Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ashq1
09.01.2019 02:22
ааа только 5 томов (((((
Спасибо за перевод
Almaziko
31.12.2018 15:20
Эх, это было оч круто, прочитал весь том залпом, спасибо огромное!
Almaziko
08.12.2018 21:10
Урааа, ещё одна глава и можно будет прочитать! Спасибо!
FunRead
26.11.2018 10:58
Самое лучшее чтиво на сайте)) спасибо переводчикам, обязательно поддержу денюжкой
vargdru
20.11.2018 17:15
Походу я не выдержу и начну читать на английском. Хотя удовольствия чуть меньше)
HimerRokavoi
20.11.2018 13:27
Еще каких-то 10 лет и ранобэ (может быть) переведут. Ура!
Almaziko
13.11.2018 04:08
Ещё 3 главы и можно будет насладится томом полностью! Спасибо переводчикам за труд!
swer15
11.11.2018 03:17
Уряяяя
Reni Min
28.10.2018 18:00
англ можно почитать у Baka-Tsuki
Danila115Master
22.10.2018 21:58
Можете ссылку на англ дать плез.
arazul
21.10.2018 13:59
если что 12 томов уже давно есть на англе
Almaziko
21.10.2018 04:08
Ума не приложу почему этого крутого произведения нигде нет кроме руры, ппц.
Спасибо за перевод! Жду с нетерпением весь том.
Karasu
20.10.2018 01:45
Спасибо, перевод просто замечательный!
damarkos
20.10.2018 01:36
Спасибо за свежую главу!
Almaziko
07.10.2018 17:49
Ох как замечательно, дело движется. Жду весь том в Вашем действительно качественном переводе!
ricco88
08.09.2018 01:54
Спасибо.
Proxsi
04.09.2018 23:58
Надеюсь продолжение перевода не заставит себя долго ждать
Proxsi
04.09.2018 23:58
Круто развитие событий ) и хорошая динамика
все четыре тома прочитал за два дня без отрыва )
arazul
03.09.2018 00:08
Боюсь разочаровать, но 5-6 тома довольно скучны в сравнении с 1-4, зато с 7-го начинается рубилово.
uramanga
23.08.2018 15:41
Капеееец, как же рвёт от ожидания :D

Отобразить дальше

Глава 5. Подразделение Ласвиуса

Часть 1

Ласвиус был расстроен.

Когда речь заходит о человеке по имени Ласвиус, то нет ни единой души в Хелио, не знающей командира драгунов. Его многочисленные подвиги прославили его не только в пределах Хелио, но и во всех уголках Таурана. Как человек, поклявшийся в абсолютной верности королевской семье, даже когда Хелио раздирала гражданская война, он оставался в старом замке и со своими людьми храбро сражался, в одиночку приняв на себя всю мощь восстания.

В конце концов он исчез, и по слухам возможно погиб в бою.

Это и есть Ласвиус.

И он был ещё жив. Он, как и три сотни драгунов, служащих королю Эрагону, скрывались на вершине Бергана.

За одним из пиков, напоминавшем острые клыки, с запада на восток простиралась широкая долина. Её обнаружил Ласвиус под конец их пути, и сложив камни у входа в долину в подобие временной оборонительной стены, он и больше пятидесяти его воинов теперь жили в вырезанной в скале пещере. Остальные войска разделились на небольшие отряды и ожидали в похожих укрытиях, защищающих от буйства стихии.

Пещера, в которой проживала группа Ласвиуса, долгое время размывалась протекавшим там узким притоком соседней реки, благодаря чему они, по крайней мере, не испытывали недостатка в питьевой воде. Время от времени другие отряды приходили к ним и набирали воду. Но вот с продовольствием всё было не столь просто.

Прошло меньше месяца с тех пор, как Хелио пал в руки мятежников. Они тщательно следили за рационом и выживали за счёт той еды, что сумели унести с собой. Когда она подошла к концу, им не осталось иного выбора, кроме как разделать и начать есть своих лошадей и драконов. Позор, бесчестье для наездников. Но со слезами на глазах они продолжали пережёвывать мясо своих любимых скакунов.

Если бы они сбежали в одиночку, то скорее всего не смогли бы вынести такого позора и без сомнений решились бы на благородную смерть в попытке вернуть Хелио. Ласвиус никогда не боялся смерти. Однако, кое-что он был обязан защищать несмотря ни на что. Единственная оставшаяся для них надежда — сын Эрагона, Родзи.

Это произошло в то время, когда он ещё противостоял мятежникам в Хелио.

Поскольку большая часть королевского дворца уже была оккупирована, то было неясно живы ли бывший правитель Хардрос и принц Родзи. Но чуть позже неожиданным образом несколько дворцовых служанок, воспользовавшись тайными проходами во дворце, сумели достичь генерала. С ними был и Родзи. Похоже, они сумели сбежать, взяв с собой лишь принца.

В тот момент Ласвиус незамедлительно решил покинуть Хелио. Продолжи они сражаться, и принц оказался бы в опасности. Ведь самое главное заключалось в том, что пока преемник короны жив, никто, кем бы он ни был, не сможет претендовать на законное правление. Другими словами, даже если самозванный король и высокомерный узурпатор займёт престол Хелио, он останется всего лишь человеком, которого рано или поздно неизбежно свергнут.

Ласвиус сбежал из Хелио со своими подчинёнными и принцем. А теперь они скрывались в этих пещерах.

Непременно вернуть Хелио в руки законной королевской семьи — таково было их желание, и чтобы его добиться, они были готовы вытерпеть любые трудности. Даже когда солдаты всё худали и худали, блеск в их глазах становился лишь острее. Создавалось впечатление, словно их тела превратились в острейшие лезвия.

Они были похожи на плотоядных животных, преследующих свою добычу в ожидании шанса. Осторожно, не торопясь, Ласвиус отправил своих людей проникнуть в Хелио и вступить в контакт с теми солдатами, что следовали за королём Эрагоном и до сих пор скрывались в городе.

И в какой-то момент появилась прекрасная возможность. Когда армия Гарды отправилась из Эймена, навстречу ей выдвинулась большая армия из Хелио. Кто-то из солдат хотел незамедлительно атаковать город, но Ласвиус оставался настороже. Верни они город, пока войска на марше, то те развернутся и клинки солдат обернутся против Ласвиуса и его людей, а Хелио снова погрузится в пучину гражданской войны.

Чтобы сделать свой ход, им нужно было дождаться, пока войска Хелио не столкнутся с армией Гарды. Поэтому пока войска были на марше, он увеличил число агентов в городе.

И даже так… фортуна не на нашей стороне.

Это была ошибка.

Когда развернулось сражение между армиями Гарды и Хелио, в тот момент, когда отряд Ласвиуса наконец сделал свой ход, город внезапно пал. Более того, войска Хелио оказались разгромлены в бою на холмах Кордолин. И всё из-за предательства командира наёмников Грейгана. Чтобы прибыть в город через полдня, Ласвиус со своими людьми покинули Бергану за два часа до начала сражения, в котором войска Грейгана объединились с Гардой. И из-за неверно выбранного момента времени Ласвиус лишился шанса на успех.

Говорят, самозванного короля Джала выкинули из дворца совершенно голым, а затем публично казнили.

— Джала должен был пасть от наших рук. И то, что головы его лишили какие-то наёмники, просто ужасно невыносимо!

Ласвиус вспомнил как вернувшиеся из Хелио с этим сообщением солдаты взвыли от разочарования, а по их щекам побежали слёзы.

— Марилен, чёртова ведьма! Она безусловно связана с Чериком, а Грейган вовсе не был изгнан королём Черика из-за ссоры. Он с самого начала следовал плану короля и захватил Хелио, притворившись изгнанным! Королева обо всём знала и пригласила этого вульгарного сокола!

И доказательством служило то, что теперь, когда имя правителя Хелио вновь изменилось, Черик внезапно выдвинул свои войска. И вовсе не ради помощи Хелио. Они заняли позиции вдоль границы с Таурией. Вынужденная поспешно готовиться к их перехвату, Таурия не смогла послать подкрепление в Хелио. Конечно же в этом и состояла цель Черика. Пусть они, похоже, и не собрались незамедлительно атаковать Таурию, но и лагерь не разбивали, в любой момент готовые идти дальше.

И теперь после падения Хелио Таурия не могла так просто переместить свои войска. Потому что куда бы они ни направились: Хелио или Черик, была высока вероятность оказаться зажатыми в клещи.

Сделай они неразумный шаг, и окажутся в безвыходном положении.

Настроение Ласвиуса становилось всё хуже и хуже. Им оставалось лишь терпеливо выжидать нового шанса. Однако, учитывая ситуацию в отряде, смогут ли они продержаться ещё две или три недели? Если местные кочевники, которым они в обмен на еду продают своё оружие, раскроют их личность, то кто-нибудь из них может направиться в Хелио, чтобы известить об этом нового правителя. Сейчас армия Гарды непобедима и наверняка найдётся много людей, которые понадеются выжить, установив с ней определённые отношения.

Но я другой, – подумал Ласвиус. Законный правитель находился рядом, а потому он не знал ни голода, ни усталости. Нет, даже чувствуй он их, даже находясь на грани смерти, он бы не беспокоился о себе. Таким он был человеком.

И его люди тоже. В тот самый день Ласвиус обошёл все места, в которых сейчас проживали его люди. Как и ожидалось, лица солдат были отмечены унынием и усталостью. И всё же у них оставались силы. Ласвиус был достойным генералом, и его узы с подчинёнными были крепки как сталь.

Однако…

Сейчас в пещере царила суматоха. Он направился к склизкой стене пещеры, там, где находился виновник происходящего. И увидев как с ним разговаривает никто иной как Родзи, Ласвиус сморщился.

Тем человеком был парень в маске.

Позавчера он получил доклад:

— Крун вернулся.

Услышав имя Круна, он не сразу-то вспомнил его лицо. Но увидев его лично, вспомнил, что это был драгун-ученик. Когда Джала только захватил престол и соседи ещё не были настороже, он послал несколько человек для сбора информации в Таурии в качестве наёмников. Крун был из их числа.

Крун принял участие в битве у холмов Кордолин. Он лично засвидетельствовал предательство Грейгана и едва сумел уйти живым. Разгневанный, расстроенный солдат-новичок в слезах рассказывал свою историю. Ласвиус оценил его усилия, но Крун был не один. С собой он привёл генерала Таурии, Боувана, а также несколько наёмников. Среди них был и мечник в маске с неизвестным происхождением, но по словам Круна он был подлинным мастером.

— Я считаю, что он определённо будет полезен, когда мы будем возвращать Хелио.

Пока Боуван находился без сознания, Ласвиус проверил, что ему оказали медицинскую помощь. У них не было лишних запасов, но тот всё ещё оставался командиром Таурии. Так или иначе, он должен был пригодиться.

Однако, трое наёмников были мефийцами. Как и все зердианцы, он ненавидел Мефиус. Вместе с отцом он участвовал в войне против Мефиуса десять лет назад, и во время внезапной атаки Мефиуса его отец лишился жизни.

Тем не менее, Ласвиус позаботился о том, чтобы его люди не развязали драки. Их и так глубоко задело уродство и бессмысленность внутреннего раздора в Хелио, а физическая и психологическая выносливость достигли своих пределов. Единственное, что их поддерживало, мысль о возвращении собственного города. Но также это означало, что те, кто не разделял эти мысли, даже будь они союзниками, оказывались лишь угрозой.

Но если мы их изгоним, они ведь знают об этом месте…

Если бы до этого дошло, то он нашёл бы какую-нибудь причину, чтобы убить их. Ласвиус был готов пойти на что-угодно ради воцарения Родзи. Ради этого он был готов пойти на столь бесчестный поступок.

Немногим ранее…

Всё ещё с маской на лице Орба стоял спиной к стене пещеры, затачивая свой меч. В этот момент к нему подошёл Шику.

— Как он?

— Ещё лихорадит. Помимо раны на плече, он ещё и пулю в спину схлопотал. Броня не дала ей добраться до внутренних органов, но пуля глубоко засела в теле.

Боуван до сих пор не пришёл в сознание.

— Ясно, — ответил Орба, глядя на отражение на отполированном клинке.

Благодаря реке, протекающей через пещеры, они могли пить воду сколько душе угодно, но уже два-три дня они нормально не питались. Голод вызывал нетерпение и раздражение. Каждый день вспыльчивые Талькот и Гиллиам чуть не создавали проблемы с драгунами Хелио, и каждый раз их в самом конце останавливали Стан и Шику.

И это касалось не только Орбы и остальных. Эмоции наездников на драконах тоже становились лишь жёстче. Поскольку им практически ничего не оставалось, кроме как ожидать подвернувшейся возможности, то каждый день они сидели в кругу и поливали проклятиями Грейгана и Черик. Но больше всего ненависти было направлено на человека, связанного с этими двумя именами, королеву Хелио, Марилен.

Как только Грейган стал королём Хелио, он бесстыдно пожелал вновь сделать её королевой. И вновь Марилен сразу же согласилась.

— И всё же несчастьям Хелио нет конца, — со вздохом произнёс Шику. Он тоже был измотан, — король пал в бою, и кто бы мог подумать, что за этим последует восстание, а затем приглашённый ими командир наёмников превратится в предателя. И всё это время больше всего страдают именно бессильные люди. Алые Соколы и сами по себе достаточно плохи, но армия Гарды взяла людей в заложники и похоже пользуется ими в качестве жертв…

Говорили, что в день своего падения в Хелио происходили непередаваемые зверства. Судя по всему, наёмники вламывались в заведения и дома, и каждый из них желал награбить хоть немногим больше, чем его соратники. Противостоявших им беспощадно рубили, и в Хелио не осталось ни одной улицы, где не были слышны крики женщин.

Может всё это происходило бы и до сих пор, если бы в тот день, когда он стал королём, Грейган не усмирил их.

Теперь, когда он больше не был обычным командиром наёмников, а стал королём, похоже, Грейган собирался придерживаться здравого смысла. И тем не менее, на вопрос можно ли было вести в Хелио нормальную жизнь ответ безусловно был отрицателен.

— По-видимому, несколько священников, непосредственно подчинявшихся Гарде, вошли в город и потребовали десяток ежедневных жертв. По приказу короля солдаты каждую ночь появляются в городе, чтобы выбрать кто же будет принесён в жертву и увести их. Если же их семьи цепляются за них и кричат, пытаясь остановить солдат, то те сразу же хватают и их.

— Хватит.

— Надеюсь, Кей и Нильс в безопасности. Они ведь определённо будут отмечены Алыми Соколами…

— Я сказал «хватит». Прекрати! — внезапно зло выкрикнул Орба. Шику выглядел удивлённым, но замолчал, наблюдая, как Орба изо всех сил полирует клинок.

Копившийся внутри Орбы гнев стал вязок, цеплялся за внутренности и не отпускал. Его кровь кипела, поскольку он не мог вынести мысль о том, что этот предатель Грейган стал королём и до сих пор оставался в Хелио.

Теперь это личное.

Когда он был двойником принца, Орбе нравились сложные планы, поэтому тот факт, что он сам оказался побеждён подобным, лишь разжигал его ненависть. Он чувствовал желание незамедлительно помчаться в Хелио, направившись в замок в одиночку.

— Это и есть тот меч, которым ты обрушил свои удары на Молдофа? — задал вопрос молодой голос.

К ним приблизился мальчик, единственный сын Эрагона, Родзи. С ним было несколько человек, которые, похоже, действовали в качестве его прислуги, и по их выражениям было очевидно, что они не хотели, чтобы Родзи был рядом с какими-то наёмниками. Но веснушчатое лицо мальчика было наполнено любопытством, когда он разглядывал меч Орбы. Ему ведь было всего девять.

— Говорят, что красный дракон Кадайна, не уступит Ласвиусу. Так ты сильнее Ласвиуса?

Даже член королевской семьи не получал достаточного питания, его осунувшиеся щёки были слегка испачканы в земле, и только глаза продолжали ярко сиять.

— Ну, я не знаю, — Орба не мог его игнорировать, а потому отложил меч на землю, — кроме того, я не одолел Молдофа. Даже ударив его копьём, я не смог пробить его защиту. Думаю, я лишь сломал ему кость.

— Естественно. Говорят, Молдофу нет равных в конном бою, — как и было уместно мальчику королевской семьи, похоже, он любил истории о сражениях, и убеждённо продолжил, — я слышал, что первым делом стратеги каждого государства думают о том, как стащить Молдофа с лошади: стоит ли стрелять в него пулями и стрелами или быть может создать угрозу его лошади, направив на него большого дракона.

— Как насчёт привести привлекательную кобылу? — Шику был так поражён словами Орбы, что распахнул глаза. Орба не издевался, его просто не волновал этот разговор. Естественно, лица сопровождавших принца людей помрачнели, однако, — если конь Молдофа позабудет о сражении и накинется на неё, то приготовившийся сражаться со своим скакуном как единое целое Молдоф будет выбит из равновесия.

— Это может сработать, — Родзи наслаждался неожиданным ответом Орбы, — но привлекательная лошадь… как человек может понять красива лошадь или уродлива…

— Один из моих друзей обладает даром слышать «голос» драконов. Может, есть и тот, кто сможет оценить внешность лошади…

— Ты говоришь, словно член королевской семьи или дворянин, — к ним подошёл Ласвиус. Ограничившись лишь одним взглядом, Орба не высказал никакого приветствия.

Лицо генерала было таким же, как и у других солдат, но несмотря на измождение тело под доспехами впечатляло. Ему было тридцать пять. Возможно, из-за худобы или из-за накопившейся месячной ненависти и обиды, его всегда прищуренные глаза теперь казались ещё острее, а взгляд стал поистине угрожающим.

Однако Орба «идеально» сгладил атмосферу.

— Совсем наоборот. Именно потому что я не знаком с королевской семьёй или аристократами, то не знаю и этикета. Прошу прощения, если был груб.

— Ты…

Даже сейчас генерал Хелио пугал, а все вокруг затаили дыхание, но затем…

— Ласвиус, — вмешался Родзи. Он пересказал «мудрый план» Орбы и попросил узнать среди подчинённых, есть ли те, кто хорошо разбирается в лошадях. Ласвиус натянуто улыбнулся.

— Я отправлю кого-нибудь на поиски. А теперь, Ваше Высочество, пришло время для обучения. Прошу, сюда.

— Яркий и жизнерадостный ребёнок, — прокомментировал Шику, — эта яркость как раз то, что и спасает окружающих. Если он выживет и переберётся в Хелио, то, наверное, станет хорошим королём.

— Наверное.

— И всё же этот ребёнок куда взрослее тебя. Увидев, как ты огрызнулся, я почувствовал, словно всё стало как прежде.

— Заткнись, — Орба был угрюм, и он отвернулся.

Естественно, даже он не ожидал ничего хорошего от грубости, направленной на Ласвиуса. Однако, испытываемые им разочарование и ненависть не уступали Ласвиусовским. Убегая с поля боя в страхе перед тенями врагов, он вспомнил детство, когда его заставили бежать из родной деревни.

Чёрт! – разве он взял в руки меч не для того, чтобы этого больше не повторилось? Не для того, чтобы у него больше ничего не отняли?

Его голова будет моей.

Он не смог бы обрести покой, пока не взглянет в раздражающее лицо Грейгана.

Всё стало как прежде, – прямо как и сказал Шику. Он вернулся к тому, когда был одиноким мечником, защищающим лишь свою жизнь и достоинство собственным мечом.

Часть 2

— Давай, двигай!

Одетые в красные доспехи люди шли по главным улицам Хелио. И пусть они никого особо громко не прогоняли, люди почти полностью исчезли с их пути, пока Алые Соколы высокомерно расхаживали по городу.

В тот день, когда Хелио пал, именно они опустошили город. Они побывали в каждом доме, охотясь за укрывавшимися там солдатами Хелио. Но этим их цели не ограничивались. Наёмники хватали всё, что привлекало их внимание, вытаскивали на улицы молодых девушек, убивали любого, кто сопротивлялся им, и разрушали целые дома.

И поэтому люди запирались и скрывались внутри домов, чтобы не попадаться на глаза наёмникам. Лишь только старики наблюдали за солдатами со вторых этажей торговых домов, но завидев старомодные пушки, которые тащили наёмники, они отступали от окон, испуганно дрожа и крепко сжимая напуганных внуков.

Алые Соколы направлялись к храму Бога-Дракона.

Как и следовало ожидать, лишь признавшие Гарду в качестве священника Бога-Дракона оказались награждены положением лидеров, а армия Гарды ни разу не напала на храм или святыню. Но ходили слухи, что внутри храма скрывались солдаты Хелио. Накануне Алые Соколы пытались проникнуть в храм, чтобы разыскать их, но священники выгнали их, заявив:

— С оружием дороги в храм нет. Кроме того, сегодня здесь посланник от Гарды.

Ещё недавно страх перед столкновением с армией Гарды заставил бы наёмников отступить, но теперь они осознали, что Хелио принадлежит им. А выпивка и беспорядки лишь усилили их ненависть.

Тогда один из них заговорил.

— Армия Гарды всего лишь сборище людей из разных государств. Они не способны противостоять таким как мы, объединённым управлением одним.

— Верно, будут сопротивляться, мы изгоним их, — пылко добавил капитан артиллерии Вадим. И таким образом происходящее превратилось в марш с обнажённым оружием. Их целью, конечно же, были солдаты Хелио, но похоже они готовы были иди до конца. Словно удовлетворяя своё детское желание мести, они разместили своё оружие перед храмом.

Вадим и сам был зердианцем, но из-за долгой связи с иностранцами в его наёмничьей жизни, благоговение перед Богом-Драконом полностью улетучилось. С самого начала среди Алых Соколов было много разбойников. И поскольку теперь они правили страной, то в их мыслях закрепилась идея, что они могут не бояться никого, даже богов.

Они начали демонстративно нагревать железные ядра перед храмом. Это было объявление их намерений выстрелить ядра одно за другим. Неудивительно, что священники в храме побледнели, но в этот момент…

— Пожалуйста, подождите.

Появился кое-кто неожиданный.

Марилен. Как и королев зердианцев в прошлом, её голову украшала длинная, волочащаяся вуаль, которую придерживали служанки. Марилен нравилось одеваться подобным образом, когда она выходила прогуляться. Это был способ продемонстрировать свою власть.

— Рад встрече, наша королева, — довольно любезно поклонился перед ней Вадим. Тем не менее, не было и следа почтения в его взгляде, разглядывавшем чувственную фигуру королевы.

Он слабо, мимолётно усмехнулся.

Женщина, прыгающая от мужчины к мужчине, чтобы защитить свою жизнь и положение.

И ладно бы это всё закончилось лишь презрением, но теперь жители Хелио ненавидели Марилен ещё сильнее. Королева единственная, кто сумела сохранить свою политическую власть после восхождения Грейгана. Большинство солдат и дворян, выступивших против Алых Соколов, были убиты, а все оставшиеся в живых арестованы. Говорили, что к ним относились как к животным.

Марилен открыла путь армии Грейгана и Гарды.

Этот слух повторялся, словно был правдой, и похоже сейчас для людей Марилен была куда ненавистнее даже Грейгана и Гарды.

Даже Вадим и ему подобные относились к ней просто как к женщине командира. Но при всём этом они нисколько не боялись её. Однако…

— Прошу уйти отсюда немедленно, — сказала девушка. Она слегка приподняла подбородок и холодно посмотрела на Вадима. Она говорила так, словно просила убрать мешающиеся ей на пути во время прогулки камешки.

Лицо Вадима покраснело.

— Н-не уверен, что смогу принять во внимание слова нашей королевы. Король Грейган приказал схватить каждого солдата Хелио. Если вы защищаете тех, кто мешает нашим поискам, то даже если вы королева…

— И что ты хочешь сказать этим «даже если вы королева»? — Вадим молчал. Хоть он и был наголову выше девушки, но сейчас чувствовал, словно на него смотрят сверху вниз с недосягаемой вершины. — Я часто прихожу сюда, и если бы священники и жрицы укрывали солдат, то заметила бы это. Однако, я не видела ни одного солдата… помимо вас.

— Н-но…

В этот момент королева приложила ладонь к губам и пронзительно засмеялась.

— Но не переборщили ли вы, придя в такое место с пушками и в полной броне? Здесь, в храме, никто не носит оружие. Кто же тогда из верующих в Бога-Дракона сможет нанести вам вред?

После её слов Вадим и другие подготовленные и полностью вооружённые солдаты теперь почувствовали, словно они как дети штурмуют детскую площадку. А прежнее достоинство от ношения брони сменилось смущением.

Ч-чёрт!

Хотя никто кроме Марилен и не смеялся, Вадим чувствовал, как будто жители Хелио глядели на них изо всех уголков города, а на их лицах расплывались презрительные улыбки.

— Э-это, — даже так, Вадим взглянул на неё как смог и произнёс, — у меня не остаётся иного выбора, кроме как сообщить о произошедшем королю.

— Поступай как знаешь. Теперь ты закончил? Если да, то вам всем стоит уйти.

Выражение лица Марилен нисколько не изменилось. Её пухлые губы всё ещё оставались изогнуты в улыбке, и так она вошла в храм прямо перед Вадимом.

Некоторое время спустя после захода солнца.

После того как она приняла ванну, в тот момент, когда служанки расчёсывали ей волосы, раздались громкие шаги Грейгана, приближающегося к комнате Марилен. Девушка ещё не была готова, и в дверях началась небольшая перебранка, но поскольку в настоящее время никто не смел противостоять Грейгану, то дверь оказалась грубо распахнута.

То, как Грейган большими шагами направлялся к ней, походило на дикого зверя, оказавшегося во дворце. Однако…

— О, мой лорд, — всё с той же, как и прежде холодной улыбкой произнесла Марилен. Она называла его так с тех пор, как стала женой нового короля. Ни её голос, ни выражение не напоминали девушку, над которой измывалась судьба и которую забросили в жестокие ненастья. Вместо этого она создавала впечатление, что привыкла к мужчинам, желавшим её заполучить.

Возможно, из-за этого в Грейгане пылал гнев.

— Похоже, ты помешала солдатам, — сердито отозвался новый правитель Хелио.

Служанки тихо скукожились. И в этом не было ничего удивительного. Всем было известно, что сотворил Грейган в первый день своего правления. На рассвете он вызвал к себе пленных дворян и заставил их поклясться себе в верности.

Он обезглавил тех, кто отказался.

— Неверные, — так он их назвал.

А затем так же обезглавил тех, кто поклялся ему в верности.

— Те, кто с такой лёгкостью клянутся в верности другому, не заслуживают доверия, — улыбнулся он.

Даже его зубы оказались запятнаны хлынувшей из казнённых кровью. Десятки трупов покатились к ногам Грейгана, и говорят, их так и оставили там на время празднования его коронации.

Марилен приказала своим служанкам, совершенно потерявшим голос от страха, покинуть комнату.

— Это был храм, который посетил маг Гарды. Если бы хоть один солдат скрывался в нём, то его сразу же бы заметили и давно схватили. Разве это не глупое поручение?

Она говорила так, словно была совершенно безразлична к гневу Грейгана. Естественно, Грейган был осведомлён о том, на что она указала. Кроме того, если бы солдаты атаковали храм и заслужили недовольство армии Гарды, это вызвало бы для него проблемы. Он знал, что действия Марилен защитили его самого.

Несмотря на ходящую повсюду клевету и злобные сплетни, Марилен — королева благородного рода. И чтобы сделать такую девушку своей женой, Грейган изо всех сил старался стать «королём». Но ему было трудно покинуть привычный низший социальный слой и избавиться от своего комплекса неполноценности. Марилен поняла это и внешне всегда поднимала его до положения «короля», к примеру, когда называла его «мой лорд». И всё же это раздражало. Похоже, такой как ты не может даже заставить собственных солдат не действовать как им вздумается… Сколько ещё времени пройдёт, прежде чем она открыто начнёт презирать его? Это моя страна. Я здесь хозяин.

— Не могли бы вы сказать то же самое тому магу, Гарде?

— Что?

На лице Марилен мелькнула загадочная улыбка. Глаза Грейгана вспыхнули.

Эта лисица читает мои мысли?

По правде говоря, у Грейгана были проблемы с магами, которые называли себя подчинёнными Гарды. Это были люди, отдававшие прямые приказы Молдофу и другим офицерам. Только войдя в Хелио они потребовали сотню жертв. А затем объявили, что теперь каждые два дня им нужен десяток молодых мужчин и женщин. Сначала Грейган подумал, что это просто шутка. Если бы крошечное город-государство пошло на такое, то очень скоро бы погибло. Но увидев направленные на него из-под капюшонов ледяные взгляды магов, его тело словно оледенело.

Кроме того, они сказали, что новые войска из Эймена вскоре будут направлены в Хелио в качестве подкрепления для армии Гарды. Если их число увеличится, то сколько бы он ни называл себя королём, Грейган понимал, что не сможет их контролировать.

Королевство, которое он наконец получил, родившись на поле боя и пройдя бесчисленные сражения, уже отдавало зловонием смерти и разрушения.

Проглотив все эти мысли, Грейган вложил в свой голос силы.

— Как бы там ни было, больше не действуй как тебе хочется.

— Даже так, — Марилен рассмеялась своим звучным голосом, — поскольку уже ходят слухи, что вы, мой лорд, подкаблучник, то вас уже не назовёшь устрашающим королём…

Её подбородок внезапно дёрнулся вверх и Марилен замолчала.

Глаза Грейгана были прямо напротив её. И всё же улыбка на лице девушки оставалась невозмутимой.

Глаза, что презирали его, были похожи как на глаза ведьмы, так и на глаза маленькой девочки.

После подбородка Грейган схватил Марилен за руку и заставил подняться, а затем бросил её на кровать с навесом.

После чего сразу же оказался на ней.

— Ни слова больше, — он закрыл её губы. Удерживая её, он не хотел тратить времени на то, чтобы убедиться, что Марилен полностью принадлежала ему. Женщина, что трижды была королевой, не сопротивлялась. Но даже так Грейган не мог не почувствовать её ледяного, презрительного взгляда, когда она позволяла ему гладить свою кожу.

Часть 3

Боуван пришёл в сознание на четвёртый день после того как группа Орбы присоединилась к Ласвиусу.

Он заплакал прямо на месте, когда услышал, что Дункан и остальные остались стоять на смерть, чтобы позволить ему уйти.

В тот же вечер в удалённой части пещеры проходил военный совет. И по какой-то причине Орба тоже был на него вызван.

— Я слышал от Круна о том, как ты проявил определённую сообразительность во время отступления с холмов Кордолин. Если есть какой план, чтобы изменить положение дел, говори.

Долгое время для человека по имени Орба было верно то, что если он кого не мог терпеть, то и они платили ему той же монетой. Ласвиус был другим. Орба изначально мало что знал об положении Хелио. Но теперь, когда гнев на Грейгана тлел у него в груди, он предложил собрать группу элитных бойцов, проникнуть в Хелио и убить его.

— Настоящий герой, — усмехнулся Ласвиус, — но если мы так поступит и провалимся, то они поймут, что мы выжили и нас уничтожат. Похоже, тебе несколько переоценили.

— Что?

Кровь хлынула Орбе в голову, и пришедшему с ним Шику пришлось его успокаивать.

Естественно, Ласвиус не просто ожидал. Через своих людей, проникнувших в Хелио до поражения армии у холмов, он готовил восстание. Места, где содержались схваченные солдаты, как их охраняли, всё это было тщательно изучено, и как только их спасут, они нацелятся на Грейгана.

Но проблема заключалась в двух тысячах солдат Гарды, расположившихся в городе. Прежде всего им нужно как-то увести это войско из города.

— Когда наступит время, — произнёс Ласвиус, остро глядя на карту окрестностей Хелио, — мы начнём внезапное наступление на город и тем самым сможем вытянуть врага из-за стен.

Его подчинённые кивнули. Их лица были мрачны и наполнены решимостью.

Ха, – усмехнулся Орба.

Учитывая число врагов, совершить внезапную атаку и выманить их всего тремя сотнями не очень-то умно. Да, даже если им удастся вернуть Хелио, смогут ли они защититься от нападения армии Гарды?

Понимая, что Орба в любой момент готов открыть рот, чтобы высказать что-то саркастическое, Шику приходилось бороться, чтобы сдержать его.

— Не веди себя как ребёнок, — произнёс после окончания военного совета Шику, на что находящийся возле них Гиллиам пожал плечами и сказал.

— К чему ты это говоришь? Он всегда был мелким сопляком.

— Нет, когда он был принцем, то обладал ясной головой. В то время как твоя проблема — излишне сильные руки и ноги.

— Руки и ноги?

— Первым делом ты бездумно пытаешься со всем разобраться грубой силой. Пока их не связать, ты не начнёшь использовать голову, чтобы подумать.

Всё ещё кипящий от гнева Орба попросту игнорировал их.

— То, что сказал Ласвиус разумно. Если мы сейчас тайно атакуем Грейгана, то это не коснётся войск Гарды. Не важно, как он заполучил трон или что сейчас делает, в данный момент он король. И если Хелио вновь потеряет своего короля, то окажется во власти армии Гарды, а в таком случае каждый человек в городе закончит также как и уже принесённые в жертву.

— Куда собрался, Орба? — спросил Гиллиам, когда Орба внезапно встал.

— Никуда, — ответил тот и вышел из пещеры. Голод сделал Гиллиама ещё раздражительнее. Грубый ответ Орбы уже заставил его угрюмо встать, когда…

— С-стой!

— Что? Ты и так всегда на стороне этого ублюдка, но сейчас…

— Ты что не видел его выражение лица? Он о чём-то думает. Разве в такие моменты его взгляд не заставляет тебя дрожать?

Даже после такого вопроса Гиллиам не мог особо посочувствовать Шику. Но во всяком случае он понял, что драка — пустая трата энергии и снова сел на место.

Что же касается Орбы…

— Не уходи слишком далеко, — приняв предупреждение от дежурившего солдата, он шёл под ночным небом.

Король?

Всё, как и сказал Шику. Если он обезглавит ставшего королём Грейгана, то кроме как к удовлетворению собственной мести это ни к чему не приведёт.

Ни к чему не приведёт… Для кого именно ни к чему не приведёт?

Он потерял своё положение принца, поэтому думал, что как обычному человеку ему нужно колебаться. Но сейчас Орба вспомнил то время, когда они проходили через врата города, направляясь на битву.

В тот момент, когда их провожали люди, это была сцена гордости для солдат. Но это не имело ничего общего с самим Орбой. Хелио не был его родным городом, у него там не было почти никаких знакомых. И всё же среди присутствующих были двое: Кей и Нильс… Их взгляды провожали его, пока он не скрылся из виду.

Солдат, которого провожает семья или любимая, держится за эти воспоминания, идя на смерть.

Возможно, точно так же было и с Роаном. Может, взгляды огромного числа жителей деревни, в том числе и Орбы, матери и Алисы, заставили его почувствовать гордость, и он решил, что защитит их всех?

Даже не осознав этого Орба остановился и вызывающе взглянул в ночное небо. Его гнев не остыл. Совсем наоборот. Он достиг своей точки кипения. Но теперь это были не его личные чувства к Грейгану. Грейган предал и убил солдат, которые ушли с тем же выражением лица, что и его брат, тех, кто с той же гордостью собирался защищать свой город и семью.

Гарда погружал весь запад в ужас. Так же как с Алисой и его матерью, люди становились простыми игрушками в руках силы и жестокости.

Теперь он понял, почему вспылил, когда Шику упомянул ситуацию в Хелио.

Это был гнев не только на Грейгана. Более чем на кого ещё Орба злился на себя.

Почему он не сумел распознать предательство Грейгана? Он должен был предвидеть, что это ловушка. Если бы он смог понять это по определённым словам или действиям, то ничего бы не произошло.

С тех пор как он одолел Оубэри, он был ко всему безразличен. И то, что Хелио, Кей и Нильс попали в передрягу, было именно тем, о чём он сам того не осознавая сожалел.

Тц.

Естественно, он не верил, что смог бы обратить битву у холмов Кордолин лишь своими силами.

У него имелся опыт ряда битв. И то, что Хелио приходилось опираться на такого человека как Грейган, то, что действия таинственной армии Гарды вырвались из-под контроля, означало, что тьма глубоко укоренилась в землях Таурана.

Предательство и борьба.

Поскольку запад был в таком положении, то цепь из предательства и борьбы не заканчивалась. Хоть все они и были одного происхождения, но продолжали сражаться на этих землях.

У Таурана нет короля.

Акс Базган настаивал на том, что он по крови наследник бывшего Зер Таурана. Но в данный момент у Таурии не хватало сил для объединения государств. И поэтому другие лорды полагали, что у них ещё есть шанс стать единым правителем и продолжали сражаться. И таинственный Гарда воспользовался этим…

— Н-да…

Неожиданно услышав чью-то речь, Орба напряг слух. Похоже, вышедшие в дозор солдаты возвращались назад. И чтобы его не побеспокоили в его размышлениях, Орба скрылся в стороне.

Орба не собирался их подслушивать, но услышав их разговор, побледнел под маской.

Оказывается, отряд Ласвиуса вызвал их из стана кочевников, с которыми они на следующий день собирались произвести обмен оружия и продуктов питания. И чтобы не допустить утечки информации об их личности и убежище, Ласвиус планировал напасть на кочевников, как только получит от них пищу.

Гордость драгуна действительно велика, Орба усмехнулся под маской. Ласвиус был тем, кого он не мог терпеть, и теперь, когда его интуиция вновь оказалась права, он смог ненавидеть его до глубины души.

Орба внезапно заморгал и начал потакать другой мысли.

Орба почувствовал, как что-то зарождается в нём. Это больше не было связано с его личными чувствами к Ласвиусу.

Сам по себе он не осознавал этих изменений, но глядя в небо, его взгляд стал таким же, как тогда, когда он носил «маску» Гила Мефиуса.

Поздно ночью.

Ласвиуса достигли новости от его человека, следящего за Хелио. И новости это были совсем не утешительными.

— Подкрепление Гарды?

В докладе говорилось, что из Эймена вскоре прибудет подкрепление в тысячу солдат. Сейчас они просто ожидали ещё пять сотен солдат, что прибудут в Эймен. По приведённым в докладе оценкам на всё про всё потребуется около недели.

Подкрепление в тысячу солдат.

Скорее всего они направят их для вторжения в Таурию. И пусть он и полагал, что для его подразделения возникнет больше возможностей, чем в их нынешней тупиковой ситуации, но увеличение числа солдат в то же время означает и усиление защиты Хелио.

Почувствовав, как его постепенно загоняют в угол, Ласвиус сжал зубы.

Новости о поражении у холмов Кордолин и падении Хелио достигли также и юго-востока, Таурии.

— Отец! — услышав об этом, Эсмена вылетела из своих покоев, в которых прежде заперлась, и вцепилась в своего отца, — Боуван… что случилось с Боуваном?

— Он не их тех, кто так легко преставится. А теперь успокойся, иначе тебе снова станет плохо.

Несмотря на подобную демонстрацию перед дочерью, мысли Акса Базгана были далеки от спокойных.

Чёртов Черик, они объединили свои силы с тем магом.

Примерно на полпути между Таурией и Чериком разместился лагерь из семисот солдат последнего. Поскольку враги расположились прямо на границе, то Таурия не могла действовать неосторожно.

— Если до такого дойдёт, то это будет короткое и решающее сражение. Сможем ли мы полностью разгромить Черик?

— Сможем, но… — Раван Дол продолжал действовать осмотрительно. Более того он предусмотрел возможность присоединения Черика к Гарде, а потому прежде призывал своего лорда действовать осторожно. — Если противник уйдёт в город и приготовится к осаде, то без всей нашей армии сражение затянется. Таурия опустеет, и если в этот момент армия Гарды выйдет из Хелио, город падёт.

— Мне не нужен такой серьёзный ответ, ты меня за дурака держишь? Это был риторический вопрос.

— Хм, не удивлён, ведь это же вы, мой лорд.

А я-то думал, что у него действительно есть хорошая идея… – неразборчиво добавил он вторую половину фразы.

— Что? — раздражённо сказал Акс. Без веера он никак не мог успокоиться. — Если хочешь что-то сказать, то говори. Я слышал, ты отправил несколько шпионов, значит у тебя уже есть план? Такими темпами мы окажемся окружены всеми силами Таурана.

— Положитесь на меня. Мой лорд, вам стоит демонстрировать своё спокойствие и оставаться лордом, на которого полагаются жители и солдаты.

— Оставаться спокойным, — произнёс Акс в полуотчаянии. Конечно, не в его характере беспомощно ждать разорения родной земли. Будь то солдаты, драконы или пули, его приготовления были безупречны. Он приобрёл большой новый воздушный корабль, оснащённый для ведения крупномасштабного столкновения. Хотя о его существовании ещё никому не было известно, он нанял несколько человек, опытных в управлении кораблями. Когда настанет время, он запустит солдат на корабль и отправит его атаковать врага с тыла.

Таурия была в постоянном напряжении от мыслей, что война уже стучится к ним в дом.

— Так они не смогли прикончить Боувана? — спросил мужчина, услышав, что среди погибших не было одного человека.

Спросившим был Расван Базган.

— Ну, и ладно. Всё, что он теперь может, сдохнуть как собака в той норе, куда сумел забиться. Всё идёт по плану. Теперь нужно не наделать ошибок здесь, — пробормотал он, повернув свои тёмные глаза к виду за окном.

Несколько лет назад произошло столкновение с кланом кочевником, живших в Таурии. И без разрешения дяди он схватил и казнил около тридцати из них на их же территории. Расван командовал отрядом во время этого сражения, но то, что он получил за свою службу, отличалось от его ожиданий. Акс выдал ему строгий выговор, а затем обо всём забыл. И несмотря на его заслуги, в замке не было ни одной женщины, что похвалила бы его. Их глаза словно говорили, что он совершил резню не против своей воли, а осознанно, по своей прихоти.

Вопрос о кандидатах в преемники Таурии ещё не был разрешён, но с учётом произошедшего за Расвана проголосовало очень малое число людей.

— Число наших сторонников растёт. Теперь пришло наше время. Что бы вы там ни планировали, не наделайте ошибок.

— Не сделаем.

Голос, откликнувшийся на бормотание Расвана, был похож на зловещий шум змеи.

Часть 4

Это неизбежно, — Ласвиус был наполнен мрачной решимостью, — мы сделаем свой ход, когда они столкнутся с Таурией.

Он не желал повторения Колдорина. В этот раз он не собирался выдвигаться пока не получит подробные доклады о боевой обстановке, как когда в результате произошло предательство Грейгана и они упустили свой шанс. Хотя, конечно, было вероятно, что если бы они на свой страх и риск выдвинулись вперёд, то из-за отсутствия информации были бы уничтожены.

Лучше так, чем ждать пока не станет слишком поздно и оказаться загнанным в угол, из которого не сбежать. Лучше бороться и рискнуть жизнью, чем медленно умереть от голода и истощения.

Ласвиус был не против умереть за правое дело. Но умереть от голода там, где возле их костей не будет ничего кроме как удручающих скальных стен со всех сторон, он даже не собирался.

Уж лучше умереть так, чтобы наши имена запомнили.

Это лучший вариант для побеждённых. Ласвиус провёл рукой по своей гладкой коже. Даже в такой ситуации пользуясь ножом он продолжал каждый день добросовестно бриться. Не потому, что был брезглив. На самом деле у него было худое лицо, а нос и губы были тонкими, придавая ему впечатление худобы. Ласвиус ненавидел то, что его лицо выглядело женственно. Поэтому в прошлом он отрастил внушительную бороду и хвалился своей мужественностью. Бритьё — это своего рода клятва самому себе. Пока Родзи не воцарит на престоле Хелио, он будет терпеть этот позор и брить свою бороду.

Даже под страхом смерти я не нарушу этой клятвы, – Ласвиус был полон решимости, когда брился этим утром.

И теперь, когда он наконец был готов обсудить своё решение с товарищами, его настиг странный отчёт. Ушедшая рано утром группа для торговли с кочевниками не смогла напасть на них, поскольку Орба заставил их взять его с собой.

— Чёртовы идиоты! — его глаза стали ещё уже, когда он закричал. — Вы просто должны были убить его, раз он мешается!

— Н-нет, он… — пот показался на лбу у солдат, пока они оправдывались. Якобы, Орба с остальными ничего не делали и просто сопровождали их, — он взял с собой лорда Родзи. Мы не могли убить кочевников на глазах у принца!

Какими бы его намерения ни были, похоже Орба посадил принца на лошадь, а затем о чём-то увлечённо переговорил с кочевниками.

— Куда смотрели слуги лорда Родзи?! Если они будут беспечны, то принц может оказаться похищен наёмниками!

— Мы бы этого не сделали.

Голос словно отражался по всей пещере, и когда он обернулся, то увидел человека в маске. На мгновение Ласвиус хотел поддаться эмоциям, но сдержался.

— Мы не кучка эгоистичных наёмников, которые действуют лишь ради себя. Я был бы признателен, если бы вы воздержались от действий, негативно влияющих на дисциплину. Сколько ещё вы сможете поддерживать такую дисциплину? — произнёс Орба, совершенно не заботясь о хмуром Ласвиусе. — Если вы прикажете своим людям вероломно напасть на кого-нибудь, их боевой дух лишь ослабнет.

— Что?! — на этот раз Ласвиус в ярости закричал. А затем он приуспокоился и сдержался. Орба же полностью сменил тему.

— Так, похоже, что в Хелио направляется подкрепление для Гарды.

— И что? Всё ещё думаешь, что можешь пойти в Хелио и напасть на Грейгана?!

— Нет, — Орба взглянул на Ласвиуса через маску, а затем посмотрел на ближайших солдат, чей настрой приближался к опасному уровню. — Созовите военный совет, — произнёс он. Ласвиус и остальные выглядели разочарованными, — я буду участвовать в качестве представителя генерала Таурии, Боувана Тедоса. Сир Боуван, конечно же, дал свою кровную печать.

Место, использовавшееся для военного совета, находилось внутри пещеры. По потолку проходило несколько трещин, сквозь которые проникали лучи дневного света. В этом месте собрались разные командиры отрядов, разбросанных вокруг подножия горы, а также Ласвиус и его ближайшие помощники. Ласвиус начал высказывать свои намерения. Он не нуждался в Орбе, чтобы созвать военный совет, поскольку с самого начала собирался так поступить и раздать своим людям приказы.

Командиры малых кавалерийских подразделений проливали слёзы. Однажды они убьют узурпатора Джала и торжественно вернутся в Хелио вместе с новым королём Родзи — не имея ничего кроме этого идеала, солдаты смогли выдержать свалившиеся на них обстоятельства. А затем, внезапно Джала убивают, а мерзавец Грейган объявляет себя королём и открывает ворота армии Гарды.

Этот вопрос больше не только проблема Хелио. Через неделю в государстве будет вдвое, втрое большее число солдат, чем сейчас располагается в Хелио, и они начнут свой поход на Таурию.

— Это наш последний шанс, — произнёс Ласвиус, пытаясь скрыть дрожь в голосе, — пока противник сражается с Таурией, наши солдаты в городе восстанут и займут Хелио.

Все слушали, глубоко впечатлённые словами Ласвиуса. Один за другим они начали вставать со своих мест.

— Начинаем!

— Сразимся в этом священном походе вместе!

В этот момент стальные узы, связывающие подразделения Ласвиуса, стали прочны как никогда. Эмоции, которые он не мог подавить, наполнили его, и с пылающими глазами он пожимал руки соратников одну за другой.

— Как и ожидалось, — один человек своими словами окатил их холодной водой. Орба был единственным, кто остался сидеть, — решимость у вас есть.

Хмпф.

Ласвиус почувствовал презрение к Орбе. Ему казалось, что несмотря на свою прежнюю позицию «если вы прикажете своим людям вероломно напасть на кого-нибудь, их боевой дух лишь ослабнет», Орбе не оставалось ничего иного кроме как согласится с ним. Но выглядя убеждённым, Орба наоборот сказал нечто странное.

— Всё как и сказал генерал Боуван.

— Сир Боуван? Что ты имеешь в виду?

— Генерал сказал, что сир Ласвиус скрытно сообщил ему о тайном плане, что перевернёт ситуацию. Он также сказал, что прежде чем открыто поделиться планом со своими людьми, вы сначала проверить их решимость. Так и случилось. Раз у вас есть три сотни патриотов, готовых к смерти, то ваш тайный план обязательно сработает.

— Тайный план?

— Сир, это правда?

Ласвиус не мог утихомирить своих подчинённых, потому что они заговорили в унисон. Да и он сам понятия не имел о чём идёт речь.

Орба же спокойно продолжал.

— Совсем недавно сир Ласвиус сказал, что будет ожидать вражеского подкрепления и выдвинется, как только те атакуют Таурию, но на практике это будет означать лишь бессмысленные жертвы солдат. То, что силы Гарды увеличиваются, означает и увеличение гарнизона Хелио.

— Ч-что ты подразумеваешь под «бессмысленными жертвами»?

Их решимость словно окатили ушатом холодной воды, и один из командиров покраснел как рак. Что-то похожее можно было сказать и о Ласвиусе, только в его случае…

Не может быть, он…

Он почувствовал сильное волнение. Может ли быть, что парень собирался рассказать собственный план, притворившись, что его придумал их командир, сам Ласвиус?

— Всё в порядке, Орба. Продолжай.

Ласвиус взял своих подчинённых под контроль. Часть его тоже думала, что происходящее довольно-таки интересно. Ласвиус терпеть не мог Орбу, но в его чувства примешалась и мысль, что тот чем-то отличается от других. Поэтому в качестве эксперимента он намеревался позволить ему высказаться. Если он расскажет что-то смешное, то Ласвиус всегда мог посмеяться и просто отмахнуться от парня.

После этого Орба кивнул.

— …Как бы там ни было, в этом сражении нужно позаботиться обо всём до прихода подкрепления Гарды. Привлечь внимание находящихся в крепости врагов к происходящему вне города, а затем воспользоваться этим шансом, чтобы солдаты в крепости начали действовать.

Что?

Разочарование Ласвиуса исходило от того, что это был простейший план, который любой мы смог придумать. В подтверждение этому один из его подчинённых попросту рассмеялся.

— С нашим количеством к сколь бы радикальным мерам мы не прибегли нам не суметь привлечь внимание врага. То же самое касается и возможности, при которой они бы покинули город. Ублюдок, ты солгал о плане командира…

— Наше количество роли не играет, ведь заставим выдвинуться войска Гарды не мы, а Таурия.

— Что?

— Если Таурия пробьётся к передовой, то с учётом их внушительно количества, врагу придётся задуматься о том, чтобы сделать свой ход. Начнут ли они контрнаступление через ворота или же положатся на подкрепление, закроют ворота и начнут обороняться в городе? В первом случае ваши солдаты в Хелио смогут легко начать действовать, а во втором, начав поджоги, они смогут спровоцировать суматоху, что облегчит вторжение Таурии.

— Бред. Пока силы Гарды не выдвинутся, Таурия тоже этого не сделает. Черик разбил лагерь на границе, угрожая им.

— Выдвинутся, — заявил Орба, — если мы сообщим им о плане, то безусловно сделают это. По сравнению с Гардой Черик незначителен. Если станет ясно, что Таурия всерьёз атакует Гарду, то их окутывает страх оказаться следующими. Сейчас же оставаясь вблизи Таурии, Черик наоборот становится высокомерным.

Ясно…

Ласвиус скрестил руки перед своими подчинёнными, которые взволновано переглядывались. План Орбы безусловно был убедителен, но малейший просчёт снижал шансы на успех до минимума. Но Ласвиус с самого начала готовился к отчаянному сражению.

Этот парень… интересен.

Этот план не разработать за мгновение, и пусть он был груб, но заставлял кровь солдат бежать по их жилам.

— Вот, — Орба положил на влажную землю кинжал в ножнах и письмо, — это кинжал, подтверждающий личность сира Боувана, а также написанное его рукой письмо. Мы можем отправить их в Таурию, чтобы позвать их направиться на поле боя.

— Н-но, — вмешался капитан кавалерии. На его лице застыло замешательство. Он начал задаваться вопросом: может это и правда план командира, — дорога в Таурию перекрыта. Горная крепость, которую содержит здесь Хелио, превратилась во временный блокпост. Даже если мы отправим посланника, ему не удастся незаметно проскочить.

— Пройти через блокпост легко, нужно просто притвориться гражданским. В таком случае враг будет бдителен лишь к зердианцам.

— Хочешь сказать, что пойти должен ты?

Осознав намерения Орбы, разные командиры показали своё недовольство. Он не был товарищем, связанным с ними крепкими узами, и они не доверяли чужакам-наёмникам.

Как и прежде голос Орбы оставался совершенно непоколебим.

— Я стану заложником и останусь здесь. Дорога в Таурию займёт около трёх дней, поэтому если через три дня они не выдвинутся, то можете делать со мной, что хотите.

— Но…

— Хорошо, — тем, кто заговорил, был Ласвиус. Он встал перед своими товарищами, проглотившими свои слова, — я готов поставить на этот план. А вы? Вы ведь те самые воины, что ещё недавно готовы были бросить вызов смерти. Если вы возразите или откажетесь, то я ни в коем случае не буду думать о вас как о трусах или предателях. Просто выскажите свои мысли.

После таких слов солдатам было сложно что-то возразить. Поэтому они согласились подождать три дня. Выйдя с военного совета, Орба пошёл по извилистой тропе.

— Я тебя терпеть не могу, — его хлопнули по плечу. И это был Ласвиус, — всё идёт как ты хотел, доволен?

— Ну…

— Я бы не удивился, узнай, что под маской скрывается кто-то известный. Но как я и сказал ранее, это ставка. Ставка, гарантом которой является твоя жизнь.

— Я к этому привык.

Ответ и тон голоса были настолько провоцирующими, что Ласвиус легонько рассмеялся. Прежде он действительно не мог его терпеть, но теперь чувствовал себя вполне комфортно.

— Посмотрим, как всё сложится. Битва, в которой мы столкнёмся лишь со смертью, стала чуточку интереснее.

Его манера общения действовала Орбе на нервы. То, что он не мог в нём терпеть, что будь то убеждения или же гордость солдата, он всем был похож на человека, являющегося воплощением рыцарства, и с которым Орба прежде столкнулся в крепости Заим.

Ради убеждений тот человек даже поднял меч на дочь своего господина. И Ласвиус такой же, ради восстановления Хелио он был готов убить кочевников, не имевших к происходящему никакого отношения. Может, это и замечательное отношение, но со сторонней точки зрения это отвратительно.

Даже хотя он так и думал, или скорее, потому что Ласвиус был солдатом, Орба тоже решил довериться ему. Проще говоря, поскольку Ласвиус смягчил своё отношение к Орбе, то и он решил сделать то же самое.