Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
solly
13.08.2019 21:26
Большое спасибо за перевод!
Думаю это ещё также радость от го что можно прочесть книгу на понятном языке.
Буду ждать ещё ваших работ 😊
need4beer
10.08.2019 05:38
спасибо!
ricco88
07.08.2019 15:11
Спасибо за перевод!
valvik
07.08.2019 12:45
Спасибо большое за перевод. С нетерпением ждал выхода тома полностью. Надеюсь вы и дальше будете радовать нас своими трудами)
lastic
07.08.2019 00:04
Кульно
bigblackrat
13.07.2019 01:55
Спасибо большое!
swer15
06.06.2019 14:28
Спасибо!
ricco88
27.05.2019 00:20
Спасибо.
6576666
23.02.2019 16:49
Спасибо
6576666
23.02.2019 16:49
Хоу
colddreamer
21.02.2019 21:09
Может кто дать ссылку на анлейт?
shum
20.02.2019 18:27
>>18647
Как можно задонатить команде перевода?

Мы не указывали своих реквизитов, так что, наверное, никак.
Bratishka
10.02.2019 02:06
Как можно задонатить команде перевода?
Ответы: >>18648
Usus1
09.02.2019 01:06
Хммм
user7557
26.01.2019 01:26
Спасибо
vargdru
15.01.2019 05:57
>>18637
Интересно, сколько лет пойдёт, прежде чем закончится перевод всех томов? 5? 10?

У команды их выходит 2 главы в месяц +-. В томе вроде глав по 7-8 (плюс эпилоги и прологи) - допустим пускай 8 будет. Итого 4 месяца на том, 3 тома в год, осталось 6+ томов) - 2 года. Вполне возможно переводчики в какой-то момент ускорятся. Я могу читать на английском, но все-таки немного не то - переводчик вкладывает свой шарм в произведение, а на английском суховато - только информацию получаешь)
shum
14.01.2019 21:46
>>18642
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?

Главы выходят раз в две недели по пятницам.
karosn1
13.01.2019 04:08
Ребят напишите пж,как часто выходят новые главы?
Ответы: >>18643
white_star
13.01.2019 00:50
Благодарю за перевод данного тайтла. Безумно ждал продолжения
tylmarin
12.01.2019 16:25
Вселение? Заинтриговали. То есть магия в этом мире действительно может многое? И интересно, ГГ все таки станет королем Зер Таурана и победит Гарду (Рейзела)? Или возведет кого-то другого? Ведь как намекают обложки последующих томов, то ГГ снова станет Гилом, или откроется принцессе. Как никак, она там 4 тома его сопровождает. В общем, ждем продолжения...

Отобразить дальше

Глава 3. Маг Гарда

Часть 1

Вернёмся в прошлое. В то время, когда Тауран впервые узрел возможность противостоять армии Гарды.

Войска Гарды под командованием Молдофа отступали на северо-запад к Кадайну после поражения у Черика, на родину Молдофа. Естественно, отступали они туда не по этой причине. Они не могли предотвратить марш противника на север, поэтому Молдоф решил, что для укрепления обороны нужно оставить войска в Кадайне. Но сразу по прибытию туда он получил приказ от одного из магов, подчинённого Гарды.

— Возьми две тысячи солдат и отправляйся в Эймен.

Эймен находился севернее Кадайна и вполне мог считаться последним оплотом Зер Илиаса. И теперь в Кадайне решили оставить всего тысячу воинов, от чего Молдоф выглядел удивлённым.

Что… Эймен не особо подходит для обороны, — начал размышлять Молдоф, — возможно, вместо того чтобы усиливать окружённый с двух сторон горами Кадайн, они решили, что противник бросит свои силы на Эймен, который атаковать куда легче.

Но как бы там ни было, приказы Гарды были абсолютны.

У мага наверняка есть какой-то план.

Обычное дело для армии Гарды. Пусть они и одерживали победу за победой, но как только они подавляли противника, то маги оставляли генералов и солдат без каких-либо указаний.

Всё, что они говорили: «Ждите сигнала для следующей атаки», и затем отказывались с кем-либо видеться. В это время солдаты — просто разношёрстная группа людей — дичали, становились грубее. С учётом семей и любимых, которых держали в заложниках, у многих солдат нетерпение превращалось в отчаяние.

И вот впервые они потерпели поражение. Естественно, солдаты повиновались магу из-за заложников, но это не всё. Нельзя отрицать, что они испытывали страх пред магом, чья истинная природа оставалось тайной, магом, который одерживал победы одну за другой, какая бы сила ему ни противостояла.

Даже эта магия ослабла.

Солдаты всё сильнее утрачивали боевой дух. И вместо того, чтобы они вышли из-под контроля в его родном городе, куда лучше увести большую часть в Эймен.

Убедив себя этим, Молдоф заставил своих подчинённых снова начать подготовку. Сам же он использовал оставшееся время, чтобы встретиться со знакомыми.

По смелости бесстрашных воинов Кадайна сложно было подумать, что их город захвачен, но их выражения, слова и действия выдавали переполнявшую их ярость. Одним из них был младший брат Молдофа, Нильгиф. Он носил звание «Синий дракон Кадайна» и вместе с братом они были известны как «Два дракона Кадайна». У них были разные матери, и Нильгиф был младше на десять с лишним лет. Но внешне и по оказываемому впечатлению они были очень похожи.

— Брат! Ты вернулся, — прогремел Нильгиф, громко ступая по земле.

Пусть он и немного уступал своему брату в росте, но был широк. Он чем-то походил на бочку с вином, из которой выросли руки и ноги. Увидев дорогого ему человека, Молдоф смягчился.

— Да, я проиграл. Полное поражение.

— О? — густые брови Нильгифа приподнялись, а затем опустились.

— Что?

— А, ничего. Просто я думал, что ты будешь мрачным. Ты ходишь хмурым с тех пор как Кадайн пал в руки Гарды. Но сегодня у тебя хорошее настроение.

— Как я могу быть в хорошем настроении после поражения? Столько воинов пало… я не настолько бессердечен.

— Наверное, я неправильно сформулировал свою мысль… не в хорошем настроении, а скорее ты просто источаешь энергию. И после поражения у тебя для этого может быть только одна причина, брат.

— Вот как. И что же это?

Они сняли доспехи, чтобы сесть, и потягивали принесённый слугами кумыс. Жители Кадайна обладали духом кочевников и их образ жизни тоже был похож. Они находились возле озёр и болот, поэтому близлежащие земли были плодородны и удобны для возделывания, но они специально использовали пустыню на юге в качестве пастбищ для больших стад домашнего скота. Кроме того, говорят, ремёсла, передаваемые в кочевых племенах из поколения в поколение, достигли своих вершин именно в Кадайне, настолько их работы были качественны.

— Ты встретил достойного противника.

— Достойный противник… — повторил Молдоф, — может, ты и прав.

Вступив в войска Гарды, Молдоф одерживал победу за победой, но он ни разу не чувствовал волнения или радости от этих сражений. Один или два мага Гарды присоединялись к войскам и вместо командиров указывали как действовать армии. Вот и всё.

Хотя в первую очередь стоит отметить, что организация армии Гарды очень странная. В любом случае, Молдоф даже не знал имён этих людей. Они носили капюшоны, которые скрывали половину их лиц, и из-за этого даже то, как они выглядят, ясно не определить.

— Считайте, что мой голос есть голос Гарды. Мои глаза есть глаза Гарды, — неустанно твердили маги. Они, несомненно, были подчинёнными Гарды, но всегда указывали, куда войскам двигаться, не давая никаких конкретных сведений о тактике или развёртывании войска.

Странно.

Всё остальное оставалось на полное попечение Молдофу и другим генералам. Все они принадлежали соперничающим державам, а потому им редко удавалось о чём-то договориться на военных советах.

И всё же они побеждали.

Ошеломляюще.

Как?

Над этим вопросом не надо ломать голову. В какое бы государство армия ни направилась, как только Гарда делал свой ход или даже чуть раньше вспыхивала внутренняя смута. Не успевали люди осознать происходящее, как кто-то из генералов или исключённый из гонки за престолонаследие младший ребёнок королевской семьи примыкали к силам Гарды и раздували пламя восстания изнутри. После чего словно шторм войско Гарды обрушивалось на страну. Для Молдофа и остальных этого было достаточно, чтобы мчаться на своих конях или драконах, выкрикивая боевой клич.

В таких сражениях не было нужды в стратегии.

Такие битвы не будоражат кровь воина.

Шлем Молдофа был исполнен в форме дракона. Попивая из бурдюка, по форме напоминающего его рог на шлеме, кумыс, великий полководец, которому перевалило за пятьдесят, размышлял.

— Да, был там один интересный человек.

— И чем же он интересен?

Нильгиф наклонился вперёд. Может, он так повёл себя потому что был младше брата на целых пятнадцать лет, но столь юношеский поступок совсем не подходил его великолепной бороде иль многочисленным подвигам. Даже сейчас его глаза сверкали как у ребёнка, слушающего рассказываемую родителями старую легенду.

— Мечник в маске. Всё ещё мальчишка, но способный. Да и голова у него варит, куда бы я ни пошёл, он всё время мне мешал.

— О-о.

Рассказывая своему младшему брату о произошедшем на поле боя, Молдоф не мог не вспомнить слова мечника в маске.

Прояви истинную верность, Молдоф! Докажи своей принцессе, что Кадайн никогда не склонится пред такими как Гарда!

Куда бы ни направилась армия Гарды, всюду возникали внутренние раздоры, предательства. И Кадайн не стал исключением.

Однако, в их случае это были не недовольные чем-то генерал или солдаты.

Принцесса Лима Хадейн.

Единственная дочь короля Кадайна мучилась по ночам от странных снов. В то время подобное происходило по всему Таурану. Гарда появлялся во сне и с давних пор своими странными искусствами соблазнял юных дев, заманивая их к себе.

Лима советовалась со своим отцом и священниками Бога-Дракона, но тогда Гарда ещё не был настоящей угрозой, а потому те отшутились, что это просто сон.

Примерно в то же время в Кадайн прибыла группа паломников. Они утверждали, что путешествуют по городам запада, чтобы возносить молитвы в храмах. Но на самом деле это были солдаты Гарды.

В ту ночь Лима Хадейн внезапно поднялась с кровати, незаметно открыла ворота и впустила их в замок.

Затем она провела их к спальне отца, и они бесшумно убили короля Кадайна. Вооружившись в замке, они неожиданно атаковали стражу у южных и северных врат, которые затем отворили и впустили ожидавших снаружи союзников.

Армия Кадайна почти никак не сумела отреагировать. Молдоф и Нильгиф попали в плен, не успев продемонстрировать и десятой части мастерства, благодаря которому они прославились на западе.

Вскоре Кадайн пал. Некоторых жителей увели в Зер Илиас, а остальные стали заложниками для контроля над солдатами. И принцесса была одной из тех, кого увели в столицу прежнего Зер Таурана.

С тех пор Молдоф и остальные стали подчинёнными Гарды.

Если бы я только мог избавиться от магов… он снова и снова размышлял об этом. Если бы он сумел набрать добровольцев и избавиться от магов, то сразу же повернул войска к руинам храма Зер Илиаса, где располагался Гарда. Возможно, тогда он сумел бы положить конец этим нелепым битвам.

Однако, как постоянно уединяющиеся в одиночестве маги были так удивительно осведомлены о ситуации в армии и на захваченных территориях? Молдоф догадался, что раз эти маги были «глазами и ушами Гарды», то и в армии могли быть уже «глаза и уши магов».

Поэтому пока он не узнает, сколько среди них шпионов, и кто они, не сможет действовать. Он не мог предсказать, что в таком случае стало бы с людьми в Кадайне и Зер Илиасе. Молдофа превозносили как генерала среди генералов, но он не настолько бесчувственный, чтобы считать, что цель всегда оправдывает средства.

— Как тут? — спросил брата Молдоф, закончив рассказ о произошедшем у Черика.

— Ничего особо не изменилось. Хотя недавно маги начали перестройку храма Бога-Дракона.

— Перестройка? Выглядит как прежде.

— Верно. Сначала я подумал, что они хотят показать мощь Гарды, но похоже, они просто меняют что-то изнутри. Кроме них никому не дозволено входить или выходить, поэтому никто не знает, что они замыслили.

— Хм.

— Кстати, брат, ты увиделся с семьёй? — спросил Нильгиф, наливая брату.

— Нет, — Молдоф покачал головой, — я их не видел.

— Почему? Пусть они и заложники, но тебе-то уж о встрече не отказали бы.

— Будет неправильно, если лишь я смогу встретиться с семьёй, — решительно произнёс Молдоф. У почти всех от генерала до простых солдат близкие оказались в заложниках. Семья его брата тоже оказалась отправлена в Зер Илиас. Учитывая ситуацию, Молдоф не мог попросить, чтобы лишь ему одному разрешили встретиться с родными.

— Брат, — Нильгиф заговорил тише.

— Что?

— Брат, под твоим командованием сейчас семь сотен солдат Кадайна. Я же руковожу пятью сотнями здесь. Трое из пяти магов, что были в городе, уехали, похоже, у них там какая-то суматоха. Даже Гарда, скорее всего, не ожидал поражения в Черике. Брат, может, сейчас…

— Нет, Нильгиф.

— Почему? Вскоре здесь будут войска Таурии, Черика и Хелио. Если мы поднимем восстание одновременно с их появлением, то сможем вернуть Кадайн, объединиться с ними и атаковать Зер Илиас!

Глаза Нильгифа сверкали словно на поле боя. Как брат Молдофа он обладал такой же яростной натурой. И хотя Молдоф смог почувствовать как его притягивает желание брата, но в итоге решительно покачал головой.

— И наших людей ждёт смерть. Не забывай, принцесса Лима и твоя семья всё ещё в Зер Илиасе.

— Скорость, брат. Мы просто не дадим врагу возможности использовать наших людей как щит. Если достаточно быстро нападём на столицу, то их, скорее всего, просто оставят на произвол судьбы. Никто не станет тащить за собой заложников, когда противник уже готов вонзить в тебя клинок.

— Это…

Слова его брата были верны. Молдоф нахмурился. Их противник — маг, непостижимый человек, утверждавший, что он Гарда. Его действия вызвали бесчисленное число ситуаций, которые противоречили здравому смыслу, и теперь он контролировал половину западных земель.

— А ещё, что бы ты там ни говорил про принцессу, — немного необычно для него, Нильгиф открыто выразил гнев перед братом и выкрикнул, — разве она не шлюха, поддавшаяся Гарде и предавшая свою страну?!

— Хватит!

— Почему? Это больше не та принцесса, что мы знали. Настоящая принцесса не пала бы пред какими-то чарами!

— Этими «чарами» нас обманывают и заставляют сражаться против нашей воли. Подумай об этом, прежде чем поносить принцессу!

— Брат!

Из их глаз уже полетели искры, когда рядом бесшумно появился человек в длинных одеждах. Это был один магов с лысой головой и худым лицом. Не успели вздрогнувшие братья обернуться, чтобы взглянуть на дверной проём, как маг заговорил.

— Два дракона Кадайна напились и решили подраться? Я ничего не имею против, только вот не забывайте, что сейчас всё ещё идёт война. А кроме того, — его голос словно скользил, — не забивайте головы бессмысленными идеями. Наши глаза и уши повсюду.

Судя по его словам, похоже, он слышал их разговор с самого начала. Как и следовало ожидать, выражение лица Нильгифа изменилось, конечно, отчасти в этом виноват и алкоголь, но он через силу рассмеялся и высказал ненавистному магу в отместку.

— Но вы так и не смогли поведать, что армия Хелио нападёт на войска моего брата. Значит даже глаза мага могут ошибаться, — с тяжёлой иронией произнёс он.

Тонкие губы мага изогнулись в неприятной улыбке.

— Да, иногда это верно. Но вам не стоит недооценивать наши глаза. А, сэр Нильгиф, вашей дочери ведь семь лет? Говорят, дочери, похожие на своих отцов, прекрасны, но в вашем случае ей повезло, что она пошла в мать.

— Ублюдок, ты…

— Как и было обещано, с вашей семьёй сейчас хорошо обращаются в Зер Илиасе. Но всего одно моё слово, и это может измениться. Мы могли бы давать им двухразовое питание раз в два или даже в три дня. Или же можно принести мать или дочь в жертву Богу-Дракону. Ох, юная леди, похоже, заплакала. Наверное, она почувствовала моё присутствие. Ваша жена обнимает и поёт ей на ухо. О, это ведь не колыбельная Кадайна, верно? Думаю, это песня из земель Фугрума.

— Сволочь…

В этот момент Нильгиф побледнел, а выражение его лица стало жёстче. Его жена и ребёнок несомненно находились в Зер Илиасе. И каждый раз, когда его дочь плакала, жена действительно обнимала её сзади и начинала петь. Более того, правда и то, что его жена родом не из Кадайна. И маг об этом не должен был знать. Не должен, если, конечно, не видел и не слышал это собственными глазами и ушами.

На лице мага не отразилось торжества. И прежде чем он развернулся и ушёл, он напоследок добавил, словно только об этом вспомнил.

— Ускорьте приготовления, сэр Молдоф. Враг разделит силы между Эйменом и Кадайном. Защита Кадайна лежит на вас, сэр Нильгиф, а Эймена возлагается на вас, сэр Молдоф. С двумя драконами Кадайна, что защищают законного правителя, боевой дух солдат наверняка повысится.

Кулаки Нильгифа дрожали. Кто знает, от страха или же ярости. Молдоф просто сделал вид, что не заметил этого.

— Прошу, пока меня нет, не давай волю своему нраву, — решительно заявил он.

Семь дней спустя — когда Орба направлялся в Таурию — Молдоф вскочил на коня и с двумя тысячами направился на север. Север, где простирались широкие степи, что во времена Зер Таурана использовали в качестве пастбищ. Там, словно охраняя проход в столицу, лежал Эймен.

Ветер крепчал.

Настал сезон, когда дующий с запада ветер становился всё сильнее и сильнее. Кадайн был защищён от него западной грядой, но теперь крошечные частицы песка цеплялись за лица солдат, которые направлялись в Эймен. Опустив пониже шлем, Молдоф не показывая на лице эмоций подтолкнул коня вперёд.

Зловещий ветер, – не мог не подумать он.

Легенда гласила, что клан Бога-Дракона пал в западной пустыне, и каждая её песчинка — рассыпавшиеся окаменелые останки.

Ветер дул по всему региону.

В месте, расположенном почти точно в центре степей, располагался Зер Илиас.

Город руин.

Ветер рассыпал груды песка, по которым не ступала нога человека, а затем приносил ещё больше песка, который снова скапливался в трещинах меж камней.

На вершине широкой лестницы, что изначально была самым высоким местом руин, располагалось единственное здание, недавно отремонтированное человеческими руками, — храм Бога-Дракона.

Песок у храма тоже смели и теперь врата гордо взметались вверх. Среди смерти и разрухи кругом живость храма пугала.

И где-то внутри раздался голос.

— Лорд Гарда!

Часть 2

– Лорд Гарда!

— Да, — когда его позвали ещё раз, старик обернулся.

Он находился в самом сердце храма. Впечатляющие высокие потолки внезапно опускались к центру, где располагался огромный алтарь, похожий на кровать великана. А дальше на постаменте стояла статуя Бога-Дракона.

— Я шестьдесят лет носил другое имя, потребуется время, чтобы привыкнуть.

Старик носил простую серую мантию, а на талии висел кинжал в ножнах, обрамлённый золотой нитью. Кроме пары браслетов на запястьях, на нём не было никаких украшений. Лишь одно: маленький драгоценный камень, который тускло светился у него во лбу. Тем не менее, он не был закреплён нитью и не был инкрустирован во что-то. Камень был вставлен прямо в лоб старика.

Гарда.

Имя, о котором с ужасом и страхом говорили более двух столетий. И теперь это имя распространилось по всему западу. Его боялись и ненавидели куда сильнее, чем когда считали частью истории.

Несомненно, это он сейчас находился в этом слабоосвещённом храме. Если же описать самого мужчину, то он обычный невысокий пожилой человек лет шестидесяти. На самом деле, он не особо соответствовал образу несравненного колдуна, возродившегося спустя два столетия. Лицо было бледным, мрачным, волосы редки, а под нижней губой и на подбородке виднелась неровная борода.

Таков был маг Гарда. Человек, что залил кровью мостовые бесчисленных городов-государств и украсил врата королевских дворов отрубленными головами их бывших правителей.

— Зафар, Таи. Что такое? Я же оставил войну на вас, потому что собираюсь готовить магию до самого рассвета.

— Приносим глубочайшие извинения, — человек по имени Зафар склонил свою седую голову. По возрасту он не сильно отличался от Гарды. Высокий, с мощной грудью. С великолепными волосами и столь же потрясающей бородой он куда сильнее походил на «Гарду», чем сам Гарда.

В противовес ему Таи подле него была молодой девушкой возрастом около двадцати. С её тёмно-коричневой кожей, упругим телом и наполненными соблазнительным сиянием чёрными глазами девушка была так прекрасна, что надень она на себя наряды и драгоценности, то наверняка не осталось бы ни одного правителя, что не оказал бы ей своей милости. Таи приоткрыла влажные губы.

— Мы поспешили сообщить вам, что показался нарушитель.

— Нарушитель? Шпион Таурии?

— Нет. Маг. Наверное, он из Энде. Мы обнаружили его, когда он собирался прорваться сквозь магический барьер, и превратили в пепел. Не осталось ни костей, ни мяса, — возможно, потому что она всё ещё смаковала послевкусие расправы, выражение лица Таи завораживало. Её глаза блестели от волнения, она чуть ли не задыхалась, — даже маги Энде, которых считают потомками магической династии, выродились. Лорд Гарда, вы приняли верное решение, покинув их. Маги, что связаны устаревшими обычаями и законами, ничем не лучше простых людишек, что не понимают эфира. Они даже не могут постичь слова Бога-Дракона или хотя бы часть законов этого мира…

— Это не совсем так, — по его голосу казалось, что Гарду что-то позабавило.

Таи ещё не поняла смысла его слов, как Гарда выбросил правую руку. Сразу же за этим за спину Таи и Зафара внезапно полетели искры. Два мага обернулись и пред их глазами показалась освещённая огнём фигура.

— Ты!

Прекрасное лицо Таи исказилось от ненависти, а Зафар сразу насторожился. В кольце пламени стоял человек в чёрной мантии и низко опущенным капюшоном.

— Чушь! Я же сожгла тебя своими руками!

— И правда, — заговорил мужчина в чёрном, — только это была лишь созданная мной «тень». Раз вы даже это не смогли понять, то подчинённые Гарды скоро утратят силу, позволившую вам захлестнуть запад.

— Что?! — Зафар поднял обе руки. Поток эфира, незримый для обычных людей, всколыхнулся, но…

— Всё в порядке, — Гарда остановил его. Отстранив Зафара и Таи, он направился к человеку в чёрном. Его приказы абсолютны, а потому маги стёрли со своих лиц ненависть и, встав по обе стороны от Гарды, преклонили колени.

Гарда щёлкнул пальцами и окружавшее человека в чёрном пламя быстро исчезло.

— Давно не виделись, Хезел. Так бюро магии Энде выбрало тебя для убийства…

— Моё появление никак не связано с убийством. Я прибыл по собственной воле. Хотел узреть триумф бывшего товарища собственными глазами.

— А ты всё такой же говорливый, как и прежде, чёрт побери. Ну, я не против. Зафар, Таи, идите. Этот человек мой гость.

— Хорошо.

— Но…

В отличие от склонившего голову Зафара, в глазах Таи по-прежнему тлели искры жажды убийства. Но после брошенного на неё взгляда Гарды, она сразу же поклонилась, а затем грациозно выскользнула из храма вместе с Зафаром.

— Будь осторожней во время возвращения, — в голосе Гарды всё ещё проскальзывали нотки веселья, — на тебя могут напасть со спины. И так легко уже не отделаешься.

— Всё-таки ты меня насквозь видишь, — бесстрастно произнёс Хезел, откидывая капюшон. На удивление он оказался молодым человеком с правильными чертами лица. Только вот большая часть его правой щеки оказалась сожжена. И судя по всему, эту рану нанесли совсем недавно. Пусть он похоже и не чувствовал боли, но запах горелой плоти всё ещё витал вокруг. — Несмотря на мои прежние слова, они действительно достойные представители клана, что так долго защищал могилу Гарды.

— Вести расходятся быстро. Конечно, все они утверждают, что являются потомками тех, кто лично служил Гарде, но лишь ранившая твоё лицо девушка иначе манипулирует эфиром. Было бы интересно это исследовать, но… не важно. Сейчас у меня нет времени. Да и в любом случае исследование, которому я посвятил всю свою жизнь, вскоре должно принести плоды, результаты, которые не сравняться ни с чем, что я делал прежде. Это исследование, о котором я никогда не упоминал в Энде.

— Исследование мастера Рейзуса… другими словами, запретная магия.

— Какой запрет, — тихо усмехнулся Гарда. На его совершенно невзрачном лице эта усмешка казалась переполненной злобой, — как и сказала Таи, связанные устаревшими правилами не смогут разгадать тайны этого мира. Этика и мораль — всего лишь железная клеть. Не выйдя за её пределы, так и останешься лягушкой на дне колодца.

Изначально, его именовали Рейзус, и он не претендовал на звание Гарды. Изначально, он даже не был зердианцем, а магом из бюро магии Энде…

Магия. Такое простое слово, но его истинное значение знают столь немногие.

Тем, кто заложил основы магии этой планеты, был прародитель магической династии Зодиас. Он исследовал разные руины, разбросанные по всей покинутой Богами-Драконами планете, и, пользуясь найденными артефактами, понял, как манипулировать природными явлениями.

Для этого требовался эфир. Морская вода на планете состояла из особого вещества, которое при испарении меняло свойства и превращалось в источник энергии для артефактов. Испаряющийся газ и назывался эфиром, но он был не во всей морской воде. Содержание эфира варьировалось в зависимости от местоположения. Более того, в последние годы приходило всё больше сообщений, что эфир истощается.

Магия когда-то позволила прогнать племя рюдзин, их естественного врага, и построить на этих землях настолько великолепную империю, что люди верили, что она просуществует тысячи лет. И эта магия тоже ослабевала.

— Людишки в своих войнах полагаются на сталь. Как устарело и жалко. Даже покинув родную планету, они не изменились. Я убеждён, что магия — путь к эволюции. Взгляни на магическую династию. Посмотри сколько мира и процветания она принесла. И ради возвращения той эпохи нельзя позволить магии исчезнуть. Как же смешно, что направленные на это исследования назвали запретными.

Рейзус и правда мечтал о возрождении магической династии. А поняв, что его время истекает, возжелал этого лишь сильнее. Его рвение росло день ото дня, пока он наконец не украл из королевской сокровищницы, где хранились артефакты эпохи магической династии — так называемые «сосуды магии», — которые на протяжении поколений защищала правящая семья Энде, и не унёс так много запретных книг, сколько мог прочитать.

И среди всего этого запаса древних знаний Рейзус наконец отыскал тему, что была под запретом даже при магической династии. Технику получения эфира не из морской воды. Узрев написанное, его сердце чуть не остановилось от шока. Хоть эта техника и не была столь эффективной как в случае с морской водой, но для неё требовался в некотором смысле неисчерпаемый ресурс.

И этот ресурс — люди.

Согласно древним записям эфир по своей природе один из компонентов необходимой для жизни энергии. И в те времена подтвердили, что во время смерти все люди испускают из себя немного эфира. Кроме того, при использовании особого сосуда магии можно было собирать крупицы эфира и с живых людей. Первыми, кто осознал эту возможность, были не маги, а племя рюдзин, вставшее на пути человечества, когда они впервые высадились на этой планете. Легенды даже гласили, что они держали пойманных людей именно для получения эфира.

Вот оно. Это единственный путь для восстановления магии, – решил Рейзус. Только вот даже эти книги не были столь подробны, чтобы по ним можно было понять нужный метод. И ему пришлось определять всё самостоятельно. А для этого требовались огромные исследовательские возможности и огромное количество людей для экспериментов.

Хоть бюро магии и обладало куда большими возможностями, чем другие страны, но для исполнения амбициозного желания Рейзуса их было мало. Но отказаться от своего желания он не мог, поэтому решил без разрешения использовать крупнейший исследовательский центр бюро.

Что же касается подопытных, то ему всего лишь нужного было сделать шаг наружу и там их было сколь угодно много. В конце концов, они всего лишь людишки, тратящие ресурсы планеты. Рейзус стал тайно похищать жителей Энде, не важно стар или млад, мужчина или женщина. Но каждое его испытание влияния артефактов заканчивалось неудачей. Так он принёс в жертву не менее сотни человеческих жизней.

Через год после начала его исследований бюро магии наконец выяснило, что делает Рейзус. После раскрытия природы его преступлений — которые, естественно, угрожали существованию самого бюро магии — его изгнали из Великого Княжества Энде.

Но всё же по какой-то странной иронии судьбы он практически сразу же получил всё, чего желал. Свободное использование многочисленных артефактов, записи исследований великого Гарды, и прежде всего обилие подопытных, другими словами, огромное количество жертв.

Прошло около полугода как Рейзус взял имя Гарды. После падения городов множество людей стали его подопытными крысами. Их вовсе не приносили в жертву Богу-Дракону, нет, их тела, сердца и души стали частью экспериментов Рейзуса.

— Хезел, должно быть, ты тоже это почувствовал. Не в Энде, не в Арионе, а именно в западном Тауране сейчас циркулируют наибольшие объёмы эфира.

— И правда. Ты безусловно сумеешь получить плоды своих трудов, — бесстрастно произнёс Хезел, не выглядя особо впечатлённым, — только вот из всей информации, что я собрал о «Гарде», кое-что не даёт мне покоя. Почему ты собираешь со всего запада женщин с высоким положением в обществе?

Словно вопрос для него казался забавной шуткой, Рейзус — нет, теперь это без сомнений был именно Гарда — засмеялся.

— Злые волшебники из сказок всегда крадут принцесс и прячут их в своих высоких башнях.

— Верно.

— Какой же ты скучный. С тобой вообще нет смысла разговаривать…

— Ну, и?

— Ладно, отбросим шутки в сторону. Мои исследования показали, что качество эфира куда выше у людей высокого социального положения.

— Вот как, — Хезел покачал головой, скорее всего, приняв слова Гарды за шутку, — социальное положение — просто условности людей. Бывший раб может стать правителем, а какая-нибудь дворянка всегда может лишиться родины и пасть в рабство.

— Сердце влияет на душу, — уголки рта Гарды изогнулись в усмешке, — сердце, что стремится быть благородным, сердце, что почитается другими как благородное, всё это не лишено ценности. Сердце влияет на душу, а душа влияет на эфир. Можно сказать, что как люди различаются при рождении, так и эфир различается в зависимости от человека и обстоятельств, в которых он вырос.

— О-о.

— Давай я тебе кое-что покажу.

Гарда поднял руку и снова щёлкнул пальцами. От места, где стояла статуя Бога-Дракона, послышался звук. Тихо и незаметно там появилась девушка. Между алтарём и постаментом находилась лестница, ведущая под землю, откуда она и поднялась. На юной девушке виднелось лишь тонкое одеяние.

— Принцесса Кадайна. Уже где-то четыре месяца прошло? Для производства эфира из неё прошло слишком много времени.

Лима Хадейн. Восемнадцатилетняя принцесса лишилась своей благородной внешности, которую когда-то сравнивали с цветами и бабочками, и теперь словно рабыня сложила под собой ноги и склонилась пред Гардой. Мужчина подошёл к ней и провёл пальцем по щеке.

— Принцесса, кто я?

— Лорд Гарда, повелитель этого мира и мой повелитель тоже.

— Последуешь ли ты моим приказам?

— Какими бы они ни были.

Выражение её лица было пустым, словно девушка ходила во сне. Гарда на мгновение повернулся к Хезелу.

— Эта женщина привела моих солдат в собственный замок, что привело к падению её родины. Ты ведь понимаешь, что это значит?

— Ты промыл ей мозги?

— Да. Но полностью управлять сердцем человека нелегко. Природные инстинкты и предпочтения, или же что-то вроде морали удивительно крепки. И если отдать противоречащий им приказ, то временный гипноз не возымеет эффекта. К примеру, — Гарда снова повернулся к Лиме и вновь погладил её мягкую щёку своим костлявым пальцем, — ты сказала, что исполнишь любой мой приказ.

— Да, лорд Гарда. Я к вашим услугам.

— Вот мой приказ.

— Да.

— Умри.

— Да.

Гарда вытащил кинжал из ножен и бросил его девушке. Она подняла клинок обеими руками и направила его к горлу. Поначалу её движения были плавными, но затем она резко остановилась. Кинжал отразился в её больших красивых тёмных глазах. Её плечи задрожали, а руки затряслись.

— Что-то не так? Это мой приказ. Умри.

— Да, — ответила девушка, но как только лезвие вот-вот готово было достичь её горла, она застывала. Девушка бесконтрольно дрожала, а из её глаз текли слёзы.

— Как же ей больно, — Гарда ещё раз повернулся к Хезелу. Он улыбался. Улыбался словно ребёнок, демонстрирующий свою игрушку, — её сознание подчинилось приказу, но вот инстинкты отказываются его выполнять. И то, что она не может исполнить мой приказ, причиняет ей боль. Понимаешь, Хезел? Как ни контролируй внешний слой сознания, суть человека такими сырыми методами не уничтожить.

— Верно.

— Поэтому магия, которую я применяю на похищенных женщинах, занимает время, и её приходится обновлять. Чтобы они посвятили себя от всего сердца, или лучше сказать от всей души, мне придётся настроить их разум на единение со мной. Если у меня это получится, быть может, я смогу получить более качественный эфир. Но это непосильная задача. Помимо подчинения, которое я никому другому не могу поручить, мне ещё приходится влезать в воспоминания каждой из этих женщин, исследовать их личность, выяснять, как ими манипулировать, чтобы они следовали моей воле, что изменить, чтобы они вверили мне свои сердца, и всё это приходится делать чуть ли не наугад. Когда я принял имя Гарды и заполучил огромное количество жертв для своих экспериментов, то, естественно, не ожидал, что мне придётся разбираться в чувствах женщин.

— Мастер Рейзус.

— Да?

— Если вы не освободите её от приказа, то она сгорит изнутри.

Он говорил равнодушно, глядя как Лима Хадейн всё ещё держа в руках кинжал боролась сама с собой. Всё её тело дрожало, глаза широко раскрыты, а с губ стекала слюна. Словно только обратив внимание на это, Гарда провёл рукой перед её лицом. После чего принцесса закрыла глаза будто уснув, её колени подкосились, и она чуть не рухнула на пол.

— Я приложил немало усилий, чтобы достать «скот» для экспериментов. И потерять даже одного из них довольно прискорбно. Хотя… — Гарда поднял палец, и от этого жеста принцесса Лима неуверенно поднялась на ноги, а затем безмолвно исчезла там, откуда пришла, — на самом деле, я так и не получил идеального эфира. Знаешь, если род правителя в городах-государствах Таурана правит уже три поколения, то он уже считается древним. Кровь таких родов слишком слабая. Она не поможет усилить душу. Когда я закончу с экспериментами мне потребуется кровь дома Базганов, который когда-то основал здесь Зер Тауран. Но тело у меня далеко не божественное, поэтому всё упирается во время.

— Однако, мастер Рей… мастер Гарда, вы ведь знаете, что остальные города государства сейчас объединяются, чтобы противостоять вам. Сколько бы эфира у вас ни было, если не начнёте действовать, то можете и не успеть. Почему вы позволяете врагам действовать как им заблагорассудится? Если Гарда впадёт в страх после всего одного поражения, разве остальные народы не придут в ярость?..

— Ты так и не понял, Хезел? Все эти запасы эфира не просто для противостояния им.

— А для чего?

— Этот храм сам по себе построенный Гардой артефакт. Я имею в виду того прежнего Гарду. И восстановление храма, которое мы недавно завершили, прошло не для того, чтобы покрасоваться им. Гарда повсюду строил подобные сооружения и подбирал магов, с излучением мозга, соответствующим его собственному. И затем он собирался использовать те храмы и людей, чтобы создать эфирный «проход».

— Проход?

— Верно. Когда «проход» открыли, маги смогли отправлять эфир и общаться из самых дальних мест. В секретных искусствах Гарда превзошёл даже магическую династию. Он смог сделать так, что информация и магическая сила могли мгновенно облететь этот огромный континент. Его контроль достиг такого совершенства, который никому и не снился.

Хезел ничего не ответил, но всё равно невольно застыл. Он тоже сумел почувствовать её. Беззвучную волну, бесформенную пульсацию. С храмом в качестве центра Гарда был похож на великана, чьи конечности распростёрлись по всему Таурану. Великану, который высосал жизненные силы множества людей и который даже сейчас продолжал расширяться.

— Да, общаться на расстоянии можно и сейчас, но для отправки эфира артефакты должны быть построены по тому же принципу, что и этот храм. Я начал с Кадайна. Там перестройка храма уже завершена. Если смогу переправить туда хранящийся в Зер Илиасе эфир, то одержу победу, не потеряв ни одного солдата, — широко улыбнулся Гарда, — да, как только запад решил объединиться я сразу решил завлечь противника. Я устал захватывать города по одному. Куда легче поглотить их, когда они все вместе. Теперь я смогу дотянуться до нужного места, куда бы враг не вторгся.

— …

— Контроль над Таураном — это мелочь. Даже уничтожь я всех живых созданий в регионе, то всё равно был бы далёк от идеального эфира. Вернись в Энде и расскажи всё, что пожелаешь. Поведай, что глупого старого мага, которого они изгнали, больше нет. Теперь на его месте человек с абсурдными и ужасающими амбициями, который покорит весь мир.

Мужчина, которого когда-то звали Рейзус, засмеялся. Теперь это было лицо совершенно другого человека.

Часть 3

Пока в разных государствах люди поднимались на борьбу с Гардой, Акс, Ласвиус и Ямка Второй вновь собрались в замке Черика спустя полмесяца после победы над силами Молдофа.

За это время Таурия, Хелио и Черик сотрудничая между собой расставили вдоль границ охранение, пока Гарда в отличие от них не сделал ничего. Конечно, он должен был понять, что они объединяют силы. И если бы он напал на какое-нибудь небольшое государство, которое собиралось присоединиться к Таурии, или сжёг бы парочку близлежащих деревень, или отправил бы рейд на постоянно курсирующие караваны, или же его войска разбили бы лагерь в районе холмов Кордолин, чтобы не дать противнику продвинуться на север, то этого бы от него ожидали. Но его войска перемещались лишь вокруг Ракекиша, Фугрума, Эймена и Кадайна, другими словами, по уже захваченным территориям и больше нигде. Всё было настолько спокойно и тихо, что нагоняло жуть.

Пусть Акс и остальные не могли понять намерений противника, но по крайней мере у них выдалась возможность увеличить свои силы без особых затруднений. Общее число солдат под их командованием почти достигло десяти тысяч. Естественно, не все они отправятся на врага, но уже решили, что на передовую пойдёт до семидесяти процентов. Только вот в отличие от живой силы, лошадей, драконов и боеприпасов им не хватало. Из-за этого Акс, который не хотел откладывать отъезд, и осторожный Ямка часто спорили ждать ли пока накопится достаточно ресурсов или же нет. И каждый раз Ямка с неохотой отступал при словах…

— Доверься силе дома Базганов.

Конечно, он с самого начала был в заведомо проигрышном положении.

Вассалы Акса и главы Хелио «бегали» по всему западу, раздавая указания войскам, распределяя оружие и припасы, организовывая лагеря. Более того, по совету Раван Дола Акс организовал базу для воздушных кораблей к северу от озера Сом на старом торговом пути в Эймен.

Туда планировалось отправить два крейсера Таурии, семь малых транспортных кораблей из разных городов, а также если повезёт пятьдесят воздушных кораблей малой дальности. На западе, где куда сложнее закупать эфир, в бою редко применяли воздушные силы. Большим этот флот не назовёшь, но это куда лучше, чем ничего. По полученной информации у войск противника тоже были воздушные корабли. И их использовали для защиты от ударов с фланга или с тыла во время марша, и, конечно, они сыграют большую роль при атаке на Зер Илиас.

Один из двух принадлежащих Таурии кораблей был только недавно куплен у мефийского торговца. Он был самым быстрым и имел наибольшую дальность полёта среди кораблей коалиции. Естественно, этим торговцем был Задж Харман, обладавший монополией на перевозку воздушных кораблей в Мефиусе.

— Путь на Зер Илиас преграждают два города, — Ласвиус взмахнул мечом по разложенной на столе карте. К северо-западу от озера Сом располагалось два города-государства, — во-первых, Эймен. Щит Зер Илиаса. Враг, скорее всего, разместил там большую часть своих сил.

Услышав название «Эймен», Акс омрачился. В эпоху Зер Илиаса этот город располагался между дикой природой и пастбищами, и именно там вышла замуж старшая сестра Акса. Сам он там ни разу не бывал, но у Эймена давние дипломатические отношения с Таурией. Только вот теперь он не знал, что стало с его сестрой.

— С юга он под защитой гор, но с остальных сторон вполне открыт. Обороняться им будет сложно. Однако, они могли построить импровизированные форты, чтобы подготовиться к нашему вторжению.

Затем Ласвиус постучал мечом чуть юго-западнее Эймена.

— Вторая крепость — Кадайн. Нельзя упускать из виду их военный потенциал. Похоже, враг сосредоточил солдат в этих двух местах.

Кадайн лежал к юго-западу от Эймена. Он был известен своими озёрами и болотами, а также лесом из низеньких деревьев.

— Хм, — кивнул Акс.

Прежде армия Гарды сосредоточивала войска в одном месте и неожиданно наносила удар. Куда бы она ни направилась, там возникали внутренние распри, но теперь казалось, будто Гарда не знал, что делать дальше.

Ещё раз оглядев карту с полученной от разведчиков информацией, Акс улыбнулся.

— Всего после одного поражения Гарда решил занять оборону? Всё-таки он ни черта не смыслит в войне. У нас больше солдат, и мы победим.

Обычно он не выглядел особо радостным, а поэтому его улыбка казалась союзникам ещё теплее.

Эймен и Кадайн.

Видя, что, атаковав одного, их возьмут в клещи с другой стороны, коалиции решила разделить силы и атаковать сразу оба города. Конечно же, это предполагал и враг, а потому поделил своих солдат, намереваясь дать решающее сражение у Эймена.

Как уже говорили Акс и Ласвиус, противник добился превосходных успехов в информационной войне. Они ничего не могли поделать с наличием шпионов в своих рядах. Никто не знал, где их глаза и уши. Поэтому они исходили из предположения, что всё содержание военного совета станет известно врагу.

В таком случае сложных планов нам не составить, — подумал Акс и решил действовать просто, а потому сказал: Алчность до добра не доведёт. Будет лучше, если отправленные в Кадайн войска просто задержат врага. Сэр Ласвиус, что насчёт вас?

— Я отправлюсь с вами в Эймен, лорд Акс.

Командующий драгунами Хелио тоже не собирался строить умудрённых планов. Поэтому он просто ударил себя в грудь и ответил собеседнику. За их короткое время знакомства он успел понравиться Аксу, и теперь тот удовлетворённо кивнул.

— Тогда решено. Главные силы направятся в Эймен, а в Кадайн отправим тысячу солдат, в основном пехоту и наёмников. Лорд Ямка, оборону Черика оставляю на вас.

— По-понял.

Ямка Второй, на которого с самого начала не обращали внимания, выглядел так, словно только проснулся. Всё было так же, как и раньше, когда он был связан с Гардой. Он попросту оставлял всё на других и считал нормальным просто ожидать, что произойдёт дальше. Возможно, для Ямки всё закончится неплохо при любом исходе. Акс внутренне усмехнулся.

Ладно. Как всегда твердит Раван, я должен действовать как безмятежный и простецкий правитель.

По словам старого стратега, мрачный вид и молчание Акса плохо влияют на солдат и офицеров.

— Вы всегда должны действовать спокойно, — постоянно напоминал он, — достаточно и того, чтобы люди не считали вас дураком. Тогда вас полюбят, мой лорд, а слуги ощутят желание сделать даже невозможное для вашей поддержки.

Есть предел тому, насколько простецким и глупым может быть правитель. Ямка безусловно дурак, но из-за этого и его слуги не проявляют твёрдости.

Проблема заключалась в том, что Гарда словно мог читать мысли любого человека, каким бы умным или глупым он ни был.

А потому мы и полагаемся на грубую силу. Не то, чтобы это неправильно, но…

Каким бы смелым он ни был, даже Акс не мог избавиться от беспокойства, когда думал об их шансах в этом сражении.

Спустя три дня после трёхсторонних переговоров находящийся в Хелио Орба получил приказ.

— Вот же дрянь.

Талькот ругался не от того, что они стали частью отряда по захвату Кадайна, а потому что командующим направляющейся в Кадайн тысячи солдат стал командир пехоты Хелио, Сурур Вуэрим.

Ещё спустя два дня Сурур собрал всех офицеров. И поскольку Орба был командиром своего отряда, то ему тоже пришлось там присутствовать.

История о наёмнике в маске из Таурии была в Хелио на слуху. Ведь он оказал выдающуюся услугу, спасая город вместе с Ласвиусом. И конечно было известно, что родом он из Мефиуса.

— О, спасибо, что проделал весь путь из Таурии. А, нет, это же был Мефиус? Чего ещё можно ожидать от гладиатора, вынюхивать кровь и сражения ты прекрасно умеешь, — с сарказмом произнёс Сурур, заметив маску Орбы.

У него было круглое лицо, но вот его узкие глаза вызывали неприязнь. Также на лице красовались явно ухоженные усы.

Половина их тысячного отряда состояла из регулярных сил Хелио, сконцентрировавшихся подле Сурура, а вот оставшиеся обладали самым разным происхождением. Тут были и наёмники Хелио, и всадники с ружьями из горных племён, и пехота из городов-государств, столь крошечных, что их названия даже не указывались на картах, и отряд кочевников-драгунов, а также пятьдесят три наёмника под командованием Орбы.

Когда все собрались, Сурур зачитал схему организации их тысячи, которую, похоже, придумал сам.

Орба же донёс её до собственного подразделения.

— Вот же дрянь, — Талькот снова взглянул на небо.

Отряд Орбы не был связан ни с какими другими силами и находился под непосредственным руководством командира их войска, Сурура.

— Раз вы мефийцы, то он уж на вас отыграется. Скорее всего, он поручит нам самые опасные задания. Стан, ты ошибся с выбором. Неужели нельзя хоть раз сделать всё правильно?!

— Брат, я вообще молчал.

Орба не обратил на них внимания и опустил взгляд на карты, которые собирал последние полмесяца. Он вовсе не чувствовал недовольства. Однако, он решил про себя, что кто бы ни был его командиром, он сам оценит ситуацию и сам решит, что ему делать.

Я не дам повториться битве у холмов Кордолин.

В то время он был довольно безразличен к войне. Можно сказать, что он был довольно апатичен. Парень просто взял в руки меч и отправился рисковать жизнью на поле боя, но в то время он, наверное, ничего и не мог поделать.

Поражение у холмов Кордолин глубоко отпечаталось в сердце Орбы. Нельзя сказать, чтобы он прям верил, что в одиночку мог что-то изменить, но будь он хоть немного осторожнее, окажи он хоть немного больше влияния на окружающих, то их не разгромили бы так просто.

Глаза Орбы остановились на одной точке карты. Кадайн.

Очевидно, что младший брат Молдофа, Нильгиф, отвечал за оборону города. И большая часть войск там будет родом из самого Кадайна. Это не та разношёрстная группа солдат, которой управлял Молдоф. И теперь они не просто будут сражаться по приказу Гарды, они будут сражаться за свой родной дом. Они будут действовать как единый организм и их боевой дух будет высок.

Учитывая количество солдат, Акс наверняка рассчитывает, что мы просто удержим войска противника в городе. А значит, им не требовалось захватывать Кадайн любой ценой. Он не считал план ошибочным, но…

Верно, «но»…

Их противник — войска мага. Всякий раз, когда он думал о том, что должно случиться, каждый раз, когда он уже собирался сделать вывод, выскакивало это «но».

Как только запад наконец объединился, Орба почувствовала то же беспокойство, что и Акс.