Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
solly
13.08.2019 21:26
Большое спасибо за перевод!
Думаю это ещё также радость от го что можно прочесть книгу на понятном языке.
Буду ждать ещё ваших работ 😊
need4beer
10.08.2019 05:38
спасибо!
ricco88
07.08.2019 15:11
Спасибо за перевод!
valvik
07.08.2019 12:45
Спасибо большое за перевод. С нетерпением ждал выхода тома полностью. Надеюсь вы и дальше будете радовать нас своими трудами)
lastic
07.08.2019 00:04
Кульно
bigblackrat
13.07.2019 01:55
Спасибо большое!
swer15
06.06.2019 14:28
Спасибо!
ricco88
27.05.2019 00:20
Спасибо.
6576666
23.02.2019 16:49
Спасибо
6576666
23.02.2019 16:49
Хоу
colddreamer
21.02.2019 21:09
Может кто дать ссылку на анлейт?
shum
20.02.2019 18:27
>>18647
Как можно задонатить команде перевода?

Мы не указывали своих реквизитов, так что, наверное, никак.
Bratishka
10.02.2019 02:06
Как можно задонатить команде перевода?
Ответы: >>18648
Usus1
09.02.2019 01:06
Хммм
user7557
26.01.2019 01:26
Спасибо
vargdru
15.01.2019 05:57
>>18637
Интересно, сколько лет пойдёт, прежде чем закончится перевод всех томов? 5? 10?

У команды их выходит 2 главы в месяц +-. В томе вроде глав по 7-8 (плюс эпилоги и прологи) - допустим пускай 8 будет. Итого 4 месяца на том, 3 тома в год, осталось 6+ томов) - 2 года. Вполне возможно переводчики в какой-то момент ускорятся. Я могу читать на английском, но все-таки немного не то - переводчик вкладывает свой шарм в произведение, а на английском суховато - только информацию получаешь)
shum
14.01.2019 21:46
>>18642
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?

Главы выходят раз в две недели по пятницам.
karosn1
13.01.2019 04:08
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?
Ответы: >>18643
white_star
13.01.2019 00:50
Благодарю за перевод данного тайтла. Безумно ждал продолжения
tylmarin
12.01.2019 16:25
Вселение? Заинтриговали. То есть магия в этом мире действительно может многое? И интересно, ГГ все таки станет королем Зер Таурана и победит Гарду (Рейзела)? Или возведет кого-то другого? Ведь как намекают обложки последующих томов, то ГГ снова станет Гилом, или откроется принцессе. Как никак, она там 4 тома его сопровождает. В общем, ждем продолжения...

Отобразить дальше

Глава 4. Подразделение Сурура

Часть 1

Перед отбытием на войну солдат тепло приветствовали повсюду. Ведь они были праведниками, готовившимися к священному походу против армии Гарды. Связи запада от этого только крепли. Даже вчерашние враги, стоя сейчас плечом к плечу, пели одни и те же песни и пили одно и то же вино.

Стоит отметить, что это чувство единства относилось лишь к зердианцам и прибывшие из Мефиуса Орба и остальные естественно такого теплого приёма не получили.

Но вместо этого вечером перед отбытием их снова пригласили в заведение Кей. Ничего особо роскошного, но приготовлено было от души. Кстати говоря, Талькот не пришёл. Он уже нашёл новую женщину и теперь был занят, рисуя её портрет и сочиняя стихи.

Нильс тоже работал в таверне. Он вёл себя так же как и раньше, словно ничего и не произошло.

— Было бы здорово, если бы на этом все войны прекратились, — с красными щеками пробормотала выпившая Кей. После чего её глаза засияли. — Скажите, это, конечно, только мысли, но когда война закончится, разве Тауран не станет более мирным, чем прежде?

— О, почему это? — спросил Гиллиам.

— Ну, так много государств объединились, чтобы отразить угрозу Гарды. Разве правители не поймут, что глупо постоянно сражаться со своими собратьями зердианцами.

— В таком случае мы без работы останемся. И это когда только стали наёмниками, да и благодаря мистеру капитану хорошие деньги получаем.

— Всё должно быть в порядке. Вы можете подумать об этом, когда всё закончится. Ты сильный, поэтому и работу без труда найдёшь. А этот дамский угодник похоже без проблем получит немало денег от женщин.

— К-кто?

Шику чуть не подавился. Когда дело доходило до романтических отношений он по сути своей был признанным женоненавистником, но с другой стороны он спокойно общался с такими женщинами как Кей и даже беспокоился за неё, когда Хелио пал.

— А что касается вашего командира в маске… Эм…

Когда Кей запнулась, Гиллиам от души рассмеялся.

— Ха-ха-ха. Он лишь с мечом и хорош. А для другой работы совсем не подходит. Только попробуйте представить, чтобы он слушался начальника и пёк хлеб, о, нет, не могу, сейчас лопну от смеха.

— Да, не получится. Здесь точно так же как когда ты шепчешь сладкие слова женщине.

— Что?!

Как обычно Орба и Гиллиам не особо умели пить вместе. Особенно с учётом того, что Талькота с ними рядом не было.

— Да-да, — вмешалась Кей, чтобы остановить их, — никак не могу понять, хорошо вы ладите или нет. Даже если все страны прекратят сражения, вы, похоже, постоянно будете грызться. Вам стоит пойти каждому своей дорогой.

Кей, естественно, не думала, что всё будет так просто. Да, сейчас западные страны едины ради отражения общей угрозы, но это не было чем-то удивительным, ведь и десять лет назад было нечто похожее, когда к ним вторгся Мефиус. В той войне Кей потеряла отца.

Разные государства Таурана на какое-то время объединились, чтобы сдержать агрессию Мефиуса, но можно было просто взглянуть на нынешнее положение дел, чтобы понять, что случилось потом. Уже через месяц зердианцы, которые вместе праздновали победу, вновь начали сражаться с соседями.

Кей хорошо знала характер зердианцев. Но роль женщины — с радостными чувствами проводить мужчин на поле боя и подготовить банкет.

И всё же…

И всё же хоть Кей и не знала, было ли это по всему западу или нет, но настроение в Тауране безусловно было совсем иным, чем во время войны с Мефиусом. И, наверное, основная причина в том, что это была не внешняя агрессия, а нечто похожее на гражданскую войну, которая охватила всех зердианцев.

Сложно отрицать то, что это стало результатом цикла, который они сами постоянно повторяли.

Может, войны прекратятся?

Эта мысль возникла в голове не только у неё, но и у солдат, которые прогуливались со своими товарищами, пытаясь избавиться от страха, у влюблённых, глядевших на ночное небо, у женщин, которые посещали храмы веры Бога-Дракона, чтобы попросить о защите для своих мужей и сыновей, и даже у офицеров, которые сейчас скорее всего разрабатывали тактики боёв. Все они скорее всего чувствовали одно и то же.

Со своими характерно острыми чувствами Орба ощущал изменения, происходящие на западе.

Но для них… ещё чего-то не хватало. Когда он он пришёл к выводу, чего же не доставало, парень почувствовал, словно предаёт сам себя. Поэтому просто молчал и не лез ни с какими планами.

Солдаты во главе с Суруром Вуэримом покинули Хелио примерно через две недели после того, как Орба оказался включён в их число. Остановившись на время в Черике и донабрав солдат до нужной тысячи, они направились к Кадайну.

Двое суток они шли, разбивали лагерь и снова шли, пока наконец не добрались до промежуточного города, который обозначил, что они прошли чуть больше трети пути. Передовая группа уже обследовала этот район.

Орба уже слышал об этом городе ранее. Чтобы не препятствовать торговле на западе даже воюющие между собой страны следили за безопасным прибытием и отбытием путешественников и торговых караванов вдоль дорог эпохи Зер Таурана. И этот промежуточный город похоже тоже прежде процветал благодаря непрекращающемуся движению товаров и людей, которые были связаны с торговлей с прибрежными странами, а также благодаря экспорту товаров из Черика.

Только это было «прежде», поскольку армия Гарды захватила контроль почти над всем северным Таураном, и торговля прекратилась. Теперь в городе виднелось лишь несколько проституток и торговцев, которые следовали за солдатами.

Тысяча солдат заняли постоялые дворы, храм Бога-Дракона и даже пустующие дома горожан.

Поскольку им ещё предстоял долгий путь обычно Сурур предоставил бы солдатам определённую свободу, но не в этот раз. Скоро должно было начаться сражение. Уже наступила ночь, когда командиров различных подразделений вызвали в храм, превращённый в штаб. Он был больше храмов Таурии и Хелио и заставлен иконами, которых в Хелио вообще не было. Похоже, паломникам позволяли приходить и уходить в любой момент. Передовые отряды уже разослали во всех направлениях, и теперь офицеры получили доклады разведчиков.

— Похоже, второй отряд был обстрелян в деревне недалеко от дороги.

— Судя по всему, противник залёг в засадах в деревнях.

— Стоит ли методично разбить их всех?

Орба стоял с краю и оглядывался. Он размышлял, считая странным, что независимо от места храмы Бога-Дракона были схожи внутри.

В войне информация имеет ключевое значение. Поэтому естественно он запоминал все детали.

На границе с Кадайном стояла крепость, и, судя по всему, её защищало около восьмисот солдат. Армия запада превосходила их количеством, но если бы кадайнцы правильно устроили оборону, то разница в две сотни солдат роли не играет. Для штурма желательно иметь хотя бы вдвое большее число солдат. Войска для захвата Эймена уже скоро должны покинуть Хелио. Кто-то предложил отправить посланника, чтобы запросить подкрепление, пока они ещё так далеко друг от друга, но Сурур сразу же отклонил это предложение.

О?

Под маской Орба чуть приподнял брови. Он быстро перевёл взгляд на лицо Сурура. А затем на стоящего рядом с ним командира Бишама. Тот тоже был воином Хелио. С добрым характером и внешностью он походил на какого-нибудь отца, заботящегося о своих и соседских детишках.

— Командир Орба, — обратился он, подав взглядом знак, — что думаешь?

Скорее всего, он спросил лишь из уважения к Орбе, который был принят к ним с одобрения Ласвиуса. У Бишама не было никаких скрытых мотивов, но глаза всех присутствующих обратились к парню.

Итак…

Удерживая лицо Сурура на периферии поля зрения, Орба специально встал, словно подтверждая, что и правда хотел что-то сказать. Все затихли.

— Одно дело, если мы решим просто удерживать войска Кадайна, но если собираемся его захватить, то разве нам не нужны подкрепления? Если захватим Кадайн, а затем и Фугрум с Ракекиш на севере, то сможем окружить Зер Илиас.

— У нас и так достаточно солдат, — покачал головой Сурур. На его лице показалась слабая улыбка, — даже в этом городке не меньше ста юношей и наёмников просили присоединиться к нам. Мы будем освобождать деревни и уверен, нас после этого станет только больше. Даже если мы воюем между собой, когда запад в опасности зердианцы объединяются. Несомненно, чужакам не понять западного характера.

Несколько человек рассмеялись в знак согласия. Орба ненадолго взглянул на круглое лицо Сурура и интуитивно понял: «он нетерпелив».

Орба мало разузнал о Суруре Вуэриме в Хелио. Его послужной список был неплохим. Или даже стоит отметить, что этот человек был сравним с командиром драгунов Ласвиусом. И несмотря на это…

Наверное, как раз потому что он соревнуется с Ласвиусом.

Сурур стремился захватить Кадайн. Слишком сильно стремился.

В конце концов, судя по всему, лишь Ласвиус помог спасти Хелио от армии Грейгана и Гарды. Конечно, когда Ласвиус призвал Сурура взять в руки оружие, тот в одиночку поднял не малый шум, но по сравнению с победой Ласвиуса над самим Грейганом его достижения были так себе. Само собой поэтому именно Ласвиус получил огромную поддержку от людей.

Более того, скрываясь на вершине Берганы, он защищал сына короля Эрагона, Родзи Хелио. Тому было всего девять, но этот мальчишка был законным наследником королевской семьи.

Сурур, должно быть, чувствовал себя в тени Ласвиуса. И поэтому после назначения на должность командующего войсками, ответственными за Кадайн, он стремился прославиться там. Если бы командующий всё делал правильно, то может всё так и было бы. К несчастью, в случае Сурура всё иначе.

— Ласвиус сказал, что ты хороший стратег. Как думаешь, откуда нападёт враг?

Он не только отклонил мнение парня, но и решил испытать его. Таким образом, он демонстрировал своё презрение к Ласвиусу, который рекомендовал Орбу.

Орба перевёл взгляд на карту и немного подумав указал место. Сурур широко улыбнулся.

— Хорошо. Разместим там авангард. Если враг покажется, они немедленно сообщат нам.

Пятьдесят три наёмника отправились в разведку.

Суждение Орбы не было ошибочным. Где-то посредине пути от города находился перевал, очень удобный для засады. Именно за ним они наблюдали всю ночь.

Но вражеские солдаты так и не показались. На дороге было много людей, но все они были зердианцами, которые стремились присоединиться к Суруру. В конце концов отряду Орбы осталось лишь вернуться с пустыми руками, но что Сурур просто сказал: «Хорошая работа».

Орба взял Хелио вместе с Ласвиусом, а потому можно сказать тоже был героем. Когда пошли слухи о том, как командующий сбил спесь с чужака, это сильно повлияло на общую атмосферу в войсках. И хотя больше половины отряда Орбы были зердианцами, все они оказались в изоляции.

Даже после начала боёв ничего не изменилось.

Два дня спустя войска повернули на запад от широкой дороги. Теперь ведущая к границе дорога извивалась и поворачивалась, специально идя в обход. На западе запрещалось блокировать дороги, нападать на торговые караваны или препятствовать торговле. Точно так же негласно запрещалось строительство фортов и замков вдоль торговых путей. Поэтому используя разные оправдания вроде «сохранения торговых путей», страны изменили дороги, сделав их неудобными для солдат на марше.

Две сотни солдат противника расположились в засаде в одной из деревень вдоль этого пути и завязался бой. Они планировали привлечь внимание манёвренной кавалерией, а затем пустить несколько средних драконов, чтобы смешать войска. Однако Сурур оставался спокоен и лично руководя войсками отразил нападение почти без потерь.

После этого командиры отрядов были разосланы в разные стороны, чтобы сокрушить вражеские силы. Так как войска Сурура превосходили по силе и численности, победа была гарантирована.

— Они хотят замедлить нас. Но мы к такой войне привычны.

В войнах на западе часто происходили бои с участием отрядов в сотни бойцов. Сурур впервые возглавил войско в тысячу, но он умело управлял этой армией.

После каждого сражения командиры возвращались с военными трофеями. Некоторые даже притаскивали взятые у врага пушки. Напиваясь алкоголем с деревенских складов — кто знает подарили им его или же они просто разграбили склады — офицеры и солдаты хвастались своими достижениями.

Однако отряд Орбы к ним не присоединился. Нельзя сказать, что они не участвовали в боях. Это совсем не так. Сурур активно включал их в другие отряды. Только вот они не заработали никаких трофеев. Точнее говоря, им просто не дали шанса.

— Этот Сурур действительно хитрый сукин сын.

Ничего удивительного в проклятиях Талькота не было. Должно быть, командиры всех подразделений, в которые включали отряд Орбы, получали специальные приказы от Сурура, поскольку Орба и остальные редко оказывались близко к месту боя и просто защищали всякие биваки или действовали как арьергард.

Ни их мечи, ни доспехи не были пропитаны кровью врагов, и никто из пятидесяти трёх бойцов не пострадал. В штабе они чувствовали себя всё более униженными день ото дня.

— Да, думаю, именно так себя чувствуют шлюхи, которым приходится выходить на улицы без макияжа, — бесился Гиллиам. Он любил пить, но очевидно не хотел слышать хвастовство веселящихся зердианцев.

Лишь Орба не демонстрировал никаких эмоций. Вместо этого он каждый раз со своими подчинёнными отправлялся на разведку захваченных противников деревень. Поскольку это была однообразная и опасная обязанность, которую никто не хотел выполнять, то он со своим отрядом продолжали играть в ней ведущую роль.

— Ха, так отчаянно пытается проявить себя, потому что другие отряды забрали себе всю славу.

Орба прекрасно понимал, что среди солдат ходили такие разговоры.

— О чём он вообще думает? — спросил как-то Талькот у Шику, когда в очередной раз они скакали в ночи.

— О чём? — Шику похоже удивился.

— Понятное дело, мы не может разобрать его выражение лица, ведь он в маске. Но став капитаном он теперь ещё молчаливее чем раньше.

— Да, верно. Он такой.

Талькот так и не получил никакого другого ответа. Лишь Шику казался удовлетворённым, пока, глядя вдаль, Орба сравнивал окружающую местность с картой.

Как и говорил Сурур, каждый раз, когда они отбрасывали войска Кадайна, к их армии стекались добровольцы из деревень. Войска Сурура продолжали неуклонно продвигаться вперёд, и жители Кадайна начали надеяться, что смогут захватить город и вернуть пленённых членов семьи. Хотя, без сомнений, чувства у них были смешанные, ведь сражались то они с такими же людьми Кадайна.

Окончательно захватив окрестности, войска Сурура перенесли штаб западнее. И хотя новое место было лишь немногим меньше предыдущего городка, но оно едва сумело уместить тысячу солдат. Поговаривали, что прежде и войска Гарды размещались здесь, но напуганные неостановимым наступлением Сурура бежали отсюда три дня назад.

Вместо выстрелов и рёва драконов армию Сурура приветствовали крики жителей. Некоторые уже восхваляли Сурура как величайшего героя запада. Наслаждаясь этим, да и учтя ошеломительные победы ранее, Сурур предоставил своим людям определенную свободу, чтобы они могли отдохнуть.

Сам Сурур, сняв шлем, получил самый тёплый приём от ведущих деятелей города. Он был особенно рад, когда рыбаки подали копчённую рыбу. В Тауране рыба ­– редкое сокровище. Помимо неё вынесли и вино. Сурур в добром настроении опустошил свою чашу, но в этот момент кто-то подошёл к нему. Эти люди всё ещё были в броне, а на поясе у них висели мечи.

— Что тебе, давай, говори.

— Нужно срочно уходить отсюда.

Бодро заговорил Орба. Брови Сурура были столь же узки, как и его глаза. Он нахмурился.

— Что?

— Это место сложно оборонять. Лишь каменистые холмы на юге, а со всех остальных сторон открытые места. Если враг нападёт, мы не сможем защитить это городок.

— Я уже разместил часовых, — поскольку рядом присутствовали местные, Сурур не повышал голоса, но внутри он, похоже, кипел, — основные силы противника у пограничной крепости. Скорее всего, они планируют устроить где-то там нам засаду. Они не настолько глупы, чтобы атаковать нас будучи в явном меньшинстве.

Торжественно заговорил Сурур, чтобы все окружающие его слышали.

— Но…

— В отличие от вас, кто ни разу так и не сражался, нам с солдатами надо отдохнуть.

Он отчаянно желает славы. Эта мысль была явно написана на лице командующего. Словно поражённый внезапной идеей он произнёс.

— Раз ты так боишься нападения, то с удовольствием оставляю стражу на тебя. Иди и охраняй нас всю ночь.

— Так и сделаю, — Орба отвернулся. Парень был в ярости.

Сурур насмехался над ним, но Орба принял его слова на веру и пошёл принимать участие в караульной службе. На страже стояло всего сто солдат, но он увеличил их до двухсот на севере и до пятидесяти на востоке и западе.

Однако, несмотря на устное согласие командующего, никто не желал подчиняться приказам чужака. Солдаты, которых внезапно отправили в ночной дозор, выразили своё недовольство и в итоге более половины из них просто покинули свои посты и пошли пить.

Жалея парня, командир Бишам направил пятьдесят своих солдат Орбе, но этого числа ему было недостаточно.

— Что? Ещё сотню?

— Лучше всего копейщиков. Если мы хотя бы такое количество не найдём, то об ответной атаке и думать нечего.

— Ответная атака, — Бишам взволновано потёр подбородок. Он не мог понять стоит ли кричать на чужака или же посмеяться над ним.

А в итоге добавил ещё сотню своих бойцов. При этом на страже стояло триста пятьдесят человек. Половину из которых Орба почему-то разместил на севере, а также расположил там и свой отряд.

Сам он, договорившись с Бишамом, тайком выскользнул из города. Взяв несколько своих людей, он направился к скалистым холмам, которые защищали город с юга. Они не особенно были и высоки, но некоторые из склонов довольно крутые.

И когда солнце клонилось к западу…

— Здесь, — произнёс Орба.

Они расположились на плоском выступе, с которого открывался прекрасный обзор на город.

Вскоре солнце село и город опоясали зажжённые стражами огни. Смех солдат непрерывно лился на городских улицах.

— За Богов-Драконов, что защищают Тауран!

— За последние мгновения фальшивого Гарды!

Каждый что-то кричал, поднимая чаши с вином. Многие солдаты болтали с проститутками, хвалясь своими подвигами.

Приближалась полночь.

Как только город успокоился, раздался рёв артиллерии. Пушечные ядра ударили по деревьям, сломав некоторые из них. Начался пожар. Пламя словно живое распространялось всё дальше и дальше. И пока стражи пытались бороться с ним, рёв пушек раздался ещё два или три раза.

В одно мгновение дремлющий город наполнился шумом. Кто-то бегал вокруг, пытаясь потушить пламя, кто-то, забыв об оружии, запаниковал, считая, что с неба бьют молнии, а кто-то, схватив оружие и лошадей, не знал, куда идти.

Сурур сразу же кинулся на улицу.

— Чем занимается стража?

— Похоже, на нас напали с юга. С каменистых холмов.

И прежде чем он сумел выкрикнуть «Что?!», появились новые вести.

— Это Нильгиф!

Суруру потребовалось много времени, чтобы понять, что кричащий солдат был из отряда Орбы. Сам он просто разинул глаза.

— Нильгиф возглавляет атаку! Там около пятисот всадников!

Часть 2

Как и гласило звание синего дракона Кадайна Нильгиф носил шлем в форме дракона и синюю броню. Его снаряжение отличалось от вещей брата не только цветом, но и количеством рогов на шлеме. У Нильгифа был лишь один.

Сейчас он скакал на своей лошади во главе пятисот воинов.

До этого момента он приказывал своим солдатам специально отступать во время стычек с противником. Он планировал показать, будто бы они полностью разгромлены. Они даже сознательно отказывались от ценного оружия вроде ружей и пушек, чтобы противник не раскусил их. Конечно, они понесли и людские потери. Пасть в бою, когда сражаешься до последнего, для воина честь, но в этот раз они с самого начала знали, что придётся отступать.

Но даже так, они подчинились моим приказам.

Нильгифа как обычно это тронуло до слёз. Даже в бою он не мог сдерживать эмоции.

Никто из вас не пал напрасно. Здесь и сейчас мы нанесём сокрушительный удар по врагу.

Нильгифу пришлось заранее доставить две мортиры на южные холмы. Как он и ожидал, противник полностью проигнорировал юг, поэтому первый залп стал сигналом к штурму.

— Вперё-ё-ёд! Вперёд!

Как только в его поле зрения показались солдаты, стоявшие на страже с западной стороны, Нильгиф закричал.

Забыв про зажжённые костры, они собирались орудовать копьями с лошадей или же зажать его подмышкой.

Именно в этот момент прозвучал четвёртый залп.

— Угх!

В воздух поднялись камни и врезались Нильгифу в лицо. Нет, не только камни. Вместе с ними взлетели плоть и кровь его товарищей. Нильгиф замер, а его налитые кровью глаза уставились на воронку, из которой шёл дым и где лежали его спутники и их лошади. Он понимал, что обстрел произошёл со скалистых холмов. Знал, но…

— Невозможно!

В то же время.

— Вперёд!

Кто-то отдал такой же приказ, как и Нильгиф.

Это был Орба, который примчался для защиты западной части городка. Высоко подняв копьё, он взял на себя лидерство и галопом помчался вперёд. За ним следовали пятьдесят три его бойца, сто пятьдесят копейщиков Бишама и сто стражей.

— Этот ублюдок просчитал их, — держа на плече топор, Гиллиам широко ухмыльнулся.

Зердианцы не скрывали своего удивления, но противник был прямо перед ними, и тот факт, что их командир — чужак, теперь не имел никакого значения. С копьями в руках они направились к вражеской коннице.

Вновь зазвучали выстрелы и войска столкнулись. Но те, кто принёс орудия на холмы и те, в кого они стреляли, из союзников стали врагами.

Будь я на месте противника, то обязательно атаковал бы с юга. Именно поэтому он и отправился к холмам на разведку. И там, естественно, нашёл подходящее место.

Здесь? Орба обнаружил следы людей, которые недавно там побывали. Несомненно, это были солдаты Кадайна, которые проверили место, прежде чем покинуть городок. Понимая, что они намеревались расположить там мортиры, Орба оставил на том месте несколько человек. Каждый из них был превосходным мечников. С ними был и Шику. И естественно он оставил и тех, кто умел обращаться с мортирами.

План Орбы прошёл как по нотам. Глухой ночью несколько десятков солдат принесли мортиры в разобранном состоянии. Дождавшись, пока противник соберёт их, Шику и остальные солдаты напали на них. Враг даже не сумел никак отреагировать, прежде чем его снесли.

— Первый выстрел по окраине города, — заранее приказал им Орба. Во-первых, чтобы дать сигнал противнику и заманить его. А во-вторых, чтобы разбудить обленившихся союзников, — если враг нападёт, стреляйте туда ещё раз. Остальное — наша работа.

Орба, верхом на коне, и возглавляющий вражеское войско всадник скрестили копья. Посыпались искры, и не успели они погаснуть, как противники разъехались.

Рука Орбы резко потяжелела — враг мастерски владел копьём, а вкупе с формой и цветом его брони...

­– Нильгиф!

Орба закричал, разворачивая коня. Между тем, Нильгиф и сам удивился, узнав противника.

— Мечник в маске?! Ты?!

Без сомнений, о нём и рассказывал Молдоф. Именно этот мечник в маске постоянно вставал на пути его старшего брата.

Так это он просчитал мой план?

Чувствуя, как его голова готова взорваться от возбуждения, Нильгиф резко ударил коня по бокам.

Орба и Нильгиф столкнулись вновь. С неприятным звуком копьё в руке Орбы переломилось. Воодушевившись, Нильгиф вновь развернулся, только вот Орба поскакал прочь, даже не оборачиваясь.

— Эй! Куда ты бежишь?! Ублюдок!

Нильгиф уже хотел направить свою лошадь за ним, но с обеих сторон его атаковали вражеские копейщики. Кавалерийская группа Кадайна сломала порядки после выстрела из мортир. И теперь их добивали одного за другим.

— А! Стой! — невольно по-детски воскликнул Нильгиф. Теперь-то он понял, что мечник в маске специально заманил его сюда.

— Чёрт! — Нильгиф внезапно наклонил голову, и рядом с ней пронеслось брошенное копьё.

Метнувший его Орба был окружён союзными копейщиками и обнажил меч.

— Атакуйте того всадника, — закричал Нильгиф, но…

— Нильгиф, что такое? Твой старший брат прекрасно знал, когда стоит отступить.

— Ч-что?!

Копейщик взмахнул своим оружием. В ответ Нильгиф ударил копьём в одну и другую сторону, пытаясь вырваться, но Орба поспешил за ним. Ему едва удалось отразить удар мечом в плечо.

Нильгиф сжал зубы. Он знал, что инициатива в руках врага. Противник вырвал у них мортиры и если затянуть бой, то противник нападёт и из лагеря.

Если нужно отступить, отступай. Пока ты жив, однажды обязательно сможешь смыть свой позор.

Это были не слова мечника в маске, а то, чему его учил брат. Знания, что были вбиты ему в голову. Нильгиф пришёл в ярость. Готовясь к этому ночному рейду, он полностью осознавал риски для своих соратников. Но он не мог позволить своим товарищам проливать и дальше здесь свою кровь.

— Ра-а! Отступаем! Отступаем! — грубым голосом, очень похожим на его брата, скомандовал синий дракон. Взмахнув копьём, он отразил массу копий противника, направленных на него, и выскользнул прочь. Орба попытался погнаться за ним, но как и его брат Нильгиф не позволил подобраться к нему со спины.

Преследовать ночью в любом случае опасно. Ведь оставшиеся земли всё ещё находились под властью Кадайна. Орба поднял коня на дыбы и поднял меч, призывая союзников остановиться.

Солдаты его отряда вскинули своё оружие к звёздному небу и закричали, празднуя победу.

Орба же вернул меч на пояс и пристально посмотрел на свою правую руку. Он всё ещё чувствовал онемение, и в его хватку так и не вернулась вся сила.

Он, несомненно, столь же искусен, как и его брат.

Их имена прославились на западе. Молдоф и Нильгиф. Пока они сражались отдельно, у Орбы получалось выкручиваться, но когда на поле боя появятся они оба, станет очень сложно.

Вернувшись в город, у ворот они застали Сурура Вуэрима. Доспехи явно были надеты в спешке, не все шнуры завязаны, да и наплечника не хватало. Выстроившиеся за ним солдаты были в аналогичном состоянии.

— Нам хоть слово похвалы достанется?

После слов Гиллиама Талькот тихо засмеялся.

— Кто знает. Но судя по его лицу, даже не надейся.

Так и было. Среди зажжённых факелов, которые по бокам держали солдаты, было видно, как в ярости дрожало лицо Сурура. В это время группа Шику, овладевшая холмами, тоже спустилась вниз. Передав им пару слов благодарности, Орба ловко спешился.

— Почему? — заговорил Сурур. Даже усы, которыми он так гордился, качались и дрожали, — почему ты молчал, хотя знал, что к нам приближается враг?!

Слишком прямолинейно, — подумал Орба. Не эти слова должен произносить командир перед солдатами. По крайней мере, на людях он должен похвалить Орбу, — И тогда бы я мог ответить, что просто действовал по приказу командира, и тогда заслуга частично перешла бы к нему.

Как и в случае с Ласвиусом, когда Орба кого-то не выносил, то скорее всего и оппонент чувствовал то же самое. Сурур должен быть умел, иначе ему не поручили бы командование войсками. Наверное, просто с ним они никак не могли сойтись. К примеру, Ласвиус никак не мог терпеть провокационные действия Орбы.

— Я этого не знал. Просто предчувствие.

Он догадывался с тех самых пор, как Сурур приказал ему найти место для засады. Место было идеальным, но враг ничего не предпринял. Более того, Орба посчитал подозрительным столь спешное бегство противника в их стычках. Тщательно исследовав те области, он подтвердил, что противник заранее выбирал пути к отступлению.

Похоже, враг намеренно использовал небольшие силы, чтобы заманить их.

Но Сурур ничего не хотел слушать.

— Вы так спешили хоть каких-нибудь достижений заработать?! У меня тысяча солдат, что могут стоять на страже. Тебе не пришло в голову, что твои эгоистичные действия могут поставить под угрозу товарищей?

— Что?!

Ранее спокойное и сдержанное выражение лица Талькота изменилось. Он заговорил прежде, чем Шику успел его остановить.

— Да, кто вообще может знать, когда появится враг?! Наш командир единственный, кто предупредил, что они могут напасть! И ради этого ты сказал, что передаёшь ему в подчинение солдат! Только вот большинство из этих ублюдков просто сбежали со своих постов. Торопимся заработать достижений? В зеркало себе это скажи!

Талькот не из тех, кто умеет сдерживаться. И сейчас он воспользовался возможностью, чтобы выпустить весь свой гнев. Задетый за живое, Сурур смолчал.

Какая ужасная атмосфера сразу после победы.

Шику прикусил губу, наблюдая за разворачивающимся зрелищем.

Скорее всего, давала о себе знать разница в происхождении. Да, действия Орбы, несомненно, спасли союзников от разгрома, да и слова Талькота чистая правда, но у всех зердианцев, кто не сумел принять участие в бою, в глазах было вовсе не восхищение, а гнев. Талькот был родом из прибрежных стран, но для зердианцев всё скорее всего выглядело как-то так: «эти презренные мефийцы бросают вызов командующему».

Обе стороны какое-то время смотрели друг на друга, а их глаза сверкали красным в пламени факелов. И затем…

— Алкоголь ещё остался?

От слов Орбы Сурур удивился.

— Что? Алкоголь?

— Для солдат, которые стояли на страже. Иначе это несправедливо, потому что в отличие от вас, бараны, они не страдали фигнёй.

Орба!

К ужасу Шику Орба лишь подлил масла в огонь. Сурур на мгновение чуть наклонился вправо, а затем его кулак врезался парню в челюсть. Стоящий позади него Стан спешно поймал Орбу, когда тот начал заваливаться назад.

Оживление пробежало среди солдат.

— Не зазнавайся, пацан, — узкие глаза Сурура расширились, — не думай, что мефийцам здесь всё дозволено. Ты будешь сражаться так, как я тебе прикажу. Понял?!

Суруру следовало подумать о том, что в этот момент в оживлении солдат не было никакого одобрения. Ведь три сотни зердианцев сражались с Орбой плечом к плечу. И кулак Сурура развеял их радость победы и гордость за совершённый подвиг.

— У-ублюдок!

— Хватит. Стой!

Гиллиам, Талькот и другие вспыльчивые наёмники шагнули вперёд, а Шику и сражавшиеся вместе с ними зердианцы встали перед ними, чтобы предотвратить назревающую драку.

Ночной воздух смешался с запахом горящих деревьев, поражённых ядрами мортир.

На следующее утро, когда Сурур закончил реорганизацию войск, они наконец отправились к Кадайну. Отряд Орбы, естественно, вывели из подчинения Сурура, и теперь он стал частью подразделения Бишама.

— Это на тебя не похоже.

Пока они шли, Шику окликнул идущего перед ним Орбу. Поскольку у них изъяли лошадей, то все члены отряда шли пешком. Орба молчал, поэтому Шику продолжил.

— Я думал, ты можешь разобраться с этим и лучше. Хотя если ты собирался оттолкнуть всех солдат от Сурура, то это уже другое дело

— Горе.

— Мне? Или тебе?

— Некомпетентный командир — горе похуже врага.

Шику пришлось сдерживаться от смеха. Орба редко оправдывал свой вспыльчивый характер. Он всегда ссылался на подчерпнутые из книг знания или личный опыт.

— Ты завёлся. Как бы там ни было, и когда ты был гладиатором, и когда принцем, ты всегда умел обвинять противника.

— Заткнись.

Истинное лицо мальчишки проявилось сквозь маску.

В тот же вечер один из разведчиков вернулся назад.

— О-о, — Сурур чуть улыбнулся, узнав новые вести. В сообщении говорилось, что пограничная крепость совершенно пуста. Ночной рейд Нильгифа провалился, поэтому он скорее всего отвёл войска и планировал ждать в самом Кадайне.

Только вести, принесённые разведчиками на следующий день, сбили с толку не только Сурура, но и всех остальных. Все войска Кадайна покинули город и страну.

Часть 3

Услышав приказ, Нильгиф выглядел так, будто совершенно ничего не понял.

— Куда мы отходим?

— Направимся в Эймен и встретим там главные силы коалиции, — прямо ответил маг, на его лице было привычное, не вполне человеческое выражение. Он будто бы рассказывал былину, что не имеет ничего общего с реальностью.

— Бред. Если мы так поступим, то преследующие нас войска ударят в спину.

— Не беспокойся о том, о чём беспокоиться не нужно. Мы не останемся в стороне и не допустим людских потерь.

— Погодите-ка. Сперва скажите, а не вы ли приказали оборонять Кадайн до последнего? — Нильгиф перевёл взгляд на мужчин, стоящих за магом и не уступающих ему в жуткости. Лица их были полностью скрыты чёрной тканью, свисающей со шлемов, тела защищены чёрной бронёй, едва ли оставляющей хоть один кусочек кожи открытым.

Я ни капли не удивлюсь, если за тканью скрываются скелеты, а не живые люди.

До сих пор они не произнесли ни единого слова и даже не шелохнулись. По ним даже нельзя было сказать, дышат ли они. Всего их насчитывалось около полутора сотен. Нильгиф не знал, насколько они сильны, но было очевидно, что с уходом его восьми сотен солдат эти бойцы не смогут защитить Кадайн самостоятельно.

Тем не менее, маг оставался таким же, как и всегда.

— Приготовления закончены. Ты выиграл достаточно времени, но теперь делай так, как я сказал. Враг приближается.

Маг полностью проигнорировал вопросы о приготовлениях и плане обороны, от чего Нильгиф недовольно почесал нос.

Дерьмо, я стольких товарищей уже потерял. Я вернулся в Кадайн, чтобы разбить здесь врага. А что получил?

Приказы постоянно менялись, и Нильгиф никак не мог отделаться от мысли, что какое-то событие потрясло Гарду.

Учитывая время, может ли это быть...

— Как я и говорил ранее, — маг едва уловимо улыбнулся, от чего Нильгиф содрогнулся. Не потому что прочитал в ней человеческую эмоцию, нет. Наоборот, так улыбалась бы оживлённая, изображающая человека кукла, — не беспокойся о том, о чём беспокоиться не нужно. Мы останемся здесь и защитим людей. Если же ты ослушаешься приказа и вернёшься в город или присоединишься к коалиции, то мы убьём всех до единого.

— Ты… — стиснул зубы Нильгиф, напоминая хищного зверя, — Стоп. Ты остаёшься здесь? Что твои ублюдки будут делать, когда сюда придёт враг?

— Умрут, конечно же.

Слова мага очередной раз ошеломили Нильгифа. Он с самого начала считал его план странным, но не понимал масштабов этой странности. Очевидно, что маг и полторы сотни его новоприбывших бойцов собираются дождаться коалиции и погибнуть.

— А, только не думай дождаться этого момента и вернуться в Кадайн.

— Ведь тогда ты снова схватишь мою семью, верно? Я понял! — прокричал Нильгиф и ушёл, не в силах более терпеть этого жуткого мага.

Если хорошо подумать… то всё не так плохо.

Гарда собирался сдать Кадайн. Он и его солдаты останутся, чтобы не дать Нильгифу и остальным возможности восстать, но если оценить ситуацию в целом, то город будет освобождён. Даже если западная коалиция оккупирует его, они точно не будут истреблять мирных жителей.

И Гарда падёт, — его не покидало чувство, что так и будет. Одну за одной с этого потустороннего, жуткого и ужасающего фантома сдерут его оболочки, постепенно добираясь до скрывающегося за ними человека.

— Ну а пока твой разум в порядке, мы будем делать как ты и говоришь, — вслух произнёс Нильгиф. Он верил, что жертвы, принесённые ради освобождения жителей Кадайна, не будут напрасными.

А затем настанет очередь Зер Илиаса.

Кадайнцев много, а среди них есть и его семья. Доживёт ли он до того, чтобы вновь их увидеть?

Взгляд Нильгифа пылал, когда он перед отъездом осматривал родные земли. Без всяких сомнений Гарда прикажет сражаться до последнего, если коалиция будет побеждать. Даже зная, что впереди ждёт лишь смерть и разрушения, никто не мог противиться ему. Приходилось подчиняться.

Только вот...

Когда Нильгиф и его солдаты проезжали через лесок из маленьких, характерных для Кадайна деревьев, тот пришпорил лошадей, будто не желая дать своим людям повода для лишней сентиментальности, хотя именно он, судя по всему, более остальных ей поддался. Солдаты знали нрав командира и не произнесли ни слова, делая вид что не замечают огромных слёз, подобно дождю льющихся по бородатому лицу Нильгифа.

Только вот… мы не умрём просто так. «В этой войне никто не умер просто так», — наверное, будут говорить потомки. Нет, они точно будут так говорить.

Сурур Вуэрим был даже более нетерпеливым, чем обычно.

— Пришпорьте лошадей. Мы освободим Кадайн и немедленно бросимся в погоню.

Больше всего он боялся, что покинувший город отряд неожиданно нападёт на главные силы альянса, отправившиеся на захват Эймена. Это легко можно было бы расценить как провал с его стороны.

Слишком многое не имеет смысла в решении врага покинуть Кадайн. Оттянув наш отряд, армия Гарды использует возможность напасть на основные силы под Эйменом… Но будь это их планом, он бы оставил солдат в Кадайне. Вынуждая нас осаждать город, Гарда ещё сильнее замедлил бы нас, пусть и на половину дня или даже на час.

Орбой овладело чувство тревоги, но не такой, что он чувствовал будучи двойником принца. Покинув свой отряд, он побежал вперёд, по пути одолжив коня у одного из всадников. На нём Орба и подъехал к Суруру, возглавлявшему отряд.

— Командир.

— Что? — раздражённо оглянулся тот через плечо, — Мефийский гладиатор, снова хочешь получить кулаком?

— Действия врага слишком странные. Нам стоило бы пока разбить лагерь и некоторое время понаблюдать за Кадайном.

— Идиот. Основные силы скоро будут брать Эймен. Что если с тыла на них нападут кадайнцы? Они и пытаются сделать вид, мол что-то не так, чтобы замедлить наше наступление.

— Но...

— Заткнись и вернись на свою позицию.

Чёрт,— вот она, причина неизвестной тревоги. Будучи принцем, он мог делать что угодно, ориентируясь лишь на собственное суждение. Конечно, умственная нагрузка получалась значительной, но она и сравниться не могла с тем беспокойством, что Орба чувствовал сейчас, оказавшись под командованием другого человека, к тому же никого не слушающего.

Всё как я и сказал Шику. Или это как раз-таки его слова?

Теперь он горько сожалел о своём детском поведении в перевалочном городе. Сурур вёл себя неподобающе, но если бы Орба тогда попытался поладить с ним, то, возможно, заработал бы некий кредит доверия и смог бы сейчас направить его на верный путь.

В схожих ситуациях Ноуэ, находчивый гарберский командир, и Ласвиус, командующий драгунами Хелио, несмотря на всю антипатию и предубеждение в итоге объединялись с Орбой ради общих целей и даже достигали какого-никакого, но доверия. Только сейчас он понял, как же ему в обоих случаях повезло.

Хах, здесь я и стану обычным наемником?

Орба недовольно сдвинул брови, внутри него плескалась ярость и не собиралась уходить.

Так и не отдав лошадь, он вернулся к отряду. Там он застал странно ведущего себя Стана.

— Эй, что такое? Стан, я спрашиваю тебя, что случилось? — Талькот пытался докричаться до друга и тряс его за плечи, но тот не отвечал. Лицо Стана было бледным, его глаза бессмысленно глядели вдаль, на ногах он держался столь неуверенно, что Гиллиаму приходилось его поддерживать.

— Что случилось? Что происходит? — их «прогулка» неминуемо привлекла внимание и теперь их окружили насмехающиеся пехотинцы. — Он боится сражаться? Прославленные гладиаторы на деле оказались бесполезными.

— Идиоты, — кричал полностью взбешённый Талькот, — Стан не гладиатор. И он пережил куда больше, чем вы все вместе взятые!

Орба спрыгнул с лошади и уставился в залитое блестящими капельками пота лицо Стана.

— Ну же, соберись. Может, тебе нужно прилечь?

Орба подумал, что Стан, возможно, был ранен в прошлой битве. Тот не отвечал и просто бормотал что-то раз за разом. Голос его был сиплым и тихим, Орба не мог разобрать, что именно тот говорит.

Их отряд замедлялся всё сильнее и сильнее, вскоре они были почти в самом конце походной колонны. Приняв решение, Орба при поддержке Гиллиама усадил Стана на своего коня, сам сел позади него и со словами «Я отправлюсь вперёд» ускакал прочь.

Менее чем через час в их поле зрения показались открытые ворота Кадайна. Поддерживая Стана, что от дрожи едва держался верхом, Орба въехал в город. Повсюду звучали радостные и счастливые голоса, весь город вышел на улицы, чтобы встретить отряд Сурура. Люди плакали и обнимали друг друга, ведь до сих пор они были заложниками, которым не позволяли свободно жить.

Гарда вправду сдал Кадайн?, — пусть это и полностью шло в разрез с прошлыми мыслями Орбы, сейчас у него была другая забота. Схватив одного из горожан, он узнал имя и адрес врача. Выехав на одну из центральных улиц, Орба нашёл дом с нужной вывеской, но доктора внутри не оказалось. Должно быть, тот вместе с остальными горожанами праздновал на улице.

Цокнув языком, Орба вломился внутрь и уложил Стана на кровать.

Тот вновь начал что-то бормотать, так что Орба поднёс ухо к его рту и прислушался.

— Что случилось? Тебе что-то нужно?

— Оно приближается.

— Что?!

— Оно приближается, оно приближается, оно приближается. Злоба воет, визжат мертвецы, небо пылает.

Слова Стана звучали как горячечный бред и не имели никакого смысла. Тем не менее, по спине Орбы побежали мурашки, кровь начала стыть в жилах. Когда Стан хотел пробормотать что-то ещё, внезапно солнце накрыло тенью, комната погрузилась в полутьму.

Испуганный Орба хотел было броситься к окну, как услышал душераздирающий крик.

— Чудовища!

С дозорной вышки солдат удовлетворённо глядел на улицы Кадайна, погружённые в атмосферу радости. Вдруг он перевёл глаза на небо, будто бы что-то привлекло его внимание.

Тучи быстро сгущаются.

Хотя небо и было полностью голубым, краем глаза он уловил надвигающиеся чёрные тучи. Поначалу беззаботный взгляд тут же вцепился в облака, будто не в силах оторваться от них. Тучи не просто быстро двигались, они в мгновение ока закрыли собой солнце и всё небо мгновенно почернело.

Народ, доселе мирно поющий и танцующий, начал поднимать головы вверх, вскоре тоже уставившись во все глаза. Тучи извивались и пульсировали подобно гигантскому вороху потрохов, а затем в одно мгновение рассыпались на части.

Фрагменты, подобно дождю, падали вниз, один из них пронзил грудь солдата. Конвульсивно дрожа, его тело завалилось вперёд и упало с башни.

Это был будто бы ливень, но вместо обычных капель на людей с неба падали чёрные тени, тут же разрывая их на куски.

Улицы Кадайна, что только что были наполнены радостью, теперь были залиты кровью.

— Чудовища!

В этот момент Орба и услышал странный вопль.

Появились странные крылатые существа. Размером они были с человеческого ребёнка, их тела были покрыты чёрным мехом. В глаза бросались клыки, лицами они напоминали обезьян. Эти странные существа держались в воздухе и безостановочно бросались на людей внизу.

Их когти играючи вонзались в человеческую плоть, с лёгкостью пробивали доспехи и шлемы. Когтями чудовища полосовали спины убегающих, клыками вгрызались в головы женщин, укрывавших своей грудью детей, стаями набрасывались на солдат, что пытались отбиваться копьями, оставляя после себя лишь расчленённые, неузнаваемые трупы.

Что это? — Орба бросился на улицу и его глазам предстал окрашенный в красное и чёрное город. От такого зрелища он только и мог, что застыть в шоке.

Пока его глаза не могли поверить в происходящее, на него набросилось два демона. Инстинктивно, парень схватился за рукоять меча, а в следующее мгновение он уже нанёс два удара. Клинок безошибочно рассёк два мохнатых тела… вернее должен был.

Что?

Рассёк меч лишь пустоту. Наоборот, именно его пронзила острая боль в запястье и тыльной стороне руки, от которой Орба попятился назад.

У него не было времени стоять в оцепенении. В небе раздался рёв, полностью приковавший к себе его слух, и пока он пытался понять, кому он принадлежал, появилась новая чёрная тень. Взглянув вверх, Орба усомнился в собственном здравомыслии.

В небе над Кадайном появился огромный дракон. В длину он был сорок-пятьдесят метров, и махая огромными, даже больше его тела, крыльями, он летал над городом.

Невозможно.

Невозможно, чтобы такой дракон существовал. Орба, конечно, слышал, что на южных вулканических островах водятся летающие драконы… Но это огромное существо с тонкими лапами, покрытыми чёрной чешуёй, с двумя рогами, торчащими из вытянутой головы, могло быть лишь плодом его воображения. Давным-давно он видел нечто подобное в книге с картинками, которую в качестве сувенира принёс домой Роан.

Прямо на глазах застывшего в изумлении Орбы, чёрный дракон открыл рот. Едва парень понял, что происходит, из пасти хлынул свет.

Инстинкты приказали ему броситься на землю. Даже лёжа на животе Орба видел, как от потока драконьего пламени уносит крыши и как разлетаются обломки. Однозначно, множество горожан лишилось в этот момент жизней. Дракон же вновь начал кружить в небе, будто в поисках новой цели.

Крики и стенания звучали в ушах Орбы, полностью подчиняя себе его слух, и не похоже, что они прекратятся. Опираясь на меч, парень встал.

Это… магия? — посетила его мысль. Без всяких сомнений, чёрные демоны и дракон –дело рук мага. Вот почему армия Гарды покинула город.

От столкновения со столь сверхъестественным феноменом волосы на теле Орбы встали дыбом, его разум оказался во власти ужаса. Если Гарда способен на такое, то что может против него обычный меч?

Прогремел новый взрыв, Орба снова прильнул к земле. Когда он поднял голову, сверху на него нёсся чёрный демон.

Парень моментально вскочил на ноги и отпрыгнул назад, хватаясь за меч. Это движение — глубоко укоренившаяся привычка, вбитая в его тело. Стоило ему вновь твёрдо встать на ноги, как меч уже был готов к бою. И вовремя — с ним он точно сможет защититься от когтей демона.

Тем не менее, вспышка боли пронзила его загривок. Когти без труда прошли сквозь клинок и вонзились в плоть.