Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
solly
13.08.2019 21:26
Большое спасибо за перевод!
Думаю это ещё также радость от го что можно прочесть книгу на понятном языке.
Буду ждать ещё ваших работ 😊
need4beer
10.08.2019 05:38
спасибо!
ricco88
07.08.2019 15:11
Спасибо за перевод!
valvik
07.08.2019 12:45
Спасибо большое за перевод. С нетерпением ждал выхода тома полностью. Надеюсь вы и дальше будете радовать нас своими трудами)
lastic
07.08.2019 00:04
Кульно
bigblackrat
13.07.2019 01:55
Спасибо большое!
swer15
06.06.2019 14:28
Спасибо!
ricco88
27.05.2019 00:20
Спасибо.
6576666
23.02.2019 16:49
Спасибо
6576666
23.02.2019 16:49
Хоу
colddreamer
21.02.2019 21:09
Может кто дать ссылку на анлейт?
shum
20.02.2019 18:27
>>18647
Как можно задонатить команде перевода?

Мы не указывали своих реквизитов, так что, наверное, никак.
Bratishka
10.02.2019 02:06
Как можно задонатить команде перевода?
Ответы: >>18648
Usus1
09.02.2019 01:06
Хммм
user7557
26.01.2019 01:26
Спасибо
vargdru
15.01.2019 05:57
>>18637
Интересно, сколько лет пойдёт, прежде чем закончится перевод всех томов? 5? 10?

У команды их выходит 2 главы в месяц +-. В томе вроде глав по 7-8 (плюс эпилоги и прологи) - допустим пускай 8 будет. Итого 4 месяца на том, 3 тома в год, осталось 6+ томов) - 2 года. Вполне возможно переводчики в какой-то момент ускорятся. Я могу читать на английском, но все-таки немного не то - переводчик вкладывает свой шарм в произведение, а на английском суховато - только информацию получаешь)
shum
14.01.2019 21:46
>>18642
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?

Главы выходят раз в две недели по пятницам.
karosn1
13.01.2019 04:08
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?
Ответы: >>18643
white_star
13.01.2019 00:50
Благодарю за перевод данного тайтла. Безумно ждал продолжения
tylmarin
12.01.2019 16:25
Вселение? Заинтриговали. То есть магия в этом мире действительно может многое? И интересно, ГГ все таки станет королем Зер Таурана и победит Гарду (Рейзела)? Или возведет кого-то другого? Ведь как намекают обложки последующих томов, то ГГ снова станет Гилом, или откроется принцессе. Как никак, она там 4 тома его сопровождает. В общем, ждем продолжения...

Отобразить дальше

Глава 7. Победитель запада

Часть 1

Молдоф осторожно шагнул вперёд. Из опасения, что звук доспехов может привлечь к нему внимание, мужчина решил их не надевать. С пояса у него свисал меч в кожаных ножнах, а в правой руке находилось короткое копьё.

Пусть он и возражал младшему брату, но сожаление и гнев в его сердце ничуть не уступали тому, что были у Нильгифа.

Он был готов к вечному позору, а потому сражался. Сражался, ведь кое-что он хотел защитить даже невзирая на собственную репутацию. Но в мгновение ока Гарда превратил всё ради чего он сражался в пепел.

Когда он думал о страданиях людей, хотелось расплакаться, как и его брат. Но не мог, его сердцу было так горько, что все слёзы уже иссякли.

Но Боги-Драконы ещё не оставили их. Больше всего Молдофа беспокоило то, что на путешествие до Зер Илиаса займёт не меньше дня. И если битва завершится до того, как он доберётся до места, то у него попросту не представится другого шанса добраться до Гарды. Но неожиданно Гарда сам покинул Зер Илиас, в котором находился с тех самых пор как появился на западных землях, и перебрался в Эймен. Более того, проникнуть в башню, где он остановился, было проще простого, ведь все войска отправились в бой против Акса.

Короткое копьё в руке Молдофа предназначалось для метания. Он поклялся себе, что решит всё одним ударом.

«Если бы я только сделал это раньше», –проскользнула в его голове мысль. Но он решил не зацикливаться на этом. Они так долго ждали когда Акс объединит запад и выступит против Гарды, тем самым создав уникальную возможность.

Около десяти женщин, в том числе и Лима Хадейн, располагались в круглом зале. В центре него стоял Гарда. Он выставил руку перед девушкой, как догадался Молдоф, принцессой Таурии. Рука мужчины, держащая копьё, запылала.

Не думай. Простой сделай. Просто проткни его сердце.

С его-то навыками оставалось лишь двинуть тело вперёд и метнуть копьё. И тогда всё закончится.

Только вот… это правдиво лишь в случае, если его противник — человек, но можно ли сравнивать Гарду с обычным человеком? Может сделать ещё шаг? Он должен был брать в расчёт, что другой возможности ему не представится. Может сделать ещё хоть полшага вперёд для большей уверенности? Нет, он и так достаточно близок. Если сейчас ошибиться, то Гарда может что-то почувствовать.

И тогда…

— Глупец.

На секунду Молдофа хватил удар. Он расслышал хриплый голос Гарды. «Меня заметили?» — Молдоф почувствовал разливающийся по телу холод, но Гарда продолжал стоять к нему спиной. Лишь странное сцена предстала пред ним.

Она не появилась из неоткуда. То, что видел Молдоф, напоминало туман, поднимающийся от каждой девушки в комнате, в том числе и принцессы Таурии. Туман завихрился и заполнил зал. Свисая с потолка словно облака, он закрутился против часовой стрелки и сжался в нечто напоминающее стрелу, а затем прошёл прямо через голову Гарды.

И тот взревел от смеха. И осмеивал он Акса, который отправил вперёд воздушные корабли.

Мучаемый головной болью и тошнотой Молдоф ощущал, что его тело готово сломаться. Он крепко стиснул зубы и лишь благодаря силе воли не издал ни звука.

Это и есть магия?

Это походило на силу, которой не место в этом мире. Зрелище пред ним словно пренебрегало обычными живыми созданиями.

«Боги», — Молдоф занял позицию для броска. Его массивные бицепсы, как и мышцы вдоль плеч и спины напряглись, — «Боги-Драконы, Духи, да любое божество, в которое верит хоть кто-то. Боги! Даруйте мне силы одолеть колдуна, что искажает законы этого мира. Прошу, позвольте ничтожному человеку очистить зло одним ударом».

Он воспользовался всей силой, выбросил правую часть тела вперёд и сделал шаг вперёд.

В одно мгновение все мышцы его тела высвободили свою мощь ради единственной цели.

Копьё просвистело в воздухе.

И вонзилось со спины в грудь Гарды. Не потеряв импульса наконечник копья пронзил спину и прибило того к полу.

Точнее так и должно было случиться.

Но на самом же деле сделав шаг вперёд Молдоф так и замер. Копьё всё ещё оставалось зажато в руке, словно прилипнув к его ладоням.

— Глупец.

В этот раз его слова обращались именно к Молдофу. Из-под капюшона показалось лицо старика. И в улыбке его было что-то злое.

— думаешь, я тебя не заметил? Ни заговор, ни меч или копьё ни настигнут меня. Я всегда знаю, что происходит неподалёку, и могу легко манипулировать всем этим.

— Уб-лю-док.

Вяло проговорил Молдоф сквозь сжатые зубы. Он изо всех сил старался освободиться от проклятия, но с каждой попыткой сделать шаг в сторону Гарды, в него словно вгрызались невидимые стальные канаты. Боль была столь сильна, что чуть не поглотила сознание доблестного опытного генерала.

— Т-ты знал… Так почему…

— Свою задачу ты уже выполнил, — Гарда загадочно усмехнулся.

— Задачу?

— После победы над Аксом настанет твоя очередь. Все до последнего человечишки запада отдадут мне свой эфир. Естественно, и все в Зер Илиасе. Но ты боролся лучше всех, да и служил мне неплохо. И в знак признательности я покажу тебе как поглощу всё поле боя и соберу эфир. Покажу тебе миг рождения второго повелителя магии Зодиаса! Нового правителя мира!

Глаза Молдофа налились кровью, а сухожилия напряглись. Колдун говорил, что убьёт всех. Не только Акса и его войско, но и младшего брата Молдофа, Лима Хадейн и всех тек, кто сейчас пребывает в Зер Илиасе.

Он взревел словно дракон, соответствуя своему титулу, но так и не сумел вырваться из оков. Всё было бессмысленно. Между ним и Гардой простиралась тьма. И даже проведя всю свою жизнь в попытках её преодолеть, к чёрту жизнь, казалось, что даже сотни или даже тысячи лет не хватит для подобного.

Ублюдок!

Глазные яблоки вращались то в одну сторону, то в другую. Он чувствовал как туман продолжал изливаться из девушек.

А затем…

— Хм? — Гарда нахмурился.

Должно быть произошло нечто срочное, ведь пусть он и остался повёрнут лицом к Молдофу, но свой взор обратил на браслет на левой руке. Молдоф сумел разглядеть крошечную тень, проходящую сквозь инкрустированную в нём драгоценность. Хоть он и не знал ничего о магии, но понял, что проявившаяся на поверхности сцена — разворачивающаяся за пределами Эймена битва. Несмотря на такое удаление от поля боя сцена была столь чёткой, что казалось будто её попросту перенесли сюда.

Как и предполагал Гарда войска Акса побежали. А войска под командованием Нильгифа не ослабляя натиска продолжали двигаться вперёд.

Глаза Гарды блуждали по полю боя, а затем внезапно остановились на одной точке.

Пока колесницы и кавалерия отрезали Аксу путь к отступлению, охватывая его со всех сторон, из-за их спин показалась группа всадников, оставлявшая за собой клубы пыли. Размахивая копьями и мечами, они бросились на отряды колесниц словно выпущенная из лука стрела. Из-за неожиданной атаки лучники один за другим падали с колесниц, и даже кавалерия дрогнула.

Враги были сильны.

И быстры.

— Выжившие из Кадайна? — злобно пробормотал Гарда.

Он знал, кто они такие. Колдун из Кадайна не только получал эфир от Гарды, но и сам передавал его назад. Гарда сумел ощутить момент смерти того человека. А вот что случилось потом он не знал.

Но он и подумать не мог, что измученные его магическими ловушками люди, решал примчаться в Эймен.

Кроме того, был один всадник, мчавший впереди этой группы. Он был не очень велик, но бесстрашно мчался бой, не обращая внимание на лес копий или когти дракона. Гарда понимал, именно он сумел разжечь пламя борьбы в этом отряде. Всадник был в маске.

Вдруг он схватил нечто свисавшее с шеи его лошади и поднял «это» высоко над головой.

— Колдун из Кадайна мёртв!

Посреди стальных лезвий, что стремились попасть в него со всех сторон, его голос прозвучал ярко и чисто. В руках у него была отрубленная голова человека.

— Даже колдуны сдыхают, если их пронзить мечом! И Гарда не исключение! Сколько ещё вы будете позволять ему обманывать себя?! Не мы ваш враг! Я одолею Гарду! И любой, кто встанет у меня на пути, обратится врагом всего запада!

— Что?! — глаза Гарды дрожали от ненависти.

И в этот миг, может, благодаря тому, что чувства Гарды обратились на другое место, связывавшее Молдофа заклинание рассыпалось на мелкие кусочки.

Молдоф шагнул вперёд.

Когда Гарда с удивлением заметил это, то попытался защититься. Но среагировал он слишком медленно потому, что цель броска Молдофа оказался за рамками его ожиданий. Чуть сменив положение тела он метнул копьё совершенно в другом направлении от Гарды.

Он метнул копьё. Но не в своего врага.

В полёте копьё просвистело, а его наконечник был направлен в сторону одной девушки.

Лимы Хадейн.

Часть 2

– Что он только что сказал? — простонал Нильгиф, чьё лицо потемнело от крови врагов.

Естественно, он помнил этого мечника в маске. Ведь именно от его рук они прочувствовали унижение с братом. Подняв высоко вверх отрубленную голову, мечник помчался по полю боя.

Конечно же, Нильгиф вспомнил и лицо колдуна из Кадайна. И в тот же миг вздрогнул от мысли, что они и правда похожи. Не только Нильгиф. Генерал видел, как среди армии поднялось волнение, а враги смешались друг с другом.

В это время раскачивающийся воздушный корабль коалиции всё-таки сумел стабилизировать полёт и приземлился позади отрядов Нильгифа. Оттуда словно стая диких собак выскочило пять сотен солдат шестого армейского корпуса Таурии во главе с Натоком. Теперь армия Гарды оказалась зажата с двух сторон.

— Синий дракон!

Услышав этот голос, Нильгифу показалось будто его снова ругает брат. Его сердце оказалось потрясено истинным гневом пылающем в нём.

— Собери войска и направляйся к Аксу Базгану. Если ты перейдёшь на его сторону, то и остальная армия поддержит его.

— Ч-что ты…

Нильгиф был удивлён, ведь несмотря на слова мечника, тот подняв меч над головой скакал прямо на него. Генерал едва сумел парировать удар. Затем второй, третий, мечник подскочил ещё ближе.

— Я был в Кадайне, — практически прошептал он. От его слов Нильгиф замер с широко раскрытыми глазами, — бомбардировка Гарды убила многих, но и выжило не меньше. Они остались там с верой, что мы, и вы, воины Кадайна, добудем победу.

Нужны ли какие другие слова? Бородатое лицо Нильгифа снова стало влажным от слёз. И слёзы неожиданно казались тёплыми.

— Где Гарда? Он в руинах Зер Илиаса?

— Н-нет, — по каким-то причинам Нильгиф с лёгкостью ответил на вопрос пока меч и копьё сталкивались меж ними, — он в Эймене. Должен быть в подземелье башни.

— Это хорошо.

— Х-хорошо?

Мечник ухмыльнулся, от чего Нильгиф оказался потрясён до глубины души.

— Если убью его здесь, то всё закончится. Даже Гарда не сможет причинить вред заложникам в Зер Илиасе, когда умрёт.

После этих слов мечник пнул бока своей лошади и не обращая никакого внимания на Нильгифа помчался вперёд, даже когда тот начал кричать: «П-подожди!». Нильгиф был ошеломлён, но даже так он снова закричал, потому что хотел узнать одну вещь.

— Твоё имя! Как тебя зовут?

— Орба.

Вот и весь ответ, что он услышал.

После чего мечник просто мчался вперёд и вперёд. Отрубленная голова колдуна была похожа на талисман, защищавший Орбу от клинков, да и сами солдаты Гарды старались не приближаться к нему. Хотя, наверное, как минимум половину из них и войском Гарды-то нельзя было назвать.

Более пятисот солдат по главе с Бишамом без промедления бросились к Аксу. Они усилили оборону его войска, а благодаря нападению с тыла, которое вёл Наток, армия Гарды больше не могла лишь атаковать. Песчаный ветер клубился вокруг поля боя словно дым, придавая ему до странного неподвижный вид.

И этой «неподвижности» как раз хватило для Орбы. С несколькими наёмниками он мчался прямо к Эймену, и никто из врагов, по-видимому, даже не собирался их догонять. А те же, кто пытались, действовали нерешительно, отступая от двух мечей Шику или боевого топора Гиллиама.

Оно? По ту сторону внешних врат в небо взмывала башня. Небо было тусклым и облачным, но Орба заметил, что над башней облака были темнее и словно кружились вокруг её вершины.

Пройдя через врата Эймена, Орба с остальными бросились к башне в центре. На улицах не было и следа жителей, лишь сухой ветер странствовал по ним.

Оказавшись перед башней, они спешились, но у двери скрывалась молчаливая тени. Солдаты задумались, что же это такое, когда тени одна за другой стали превращаться в чёрных солдат, выхватывавших с пояса оружие.

— Уйдите прочь, — почти зарычал Гиллиам, держа на плече топор, — если мы одолеем Гарду, то он больше не сможет вам угрожать! И ваши семьи окажутся в безопасности! Уходите!

Но солдаты в чёрном словно не имея ушей бросились вперёд. И не только ушей, может у них не было и ртов, чтобы кричать или даже мозга, чтобы думать самостоятельно.

— Бесполезно, — сказал Стан. Из-за воздействия эфира он всё ещё был бледен и чуть покачивался, но всё равно обнажил меч, — у них странный «цвет». Наверное, им не угрожают. Быть может они и есть личные стражи Гарды.

— Тогда беспокоиться не к чему, — и сразу же после этого Гиллиам первым ринулся в бой. Его топор столкнулся с мечом, и тихий город наполнился звуками битвы.

Враг, несомненно, был опытен. Поскольку Стан был далёк от нормального состояния, то даже Талькот, который предпочитал отсиживаться в безопасности, вступил в бой. Изрыгая оскорбления, он демонстрировал молниеносное владение мечом.

Казалось, что только Орба занял позицию, чтобы наблюдать за боем, но на самом деле он лишь действовал настолько плавно и тихо, будто был неподвижен, пробиваясь сквозь людей вперёд, и в одиночку нырнул в башню.

Каждое мгновение было бесценным. Какими бы преимуществами они не обладали, ужас магии всё равно пронизывал его тело. А потому пока он лично не разобрался с Гардой, то никак не мог позволить себе быть беспечным.

Внезапно он почувствовал идущее со спины намерения убийства, но оно пропало благодаря Гиллиаму.

— Вот он твой шанс, командир. Давай, иди и прославься как никто другой на западе.

— Благодарствую.

Бросив одно короткое слово, фигура Орбы растворилась в башне.

Гиллиам ловко подпрыгнул, чтобы разорвать дистанцию между собой и клинками, что неслись на него и спереди, и сзади.

— Благодарствуешь, значит? — Он качнул своими волосами похожими на гриву и рассмеялся. Широкими движениями размахивая топоров, он добавил, — а Ласвиус тогда был прав. Он действительно говорит как аристократ.

Копьё вонзилось в цель. Глаза Лимы Хадейн широко открылись, а сама девушка замерла не в силах вдохнуть.

Прямо рядом с её мягкими волосами в стену полностью вошёл наконечник копья, заставляя трещины расползтись повсюду.

Тёмное лицо Лимы побледнело, глаза задрожали, и вскоре из них потекли крупные слёзы.

— Нгх, — простонал Гарда.

Само собой роль украденных девушек заключалась в том, чтобы постоянно до своей смерти обеспечивать его эфиром. И всё-таки бросок копья сумел привести сердце и разум девушки в сознание. А всё потому, что копьё разрушило часть системы подачи эфира.

Молдоф ничего не знал о магии, но его практически звериная интуиция направила бросок в то место, что вызывало у него беспокойство.

Затем он сразу же обнажил меч и бросился на Гарду. Не потребовалось и секунды, чтобы он сблизился на дистанцию удара. На лице колдуна, ничем не отличающемся от обычного пожилого человека, проявилось беспокойство.

Но…

— Глупец.

Незримый щит отразил меч, а крупное тело Молдофа отшатнулось назад. Руки Гарды, сухие словно мёртвые деревья, протянулись к нему. Всё его лицо под капюшоном блестело от пота.

— Для обычного человека ты оказался слишком уж проницательным. Мои поздравления. Но всё-таки на большее ты не способен. Ты думаешь, что я настолько бессилен, что паду пред одним человеком?

Гарда уже несколько раз впитал кружащий в зале эфир. Молдоф не мог вымолвить и слова. Казалось, что воздух в комнате превратился в десятки рук, что со сверхчеловеческой силой душили его.

Меч выпал из рук. На висках проступили крупные вены, а лицо побагровело. Но затем внезапно он побледнел, на губах показалась пена. Было видно, что генерал на грани смерти.

— Молдоф!

В этот момент со спины к Гарде выскочила тень. Колдун слишком сосредоточился на Молдофе, тем самым позволив ей довольно легко подобраться к себе.

Блеснула сталь. И кончик лезвия погрузился в плоть.

Если бы этот человек мастерски владел мечом, да даже пусть он был бы обычным взрослым человеком, то в этот самый момент жизнь Гарды бы оборвалась. Но его противником оказалась Лима Хадейн. Да, она схватила меч Молдофа, но оружие оказалось слишком тяжёлым для хрупкой принцессы. Она смогла лишь срезать часть кожи со спины Гарды после чего меч врезался в землю.

— Ах ты! — от жгучей боли в спине Гарда резко обернулся с искажённым от ненависти лицом. Крупное тело Молдофа грохнулось словно камень, — проклятые кадайнцы, лезите ко мне один за другим! Достаточно, сейчас я наконец избавлюсь от вас.

Гарда заставил свой браслет блеснуть и затем внезапно поднял палец. Упавший на пол меч словно живой начал извиваться, а потом взмыл в воздух. Он поднимался всё выше, разворачиваясь в воздухе, а затем резко остановился. И направлен он был прямо в спину Лимы Хадейн.

И потом он сразу же прорезал воздух.

В стремительно ускоряющемся мече было не меньше силы, чем в брошенном ранее копьё Молдофа. С такой мощью он должен был с лёгкостью пронзить тело принцессы.

Но прямо перед этим сверкнул другой клинок.

Мечи столкнулись в воздухе, а затем с искрами упали на землю.

— Что?! — Гарда резко обернулся к единственному входу в зал.

В его сторону словно вихрь мчалась тень. Не успели его глаза уловить как она оказалась впереди, подняла один из упавших мечей, и не останавливаясь метнулась в сторону Гарды.

— Чёрт! — он тотчас же воспользовался новой магией. Второй меч снова ожил и оказался меж ним и тенью.

Тень замерла. Но пылающую в её глазах враждебность ни с чем не спутать. Острый взгляд вонзился в колдуна из-под маски.

Наконец, Орба достиг Гарды. Колдуна, что взял себе имя, пугавшее зердианцев уже двести лет. Колдуна, что с армией вторгся на западные земли, неся за собой разрушения и погибель. И этот колдун выглядел обычным стариком, причём даже не зердианцем. А в его лбу блестело нечто похожее на кусочек драгоценного камня.

— Ты… — начал Орба.

— Ты… — вместе с ним с ядом произнёс Гарда. Ведь он узнал в своём противнике того самого мечника, которого видел недавно в браслете.

Меч снова воспарил в воздухе. Орба отбил его в сторону и собирался шагнуть к Гарде, но тот отскочил с такой лёгкостью, словно у него выросли крылья.

— Ты не зердианец. Думаешь, такой сопляк сумеет одолеть меня, Гарду?!

— Ты направил на меня меч. Подумай, что будешь делать дальше, колдун.

— Ха-ха. А ты похоже уверен в своих навыках. Хотя раз ты сумел добраться до меня, то как и Молдофа мне стоит похвалить тебя.

— Колдун в Кадайне сказал тоже самое. А потом лишился жизни.

— Какая самоуверенность, а ведь ты просто немного помешал мне. Но своей цели в Кадайне я уже давно достиг. Благодаря жтому Зер Илиас будет переполнен эфиром, — Гарда высокомерно засмеялся, открыв на обозрение свои слегка желтеющие зубы, — да и в этом сражении я заполучу немало эфира. А самое главное, у меня есть Эсмена Базган.

Как и сказал Гарда в зале находилась девушка, которую Орба знал. Естественно, он не мог не удивиться, но не допустил ошибки, показав это прям посреди боя.

— Ты опоздал, мальчишка. Прибудь ты чуть раньше, и может сумел бы одолеть меня.

— Заткнись.

В тот момент, когда Орба бросился к нему, Гарда воздел руки вверх, и из его браслетов пошёл чёрный дым. Несмотря на это Орба решил не останавливаться. Ведь он боялся попасть под магию колдуна, но с неожиданной быстротой перед его глазами осталась лишь тьма.

— Что?!

Его удар мечом прошёл сквозь тьму, не задев Гарду, который не так давно стоял на этом месте, и Орбе стоило не малых усилий сохранить равновесие. Сейчас он мог лишь остановиться и снова приготовить меч.

Всюду одна лишь тьма.

Он не видел ни своих рук, ни ног, ни блеска стали, что держал в руке.

Орба глубоко вздохнул. А затем словно дикий зверь позволил своим пяти чувствам заработать на полную катушку, пытаясь обнаружить противника по запаху или потокам воздуха.

Он не знал, сколько простоял вот так. Но когда его глаза наконец привыкли к тьме, воспринимая её как обычную темноту, в стороне от Орбы засиял красный свет.

Быстро подняв меч и прикрывая другой рукой глаза, он повернулся в ту сторону. Там мерцало пламя. Когда он наконец ощутил жар, вокруг уже поднялась огненная стена.

Иллюзия или же…

Он не мог ошибиться. Должно ли было это пламя сжечь его или же просто отвлечь от настоящего удара?

И тогда он почувствовал колебания воздуха позади себя.

Там?

Не произнося ни слова Орба развернулся, вкладывая само вращение в этот удар. Но в самом конце неожиданно замер, заколебался. Ведь перед ним стоял не ужасный колдун, и даже не мечник в чёрном.

— Орба, — произнёс мужчина.

— Брат, — от собственных слов Орба почувствовал головокружение. Сколько лет назад он в последний раз произносил это слово?

Перед ним без сомнений стоял Роан.

Но лицо брата было бледным, а протянутая к нему рука мокрая от крови. Орба невольно отступил. Рядом с ним стояла и Алиса. Её одежда мерцала бледным светом, и сцена сгорающей деревни ярко вспыхнула в сознании Орбы.

А позади них определённо угадывалась фигура матери, которая после ухода Роана в Апту потеряла задор, и чьи глаза тогда потускнели.

Нет. Всё это не настоящее. Но даже зная об этом, Орба не мог отвести взгляда. Ведь перед ним стояли те, которых он всё время искал. Те, кого он давно потерял. С каждым шагом к их лицам возвращались краски, а глаза становились всё ярче. И вот они уже улыбались Орбе, как и тогда в жизни.

— Орба, что-то не так? — Роан словно мягко упрекал своего хулиганистого младшего брата.

— Точно, зачем тебе маска? — хихикнула Алиса, — опять в героев играешь? Не пора ли тебе домой, помогать матери?

— Она права, — его мать — как и всякий раз когда видела, что Орба подрался — дарила ему полураздражённую, наполовину смирившуюся улыбку, — я не говорю тебе быть таким же как Роан, но вот ребёнком оставаться ты вечно не можешь. Честно говоря, с каждым годом ты всё больше становишься похож на своего безрассудного отца.

Хватит.

Он должен был сказать это вслух. Закричать во все лёгкие. Но его губы дрожали и не могли не раскрыться. Он даже не мог отойти на шаг назад, позволяя призракам подходить всё ближе.

Роан протянул руку, собираясь коснуться его плеча. И в это мгновение всё его тело охватило чувство необъяснимого отвращения.

— Хватит!

Он отмахнулся от руки, отскочил на пару шагов назад и вновь поднял меч.

— Что такое, Орба?

Каким-то образом фигура Роана оказалась уже не перед ним, а справа от него, схватив его за руку.

— Точно, я же говорила, хватит играться! — Алиса оказалась слева от него. Она с удивительной силой удерживала его руку и тихо просмеялась ему в ухо, — или быть может…

— Ты хочешь убить нас?

А спереди к нему подошла мать. Кончики её губ медленно изогнулись, превращаясь в устрашающую улыбку, разрываясь всё выше и выше, пока из образовавшейся дыры не показалось другое лицо, слизкое от крови.

— Да, убить собираешься? Как ты уже сделал с нами?

В какой-то момент количественно людей вокруг Орбы увеличилось. Залитые кровью лица гладиаторов и его противников.

А позади него бушевало пламя, которое, казалось, всегда украшало его бои.

Был среди призраков ещё один…

…и увидев его, Орба чуть не вскричал. Неуверенным шагом к нему направлялся Оубэри Билан.

Часть 3

– Т-ты.

Надломленный голос прорезался из уст Орбы.

Оубэри Билан.

Именно из-за него погиб Роан, когда отправился в Апту. Именно он сжёг деревню, в которой укрывался Орба с остальными.

Он уже должен быть мёртв. Пусть Орба и не нанёс ему смертельного удара, когда поймал заклятого врага в ловушку, но успешно свалил на него вину за убийство наследного принца. Поэтому Орба считал, что того уже казнили.

Но теперь он приближался к парню. И всё его лицо было покрыто сажей.

— Самозванец, — Оубэри открыл свои обожжённые, гнойные губы и заговорил, — самозванец, выдающий себя за наследного принца. Почему я должен умереть от руки такого как ты?!

— Почему-почему, да потому! — закричал Орба. Его тело всё ещё удерживалось Роаном и Алисой. Когда Оубэри подошёл ближе, в глазах Орбы запылала жажда убийства, — ты и так знаешь почему! Ты сам во всё виноват! Разве не должен ты расплатиться за свои действия!

— Нет! — Оубэри прямо указал на Орбу. Его палец был разрублен, и его половинка просто болталась в воздухе, — Ты никакой не дворянин. И несмотря на это ты всё же управлял очень многими людьми, и не меньшее число убил. Такое позволительно лишь тому, кто несёт бремя долга. Ты никто, но пользовался своей фальшивой властью ради собственных целей и желаний. А затем убивал. Убивал. Убивал.

Убивал, убивал, убивал…

Гладиаторы вторили голосу Оубэри. Страшный звук окружил Орбу, словно набат проникая ему в уши.

И тогда, наверное, чтобы постараться удержаться, он выкрикнул: Я сделал так, потому что ты убил первым! Если бы не ты, я бы никого не тронул!

— Нет-нет-нет, — бледные призраки одновременно закачали головами, — это ты убил Оубэри. Это ты убил Роана. Это ты убил Алису и свою мать. Ты бросил их в пламя. Ты отбросил свои обязанности и желал лишь привилегий. Ты убил невинных. Ты заставил рабов воевать. Ты построил гору из трупов…

Рука Оубэри вытянулась в воздухе. И несметное число рук гладиаторов следовало за ним. А затем и руки солдат.

Ощущая будто его сердце остановилось, Орба смотрел как заполнившее всё его поле зрения руки приближаются к нему.

Он больше не мог сказать, иллюзии это или же нет. Голоса мёртвых пробудили запрятанную поглубже боль. Обнажили её, вытащили наружу.

Словно ребёнок он закричал.

А руки все приближались. Руки, руки, руки…

— Хватит!

Он резко взмахнул мечом. По этим нелепым ударам сложно было бы предположить, что он мастерски владеет мечом, но всё-таки одну руку он задел.

И тогда…

— Убьёшь? — зашептал ему на ухо Роан, — убьёшь, Орба? Тех, кто мешает тебе? Тех, кто неугоден.

— Нет, ты не прав, брат. Всё не так.

— Тогда убери свой меч, — в этот раз он услышал голос Алисы, которая словно умоляла его, — не убивай. Мы так долго ждали тебя.

Верно. Под маской потекли слёзы. Он не хотел слышать голоса. Он не желал, чтобы Роан, Алиса или мама осуждали его. Он сосредоточился лишь на мести. Даже зная, что потерянное уже никак не вернуть, он стремился лишь к одному.

— Давай, Орба.

— Было бы здорово, останься ты с нами.

— Не надо бояться. Мы с радостью примем тебя. И тогда будем вечно вместе.

— Иди к нам, Орба.

— Давай.

Наполовину одурманенный, наполовину в каком-то экстазе, Орба поднял взгляд на спускающиеся на него руки. Силы покинули его тело, а меч опустился вниз.

И тогда они накрыли его.

Бесчисленные пальцы гладили его кожу. Они медленно ползли по его рукам, ногам, туловище, спине, паху. Они давали ему чувство облегчения, как когда-то в прошлом, когда ещё младенцем он спал на руках матери.

Верно.

Всё его напряжение растворилось во тьме, а пылающее сердце, казалось, сгладилось под этими пальцами и словно исчезло. Рой пальцев достиг его шеи, а затем пополз к губам.

Орба оказался на грани забвения от этого мягкого ощущения. В глубине его сознания непрерывно раздавался голос, предупреждающий его о том, что если он сдастся, то никогда не сможет вернуться в реальный мир. Но сейчас этот голос, глас его инстинктов, лишь раздражал.

Веки под маской начали медленно опускаться. А тело казалось таким далёким.

Почти всё, что делало его Орбой, оказалась раздавлено и рассеяно под натиском этой черной волны, пока в конце концов даже его сознание не оказалось во тьме.

Тем временем Гарда стоял прямо перед Орбой. Он никуда не скрывался и не вызывал тьму. Тот мрак был всего лишь тьмой сердца самого парня.

Каким бы великим или благородным ни был человек, ни у одного из них сердце не находилось под защитой стали. Хоть где-то, но находились слабые места, и в каждом сердце всегда была тьма.

Хватая человека за сердце, Гарда первым делом усиливал эту тьму. Если он планировал лишь избавиться от противника, то большего и не требовалось. Поглощённый собственной тьмой человек сам уничтожал своё сердце.

Гарда торжествующе улыбнулся мечнику, который бросил оружие и упал на колени.

— Хм, — усмехнулся он, — а мальчишку можно использовать.

Он сумел убить колдуна в Кадайне, объединил разбитых солдат и привёл их в Эймен. Он даже сумел настичь его, Гарду. Поэтому по завершению сражения он планировал промыть ему мозги и превратить в одного из своих стражей, тех самых чёрных мечников. Как и в случае с девушками, Гарде потребуется какое-то время, чтобы проанализировать его самые важные воспоминания и изменить их.

— Тебе придётся помучиться ещё немного. Мне пока нужно нанести ещё один удар по западу, чтобы их не заносило.

Когда он снова взглянул на драгоценный камень в браслете, положение на поле боя разительно изменилось. Солдаты застыли, впившись взглядом в пропитанную кровью равнину, не в силах сказать, кто есть друг, а кто враг.

Кто-то всё ещё продолжал сражаться, но в какой-то момент стоны раненых и шум ветра перекрыли крики людей.

Гарда сосредоточился и закрыл глаза.

Находящиеся на поле боя не заметили, что в этот момент воздушный корабль, извергнувший из своего чрева многочисленных солдат, знатно дёрнулся и начал извиваться словно сбитый человеческой рукой комар, оказывающий своё последнее сопротивление. Гарда ударил эфиром, циркулирующим вокруг поля боя, и ударил им по солдатам, которые скорее всего планировали выступить на Эймен, чтобы схватить его.

Союзники они или же враги, не так важно. Если он сумеет ослабить погоню и чуть задержать их, то этого времени ему хватит, чтобы улететь в Зер Илиас.

А уже из той демонической столицы, где хранятся гораздо большие запасы эфира, он устроит засаду немногим оставшимся противникам. Естественно, он не планировал такого изначально, но учитывая обстоятельства другого выбора просто не осталось.

— Ничего страшного. Войска можно собрать ещё раз. Но раз вы посмели бросить мне вызов, то знайте, не видать вам ни одного мирного дня. Я уничтожу всех вас и иссушу ваш эфир.

Обеими руками он проделал сложные пасы в воздухе. Огромный воздушный корабль начал вибрировать. Похоже, в эфирных двигателях случилось возгорание.

Гарда улыбнулся.

— Ах, да, принцесса Таурии. Дай мне побольше эфира. Открой своё сердце, будь едина со мной, посвяти мне всю себя. Ещё немного, ещё совсем немного и я исполню твоё желание.

Поднимающийся от Эсмены туман становился всё плотнее, а движения воздушного корабля становились резче. Фрагмент драгоценного камня во лбу Гарды стал цветом, который невозможно описать, и начал излучать зловещее сияние. Почувствовав всплеск эфира в своём теле, Гарда громко рассмеялся.

— Да, всё ради возрождения вашего возлюбленного Гила Мефиуса!

В то же время словно дующий издалека ветер мимо ушей Орбы пронеслось имя «Гил Мефиус». Резко раскрыв глаза, он осознал, что его окружают бесчисленные руки и лица. Повсюду в этом ограниченном пламенем пространстве дрейфовали воскрешённые из его воспоминаний мертвецы, окрашенные во время улыбок, упрёков, разговоров в уродливые цвета.

Но один из них всех стоял к нему спиной.

Кто это?

Поглощённое этим человеком, исчезающее сознание Орбы пришло в себя словно начало всплывать из мутных глубин океана.

Кто ты?

Повторил Орба. Когда он это сделал, другие лица и рой рук начали мешать ему, а фигура стала казаться настолько эфемерной словно готовая исчезнуть в любой момент. Но…

Ах!

Когда тот человек оглянулся через плечо, повернув голову боком к Орбе, парень вновь начал приходить в себя.

— Ты…

С загорелого лица на него смотрела пара глаз. Для воина его телосложение было хлипковато, но всякий раз когда Орба пытался схватить его он проворно ускользал. Каким-то образом эта фигура была точной копией его отражения в зеркале, а потому он выкрикнул всего одно имя.

— Гил Мефиус.

Стоящий напротив него парень улыбнулся. Но в этой улыбке не было ни капли тепла, она была неприятной, заставляя собеседника чувствовать будто его презирают.

— П-почему ты здесь?

По какой-то причине он был очень взволнован. «Он» больше не должен существовать в этом мире. А значит, это не мог быть настоящий Гил Мефиус. Орба заменил его, а после многочисленных сражений своими руками отправил наследного принца в небытие.

Ты тоже презираешь меня? Того, кто использовал и убивал невинных? Орба на мгновение задумался, и тогда кружащие вокруг призраки обратили свою враждебность на принца, хоть он и должен быть таким же как они.

У каждого из мёртвых были лица солдат противников Орбы. Там были рыцари Гарберы, бойцы из Мефиуса, восставшие под предводительством Заата Кварка, солдаты Таурии и воины из Энде.

Столкнувшись с таким огромным числом призраков Гил снова показался схожим по телу и духу с Орбой. Его клинок вспыхнул перед глазами Орбы, отражая на лезвие красное пламя.

— Хватит, — чуть не сказал он. Но Гил не проявляя никакого колебания, уничтожал призраков одного за другим. Призраки были беспечны, они словно сами прыгали под удары Гила.

Кружились головы, взлетали в воздух конечности, и каждый раз теряя части тела они падали в сторону Орбы.

— Хватит! Прекрати! Довольно!

Но даже после его крика…

А к чему эти колебания?

Орба услышал голос похожий на его собственный. Или точнее это был голос призрака Гила Мефиуса.

Ведь это я убил их. Неважно пали ли они от моей руки или их убили по моему приказу. Почему я должен колебаться, когда вновь убиваю их? В конце концов, не приняв свою смерть, с миром не упокоишься.

К изумлению Орбы, Гил Мефиус стряхнул призраков и пошёл к огню, окружавшему пространство, словно желая покончить жизнь самоубийством. Но когда он уже собирался шагнуть в огонь, порубленные им призраки резко дёрнулись. Гил поднял руку как бы отдавая приказ и те словно марионетки кукольника начали взбираться на плечи друг друга, хватая друг друга за руки и ноги, а потом упали вперёд тем самым создавая арочный мост, простирающийся над морем пламени.

Не мешкая ни секунды Гил зашагал по этому мосту из их спин.

— Постой!

В этот раз Орба ужасно боялся, что Гил оставит его, а потому бездумно погнался за ним. Как и Гил он собирался пройти по спинам призраков, но…

— Орба, — снова зазвучал голос Роана. Только вот он не был позади него, а наоборот оказался впереди, на том самом мосту, куда собирался ступить Орба.

— Хи-и, — парень издал странный вскрик. Ведь Роан сейчас был пепельным призраком, чьи руки и ноги сложным образом переплетались с другими людьми.

— Куда ты идёшь, Орба?

— Хочешь бросить нас и сбежать? — рука Роана обернулась вокруг её ноги, тем самым включая Алису в конструкцию этого «моста». А дальше виднелись его мать, знакомые из деревни.

— Орба бы так не поступил. Это ведь неправильно?

— Точно. Ты останешься с нами навечно. Ведь это и есть твоё желание.

Голоса Роана и Алисы снова раздались из-за спины, а потому Орбе, казалось, будто эхо атакует его со всех сторон, наслаиваясь друг на друга.

Гил Мефиус достигший вершины моста обернулся, оглядываясь на застывшего в ужасе Орбу.

Не идёшь? Взглядом спросил он и усмехнулся. Боишься? Боишься, что никогда больше их не встретишь? Какой же ты идиот.

— Что?! — невольно прокричал Орба. Гил слегка улыбнулся и внезапно исчез. А вместо него издалека пришёл голос.

Лорд Гил.

Глаза Орбы расширились от удивления. После ухода Гила он наконец мог разглядеть конец моста. И там что-то мерцало. Именно там тьма немного отступила и можно было разглядеть, что лежит по ту сторону.

Там был Гарда. И между ним и Орбой словно закрывая путь стояла Эсмена. Быть может это были какие-то проделки эфира, но в этот раз Орба видел волну магической силы, поднимающуюся от девушки. При виде чего-то похожего на гигантскую руку, сжимающую нежное тело принцессы, словно пытаясь выжать из неё каждую каплю силы, по его телу пробежали мурашки, а волосы встали дыбом.

И в таком положении она рыдала словно ребёнок, постоянно повторяя…

Лорд Гил, лорд Гил, лорд Гил.

Пока её сердце звало человека, которого она видела всего-то пару раз, принцесса Таурии плакала. И текущие по её щекам слёзы были цвета крови.

Орба сглотнул.

Я…

Он почувствовал себя камнем, неспособным сдвинуться с места. Но ощущения были не такими как когда руки призраков сдерживали его. Сейчас казалось, что дело вовсе не в ногах или руках, а скорее что-то внутри него просто застыло.

Перед ним был мост из трупов. Позади него приближалась толпа призраков.

И неведомым ему образом в это мгновение мучительный голос и фигура Эсмены пересеклись с голосами совершенно других людей, которых он почувствовал по ту сторону огня. Он видел фигуру матери, погибшей защищая своего ребёнка в сожжённом Кадайне. Вместе с голосом Эсмены он слышал и крики молодой девушки, потерявшей ребёнка и своими руками расцарапывавшей дорогу.

Звуки боя сотрясли его барабанные перепонки. Ему казалось будто он видит своих товарищей и солдат западной армии, которые продолжают сражаться.

Вязкий жар пламени облизывал всё его тело. А сердце стучало так, что заболели уши.

Конечно, даже протяни он руку, Эсмены достать не смог бы. Стоны, крики агонии обычных людей и солдат наполняли его уши и эхом отражались внутри него.

Чтобы добраться до них… ему нужно наступить на мертвецов, простирающихся перед ним. Ему придётся избавиться от тех, кого уже потерял и по кому никогда не перестанет тосковать.

И тогда Орба понял. Он понял почему среди этих мертвецов появился Гил Мефиус. Его сердце переполнили эмоции и желания, которые он не помнил с тех пор, как отомстил Оубэри. А затем…

Волосы Эсмена развевались серебром и постепенно пред ним представала фигура совершенно иной девушки.

Девушки с сильным взглядом, глядящей ему прямо в глаза. Орба, постоянно носивший маску лжи, всегда скрывался от этих глаз. И даже сейчас девушка смотрела прямо на него.

Орба опустил голову.

Я…

Но сразу же поднял глаза, словно притянутый этим сильным взглядом, и сделал шаг по спинам мертвецов. Оставив колебания, он наступил на голову Роана, шагнул по спине Алисы. Чувствуя, как от пламени поднимается жар он помчался по мосту.

— Подожди.

От всех призраков позади него одновременно ощутилась враждебность, и они сами шагнули на мостик, вновь протягивая к нему рой рук.

— Постой.

— Подожди. Стой. Ты сбегаешь?

— Постой-постой. Хочешь оставить нас. Бросаешь. Собираешься сбежать?

Нет, оглянувшись, Орба взмахнул мечом. Прорезав воздух, он одним ударом разрубил рой преследующих его рук и сами тени.

В этот раз он не был безучастным наблюдателем. Взмах его меча был наполнен намерением.

Я не убегаю. Наоборот…

Орба не отводил взгляда от обращённых на него обиженных глаз. И даже хотя окружающая тьма рассеялась, он отдал им своё тело.

Часть 4

Тело Орбы внезапно стало очень тяжёлым. Он ощутил тяжесть доверившихся ему сердец.

Расслышав голос Орбы, когда тот закашлялся, на лице Гарды проявилось удивление.

— Что?! — видя как Орба начинает встать на ноги, Гарда оказалось совершенно ошеломлён. И всё же, — у меня нет времени возиться с тобой. Поспи подольше!

Когда он указал посохом на Орбу, в его глазах наконец проявилась настоящая враждебность. И когда казалось, что сейчас вновь польётся тьма, Орба закрыл глаза.

На поле боя он много раз встречал «Роанов». Лица призраков, которых он только что видел, трепетали перед ним. Здесь, в западных землях он видел более чем достаточное число таких же как его мать или Алиса. Тех, кто потеряли свои семьи, свою повседневную жизнь, когда их родные места оказались сожжены.

Это… какие колебания он таил в себе? Какое решение принял?

Орба поднял руку и провёл пальцем по краю маски.

— Что бы обычный человек не делал, всё бесполезно, — усмехнулся Гарда, собираясь вновь использовать магию на Орбе. И в этот момент Орба снял маску.

— Это я, принцесса! Гил Мефиус! — закричал он изо всех сил.

Естественно, Гарда даже предположить такого не мог. Он не ведал, что даже сняв скрывающую его лицо маску, парень всё ещё носил другую. И как только проявится новая «маска», исходящий от Эсмены поток эфира быстро иссякнет.

Жизнь практически моментально вернулась к её лицу. Щёки покраснели, покрылись румянцем, а в глазах прорезались стальные искры. Орба вновь закричал:

— Наследный принц Гил Мефиус не умер, не сбежал, не спрятался! Я здесь!

И пока на лице Эсмены проступало удивление, а слёзы лились из её глаз, Гарда в замешательстве уставился на неё.

— Что это значит?..

И в этот момент… Орба оттолкнулся от земли.

Резво словно стрела он преодолел разделяющее их с Гардой расстояние. Поражённый колдун вновь отскочил с немыслимой для его возраста скоростью, но Орба не останавливался. Он подскочил и опустил меч на голову противника, а Гарда поднял вверх посох, защищаясь от удара.

Ноги Орбы коснулись земли и кончик его меча моментально изменил направление движения, метнувшись к сердцу колдуна.

— Гх!

Гарда пошатнулся, сгустки крови окропили его бороду, но он продолжил бороться, снова взмахнув посохом, чтобы остановить удар Орбы.

Рука Орбы задрожала. Такая сила немыслима для старика. Наверняка это тоже была сила магии. Какое-то время они продолжали сражаться молча.

— Отправь его! — закричал Гарда, из его рта брызнула кровь, — быстро пошли мне эфир из Зер Илиаса. Слышишь меня, Таи? Что ты делаешь?!

Что произошло в той области, которую мог понять лишь колдун? Трудно сказать, но удивление на лице Гарды было куда сильнее, чем после пробуждения Эсмены.

— Почему? Как же так? Мой эфир поглощается. Что происходит? Словно… путь ко мне перекрыт!

— Гарда.

— Да, я Гарда. Сам Гарда.

Надавив, Орба внезапно сделал пару шагов вперёд. Он издал полубезумный крик, и как только Гарда поднял свой посох, меч Орбы прорезал воздух.

Поднявшийся ветер всё ещё свистел, когда сталь вонзилась Гарде в голову.

Его веки оторвались от белых глаз, стекала кровь, и старый колдун безмолвно рухнул на пол.

С головы Гарды что-то упало. Это был фрагмент драгоценного камня в его лбу. Когда-то казалось, что он сидел очень крепко, но словно потеряв силу вместе с жизнью владельца его зловещее свечение исчезло, а сам он упал на пол словно обычный камешек.

Орба тяжело дышал, уставившись на останки человека, который ещё минуту назад был готов контролировать все западные земли. Его тело остывало. Как и всегда в такие моменты. Сердце словно зажёгшееся, когда он довёл бой до конца остывало вместе с телом, а сам он чувствовал пустоту и апатию.

— Молдоф, Молдоф!

Услышал он крик женщины. Посмотрев в ту сторону, он увидел рухнувшего Молдофа, который начал приходить в себя, и Лиму Хадейн — хотя, естественно, Орба не знал ни её имени, ни её личности — которая стояла рядом с ним на коленях и пыталась приподнять его.

— П-принцесса, — тяжело дыша, Молдоф приподнялся.

Он в оцепенении уставился на рыдающую Лиму, а затем с удивление оглядел зал. Его взгляд проскользил по трупу Гарды, упавшей на пол маске и Орбе.

— П-парень. У тебя получилось!

Молча, без улыбки, Орба просто слегка кивнул. Молдоф всем сердцем тяжело вздохнул. Мгновение спустя он о чём-то забеспокоился и отошёл от Лимы, которая всё ещё держала его.

— Принцесса, я направил на вас своё копьё. Я недостоин быть рядом с вами.

— О чём ты говоришь, Молдоф, я в долгу перед тобой.

— Если бы я хоть немного ошибся, то тем броском лишил бы вас жизни… Нет, тогда я даже подумал, что и подобный исход приемлем. И как после такого я могу вновь быть рядом с членом королевской семьи Кадайна?

— Да, Молдоф, ты был так добр, что готов был лишить меня жизни.

— П-принцесса!

В глазах Лимы блестели слёзы. Она прижалась к бородатому генералу словно так долго ждала его, взяв мужчину под руку.

— Я привела Кадайн к гибели. Ты убил ту меня, и тем самым спас. Я благодарна тебе, Молдоф. Ты истинный защитник королевской семьи.

И затем Молдоф наконец позволил себе пролить слёзы. Когда его плечи вздымались, а сам он дрожал от рыданий, Молдоф сильно напоминал своего младшего брата.

Глядя на них, Орба почувствовал чьё-то присутствие рядом и повернулся в ту сторону.

— В-вы… — это была Эсмена Базган. Её глаза стали круглыми как блюдца, а сама девушка протянула дрожащую руку, — вы принц Гил? Вы действительно Его Высочество Гил Мефиус?

Орба не ответил. Его маска упала рядом с ним, но сейчас казалось такой далёкой.

— Я всё ещё под магией Гарды? Это снова всего лишь сладкая иллюзия? Прошу, Ваше Высочество, прошу, скажи хоть что-нибудь. Прошу, скажите, что вы действительно Гил Мефиус.

Текущие из её серых глаз слёзы, казалось, не желали останавливаться. Орба взмахнул мечом и с него стекал кровь.

— Принцесса, я…

Он так и не смог произнести своё имя. Его глаза избегали взгляда Эсмены. Он знал, что ему нужно сказать всего три слова. Всего лишь произнести «Я Гил Мефиус», но…

— Я…

Он сумел лишь повторить это, а затем…

— Это неважно! — Одновременно с криком Эсмены, Орба почувствовал теплые объятия, — неважно. Сон или же иллюзия, какая разница. Ваше Высочество! Прошу, даже если это всего лишь сон, постойте вот так...

Эсмена с неожиданной для девушки силой схватилась за Орбу и рыдала.