Том 5    
Глава 4. Сражение у холмов Кордолин


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ashq1
1 г.
ааа только 5 томов (((((
Спасибо за перевод
Almaziko
1 г.
Эх, это было оч круто, прочитал весь том залпом, спасибо огромное!
Almaziko
1 г.
Урааа, ещё одна глава и можно будет прочитать! Спасибо!
FunRead
2 г.
Самое лучшее чтиво на сайте)) спасибо переводчикам, обязательно поддержу денюжкой
vargdru
2 г.
Походу я не выдержу и начну читать на английском. Хотя удовольствия чуть меньше)
himerrokavoi
2 г.
Еще каких-то 10 лет и ранобэ (может быть) переведут. Ура!
Almaziko
2 г.
Ещё 3 главы и можно будет насладится томом полностью! Спасибо переводчикам за труд!
swer15
2 г.
Уряяяя
Reni Min
2 г.
англ можно почитать у Baka-Tsuki
Danila115Master
2 г.
Можете ссылку на англ дать плез.
arazul
2 г.
если что 12 томов уже давно есть на англе
Almaziko
2 г.
Ума не приложу почему этого крутого произведения нигде нет кроме руры, ппц.
Спасибо за перевод! Жду с нетерпением весь том.
Karasu
2 г.
Спасибо, перевод просто замечательный!
damarkos
2 г.
Спасибо за свежую главу!
Almaziko
2 г.
Ох как замечательно, дело движется. Жду весь том в Вашем действительно качественном переводе!
ricco88
2 г.
Спасибо.
Proxsi
2 г.
Надеюсь продолжение перевода не заставит себя долго ждать
Proxsi
2 г.
Круто развитие событий ) и хорошая динамика
все четыре тома прочитал за два дня без отрыва )
arazul
2 г.
Боюсь разочаровать, но 5-6 тома довольно скучны в сравнении с 1-4, зато с 7-го начинается рубилово.
uramanga
2 г.
Капеееец, как же рвёт от ожидания :D

Глава 4. Сражение у холмов Кордолин

Часть 1

Орба, Шику и Гиллиам, все трое были наказаны и помещены под домашний арест. Аналогичное наказание затронуло и их командира, который не испытывал особого рвения к своим обязанностям по надзору за солдатами. Запертый в тесном доме он каждый раз высказывал проклятия и оскорбления лишь завидев Орбу или остальных. Дошло до того, что Гиллиам начал угрожать ему.

— Ещё немного и ты не сможешь пользоваться своим ртом, — после чего командир отряда молчал весь третий день, хоть помимо угроз никакой иной жестокости он и не испытал.

Алые Соколы тоже как-то проходили мимо здания, громко и неестественно смеясь. Среди них были и те, кто дрался в заведении Кей.

— Эти ублюдки прежде были гладиаторами.

— Тогда тесная клетка им в самый раз. Пожалуйста, не кормите этих зверей без разрешения, — смеялись они, но в тот момент в щели в окне показалось лицо Шику.

— Я запомню ваши лица, — с улыбкой на лице произнёс он, — мы ведь здесь не навечно. Надеюсь, вы понимаете, что рано или поздно дикие звери выйдут на волю. Сейчас вы собрались большой толпой, но сколько вы будете так ходить? Никто из вас не гуляет по улицам ночью? В такие моменты вам стоит внимательно следить за спиной. Голодный, дикий зверь с сверкающими когтями и клыками может скрываться в тени, ведь он больше не будет заперт.

Черты его лица напоминали женские, но когда он, улыбаясь, прищуривал глаза, лицо становилось пугающим. Смех Алых Соколов постепенно затих, и бросив что-то среднее между оправданием и презрительной фразой, они ушли.

Было необычно слышать угрозы от Шику. Похоже, он очень сильно обиделся за тот удар по лицу.

Когда они были гладиаторами, условия их жизни были куда суровее. Было гораздо тяжелее заботиться о зверях или тренироваться на солнцепёке, обливаясь потом. Орбе было далеко до терпеливого человека. Но в то время у него была цель, ради которой он был готов терпеть, будь то три дня или же три года. Но он никогда не мог ждать чего-то просто так.

К четвёртому дню он начал задумываться о дезертирстве, но к счастью, если, конечно, можно так выразиться, на пятый день ситуация изменилась. Войска Гарды наконец покинули Эймен. Их насчитывалось около двух тысяч. А ещё одна тысяча осталась в городе.

— Не могу поверить.

Не было ничего удивительного в том, что Боуван, скрестив руки, испытывал какое-то подозрение. Враг насчитывал три тысячи человек, поскольку они поглотили большую часть военной мощи одного городов на своём пути. Говорили, что в руинах храма Зер Илиаса, которые считаются базой армии Гарды, практически не осталось солдат.

— Войска Гарды должны почти не иметь контроля над только захваченными территориями. В обычном случае им пришлось бы оставить там большое количество солдат, но сейчас они используют чуть ли не все войска для дальнейшего продвижения. В первую очередь, это должно затруднять командование солдатами. Не удивлюсь, если в городах начнутся восстания.

— Должно быть, они контролируют людей и солдат за счёт магии.

Ответ Грейгана был прост. Он получил позволение короля Джала, и они, наконец, выступили. На их стороне насчитывалось две с половиной тысячи солдат, а значит численное преимущество. Среди всех солдат в войске ходили слухи, что пусть для командования и был выбран генерал из Хелио, но на деле он был всего лишь номинальным руководителем, а все решения принимал Грейган.

Орба с остальными тоже оказались освобождены из-под ареста. Дункан, командир наёмников, лично обратил их внимание на произошедшее.

— В следующий раз, когда вы столкнётесь с Соколами, — со всей ответственностью заявил он, — сделайте это там, где никто не увидит.

Дункан обладал странным чувством юмора. Возможно, это было необходимое качество для человека, управляющего профессиональными солдатами удачи.

Войска Хелио, войска Таурии, Алые Соколы во главе с Грейганом и подразделение наёмников во главе с несколькими командирами, в том числе и Дунканом, все эти силы начали продираться сквозь толпу зрителей, столпившихся на дороге перед воротами.

Авангард состоял из кавалерии Хелио. Позади них, грохоча, следовал корпус драгунов. Раз уж речь зашла о корпусе драгунов, то их командир, знаменитый генерал Ласвиус, чья верность королевской семье Хелио была абсолютной, неведомым образом исчез во время восстания после смерти короля Эрагона. Из-за этого количество солдат в корпусе уменьшилось вдвое.

За армией Хелио следовали войска Таурии. Кавалерия, драгуны, артиллерия, а за ними наёмники под командованием Дункана (сотня всадников и три с половиной сотни пехоты, и естественно, Орба был среди пехотинцев, которые шли, подняв копья вверх).

Несмотря на то, что он шёл на битву под развевающиеся флаги и в военном снаряжении, о чём мечтал в детстве, когда на марше их провожала огромная толпа людей, дымка в душе Орбы всё ещё не рассеялась.

Прежде чем они миновали ворота, идущий рядом Шику толкнул его локтем.

Взглянув в указанном им направлении, Орба увидел в толпе Нильса и Кей. Они махали им руками, и он ненароком ответил им тем же. Пусть солдаты и направлялись к смертельной опасности, в тот самый момент, когда толпы народа радостно поддерживали их, каждый из них был героем, не боящимся смерти. В воздухе раздавались звуки их шагов и грохот снаряжения. Какие бы гениальные схемы ни придумывали короли, ради чего бы ни начинались войны, тем, за что каждый солдат был готов сражаться, была родина, где он родился и вырос, жила его семья и соседи.

Тем не менее…

И для гладиаторов, и для наёмников…

Потоки приветствий и взглядов людей не имели никакого значения. Сейчас Орба шагал по абсолютно серому для него пространству.

Крайними, кто прошёл через ворота, были Алые Соколы под командованием Грейгана. Пять сотен отправились на войну, а ещё двести вместе с пятьюдесятью солдатами Хелио остались на защите города.

Войска оставили Хелио позади.

Облачное небо.

Сухой ветер.

— Лорд Хардрос, это вредно для вашего здоровья, пожалуйста, вернитесь в свои покои.

Хардрос Хелио стоял на вершине башни, выступающей из стен замка. Шерстяная мантия, надетая поверх его тоги, трепетала на ветру.

Оставив без ответа слова своего камергера, он продолжал смотреть на толпу людей, пока не устал от этого, и затем внезапно развернулся на юго-запад и прищурился. В хорошую погоду в том направлении вдали можно было увидеть тень леса, окружающего озеро Сом.

Хардрос обращал на озеро Сом особое внимание.

Вокруг озера располагались плодородные земли, являющиеся важным зернопроизводящим регионом ещё со времён Зер Таурана. К востоку от озера находился город Хелио, а к югу Черик. Оба государства неоднократно соперничали за господство над этой землёй.

Поскольку это были плодородные земли, естественно, не только эти два государства, но и другие также направляли свой взор на озеро и бдительно следили за ним. Их когти и клыки сверкали в ожидании, когда два государства ослабнут.

И поэтому, из-за высокого риска захвата земель, Хардрос Хелио предложил Черику союз. Они договорились о совместном управлении пастбищами, фермами и полями и даже равном разделении урожая.

В результате в качестве доказательства своего согласия Марилен покинула Черик, выйдя двенадцать лет назад замуж в Хелио. Хоть в то время ей и было всего лишь четырнадцать лет, девушка уже обладала красотой взрослой. При появлении такого посланника дружбы Хардрос радовался больше любого другого. Из-за его невинной радости, среди подданных ходили слухи о том, что его величество может захотеть сделать из юной принцессы королеву.

Его наследник Эрагон — единственный ребёнок Хардроса, родившийся, когда тому минуло тридцать лет. Он с великой заботой взрастил сына и было невероятно трогательно видеть, как отец радуется невесте своего ребёнка. Более того, поколение его сына должно было попасть под благословление озера Сом без необходимости войны с Чериком. Хардросу казалось, что его работа как короля была полностью исполнена.

Но теперь…

Эрагон умер в бою, а его внук Родзи, рождённый от наложницы, исчез. Это то же самое, что сказать, что помимо него не осталось ни одного члена королевской семьи. Принцесса Марилен из Черика, которую он с такой радостью когда-то приветствовал, сидела подле какого-то человека, занявшего трон, чьё имя Хардрос даже не помнил, а среди людей всё больше и больше расходилось слухов о том, что она продала Хелио Черику.

Я должен вытерпеть.

Хардрос продолжал смотреть в направлении, в котором прежде он со своим хрупким телом шёл на поле боя, направление, наполненное тёмно-синим озером Сом.

Буйство этой проклятой армии Гарды должно сдерживаться под контролем.

Он поклялся себе, что, когда придёт время, он будет ждать своего последнего задания.

Говорили, что, покинув Эймен, армия Гарды продвигалась через луга, расположенные к северу от Хелио. Эта область была усеяна пастухами-кочевниками, но вряд ли они окажут сопротивление двухтысячной армии. С другой стороны, объединённые зердианские войска продвигались к холмам Кордолин, лежащим к северо-западу от Хелио и к северо-востоку от озера Сом, примерно на одном расстоянии от этих двух мест.

К северу от холмов простиралась степь. Единственный проход, через который могло пройти большое количество людей, был узок, и стратегия Грейгана заключалась в том, чтобы основная часть войск заняла позиции на возвышенности.

— Скорее всего, у противника есть воздушные корабли, — такова была оценка офицеров Грейгана и других сил.

По слухам, армия Грады обладала тремя огромными судами. И вместо установки орудий на землю, они стреляли с воздуха и беспорядочно всех уничтожали.

Поскольку Тауран был далёк от моря, а маршруты для покупки эфира разрознены, то поставки были нестабильны. Поэтому считалось, что государства Таурана уязвимы в воздушных сражениях.

— Откуда, чёрт побери, Гарда берёт эфир? Даже маг не может достать его из воздуха! — двигаясь перед Орбой и остальными, жалобно ворчал командир их отряда.

Кроме того, по другим слухам, в контролируемых Гардой землях люди считались рабами. Женщин хватали, и большинство из них приносили в жертву на странных церемониях. Мужчины наблюдали как их семьи и любимые становились заложниками, и им приходилось идти в солдаты. Говорили, что из захваченных Гардой городов непрерывно поднимался чёрный дым.

— Это секретные магические ритуалы Гарды, — бормотал кто-то, словно рассказывая историю про призрака во время ужина у костра поздним вечером, — говорят, он производит эфир из живых людей, потому ему и требуется столько жертв. На самом деле, говорят, что когда в прошлом Гарда совершал мощные заклинания, ему требовалось и пропорционально большое количество жертв.

Так же, как Орба уже слышал от Стана, утверждалось, что Гарда топил жертв в озере Круан. Ходила такая история или разные легенды об этом озере.

Ещё одна история гласила, что вскоре после падения Зер Таурана мощный клан, осевший в этом районе, по-видимому, планировал построить город в устье реки, вытекающей из озера, для северного торгового пути. Однако из-за постоянных смертей по болезни ответственных людей, проект застопорился. Следовательно, суда, приходящие с севера, должны были выгружать свои товары у реки, а дальше идти по суше.

Из-за суеверности людей в Тауране, когда дул сильный ветер, солдаты с беспокойством смотрели друг на друга. Ветер словно дул сквозь оставленные в пустыне черепа, распространяя мелодию, похожую на плач ушедших душ.

Их противник был магом, чья истинная природа неизвестна. Магом, который мог воспользоваться каким-нибудь странным искусством: внезапно появятся вражеские солдаты, или чудовищная птица, или дракон, управляемый магией, прилетит с неба, или же, может, сам Гарда выйдет из тени и наложит на всех проклятие смерти… зердианцы вспоминали о своих страхах.

Вероятно, почувствовав беспокойство солдат, Грейган постоянно выбирал лучших наездников из собственных людей и отправлял их в разведку. Однако результат оказался обратным. Прямо перед холмами Кордолин один из разведчиков так и не вернулся.

Грейган приказал главным силам продвигаться, не теряя бдительности. Марш под напряжением от возможного внезапного нападения противника — стресс для солдат. Однако, стоило отметить, что, как и характерно для них, наёмники Алых Соколов словно не обращали внимания на суеверия.

Но…

Когда они добрались до подъёма на холмы Кордолин, Грейган отдал приказ остановиться.

Вражеские войска уже заняли высоту и теперь наблюдали за ними.

Часть 2

— Что это значит? — в крайнем удивлении пробормотал Боуван, чуть по неосторожности не отпустив поводья из своих рук.

И не удивительно. Согласно последним донесениям разведчиков, даже если они не торопясь начнут выстраивать свои порядки на холмах, врагу потребуется ещё день, чтобы достигнуть этого места.

— Вы шутите? Это и есть так называемая магия Гарды?

Такими темпами, — подумал Орба, услышав одни и те же крики солдат, — враг очень скоро подступит к Хелио.

Для войск Хелио первые возвышенности холмов Кордолин выглядели как крепостные валы. Они вырастали из земли и расходились на всю протяжённость плато. Похоже, враг поставил там свою базу. Ещё тревожнее было от того, что они установили артиллерийские батареи как на востоке, так и на западе. Вопреки слухам, крупных воздушных судов видно не было, но тем не менее…

— Должно быть, враги доставили солдат на кораблях. В таком случае мы должны скорее атаковать и захватить высоту, пока к ним не подошло подкрепление, — настаивал Грейган.

Конечно, их противник не имел указанных разведчиками двух тысяч. Сейчас на холмах засела едва ли половина.

— С учётом этого, мы должны установить на холмах свои орудия, чтобы перехватить корабли.

Меньше чем через два часа стемнеет. А значит, если они успешно захватят к тому моменту холмы, а враг прибудет с подкреплениями в течение ночи, то они могли бы захватить корабли под покровом темноты.

Эти два часа будут решающими. Как только солнце зайдёт, враги, расположившиеся на возвышенности, окажутся в куда более выгодном положении. Огни, зажжённые атакующей стороной, станут целью для пушек и ружей, а с учётом неуверенности в земле под ногами и темноты атака вряд ли удастся.

Конечно, были и те, кто высказал неодобрение тактики Грейгана, но как солдаты и сплетничали, этот наёмник держал всю власть в своих руках. Как только они поставили штаб, он созвал всех командиров.

Как только солдаты рассудили, что скоро начнётся сражение, их психическое напряжение сразу же усилилось.

— Что с противником?

— По словам разведчиков, это совершенно обычные зердианцы. Никаких демонов или огненных драконов, сопровождавших Гарду в легендах.

— Чёрт, почему они повинуются этому магу?

Вокруг раздавался шум проверяемого и подготавливаемого оружия. Они были на некотором расстоянии, поэтому враг ничего не должен был заметить, но атмосфера была настолько напряжённой, что часто можно было услышать «Шшш!» для успокоения шума.

Дункан вернулся из штаба.

— Итак, вы, солдаты удачи, продавшие свои жизни за деньги, — произнёс он четырём с половиной сотням наёмников Таурии. Его голос звучал ясно, — вы были удостоены чести получить задание, которое позволит вам отличиться перед лицом опасности.

Узнав у разведчиков, что правый фланг врага ослаблен, Грейган планировал намеренно показать, что атака пойдёт по центру, а затем атаковать левым крылом. Миссия наёмников Таурии, к которым принадлежал Орба и остальные, заключалась в том, чтобы подавить восточную артиллерийскую батарею на левом фланге противника. Они должны были атаковать напролом и привлечь как можно больше внимания к своему столкновению.

— Поднимите шум, атакуйте, а потом возвращайтесь. Пока огонь врага сосредоточится на вас, генерал Боуван атакует по центру. Когда всё начнётся всерьёз, вперёд пойдут главные силы под командованием Грейгана.

По центру? – как и следовало ожидать, среди наёмников пошёл шум. Отряд Боувана, намеревавшийся прорваться по центру, взял с собой наёмников-кавалеристов и объединился с отрядом из Хелио, но даже так войска Хелио не набирали и двухсот бойцов. Что касается Алых Соколов, половина из них в качестве отдельного отряда направится на левый фланг, а оставшаяся половина будет ожидать в штабе, готовясь присоединиться к штурму вслед за Боуваном. Другими словами, подкрепления, направленные другими государствами, оказались на самых опасных направлениях.

Нас спровоцировали, — подумал про себя Орба. Он встречался с Боуваном всего раз или два, но тот всё-таки был молод. В то время как Грейган, несомненно, опытный ветеран.

Должно быть, он дал право выбора Боувану, сказав что-то вроде: «можно ли вообще доверить прорыв по центру бойцам Таурии?». А наёмники просто вытянули «короткую» спичку. В каком-то смысле атака на батарею была опасней задачи отряда Боувана.

И как мы это сделаем? – задумался Орба. К примеру, они могли притвориться, что бросают большие силы на слабый правый фланг противника, а затем, сразу после начала атаки изменили бы направление. И потом, как только выдастся возможность, когда враг станет преследовать их, они могли бы атаковать батарею. В таком случае, было бы мало жертв.

Но он больше не наследный принц, так что Орба не думал, что кто-то послушается к совету простого пехотинца-наёмника. Для наёмников принятые командованием решения абсолютны. В крепости Заим, а затем в Апте, все выполняли его приказы.

— Чёрт побери, это всё вина того раздражающего Грейгана, — горько произнёс Талькот, раз за разом вытаскивая меч из ножен, — огромное спасибо за шанс на задание, которое «позволит вам отличиться». Думаете Кей позволит мне ухаживать за собой, если я принесу ей достаточно вражеских голов?

Недавно Орба понял, что, проклиная его, Талькот не всегда это имел в виду. Похоже, он просто не знал когда заткнуться, поэтому не задумываясь говорил всё, что приходит ему в голову.

— Стан, как обычно я полагаюсь на твою интуицию. Я верю в тебя, поэтому будь передо мной.

— Понял, брат.

Похоже, вот так они и прошли все свои сражения. Стан доверял своей сверхъестественной интуиции, а Талькот следовал за ним. И поскольку до сих пор они выживали, то слепо верили, что и в этот раз обойдётся.

Большинство солдат, рисковавших на войне жизнями, пусть и в разной степени, но имели какие-то свои суеверия: убивая врага, никогда не бейте их по диагонали слева, если пойдёте в атаку с правой ноги, то вражеские пули и стрелы не заденут вас, надев счастливые доспехи, дарованные любимой, вы выживите и вернётесь в целости и сохранности… Можно сказать, что без такой веры они не смогли бы столкнуться на поле боя с несущимися на них пулями и взмахами клинков.

Если подумать, разве Алиса не говорила, что дала Роану талисман? – он услышал об этом от девушки, когда его брат отправился в Апту. В тот раз он пожалел об этом: узнай он раньше и тоже передал бы что-нибудь брату. Но Алиса до самого конца так и не сказала, что это был за талисман.

Не хорошо, совсем не хорошо.

Орба покачал головой влево и вправо. Когда же это было… в имперской столице или же когда он возглавлял банду мальчишек в Бираке… когда-то он читал записи солдата, бывавшего в бою: если на поле боя вы думаете о мёртвом, то вы одержимы смертью. И…

Роан мёртв.

Такова жестокая правда. Он умер как солдат, обладавший талисманом, следуя приказам сверху.

На поле боя смерть всегда с нетерпением ждала солдата. Даже Орба, часто избегавший её в самый последний момент, мог с лёгкостью расстаться с жизнью от одной шальной пули, потеряй он бдительность.

Орба приободрил себя.

— Я собираюсь жить.

— Что-то случилось, Орба?

— Ничего, — ответил он Шику, выглядевшему так, словно пришёл проведать друга, пока сам проверял клинок в своей руке.

Начало темнеть.

Согласно инструкциям Грейгана наёмники пошли на штурм. План состоял в том, чтобы основная часть войск Таурии, возглавляемая Боуваном, вскоре попыталась прорваться по центру. И когда наступит этот момент, наёмники должны будут сражаться как черти, или же главные силы рискуют быть уничтоженными.

Для этого Боуван передал наёмникам ружья. Хоть это и не были дальнобойные винтовки, поэтому они не смогли бы занять безопасные позиции и отстреливаться с них.

— Хорошо, постройтесь, прежде чем отправитесь в безрассудную атаку. Вы станете щитами, что встретят залпы ружей. Я запомню ваши имена и лица, а после, если выживите, двигайтесь вперёд и я выплачу вам втрое больше.

Дункан быстро разработал план битвы.

Солнце приближалось к горизонту, а хребты Берганы под лучами заходящего солнца формировали алую границу.

И в этот момент Дункан передал приказ: «Вперёд!». Они открыли огонь по наблюдательной башне, пока артиллерийский отряд был занят главными силами, продвинувшимися с восточного холма под прикрытием росших там тонких деревьев.

Это был сигнал к началу битвы у холмов Кордолин.

Видя, что враг в замешательстве, возгласы союзников начали раздаваться со всех сторон. С вершины холмов раздался вражеский ответный огонь. Когда Дункан взмахнул рукой, десятки наёмников, назначенных «щитами», с предпочитаемым оружием в руках помчались вверх.

Солдат противника, охранявших батарею на холме, похоже, насчитывалось около двухсот. Выстроившись бок о бок, артиллеристы прицелились и начали стрелять по наёмникам внизу, оборвав тем самым несколько жизней. Сразу же после залпа большинство наёмников отпрыгнули в стороны.

А затем пушки проделали дыру во вражеском построении. Их притащили юнионы и установили под прикрытием атаки солдат.

Бум. Бум. Бум. Громовой рёв сотрясал окрестности возле Орбы. Первый удар пришёлся по земле на полпути к вершине холма, второй по позициям вражеских артиллеристов.

— Сейчас! Вперёд!

Дальше уже не было никакого плана. Просто атака. На мгновение было видно, что вражеский боевой дух подавлен, но это не меняло преимущество в их позиции. Вторая группа стрелков сразу же заняла позиции. Орба тоже мчался вперёд, держа в руке копьё.

Согнувшись, он слышал, как рядом пролетали пули.

Тц.

В такие моменты владение мечом никак не влияло на выживание.

— Кья!!!

Солдат, бегущий справа от него, закричал как женщина. Ему прострелили голень, и он завалился назад. Не успев и взглянуть на него, Орба помчался дальше. С каждым шагом его сердце билось всё сильнее. Он бежал так, словно летел. Наконец, показалось, будто расстояние было преодолено, но внезапно бегущие впереди него наёмники рассеялись в стороны.

Взглянув, он увидел линию, сформированную из копий. На них неслась вражеская кавалерия.

Один из них размахивал копьём и головой наёмника, который не сумел вовремя ускользнуть. Скорее всего, он даже не понял, когда лишился жизни.

Орба оттолкнулся от земли, чтобы отпрыгнуть в сторону и увеличить дистанцию между ним и отрядом. Отпрыгнувшие наёмники попали под огонь стрелков. Один за другим, пронзённые пулями тела падали и катились вниз с холма.

Копейщики с неослабевающей энергией прорвались сквозь ожидающую их ниже толпу и повернули к северной стороне холма. Они снова собирались в атаку.

Орба присел под слегка нависающей скалой.

— А что насчёт нашей артиллерии?

Талькот и Стан прятались точно так же. Их лица были пропитаны потом, но похоже они не пострадали.

По всей видимости, стрелки не могли решить, должны ли они прикрывать мчавшихся на вершину солдат, или же стрелять по возвращающимся всадникам.

— Чёрт, они бесполезны! Пошли поговорим с ними?!

— Брат, стой! Смотри, это же Крун из нашего отряда.

Взглянув в ту сторону, они увидели Круна, который неуверенно стоял в месте, которое его почти никак не защищало. С его бока стекала кровь, должно быть, один из всадников нанёс эту рану.

Один из вражеских пехотинцев помчался к нему. Лицо под шлемом казалось молодым. Должно быть, он желал заполучить достижение или возможно хотел бросить вызов Круну, потому что тот выглядел лёгкой целью.

— Я сделаю это, — решил Орба, — я приведу Круна сюда.

— Почему…

— Понял.

Стан ответил быстрее.

Игнорируя проклятия Талькота, Орба рассчитал интервалы вражеских залпов и выпрыгнул из укрытия.

На третьем шаге пуля срикошетила у его ног.

Фух, – от такого везения он непроизвольно выдохнул.

— Арх!

Собравшись прыгнуть с мечом на Круна, солдат зло воскликнул, отражая копьё Орбы. В спешке он выбросил меч, который занёс над головой во второй раз. Он был слишком близок, чтобы наносить удар из такого положения.

Орба ударил его рукоятью по лицу, и противник упал на спину. Только он собирался добить парня, как враги начали концентрировать огонь в их направлении, вероятно, пытаясь прикрыть союзника.

— Отступай, давай отступай!

— Сюда, Крун.

Орба и Стан вместе с Круном, которого они тянули за руки, мчались сквозь дождь из пуль и спрятались под той же скалой, что и раньше.

— Эй, ты в порядке?

— Д-да.

Его рана оказалась поверхностной. Однако, лицо Круна было покрыто бусинками пота, а дыхание было тяжёлым. В безвыходном положении, в страхе скорее было не его тело, а сердце. Стан похлопал его по плечу и сказал.

— Давай, возьми себя в руки. Дыши спокойнее. Я наблюдал за тестом при наборе, разве твои навыки мечника не достаточно хороши? Почему ты в таком состоянии?

— Я-я впервые на поле боя, я только учусь.

— Есть ли вообще такое понятие как наёмник-новичок?

Похоже, Дункан воззвал к артиллеристам, пока таурийцы атаковали, открыв огонь с подножия холма. Один из снарядов приземлился на гребне холма, подняв тучу земли и песка. Если вражеский огонь переключится на пушки, то появится шанс для атаки. Орба осторожно огляделся.

— Ты видел, кто возглавляет кавалерию? Чёрт побери, это же явно был Молдоф, — сказал ему Талькот.

— Молдоф?

— Ты его не знаешь? Молдоф, красный дракон Кадайна. Его младший брат — синий дракон, Нильгиф. Они оба бесподобные генералы. Гарде удалось даже таких людей заставить сдаться себе! Но если мы одолеем их, то получим особое вознаграждение.

В этот момент они услышали возгласы драгунов. По запросу Дункана часть сил изменили направление движения. Они доказали свою гибкость и показали прекрасное взаимопонимание между Дунканом и Боуваном.

Как Орба и предполагал, когда вражеский огонь начал концентрироваться на стрелках и артиллерии, всадники на тенго помчались вперёд, в результате чего вражеский обстрел стал не таким сфокусированным.

— Крун, оставайся здесь.

Орба присел на корточки и снова побежал. За ним последовал Стан, а следом Талькот.

Несколько всадников на тенго поймали пули, но сама группа не потеряла скорости. Лапы драконов неуклонно несли их вверх по склону. Наконец, они перелетели через ограждения и прыгнули к артиллеристам.

«Ублюдки!»

Рёв, больше похожий на громовой раскат, обрушился на них сверху, и передние всадники слетели со своих драконов. Это был Молдоф. На нём был красный шлем и доспехи в форме дракона. Он с лёгкостью махал необычно длинным копьём и не собирался пропустить ни одного из наёмников.

— Солдаты Таурии, знайте, я красный дракон Молдоф! Если цените свою жизнь, то возвращайтесь откуда пришли!

Дракон преградил им путь на холм. Каждый раз, когда дракон ревел, драгуны умирали то слева, то справа. Брызги крови падали на землю, когда он взмахивал своим трёхконечным копьём, выглядевшим так, будто оно могло нанести раны, которые не заживут и за всю жизнь.

— Подождите пока артиллеристы не прибудут.

Орба не собирался прекращать бежать. За ним завывали порывы ветра. В его голове кровь закручивалась в невероятно сильный водоворот. Не осталось ничего лишнего. Вперёд, вперёд, всё, что ему было нужно, забыться в лихорадочном желании убить противника.

Молдоф заметил Орбу, когда тот бросился вперёд. С точки зрения опытного генерала, парень действительно обладал небольшой комплекцией. Погребённый под усами, его рот растянулся в усмешке.

— Охо-хо, мне нужно спешиться. В твоей смерти я не добуду ни капли славы, поэтому позволю тебе уйти.

Не ответив ему, не издав и вскрика, Орба метнул копьё. Он был далеко. Молдоф слегка взмахнул своим трезубцем. Единственный удар уничтожил копьё Орбы… но за это время тот уже обнажил правой рукой меч и с ужасающей скоростью нацелился на лицо Молдофа.

— Что?!

Он спешно повернул копьё, чтобы отразить удар. Орба скользнул вправо, а затем крепко встал на ноги и ударил Молдофа снова и снова.

— Ха, ха! Я о тебе позабочусь!

Словно тренируя новобранцев, Молдоф бил, колол во всех направлениях. Но ни один удар не достиг цели. Каждый раз…

Э-этот парень! – меч Орбы целился в шею лошади. Только он хотел защититься от этого удара, как траектория меча резко менялась. Порывы воздуха прокатывались по кончику носа Молдофа. Он пытался пришпорить лошадь, чтобы разорвать дистанцию, но свирепость атак Орбы не оставила ему ни единой возможности для этого.

За это время наёмники один за другим достигали вершины холма. Артиллеристы отбросили своё оружие, и пехотинцы помчались вперёд, чтобы прикрыть их отступление. Но в развязавшейся рукопашной наёмники почувствовали вкус победы.

— Орба!

Гиллиам и Шику с запозданием поднялись наверх и присоединились к Орбе.

— Тц. Придётся отложить наше состязание.

С первого взгляда оценив ситуацию, Молдоф натянул поводья и начал отступать. Он поскакал в сторону склона, противоположного тому, с которого поднялись Орба и остальные. Можно сказать, прекрасный путь для отступления.

Теперь наёмники получили полный контроль над батареей противника.

— Хорошо, разверните орудия. Мы откроем огонь по базе противника, чтобы поддержать наступление генерала Боувана, — сразу по прибытию произнёс Дункан.

При этих указаниях наёмники с пропитанными кровью мечами и доспехами взревели в единодушном боевом крике.

Часть 3

Мы победили.

Такие мысли посещали каждого наёмника. В небе не было признаков вражеских кораблей. Другими словами, подкрепления не предвиделось.

И, кроме того, глядя с холма, они видели, как главные силы Таурии под командованием генерала Боувана неудержимо двигались вперёд. Опережая огонь с захваченного холма, они откидывали врага всё выше и выше, а теперь находились в двух шагах от нападения на вражеский штаб.

Гиллиам широко улыбнулся.

— Взгляните на их штаб. Они всё время отступают. Они всего лишь сколоченная кучка людей, над которой издевался Гарда. Может они и хороши, пока импульс на их стороне, но в сражении лицом к лицу они никакие!

Действительно ли это так? – проскочила в голове Орбы мысль. Если да, то как же столь многие государства пали под натиском Гарды за такое короткое время? И он понял…

Ловушка.

Тем не менее, в этот самый момент основные силы Грейгана начали движение с тыла. Если враг и установил какую ловушку, то даже Орба не мог сказать в чём она заключается. Изначально было решено, что Грейган нападёт на слабый левый фланг, но с такой скоростью у них хватит импульса, чтобы прорваться и по центру. Что касается Боувана, похоже, своими действиями он сумел доказать превосходство над Грейганом.

— Переведите дыхание. Мы подождём, пока главные силы Грейгана подоспеют в качестве подкрепления, а затем присоединимся к ним, — продолжил Дункан, хлопая наёмников по плечу. Он словно был неутомим. Когда он приблизился к Орбе…

— Эй, здесь враги! Они спрятались!

Раздался крик, от которого уже начавшие расслабляться солдаты мгновенно подскочили. Однако, нашли они всего одного вражеского солдата. Более того, он был ранен и не мог идти, поэтому его и оставили позади.

Дункан подошёл к нему. Взглянув на него, Орба понял, это был тот самый мужчина, который собирался убить Круна. Нет, не мужчина, когда с него сняли шлем, открывшееся им лицо было лицом мальчишки. Он был не старше Орбы. Похоже, по нему прошёлся дракон и его правая нога была искалечена. Дункан взял у одного из солдат флягу с водой и приложил к губам паренька.

— Откуда ты?

— Эймен.

Когда он ответил, вода полилась из уголков его рта. Он был бледен.

— Почему ты следуешь за таким как Гарда? Ты и в самом деле веришь, что он тот самый маг, пробудившийся от сна в несколько сотен лет?

— Не знаю, тот ли он Гарда или нет, — произнёс мальчишка, который выглядел так, словно не понимал, всё это сон или реальность, — но его магия реальна. Никто не может противиться ему.

— Это правда, что все женщины, дети и старики находятся в заложниках, а мужчин вынуждают сражаться?

— Да… Я такой же, мою мать и сестру взяли в заложники. Отец же был убит на месте из-за сопротивления солдатам Гарды. Мою мать сделали примером для остальных и предложили в качестве жертвы. Чтобы спасти сестру у меня не оставалось иного выбора, кроме как стать солдатом.

Время от времени он заходился жестоким кашлем, поэтому его речь затянулась. Среди наёмников стояла тяжёлая атмосфера, никто не мог произнести и слова.

— Я понимаю твою ситуацию, но даже Гарда всего лишь человек. Среди всех этих солдат никому не хватило смелости пойти против него? Нет, ещё не поздно. Если мы атакуем Зер Илиас, вы сможете разжечь пламя восстания изнутри и…

— Атаковать Зер Илиас?

Несмотря на ситуацию, мальчишка презрительно рассмеялся.

— Это абсурд. Кроме того, Гарда, он… всегда следит за нами. Всегда наблюдает.

— Наблюдает, как? Или, может, сам Гарда в этом лагере?

— Я не это имел в виду. Но в некотором смысле вы правы. Гарда может быть повсюду. Может он позади вас. Ваша родная страна возможно обратится морем пламени просто от мысли оказать ему сопротивление.

У Дункана было выражение лица, по которому было видно, что он не понимает смысла его слов. Значило ли это, что солдаты были под влиянием магии, или же один из доверенных лиц Гарды внимательно следил за каждым подразделением?

Чем больше он раздумывал над этим, тем сильнее ему казалось, что это ничто иное как один из трюков Гарды, поэтому Дункан завершил разговор и каждый командир отряда начал строить своих людей.

— Ох, где же наш уважаемый командир? — недоумевал Талькот, — я не видел его с тех пор, как он отдал приказ к атаке.

Но это был последний раз, когда наёмники смогли посмеяться. Главные силы Грейгана наконец пришли в движение, а наёмники готовились к собственной атаке, когда прямо перед их глазами развернулась невероятная сцена.

— Вперёд!

Оседлавший чёрную лошадь Грейган махнул рукой и три сотни всадников помчались словно лавина, атакуя войска Таурии с тыла.

— Что?!

Естественно, войска Боувана были ошеломлены этим нападением. Всадники с пылающим алым соколом на груди пробивали головы солдатам Таурии, пронзали руки и ноги копьями, топтали копытами лошадей. Когда склоны холма наполнились криками, войска Гарды, которые уже, казалось, собирались отступить, развернулись на сто восемьдесят градусов.

Словно по взаимному соглашению — нет, не словно, а так и было — две армии взяли войска Таурии в клещи. С позиции наёмников было видно пробивающуюся вперёд лошадь Боувана.

Наёмники наблюдали за происходящим в полном шоке.

— Этот ублюдок Грейган, о-он предал нас?! — сразу же после этих слов Дункан запрыгнул на свою лошадь и прокричал, — следуйте за мной! Забудьте о строе! Мы собираемся спасти генерала Боувана!

— Постойте!

Рефлекторно воскликнул Орба, от чего Дункан взглянул на него как на врага.

— Чего тебе?

— Оставьте здесь два отряда. Как только Боуван сумеет выбраться, прорывайтесь через это направление. Враг погонится за вами, поэтому атакуя его с фланга может получиться замедлить преследование

— Твоего командира здесь нет, да? Хорошо, я оставлю тебе лучников Роуна. Роун, ты за главного.

Настрой сейчас был лишь на то, чтобы вытащить Боувана из мясорубки и сбежать. Дункан ударил ногой по крупу лошади и помчался по склону.

— Не отставайте! Потеря генерала означает поражение! И тогда никто вам не заплатит!

Стук, стук, стук… копыта лошадей пробивали многочисленные дыры на склоне холма, подняв облако пыли, через которое в атаку с копьями наготове шли пехотинцы.

Лишь шестеро человек: Орба, Шику, Гиллиам, а с ними Талькот, Стан и Крун, а также семеро из отряда Роуна остались на холме.

Орба сфокусировался на облаке пыли, но…

— Я тут подумал, — начал Талькот, — давайте убираться отсюда.

— И-идиот, — ответил Крун, — этот чёртов предатель, я не удовлетворюсь, пока не отрежу ему голову!

Соглашаясь с ним, Гиллиам поднял на плечо свою любимую секиру.

— Грейган грёбаный кусок дерьма. Он всегда смотрел на нас словно король, а теперь взял и переметнулся к Гарде.

— Как бы там ни было, это проигранное сражение. Наёмнику важно понимать, когда стоит отступить.

— Вспомни: работать за бесплатно, вот что больше всего ненавистно брату.

Среди измотанных, находящихся на грани наёмников Орба единственный беззаботно смотрел на поле боя. По сравнению с тем моментом, когда он ринулся вперёд, полагаясь лишь на свой меч в руке, его кровь поостыла. Это его странная черта. В неблагоприятной ситуации, когда его загоняли в угол и прижимали к стене, голова Орбы была ясна как никогда. Пролетающие мимо друг друга грубые крики, запах пороха, блеск мечей и красные брызги крови. Находясь там, в бою, он мог забыться и быть простым мечником, желающим лишь махать мечом, но покинув его лишь на шаг и осмотревшись он мгновенно приходил в себя, словно на него обрушивался поток холодной воды из-под водопада.

Орба подошёл к командиру отряда, Роуну. Тот готовил оружие. Поскольку они будут прикрывать войска Боувана стрелами, то, похоже, много времени им не нужно.

— Вы сможете выстрелить вон туда?

Внезапно Орба указал на угол холма. Это место располагалось в стороне от места схватки. На мгновение Роун оглянулся через плечо, словно испугавшись. Ему было около сорока, и он скорее походил на ремесленника, чем на солдата. Что бы он ни почувствовал, услышав спокойный голос Орбы в такой ситуации, Роун кивнул своему товарищу-наёмнику.

— Можем. Хочешь спровоцировать волнения среди врагов, верно?

— Да. Прямо перед тем, как группа Дункана присоединится к столкновению. Это может встревожить врагов, если они решат, что мы готовы стрелять даже в гущу схватки, не взирая на союзников.

По словам того мальчишки враги сражаются отчаянно, потому что их семьи в заложниках. Пусть это и давало им причину к сражению, это не значит, что они готовы уничтожить врагов любой ценой. Орба рассудил, что они легко разбегутся от любой неожиданной ситуации.

— Понял, — согласился Роун. В голосе Орбы звучали нотки, типичные для того, кто привык отдавать приказы. Кроме того, помогло и то, что его лицо было скрыто под маской, усложняя возможность определить его возраст. Пусть рассчитал он всё это и непреднамеренно, возвращаясь к своим спутникам и подтвердив их приготовления, Орба почувствовал разливающееся в груди тепло, похожее на вспыхнувший огонь.

Группа Роуна приготовила стрелы и пушку, пока Орба с остальными седлали оставшихся от врагов лошадей.

— Начинаем! — крик Роуна и пушка с грохотом выстрелила в указанное место.

Неподалёку от смешавшихся в схватке союзников и врагов, взрыв разнёс часть холма. В войсках Гарды начались волнения. Не теряя времени, наёмники Дункана пробились сквозь поле боя словно стрела, разделив его пополам. Войска Грейгана оказались справа и слева от них, пока наёмники, пробиваясь по центру, помчались к генералу Боувану.

— Ещё раз, только уже по другой стороне.

— Понял, — кивнул Роун. Его лицо было в саже от дыма разрядившегося орудия.

В этот момент…

— Враг наступает! — закричал Талькот.

Возможно, они почувствовали угрозу от батареи, поскольку отреагировали куда быстрее, чем ожидалось.

— Тц, это Молдоф. Кавалерия идёт!

Щёлкнув языком, Орба с копьём в руке потянул за поводья.

— Я уведу их. Отряд Роуна, прикройте меня стрелами.

Под ними раздавались сердитые крики, когда мечи и копья, топоры и молоты сталкивались друг с другом. Вновь позиция батареи стала сценой ужасного, безумного кровопролития.

Посреди всего этого Орба наблюдал за воином в красном. Выражение лица Молдофа было переполнено яростной энергией. Он поднял взгляд с подножия холма и увидел Орбу.

— Ты. Парень в маске.

— О? А ты разве не сбежал, Красный дракон?

— И позволил тебе уйти?

Пока Молдоф скакал вверх, группа Роуна выпустила поток стрел. Слева и справа от него всадники падали замертво, но Молдоф двигался, не обращая на это внимания. В этот момент Шику подошёл к ним.

— Орба, генерал Боуван вырвался из клещей. Они вместе с командиром Дунканом направляются этим путём.

— Оставьте Молдофа мне. А сами ударьте врагу во фланг, и затем присоединитесь к Боувану.

— А ты?

— Догоню позже, — коротко ответил Орба. Какое-то время Шику пристально смотрел на профиль Орбы…

— Понял. Увидимся позже. Определённо!

Он вернулся к Гиллиаму и остальным. В этот момент фигура Молдофа оказалась уже неподалёку. Он из тех, кто на поле боя сокрушал дух врага. Каждый раз, когда его лошадь делала шаг вперёд, казалось, что он становился больше раза в два или три.

И вокруг него клубился пар.

Часть 4

Жуткое сражение.

Друзья и враги смешались. Не было ни позиций, ни строя. Все, кто только мог, махали оружием в сторону тех, кто был похож на врага. Среди наёмников, преданных Грейганом, невозможно было определить кто союзник, а кто враг. Поэтому случалось так, что кто-то убивал по ошибке своего.

Посреди этого кошмара Дункан наконец сумел выбраться из этой схватки и галопом помчался вместе с Боуваном на холм.

— Генерал, вы в безопасности.

— Где Грейган? — хрипло спросил Боуван. Он полулежал на лошади, а его плечо было сломано. Тем, кто его сломал, был тот самый Грейган. Когда Алые Соколы подошли к ним с тыла, Боуван допустил ошибку, среагировав слишком медленно. Он не мог поверить в их предательство.

— Если он жив, то мы ещё встретимся и столкнёмся с ним вновь.

Дункан подбадривал генерала, хоть его собственные конечности были покрыты многочисленными ранами. Даже сейчас его плечо было ранено копьём преследовавших их всадников. Он ударил изо всех сил и взмахом своего длинного меча пробил череп одного из противников.

— Голова Боувана! Принесите её! Тот, кто заполучит его голову, получит награду от генерала Грейгана!

Как стервятники, стекающиеся к падали, Алые Соколы кружили вокруг них. В этот момент Шику, Гиллиам и остальные врезались в них с фланга.

Солдаты, мчавшиеся к лошади Боувана, были выбиты из сёдел секирой Гиллиама. Шику тем временем проткнул Алого Сокола, который пытался взять в клещи размахивающего уже теперь копьём Дункана.

— О? — Шику улыбнулся, когда на его лицо попали брызги крови, — это ты.

Это был тот самый человек, что ударил его по лицу. На мгновение он сердито взглянул на Шику, а затем свалился с лошади.

В это время Орба всё ещё насмерть стоял, защищая позиции батареи. Прежде чем враг их уничтожит, пушка должна была выстрелить ещё раз. И ради этого он не мог допустить, чтобы Молдоф прорвался. Тем не менее…

— Слабовато. Так ты меня копьём не достанешь.

Орба был ошеломляюще неумел в сражении верхом. Против Молдофа, эксперта во владении копьём на скаку, он оказался в невыгодном положении. Пока отряд Роуна готовил пушку, Орба мог лишь защищаться.

— Наступать ты не собираешься, мальчишка?

Прочитав намерения противника, Молдоф решил прорваться силой. Его ускорение было таково, что казалось, будто он собирается протаранить другую лошадь. И это был шанс, которого Орба ждал. Приподнявшись, Орба вытащил ноги из стремян, оттолкнулся от спины лошади и прыгнул. Потеряв свою цель, копьё разорвало пустое пространство.

— Гх!

Подпрыгнув, Орба нанёс один удар в спину Молдофу. Он не пробил доспехи, но даже так его противник болезненно выдохнул и упал с лошади, оказываясь вынужден слышать рёв нового выстрела из пушки.

— Хорошо, отступаем! Отступаем! — закричал Орба, словно был командиром, и быстро схватил лошадь Молдофа.

— С-стой! — закричал Красный дракон Кадайна, поднявшись на ноги. — Бой ещё не окончен!

— Нам придётся отложить его.

Ответивший таким образом Орба был далёк от слова «не ранен». Скорее из них двоих именно он получил большее количество ран. Однако, не издав и стона боли, Орба помчался вскачь по крутому склону вниз, чтобы объединиться с Шику и остальными.

Благодаря их нападению и выстрелам из пушки, преследователи несколько замедлились. Сейчас они могли мчаться лишь галопом. Ведь защищавших раненного Боувана всадников не набиралось и пятидесяти. Кого-то ссадили с лошади, когда войска зажали в клещи, кто-то оказался слишком медленным, чтобы сбежать, а кто-то отступил в другое место.

Не прошло и получаса как солдаты Таурии вкусили истинный аромат отчаяния.

Хоть за ними и двигалось облако пыли, поднятое кавалерией противника, они приостановились. Пламя поднималось со стороны Хелио.

— На них напали, — сжатые кулаки сидевшего на лошади Дункана тряслись, — эти ублюдки захватили Хелио.

Одновременно с предательской атакой армии Грейгана, оставшиеся в городе Алые Соколы подожгли дворец. Всё прошло по плану врага. Путь к отступления исчез прямо на их глазах.

Дункан взглянул на Боувана. Его лицо было бледным как мел, он уже был готов потерять сознание. Если так пойдёт и дальше, они помчатся прямо к врагу, а кроме того, по пятам за ними шли преследователи. При таких условиях, даже храбрый и невредимый воин не смог бы вернуться в Таурию.

Дункан о чём-то подумал, а затем собрал вокруг себя тридцать солдат. Вскоре после этого он поманил к себе и Орбу.

— В нескольких километрах к северу от Хелио есть мост. Возьми генерала, пересеки реку и направляйся к вершине Бергана, после чего спрячься и дождись подходящего момента.

— А что насчёт вас, командир?

— Мы побудем прикрытием. Все солдаты Таурии будут защищать его до последнего вздоха, — произнёс Дункан.

Прикрытие или что-то иное, если все солдаты Таурии останутся здесь, то с генералом останутся практически только наёмники. Можно сказать, что Боуван единственный из основных сил, и Дункан доверил его Орбе и остальным.

— Почему вы говорите это мне?

— Почему? Ты находчивый и заслуживаешь доверия. И кроме того, — он немного прищурился, когда улыбнулся, — ты прогнал Адельбу, которого я не выносил.

— Вы идиот. Я ведь могу продать Боувана Грейгану ради большой награды.

— И когда ты это сделаешь, мой призрак вопьётся тебе в глотку, — по голосу Дункана было невозможно определить шутит он или серьёзно, — в любом случае, всё, что мы сейчас можем сделать — ждать уничтожения. Наёмники не подходят для прикрытия, поэтому я лишь могу положиться на тебя.

Рядом с Дунканом стоял и командир отряда Роун. Похоже, он тоже решил, что это подходящее место для смерти.

Звёзды начали появляться на небе. Потратив минуту на их созерцание, Дункан крикнул «Торопитесь!» и развернул лошадь в том направлении, откуда они прибыли. Тридцать всадников Таурии сделали то же самое. Пусть Дункан и был командиром наёмников, но с учётом его квалификации, по слухам, рано или поздно он получил бы под командование армейский корпус. На лицах сопровождавших его солдат не было ни тени колебаний.

Они не знали сколько солдат их преследовало, но естественно никто не верил, что тридцать человек сумеют их остановить. Клубы пыли поднялись прямо перед оставшимися людьми.

Тогда я тоже…

Это был идеальный образ героя, которого идеализировал в детстве Орба. «Я не могу просто смотреть, как мои товарищи умирают. Я тоже останусь здесь». Готовый столкнутся со смертью перед превосходящим числом врагов, но в последний момент находивший спасение благодаря своей чудесной изобретательности, проницательности, а также навыкам мечника, с которыми не мог сравниться никто другой. Он очень хотел быть главным героем подобной истории.

Но здесь и сейчас не было ни одного плана, который он мог бы подготовить. Да и сверхчеловеком, который мог косить врагов, обрушившихся на него с многократным количественным превосходством, Орба не был.

В этот момент Шику подвёл свою лошадь к парню.

— Пойдём, Орба, — его лицо, покрытое кровью жертв, казалось таким же как и всегда.

— Да, — произнёс Гиллиам, также подведя к нему лошадь, — это почётный долг, который могут исполнить лишь солдаты Таурии. Мы не можем им помочь.

— Стан, возьми на себя руководство и давай скорее убираться отсюда, — крикнул Талькот, в ужасе глядя в сторону наступающих врагов. — Стан, ты же найдёшь безопасный маршрут, да?

— Если вы будете полагаться на меня, то это будет отвлекать.

— Ты должен был сказать «Конечно, положись на меня». Вот почему ты идиот, идиот.

Орба посмотрел на спины Дункана и его отряда.

Почётный долг.

— Чёрт, — сплюнул он, а затем они с Шику встали по сторонам от лошади Боувана и галопом понеслись вперёд, подталкивая её между собой.

Началась долгая, очень долгая ночь.

Двое пали по дороге. Их раны были глубоки, и они не смогли выдержать марш на лошадях.

Первый упал со своей лошади, когда умер. Гиллиам спешился и взял запасные пайки и воду солдата. Они не могли позволить себе оплакивать мёртвых. Вместо этого они незаметно прятали их где-нибудь, чтобы преследователи не смогли их заметить.

Второй спешился сам.

— Я не могу продолжать. Идите без меня… не беспокойтесь, я не позволю себе быть обнаруженным врагом.

Наёмник средних лет умирал. Они не могли отобрать еду и воду у умирающего мужчины, но было очевидно, что он долго не протянет. Тем не менее, Орба ничего не мог поделать.

Гиллиам и Стан тянули за собой двух лошадей. Для не имевших ничего другого солдат, лошади были ценны. Они могли продать их по хорошей цене в какой-нибудь деревне, или если бы до такого дошло, съесть их.

Горькая правда заключалась в том, что они были остатками побеждённой армии. Орба был измотан. Не только физически. Его дух был совершенно истощён. Герои легенд могли продемонстрировать свои достоинства и рыцарский дух, потому что были в добром здравии, и им не приходилось иметь дело с ситуациями вроде преследования, когда не знаешь где взять свежую пищу и воду, или беспокоиться о чём-то ином.

Те, кто остались, это Орба, Шику, Гиллиам, Талькот, Стан, а также Крун. Были ещё и двое обычных солдат, но они были настолько истощены, что не могли и слова вымолвить. Боуван же находился всё время в одном и том же состоянии, так что, если бы не слегка вздымавшаяся спина, они бы подумали, что он умер.

Они бежали без света факелов, не оглядываясь назад.

Это напомнило ему те времена из детства, когда ему пришлось бежать из родной деревни. Он был в ужасе от страха, не зная откуда могут появиться солдаты Гарберы, при этом продолжая тянуть свою мать за руку во время их ночных переходов.

Всё так же, как и тогда.

Окружающая их тьма давила на беглецов. Не успеваешь понять, как темнота начинает говорить и её голос раздаётся в голове. Ни звука, не дыши, за тобой… Там! Враг приближается. Нет, с фланга. Впереди. И в этот момент ты наоборот хочешь закричать и заставить лошадь скакать на полную. Хочешь отправить её в галоп, при этом не способен и двинуться в ожидании неминуемой смерти, пока твоё горло медленно начинает сжиматься.

Проклятый Грейган.

Орба помнил горечь, достаточно сильную, чтобы сжечь собственное тело.

Если бы он хотел что-то сделать любой ценой, то мог бы отбросить свои чувства, но потеряв эту цель, он не сумел бы подавить вспыльчивого мальчишку, или точнее не смог бы подавить свои эмоции. На холмах Кордолин его целью было как-нибудь предотвратить уничтожение союзников, поэтому он сумел спокойно оценить ситуацию и придумать подходящую тактику, но теперь и его тело, и разум были истощены. Всё, что осталось, бурлящий словно огонь гнев.

Таким образом прошло несколько безмолвных часов.

— И куда теперь? — произнёс Талькот, когда рассвет начал окрашивать пустыню голубовато-лиловым цветом.

Впереди был мост, перекинувшийся через реку. Вероятно, именно это заставило их подумать, что поблизости было какое-то поселение, поэтому Шику ответил.

— Похоже, поблизости есть деревня, но мы не можем пойти туда вот так. Нам стоит спрятаться в Бергане, а затем отправить одного-двух людей, чтобы всё разведать.

— Вы действительно до глупого честны. Вы делаете это ради нанимателя, который больше не сможет нам заплатить?

— Думаешь продать Боувана? — угрожающе произнёс Гиллиам. — Если сделаешь это, то станешь бельмом среди наёмников. Ты станешь известен по всему миру, и нигде не сможешь найти работу или человека, который бы тебе доверился. Я собираюсь сделать себе имя как наёмник, поэтому я ни при каких обстоятельствах не опустился бы до становления никудышным злодеем вроде тебя.

— Заткнись, Слон. Где жизнь, там и надежда. Я не говорю продавать Боувана. В первую очередь еда, а затем вино! Я собираюсь в деревню.

— Но ты ранен, и каждый сможет понять, что ты из проигравшей армии. Мы не можем позволить, чтобы о нас доложили в Хелио, — заметил Шику.

— Тц, все вы мефийцы одинаковы. Хочешь остановить меня, попробуй. Даже ты не останешься невредимым.

Все были в состоянии физического и психологического распада. Со злым выражением лица Талькот был словно другим человеком. Он выглядел так, словно готов был ударить мечом любого, кто приблизится к нему. И как только Стан начал пытаться его успокоить…

— В Бергане есть еда.

— Что?

Все обратили свой изумлённый взгляд на Круна. Кровь, что сейчас была больше похожа на грязь, высохла и прилипла к лицу, но его взгляд, которым он смотрел на Орбу и остальных, был необычайно ясен.

— Не знаю насчёт вина, но всё же думаю, что достать можно будет лишь воду, поскольку там протекает подземный источник.

— Эй, новичок, который не может даже мечом взмахнуть, неужели ты сбрендил?

— Забавно слышать это от тебя.

— Что?..

— В любом случае! — необычно громко заговорил Крун. — Я проведу вас, потому что у меня есть просьба.

— Просьба?

На вопрос Гиллиама Крун кивнул. И произнёс что-то совершенно неуместное в их ситуации.

— Для того чтобы он вернул себе свой законный трон, я бы хотел, чтобы вы работали на принца Хелио.