Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ashq1
09.01.2019 02:22
ааа только 5 томов (((((
Спасибо за перевод
Almaziko
31.12.2018 15:20
Эх, это было оч круто, прочитал весь том залпом, спасибо огромное!
Almaziko
08.12.2018 21:10
Урааа, ещё одна глава и можно будет прочитать! Спасибо!
FunRead
26.11.2018 10:58
Самое лучшее чтиво на сайте)) спасибо переводчикам, обязательно поддержу денюжкой
vargdru
20.11.2018 17:15
Походу я не выдержу и начну читать на английском. Хотя удовольствия чуть меньше)
HimerRokavoi
20.11.2018 13:27
Еще каких-то 10 лет и ранобэ (может быть) переведут. Ура!
Almaziko
13.11.2018 04:08
Ещё 3 главы и можно будет насладится томом полностью! Спасибо переводчикам за труд!
swer15
11.11.2018 03:17
Уряяяя
Reni Min
28.10.2018 18:00
англ можно почитать у Baka-Tsuki
Danila115Master
22.10.2018 21:58
Можете ссылку на англ дать плез.
arazul
21.10.2018 13:59
если что 12 томов уже давно есть на англе
Almaziko
21.10.2018 04:08
Ума не приложу почему этого крутого произведения нигде нет кроме руры, ппц.
Спасибо за перевод! Жду с нетерпением весь том.
Karasu
20.10.2018 01:45
Спасибо, перевод просто замечательный!
damarkos
20.10.2018 01:36
Спасибо за свежую главу!
Almaziko
07.10.2018 17:49
Ох как замечательно, дело движется. Жду весь том в Вашем действительно качественном переводе!
ricco88
08.09.2018 01:54
Спасибо.
Proxsi
04.09.2018 23:58
Надеюсь продолжение перевода не заставит себя долго ждать
Proxsi
04.09.2018 23:58
Круто развитие событий ) и хорошая динамика
все четыре тома прочитал за два дня без отрыва )
arazul
03.09.2018 00:08
Боюсь разочаровать, но 5-6 тома довольно скучны в сравнении с 1-4, зато с 7-го начинается рубилово.
uramanga
23.08.2018 15:41
Капеееец, как же рвёт от ожидания :D

Отобразить дальше

Глава 1. Наёмники Таурана

Часть 1

Килро располагался примерно в двухстах километрах к юго-востоку от столицы Мефиуса, Солона. Когда императору сообщили, что лорд Килро был повешен во время произошедшего там восстания рабов, тот прошептал:

— Идеально.

Килро с давних пор являлся частью Мефиуса, но, по правде говоря, три поколения назад был потерян во время гражданской войны. После произошедшего он управлялся могущественной местной семьёй. Однако, когда тридцать лет назад внутри этой семьи возникли внутренние разногласия, одна из фракций запросила подкрепление из Мефиуса. И Гул, которому тогда было чуть больше тридцати, откликнулся с условием, что Килро вновь становится частью Мефиуса, а в ответ та фракция получает значительную автономию и самоуправление.

Полностью задавив конфликт и используя Килро в качестве плацдарма, Гул успешно восстановил контроль над плато Вурадо, в котором располагалась долина Сейрин. Священное место, где проходила церемония бракосочетания между наследным принцем Гилом и принцессой Вилиной, и, как говорят, был основан Мефиус.

Килро находится в центре равнины Доумикк. Плохие и совсем не плодородные земли, но с находящейся на ней большой авиабазой, занимающей второе по величине место, уступая лишь центру внутренней торговли, Бираку. Однако, с учётом вялой воздушной торговли, сейчас Килро скорее военная база.

Насколько бы они ни породнились с императорской семьёй или сколько бы ни клялись ей в верности, необходимость оставить столь важное место вассалам, не находящимся под его непосредственным контролем, не могла не раздражать императора.

Так что разве нынешняя ситуация не «Идеальна»?

Гул немедленно собрал войска и направил Оубэри Билана на подавление восстания.

И таким образом не так давно Исфан Йорк был назначен новым правителем Килро. Он был одним из двенадцати генералов Мефиуса.

— И ещё ходят слухи, что возможно сам император замешан в восстании, — сказал Федом, находясь в одной из комнат замка. Подняв взгляд на присутствующих здесь людей, как бы проверяя их реакцию, он продолжил. — С одной стороны, даже внутренний разлад, случившийся там тридцать лет назад, был одним из планов императора. Из возведения храма Богу-Дракону видно, что Гул одержим древностью. Он без сомнений был готов на всё, что потребуется, лишь бы вернуть долину Сейрин во время своего правления.

Федом специально сделал паузу на этом моменте.

— Неужели?

— Или же нет.

Реакция шести собеседников Федому не понравилась.

Тц, они все струсили, – Федом подавил свою горечь.

Их выражения явно отличались от прежних. Когда они семеро собрались в Килро, то были объединены беспокойством о будущем государства, были группой героев, желающих при необходимости перестроить Мефиус. Исфан Йорк был одним из тех, кого Федом заполучил во фракцию против Гула. И когда того назначили в качестве нового лорда Килро, Федом посчитал это хорошей возможностью собрать вместе всех членов фракции под предлогом помощи в управление Килро.

В первое время у них проходили ожесточённые дискуссии, во время которых они выплёскивали гнев по отношению к сознательному самодовольству императора. Подняв свои чаши вверх, они произносили тост за будущее Мефиуса и опустошали их. Поскольку все они были объединены одной целью, а именно сместить императора и сделать себя ключевыми фигурами государства, они увлечённо спорили и подобное будущее не казалось уж очень далёким.

Но теперь…

Даже когда возникла достойная причина для критики императора, никто этого не сделал.

Федом почувствовал ужасную жажду. Солнце всё ещё было высоко, поэтому естественно у него не было и шанса испить стоящего здесь ликёра. Но какой смысл было поддерживать моральный дух в такой момент? Жажда усилилась и когда Федом уже собрался позвать слугу…

— Прошло две недели, — внезапно заговорил Индольф.

По его безэмоциональному лицу нельзя было сказать имел ли он в виду, что прошло «всего» две недели, или «уже» две недели. Но от его слов настроение в комнате стало ещё хуже, и Федом потерял всякое желание пить.

Верно, две недели…

…С тех пор как погиб Гил Мефиус.

Возможно, потому что их настрой опустился так сильно, разговор ожил сильнее, чем во время озвученной Федомом темы.

— Кстати об этом, похоже, с датой казни Оубэри так и не определились, — сказал Теслан, аристократ, живущий в Идоро и служащий на дипломатической должности.

— Говори, что хочешь, но он убил члена императорской семьи, — ответил Набарл, несколько тучный солдат, — вероятно, Его Императорское Величество желает показательной казни. Может, он желает скормить драконам не только Оубэри, но и весь его клан.

— Тогда похороны принца были отложены из-за этого?

— Полагаю, что так.

Естественно, разговор никак не поднял настроения. И пока те продолжали свою краткую дискуссию, Федом отвернулся.

После смерти принца произвол императора стал лишь сильнее. Возьмём, к примеру, Рогу Сайана и Одэйна Лорго. Проигнорировав желание императора и оказав помощь принцу, когда тот послал подкрепление Гарбере, оба генерала держались подальше от Солона. Более того, даже Саймон Родлум всё ещё находился под домашним арестом по обвинению в упрёке императора.

Теперь, потеряв принца Гила, который изначально должен был стать их лидером, каждый из семёрки, собравшейся вместе из-за своего гнева на произвол императора, потерял даже тень своей решимости.

— А что будет с принцессой Гарберы? — спросил Мерлок, бывший член императорского совета.

— Кажется, на днях прибыла делегация из Гарберы, — ответил Теслан, — якобы выразить соболезнования в связи с кончиной принца, но без сомнений они также обсудят, что в дальнейшем произойдёт с принцессой. Делегация встретилась и с самой Вилиной, но по слухам та отказалась немедленно вернуться на родину.

— Разве это не значит, что она намерена дождаться похорон принца?

— А что насчёт союза с Гарберой? Сейчас в императорской семье нет других подходящих юношей.

— Гарберский принц Зенон не женат. Нельзя ли заключить новый союз через его брак с принцессой Инэли?

— Нет, похоже, ей интересуется Таурия.

— А, теперь Таурия, — сплюнул Набарл.

Хоть принц и заключил союз с Таурией, он должен был всё равно напасть и захватить широкие западные территории, сразу освободив Мефиус от удушающихся отношений между тремя центральными государствами континента, так считали сторонники нападения на Таурию.

— Но похоже ныне император желает сближения с Энде.

— Кстати о принцессе Инэли, — когда разговор почти вернулся к императору, Теслан поспешно сменил тему, — говорят, с ней творится что-то странное с тех пор, как она вернулась из Апты.

— А, я тоже такое слышал.

Говорят, что в день возвращения она не сдержавшись выплеснула весь свой непонятно откуда взявшийся гнев, крича на своих горничных и друзей. А когда ей сообщили о смерти брата, она воскликнула: «Такого не может быть».

Видимо, потрясённая известиями, она направилась ни много ни мало к самому императору и заявила: «Проверьте ещё раз». Император всегда был снисходителен к Инэли, но, как и следовало, ожидать в этот раз он поднял на неё голос и сильно отругал.

— Ну, госпожа Инэли была близка к принцу, да и сейчас она в таком возрасте, так что вероятно принцесса сейчас в смятении.

Ха-м. Федом подавил зевок. Когда-то принцесса бросила Федома в холодный пот, приблизившись к осознанию истинной личности принца Гила, но теперь, когда тот мёртв, разговоры о ней его не интересовали.

Кстати, о великом княжестве Энде, упомянутом в разговоре ранее. Ещё недавно принц Эрик намеревался отправить армию в Гарберу, но отчасти из-за прибывшего подкрепления Гила, он остановился, по сути, так и не сразившись. Предполагалось, что это вызовет некоторые трения в отношениях Мефиуса и Энде, но в итоге прибывшая делегация лишь выразила соболезнования, не высказав никакой официальной критики или недовольства.

По слухам, борьба за наследование в Энде приближалась к развязке. И в такой момент страна не желала лишних неприятностей с Мефиусом.

Этот чёртов Орба, — внутренне проклял его Федом, отхлебнув тёплого чая вместо вина. Конечно, лишь он знал, что наследного принца Гила заменял гладиатор Орба.

Помереть в таком месте…

Орба обладал дьявольской удачей. Поэтому, услышав, что тот мёртв, Федом не поверил в происходящее. Он чувствовал, что тот не мог отказаться от своих амбиций.

Федом тоже мечтал о многом. Его мечты были грандиозны. Шаг за шагом они становились реальнее и теперь, когда он, казалось, уже наконец их достиг, мечты растворились, словно мираж перед глазами. Те, кто сгорал желанием стащить Гула Мефиуса с его трона, теперь ничем не отличаются от старых дворян, которые уходили из жизни в Солоне. Сейчас за чаем они вели незначительную беседу, говоря одновременно обо всём и ни о чём.

Но я не могу потерять осторожность.

Федом крепко схватил руку, опирающуюся на колено. Семеро здесь были, так сказать, соучастники. Раз их планы провалились, то один из них мог бы приблизиться к императору, осудив остальных.

После произошедшего с Саймоном и Рогу, сомнения и несогласие с императором растут. Если я смогу сохранить спокойствие, то сумею найти новых соратников. Я не могу сойти с этого пути. Уже поздно.

Слишком поздно.

Федом Аулин вытер свои вспотевшие руки о колени.

Ему показалось, что в мерцании жара позади его шестерых соучастников он увидел облик императора Гула.

Часть 2

В воздухе кружились клубы пыли от скакавших по земле десятков драконов. И среди этих наездников один был чрезвычайно быстр.

— Что? Так вы не сможете одолеть других драгунов Таурана! Хотите позволить солдатам других городов-государств смеяться над Таурией?

Грозно кричащим скакавшим впереди всадником был Акс Базган. Правитель-генерал города-государства Таурии позволил своему телу трястись вверх и вниз, сидя верхом на своём любимом драконе юнионе. В нескольких метрах от него на своих юнионах скакали солдаты. Акс прекрасно понимал, что по сравнению с маленькими тенго, этими драконами не так-то просто управлять, но всё же по природе своей их куда проще приручить, чем тех же средних по размеру байанов.

Это был новый вид, для тренировки которых Раван Дол приложил огромные усилия. Акс считал, что если кто-то не мог управляться с ними как с лошадьми, то и не сможет выжить в раздираемом войной Тауране. Сейчас Таурия столкнулась с надвигающейся угрозой. Ещё недавно злейшим врагом Акса был Мефиус на востоке, но теперь…

Оо…

Внезапно в его поле зрения показалась тень. Посмотрев на неё краем глаза, он увидел юношу около двадцати лет от роду и опознал мужественные черты, которые просматривались сквозь прорези шлема.

— О, — губы Акса изогнулись в улыбке, — у тебя получилось, Расван.

Расван был племянником Акса. Как и стоило ожидать, у него было достаточно опыта. Обычно он не принимал участия в тренировках с драконами, но в этот раз он заявил: «Дядя, сегодня я отправлюсь с вами» — и пришёл сюда. А теперь оставив без ответа слова Акса, он сфокусировался на скачущем драконе.

Хм-м…

Дорога вдоль крепостных стен, которую Акс всегда использовал для своих тренировок с драконами была их же ногами и утоптана до совершенно плоского состояния. Рядом проносились оросительные каналы и широкие поля, а занимающиеся земледелием люди, давая отдохнуть рукам, наблюдали за тренировкой.

Со вздохом Акс оглянулся через плечо.

— Всё-таки они просто недисциплинированная толпа. Расван, ты пойдёшь впереди. Им нужен тот, кто будет ими управлять.

Сказав это и замедлив темп своего дракона, Акс позволил Расвану взять на себя лидерство. А сам тем временем отправился в хвост и начал подгонять солдат уже оттуда.

Тренировка заняла около двух часов. И когда Акс произнёс: «Ладно, хватит» — люди и драконы были настолько измучены, что не смогли даже сдвинуться с места. Лишь Расван Базган проявил стойкость и поклонился Аксу, когда тот приблизился к ним.

Пока Акс вытирал текущий по нему пот, подошёл Раван Дол.

— Благодарю за вашу тяжёлую работу, мой лорд.

— Ага. Я всего на мгновение отвёл от него взгляд, и Расван стал прекрасным тауранским воином, — говоря, Акс нахмурил брови, словно был чем-то недоволен, — но он…

— Вас что-то беспокоит?

— Нет, просто интересно, как он смотрит на меня…

Когда они выстроились в линию возле драконов, когда он поклонился и уходил, в его глазах, направленных на Акса, отражались негативные эмоции. Глаза Расвана, как и у Акса, были тёмными. Но в отличие от наполненного энергичным светом взгляда Акса, во взгляде Расвана сквозило странное раздражение.

— Без сомнений он недоволен вниманием господина к нему.

От слов Равана на лице Акса появилось горькое выражение.

— Меньшего от тебя и не ожидал, стратег. Ты хорошо понимаешь, что внутри у обычных людей.

— В такие моменты, когда молодёжь хочет состязаться всерьёз, старшие должны пойти навстречу их чувствам и принять их вызов. Честно говоря, в долгосрочной перспективе не так уж важно кто в таком случае выигрывает или проиграет.

— Пусть ты так и говоришь, но люди наблюдают, а Расван гордый человек.

— Хоть вы и обладаете проницательным взглядом, когда дело доходит до того, как относиться к людям, в этом вы ничего не смыслите.

— Тебе стоит проявлять чуть больше уважения ко мне, — поморщился Акс. — Как только найду стратега получше, я выдерну твой язык и выкину тебя из Таурии.

Оставив юниона дрессировщику и сменив одежду, они направились в замок. Пусть он и назывался внутренним замком и вокруг него был вырыт ров, но внешне он скорее напоминал поместье. Отведывая простой еды в зале с выходом во внутренний двор на первом этаже, Акс принимал разные отчёты от своих людей. После этого он вместе с Раваном отправился в свои покои.

— А теперь, — завёл разговор Акс, — не пришло ли время Таурии отправить делегацию, чтобы выразить соболезнования в связи с кончиной принца?

— Ещё рано, — у Равана всегда были готовые ответы, поэтому какой бы вопрос ему ни задали, он без каких-либо задержек давал на него ответ, — письмо от императора Гула Мефиуса, прибывшее полмесяца назад и восхваляющее «триумф двух армий», сильно расплывчато и до сих пор нет никаких сведений о мирных переговорах или союзе. Но всё это не так важно, потому что принц Гил, продвигавший переговоры о мире, погиб. Прежде всего давайте направим письмо от вашего имени, в котором выразим решимость исполнить последнее желание принца. Вы также можете сделать предложение о создании каменного монумента, который будет размещён на границе Апты и Таурии, в честь лорда Гила Мефиуса, трудившегося на благо мира между нашими странами.

— Хм.

— Похоже, Мефиусу ещё только предстоит провести похороны принца. А до тех пор не стоит спешить.

— Я тебя понял, — кивнул Акс и легонько вздохнул. — Чёрт, так я не смогу оценить настроение императора Мефиуса.

Акс лучше многих знал, что сейчас, когда угроза армии Гарды неизбежна, мир с Мефиусом необходим любой ценой. Кроме того…

Веер.

Когда он потерпел поражение в Апте, веер, который он постоянно носил с собой, оказался в руках Гила Мефиуса. И это был не просто веер. Он являлся печатью правителя древней магической династии. Символ королевской власти из эпохи Зер Илиаса. Другими словами, тот и только тот, кто владел ею, мог претендовать на право правления на землях западного Таурана.

Гил сказал, что когда-нибудь вернёт его дому Базгана. Но теперь он мёртв, а местонахождение реликвии неизвестно. Поскольку потеря печати правителя была секретом для большинства жителей Таурии, они не могли открыто призвать Мефиус вернуть её.

Раван отправил разведчиков на территорию Мефиуса. И конечно же их целью было найти реликвию, но пока никаких удовлетворительных результатов они не принесли. В данный момент ярость Акса по отношению к убийце Гила Мефиуса превосходила гнев любого из вассалов Мефиуса.

И кроме того…

— Эсмена до сих пор не выходит из комнаты? Может, стоит её вытащить и даже применить для этого силу, если потребуется?

Источникам беспокойства Акса не было конца и края. С недавних пор его дочь вовсе перестала показываться на публике.

— В чём дело? — через некоторое время спросил Акс и искоса взглянул на Равана, поскольку стратег не выдал своего обычного немедленного ответа. Может, он погрузился в мысли или же вовсе ни о чём не думал, но у старика, похожего на иссохшее дерево, был загадочный взгляд.

— Так и есть. Ныне леди Эсмена, в отличие от прошлого раза, когда вы сами заперли её в комнате, сама не желает делать ни шагу наружу.

— Ты вообще не умеешь говорить без сарказма?

— Причина естественно в лорде Гиле Мефиусе, — произнёс Раван, игнорируя упрёк Акса, — и всё же, Гил Мефиус… это странно…

— В каком смысле странно?

— Ничего такого, просто кое о чём размышляю. Я отправил разведчиков в Мефиус собирать информацию о принце, и обнаружились разные странные моменты… Принц Мефиуса был убит сразу же после своего возвращения в Апту после того как лично возглавлял подкрепление в Гарберу. Говорят, его убийца — генерал, питавший обиду на принца. В этом ничего неестественного нет. То, что странно, так это действия принца до того момента. Похоже, лорд Гил отправлял письма самым разным людям.

— Письма?

— Я ещё не разобрался в этом до конца, но некоторые из них касались одного торговца Бирака, которого зовут Задж. Принц обратился к мефийским дворянам и министрам, ответственным за торговлю, и сообщил, что хотел бы, чтобы они доверили торговлю с западным Таураном Заджу. Вроде как он помог во время сражения в Апте и теперь это стало его последней волей.

— Задж…

Акс припомнил, что слышал это имя. Примерно неделей ранее для торговли на корабле прибыл мефийский купец. Он прибыл через северное побережье и не взимал плату за транспортные расходы, поэтому Акс сказал ему приобрести военные суда. Имя того торговца определённо было Задж.

Словно догадываясь о том, что Акс разворошил кое-какие свои воспоминания, Раван продолжил.

— Кроме того были и письма, в которых он обращался за поддержкой наездников на драконах в Апте, не говоря уже о посланных нами юнионах для включения их в войска генерала Рогу Сайана. Это не столь безотлагательные дела, если конечно он не готовился к борьбе с последствиями.

— Последствиями чего?

— Собственной смерти.

От удивления у Акса перехватило дыхание.

Он пристально посмотрел на Равана. И выражение лица того показывало, что он серьёзен.

— Ты должно быть шутишь. Говоришь, принц предвидел собственную смерть?

— Я не знаю. Может, он инсценировал свою смерть и всё ещё жив. Подкрепление для Гарберы совсем не соответствует намерениям Гула Мефиуса. И сейчас никто не знает, что может произойти, если бросить вызов императору, даже если это наследный принц. Возможно, он уже приготовился ко всему, когда отправился в Гарберу.

— И поэтому он занимался тем, что могло возникнуть впоследствии? Хм, нельзя отрицать… Но, пожалуйста, не говори ничего Эсмене. Не хочу давать ей надежду.

— Понимаю.

— Ну, пусть у неё и такой возраст, но она виделась с Гилом всего два-три раза. Даже если когда-то и зайдёт разговор о браке с Мефиусом, сейчас скорее нужно думать о преемственности, к примеру, через брак с Боуваном или Расваном.

И на этом разговор о Гиле подошёл к концу. В конце концов у Акса было о чём подумать. Мефиус на востоке. А также приближающийся с севера Гарда. Постепенно Гарда маршировал на юго-восток, вбирая в своё войско солдат из павших городов-государств. И Акс не мог просто сидеть и ждать пока к нему вторгнутся.

Сейчас Таурия набирала наёмников, собирала и усиливала вооружение, покупая военные корабли и оружие у мефийских торговцев и стран северного побережья.

Кроме того, был важен и предыдущий бой за крепость Апту. Поскольку официально сообщалось, что Таурия, чья военная мощь сильно уступает Мефиусу, загнала того в угол и быстро заставила заключить союз, в котором оба государства находились на равных основаниях, слава Акса Базгана разрасталась по Таурану всё сильнее. Сообщения из других городов шли сплошным потоком. И все они в один голос просили о союзе для защиты от армии Гарды.

Однако, Черика, города-государства к западу от Таурии, среди них не было. На недавно проведённом совещании, на котором так и не появился посланник из Черика, Акс сморщился и открыто высказал своё недовольство.

— Они думают, что далеки от пути Гарды, продвигающегося к Таурии, но лучше бы им не планировать отсидеться в сторонке.

— Но никто не может точно утверждать, что Гарда нацелился на Таурию, верно?

— Он желает печати правителя, — заявил Акс, — это очевидно, учитывая, что он взял себе имя верховного мага веры Бога-Дракона из Зер Таурана. Поскольку он позиционирует себя как Гарду, то использует пустые призывы о возрождении бывшего Зер Таурана, чтобы попытаться стать королём всего региона. А для этого ему нужна печать правителя.

Прежде всего, Акс хвастался тем, что он сам и есть законный правитель Зер Таурана. Поэтому и верил, что недавно образованная сила без какой-либо глубокой истории вроде Черика должна немедленно броситься в Таурию и склониться пред ним.

Нынешний правитель Черика, Ямка Второй, всё ещё был молод, ему исполнилось лишь тридцать два года. В прежние времена Акс часто скрещивал с ними клинки, но когда правитель сменился, они заключили мир.

— Наверное, из-за своей юности он считает, что правителю не престало спешить, поэтому я дам ему время. Но слишком долго я ждать не могу.

Акс разложил на столе карту окрестностей и указал пальцем на местность к северу от Таурии. Если смотреть из Черика, то город-государство Хелио располагался к северо-востоку от них через озеро Сом. Они тоже были союзниками Таурии. Прошло уже больше десяти лет с тех пор, как они объединились и повели войска, чтобы отогнать вторгнувшийся Мефиус.

В настоящее время Хелио был ближе всего к войскам Гарды. Поскольку Эймен, где вышла замуж старшая сестра Акса, пал, то взглянув на карту, можно было легко понять, что Хелио станет следующей целью противника. К северу от Хелио располагалось три или четыре города, но по слухам благородные дамы каждого из этих городов бесследно исчезли. Кажется, что так же, как и Эсмена, они какое-то время страдали от кошмаров. Возможно, из-за этого, а также того, что города располагались не на пути продвижения войск Гарды, они заняли выжидательную позицию. Поскольку это была незначительная сила, едва выживавшая за счёт торговли со странами северного побережья, Акс с самого начала ничего от них не ждал.

Если Хелио падёт, Таурия, несомненно, станет следующей целью. Естественно, просьба от Хелио о формировании единого фронта прибыла больше месяца назад. Однако, как раз в тот момент Акс готовился к захвату Апты и ответ был временно отложен.

А между тем политическая ситуация в Хелио всё ухудшалась и ухудшалась. Король Эрагон пал, сражённый армией Гарды, а город залило кровью от борьбы за престол.

Мне не нужна такая тенденция.

И насчёт этого Акс высказывал озабоченность. Каким бы мощным ни был город-государство, это территория, которая однажды будет принадлежать ему, законному королю. И нынешняя ситуация, когда крошечные силы, не обращающие ни на что, кроме ближайшего будущего, внимания, соревновались друг с другом, его раздражала.

— Так королевская семья была уничтожена? Тогда и название государства может вскоре измениться. Как бы там ни было, нынешний король Джала, что он за человек?

— Человек без способностей. Он хорошо умеет лишь читать выражения людей. Ему просто повезло тем, что все более подходящие титулу люди сами же и привели себя к гибели, — Раван с лёгкостью выдал ответ, но добавил кое-что странное, — но повезло не только Джалу.

— Ты о королеве Марилен? Очевидно, его просто ослепила её красота, вот он и захотел её себе в жёны. А раз она смогла таким образом защитить и своё положение, и власть, то ей действительно повезло.

— Нет, я говорю о самом Хелио. Все те, кто возжелал стать королём, были кровожадными военными. Стань кто-нибудь из них королём, он сосредоточился бы исключительно на организации истощённой армии для противостояния силам Гарды во имя мести за короля Эрагона (а также чтобы развеять клеймо предателя и заполучить поддержку народа) и без сомнений привёл бы государство к саморазрушению. Однако, Джала прекрасно осознаёт, что у него нет никаких способностей к правлению. Даже сейчас он лишь собрал солдат и больше ничего, благодаря чему и сохранил силы, как и мы. Я слышал, что он нанял группу наёмников в семьсот человек, изгнанных из Черика. Если добавить к ним и подкрепление из нашей Таурии, то Хелио так просто не падёт.

— Ха! — ухмыльнулся Акс. — В таком случае это удача ещё и для Таурии? Сегодня вечером Джала будет пить на празднике вместе со своей развратной королевой. Хотя страдающий болезнью Хардрос, несомненно, проведёт свои последние дни, не сумев даже поспать из-за гнева.

Отец Эрагона, Хардрос, тоже был знаком с Аксом со времён войны с Мефиусом. Хардрос был немного старше Акса, но всё равно очень разумным человеком.

Раван тоже подумал об этом и сказал: «Мой лорд ко всем относится высокомерно. И пусть король Хардрос тоже частенько злится на это, он никогда не желал пойти против вас. Хотя я и старше его, но, пожалуй, должен признать его превосходство».

— Я тоже хорошо отношусь к Хардросу. Может, стоит мне его навестить? — спросил Акс. По своей натуре он всегда был импульсивным. Хоть в народе война с Мефиусом и воспринималась как победа Таурии, на самом деле его просто обвели вокруг пальца и избили. Более того сам Акс оказался в плену. И теперь его яркие глаза жаждали победы. Он всегда был вспыльчивым, правителем, который лично руководил войсками в жестоких сражениях.

— Нет, — Раван покачал своей головой на тонкой шее влево и вправо, — Хелио вскоре захлестнёт война. Одни лишь слухи не дадут верной информации о враге. Необходимо получить её из первых рук, поэтому сначала нужно направить шестьсот или около того наёмников. У вас ещё будет время пойти туда лично.

На его слова Акс недовольно фыркнул. Но на самом деле, кое-что Акс не заметил, а Раван специально не сказал ему, поскольку заполучил информацию, которая заставляла его действовать как можно осторожнее.

Часть 3

Командир наёмников Дункан подчинялся пятому армейскому корпусу, возглавляемому Боуваном Тедосом. Ему было тридцать четыре года и таурийцы высоко оценили его умение объединять непослушную кучу наёмников. По слухам, однажды его ждёт продвижение наверх, и он займёт должность лидера корпуса.

У Дункана были причины для раздражения. Созвать наёмников со всех уголков, как и желал правитель-генерал Акс Базган, это конечно хорошо, но даже хоть они уже и превысили нужное количество нанятых человек, люди всё ещё стояли в очереди вне бараков. Наёмники были из самых разных уголков, хотя, естественно, подавляющее большинство из них составляли зердианцы. Но даже зердианцы делились на самых разных: от тех, кто жил в городах, как Таурия, до тех, кто всё ещё кочевал или жил в крошечных горных деревушках.

Но головную боль приносили ему не они, а Адельба, которого уже наняли.

История гласила, что он был потомком телохранителей, служивших королям-варварам Геб. И прибыв в Таурию около шести месяцев назад, он представил себя нескольким командирам.

Он умел. Во всяком случае, хоть он и был довольно худ, но легко управлялся своим длинным мечом и ошеломлял своих противников скоростью. В качестве отборочных тестов проводилось несколько поединков, и Адельба сумел одолеть даже опытных солдат Таурии.

Но при расследовании выяснилось, что изначально он был лидером бандитов. Да и в городе вёл себя ужасно. Он ел и пил, не платя ни монеты, вёл себя грубо с женщинами и вскоре нацелился на солдат из других областей.

Адельба искал службы в войсках государства, но из-за своего прошлого ни один из командиров не согласился принять его. Не имея иного выбора, он стал, так сказать, подпольным телохранителем, тем самым зарабатывая себе на жизнь. И когда Таурия начала широко набирать наёмников, он наконец отказался от вступления в официальную армию и подался к ним.

Благодаря своим навыкам, его взяли на работу. Эта группа отличалась от «воспитанных» солдат. Дункан хвастался тем, что можете включить в корпус наёмников даже людей с какой-нибудь плохой привычкой, а то и двумя. Адельба, конечно, был вором, но он верил, что найдёт способ укротить того. И не прошло и пяти дней как Дункан начал сожалеть о своём решении. На первый взгляд, Адельба не чинил никаких неприятностей. Но на самом деле, лучше бы он это делал, и тогда Дункан смог бы наказать его или выгнать.

Это влияет на моральный дух.

Было несколько неприятных особенностей. Глаза Адельба, которые казалось, смотрели на собеседника сверху вниз, и грубая улыбка, которая появлялась на его лице, когда он сплетничал, влияла на людей. Каждую ночь он звал товарищей-наёмников в бар и то, чего Дункан боялся больше всего, заключалось в том, что неприятная атмосфера вокруг Адельба распространится и на других солдат. Сейчас для Дункана существование Адельба похоже на кость в горле. Обратишь на неё внимание, как тут же раздражение и дискомфорт лишь усилятся.

И это прямо перед важной войной, в которой поставлено на кон само существование Таурии.

Как только война начнётся, будет уже поздно. И он хотел найти причину до тех пор.

Боуван Тедос ранее посетил обеспокоенного Дункана. Сказал, что проверяет тех, кто будет принят в наёмники.

— Есть один способ, которым мы можем воспользоваться. Поскольку нам нужно было набрать определённое количество, то мы приняли всех, до кого смогли дотянуться, но если откажем сейчас всем остальным, то можем пропустить ценных воинов. Как насчёт обмена? Кого-нибудь из уже нанятых поменять на новых?

Боуван Тедос был приёмным сыном великого герцога Хирго Тедоса. И несмотря на свою молодость являлся лидером пятого армейского корпуса. Дункан уважал его за мужественность и удивительную находчивость. Ответив «Да», он сразу же согласился с планом.

На следующий день Дункан лично общался с потенциальными солдатами, чтобы выбрать кого-нибудь из них. Среди ожидающих он встретил человека с необычным внешним видом. Его тело как мечника не было ничем примечательно, но всё его лицо было обмотано повязками. Единственными открытыми частями лица были глаза, рот и кончик носа. И судя по коже, он скорее всего был не зердианцем.

— Что с лицом?

— Он подхватил инфекцию, когда был ребёнком.

Ответил ему не он, а человек, стоящий чуть позади. Он тоже бросался в глаза. Длинные волосы, женоподобные жесты. Хоть и не так как Адельба, но он тоже не понравился Дункану. В Тауране мужчине не престало выглядеть как девушка или подражать женским манерам, даже в творческой деятельности. Единственным исключением были жрицы Бога-Дракона. Даже мужчина мог занять эту должность, если бы поклялся жить как женщина. Поскольку такое разрешалось лишь святым жрицам, то для обычного человека такое поведение считалось «неразумным».

— А, теперь уже всё прошло. Просто он прячет кожу, потому что она покрыта язвами.

— Имя?

После заданного вопроса, нужный ему человек наконец открыл рот. И услышав ответ, Дункан склонил голову в бок.

— Уже слышал такое имя. Оно принадлежит воину из Мефиуса, одним махом одолевшего силы лорда Натока во время сражения при Апте.

— Потому мы и пришли сюда, — снова вмешался женоподобный мужчина, — имя «Орба» вызывает недопонимания в Мефиусе, поэтому сложно свести концы с концами.

Они были странной парой. Кстати, с ними был и ещё один товарищ, но поскольку он был гигантом, возвышающимся над всеми остальными претендентами, то Дункан с самого начала решил, что тот будет одним из кандидатов. Судя по их словам они все были гладиаторами из Мефиуса.

Хо… Смогут ли гладиаторы быть на равных с солдатами Таурана?

Человек в бинтах в основном молчал, а мужчина, похожий на женщину, говорил. Дункан добавил и их в качестве кандидатов на замену, отчасти из-за любопытства, отчасти из-за недоброго желания увидеть, как им зададут трёпку.

Выбрав таким образом около двадцати человек Дункан повёл их в казармы. В противники им он выбрал мечников из числа недавно нанятых. Он намеревался заставить их сражаться один на один, но поскольку число кандидатов превысило его оценки, то противников оказалось на одного меньше.

— Позови Талькота, — приказал он.

Позади казарм пятого армейского корпуса находилось открытое пространство для совместных тренировок с драконами. Мечники выстроились в две линии: на востоке и западе, а Дункан достал складной походный стул и сел на него, чтобы наблюдать за поединками и решать, кто пройдёт, а кто останется.

В правилах не было никаких сложностей. Они могли сражаться как угодно с покрытыми тканью учебными копьями или деревянными мечами и топорами. Никаких доспехов или шлемов. Это было всё равно, что сказать, раз они наняты откуда-то извне, то никого не волнует сломают они себе кости, станут инвалидами или же лишатся жизни из-за недостатка навыков. Тауран был поистине жестоким местом.

— Это…

— Что?

Тем, кто уже выбран, и тем, кто хочет показать себя, чтобы их выбрали, придётся отчаянно сражаться. В такой ситуации не было нужды создавать атмосферу жизни и смерти. Из-за роста армии Гарды в Тауране становилось всё сложнее и сложнее вести обычную жизнь. Несмотря на низкую заработную плату, наёмники получали еду дважды в день и более трёх вёдер воды. Этого было достаточно, чтобы рискнуть жизнью.

Как и ожидал Дункан, гигант по имени Гиллиам ошеломил уже выбранного мечника. Он выбрал деревянный топор, но ему не было нужды его использовать. Уклонившись от горизонтального удара меча противника, Гиллиам врезал своим кулаком, словно валуном, ему в спину. Как только мечника с пеной во рту унесли с поля, начался следующий поединок.

Следующий — денди, ха.

Глаза Дункана улыбнулись.

Это напыщенное лицо несомненно побледнеет от жестокости зердианского стиля боя. Но сожалеть уже поздно. В противники ему Дункан назначил воина, которого он сам оценил как достаточно полезного.

— Начали! — один из людей Дункана стоял между мечниками и махнул своей рукой. После чего поединок начался.

— Что за… — невольно воскликнул Дункан.

В одно мгновение длинноволосый женоподобный паренёк сблизился с противником и выбил меч из его рук. Меч покрутился в воздухе, а затем пронзил землю. Наблюдающие за поединком солдаты непроизвольно выпустили возгласы одобрения, а денди слегка поклонился.

Тц.

Вопреки его ожиданиям, парень оказался умелым мечником и особых возражений против его найма не возникало. Отбор продолжился. Когда осталось всего два или три претендента, наконец-то, прибыл вызванный Талькот.

— Я для чего-то нужен?

Заметно подняв и опустив левое и правое плечо, он подошёл к Дункану. Талькот тоже не был зердианцем. Он утверждал, что был матросом, нанятым одной из прибрежных стран, но Дункан готов был поставить десять к одному, что тот был пиратом, опустошающим те самые страны.

Выражение лица Талькота скисло, когда он узнал о возможности быть заменённым. Он был молод, двадцатисемилетний юноша с небольшой щетиной, и сейчас он попытался полностью избежать столь неприятной темы. Внезапно помассировав грудь, словно она болела, он произнёс:

— Я получил травму на прошлой тренировке. Сразиться я смогу, но восстановление затянется, если переусердствую.

— Что это значит? — угрожающе начал Дункан. Сейчас он сам был похож на капитана пиратского корабля. — Я отдал тебе приказ. Взял меч и готовься.

— Я сильный, капитан. Раз речь идёт о найме и увольнении, для этого есть и более подходящие кандидаты.

Конечно, Талькот был неплох. Его партнёра, нанятого в тоже время, звали Стан. Он выглядел глупым, но прекрасно обращался с оружием. И хотя они были молоды, их карьера наёмников, похоже, была достаточно долгой.

Глаза Талькота лукаво заблестели.

— О, что насчёт Адельба?

— Что?

— Он же хватался, как лично побил несколько солдат Таурии. Нельзя оставить всё как есть, иначе он может посеять семена раздора.

— Но он и так это делает. Если я прикажу ему участвовать в поединках, и он победит, разве он не станет лишь тщеславнее?

Поскольку проскользнуло одно беспокоящее его имя, Дункан заколебался. Чем Талькот и воспользовался, поставив своими словами точку.

— Простите за мои слова, капитан, но этот человек смотрит на вас сверху вниз. Позвать его сюда и приказать ему сразиться без каких-либо сомнений и колебаний — хороший способ показать свою власть капитана. Если он будет жаловаться, то вы сможете спокойно накричать на него. Быть наёмником нелёгкая доля. Если хоть кто-нибудь из них возьмёт «главу» на слабо, то они могут и перестать слушать приказы. Честно говоря, победит он или нет, это не имеет значения.

— Хм-м.

Дункан быстро принял решение и на этот раз приказал своему подчинённому позвать Адельба.

Однако, остался лишь один кандидат. Парень в бинтах.

Чёрт, я должен был поставить против Адельба того великана.

Он не ждал победы человека в бинтах. Как лидер наёмником с почти десятилетним стажем, Дункан прекрасно знал, что навыки Адельба хороши. Но Талькот, скорее всего, прав. Вместо победы или поражения важнее, чтобы тот видел, кто ему отдал приказ.

Длительная пауза в ожидании Адельба была несколько неестественной. И парень в бинтах поглядывал вокруг в раздражении. А затем…

— Капитан. Вы считаете, что непонятно кто сможет заменить меня?

Адельба наконец прибыл. В его маленьких глазах сиял бурный свет. Дункан специально делал вид, будто не замечает его гнева и выпрямился.

— Если говорить о непонятно ком, то и ты тоже один из них.

— О, но думаю, я хорошенько показал своё мастерство тем таурийцам.

В его слабой улыбке проскочила усмешка. Он тихо жаловался, что хотел бы избавиться от досадного неудобства, словно общался с каким-то соседским мальчишкой, но Дункан легкомысленно пожал плечами.

— Хочу своими глазами увидеть.

— Вот как.

Адельба сплюнул. Дункан уже подумал о том, что делать, если тот продолжит жаловаться, но неожиданно Адельба с готовностью согласился. Несомненно, он был очень уверен в своих навыках. Но когда он наконец встал напротив мужчины в бинтах, назвавшим себя Орбой, то сказал:

— Махать куском деревяшки скучно. Настоящее оружие лучше всего, если вы хотите решить, подходит ли этот парень реальному сражению.

Дункан смутился и взглянул на Орбу, который кивнул, безмолвно говоря «никаких проблем».

В конце концов, каждый из них взял длинный таурийский меч. Солнце поднималось всё выше и выше.

Надев свою обычную презрительную улыбку, Адельба встал напротив Орбы.

Недалеко от них Талькот сел на землю и стал наблюдать.

Он ненавидел Адельба. С их первой встречи тот помыкал всеми и говорил приказным тоном, словно все остальные были его подчинёнными или кем-то вроде того. Среди наёмников были и те, кто любил опытного Адельба с его помпезными манерами. Но в глубине души Талькот даже дышать с ним одним воздухом не желал.

Именно поэтому он надеялся увидеть, как Адельба преставится или получит серьёзную травму, но…

Чёрт, никого посильнее что ли не осталось?

Противостоящий ему мужчина был совсем ненадёжен. Более того, внешне он скорее был мальчишкой. Да, конечно, должно быть, он был неплохо подготовлен, но никак не мог бы сравниться с ветераном вроде Адельба.

— Ну, если этот ублюдок сумеет свести всё в бой на близкой дистанции, то шансы есть.

— О, вот ты где, брат.

Тем, кто его позвал, был Стан, друг Талькота, к которому тот относился как к младшему брату. Он был низким, и единственный выдающийся параметр в его внешности — это ширина.

— Что здесь происходит?

— Это известный мефийский гладиатор. Хочешь поставить сегодняшний ужин на парня в бинтах?

— Как-то не верю я в противника Адельба.

— Ты что, это же реально известный наёмник. Слишком многие охотятся на него, вот он и скрывает свою личность.

— О, ясно. Тогда согласен.

Стан по природе своей доверчивый или скорее просто простак. Талькот мысленно показал ему язык. Ну, хоть что-то будет хорошее, даже если Адельба с лёгкостью выиграет.

— Начать!

После слов Дункана поединок начался. Не теряя ни секунды, Адельба яростно атаковал. Один удар, второй. Его неистовые удары падали на Орбу один за другим.

Орба сражался от обороны. Двигался то вправо, то влево, время от времени чуть приседал и принимал удар, а иногда чуть отскакивал и уклонялся от удара. Он не контролировал темп схватки.

В глазах Адельба мерцала жестокость.

— Брат, ты куда?

— Я не настолько прогнил, чтобы спокойно смотреть, как юнцу сносят голову.

— Но поединок, похоже, уже скоро окончится…

— Именно на это я и не хочу смотреть, поэтому…

Когда Талькот заговорил, с тренировочной площадки внезапно раздался шум.

Рефлекторно обернувшись, наёмники увидели, как Адельба ринулся наносить завершающий удар, но его меч лишь пронзил воздух над головой Орбы. А тот внезапно сблизившись с противником нанёс удар навершием меча в нос.

Хлынула кровь, и Адельба упал. Его ноги задёргались, но в себя он так и не пришёл.

— П-поединок окончен! — с удивлением и радостью в голосе закричал Дункан.

— Ох, — Талькот неосознанно схватил Стана за плечи и начал трясти. — Этот парень невероятен! Он уложил Адельба!

— Брат, я выиграл спор.

— Ах, да, ты выиграл!

Не обращая внимания на слова Стана, Талькот махнул рукой и ухмыльнулся прошедшему тест Орбе.

— Я с самого начала верил в тебя. Это я сказал капитану, что ты выглядишь способным и пройдёшь испытание. Так что сегодня ты угощаешь. Ты впервые в Таурии? Я знаю одно хорошее место и могу…

Голос Талькота затих. Сознательно игнорируя его, Орба быстро ушёл из его поля зрения. Но поразительнее всего было то, что он даже не взглянул на Талькота, от чего тот стал красным как рак…

— Э-этот ублюдок, кто он такой?

— Дело плохо, брат. Не начинай бой перед господином Дунканом, — увидев, что Талькот развернулся для преследования, Стан схватил его за руки и прижал их за спиной.

— Не волнуйся, я всё понял. Сегодня я угощаю, брат.

Чёрт, — сопротивляясь желанию бросить ему вслед оскорбления, Талькот посмотрел на уходящую спину Орбы. — Только я подумал, что избавился от одного идиота, так на его место пришёл ублюдок ещё хуже.