгаллис собственной персоной. Короче, если не поторопишься в столовую, останешься без завтрака.

– Понятно... – Прошлой ночью его посетила идея наконец разобрать завалы в архиве. Но, как и следовало ожидать, задача оказалась чересчур тяжела. Он потерял счёт не только бумагам, но и времени, и в какой-то момент, видимо, просто отключился, уснув на диване. – Ну, голодать и правда не стоит.

Виллем уселся, и долю секунды спустя на пол скатилась невысокая сероволосая девушка.

– ...Ай. – Придя в себя, она приняла сидячее положение.

– А, а я-то думал, откуда тут взялось тёплое одеяло.

– Сейчас холодно, и я не хотела, чтобы ты простудился.

Разумно. Виллем почувствовал благодарность.

– Спасибо... Но как вышло, что ты тоже уснула со мной на диване?

– Сейчас холодно, и я не хотела, чтобы ты простудился.

На этот раз слова уже не звучали так разумно, и Виллем не ощутил особой благодарности.

– У Коллон со вчерашнего дня температура, а у Тиат и Альмиты насморк. Ты тоже можешь заболеть, если будешь неосторожен, – добавила Нефрен.

– Мне приятно, что ты заботишься обо мне, но когда ложишься спать, делай это в собственной комнате, – он слегка щёлкнул её по лбу.

Тихо стоявшая в стороне Итея наблюдала за ними с подозрением.

– Такое впечатление, что все эти разговоры должны звучать очень неприлично, но почему-то этого не происходит.

– Значит, ты ещё не окончательно испорчена.

– Я, наверное, должна сейчас обрадоваться? – спросила Итея. – Кстати, Нефрен, тебе действительно по душе роль домашнего животного?

– Моральная поддержка важна.

– Понятно, – Итея кивнула.

– ...Ну, поторопись, пора завтракать. – Виллем потянул до сих пор полусонную Нефрен за собой.

– О, между прочим, господин техник, как там у вас с Ктолли?

– В смысле?

– А, ну, типа, как оно, когда тебя так упорно стараются охмурить. Приятно, небось?

– Не буду отрицать, но твоё любопытство излишне.

– Охо-хо, – Итея, похоже, удивилась. – Так значит, её усилия дают результат?

– Ну, я же всё-таки нормальный молодой мужчина. Она, конечно, ещё чуточку чересчур молода, но разве найдётся в мире парень, которому совершенно безразлично внимание красивой девушки? Но пусть даже она и заставляет моё сердце биться чаще, принять её чувства я не могу. Потому и пытаюсь оттолкнуть от себя.

– Хм-м?

Что я несу? Похоже, тот странный сон ещё не до конца выветрился из головы и теперь заставляет его болтать всякую чепуху. Продолжать в том же духе может быть опасно, так что Виллем замолчал.

– Не говори ей, – добавил он со вздохом.

***

– Говорят, ты спал с Нефрен?

Когда Виллем шагал по коридору, кто-то внезапно схватил его за ухо и принялся допрашивать. Превозмогая боль, он обернулся посмотреть, и разумеется, за его спиной стояла девушка с голубыми – нет, красно-голубыми волосами. В недовольном взгляде Ктолли таились искры гнева. Выглядело это... как бы это сказать... жутковато.

– Да почему все придают этому такое значение... – Он похлопал по вцепившейся в ухо руке, призывая отпустить. – Не делай из мухи слона. Взрослый и ребёнок переночевали под одним одеялом, что такого?

– Тебе рановато зваться взрослым.

– Просто на вид я кажусь моложе, а вообще-то со дня моего рождения прошло больше пятисот лет.

– Я знаю. А ещё я знаю, что все эти пятьсот лет ты спал. Так что убери-ка эту ухмылочку с лица, отговорка не сработает.

Ай. Виллем рассчитывал, что сможет выкрутиться.

– Впрочем, не думаю, что ты стал бы приглашать её спать с тобой, а значит, Нефрен поступила так по собственной инициативе, но...

Очевидно.

– Это всё равно не оправдание. Ты же, помнится, хвастался, что пережил множество опасностей, так почему же не заметил, как она прижимается к тебе? Куда делась твоя способность увернуться от кинжала не просыпаясь?

– Это совсем другое дело. Я могу почувствовать врагов. Но незачем опасаться тех, кто не питает злых намерений, правда же?

– Ладно, а если бы это была Найглато? Как бы ты поступил?

– Выкинул бы её в окно в два счёта, – немедленно, не раздумывая ответил он. Очевидный ответ. Только самоубийца может решиться подпустить так близко тролля, не скрывающего своих плотоядных намерений.

– Видишь? А к Нефрен ты относишься иначе.

– Да-нет-же-говорю-же-она-может-и-не-враг-но-я-всё-равно-почувствовал-бы-приближение-угрозы-я-же-не-хочу-умереть-ты-же-понимаешь-в-любом-случае-можно-сказать-что-Найглато-опасна-в-широком-смысле-слова...

– Твои оправдания звучат ещё подозрительнее, когда ты вот так тараторишь.

– ...Ну что мне ещё сказать... – Виллем поник.

– Задам ещё один вопрос. Как бы ты поступил, если бы вместо Нефрен оказалась я?

– Ну разумеется... – Он на мгновение задумался. Нужно ответить осторожно, иначе в будущем не оберёшься проблем. Особенно если она решит проверить на деле. – ...Разумеется, прогнал бы тебя прочь.

Виллем ожидал, что Ктолли рассердится и скажет что-нибудь вроде "Почему это Нефрен можно остаться, а мне нет?"

– Хмф. – Недовольное выражение по-прежнему не покидало её лица, но она больше не расспрашивала и отпустила его ухо. – Веди себя прилично. Ты же не хочешь, чтобы младшие феи нахватались у тебя дурных привычек, правда?

– Д-да?

Ктолли пихнула его в спину и, чуть ли не пританцовывая, пошла прочь по коридору.

Чего? Огорошенный Виллем провожал её взглядом, не понимая, что случилось.

Он привык иметь дело с девочками, но не с женщинами. И совершенно не знал, как обращаться с девушками, находящимися на грани между девочкой и женщиной. Не знал пятьсот лет назад, не знает и сейчас.

Но одно он смог понять.

– Она совершенно не щадит себя...

Разумеется, он не смог бы внятно сказать, почему решил так. Поведение Ктолли на первый взгляд казалось самым обычным. И всё же Виллем был уверен в своих ощущениях.

***

В комнате Найглато проходило очередное собрание управляющих складом. Три вида варенья соседствовали с тарелкой, полной свежеиспечённых лепёшек, чайник энергично свистел на огне.

– ...Коллон стало лучше? – спросил Виллем.

– Расслабляться рано. Температура начала снижаться, но всё ещё повышена. Завтра я отправлюсь в город за лекарствами.

– Ясно... Если посреди ночи покажется, что у неё кошмар, положи это под подушку, – сказал он, выкладывая на стол металлическую пластину размером примерно с ладонь. Просто старый кусок металла совершенно обычного вида.

– Что это?

– Древний Талисман, предназначенный отгонять вызванные болезнями кошмары. Сам по себе он не имеет расовых ограничений, и его не нужно активировать магией. Просто положи под подушку, и он заработает автоматически.

– ...Я и не знала, что у тебя есть такая полезная штука.

– Ну, у меня её и не было... Это часть здешнего оборудования.

Найглато приподняла брови.

– Постой-ка. Если это часть оборудования, то почему я впервые о нём слышу? И я представить себе не могу, что нам могли выделить средства на покупку такого дорогого предмета. Талисман без расовых ограничений, да ещё и не имеющий боевого применения.

– Ты знала, что он здесь, просто не знала, что он делает. – Виллем щёлкнул по пластине пальцем. – Он был в самом центре клинка Сеньориса.

– Э?

– Я ведь рассказывал, разве нет? Карильоны состоят как минимум из двадцати трёх Талисманов, собранных и соединённых воедино магическими линиями. То есть, отсоединив линии, можно получить как минимум двадцать три разных Талисмана. Сеньорис, между тем, состоит из сорока одного.

– ...Сеньорис?

– Остальные сорок практически бесполезны, так что я оставил их в хранилище. Всякая ерунда вроде "защита ногтей рук от глубоких порезов немагическими клинками" или "жужжание, когда владелец называет себя не своим истинным именем".

– Верни его сейчас же! – Найглато ударила кулаком по столу. Чашки зазвенели, но, на удивление, ни капли чая не пролилось. – Что такое, по-твоему, Карильоны, то есть – Поднятое Оружие? Это буквально единственная причина, по которой Регул Айр ещё существует! А Сеньорис – важнейший и ценнейший из всех мечей!

– Знаю, знаю, – кивнул Виллем. Фактически, скорее всего, он лучше кого бы то ни было из живущих в эту эпоху понимает, что такое Сеньорис. И в хорошем, и в плохом смысле, но...

– Тогда ты должен понимать, разве нет? Нельзя разбирать меч просто ради того, чтобы получить полезный Талисман! Умей расставлять приоритеты!

– А я-то думал, к чему это всё, – он усмехнулся. – Разумеется, спокойный сон Коллон важнее судьбы этого мира.

– Это противоречит самому смыслу существования склада!

– Ну ладно, ладно, я лишь отчасти серьёзен. Я же не полный идиот. На ближайшее время не предсказано никаких нападений, и в любом случае носитель Сеньориса не сможет пользоваться им сейчас. Какое-то время ему так или иначе пришлось бы без дела пылиться в хранилище.

– Да не в этом дело... – Найглато глубоко вздохнула. – Ладно, неважно. Если никто не узнает, то и проблем не будет, да и я тоже хотела бы, чтобы Коллон поскорее поправилась... Потом соберёшь всё обратно, как было?

– Ну конечно. Ты всё так же способна в конце концов разобраться во всём и понять. Мне нравится эта твоя черта.

– Обойдусь без комплиментов. Сейчас я переживаю приступ презрения к себе. – Найглато несколько раз тряхнула головой и отхлебнула из чашки. Это, похоже, помогло ей успокоиться. – Кстати, тот Талисман всё ещё при тебе? Ну тот, которым ты пользовался после пробуждения... Переводчик.

– Прямо тут. – Виллем похлопал себя по груди. – Но я перестал им пользоваться после того, как выучил всеобщий язык. Он передаёт точную мысль говорящего, минуя посредничество языка, так что детали сказанного теряются в процессе перевода.

– Я вот думаю, разве ты не смог бы разом расплатиться с долгами, если бы продал его?

– Ну, технически это одно из сокровищ, которые в тот день нашёл Грик со со своей командой. Так что я просто одолжил его на время и однажды должен буду вернуть.

– Но ведь изначально он принадлежал тебе, разве нет?

– Ну, по такой логике я мог бы объявить своими и некоторые из здешних Карильонов. Самые мощные я использовать не могу, но перепробовал многие из обычных. Кстати, что насчёт меча для Тиат?

– По-прежнему изучаем варианты. Пока что наилучшую совместимость даёт Игнарео.

– Этот тоже не особо выдающийся. Ну, полагаю, оно и к лучшему.

– Точно. Разумеется, с точки зрения своей должности я не должна особо радоваться этому, так что мои чувства несколько запутанны.

Пользоваться Карильонами могут лишь Герои.

Герои. Те, кто обладает великой силой. Те, кому переданы по наследству утерянные знания. Те, кто с самого рождения подвергается тяжким ударам судьбы. Те, кто предан своему долгу сердцем и душой. Лишь те немногие, чья биография способна убедить любого в том, что они достойны обладать непомерной силой, способны овладеть ею.

А если кому-то подвластен лишь обыкновенный меч, то это значит, что в нём слаба необходимость сражаться. Это значит, что ему не нужно посвящать свою жизнь таким глупостям как судьба, трагедия или долг.

– Кстати, ты знал? Тиат говорила, что хочет такой же сильный меч, как Сеньорис... Что хочет стать сильной и способной заменить Ктолли.

– Я прекрасно понимаю её чувства, но, похоже, этому не бывать, – сказал Виллем, криво улыбаясь и протягивая руку за собственной чашкой. Он сделал глоток. Чай казался чуть более горьким, чем обычно. Виллем не был тонким знатоком, но предположил, что Найглато поменяла заварку или что-то в этом роде. – Не так-то просто получить одобрение клинка. Вот поэтому я и здесь.

Повисла пауза. В попытке заполнить её Виллем заговорил на внезапно пришедшую в голову тему: его утренний разговор с Ктолли. Когда он закончил излагать произошедшее, Найглато расхохоталась.

– Я вроде бы не шутил.

– З-знаю, знаю, потому и смеюсь, – голос Найглато подрагивал от непрерывного смеха. – Ты и правда можешь быть таким глупым, хотя, казалось бы, всё ухватываешь.

– Не понимаю...

– Она обрадовалась твоим словам о том, что ты повёл бы себя с ней так же, как и со мной, – объяснила наконец успокоившаяся Найглато, утирая выступившие на глазах слезинки.

– С чего бы ей радоваться тому, что к ней относятся так же, как к троллю?

– Я её самая опасная соперница. Но раз ты относишься к ней так же, как и ко мне, значит, считаешь взрослой, правильно?

– А, вот оно что. – Виллем взял лепёшку, намазал абрикосовым вареньем и запихнул в рот. Сладость отчасти ослабила горькое послевкусие чая. Задумка Найглато впечатлила его. – Постой... Соперница?

– Долго же до тебя доходило.

– Мне понадобилось время, чтобы осознать это внезапное откровение. Но почему? Ктолли думает, у нас с тобой может завязаться роман, или что?

– Ну, в деталях не совсем так, но в целом да.

– Вот как. Теперь, кажется, понимаю. – Он прожевал лепёшку. – Ну да, ты и правда единственная взрослая женщина на складе... Полагаю, с точки зрения девушки её возраста это естественная мысль.

– Хм-м... Может и так, но кое в чём я должна тебя поправить.

– В чём же?

– Не только "с точки зрения девушки её возраста". С моей точки зрения тоже.

Виллем не сразу понял, что она имеет в виду. Он машинально отхлебнул чая.

– Я весьма высокого мнения о тебе.

Виллем поперхнулся. Чай пошёл не в то горло.

С улыбкой наблюдая, как Виллем корчится и откашливается, Найглато, подперев руками подбородок, продолжала:

– Я была бы не прочь сойтись с кем-то вроде тебя. Я серьёзно. У тебя вполне многообещающее будущее. Ты постоянно дурно говоришь о троллях, но в душе очень добрый, и мы уже знаем, что уважаем профессии друг друга. Ты любишь детей, у нас похожие вкусы, мы оба неотмеченные, и на лицо ты не так уж и плох. Кроме того, похоже, сможешь справиться с моим отцом, когда он перепьёт. А сверх прочего – ты очень аппетитно выглядишь. Видишь? Идеальный кандидат.

– Так, а ну стоп. По-моему, под конец затесалось несколько странных причин.

– То есть начало списка возражений не вызывает?

Нет... Точнее, проблема не в этом, но Виллем не сумел подобрать правильные слова для возражения.

– Кроме того, говорят, огры – это подвид Эмнетуайт, так что наши расы, наверное, очень близки. А значит, возможно, у нас с тобой вполне могут быть дети, твои наследники. И я не могу представить более веской причины для того, чтобы ты продолжал жить, чем твои собственные дети. И если бы я смогла сделать так, чтобы через пять или десять лет ты стал счастлив, это принесло бы счастье и мне. Вот главная причина, по которой я была бы не против сойтись с тобой.

Виллем не мог со всей искренностью принять её слова. Однако одно он понимал очень ясно: Найглато не шутит. Её игривый тон и шаловливое выражение лица – лишь попытка скрыть настоящие чувства.

– Ну, прямо сейчас для меня важнее счастье Ктолли, и какое-то время я не намерена ничего предпринимать. Тем не менее, вот почему Ктолли так беспокоится из-за меня. Теперь понимаешь?

– Позволь я задам один недостойный вопрос. – Виллем выдохнул, чувствуя презрение к самому себе.

– Какой вопрос?

– Могу я сделать вид, что не слышал этих твоих слов?

– И правда недостойно. Но я не против, – хихикнула Найглато.

Она ничем не выказала, что вопрос Виллема задел её, но всё же он больше не решился взглянуть ей в глаза.

3.3 Нестареющий сердцем ящер

Всех жителей мира можно разделить на две категории: те, с кем можно расслабиться за чашечкой чая, и все остальные.

Виллем находился на Шестьдесят Восьмом Летающем Острове, в городе, в закусочной, куда часто захаживал. Ликантроп-хозяин, похоже, до смерти перепугался, но Виллем мог лишь посочувствовать ему. Потом нужно будет извиниться, а пока бедняге придётся потерпеть.

– Они тут не подают чай, так что я понятия не имею, что заказать... – протянула Найглато, изучая меню.

– Мне минеральной воды, – заявил гигантский рептилоид, восседая на слишком маленьком для его непомерного туловища стуле.

– А... А мне кофе, – сказал Виллем.

– Тогда и мне тоже... И ещё немного еды, ладно? – не ожидая ответов остальных, Найглато подозвала хозяина, перечислила заказы и даже добавила под конец совершенно ненужную шутку: – Если не поторопишься, я тебя съем.

Шерсть хозяина встала дыбом, он явственно побледнел, хотя, казалось бы, волосы полностью скрывали его лицо.

– Эй, незачем было ему угрожать.

– Я и не угрожала. Просто маленькая миленькая шуточка для бодрости, – возразила Найглато.

– Так, с меня довольно. Тут за углом книжный магазин, и сегодня ты наконец купишь себе толковый словарь.

– Что у тебя за навязчивая идея?

– Просто пытаюсь тебе помочь.

Наблюдая за их перепалкой, Лаймскин приоткрыл рот и издал смешок.

– Я вижу, вы двое прекрасно ладите.

– Вовсе нет, – ответил Виллем.

Чтобы научиться здравому смыслу, первым делом нужно уметь определять то, что здравому смыслу противоречит. А значит, кто-то должен находиться при этой троллихе, поправляя её и наставляя на путь истинный. Просто так случилось, что Виллем оказался единственным подходящим на эту роль, так что ему приходится её играть. Вот и всё, ничего более.

– ...Ну да ладно, так к чему это наше маленькое собрание? Полагаю, ты вызвала этого ящера сюда не за тем, чтобы он мог насладиться отпуском в нашей компании.

– О? Ты сумел определить, что я здесь по неофициальному делу?

– Это определил бы любой с первого взгляда.

Если подумать, Виллем довольно часто встречался с Лаймскином. На вершине Башни Галакта Двадцать Восьмого Острова. Гавань Шестьдесять Восьмого Острова. Штаб Крылатой Стражи в Корна ди Люче. И всё это время рептилоид носил свою (вероятно, пошитую на заказ) армейскую униформу. Гигантское тело, облачённое в формальный костюм, производило на Виллема сильное впечатление.

Но его сегодняшний наряд...

– Сейчас что, модно такое носить?

– Костюм подобрала моя дочь. Меня он также вполне устраивает.

– ...Ясно.

Наряд выглядел, мягко говоря, непринуждённым. Ящер надел кожаный жилет поверх простой льняной рубашки. Плечи украшали несколько декоративных нашивок, популярных среди молодых орков. Всё вместе в сочетании с молочно-белым цветом кожи, точнее чешуи Лаймскина, производило поистине неуютное впечатление. Временами Виллему казалось, что он способен ухватить общую идею этого костюма, но временами... нет. Просто нет.

– Она вся в мать, очаровательные чешуйки и такое милое личико.

– Я не спрашивал...

Виллем не знал даже, что Лаймскин отец. Но если ящер намерен хвастаться своей дочерью, то лучше бы ему приготовиться к ответной похвальбе. Ну, дочери Виллема, может, и не родные ему по крови, и он не собирался сравнивать внешность фей и ящеров, но всё же не сомневался, что победа останется за ним. Однако Виллем решил смолчать, не желая так далеко и надолго отклоняться от темы.

– Виллем, по тебе прямо видно, как сильно ты хочешь похвастаться собственными дочерьми, – указала Найглато.

– Как командующий, ответственный за недавнее поражение, я был отстранён. Какое-то время я не смогу носить униформу.

– Не слишком-то суровое наказание.

Под поражением, разумеется, имеется в виду битва, в которой был потерян Пятнадцатый Остров. Сравнивая тяжесть потери и незначительность наказания, Виллем заключил, что Лаймскина отстранили исключительно для проформы. Неизвестно, перед кем соблюдается видимость наказания – перед остальной Крылатой Стражей или перед гражданскими, но отсутствие серьёзных последствий, должно быть, означает попытку сохранить подробности случившегося в секрете.

Организации подобны живым организмам. И чем крупнее становится такой организм, тем больше бессмысленных и лишних действий ему приходится совершать для поддержания собственного существования. Похоже, в этом плане за пятьсот лет мало что изменилось.

– Я не нуждаюсь в твоём сочувствии. Воину временами нужен отдых. Я наслаждаюсь своим отпуском.

Об этом Виллем мог догадаться и сам. Старик (по крайней мере, Виллем предполагал, что Лаймскин стар) весьма очевидным образом радовался возможности расслабиться и одеться неформально.

Найглато откашлялась.

– Давайте всё же перейдём к делу.

А. Виллем уже и забыл, что они собрались здесь для серьёзного разговора, хотя и завёл речь об этом первым.

– Первым делом я хочу обсудить, как дальше быть с Ктолли. Её нынешнее состояние беспрецедентно.

– Хм.

Когда заговорила Найграт, им наконец принесли их заказ. Посуда на отчётливо подрагивающем в руках хозяина подносе громко позвякивала. Одна чашка вонючей минеральной воды, две чашки кофе и тарелка бутербродов с толстыми кусками бекона.

– Феи считаются оружием, так что официальной процедуры отставки или увольнения не предусмотрено. По документам Ктолли до сих пор фея-солдат, даже при том, что теперь она больше не фея. Я бы хотела, чтобы торговая компания и армия отозвали её с боевой службы.

– Так то, что она больше не фея, – правда ?

Вопрос Лаймскина понятен. Мало кто способен с ходу поверить в то, что возможно внезапно сменить собственную расу. Виллем и сам до сих пор с трудом уживался с этой мыслью. Однако...

– Мы проверяли много раз, и результат всё тот же.

Когда это утверждает та, кто первой обнаружил это, та, кто должен сильнее всех сомневаться в результате и тщательнее кого бы то ни было всё перепроверять, места для сомнений не остаётся. Здравому смыслу придётся выйти погулять.

– Нельзя ли как-нибудь изменить саму систему? Очевидно, она неспособна справиться с нынешним положением, – спросил Виллем.

– Для таких перемен нужно время. Возможно, годы. А если за это время она получит приказ вступить в бой, все усилия пойдут прахом.

– Я в некоторых пределах могу повлиять на приказы, – заметил Лаймскин.

– Хорошо. Тогда я прошу вас оказать это влияние до тех пределов, до каких только возможно. Я хотела попросить вас лично, поэтому и пригласила сюда.

– Как солдат я не могу исполнить эту неправомерную просьбу, – сказал Лаймскин, отпив минеральной воды.

Невзирая на молодёжный наряд, он излучал солидность и достоинство, словно мудрый старец. Виллем задумался, сколько же Лаймскину лет. Большая разница в размерах рептилоидов вызвана тем, что возраст, при котором рост останавливается, различен у разных представителей расы. Учитывая, насколько огромен Лаймскин, он наверняка рос много лет. А ещё он носит звание Первого Офицера и, судя по всему, имеет дочь, так что наверняка прожил очень много.

– Однако в данный момент я просто гражданский на отдыхе. И в таковом качестве принимаю эту просьбу от всего сердца.

– Благодарю, – Найглато облегчённо выдохнула.

Сейчас она, сидящая рядом с Виллемом, почему-то выглядела более зрелой, чем обычно. Играя на складе с маленькими феями, она производила совсем другое впечатление и казалась кем-то вроде старшей сестры или молодой матери.

– ...Кстати, слушая ваш разговор, я кое о чём подумал... – Виллем не особо любил способы, которыми решают проблемы взрослые, и не особо умел действовать так. Но то же самое, вероятно, верно и для его собеседников, так что Виллем решил, что сейчас не время об этом беспокоиться. – Великий Мудрец. Как он связан с армией?

Плечи Лаймскина чуть дрогнули.

– Он почётнейший советник Крылатой Стражи. Формальной властью он почти не обладает, но его слова имеют огромный вес.

– Идеально. Тогда сообщите командованию так, чтобы дошло и до этого почётнейшего советника: "Техник зачарованного оружия второго класса избрал фею-солдата Ктолли Ноту Сеньорис в качестве редкого экспериментального образца для изучения таинственной природы лепреконов".

Найглато непонимающе заморгала.

– Экспериментального образца? Ты о чём?

– Техник зачарованного оружия должен проводить исследования, верно? А значит, разумеется, я имею право запрашивать необходимые для исследований ресурсы. Да, конечно, это звание просто видимость и всё такое, но запрос я всё же могу отправить. А если его одобрят, то это хотя бы на какое-то время обеспечит Ктолли иное отношение, нежели остальным феям.

– Это если запрос одобрят. Кроме того, Великий Мудрец, это разве не тот, из легенд о создании Регул Айра? Почему ты вдруг заговорил о нём?

– Он мой старый приятель. Нам не привыкать к смехотворным просьбам друг друга.

Найглато посмотрела на Виллема как на сумасшедшего. Похоже, она не верит. Ну, не то чтобы Виллему нужно было её убеждать.

– В чём именно будет заключаться эксперимент? – спросил Лаймскин.

– Наблюдение за тем, как отстранение от боевой службы влияет на процесс восстановления от разрушения личности. В случае необходимости могут быть применены специальные медикаменты. Так и передайте.

– ...А на самом деле?

– Просто позволить ей жить спокойной, нормальной жизнью, без битв. Ну и заодно выбьем дополнительные средства на продовольствие.

– И если этот план достигнет ушей Великого Мудреца, путь откроется? – спросил Лаймскин в своих привычных странных выражениях.

– Верно.

Тогда, во время разговора на Втором Острове, различия между Виллемом и Великим Мудрецом стали очевидны. Великий Мудрец – хранитель Регул Айра и действует из соображений долгосрочного блага для Островов в целом. И ради этого он отбрасывает эмоции, рассматривая фей как всего лишь оружие против Зверей. Не будь он способен на это, Регул Айр давным-давно бы погиб. Виллем понимал и уважал его выбор, но сам ни за что не смог бы поступить так.

С точки зрения Великого Мудреца, Ктолли, пусть и носитель Сеньориса, но всё же лишь одна из многих фей и не заслуживает особого отношения. Для дальнейшей защиты Островов нужна система, способная в долгосрочной перспективе поддерживать свою боеспособность. Как предвидел Виллем, Великий Мудрец, получив его запрос, сочтёт, что нет никакой нужды вкладывать столько средств в одну-единственную фею, да ещё и, скорее всего, лишившуюся способности сражаться.

– Он всегда подходит к делу очень ответственно. Какая бы проблема не вставала перед ним, он всегда находит наилучшее решение и исполняет его, даже если лично ему оно не по душе. Так что самый верный способ добиться, чтобы он выбрал нужный вариант – придать этому варианту дополнительную ценность в его глазах. Если именно я попрошу его разрешить мне позаботиться о Ктолли, он, скорее всего, согласится. Ведь тогда я буду ему должен, а он вряд ли упустит такой шанс.

– ...Э? Ты что, не шутил? Вы и правда старые приятели?

Игнорируя Найглато, Виллем продолжал:

– Основные проблемы – это странное поведение Ктолли в последнее время и недостаток наших сил без неё. На Итею и Нефрен ляжет слишком тяжёлый груз... – он запнулся, не желая продолжать. – ...Нужно как можно скорее привести Тиат в боеготовность.

– А, кстати, – Найглато помрачнела и подняла руку. – Сегодня утром пришло сообщение от торговой компании Орландри. Экспедиция на поверхность была атакована крупным Зверем, и “Саксифрага” потерпела крушение.

– А?

– Хм... – выражение лица Лаймскина тоже омрачилось... наверное. – Воины сражались достойно?

– Нападение произошло вечером, перед самым взлётом. Они успешно отразили атаку, и, к счастью, обе остались целы и невредимы, хотя и выдохлись. Но, к несчастью, теперь они не могут покинуть поверхность. Ситуация тревожная, – объяснила Найглато.

– Понятно. Полагаю, это значит, что мы должны отправить за ними пару крыльев? – спросил Лаймскин.

– Видимо. Но найти крупный корабль, способный спуститься к поверхности, будет непросто. Потребуется время на подготовку.

– Как пытаться пробить чешую дракона иглой, да? Надеюсь, они выстоят.

Виллем понятия не имел, с чего эти двое вдруг заговорили о какой-то экспедиции. Вроде бы только что речь шла об оставшихся боеспособных феях. При чём тут экспедиция торговой компании? Он ничего не понимал.

– Так, постойте-ка. Объясните, о чём вы.

Тролль и рептилоид обернулись к нему.

– Объяснить? Что именно?

– С чего вы вдруг заговорили про экспедицию к поверхности? Ну, то есть, здорово было бы найти ещё один Карильон, но это ничем не облегчит положение Итеи и Нефрен.

– С чего? – Найглато, похоже, не понимала вопроса. Она на мгновение задумалась.

Ну, Найглато иногда вдруг начинает вести себя странно, так что Виллем, в общем-то, привык, но сейчас не время и не место для этого.

– А! Я поняла. Точно-точно. Ты же всего месяц как с нами, – Найглато весело хихикнула. – Я так привыкла к постоянному обществу нашего неуклюжего и безнадёжного папочки, что совсем забыла.

– Эй, а ну возьми назад эти слова про неуклюжего и безнадёжного.

– То есть ты не против зваться папочкой?

– Просто отвечай. О чём вы двое говорите?

– Хм-м, посмотрим... Сколько полноценных фей-солдат сейчас на складе, как ты думаешь?

– Трое, не считая Ктолли. Исключая не обладающую мечом Тиат – двое.

– Неправильно. Пятеро. Итея, Нофт, Нефрен, Рантолк и наконец Тиат.

Виллем уставился в потолок и задумался.

– Два имени мне неизвестны. Где они прятались всё это время?

– Ты мог бы уже и понять по нашему разговору. Там, – Найглато указала вниз.

На столе, куда уткнулся её палец, ничего не было. Под столом, разумеется, тоже ничего. Своим жестом она указывала гораздо, гораздо дальше. Виллем схватил один из бутербродов Найглато, затолкал в рот, прожевал, проглотил и наконец облёк в слова тот вопрос, что первым пришёл в голову.

– Вы серьёзно?

И сразу понял, что да.

Тролль и рептилоид дружно кивнули.

3.4 Серые дни в серых землях

Тем временем внизу, на поверхности, всё произошло именно так, как Найглато рассказала Виллему и Лаймскину. Исследовательский корабль “Саксифрага” был атакован Зверем и потерпел крушение.

Зверь явился во время яростной пыльной бури. Издалека его силуэт напоминал человеческий – торс, голова, конечности. Но, присмотревшись поближе, любой бы забыл все мысли о сходстве. Гигантское тело размером с дом. Покрывающий всё тело тёмно-красный панцирь. И сквозь щели в нём виднеются бесчисленные глаза.

Искажённый и поглощающий Четвёртый Зверь. Легитеймитат.

Как и в случае с прочими Зверями, причины его поступков неизвестны. Всё живое просто-напросто пытается выжить, и в узком, и в широком смысле этого слова. Узкий смысл означает выживание отдельной особи, широкий – своего вида. Все примитивные инстинкты, вызывающие желание есть, спать и производить потомство, так или иначе связаны с двумя этими целями. Все живые существа рождаются, живут и умирают, подчиняясь этим желаниям.

Но, похоже, в случае Зверей это не так.

О том, как они воспроизводят себе подобных, известно мало, но собственное выживание, судя по всему, их мало заботит. Они желают лишь убивать и готовы жертвовать ради этого всем, в том числе и собственными жизнями.

Их разум содержит лишь одну цель, остающуюся неизменной на протяжении более чем пятисот лет: уничтожать всё живое. Или разрушать всё, что движется. Возможно, они даже не утруждаются тем, чтобы разделять первое и второе.

Легитеймитаты – одни из чаще всего встречающихся на поверхности Зверей, но они известны и как сравнительно малоопасные. Они ищут жертву, полагаясь на звук и движение. Если застыть на месте и заткнуть рот, едва завидев Зверя, а после медленно поползти прочь, то есть шанс спастись. Вот почему Четвёртые звери считаются не слишком опасными. Все копатели знают это, и все члены экспедиции перед отправлением на поверхность получили подробный инструктаж.

Несмотря на это, при появлении Легитеймитата поднялась паника.

Члены экспедиции пытались спастись бегством, но Зверь тут же настигал их и рвал на части. Вопли и фонтаны крови лишь сильнее разжигали панику, что вело к новым и новым жертвам.

Но это, однако, было лишь началом.

В это время Механик Первого Класса, руководивший экспедицией, находился на борту приземлившейся “Саксифраги”. Увидев через иллюминатор развернувшуюся бойню, он с воплем бросился на мостик. Угрожая пилотам церемониальным мечом, он отогнал их и попытался собственноручно запустить магический реактор и взлететь.

Легитеймитаты ищут жертву, полагаясь на звук и движение.

Грохот разгорающегося реактора достиг ушей Зверя почти мгновенно. Гигантское, размером с небольшой холм тело монстра бросилось вперёд с невероятной скоростью, после чего Легитеймитат, высоко подняв обе руки, нанёс взлетающему кораблю сокрушительный удар. Окрестности огласил громкий скрежет сминаемого металла, и броня разорвалась, словно ткань. С неба посыпался балласт. Корабль, едва успевший оторваться от земли, жестоко тряхнуло, и он раскололся.

Вскоре двое лепреконов наконец появились на поле боя и стремительно прикончили Зверя, положив конец суматохе почти так же быстро, как та началась. Всего погибло восемнадцать членов экспедиции – почти половина первоначального состава. Также погибли все лошади, взятые для транспортировки грузов. И, что ещё хуже, рухнувшая “Саксифрага” больше никогда не сможет подняться в небо.

***

Солнце опустилось за горизонт.

Силы каждого в экспедиции были на исходе.

От воздушного корабля осталась лишь груда обломков. Примерно половина выживших, не зная, чем занять себя, забилась в палатки в попытке забыться сном. Остальные разожгли костёр и сидели вокруг, ничего не делая.

– ...Прекрасная работа, юные леди, – сказал боргл, держа над огнём шампур с мясом. Пламя мягко потрескивало, облизывая ломти конины. – Обычно в таких случаях гибнут все до последнего. Просто чудо, что выжило так много. Лучше смотреть на всё с такой точки зрения – многие спаслись, а не многие погибли.

– Разве это спасение? – пробормотала Нофт, кутаясь в одеяло и глядя на огонь. – Без корабля нам не вернуться на Регул Айр.

– Мы отправили наверх послание. Нужно лишь немного продержаться, и помощь придёт.

– Продержаться, значит. – Она оторвала зубами кусок мяса со своего шампура. – Теперь мы не сможем прятаться в небе по ночам. Мы круглыми сутками прикованы к земле. Может, одного или двух удастся одолеть, но если гостей придёт больше, мы с Ран не справимся вдвоём.

– Ну, ну, к чему такой пессимизм. По крайней мере, Четвёртого мы вряд ли скоро увидим, – проговорил Грик, поворачивая шампур над огнём.

– Это почему?

– Легитеймитаты стараются держаться подальше друг от друга. А значит, там, где появился один Четвёртый, других, скорее всего, нет.

– Впервые слышу, – Нофт удивлённо раскрыла глаза.

– А для нас, копателей, это практически азы. Остальные Звери не так подвижны, так что если не покидать этого места, риск минимален. Ну, конечно, это ещё не повод для излишнего оптимизма.

– Хм-м... – Нофт, впечатлённая новыми знаниями, обернулась к соседке. – Ты знала про это, Ран?

Тишина. Голубоволосая девушка продолжала сидеть неподвижно, завернувшись в одеяло и пристально следя за пляшущими языками пламени.

– ...Что это с ней? Устала? – спросил Грик.

– Не-а, она вечно такая, когда о чём-то задумается. Уходит в себя и перестаёт реагировать на всё вокруг.

Нофт взяла шампур с мясом и, убедившись, что оно горячее, запихнула кусок прямо в рот Рантолк.

– А-а?! – Похоже, сработало. – Пфа-агх! – Последовал момент полного замешательства, после чего щёки Рантолк густо покраснели. Горячо-горячо-горячо-горячо! Она замолотила руками и ногами под одеялом, словно издавая безмолвный крик, но всё же не пыталась выплюнуть источник проблемы.

– Не надо так погружаться в мысли во время еды. Как Найглато постоянно твердит тебе: прояви уважение к пище и не отвлекайся от неё, – наставительно произнесла Нофт, нанизывая на шампур ещё один кусок мяса. – Ну что бы ты без меня делала? Твоё мясо всё сгорело бы, если бы не я. Это наш первый нормальный ужин за очень долгое время, нужно насладиться им как следует, чтобы смерть лошадей не была напрасной.

– Э-это не повод запихивать мне в рот горячее мясо!

– Сначала съешь овощей, поспорить успеешь. Вон, они уже подгорают.

– Ну ладно, ладно, хватит! – румянец ещё не сошёл с лица Рантолк. Она схватила один из шампуров, лежавших у костра.

– Я бы на твоём месте не трогал эти шампуры. Вряд ли вам, юная леди, придётся по вкусу еда борглов.

– Я знаю!

– Но знаешь, теперь, когда ты это сказал, меня слегка подмывает попробовать хотя бы разок, – сказала Нофт.

– Нофт! Это грубо!

Наблюдавший за их перебранкой Грик внезапно рассмеялся.

– ...Ты чего, Грик?

– А, нет, ничего. Просто пришло в голову, что вы гораздо больше похожи на обычных девчонок, чем я ожидал. Ну, я слышал про вас от знакомого, но сам до конца не верил. Я думал, раз вы последняя линия обороны Регул Айра, то должны быть больше похожи на солдат, угрюмых, ничего не ждущих от жизни, всякое такое. А вместо этого вижу пару милых юных леди.

– Хм-м? Впервые слышу, чтобы кто-то назвал меня милой, – усмехнулась Нофт.

– Лично я вполне могу охарактеризовать себя как угрюмую, – добавила Рантолк, дуя на нанизанные на шампур овощи.

Жуя подгоревшую морковь, Рантолк погрузилась в размышления.

Зверей окружает множество загадок. Точнее, они одна сплошная загадка. Пятьсот лет назад все попросту отчаялись узнать о них хоть что-то. И за прошедшие годы никто не рискнул возобновить их изучение. Чудовищное бедствие, выпущенное в мир ненавистными Эмнетуайт. За все прошедшие столетия никто не попытался раскрыть детали, что таились за этими общими словами.

Рантолк вспоминала.

Роду человеческому не было суждено появиться на свет. Сотворив людей, Гости совершили свою первую и величайшую ошибку.

Расшифрованная ею самой строка из древней книги. Следующее предложение заставило её поломать голову, но в конце концов она пришла к такому варианту:

Люди, освобождённые Звери, заполонили мир серой истиной.

Но, наверное, это просто ошибка перевода. Рантолк ведь никогда как следует не изучала язык Эмнетуайт. Она знает лишь грамматику и несколько слов. При переводе такого сложного текста неизбежны ошибки.

Это должна быть ошибка. Иначе получается какая-то бессмыслица. Люди создали Зверей и выпустили их в мир. Но судя по написанному, по крайней мере в переводе Рантолк, получается, что люди вовсе не создавали Зверей, скорее…

– Ну я же только что сказала! Не витай в облаках, это вредит пищеварению!

– Бвагх!?..

На этот раз в её рот запихнули уже изрядно подрумянившуюся картофелину. Горячо-горячо-горячо-горячо!

3.5 Сорок Девятый Летающий Остров

Итак, как быть, если вам зачем-то хочется спуститься с небес на землю?

Проще всего... ну, это знают даже малые дети. Подойти к самому краю вашего Летающего Острова. И сделать ещё один шаг. После чего вы пролетите примерно тысячу мармеров, и мать сыра земля радушно примет вас в свои объятия. Плата за транспортировку – одна-единственная жизнь. Дёшево, правда?

Если этот способ вас почему-то не устраивает, то, пожалуй, вам не повезло. Поиски чуть менее бесхитростного метода окажутся неожиданно трудны, в особенности если вы столь требовательны, что хотите после спуска ещё и вернуться назад.

Говорят, весь Регул Айр окружен громадным защитным барьером. Обычный воздушный корабль, попытавшись его пересечь, лишится управления и выйдет из строя. Корабль может быть особым образом подготовлен для прохода через барьер, но процедура подготовки требует времени, а главное – практически неподъёмной для большинства суммы денег.

Что до “Плантагинесты”, первоклассного воздушного корабля, выделенного для спасения выживших и подъёма с поверхности обнаруженных экспедицией ценностей, то на её подготовку уйдёт самое малое шесть дней, как бы быстро не велись работы.

Так объяснили Виллему на базе Крылатой Стражи Сорок Девятого Летающего Острова.

– Ну и зачем нам такая здоровенная посудина?

– Следите за словами, техник второго класса. Я – техник первого класса, если вы не заметили. Я важная персона, – заявил одетый в армейскую униформу гремлин, скорчив кислое лицо.

Виллем превосходил ростом гремлина почти вдвое и, глядя сверху вниз, отчётливо видел его плечи. Как тот и сказал, на одном из них красовалась нашивка техника первого класса. Виллем внезапно осознал очевидный факт: военные придают огромное значение званиям. В прошлом ему доводилось участвовать в совместных операциях с армиями империи и старого королевства, но он никогда не был частью воинской иерархии.

– Мои глубочайшие извинения, господин техник первого класса. Я родом из крошечного городка в пустошах, прошу вас, извините мои грубые манеры.

– А... да. Так-то лучше. – Гремлин выглядел сбитым с толку внезапной сменой тона, но, тем не менее, слегка оттаял. – Так что вы там говорили? Зачем такой большой корабль? Что ж, будучи доброжелательным техником первого класса, я просвещу вас. Ведь я поистине добросердечный техник первого класса.

Вот зануда, думал Виллем, кланяясь, и с улыбкой произнося: "Благодарю вас, господин добросердечный техник первого класса".

– Прекрасно, – гремлин, придя в отличнейшее расположение духа, пустился в объяснения: – Попросту говоря, нужно очень многое перевезти. Та экспедиция была отправлена на изучение недавно открытого и сравнительно хорошо сохранившегося поселения Эмнетуайт. Ожидалось, что они найдут множество артефактов, потому экспедиция и оставалась там внизу столь долго, и согласно докладам, им удалось открыть реликты, которые мы просто не можем позволить себе оставить на поверхности.

– ...С каждым потерянным на подготовку днём положение выживших будет становиться всё опаснее.

Гремлин недоумённо приподнял брови, словно задаваясь вопросом, что за глупость он только что услышал.

– Их отправили для обнаружения потерянных знаний древности. Каждый член экспедиции, несомненно, понимал, на что идёт. Ну и вы ведь в курсе, я полагаю? Их сопровождают две единицы нашего оружия для борьбы со Зверями. Уверен, им найдётся применение.

Воздух в комнате, казалось, застыл.

За окном с неба упала птица.

Дремавшая под деревом кошка вскочила, зашипела и бросилась наутёк.

В здании солдат, занятых своими делами, внезапно затрясло в беспричинном ознобе. Некоторые упали со стульев. Некоторые вскрикнули. Некоторые принялись испуганно озираться.

– Ваши лицевые мускулы как-то странно дёргаются, вам нездоровится? – поинтересовался гремлин, пребывая в блаженном неведении относительно происходящего вокруг.

– О, нет, вовсе нет. Просто восхищался вашей мудростью, господин техник первого класса.

– Ясно. Понять мимику неотмеченных всегда так тяжело. О, кстати, у меня здесь как раз есть подходящий документ. Вы, конечно, всего лишь техник второго класса, но уверен, даже вам сразу станет понятна вся важность экспедиции.

Он ткнул в лицо Виллема какой-то папкой. Папка содержала несколько сшитых листов бумаги, судя по всему – чей-то доклад. Небрежно выведенный заголовок гласил: "Доклад Второй экспедиции к наземным руинам K96-MAL". Краем уха слушая болтовню коротышки, Виллем думал, что ему плевать на всё то, что они могли найти там внизу, но доклад привлёк его внимание. Похоже, в эту экспедицию было вложено много сил и средств. Что так усиленно ищут Орландри и армия?

– Не будет ли мне дозволено ознакомиться?

– Папка не должна покидать этой комнаты.

Виллем раскрыл папку. Первые несколько страниц содержали лишь координаты, параметры для расчёта курса и другую непонятную ему техническую тарабарщину, так что он просто пролистнул их. Далее шла карта руин и краткие итоги первоначального осмотра. Судя по всему, пятьсот лет назад на месте руин находилось поселение, где жило около трёх тысяч Эмнетуайт. Вдоль вымощенных камнем дорог возвышались непритязательные жилые дома. В северо-восточном районе находилось большое здание, предположительно мэрия. В то время, видимо, поселение окружал лес. В окрестностях протекали четыре реки, русла двух были искусственно изменены – возможно, чтобы использовать воду для орошения.

Ого, а ведь почти всё верно, подумал Виллем. В городе и правда проживало около трёх тысяч человек, и улицы покрывала дешёвая брусчатка, а вокруг города простирались леса. Исследователи не досчитались пары рек, но план в точности отражал план места, некогда известного как Гомаг – родины Виллема.

Он поискал глазами некое здание на окраине. Пятьсот лет назад оно уже было ветхим и разваливающимся, а сейчас его и вовсе не было. Может, экспедиция не успела изучить тот район, а может, просто время стёрло все следы.

– Тут ничего интересного. Листайте дальше, дальше, – поторопил его гремлин.

Следующая страница содержала всего лишь список найденных артефактов. Талисманы, гончарные изделия, картины, книги. Голова Виллема будто налилась свинцом. Глаза скользили по словам, но разум отказывался воспринимать их смысл.

– Здесь перечислены предметы, упомянутые в поступившем совсем недавно отчёте. Иначе говоря, все эти артефакты по-прежнему там, внизу, ожидают, когда мы их заберём.

“Да какая разница?” – подумал Виллем. Если вас так сильно интересует изобразительное искусство Эмнетуайт, то просто дайте мне бумагу и карандаш. Хотите вазу – я могу вам её сделать. Хотите книгу – я могу переписать вам бессмертный шедевр.

И тут он заметил те слова, которые никак не мог пропустить.

– Поднятое Оружие... Лапидем Сайбилис?!

– Да, видимо, именно эта надпись выгравирована на гарде. Нашедшие также заявляют, что меч на вид весьма высокого качества, а значит, эта находка поможет серьёзно укрепить оборону Регул Айра.

Техник первого класса продолжал радостно вещать что-то ещё, но слова влетали в одно ухо Виллема и вылетали из другого. Лапидем Сайбилис. Непреклонный Защитник Жизни. Карильон одного из прежних товарищей Виллема – Наврутри. Но как он оказался в Гомаге? Наврутри, как и Виллем, ушёл на битву с Гостями. Между Тифаной, местом того сражения, и Гомагом лежит почти весь континент.

Но постойте-ка...

– Лапидем! Вот оно! – Мир словно окрасился новыми красками и засиял.

– Д-да?

Виллем схватил гремлина за руку и с силой потряс.

– Это восхитительная находка, о любезнейший техник первого класса! Экспедиция поистине совершила судьбоносное открытие! Мы должны как можно скорее спасти этих храбрецов и добытые ими артефакты!

– Д-да, рад, что вы наконец поняли, – гремлин, немного ошарашенный странным поведением Виллема, закивал. – Кстати говоря, я подумал, что на борту “Плантагинесты” нам потребуется охрана, так что хотел взять с собой одно Поднятое Оружие и его носитель.

Виллем немного поразмыслил. Запрос, разумеется, не вызывал особого удивления. В настоящее время нет никаких прогнозов относительно новых атак Тимере. Прогнозы всегда точны, более того – способны даже определить силу предстоящего нападения. А значит, в ближайшем будущем никаких серьёзных битв не ожидается, и отсутствие одной феи не представляет особого риска. Следовательно, для торговой компании вполне разумно запрашивать сопровождение, а для Крылатой Стражи вполне логично это сопровождение предоставить, и, разумеется, символическому технику второго класса будет совершенно неразумно пытаться возражать, идя на поводу у собственных чувств.

Он подумал ещё немного.

– ...Не дозволите ли обратиться с просьбой, о щедрый техник первого класса?

– Хм-м?

– Не найдётся ли на корабле ещё одного места?

Виллем вышел из комнаты, покинул базу Крылатой Стражи и торопливо зашагал по грунтовой дороге, ведущей к Второму Городу Сорок Девятого Летающего Острова.

Острова расположены тем ближе к центру скопления, чем ближе их номер к единице. И, как правило, чем меньше номер, тем богаче остров, тем больше там жителей и тем роскошнее постройки. Практически все крупные города расположены на островах, номера которых не превышают сорока, а Семидесятый и дальше в основном необитаемы. Сорок Девятый же представляет из себя нечто среднее. Соответственно, город, к которому направлялся Виллем, нельзя было назвать крупным или же крошечным. Обычный, средних размеров город.

– Ну наконец-то! – Ктолли, сидевшая со скучающим видом под тёмно-зелёным навесом уличного кафе в компании пустого стакана из-под сока и наполовину съеденного торта, заметила идущего к ней через площадь Виллема и замахала. – Что так долго?! Ты хотя бы понимаешь, сколько я уже жду?

– Прости, прости, просто нужно было кое с чем разобраться. Так что, идём?

– Ещё секунду. Только доем. – Как выяснилось, ей и правда нужна была лишь секунда, так как остаток торта исчез в мгновение ока. Даже Виллем, повидавший всякого ветеран, изумлённо вытаращил глаза.

– М-м-м, – по расслабленному лицу Ктолли расплылась широкая, глупая улыбка. Теперь Виллем понял, почему она никогда не ела сладости в присутствии других фей. – Отлично. А теперь за покупками, – сказала она, вставая и надевая лежавшую на соседнем стуле шляпу.

Население этих мест явно не питало особой неприязни к неотмеченным, так что можно было не прятать лица. Виллем объяснил это Ктолли ещё на складе, перед отъездом, но она просто отрезала: "Неважно," – и всё равно взяла шляпу с собой.

– Ну, куда сначала? В книжный, наверное, стоит пойти в последнюю очередь. Все заказали просто кучу книг, будет трудно таскать с собой такую тяжесть, – сказала Ктолли.

– А ты, я вижу, наслаждаешься прогулкой.

– Разве? Тебе, наверное, кажется. – Она зашагала вперёд. – Но мне редко выдаётся возможность прогуляться наедине с тобой, так что, может, и наслаждаюсь. Нет, какое "редко", это же первый раз, если не путаю?

– Ну что ты такое говоришь? – Виллем вздохнул. – В нашу первую встречу мы с тобой нагулялись досыта. Только не говори, что забыла.

– А... Ну да. Аха-ха, – Ктолли попыталась изобразить смех. – Ну, не будем цепляться к пустякам. Нужно поторопиться, иначе не успеем домой к закату.

– "К пустякам"?

Ответом на вопрос Виллема стал лишь угрожающий взгляд.

Город оказался по-настоящему “средним”. Торговля на рынке шла не слишком бойко. Туристов на улицах практически не было, пешеходов тоже – не слишком много и не слишком мало. Нельзя было сказать, что тут совершенно безопасно, но в то же время город и не был средоточием преступности. Также Виллем затруднился бы назвать какую-нибудь отличительную черту этого города и не смог бы описать его каким-нибудь прилагательным помимо "средний". Простой город, в котором просто живут. По узким, вымощенным камнем улочкам с лестницами в промежутках между крупными зданиями носились стайки детей-борглов, бойко размахивая палками.

В итоге они накупили гораздо больше, чем рассчитывал Виллем, и решили остановиться в небольшом симпатичном парке, чтобы дать отдых рукам.

– Слушай, – сказал Виллем, когда они уселись на скамейку.

– Хм?

– Тебя это действительно устраивает? Ты ведь понимаешь, что теперь тебе наконец-то можно свободно перемещаться вне острова? Неужели тебе не хотелось бы побывать где-нибудь ещё, вместо того чтобы сопровождать меня в поездке за покупками?

– А ну стоп. Зачем задавать вопросы, на которые ты уже знаешь ответ? – Ктолли обвиняюще указала на Виллема. – Неважно, на острове или вне его. Я просто хочу быть с тобой, вот и всё.

Виллем предполагал, что услышит в ответ нечто подобное.

– Ну, я, конечно, не прочь посетить другие острова, повидать тамошние достопримечательности, но главное – это быть с тобой, так что остальное не имеет значения.

Виллем вздохнул. Разворачивающаяся перед ним трагедия – следствие того, что невинная девочка, которая выросла, ничего не зная о мужчинах, однажды пережила случайную драматичную встречу. Чувства, вызванные этой верой в сказку о судьбоносной встрече, оказались сильны, чисты и в то же время жестоки.

– И чем только я так тебе приглянулся?

– Не скажу, – рассмеялась Ктолли.

Последовало краткое мгновение уютной тишины. В глубине души Виллема начало постепенно прорастать ощущение, что он был бы не против продлить этот момент на остаток вечности.

– Мне было приказано назначить одну фею-солдата в команду воздушного корабля, направляющегося к поверхности, – он тихим, мягким голосом нарушил тишину.

– М-м.

– Для Тиат ещё слишком рано, так что она исключается. Выбирать между оставшимися двумя было непросто, но я решил отправить Нефрен.

– М-м.

– А также, поговорив с главой экспедиции, я получил место и для себя.

– М-м? – Ктолли развернулась к нему. – Что?

– В отличие от той битвы на Пятнадцатом Острове, теперь никакой защитный экран не преграждает мне путь. Я могу сопровождать её, если захочу. Одна из причин – я не хочу снова ждать, пока она вернётся. – Виллем начал загибать пальцы. – Вторая причина – имя некоего меча, обнаруженного экспедицией. Если он настоящий, то я хочу заполучить его как можно скорее.

– Меча?

Виллем, пропустив её вопрос мимо ушей, посмотрел в небо.

– В последнее время ты старалась изо всех сил, да?

– О чём ты?

– Не прикидывайся дурочкой. По твоему поведению в последнее время я могу догадаться о происходящем. Ты потеряла часть воспоминаний, так? Или, может, они утекают прямо сейчас, пока мы говорим?

Торговец сладостями остановил свою тележку у самого входа в парк и разложил товар. Во все стороны заструился сладкий аромат. Дети принялись клянчить у родителей деньги. Даже те, кто поначалу строго отказывал, быстро передумали, когда аромат достиг и их носов. "Нам уже скоро ужинать", "Покупать еду по первому же позыву – это дурная привычка", "Ну ладно, ладно, только в этот раз", "Простите, нам ореховой халвы и ягодное ассорти"

– Как ты догадался? – спросила Ктолли.

– Как я и сказал, это понятно при одном взгляде на тебя.

Виллем уже некоторое время ощущал, что Ктолли ведёт себя как-то странно. И, наблюдая за ней, он впервые понял кое-что, то, что никогда бы не заметил, если бы не следил так пристально.

– Понятно... Ты приглядывал за мной.

– Неужели ты думаешь, что я мог поступить иначе?

– Нет, конечно, но... – она выглядела одновременно обрадованной и встревоженной.

– Должен тебя предупредить: не позволяй тому, что я сейчас скажу, слишком уж тебя обнадёжить. Это лишь зыбкий шанс, – Виллем перевёл дух, и начал объяснять: – В меч, о котором я говорил, встроен Талант, поддерживающий психическое состояние владельца неприкосновенным. Я собственными глазами видел, как он нейтрализует атаки разрушения памяти и контроля эмоций. Получив этот меч, мы, возможно, сумеем решить твою проблему.

Ктолли моргнула.

– Ты... У тебя слишком серьёзное лицо для такого смехотворного рассказа.

– Ну, первый шаг к тому, чтобы воплотить смехотворные вещи в реальность – это облечь их в слова.

– Мне кажется, это не то, о чём нужно заявлять так напыщенно, – хихикнула Ктолли.

Их ушей достиг бодрый голос торговца сладостями. "Спасибо, спасибо большое".

– Ладно, постараюсь не ждать чуда. Но я могу положиться на то, что ты не сдашься, что бы ни случилось, правда?

– Само собой, – ответил Виллем.

– И как долго тебя не будет?

– Без понятия. Дней десять, наверное? Или чуть дольше.

– Я с тобой, – пробормотала Ктолли.

– А?

– Я говорю, что отправляюсь с тобой. Не одному тебе не хочется ждать дома.

– Что?

– Всё хорошо. Я ещё помню Нофт и Ран, хотя мы и не были особо дружны.

– Нет-нет-нет, тебе ни за что не разрешат. Место на корабле ограничено. Мы не можем позволить себе взять кого-то, не обладающего нужными навыками, просто за компанию.

Лицо Ктолли постепенно преобразилось в маску демона. Виллем, осознав свою оплошность, невольно шагнул назад.

– Ты действительно решил, что я собираюсь отправиться "просто за компанию"?

– ...Нет, я не это имел в виду. Ты же знаешь, на поверхности опасно, туда нельзя отправляться просто по прихоти... а. – Сегодня, похоже, язык не на его стороне.

– Хм-м? Ты считаешь, что это просто прихоть?

– А, нет... Давай сначала немного успокоимся и ещё раз всё обсудим.

– Я отправляюсь с тобой!

– Да говорю же, это невозможно!

Вскоре Виллем выяснил, что на самом деле это вполне возможно. Он вернулся на базу Крылатой Стражи, изложил Первому Технику свою просьбу, и тот с готовностью разрешил. Он просто вписал имя Ктолли в список членов экипажа корабля и выдал Виллему идентификационную карточку.

– Сердишься? – осторожно спросила Ктолли, пока они шагали к гавани. – У тебя какое-то странное выражение лица.

Виллем тяжело вздохнул.

– Ты понимаешь, почему тебе так просто дали разрешение?

– Хм-м... Потому что меня представил техник второго класса?

– Этого недостаточно, чтобы брать на важное задание гражданского, даже не попытавшись выяснить, кто он, что из себя представляет и что умеет.

Власти большинства Островов не ведут какой-либо регистрации жителей. Учитывая столь богатое разнообразие рас и обычаев, обеспечивать каждого жителя документами было бы весьма непросто. Согласно законам большей части Островов, гражданство приобретается попросту через выплату налогов правительству. Оно предоставляет некоторые удобные привилегии, но прожить вполне можно и без него. Например, во многих районах Двадцать Восьмого Острова, как и в том, где жил Виллем, официальным гражданством не обладает почти никто. Что, разумеется, влечёт за собой значительную криминализацию общества. Как бы то ни было, Ктолли, недавно потерявшая статус феи-солдата, теперь – самый обычный гражданский.

– Обычно, чтобы быть допущенным к военной операции, нужно предоставить доказательство владения нужными навыками и обладать доверием офицеров. Нельзя быть слишком осторожным, подбирая в экипаж гражданского.

– Но меня же взяли.

– В общем, в прошлом уже были прецеденты, когда офицеры брали с собой гражданских в качестве секретарей. И, вероятно, все эти гражданские были противоположного пола.

– Эм-м?.. – Ктолли, похоже, не понимала.

Виллему вспомнилась мерзкая ухмылочка техника первого класса, когда тот увидел их вместе с Ктолли.

– Они брали с собой любовниц, выдавая их за секретарей.

–Любовниц, – медленно повторила Ктолли, словно запоминая слово из иностранного языка.

– И он решил, что я поступаю так же.

– А... Поняла. – Она немного подумала и добавила: – Ну и что тут плохого?

– Да всё...

– Ну, тогда, может, сказать, что я твоя жена, или что-то в этом роде?

– Да не в этом дело...

Где-то вдали раздался мелодичный перезвон колоколов карильона. Виллем остановился и дослушал печальную мелодию до конца. Солнце начало заходить за горизонт. Опускались сумерки.

– Что ж, полагаю, получилось не слишком плохо. Пытаться исправлять недоразумение особо незачем, да и я тоже предпочёл бы не расставаться с тобой.

– Я рада это слышать, но это всё-таки ещё не предложение, так?

– Конечно нет, – поражённо ответил Виллем. – Ну же, идём. – Он отвернулся от Ктолли и широкими шагами пошёл вперёд.

Несколькими секундами спустя она бегом нагнала его.

– Да подожди же, слишком быстро!

– Я совсем забыл, но мы уже почти опоздали на корабль до Пятьдесят Третьего Острова.

– Ты шутишь, что ли?!

Шестьдесят Восьмой Остров расположен поблизости от внешнего края Регул Айра. Общественные воздушные корабли туда не заходят, а чтобы нанять перевозчика, нужно сначала добраться до ближайшего Острова. Так что, естественно, у Виллема была совершенно разумная причина шагать быстро. Он совершенно определённо не пытался скрыть смущение, ничего подобного.

– Если не поспешим, то домой сегодня не успеем. Ну же, быстрее, быстрее.

– Да подожди же, сумки тяжёлые!

Две лёгких поступи заторопились по улицам.

Небо за спинами Ктолли и Виллема медленно окрашивалось в тёмно-алый цвет.

***

“Что я такое?” – подумала девушка про себя.

Её воспоминания медленно улетучиваются. Личность разрушается. Может ли эта тень былой её по-прежнему называться "Ктолли"?

Она уже забыла имена почти половины жителей склада фей. И как бы она ни старалась выучить имена снова, память о владелицах имён отказывалась возвращаться.

Когда она сидит в своей комнате.

Когда обедает в столовой, в окружении младших фей.

Когда помогает Найглато по хозяйству.

Её непрерывно гложет какое-то странное, неуютное чувство. Она наконец вернулась к той повседневной жизни, что вылепила её личность за прошедшие здесь годы. Но временами без причины и без повода ею завладевает ощущение, что тут ей не место.

Для Ктолли её собственное существование виделось мучительным. Болезненным. Жалким. Одиноким. Но при этом она хотела дорожить каждым из этих ощущений. Потому что лишившись и их, Ктолли Нота Сеньорис, скорее всего, исчезнет окончательно и навсегда.

***

Ктолли рассказала всем на складе о том, что они с Виллемом и Нефрен скоро отправятся в путешествие к поверхности.

– Ты снова исчезнешь? – печально спросила зеленоволосая девочка.

Девочка с розовыми волосами повесила голову и молча смотрела в пол. Наверное, она ещё не полностью вылечилась от простуды.

– Ничего страшного. Мы же не навсегда прощаемся, – равнодушно сказала девочка с фиолетовыми волосами.

– Эм... Пожалуйста, будь осторожна. Пожалуйста, пожалуйста, будь очень осторожна, – тревожно попросила девочка с оранжевыми волосами, едва не плача.

– Когда вернётесь, устроим вам приветственный праздник, хорошо? – сказала Найглато с немного вымученной улыбкой.

– Лично я против, но... – Итея выглядела словно мать, неохотно идущая на поводу у капризной дочери.

– Прости, но я не могу сидеть здесь и ждать.

– Ну, думаю, мне нет смысла тебя отговаривать. Ты ведь у нас влюблённый монстр с романтикой вместо мозгов. И без своего возлюбленного просто завянешь и засохнешь.

Ктолли хотела достойно ответить, но знала, что Итея права, так что сдалась. Мудрой взрослой женщине подобает избегать бессмысленных перепалок. Наверное.

– Я бы тоже хотела отправиться с вами, но, видимо, это невозможно. Да от меня бы и не было особого толку, – сказала Итея.

– Да не беспокойся ты так. Я привезу тебе сувенир с поверхности, – отозвалась Ктолли, показывая большие пальцы.

Итея промолчала.

Ктолли решила не брать с собой Сеньорис. Всё равно не смогла бы им пользоваться, даже взяв его с собой. К тому же она, пытающаяся найти своё счастье, больше не имеет права брать в руки этот любящий трагедии меч.

– Прощай, партнёр, – сказала она, ехидно показав язык.

Этот жест показался ей прекрасным дополнением к словам расставания.

3.6 Воссоединение

Она постучала в дверь, но ответа не было.

Она повернула ручку и обнаружила что дверь не заперта.

– Ктолли?

Она толкнула дверь. В комнате было темно и пусто.

А, точно. Тиат вспомнила. Хозяйка комнаты покинула склад фей, чтобы на большом воздушном корабле отправиться вниз и выручить оставшихся на поверхности товарищей. Её не будет дома ещё минимум несколько дней.

– Эм... Я пришла вернуть книгу, которую одалживала. – Тиат опасливо шагнула в покинутое жилище.

Она тихо прокралась по чисто убранной комнате, положила книгу, которую прижимала к груди, на стол Ктолли и тогда заметила, что на краю столешницы что-то лежит. Большая модная голубая шляпа... А рядом какой-то серебристо поблескивающий предмет.

– Это же...

Тиат уже видела её раньше. Серебряная брошь с чисто-голубым драгоценным камнем. Брошь очень шла Ктолли, и Тиат всегда ей завидовала. Когда она однажды рассказала об этом Ктолли, та ответила: "Спасибо, но я уверена, что очень скоро брошь отлично подойдёт и тебе. Вот подрастёшь ещё чуть-чуть, и я её тебе подарю".

Услышав это, Тиат немного запаниковала. Она не хотела выпрашивать брошь у Ктолли, лишь сказать, как мило та выглядит с таким взрослым украшением. Но всё-таки слова старшей феи её капельку обрадовали.

...Может, она забыла её?

Тиат вдруг ощутила слабый укол озорства. Со времени того разговора она уже чуть-чуть подросла. Может, ей уже пора стать элегантной юной леди с элегантной брошью. Не будет ведь никакого вреда, если она просто примерит. Тиат сглотнула и опасливо протянула руку к блестящему предмету. Кончики пальцев прикоснулись к серебру.

– ...А может, всё-таки не стоит.

Тиат отдёрнула руку. Ей показалось, что стоит взять брошь, пусть на мгновение, даже ради одной примерки, как что-то очень важное будет навсегда утрачено.

***

“Плантагинеста”, в общем-то, грузовой корабль. А значит, в отличие от пассажирского судна, она предназначена для транспортировки больших партий товаров. Иначе говоря, те, кто проектировал этот корабль, заботились об удобстве пассажиров далеко не в первую очередь.

Непрестанная болтанка с предельной ясностью доводила этот факт до сведения Виллема. В дополнение к этому повсюду – и в каютах, и в коридорах – змеились загадочного предназначения трубы, каждый предмет на корабле, казалось, насквозь пропах машинным маслом, местами на переборках красовались неприличные надписи, палубу усеивали пустые банки из-под тушёнки и так далее и тому подобное.

Виллем, в общем-то, мог смириться с дурными условиями. Во время жизни на Двадцать Восьмом Острове он свыкся со многим. Но свойственная лишь воздушному кораблю качка очень быстро взяла над ним верх.

Расчётное время полёта: сорок два часа.

Эти сорок два часа показались сущим адом.

Но в конце концов корабль всё же прибыл к наземным руинам K96-MAL, месту крушения исследовательского корабля “Саксифрага”.

– Весь мир трясётся...

Шатаясь, словно пьяный, Виллем ступил на серый песок. Ноги провалились в мягкую почву почти до лодыжек. Каждый шаг давался с трудом. Виллем даже не хотел пытаться вообразить, каково было бы здесь бежать или сражаться.

Он осмотрелся. Вокруг раскинулись пепельного цвета руины. Полуразрушенные здания выглядели так, словно кто-то плеснул на них серой краски.

Давным-давно на месте этих зловещих развалин стоял небольшой город. Простой приграничный, провинциальный город, далёкий и от столицы, и от всех важных торговых путей, не знаменитый никакими достопримечательностями или промыслами, он тихо накапливал век за веком свою собственную маленькую, незначительную историю и мог бы продолжать в том же духе ещё и ещё.

Виллем присел и зачерпнул горсть песка. Серая пыль тут же протекла сквозь пальцы и просыпалась обратно на землю.

– Не столь драматично, как я представлял...

Он не чувствовал всех тех эмоций, к которым заранее готовился. Ни грусти, ни гнева, ничего подобного. При этом он прекрасно осознавал реальность открывшейся ему картины. Перед ним его родной город, Гомаг, точнее то, что от него осталось. Он примирился с этим так быстро, что это казалось неестественным.

– Всё нормально?

– Да, не волнуйся обо мне, – поднимаясь, ответил он Нефрен, должно быть, подобравшейся к нему, пока он погрузился в раздумья.

– А на вид не скажешь.

– Просто укачало, наверное. Нет, правда, меня ничего не тревожит.

– Если так, то это само по себе повод для беспокойства. Это же твоя родина, верно?

Полы защитной накидки Нефрен заплясали в порывах налетевшего ветра.

– Со мной всё в порядке. Моего родного города больше нет, а мой нынешний дом... – Виллем указал в небо. – ...Там. Верно?

Нефрен взяла его обеими руками за голову, притянула ближе и пристально посмотрела в глаза.

– Уверен?

– Уверен. А теперь отпусти, не хочу, чтобы кто-то увидел.

– Мы же не делаем ничего плохого.

– Неважно. Важно то, что о нас подумают другие.

– Ре-е-е-е... – внезапно он услышал звук быстро приближающихся по песку шагов, – ...е-е-е-е-ен!!!

В его бок вдруг прилетел мощный пинок, сопровождаемый фонтаном песка. Виллем принял его, не пытаясь уворачиваться, так же, как делал во время шаловливых нападений Коллон или Панибаль. Но на этот раз нападавший не шутил. Виллем оказался совершенно не готов к силе удара и рухнул на землю, корчась от боли. Нападавший, юноша... то есть нет, девушка, схватила Нефрен за плечи и с силой встряхнула. По-прежнему распростёртый на песке Виллем приподнял голову, чтобы посмотреть.

– Ты цела?! Что с тобой хотел сделать этот извращенец?! Он ведь не успел, правда же?!

У новоприбывшей были красные волосы и того же цвета, только чуть более тёмного оттенка, глаза. Виллем никогда её раньше не видел, но внешний вид совпадал с полученным описанием. Нофт Кеэ Десператио, носитель Поднятого Оружия Десператио.

– Нет, Нофт, – выглядевшая теперь несколько не в своей тарелке Нефрен попыталась высвободиться из хватки Нофт. – Он не извращенец, домогающийся малолетних девочек. Хотя кое-кто предпочёл бы, чтобы он проявлял к малолетним девочкам несколько больший интерес.

– Я и не ожидала, что ты явишься нам на помощь. Ты всё такая же кроха, как и раньше!

Объяснение Нефрен влетело в одно ухо и вылетело из другого. Нофт, улыбающаяся во весь рот, лишь сжала её ещё сильнее.

– Вы покинули склад всего месяц назад. Разумеется, я никак не могла сильно вырасти за это время.

– Правда? Такое чувство, что мы не виделись целую вечность... – Нофт вдруг застыла, будто что-то вспомнив. – Слушай... Ты ведь тоже сражалась в той битве, да?

– Хм?

– Той, против необычно большого Шестого.

– А... – Нефрен, по-прежнему остающаяся в кольце рук Нофт, едва заметно кивнула. – Я была там и сражалась.

– Тогда расскажи. Ей хватило отваги? Ктолли.

Вопрос, казалось, застал Нефрен врасплох.

– М, да, она сражалась очень храбро.

– А, ну вот и славно. – Губы Нофт изогнулись в улыбке. – Не знаю, как бы это сказать... Не то чтобы я её особо любила, и мне казалось, что мы с ней никогда на сможем сдружиться, да и до сих пор так кажется. Но оказавшись здесь, не зная, смогу ли вернуться домой, я начала сожалеть. Пусть бы мы никогда не стали подругами, пусть бы мы всё так же постоянно ссорились; но вот бы поговорить с ней ещё хоть немного.

Виллем неуклюже встал. Он заметил, что от корабля в их сторону идут ещё две девушки. Одна известна Виллему очень хорошо, а другую он видит впервые в жизни, но её внешность ему тоже описывали. Должно быть, это вторая из отправленных с экспедицией фей – Рантолк Ицри Хисториа, носитель Поднятого Оружия Хисториа. Таким образом, безопасность обеих подтверждена. Виллем издал тихий вздох облегчения.

– Он, должно быть, был очень сильный, тот Зверь на Пятнадцатом Острове, – продолжала Нофт. – Это ненормально, когда нельзя одолеть врага без открытия врат. Но раз ты здесь, цела и невредима, значит Ктолли и правда сделала это. Она открыла врата.

– Эм-м... – лицо Нефрен демонстрировало столь редкие видимые признаки беспокойства.

– Она всегда была такая серьёзная, когда об этом заходила речь, всё заявляла, что защитит нас всех. Всё время пыталась храбриться, хотя её душа и уходила в пятки от страха. Готова поспорить, она притворялась до самого конца.

Может, причиной тому долгожданная встреча с подругой по складу фей, но Нофт всё никак не могла выговориться. Она продолжала и продолжала, слова постепенно становились всё менее и менее осмысленными. Очень скоро она, наверное, и сама перестанет понимать, о чём говорит. Наконец синеволосая девушка, Рантолк, оборвала её, похлопав по плечу.

– Нофт.

– Что? Я занята, – Нофт, всхлипнув, оборвала бесконечный поток слов.

– Сделай глубокий вдох.

– А?

– Вдох, потом выдох. Когда успокоишься, обернись.

Нофт, может, просто покладистая по натуре, а может, просто потому, что совет ей дала Рантолк, сделала, как ей сказали. Она набрала полную грудь воздуха, выдохнула, потом обернулась, всем видом демонстрируя, что не понимает, зачем всё это нужно...

И застыла.

– ...Эм... – на ветру плясали красно-голубые пряди. За спиной Нофт стояла сконфуженная Ктолли. – ...Привет?

– П...

– П?

– П-призрак!!! – Нофт выпустила Нефрен из хватки и со всех ног бросилась прочь. Виллему оставалось лишь поражаться, как она ухитряется так быстро бежать по зыбкому песку.

– П-подожди! – Ктолли погналась за ней, тоже с весьма впечатляющей скоростью. Недостаточно быстро, чтобы догнать Нофт, но и не давая той оторваться.

Две девушки, словно переполненные жизненной энергией, неслись по пустой скорлупе мёртвого города на бескрайней, мёртвой равнине.

– Как думаешь, кто победит? – спросила Нефрен у Рантолк.

– Хм-м... Ставлю сегодняшний десерт на то, что Нофт споткнётся и Ктолли её догонит.

– Тогда я ставлю то же самое на то, что Ктолли выдохнется первая... Давно не виделись, Рантолк. Рада, что с тобой всё хорошо.

– Взаимно. Рада, что вы целы. Правда, – Рантолк крепко сжала маленькую ладонь Нефрен.

Слушая вполуха их разговор, Виллем наблюдал за убегающими вдаль девушками.