Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
swer15
12 д.
#
Спасибо!
ricco88
23 д.
#
Спасибо.
6576666
3 мес.
#
Спасибо
6576666
3 мес.
#
Хоу
colddreamer
3 мес.
#
Может кто дать ссылку на анлейт?
shum
3 мес.
#
>>18647
Как можно задонатить команде перевода?

Мы не указывали своих реквизитов, так что, наверное, никак.
Bratishka
4 мес.
#
Как можно задонатить команде перевода?
Ответы: >>18648
Usus1
4 мес.
#
Хммм
user7557
4 мес.
#
Спасибо
vargdru
5 мес.
#
>>18637
Интересно, сколько лет пойдёт, прежде чем закончится перевод всех томов? 5? 10?

У команды их выходит 2 главы в месяц +-. В томе вроде глав по 7-8 (плюс эпилоги и прологи) - допустим пускай 8 будет. Итого 4 месяца на том, 3 тома в год, осталось 6+ томов) - 2 года. Вполне возможно переводчики в какой-то момент ускорятся. Я могу читать на английском, но все-таки немного не то - переводчик вкладывает свой шарм в произведение, а на английском суховато - только информацию получаешь)
shum
5 мес.
#
>>18642
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?

Главы выходят раз в две недели по пятницам.
karosn1
5 мес.
#
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?
Ответы: >>18643
white_star
5 мес.
#
Благодарю за перевод данного тайтла. Безумно ждал продолжения
tylmarin
5 мес.
#
Вселение? Заинтриговали. То есть магия в этом мире действительно может многое? И интересно, ГГ все таки станет королем Зер Таурана и победит Гарду (Рейзела)? Или возведет кого-то другого? Ведь как намекают обложки последующих томов, то ГГ снова станет Гилом, или откроется принцессе. Как никак, она там 4 тома его сопровождает. В общем, ждем продолжения...
Dienoforu
5 мес.
#
Ееее , скорей бы ещё главы!) Спасибо
user788
5 мес.
#
Спасибо
Xvlad93rus
6 мес.
#
Интересно, сколько лет пойдёт, прежде чем закончится перевод всех томов? 5? 10?
Ответы: >>18644
arazul
9 мес.
#
Неа
Sudsin
1 г.
#
Эссена кажется помрёт

Глава 5. Буря эфира

Часть 1

Время пришло.

Словно костёр Расван пылал решимостью. Его глаза были широко раскрыты, а от обычного холодного выражения лица не осталось и следа. Сейчас он казался совершенно другим человеком.

И вот в таком состоянии полностью вооруженный Расван, а с ним более двадцати солдат предстали перед воротами замка. Солдаты тоже были экипированы шлемами и доспехами. Лишь у одного из их группы не было оружия: мужчина среднего возраста с бледным лицом. Похоже, он был сильно взволнован.

— Что происходит?

Неудивительно, что стоящие на страже солдаты были изумлены. Кстати говоря, стоящие на страже замка Таурии солдаты — хотя скорее даже поместья — подчинялись Тоуну Базгану, отцу Расвана.

Не объяснив им причины своего появления, Расван просто сказал: «Я вхожу. С дороги.»

— Пожалуйста, подождите минуту. Я схожу и приведу Тоуна, — чувствуя витающую в воздухе опасность, один из стражей направился к воротам. Сияние меча Расвана, направленного в спину этого солдата, стало сигналом о начале восстания Расвана Базгана.

Пролилась кровь. Раздались крики придворных слуг. А Расван бесстрастно перешагнул труп и с отрядом вошёл в замок.

Стражи так и не смогли скрыть своего потрясения, столкнувшись с сыном Тоуна. Прежде всего, решительность, с которой он перешагнул врата в замок, не была чем-то обыденным. Создавалось впечатления, что если приблизиться к нему, то он попросту зарежет. Наверное, именно из-за этого ошеломления Расван и смог беспрепятственно войти в замок.

Но вот стоящие перед массивными дверями в зал для аудиенции солдаты скрестив копья преградили ему путь.

— Не подходите.

— Назад!

Они прокричали в унисон, но и тут Расван не замедлился и сразу же прибегнул к оружию. В мгновение ока он убил своих соотечественников и отворил дверь, ведущую в тронный зал.

Внутри сейчас находилась королева Джайна и герцог Хирго Тедос. Они как раз проводили встречу с послами разных западных стран. Они естественно услышали шум и поднялись со своих мест. При виде окровавленного клинка Расвана раздались крики десятка делегатов, и даже Джайна ахнула.

В это время около пятидесяти солдат во главе с Тоуном Базганом запоздало настигли Расвана и уставились на его солдат, которые блокировали открытую дверь. Оба отряда одновременно обнажили свои мечи, но Тоун оказался настолько потрясён и растерян, узнав о действиях сына, что так и не отдал приказ.

— Расван! — громко окликнул он, но тот ничего не ответил и даже не повернулся к отцу. Расван просто уставился пронзительным как у ястреба взглядом на трон.

— Ты обезумел, Расван? — воскликнул герцог Хирго. Он был приёмным отцом Боувана Тедоса и служил ещё отцу Акса.

Рот Расвана растянулся в усмешке.

— Обезумел? Нет, я пришёл бороться за свои права как законный потомок дома Базганов. Трон, похоже, пуст, не против если я его займу?

— Что за чушь! — Джайна вздрогнула. Эсмена очень напоминала мать, а потому и Джайна обычно была очень милой и нежной, но теперь её выражение лица совершенно отличалось от обыденного. — Трон принадлежит моему мужу, Аксу Базгану. И ты хорошо это знаешь!

— Трон Базганов — это трон Зер Таурана. Разве не это любимая его фраза?

— И какая здесь связь с твоими действиями? — выкрикнул Хирдо, направляясь к месту за ним. — Тоун, схвати этого безумца. Пусть он и твой сын, но он попросту восстаёт против Таурии.

Солдаты обоих отрядов застыли в напряжении, словно натянутая тетива. Они внимательно следили друг за другом, ожидая действий противника, но…

— Сейчас-сейчас. Секунду, — с поразительной небрежностью произнёс Расван, — я кое-кого привёл с собой. Давайте сначала послушаем, что он хочет сказать.

С этими словами Расван привлёк к себе мужчину средних лет, единственного безоружного из его группы. Он был одним из мастеров этого города. От внезапного кровопролития он побледнел и тяжело дышал, словно в любой момент был готов упасть в обморок.

Но сказанные этим невзрачным человеком слова привели зал в смятение.

— Чушь, — простонал Хирго, но даже с его лица сошли краски.

По словам этого человека около полугода назад один из подчинённых генерал-губернатора Акса Базгана пришёл к нему и попросил его сделать веер. Более того, веер должен был походить на тот, что Акс обычно носил у себя на поясе. Ему в мельчайших деталях описали дизайн ручки, в которой заключался символ правителя магической династии.

— Вы ведь ещё помните, да? — словно пытаясь пронаблюдать за волнениями вызванными словами свидетеля, Расван медленно обвёл взглядом окружение. — Генерал-губернатора схватили в Апте в войне против Мефиуса. А затем Таурия и Мефиус внезапно помирились. Помните, что нам сказали в тот раз, когда пусть и ненадолго, но веер исчез с пояса Акса Базгана?

— Что ты хочешь сказать? — с пепельным лицом задала вопрос Джайна.

Расван тихо хмыкнул.

— А нужны ли слова? У генерал-губернатора был веер, а значит, символ правителя был украден Гилом Мефиусом. А затем угрозами нас склонили к союзу с ними. Для члена дома Базганов… нет, для зердианца потеря символа правителя — бесчестье. И всё же Акс пошёл и дальше. Ради обмана он заставил этого человека создать новый веер.

Зал переполошился. Пока люди Тоуна переглядывались между собой лишь Расван оставался спокоен. Приведённый им мужчина безусловно был одним из мастеровых города, но на самом деле такого запроса от Акса он не получал. Акс явно понимал, что такая ситуация может повлиять на всю Таурию, поэтому Расван не смог найти никаких доказательств. Скорее всего, Акс сделал его в другой стране, скрыв свою личность. Или быть может он заставил сделавшего веер ремесленника навсегда замолчать.

Будь у него чуть больше времени, Расван бы куда подробнее расследовал это дело, но надо спешить. Он с неохотой и за большие деньги нанял известного в Таурии мастерового. Естественно, в будущем он может стать помехой, а потому Расван собирался вскоре убить его, обставив всё так, что мужчина попросту стал жертвой восстания.

Как бы там ни было, зал сотрясался от волнений. И Расван воспользовался этой возможностью, чтобы повысить голос.

— Чёртов Акс больше не имеет права быть главой дома Базганов. Вы не согласны? Я лично верну веер в Таурию. Разве нам не нужен новый правитель, который сделает шаг на встречу возрождения Зер Таурана.

— Н-не неси этот вздор, — чувствуя, как настроение в зале меняется, Хирго тоже заговорил громче, медленно приближаясь к Расвану, — хватит с нас предположений. Когда Его Светлость вернётся, мы во всём убедимся. Но раз ты сознательно заявляешь об этом в его отсутствии, то твои намерения ясны как день. Прочь, Расван. В независимости от обстоятельств, твои действия непростительны.

— Всё ещё не поняли? Если Его Светлость вернётся, то что? Думаешь, человек, который потерял символ правителя и право быть генерал-губернатором, сможет одолеть Гарду? Теперь, когда угроза западу так велика, Таурии нужен новый лидер!

— Я сказал тебе «прочь». Отступи сейчас, пока не стало слишком поздно.

Расван и в лучшие времена не отличался терпеливым характером, и когда дела шли не так как он желал, то морщил лоб, как и сейчас. Его переполняла решимость, а нервы были напряжены до предела ради этого грандиозного представления.

Они были слишком близко друг к другу, поэтому Хирго не сумел заметить, как правая рука Расвана поднялась вверх и опустилась вместе с мечом, с которого до сих пор стекала кровь.

— Герцог!

Крик Джайны запоздал. В одно мгновение меч Расвана прошёлся от правого плеча Хирго Тедоса до его груди. Хирго пошатнулся. Из его рта потекла кровавая пена, и затем он упал назад. На мгновение наступила полная тишина.

— С-схватить его!

Когда события приняли такой поворот, даже Тоуну пришлось всё-таки действовать. Он махнул правой рукой и отдал приказ своим людям к атаке.

Копья и мечи сверкнули в зале. Только вот в сторону Расвана их направилось не больше двадцати. Ещё двадцать направили их на своих товарищей, а десять на самого Тоуна, отдавшего приказ к атаке. Он собрался обнажить меч и лично броситься вперёд, когда ему преградили путь.

— Ублюдки, — с удивлением пробормотал он, уставившись на своих подчинённых. Естественно, он не знал, что в этот момент прибывавшее подкрепление оказалось задержано перед воротами замка. Более пятидесяти следовавших за Расваном солдат стояли там с оружием наготове.

— Это приказ лорда Тоуна, — говорили они и не позволяли никому войти внутрь. И хуже всего то, что руководил ими вице-командир и правая рука Тоуна. И никто кроме самого Тоуна, который сейчас был в замке, не мог перечить его приказам. В итоге, пришедшие из других концов города солдаты попросту оказались не у дел.

Расван даже взгляда не бросил на своего отца. Взглянув своими тёмными глазами на остывающее тело Хирго, он пробормотал.

— Я объявлю войну Мефиусу и непременно верну символ правителя. И затем возрожу Зер Тауран.

В это время дочь Акса, Эсмена Базган, только вернулась в свои покои после того как проведала Боувана, который сейчас отдыхал в комнате замка.

Эсмена чувствовала облегчение, что её другу детства становилось всё лучше и лучше. Но потеряв так много товарищей, он не мог не быть подавленным.

— Хм, как же мне приободрить Боувана?

— Просто посещайте его каждый день, принцесса, и лорд Боуван точно почувствует себя лучше.

— Правда?

— Да.

— У тебя какая-то странная улыбка…

На самом деле, служанки были очень рады, что Эсмена занята Боуваном. Ведь не только он, но и девушка совсем недавно была подавлена. Но в беспокойстве о здоровье друга тело и разум принцессы постепенно восстанавливались, делая служанок счастливее всех.

Солнечный свет согревал. Шёл ещё один мирный день.

Но вот мгновения спустя атмосфера во дворце полностью переменилась.

Охранявшие внутренние помещения солдаты услышали громкий шум.

— Похоже, что-то случилось в замке. Принцесса, прошу, не выходите наружу, — а затем они быстро убежали.

Сердце Эсмены забилось в волнении.

Затем служанки по очереди выходили из помещения и возвращались с информацией от стражей. Когда Эсмена услышала, что солдаты во главе с Расваном пытаются захватить тронный зал, девушка почувствовала, как весь мир рушится. Она была не особо хорошего мнения о Расване, но даже подумать не могла, что тот готовит мятеж.

События шли своим чередом. Пришли вести, что даже герцог Хирго Тедос пал. И похоже, ворота замка оказались закрыты, а другие солдаты не могут ворваться в него и прийти на помощь. А значит, против Расвана оставалось всего тридцать стражей, охранявших внутренние помещения. Они переговорили между собой и, судя по всему, пришли к мнению, что в нужный момент пойдут на штурм ворот.

Служанки тоже носились как ошпаренные. По указанию старшей горничной они складывали диваны и столы перед дверью, чтобы построить временную баррикаду.

Лорд Гил, – Эсмена почувствовала, как ей хочется просто упасть на кровать. Сейчас, в отсутствие отца, она могла забыться в воспоминаниях.

— Лорд Боуван покинул свою комнату, — сообщила им через щель в двери служанка, которая вызвалась стать их связующим звеном с внешним миром, — старший служащий хотел остановить его, но испугался яростного взгляда лорда Боувана.

У Эсмены перехватило дыхание. Герцог Хирго был приёмным отцом Боувана. И, естественно, теперь он желал мести. Но в бою он получил серьёзную рану, и несмотря на восстановление, сможет ли он противостоять Расвану в одиночку?

Обняв себя за плечи, она почувствовала, как весь её мир рушится. Отца рядом нет, герцог Хирго пал, даже Боуван спешил в объятия смерти. И всё это в такой обычный день. От размышлений, как же мир сумел так быстро перемениться, она почувствовала головокружение, а потому неуверенно села на кровать.

Она неосознанно потянулась за свёртком, который лежал у кровати, и крепко обняла его. От столь простого действия она почувствовала, как ей становится теплее.

Это доказательство союза Мефиуса и Таурии.

Она никогда не сможет забыть голос человека, который передал ей тот свёрток.

Вообще-то это был подарок Гила Мефиуса её отцу. Но вернувшись домой Эсмена не отдала свёрток отцу и даже не проверила его, несомненно, ценное содержимое, а просто держала его у себя. Такое поведение необычно для послушной Эсмены. Просто девушка хотела погреться от хранящей тепло и запах принца вещицы, которую она получила в их единственной встрече в Апте. И затем, конечно же, была готова принять гнев отца.

Спустя несколько дней она уже собиралась передать свёрток отцу, когда её достигли вести о смерти принца. Она оказалась поражена, словно услышала звон колокола, ознаменовавшего конец света. Смерть Гила и происходящее сейчас казалось ей просто плохим сном.

Кошмар. Да, просто кошмар. Я так долго мучаюсь от него.

Из глубин тьмы колдун произносил имя Эсмены. А с другой стороны тянулись руки, пытавшиеся схватить её за волосы и плечи. Эсмена чувствовала, что нынешние события попросту были продолжением тех ночных кошмаров, когда-то охвативших её.

Лорд Гил, прошу, скорее, приезжайте и разгоните демонов, овладевших Таурией. Развейте мои кошмары, прошу.

Когда девушка закрыла глаза и крепко сжала свёрток, прячась в тёплых воспоминаниях, в её голове раздался жуткий смех.

Вздрогнув, она открыла глаза. На мгновение ей показалось, что это был смех Гарды, что так долго мучал её во снах.

Разве ваши предположения не смешны? Принц Гил жив?

Но это оказался смех мефийского гладиатора, которого она когда-то пригласила себе в покои.

Гил мёртв.

Прошу прощения, но что принцесса о нём знает? Он не заслуживает ни одной вашей слезинки. Такого человека нужно просто забыть.

Плечи Эсмены задрожали. Теперь слова этого наглого гладитора звучали для неё как упрёк самого Гила.

Естественно, она ничего не знала о принце. У неё не было права плакать или потворствовать себе. Но… но даже так она чувствовала, что принц, несомненно, отругал бы её, встреться они сейчас.

Как бы он посмотрел на неё? На плачущую, испуганную девушку, которая могла лишь просить о помощи, когда её страна в опасности.

Серо-стальные глаза Эсмены омрачились слезами, но несмотря на это, в них начала разгораться решимость. И когда она вновь притронулась к свёртку, она впервые поняла, что в нём.

Часть 2

Из его шеи потекла кровь. Орба чуть не сломал стойку и не упал назад. А враг всё продолжал набрасываться на него.

Меч так и не достиг врага. Удар был очень лёгким. Всего лишь толчок, чтобы отпугнуть врага, но даже так он должен был попасть демону по голове, а в итоге попросту прошёл сквозь него.

— Гх!

Тело Орбы похолодело. Когда дело касалось сражений, что бы там ни происходило, его кровь всегда закипала, но сейчас она превращалась в лёд. Ощущения от меча в руке. Вес стали, что давил на руку. Орба опытный мечник, а потому верил, что может преодолеть любые препятствие, а потому не мог не впасть в отчаяние, когда его меч оказался бесполезен. А как известно, отчаяние посреди битвы ведёт лишь к смерти.

Магия…

То, чего в человеческом мире больше не должно быть. То, что попросту превосходит его. Невольно движения Орбы потеряли живость. Он мог лишь отступать, пока его спина не упёрлась в стену дома.

— Не связывайся со мной!

В это мгновение инстинкт выживания Орбы трансформировал страх в пылающий гнев. Но его кровь до сих пор стыла в жилах и происходящее было не более чем отчаянной контратакой дикого зверя.

Чёрный демон взмахнул крыльями и по диагонали нырнул вниз, направляя свои когти на парня. Орба шагнул вперёд, чтобы перехватить противника и уже собирался взмахнуть мечом, когда дракон вновь атаковал.

Пламя вспыхнуло справа от него и Орба рефлекторно закрыл глаза.

Чёрт!

Не только кровь, на мгновение ему показалось, что вообще всё его тело застыло.

Он остановил свой удар и собирался закрыть мечом грудь, но тело не слушалось. Инстинкты, взяли верх над разумом, и меч оказался перед лицом парня. И, как ни странно, парировал удар.

— Что?!

С изумлённым взглядом Орба заметил демона сбоку от себя. Но его пробудившиеся инстинкты подсказали приготовиться к атаке с противоположной стороны. Орба перенёс вес тела на пятки, присогнул ноги и прыгнул на два-три шага в сторону.

Он…

Настоящая атака отличалась от того, что видели его глаза. И не только тем, что и правда оказалась направлена с другой стороны, теперь ветер перед ним казался знакомым… так струились потоки воздуха, пронзаемые простым мечом. Он сумел понять это с закрытыми глазами лишь благодаря опыту гладиатора, выживавшего все эти годы.

Раз так… Демон прыгнул на него и Орба сделал вид, что пошатнулся, и опустил кончик своего меча. Будь противник человеком, то заметив такую уязвимость, он атаковал бы слабое место оппонента. Но если Орба ошибся, то для него это означало смерть.

Демон напал сбоку… по крайней мере так казалось, но парень ощутил жажду крови прямо перед собой. Точно так же было и когда он сражался с гладиаторами в прошлом.

Орба опустил кончик лезвия вниз, согнул колени и упёрся в землю. Над его головой бушевала буря, а в этот момент меч Орбы словно молния выскочил вперёд и погрузился во что-то.

Демон должен был прыгнуть на него справа. Но после удара Орбы фигура демона исчезла из виду, а перед Орбой показалась чёрная человеческая тень. Чёрный с головы до пят мечник. Меч Орбы вонзился ему в живот. Приложив все свои силы, парень вытащил меч.

— Гх!

Мечник издал болезненный вздох и упал вперёд. Он явно был на грани смерти. С его шлема свисала ткань, прикрывая лицо, но сомнений быть не могло: из его живота и рта текла вязкая кровь.

Тяжело дыша, Орба взглянул на измазанное кровью и человеческим жиром лезвие, а затем ещё раз осмотрел окружение. Чернокрылые демоны гонялись за убегающими солдатами и гражданами. Ужасающая сцена. Но может вся эта чернокрылая стая на самом деле лишь чёрные мечники подобно тому, которого он только что убил?

Так вот она настоящая природа магии?

Она воздействует на зрение людей или же их разум? В любом случае, похоже, демонических существ вовсе и не было. Скорее всего, противник пытался ввергнуть вошедших в Кадайн солдат в хаос, позволив этим солдатам в чёрном провести бойню.

Орба подумал о том, чтобы разоблачить всех людей в чёрном, но отказался от этой идеи, поскольку количество врагов ему было неизвестно. Если они поймут, что он осознал их истинную форму, то просто облепят его одного.

В таком случае… он не мог попросту спасать жителей и солдат, которых скоро настигнет смерть. Сейчас лишь Орба знал истинного врага, а потому Кадайн шёл к своему полному уничтожению.

В его поле зрения показался мужчина. Он кричал и ничего не мог поделать с атаковавшими его когтями чудовищ. Не так далеко от него на улице лежала женщина, своим телом прикрывая ребёнка.

Орба закрыл глаза.

Но через мгновение резко открыл их в тот самый момент, когда неизвестные ему мужчина и женщина лишились своих жизней. Сжав зубы, Орба повернулся к зданию, из которого недавно вышел. Он решил забрать Стана и как можно скорее покинуть это место. Он хотел проверить, успели ли Шику и прочие войти в Кадайн, а затем по возможности взять над ними командование, чтобы переломить ситуацию.

Стан приподнялся на кровати.

— Орба.

Он вяло поднял взгляд. Орба уже хотел сказать ему, чтобы парень не двигался, но…

— Снаружи течёт просто невероятное количество эфира. Даже здесь я чувствую, как моя голова словно вот-вот лопнет.

— Эфир? Ты можешь его чувствовать?

— Как сейчас, впервые. Это совсем ненормально… только вот, Орба, — веки Стана дрожали, но в его глазах плясала решимость, — весь этот огромный поток эфира контролирует всего один человек. Возьми меня с собой. Я покажу, где враг.

В голове Орбы быстро промчались разные мысли. На самом деле, он не понял и половины из слов Стана. Но насколько бы чудовищной не была магия, насколько бы она не превосходила рамки здравого смысла, если она лишь плод работы человека…

Я смогу остановить эту бойню.

Если его действия могли бы помочь в этом, то он обязательно ринулся бы в бой.

Когда дело касалось сражений, он всегда быстро принимал решения. Орба считал, что скорость очень важна в бою.

— Верно, — споро решил Орба. В любом случае им стоит спешить. Пока ничего не изменится, ущерб лишь будет расти. Раз Стан сам решил пойти, то и смысла слишком волноваться о нём не было. Орба помог своему товарищу выбраться наружу, а затем выругался. Лошади исчезли. Они должны были быть привязаны к деревянному столбу, но взрывы слишком напугали их, и они попросту порвали верёвку и сбежали.

Орба и Стан решили бежать по улицам. Ожидая Стана, который постоянно отставал, Орба заглянул за угол, чтобы убедиться, что там не было демонов… точнее, вражеских мечников.

Крики до сих пор разносились по охваченному пламенем городу. Дороги переполнены трупами: солдатами, женщинами, детьми. Будь это работа чудовищ, то от такой сцены можно было лишь содрогаться. Но теперь Орба знал. В этом виноваты вовсе не непостижимые демоны, а клинки живых людей.

Хм…

Глядя на небо, он широко раскрыл глаза. В воздухе летал чёрный дракон. Но посмотрев на него ещё раз и сделав пометку в голове, что дракона не существует, он понял, что скорее всего это просто какой-то воздушный корабль. Несомненно, принадлежащий Гарде. Наверное, он скрывался на окраине города, и как только магия заработала начал бомбардировку города.

Сжечь собственные земли дотла… Именно так и поступил Орба в Апте.

Стан показывал дорогу. Было совсем неясно, как он ощущал эфир, но по мере продвижения к цели, на его лице всё сильнее проскальзывала боль.

— Их всасывает, — время от времени стонал он словно пребывая в бреду от болезни, — эфир и души мёртвых засасывает…

Избегая вражеских взглядов и со скорбью уходя всё дальше от умирающих жителей, они наконец прибыли к храму Бога-Дракона, расположенному рядом со зданием замка. «Ясно», подумал Орба во время бега. Очень подходящее для вражеского лидера место.

— Постой, — совершенно истощённый Стан опустился рядом с лестницей, ведущей в храм.

Орба крепко схватил рукоять меча и бросился внутрь. Он ожидал встретить солдат Гарды, но всё оказалось иначе. Храм был пуст. Пройдя дальше, он дошёл до спускающейся вниз лестницы, за которой открывался усеянный колоннами зал.

Внутри был всего один человек. Длинные одежды покрывали его, закрывая голову капюшоном. В руке он держал посох с драгоценными камнем, сверкающим всеми цветами радуги и излучающим что-то. Пусть оно и не было заметно человеческому глазу, да и как Стан он не мог его видеть, но это нечто несомненно являлось эфиром.

Скрыв своё присутствие и затаив дыхание, Орба медленно и тихо вышел из тени колонн. Мужчина резко обернулся. Орба был к этому готов и побежал вперёд.

— Ты и есть Гарда?

— Я? Гарда? — похожий на мага человек лишь хрипло, словно ему перерезали горло, рассмеялся. — Ну, в некотором смысле ты не совсем ошибаешься, мальчик в маске. Но подобные мне — всего лишь проход для магии лорда Гарды.

— Проход, — повторил Орба, но в любом случае он совсем не разбирался в магии, — как бы там ни было, если я тебя убью, то и это бессмысленное кровопролитие подойдёт к концу.

— Я поздравляю тебя с тем, что ты сумел оказаться здесь. Но на этом всё.

Закончив говорить, колдун моментально выхватил с пояса кожаную сумку и швырнул в сторону Орбы. Упав на землю, она испустила свет и взорвалась. Орба уже собирался атаковать его, но отступил назад и инстинктивно прикрыл лицо.

Затем держа свой посох словно меч маг бросился на парня. Расстояние между ними было не таким уж и близким, так что обычным ударом противника он никак не мог достать, но неожиданно посох растянулся словно кнут и обвил правую руку Орбы.

— Что?!

Когда он почувствовал холодное прикосновение к своей коже, посох ужасающе изменился. Теперь это была змея. Изогнув своё пятнистое тело она попыталась вонзить клыки Орбе в затылок. Парень отчаянно пытался откинуть голову подальше назад, чтобы оказаться вне её досягаемости, но даже после этого змея просто скользнула по его руке вверх. То, что должно было быть её хвостом, неестественно удлинилось, оставаясь в руке мага.

— Убей его, — приказал маг. В голосе просто сквозило насмешкой и презрением.

Он обратился вовсе не к змее. Из тени с другой стороны храма вышел солдат в чёрном. Похоже, всё-таки один страж у мага был.

В руке он держал топор и не торопясь приближался к Орбе. Ведь раз правая рука Орбы оказалась обвита змеёй, то он никак не мог воспользоваться своим мечом.

Тяжело дыша и отчаянно изворачиваясь из-под нацелившейся ему в шею змеи, Орба попытался отшагнуть назад. Но сжимавший хвост змеи маг словно гранитная скала стоял на месте, не позволил парню отступить.

Солдат приблизился на дистанцию удара. А глаза Орбы под маской сверкнули.

Он сделал вид, что пытается ещё раз отступить назад, но не сумел и замер, подставляя шею врагу.

Противник занёс топор и потоки ветра поднялись перед Орбой, окутывая парня.

Но в этот раз он не отшатнулся, а наоборот сделал шаг вперёд. Он сделал это, чтобы сбить врага с толку и дать ему пространство для манёвра, поскольку змея перестала натягиваться магом. И потому в момент удара он сумел сделать полшага назад, поднимая вверх правую руку.

И кровь… не пролилась.

Голова змеи оказалась расколота топором, превратившись обратно в посох. Расколотый пополам он отправился в полёт. В это мгновение Орба ударил противника в коленную чашечку, а затем не мешкая дважды ударил упавшего на колени врага в голову.

Перепрыгнув через умирающего солдата, Орба двинулся к магу. Скрытое капюшоном лицо выражало полнейшее удивление. Но он не сдался и снова попытался нащупать что-то у себя на поясе.

И в этот момент Орба метнул свой меч изо всех сил.

Всё было так неожиданно, что маг не сумел увернуться и лишь изумлённо выдохнул, когда стальной клинок проник ему в грудь.

Часть 3

— Расван Базган!

Дрожащий голос разлился по залу. Мечи, копья, всё замерло, когда ворвался этот человек. Тоун и Расван повернули головы в одном направлении, и у последнего на лице показалась презрительная улыбка.

— Отец!

Когда ворвавшийся к ним, Боуван Тедос, увидел лежащее в луже крови тело герцога Хирго, его ноги на мгновение подогнулись. Боуван был сыном одного из стражей королевской семьи, погибшего, когда парню было всего двенадцать. Признав его сообразительность, вскоре герцог Хирго принял его как собственного сына.

И теперь, после потери второго отца, лицо Боувана исказилось в гневе. Он шагнул вперёд, расталкивая подчинённых Тоуна. Все помнили его добрым юношей, который любил цветы и птиц, но сейчас его разгневанная фигура столь ужасала, что солдаты Расвана даже не смели приближаться к нему, хотя Боуван даже не обнажил меч.

— Всё в порядке. Позвольте ему пройти, — с этими словами Расван вновь обнажил свой меч, — у тебя и правда есть причина напасть на меня. Так же как у меня есть причина избавиться от дяди и занять трон. Став королём, я уже не смогу думать лишь о себе. Поэтому я с радостью приму тебя. Доверь мне своё сердце.

— Тогда тебе придётся вырвать его из груди, мятежник.

Лицо Боувана было красным, но всё остальное тело всё ещё выглядело бледным, и парень должен был отдыхать в постели. В битве у холмов Кордолин его ранили в плечо и пулей в спину. Он, конечно, сильно поправился за месяц, но не настолько, чтобы уверенно орудовать мечом.

Но Боуван не колебался, когда шёл к центру зала, чтобы сразиться с Расваном.

Их двоих часто сравнивали друг с другом. Они не только были близки по возрасту и телосложению, но и одинаково хорошо были знакомы с боевыми искусствами, а также вспыльчивы. Снова и снова их имена выдвигались в качестве преемников. Хотя стоит отметить, такие разговоры гуляли по улицам города, сам же Акс ничего подобного не упоминал.

Однако, может такой настрой граждан передался и им, потому что Боуван и Расван казались не особо и близки. На самом деле они даже и не разговаривали друг с другом никогда.

Сразись они между собой, то кто бы победил? Несмотря на происходящее, их дуэль вызывала неподдельный интерес.

Они медленно начали оценивать расстояние между собой. Несколько пар глаз следило за их движениями.

Первым свой ход сделал Расван. Выставив левую ногу чуть вперёд и переместив к ней центр масс, он ткнул Боувана в горло. Но парень отразил этот удар, развернулся и ударил вбок.

После чего всё вылилось в череду атак и защитных манёвров, от которых никто не мог отвести взгляда. Находясь на определённом расстоянии между собой, они размахивали мечами, словно пытаясь скосить огромные деревья.

Наблюдающие не издали ни звука.

Их навыки казались одинаковыми. Но столкнувшись пять-шесть раз, как и следовало ожидать, Боуван начал давать слабину, отступать. И это понимали не только солдаты, но и сам парень, который чувствовал, что сейчас ему нужно больше грубой силы. Именно поэтому он отчаянным ударом бросился вперёд. Не обращая внимания на возможную рану, он безрассудно сократил дистанцию. В это время Расван совершил финт и уже собирался начать новую атаку, но Боуван сам нанёс удар, чудом не пострадав при этом. Мечи скрестились.

Сила атаки застала Расвана врасплох. Он сбился с темпа. Боуван поднажал, собираясь опрокинуть предателя.

— Хотите зайти так далеко!

Солдаты Расвана слишком увлеклись дуэлью, что позволило Тоуна сделать свой ход. Хотя может он просто не хотел видеть, как его сына проткнут мечом. В любом случае, он бросился на ближайших солдат и пронёсся сквозь зал, направляясь к сыну.

Но в итоге это привело лишь к обратному. Несмотря на смерть собственного отца, увидев неподалёку отца своего противника, на мгновение решимость Боувана поугасла.

Воспользовавшись этим, Расван ударил оппонента по ногам. И когда Боуван начал заваливаться, меч выпал у него из рук.

В это же время солдаты Расвана остановили Тоуна, схватив и заведя его руки за спину.

— Всё кончено, — холодно улыбнулся Расван. Боуван не двигался.

Теперь солдаты обеих сторон вскипели убийственными намерениями. С каждой секундой казалось, что вот-вот Таурию захлестнёт кровь. И в такой момент…

— Прошу, хватит.

Вновь кто-то показался в зале.

Никто не сумел бы остановить наполнившую зал жажду крови.

Никто. Если, конечно, это не единственная дочь Акса Базгана, Эсмена Базган.

Все ошеломлённо уставились на неё. Они поняли, что она, должно быть, прошла сквозь ведущий во внутренние помещения проход. Они поняли это, но никто и подумать не мог, что нежная, добрая принцесса, которая и мухи не обидит, придёт одна в зал, наполненный оружием.

— Принцесса, — закричали подчинённые Тоуна.

— Пожалуйста, уходите, принцесса! — вторили им солдаты Расвана, словно умоляя девушку. Они оказались вынуждены пойти против Акса, из-за потери символа правителя и союза с Мефиусом, но даже в таком случае у них не было ни капли враждебности или ненависти к его дочери. Скорее всего, как только Расван и Эсмена вступят в брак, кровь наследников Дома Базганов станет лишь гуще.

Девушка слабо дрожала. Её глаза наполнились слезами, но она проигнорировала солдат и направила свой взор на Расвана.

Кто бы мог знать?

В то время когда Мефиус и Гарбера заключили мир. Тогда Рюкон, коварный вассал, неудовлетворённый подобным итогом, и его товарищи захватили крепость Заим. Ведь тогда, даже под мольбой солдат, принцесса Вилина тоже пристально смотрела ему в глаза.

Естественно, Расван никак не мог знать о схожести ситуации и на мгновение его лицо помрачнело. Тем не менее, он практически сразу вернул прежнее выражение лица.

— Вам не стоит подобного видеть, принцесса. Это моё дело. Человека, который скорбит по своей стране и возьмёт на себя ответственность за неё. Мы не тронем вашу мать. Уходите, — приказал он. У его ног лежал Боуван, у шеи которого замер меч Расвана.

Увидев такое, лицо Эсмены побледнело ещё сильнее. Она всегда держалась подальше от ссор и драк. И от столь густой жажды крови, наполнившей зал, было бы неудивительно, если бы она потеряла сознание и рухнула на пол.

— Отступишь только ты, Расван Базган, — закричала Эсмена. Теперь она так не походила на себя прежнюю.

— О чём вы?

— Т-ты не достоин трона, который на законном праве принадлежит Аксу Базгану. Вложи свой меч в ножны и уходи.

— Что вы понимаете об управлении? Акс Базган уже потерял своё право на трон Зер Таурана. Я действую вовсе не из желания занять трон. Именно поэтому я и не собирался сразу назначать себя генерал-губернатором Таурии. Прежде я должен лично вернуть символ правителя.

— Символ?

— Верно, принцесса.

Придя в себя, Расван улыбнулся. Он, конечно, удивился её появлению, но всё-таки по сравнению с ним она просто юная девушка, ничего не знающая о мире. Она ничего не могла изменить.

— Акс глупо позволил Мефиусу отнять свой символ правителя. И даже не вернув его назад, он заключил с ним союз. Если это не предательство по отношению к жителям Таурии, да и вообще ко всем зердианцам, то что же тогда?

Вооружённый, Расван всем своим видом походил на молодого воина. Правильные черты лица, хорошо сложенное тело, и прежде всего харизма, поражающая окружающих. Неудивительно, что поклявшиеся в верности Аксу солдаты начали колебаться.

Теперь, когда Боуван лежал на земле, а Тоун схвачен солдатами, Расвану противостояла лишь принцесса. Он презрительно ухмыльнулся.

— Я не люблю кровь. И даже так мне пришлось действовать. Вы должны понять, принцесса, какую боль я испытываю. Как только мы изгоним Акса, я собираюсь собрать армию и атаковать Мефиус, — добавил он.

Импульс. Когда происходят разительные перемены, использующие этот импульс проявляют немыслимую силу и сверхъестественное очарование, словно избранные богами. Именно это и демонстрировал сейчас Расван.

— Вот она, священная война для всех зердианцев. Этими руками я верну символ правителя древней магической династии и…

— Символ правителя магической династии, — произнесла Эсмена, перебивая его. От чего Расван нахмурился.

— Так и есть.

— Расван, тот символ, — Эсмена вытащила покрытый тканью свёрток, который она держала в одной из рук и другой раскрыла его, — это ведь он?

На мгновение Расван почувствовал, как его тело потяжелело от шока. Рядом раздались взволнованные голоса солдат, которые стояли за Эсменой и не видели того, что она показывает. В руке у неё безусловно лежал веер в форме головы дракона, который Акс всегда носил с собой. Многие чуть прикрыли глаза, будто ослеплённые его сиянием.

Только Расван с новым выражением на лице указал в её сторону.

— Э-это подделка! — заявил он, — его здесь не может быть. Акс носит на поясе фальшивку, а значит может быть и ещё одна!

Эсмена молча взяла веер. Его ручка была чуть шире обычной и причину того девушка как раз и показала. Она сняла нижнюю часть ручки, демонстрируя присутствующим прямоугольный кристалл. Было видно, как что-то сверкает в нём. Это и был символ правителя древней магической династии, предположительно изготовленный из фрагмента когтя Бога-Дракона.

Весь зал затаил дыхание.

— Не может быть, — простонал один из солдат Расвана. Он дрожал. — Лорд Расван, что это значит? Разве вы не говорили, что символ был украден Мефиусом?

— Не дайте себя одурачить! — закричал Расван, который явно не мог оставаться спокойным, и указал на веер пальцем. — Это тоже подделка. Эсмена, передай его мне. Говорят, в этом мире ничто не может повредить коготь Бога-Дракона. Поэтому я уничтожу его своими руками.

С этими словами он направился к Эсмене. Но в этот решающей момент она собрала все силы и взглянула ему в лицо.

— Символ правителя магической династии находится под охраной дома Базганов, которому я принадлежу. И именно ты заявил, что это символ правителя Зер Таурана. А теперь называешь его фальшивкой и желаешь уничтожить? Разве не ты враг всех зердианцев? Солдаты! Схватите этого невежду!

Расван её даже не слушал и собирался схватить девушку. Но вместо этого схватили именно его. Боуван словно шторм поднялся с пола и схватил оппонента за плечо.

— Пусти!

В борьбе он выронил меч. Воспользовавшись подвернувшейся возможностью, солдаты Тоуна сделали свой ход. В руках людей Расвана вновь блеснули клинки и бой начался. Но только теперь начавшие восстание солдаты потеряли весь свой пыл. Они последовали за Расваном, считая Акса трусом, ведь они гордились своей историей и происхождением, символ многое для них значил.

Можно сказать, их поражение оказалось предопределено в тот самый момент, когда Расван решил растоптать их гордость. Были среди них и те, кто по собственной воле бросали оружие на пол.

Не успевая осознать всё происходящее, Эсмена качнулась, чуть не упав на пол. Она была очень нежной и чувственной девушкой, а потому бой довёл её до предела. В этот момент кто-то придержал её за плечи.

— Принцесса, здесь опасно. Сюда.

Эсмена уже находилась в полубессознательном состоянии, а потому последовала за придержавшим её за плечи солдатом в доспехах отряда Тоуна.

Бой в зале продлился недолго. Более половины людей Расвана лишились боевого духа и упали на колени, а остальные погибли. Сам Расван оказался схвачен Боуваном и солдатами, которые поспешили ему на помощь.

— Принцесса? Где она? — поняв, что ситуация под контролем, Боуван сразу начал осматриваться.

— Я видел, как один из солдат выводил её, но…

— Хорошо, — ответил Боуван. Его лицо побледнело, поскольку рана на спине снова открылась. Он был измотан после потери своего отца, а потом едва сумел защитить важного для него человека, поэтому несомненно почувствовал облегчение. Потому он так ничего и не понял.

Когда сражение подходило к концу, солдат рядом с Эсменой повёл её не во внутренние жилые помещения, а во внутренний двор замка. Он зачем-то махнул несколько раз руками, словно танцуя, и откуда ни возьмись пред ним показался чёрный воздушный корабль. Он вовсе не был замаскирован или спрятан. Наверное, в Таурии вряд ли бы кто-то понял, что сейчас произошло.

Солдат медленно снял шлем. Когда он позвал Эсмену, его лицо было молодым, а теперь же оно превратилось в стариковское. Его дыхание звучало словно скользящая по пустыне змея, когда он нёс потерявшую сознание Эсмену, чтобы сесть на корабль. С металлическим лязганием корабль поднялся в тёмно-синее небо с невообразимой скоростью и исчез в западной стороне.

Тем временем Молдоф был в Эймене. Враг неуклонно приближался к ним. Через несколько дней армия Акса должна была захватить все территории города-государства. И если они прорвутся через него, то Гарда окажется в опасности. Несмотря на это, приказы оставались неизменны, а сам Гарда так и не покинул Зер Илиас. Разместив войска, они получили всего один приказ.

— Не мешайте наступлению врага.

Всё как обычно: отдать приказ и не отвечать ни на какие вопросы. Только вот куда непонятнее оказались вести, что его младший брат покинул Кадайн. Говорили, что враги приближаются к городу, а потому они вскоре покинут его.

— Что они задумали?

Даже если спросить их, маги не дадут никакого ответа.

Если они хотели сосредоточить силы в Эймене, то ведь сразу так и стоило сделать? Наклонив свою крупную шею, Молдоф в итоге решил делать то, что и раньше: сосредоточился на том, что он действительно мог сделать. Как только войска его брата присоединятся к ним, то придётся реорганизовать войска.

Как же раздражает, — его губы скривились, когда он разложил карту окрестностей Эймена. Как он должен был идти и вдохновлять своих людей, если сам не горел никаким энтузиазмом?

В такие моменты Молдоф хотел выпить. Но из-за столь большого числа солдат продовольствия становилось всё меньше и меньше. Алкоголя попросту больше не было.

Если так и продолжится, и еда закончится, то солдаты слетят с катушек.

Он примирился с ситуацией с заложниками и родным городом. Ведь результат восстания он видел довольно печальным. А потому Молдоф был раздражён отсутствием алкоголя. Глотать его каждый вечер, словно пытаясь утонуть в нём стало чем-то обыденным… или когда дело касалось Молдофа, скорее было совершенно естественным желанием, инстинктивным, словно приём пищи или же сон.

Алкоголь…

Но даже Молдоф когда-то держался подальше от выпивки.

Из окна квадратной каменной башни Молдоф посмотрел на облачное небо.

В Тауране державы постоянно воевали между собой. И Ракекиш, Фугрум и Кадайн часто взаимодействовали между собой. На западе у Ракекиш располагалась крепость для защиты от набегов пустынных кочевников. Поэтому всякий раз, когда ситуация усугублялась, эти три государства объединялись, чтобы дать отпор. В те времена имелась давняя традиция: каждая страна на короткий срок оставляла в качестве «залога» знатного сына и дочь другому государству.

Три года назад в Кадайн отправили молодого принца Ракекиш. Семнадцатилетнего Якина. Случай был исключительным, поскольку обычно отправляли малых детей. Тогда принцессе Лиме было пятнадцать, и они оказались близки по возрасту. Поэтому ходили мысли породнить их, если союз между государствами продлится.

Внешне Якин был очень хорош, но от него не чувствовалось силы зердианского воина. После чего Молдоф и подобные ему решили, что он ничего не стоит как человек. Прибыв в Кадайн, Якин редко покидал назначенные ему помещения. Даже когда сам король устроил банкет в честь его прибытия, он отказался из-за слабого здоровья.

Считает нас врагами? Он словно с презрением относился к Кадайну, а потому среди солдат антипатия к Якину лишь усиливалась.

Почувствовав их настроение, Лима Хадейн упрекнула их.

— Он просто застенчивый. Почему же вы так раздражительны?

Пусть она и была принцессой, но хорошо подмечала такие мелочи. После её слов Молдофу и остальным оставалось лишь принять это во внимание, всё-таки принцесса была довольно юной девушкой. Воинов Кадайна совсем не волновало, чем занимается Якин.

И вот прошли два месяца. Тогда должен был состояться ежегодный фестиваль, но в этот раз его организовывала сама принцесса. Наверное, потому что она была довольно внимательна к нему, принц не смог отказаться от приглашения и впервые вышел наружу.

Когда он появился, было прекрасно видно, что Якину не хватает живости. Постоянно попивая алкоголь, Молдоф раздражённо наблюдал за ним, пока всего через два часа после начала банкета Якин не решил покинуть его. Молдофу показалось, что принц плюёт на заботу принцессы, а потому вышел из себя и яростно толкнул Якина в грудь. Принц отлетел назад, снеся несколько столов и из его головы полилась кровь.

Насилие в отношении королевской особы другой державы — серьёзное преступление. Но Молдофа спасли принцесса и сам принц.

Поговорив с ним позднее, он понял, что у Якина действительно очень слабое здоровье, и даже на родине он редко выходил наружу.

— Из-за моего тела на родине ко мне относятся как к паразиту, — смиренная, но между тем ослепительная улыбка показалась на лице принца. Теперь-то было легко понять, почему даже при наличие младшего брата именно старшего отправили в качестве заложника.

Огромный Молдоф втянул голову в плечи, выражая раскаяние.

— Молдоф, ну, хватит, — он выглядел точно таким же и перед принцессой, а потому из-за его излишней подавленности она рассмеялась, — если герой вроде тебя будет вести себя так рядом со мной, то меня за какого-нибудь монстра посчитают. И тогда мои шансы на брак сведутся на нет.

Её подобная цветку улыбка растопила сердце Молдофа.

С того дня он решил больше не прикасаться к алкоголю. Он намеревался строго придерживаться своей воли, но в итоге не продержался и полугода. А всё потому, что Нильгиф постоянно нарочно и с большим удовольствием пил прямо перед ним. В конце концов, они даже подрались из-за этого.

Охваченный странным чувством ностальгии, Молдоф собирался улыбнуться, но его выражение лица вновь ужесточилось.

Принцесса Лима.

Он не мог поверить, что принцесса предала свою страну. Нет, даже если и так, во всё виновата чёртова магия Гарды. Помимо Лимы всё королевская семья Кадайна мертва. И теперь он должен защитить её, не только потому что это его обязанность, но и потому что прежде она спасла его.

Я обязательно спасу вас, – снова и снова клялся Молдоф.

— Прояви истинную верность, Молдоф!

Когда ему на ум пришли эти слова, горечь проскользнула по его лицу. Эти слова всего лишь чушь, произнесённая ничего не знающим отродьем. Но почему же они не переставая звучали у него в голове?

Если она увидит нынешнего меня, отругает ли она меня? Прямо как тогда, – снова нахлынула на него эта мысль.

…А затем, когда враг наконец приблизился, пришло сообщение, что войска Нильгифа вошли на территории Эймена.

Готовясь к встрече с младшим братом, Молдоф получил новые вести. Информация поступила от разведчиков Фугрума, которые заняли позиции в горах к югу от Эймена, и которые обследовали их окрестности. Молдофу казалось подозрительным то, что посланник не решался доложить ему, но вскоре он понял причину.

— На этом отчёт закончен, — а затем он как можно скорее ушёл.

Молдоф долго и совершенно неподвижно стоял на месте. Он не знал, что и думать. Лютая ярость сжигала его тело, а помимо неё разливалось и чувство отчаяния, что заставляло его просто сесть и сдаться.

В конце концов…

Молдоф резко поднял голову.

Мне нужно поторопиться.

Его младший брат получил такой же отчёт. А значит нужно немедленно поспешить к нему. Ведь он боялся, что все понесённые ими до этого дня лишения могут оказаться напрасными.