Том 4    
Эпилог


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Proxsi
2 г.
Было круто ) Концовка 4 тома, поставила все на свои места )))
arazul
2 г.
Tylmarin, ха-ха уж чего мало в этой новелле, так это романтики
starscr3am
2 г.
прочел 4 тома за неделю) спасибо я пошел читать на англ
uramanga
2 г.
Спасибо большое)
Almaziko
2 г.
Это было круто, спасибо!
Almaziko
2 г.
Да ладно уууу, я читать, спасибо большое!!!
drabadan
2 г.
А где послесловие? И послесловие команды? Обожаю всякие инсайды. Или в этом томе их не будет?
AzureFlow
2 г.
Спасибо
ascII
2 г.
Очень приятное произведение, даже как-то не поворачивается язык назвать лайт новеллой. Есть конечно некоторые моменты, но в целом весьма достойно. Чем-то напоминает Вальтера Скотта.
ricco88
2 г.
Спасибо!.
AzureFlow
2 г.
Надолго приостановили?
tylmarin
2 г.
в которой одна ошибка будет стоит жизни. а также ожидается романтика или любовь ГГ к Вилине. Да и многие тайны остаются недосказанными
tylmarin
2 г.
класс,теперь интересно,как дальше история повернется? не думаю,что этот случай станет последним) все таки нас ждет много интересного и кровопролитная война с участием Мефиуса, Гарберы, Ариона и Энде, возможно также Таурия, интриги и клятвы и т.п. А также не забываем про Принца, то есть Орбу, который возможно устроит мятеж или перевернет все верх дном. Все таки Мефиус, как и другие страны показывают признаки упадка, а война многое изменить в этой игре со многими переменными.
Almaziko
2 г.
Ещё чучуть и можно весь том прочитать. Спасибо Крамол!
Xvlad93rus
2 г.
А есть какие-нибудь новости о продолжении перевода или о дате выхода?
kramol
2 г.
Пардон за один пропуск очереди, сильно занят был
NightBird68
2 г.
кек как раз читаю ее на английском)так т суховата по сюжету,мб к концу раскрутят=.=сяб за транслейт
Danit
2 г.
Зависимость она разная бывает.
Danit
2 г.
Блин, ожидать выход чего-либо, самая изощренная пытка. И главное, ощущаешь себя мазохистом
Nai
2 г.
А по земле и зайца поймать можно, и лошадь подзарядится на травке.

Эпилог

Его горло ужасно пересохло.

Наполовину открыв глаза, обнаружил, что находится в одиночестве во тьме. Он попытался встать, но всё тело пронзила боль и он застонал.

Чёртов Гил! Ублюдок! Бесчеловечный демон!

Пока Оубэри Билан корчился от боли и страдал от воспоминаний о несущемся к нему клинке, в нём вспыхнуло яростное негодование.

Он и полторы сотни солдат его «вороной» дивизии попали в ловушку принца. Все бойцы погибли, а самого его искалечили. Он лишился уха, ему сломали ногу, на руках он мог свободно шевелить лишь тремя пальцами из десяти. Рёбра также были сломаны, он не мог поднять тело без боли.

Где я?

Его внезапно накрыл страх, что он в тюремной камере, до которой даже свет не в силах дотянуться, и что если никто не придёт и не принесёт еды и воды, то он медленно умрёт в этой непроницаемой тьме.

— Э-эй! — вырвался из его горла слабый визг. — Э-э-э-э-эй! Э-э-э-э-эй!

Охваченный безумием, Оубэри забыл о боли и попытался встать, но ударился обо что-то головой. Ощупывая потолок, одна из его рук на удивление легко провалилась, а носа Оубэри достиг поток свежего воздуха.

Поднявшись, он обнаружил, что с трёх сторон его окружают глухие стены, в то время как в четвёртой была прямоугольная прорезь, сквозь которую он видел улицу.

Ночь.

Оубэри понял, что находится внутри прямоугольного короба. Приглядевшись, он заметил деревянную задвижку, отчего не мог поверить своим глазам: его держали в сломанной, перевёрнутой телеге.

Он медленно выполз. Дул ветер, принося с собой маленькие капли дождя, смачивавшие его высохшую кожу.

— ...

Под ветром и дождём он постепенно восстанавливал воспоминания. Как среди моря огня Гил Мефиус перешагнул окровавленного и грязного его, и глядя сверху-вниз приказал кому-то: Не убивайте его. Он должен выжить любой ценой. Затем, когда я покину Апту, делайте как велено...

Стоило голосу Гила зазвучать в его воспоминаниях, как голова начинала взрываться от боли, но он всё же вспомнил, что в прихоти своей Гил не только не убил его, но и приказал лечить, о чём говорило множество перевязок.

Чёртов демон, что же он задумал?

Ужас, что, казалось, может порвать его душу на куски, и ненависть, пылавшая столь сильно, что грозила спалить его дотла, поочерёдно сменяли друг друга. На каждый звук Оубэри оборачивался, но его никто не преследовал. Вскоре он и вовсе осознал, что местность вокруг непохожа на Апту.

Э-это же...

Он достиг низкого холма, поросшего редкими низкими деревьями. Над их кронами высилась башня, стоявшая в центре столицы, также известная как Чёрный меч.

— Солон! — неожиданно осенило генерала и тот засмеялся.

Используя найденную на холме палку как трость, он, постоянно злясь за медленную скорость, добрался до городских ворот. Солдаты на страже с подозрением направили штыки в сторону странной фигуры, но та назвала себя «Оубэри Биланом».

Солдаты переглянулись. Само собой генерал ожидал, что те извинятся за грубость и проведут внутрь, но случилось неожиданное: один из них быстро бросился в город, а затем вместе с множеством солдат вернулся и окружил его.

— Ч-что вы творите! — кричал Оубэри, но никто не слушал его на пути к каменному зданию.

Внутри его ждал Колин Исфан. Он был одним из ведущих вассалов императора, известным за своё подхалимство и распространение грязных слухов.

— Как ты посмел так нагло заявиться в Солон? — с необычной злобой спросил он, глядя на генерала сквозь прутья решётки.

— О чём ты?

— Не строй из себя невинность. Всю прошлую неделю весь Солон стоял на ушах: Его Высочество принц Гил погиб от рук солдата «вороной» дивизии.

— Погиб?! — широко распахнул он всё ещё вымазанный в засохшей крови рот.

Согласно рассказу Колина, принц Гил вернулся в крепость через пять дней после своего ухода.

В крепости с радостью встретили вернувшегося героя: принц с улыбкой отвечал на призывы толпящихся на улицах людей, даже со словами «Я подержу это дитя» взял ребёнка из рук какой-то старухи.

Той же ночью всё и произошло.

По всей крепости горели огни, был устроен банкет. Выпив одну-две чаши вина...

— Я устал, алкоголь слишком быстро даёт в голову, — сказал он с неловкой улыбкой и под предлогом необходимости проветриться вышел из зала, отправившись к балкону с низкими перилами, что выходил на Юнос.

Множество людей было тому свидетелями и множество людей слышало.

Прозвучало два-три выстрела, и принц с чашей вина в руках резко дёрнулся от боли, перевалившись через перила.

— Принц! — большинство гостей, вне зависимости от пола и возраста, бросилось к нему, но тело успело упасть со скалы и исчезнуть в чернильно-чёрных водах Юноса.

Солдаты быстро разожгли факелы и принялись искать принца с лодок и кораблей.

— Но вместо него множество людей из поисковых команд вместо принца видело… — с радостью рассказывал Колин, — скачущего в противоположную сторону человека в форме «вороной» дивизии.

— Чепуха.

— Поиски растянулись на всю ночь и следующий день. Узнав новости, прибыли даже солдаты из столицы. Тело так и не нашли, и, судя по всему, принц умер. Через два-три дня Его Величество прекратит поиски и проведёт похороны: так вот говорят люди.

— Чепуха! — кричал Оубэри, хрипя и задыхаясь. — Я не отдавал таких приказов. Да принц сам держал меня в плену! Что до солдата моей дивизии, то это просто человек в форме!

— Ты был в плену? — Колин смотрел на него, как на что-то безумно отвратительное. — Это правда, что незадолго до инцидента более сотни бойцов «вороной» дивизии пропало. Что же произошло с твоими подчинёнными?

— Их убил принц! Заманил в подлую ловушку!

Раны Оубэри болели, подпитывая его эмоции и распаляя ярость. Он истекал холодным потом, выражение его лица поистине пугало, но Колин лишь хохотнул.

— Их убил принц, да? Не очень удачное оправдание. Скажи мне, раз принц убил твоих солдат и держал тебя в плену, то зачем он так поступил?

— З-зачем?

— Заключив мир с Таурией, Его Высочество практически сразу же отправился на подмогу Гарбере. Времени у него было мало, зачем ему понадобилось заманивать тебя и твоих людей в какую-то ловушку?

— Это… — открыл Оубэри рот, но был не в силах что-либо сказать. Он вспомнил слова принца, но не мог признаться, что сжигал мефийские деревни.

И при виде Оубэри, неспособного ничего сказать, Колин ещё больше посуровел.

— Также в вечер твоего прибытия в Апту пьяный принц направил на тебя меч.

— Что?

— И тому было множество свидетелей. Чрезмерно напившийся принц обнажил клинок против подданного. Разумеется, это проблема, и без всяких сомнений это стало для тебя поводом убить его...

— Бред! — снова закричал Оубэри, но Колин продолжал.

— Раз ты не признаёшься, возможно, мне стоит добавить показания гвардейцев? Примерно пять дней назад они заметили около сотни солдат твоей дивизии, бегущих в сторону Таурии в поисках убежища. Проигнорировав вопросы о том, кто они такие, бойцы обнажили клинки и напали. Началась отчаянная схватка, в ходе которой погибли и почти всё солдаты, и гвардейцы. Тебя ведь тоже ранили, но ты сбежал, да?

— Чепуха, — казалось, кровь в любой момент может хлынуть из лысой головы Оубэри. — Есть что-то странное в этом принце. Нет, даже не что-то. Всё в нём странное. Это всё часть его плана! Он демон в облике нашего кронпринца! Не дайте себя одурачить! Я видел всё собственными глазами! Как он сжигал моих людей! Да я сам сражался с ним! Да, да, вот оно! Отправьте корабль! Вы всё поймёте, как только увидите деревню и собравшихся в ней бандитов, так что...

— Довольно! — прошелестев мантией, Колин направился к выходу, но Оубэри вцепился в железные прутья решётки.

— Стой! Вы пожалеете, если не выслушаете меня! Рано или поздно, этот демон захватит весь Мефиус. Его следующей целью будет трон императора! Он будет обманывать и одурачивать всех вокруг на пути к власти!

— И как же мёртвый принц это сделает? — усмехнулся Колин на пути к двери. — Кроме того, он с самого начала был наследником трона. Если он собирался стать императором, ему достаточно было просто подождать.

— Стой. Послушай меня, Колин!

— Тебе стоит рассказать свою историю Его Величеству, убитому горем. Или гарберской принцессе, на сердце которой навсегда останутся шрамы, — как только звук шагов Колина затих, Оубэри по непонятной причине громко рассмеялся.

— Тогда вы сдохните. Вы дураки, и тоже можете погибнуть в огне! И когда тот момент наступит, вы поймёте, что я был прав. Но будет поздно! Будет слишком поздно!

Смех Оубэри ещё долго эхом разносился в стенах каменной тюрьмы, отчего казалось, что он никогда не молкнет.

***

— Довольно, Шику. Ты хочешь, чтобы я со смеху помер?

На следующее утро дождь закончился, а небо просветлело.

По мефийской дороге ехал экипаж. Возничим был огромный мужчина, привлекавший взгляды встречных путешественников и торговцев своими размерами и развевающимися по ветру волосами, напоминавшими львиную гриву.

Внутри же экипажа...

— Серьёзно, так всё и было. Ай, всё равно ты не смыслишь в романтике, так что и не поймёшь ничего.

— Ах-ха-ха. И? А дальше что? Что забыл один из отличившихся в битве имперских гвардейцев в таком месте?

— Всю историю я оставлю на потом. Лучше бы рассказал о себе. Я хотел связаться с Таркасом и спрашивал о нём в фирме и у его знакомых торговцев, а затем внезапно появился твой подчинённый.

— Когда все гладиаторы стали гвардейцами, Таркасу выплатили их стоимость. Я же помог ему немного, пока он организовывал новую гладиаторскую группу.

Гигантского возничего, в прошлом гладиатора из группы Таркаса, звали Гиллиам. Примерно полгода назад, когда рабы Таркаса оказались вовлечёнными в покушение на принца и когда их переправили в Идоро, всех их ждала казнь. Тем не менее, принц Гил решил принять их в гвардию, а после битвы за крепость Заим с войском Рюкона отпустил всех желающих на волю, выплатив вознаграждение.

Гиллиам бы одним из тех, кто выбрал свободу.

— Но сам я устал от гладиаторского бизнеса. Наёмники тоже зарабатывают на жизнь мечом, так что на награду я купил экипаж и доспехи у знакомого торговца. И только я подумал, что неплохо бы найти компаньонов, как появились вы.

— Наёмники. Хм… — не двигаясь с места в экипаже, Шику зевнул. — В Мефиусе наёмники не сильно популярны.

— В Гарбере и Таурии тоже. Войны с Мефиусом закончились, слишком много приходится сидеть без дела. Разве ты не говорил, что хочешь сделать что-то для себя? Если хочешь прославиться своими достижениями, лучше отправиться туда, где войны есть. К примеру, в тауранские провинции. Таурия готовит армию, но явно не против Мефиуса. Поговаривают, далеко на западе собираются войска какого-то мага, якобы умершего две сотни лет назад. Вот это я понимаю история, не то что твои байки.

— Разве? Не думаю, что они сильно отличаются.

В окрестностях Солона дорога была вымощена брусчаткой, но здесь она выделялась лишь за счёт посаженного на равном расстоянии друг от друга тростника. Вела дорога всё дальше и дальше на запад.

— Так что там насчёт той принцессы, в которую он втюрился? Разве можно было вот так её оставить?

— Всё, что ты говоришь, сразу же становится вульгарщиной, — сердитый Шику взглянул на него беспокойным взглядом. — Не то чтобы он хотел бросать её. Наверное, это далось ему тяжелее всего. Он хотел бы остаться с ней и поддерживать её чуточку дольше, только вот...

— Только вот… что?

— Только вот кое-кто мог бы игнорировать нас поменьше.

— В общем-то, всё как всегда, — пожал широкими плечами Гиллиам, — Как там наш любовничек? Я бы хотел, чтобы кто-нибудь заменил меня.

— Спит. А, не буди его, он устал. Много чего произошло.

— Настаиваешь на своём?

— Я побуду кучером. Пристройся в уголке, только тихо. Не буди его, — проигнорировав Гиллиама, Шику занял его место и взглянул на парня, лежавшего внутри экипажа, подложив под голову собственную руку. Его голова была обмотана тканью, как у последователей Бадейна, а свисающие края скрывали его лицо.

— Спи крепко, принц, — прошептал ему на ухо Шику, поправляя съехавшее одеяло. — Ты отлично всё сделал, пусть никто об этом и не знает. Но я знаю. Разве этого не достаточно?

***

Впереди лежала прямая дорога, а над ней раскинулось небо, своей синевой режущее глаза.

Мефиус. Энде. Гарбера.

Хоть сейчас отношения между странами в центре континента стабилизировались, в каждой из них тлели угли, а ситуация между ними оставалась непредсказуемой.

И лучше всех это понимал не какой-то министр, не дворянин или генерал любой из трёх стран, а лежащий в экипаже мальчишка.

Прошло уже пол дня, как он уснул внутри. Что же ему снилось?

Может, то, что ненадолго клеймо на его спине исчезло, а сам он снял обе свои маски?