Том 4    
Глава 7. Потерянное королевство


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Proxsi
2 г.
Было круто ) Концовка 4 тома, поставила все на свои места )))
arazul
2 г.
Tylmarin, ха-ха уж чего мало в этой новелле, так это романтики
starscr3am
2 г.
прочел 4 тома за неделю) спасибо я пошел читать на англ
uramanga
2 г.
Спасибо большое)
Almaziko
2 г.
Это было круто, спасибо!
Almaziko
2 г.
Да ладно уууу, я читать, спасибо большое!!!
drabadan
2 г.
А где послесловие? И послесловие команды? Обожаю всякие инсайды. Или в этом томе их не будет?
AzureFlow
2 г.
Спасибо
ascII
2 г.
Очень приятное произведение, даже как-то не поворачивается язык назвать лайт новеллой. Есть конечно некоторые моменты, но в целом весьма достойно. Чем-то напоминает Вальтера Скотта.
ricco88
2 г.
Спасибо!.
AzureFlow
2 г.
Надолго приостановили?
tylmarin
2 г.
в которой одна ошибка будет стоит жизни. а также ожидается романтика или любовь ГГ к Вилине. Да и многие тайны остаются недосказанными
tylmarin
2 г.
класс,теперь интересно,как дальше история повернется? не думаю,что этот случай станет последним) все таки нас ждет много интересного и кровопролитная война с участием Мефиуса, Гарберы, Ариона и Энде, возможно также Таурия, интриги и клятвы и т.п. А также не забываем про Принца, то есть Орбу, который возможно устроит мятеж или перевернет все верх дном. Все таки Мефиус, как и другие страны показывают признаки упадка, а война многое изменить в этой игре со многими переменными.
Almaziko
2 г.
Ещё чучуть и можно весь том прочитать. Спасибо Крамол!
Xvlad93rus
2 г.
А есть какие-нибудь новости о продолжении перевода или о дате выхода?
kramol
2 г.
Пардон за один пропуск очереди, сильно занят был
NightBird68
2 г.
кек как раз читаю ее на английском)так т суховата по сюжету,мб к концу раскрутят=.=сяб за транслейт
Danit
2 г.
Зависимость она разная бывает.
Danit
2 г.
Блин, ожидать выход чего-либо, самая изощренная пытка. И главное, ощущаешь себя мазохистом
Nai
2 г.
А по земле и зайца поймать можно, и лошадь подзарядится на травке.

Глава 7. Потерянное королевство

Часть 1

Спустя половину дня после перехода через границу, войско Энде, шедшее вдоль реки, заметило гарберский авангард. С вершины лежащего справа холма отлично виднелся блеск доспехов и шлемов гарберцев, солдаты княжича сделали по ним несколько выстрелов навскидку, но расстояние было слишком велико.

Несколько кораблей вылетело с «Вену» и погналось за врагом, но Эрик строго запретил улетать слишком далеко.

— Это солдаты из крепости?

— Нет. Хотя, возможно, они, зная местность, хотят напасть на нас с фланга.

— Тогда плевать, — быстро решил Эрик. — Они хотят замедлить нас партизанскими вылазками, но вместо этого лишь подгоняют вперёд.

Спустя ещё половину дня случилось первое столкновение с жертвами.

Элитные силы гарберцев сделали вылазку из недавно построенного форта в сердце гор, но Энде отбросил их назад за счёт превосходства в числе.

— Не обращайте внимания на небольшие потери. Это всё равно что пробиваться сквозь рой насекомых: они жалятся и пьют немного нашей крови, но мы не отступим, а потому не проиграем! — прекрасно понимая цель врага, Эрик и не думал замедлять марш.

Столкновения случались и в небе.

Энде разведывал территорию в поисках противника, гарберцы же, само собой, поднимали собственные суда из крепости. Учитывая сложность рельефа, господство в воздухе тут же принесёт огромное преимущество.

Качество гарберских кораблей и мастерство их пилотов было неоспоримым: пока основные силы сдерживали корабли Энде, отдельный отряд обстреливал «Вену» с фланга. Крейсер Эрика же превратился в воздушную крепость. Пустую, без солдат и припасов, в которой всем, включая маневренность, было пожертвовано в пользу тяжёлой, на грани грузоподъемности, брони.

— Не облажайтесь и не сыграйте врагу на руку, — в той же манере, что и Эрик, приказал Монтфорт, адъютант главных сил.

В небе грохотали взрывы, но воздушный гонец всё-таки принёс информацию о артиллерийской засаде ниже по течению Венда.

— Ноуэ! Чёртов балабол! — с каждой мелкой стычкой Эрик с подчинёнными становился всё увереннее. Враг постоянно слал маленькие отряды, но те каждый раз отступали. К тому же от разведчиков Эрик узнал, что как Ноуэ, так и Зенон считали местоположение горного форта не очень удачным. Это доказывало, что дела у них не так хороши. — Форт с лёгкостью падёт.

Потому у гарберцев и не оставалось выбора, кроме как пытаться замедлить Эрика постоянными налётами, выигрывая время и усиливая военное присутствие в горах за счёт гарнизона Заима.

— А ведь они могли бы бросить форт и засесть в Заиме. Именно поэтому я собираюсь схватить их за горло.

Под затянутым тяжёлыми чёрными тучами небом Эрик с ещё большим напором продвигался вперёд.

В то же время в Заиме Ноуэ Салзантес получил отчёт из форта. Между крепостями был подготовлен путь для гонцов, и с новостями проблем не возникало.

До сих пор нет?

Ноуэ был талантливым организатором, но и он начинал терять терпение. Он всё ещё считал, что стоит сражению начаться, то победы не видать. Даже если Эрика удастся остановить в Заиме, они ничего с этого не получат: люди и ресурсы попусту сгорят в горниле войны. И если такое произойдёт, то это станет для него позором.

До сих пор не пришёл, Гил Мефиус?

Вообще Ноуэ считал, что полагаться на других и просить о помощи, в сущности, бесполезно, но в этот раз...

В тот же момент в Заим прибыл новый гонец. Спрыгнув с судна, солдат влетел в командирскую комнату к Ноуэ и Зенону. Ноуэ наполовину взбодрился в ожидании лучика надежды, но...

— Враги в зоне прямой видимости из горного форта, они разбили лагерь и, судя по всему, уже через полчаса пойдут на штурм!

...Из доклада бойца следовало, что битвы уже не избежать. Весь Заим был наполнен боевым духом и рвением, и лишь Ноуэ во всей крепости казался подавленным.

Войско Энде и в самом деле добралось до форта, и сейчас, когда первый военный трофей был перед глазами Эрика, его обычно суровое лицо просветлело.

Но он попался в ловушку Ноуэ: чередой постоянных налётов и отступлений тот заманивал врага поглубже, вдобавок в ходе информационной войны, навыками в которой Ноуэ гордился, он распространил слух о беззащитности форта. Такую же стратегию он однажды использовал под Аптой.

Стоило «Вену» начать бомбардировать форт, как в окрестных скалах показалась замаскированная артиллерия, грохот выстрелов тут же заглушил боевые кличи эндских солдат. Столкнувшись с внезапным обстрелом, «Вену» отступил, его место заняли одиночные мелкие суда, но большее, чем обычно, число вражеских кораблей вылетело в контратаку.

Выражение лица Эрика под декоративным обручем тут же похмурело, но он решительно отдал Монтфорту приказ отправить наземные силы в атаку.

— Захватите форт, пока они стреляют в небо!

«Вену» достаточно защищён, чтобы сдерживать гарбецев в воздухе. В это время Эрик собирался захватить контроль над сушей.

Для плана быстрого вторжения решение Эрика было верным, но у противостоящего ему Ноуэ было преимущество в позиции и местности: по всему пути к крепости были вырыты ямы с песком.

Ноуэ использовал простую, но эффективную тактику для такой узкой полоски земли: на один за другим падающих солдат и коней нападали бойцы из засады, а с возвышающихся над ними стен форта открыла огонь артиллерия.

Солдаты Монтфорта сыпались, как трава под косой: строй развалился, обезглавленные, насаженные на копья и застреленные солдаты падали замертво. Остановив дизорганизованных бойцов, адъютант решил временно отступить и спрятаться от огня артиллерии.

Чёрт, — мысленно ругнулся Эрик, глядя на своих солдат. Скорее именно Энде втянули в воздушный бой. Обстрелом флагмана с земли и активным боем в небе Гарбера создала возможность для атаки по земле и выманила вражеские войска. — Чёрт бы тебя побрал, Ноуэ. Ты что, серьёзно расположил здесь основные силы?

Энде навязали мнение, что форт нужен лишь чтобы замедлить их, но быть может Гарбера решила дать решающее сражение именно здесь?

— Милорд, что нам делать? — спросил Эрика дайранский воин с решительным выражением на лице. Видимо, он спрашивал, стоит ли им присоединиться к отряду Монтфорта, но княжич, уловив вопрос, покачал головой.

— Нельзя поддаваться на уловку врага и дать себе увязнуть здесь. Отравляйте гонца! Мобилизуем Белмора!

— Есть, сэр!

И это решение Эрика абсолютно оправдано, его не за что критиковать, если бы не тот факт, что Ноуэ спровоцировал его.

Что же касается дел гарберского командира Форта, Занса, он готовился к отступлению. Следуя детальным инструкциям Ноуэ, он на полную использовал ловушки и имея лишь немного солдат на равных встретил Эрика. Бойцов действительно было очень мало, имелось лишь много кораблей, как если бы внутри было семь десятых гарнизона Заима: всё это тоже часть плана по притуплению внимания Эрика.

— Два вражеских судна покинули поле боя, — доложил боец, следивший за обстановкой с помощью бинокля.

— Оставшиеся силы тоже придут, — кивнул в ответ Занс. — Ускорьте подготовку к эвакуации, и чтобы они ничего не заподозрили, сделайте вид, будто бы корабли потратили весь эфир и возвращаются для пополнения его запасов. Затем уничтожьте форт.

Ноуэ беспокоил второй отряд Энде, другими словами, группа Белмора, стоявшая на границе с Мефиусом. Они следили за империей и готовились дать ей отпор, но Ноуэ считал иначе. После разговора с кронпринцем он почувствовал, что между его отцом, Гулом, и Эриком есть секретная договорённость.

Этот отряд наверняка перейдёт через границу и нападёт на Заим через неподконтрольные Гарбере земли.

Даже Ноуэ не сможет прочитать их передвижения, если они войдут на мефийскую территорию.

Возможно, Энде собирался внезапно выйти к Заиму с юга и взять гарнизон в клещи. Ноуэ никому об этом не говорил: возможность перехода через Мефиус вызовет среди солдат недовольство и нарушит их концентрацию, столь проницательных людей не было. Даже если секретный договор и существовал, Ноуэ не верил в то, что Мефиус тоже нападёт. Но большинство солдат именно так бы и подумало, а подозрения сеют хаос на поле боя. Если бойцы поверят в союз Мефиуса с врагом, их боевой дух угаснет.

— Потому есть двойной повод во что бы то ни стало привести второй отряд в движение.

Ноуэ заманил основные силы княжича к форту и ожесточённой битвой собирался вытащить ещё и отряд Белмора, чтобы те объединились. Тогда Занс выдвинется в Заим и приведёт за собой всё войско разом.

Заим надёжен, он легко отразит атаку пехоты с кавалерией, а в воздухе, даже несмотря на не идеальный порядок, гарберский флот всё ещё имеет небольшое преимущество. Даже если подкрепление задержится, крепость легко продержится месяц.

Слушая постоянно доходящие новости с поля боя, гарнизон испытывал духовный подъём.

— Отлично, — Ноуэ выглядел таким же сдержанным, как и всегда, хотя внутри сожалел о неоправданных ожиданиях от Мефиуса и о испытываемом чувстве унижения: он считал себя способным командиром, но вынужден был перейти к осадной войне, справиться с которой мог кто угодно. Но раз уж всё так обернулось, поделать ничего он с этим не мог. — Рыцари ордена бронзы, прикройте огнём отход Занса. Используйте суда лишь для диверсий и не втягивайтесь в сражения.

Пока что все ловушки и стратегии Ноуэ работали. Он считал, что раз они сражались не с Энде во всей его силе, то не было и нужды добиваться каких-то значительных успехов в сражениях, достаточно лишь потушить запал Эрика.

Только вот...

— Он приказал Зансу отступить? — нахмурился Зенон Ауэр, стоя у замковых врат вместе с подготовленной лошадью. — Что он творит? Это же редкий шанс. Если мы нападём своим основным отрядом, то с лёгкостью сможем заполучить голову Эрика.

В отличие от Ноуэ, принца не беспокоило второе подразделение Энде. Более того, он не очень-то верил в выдуманные им стратегии.

Он человек, что лишь рисует планы у себя в голове.

Зенон был командиром, что заботился о подчинённых и в высшей мере награждал и славил своих соратников, кто бился изо всех сил. Но он был предубеждён в отношении человека, что не участвовал в настоящей битве и был не в праве говорить о ней.

— Война жива. Обстановка постоянно меняется, и умение почувствовать её изменение и называется командирскими способностями. Хотя я и признаю знания и находчивость Ноуэ, но его стратегии работают до битвы. Прямо сейчас лично я лучше понимаю обстановку.

И Зенон рассудил, что возможность слишком хороша, чтобы ей не воспользоваться.

Можно сказать, что Зенон с Эриком похожи друг на друга, хоть они и враги. Не только характерами, но и образом мышления касательно войны.

Вместе с орденом тигра Зенон покинул крепость через врата, и так как битва планировалась в узкой долине, взял он с собой лишь две сотни человек.

Получив срочный доклад, Ноуэ пришёл в ужас.

Это, — его вечно безразличное выражение лица исказилось в гримасе, но причиной недовольства был не только принц, — ещё одна помеха для меня?

Он сам вызвал суматоху в Заиме, держа свой план в тайне даже от Зенона.

Ноуэ не был генералом, но гордился тем, что в своём опыте и заслугах он лучше любого генерала. Тем не менее, битвы были живыми созданиями, и он совершенно не понимал тех, кто в них участвовал.

И теперь он жалел, что не приложил усилий для налаживания «простого человеческого доверия».

Часть 2

Когда наконец показался горный форт, а вместе с ним и основные силы Энде, стоявшие чуть левее, у берега Венда, Зенон с боевым кличем рванул вперёд. Копыта лошадей вздымали землю и поднимали облака пыли.

— Вперёд! — отважно скомандовал он, но с фланга тут же появился отряд Белмора.

— Вперё-ё-ёд! — в точности, как и Зенон, Белмор вдохновлял людей, несясь по пологому склону слева, а над ними парил «Регин». Подняв впечатляющее облако пыли, отряды сшиблись друг с другом, не различая своих и чужих, сбрасывая людей и лошадей в реку.

Чёрт.

У Зенона не было времени для сожалений. Не успел он глазом моргнуть, как началась рукопашная: в него чуть не угодил боевой топор, а его любимая лошадь едва не оказалась на копье.

— Ты! — Зенон крутился в седле и умело контратаковал мечом. Звенел металл, в воздух отправлялись головы эндских солдат, а вокруг расползался запах крови. Гарберский второй принц был свиреп, в строю вражеских солдат как будто образовалась широкая круглая просека и никто не хотел нападать на него напрямую. Но и его личному мастерству и силе был предел.

Из-за развязавшейся рукопашной схватке отряд Занса, собиравшийся отступать из горного форта, оказался заблокированным.

— Судя по броне, тот парень – вражеский генерал и второй принц Гарберы, — энергично закричал Эрик из строя своих солдат. На его точёном лице загорелась улыбка. — Монтфорт, отправляйся на фланг и нападай на форт. Я же задержу гарберцев и не дам им поддержать гарнизон. Народ, вперёд! Сегодня мы пленим гарберского принца!

В итоге в бой вступили и главные силы Энде.

— Да наполнятся наши ноги силой Абы, духа ветра!

— Да запылают наши сердца пламенем Виллара!

Со скоростью выпущенной стрелы вперёд ринулась кавалерия, за ней, ощетинившись лесом копий, шла пехота.

В итоге отряд Зенона зажали с двух сторон.

«Регин» присоединился к бомбардировке форта, давя его огневую мощь, из-за чего Зенон остался без прикрытия и был втянут в суровую рукопашную схватку. Ни пули, ни стрелы не имели здесь ценности, все только и могли, что изо всех сил размахивать своим оружием. Звучали боевые кличи, крики боли, вопли и снова боевые кличи: в одно мгновение долина стала местом бойни.

— Принц! Где принц?!

— Эй, разойдись!

Сотня рыцарей ордена бронзы ворвалась в схватку. Изначально они должны были прикрывать отступление Занса и согласно инструкциям Ноуэ не втягивались в битвы слишком глубоко. Тем не менее, увидев второго принца в опасности они забыли обо всём. Обнажив мечи и подняв копья, они пришли на подмогу отряду Зенона, но их силы не хватило, чтобы остановить натиск Энде. Гарберцам, ожидавшим осадной войны за Заим, попросту не хватало людей.

Зенон отрубил наконечник нацеленного на него копья, а затем, развернувшись, обезглавил солдата, хотевшего напасть со спины.

— Презренные эндские псы! Возможно, Мефиус не только нарушил договор, но и присоединился к вам? — ненависть принца была направлена и на Мефиус, что должен был быть их союзником. Отдельный отряд, стоявший на границе, теперь находился здесь, а значит никакого мефийского подкрепления не придёт. — Потому они и дикари… — не успел он продолжить, как в шею его коня вонзилось копьё. Принц упал, и для эндских солдат открылась великолепная возможность: с криками они бросились к Зенону.

— Принц!

Несколько бойцов из ордена тигра, избранных быть телохранителями принца, приготовились защищать его. Одному рассекли голову, другой, получив сокрушительный удар в грудь, упал наземь. Зенон же смог встать на ноги. Он отразил направленный на него удар мечом, но его глаза наполнили слёзы. Вся его ненависть сейчас была направлена не на Энде, не на Мефиус, а на самого себя.

В то же время Ноуэ собрал оставшихся в Заиме солдат и практически был готов отправить их во главе с капитаном из ордена бронзы. Конечно же, он не собирался бросать их в центр хаотичной мясорубки.

Подумать только, забираю солдат из такой прекрасной позиции... — думал Ноуэ, но если он потеряет принца, то битва будет проиграна. У него не было времени для сомнений.

Дело дошло до прямого столкновения, и преимущество в численности не на его стороне. Из всего оставшегося гарнизона он забирал две сотни солдат, а также все корабли и крейсеры. Во время постройки форта гарберцы отлично изучили окрестности, благодаря чему они могут обойти врага и напасть на него с тыла.

Но хорошего, всё-таки, мало.

У Эрика тоже есть крейсеры. Насколько же в итоге будут эффективны их собственные воздушные силы? Взволнованный и раздражённый, Ноуэ наблюдал за спешными сборами. Сам он не солдат, но сейчас каждый человек был на счету.

Если бы я только владел мечом, — впервые в жизни подумал он. — Я дурак. Здесь пал Рюкон, неужели моя изобретательность не поможет мне? — на мгновение в его миндалевидных глазах загорелся огонёк обречённости.

— Лорд Салзантес! — на загнанной лошади к воротам Заима прибыл новый гонец, и глядя на его шокированное лицо, Ноуэ мрачно предвкушал новости о новых проблемах. — Мефийский корабль!

— Что?!

— Отряд Гила Мефиуса приближается с запада!

***

— Невероятно!

Виски Белмора Плутоса запульсировали из-за крика позади, раздавшегося при виде мефийского крейсера, высадившего на берегу реки группу солдат на лошадях и драконах. На скаку выстроившись в прямую линию, мефийцы ворвались в строй отряда Белмора.

— О-о-о! — обрадовался рыцарь, сражавшийся рядом с Зеноном. Его ранили в голову, блондинистые волосы окрасились алым, но выражение его лица всё равно сияло.

— Ваше Высочество! Пришло мефийское подкрепление во главе с самим Гилом Мефиусом!

— Что ты сказал?

Глаза Зенона распахнулись. Должно быть, он был шокирован даже больше Белмора. При виде мефийцев гарберские солдаты воспряли духом. Во главе подкрепления был одетый в серебряную броню Гил Мефиус. Верхом на тенго он отбивался от врагов копьём, пока Шиику и Пашир, находившиеся позади него и вооружённые парными клинками и длинным мечом соответственно, убивали солдат.

Столкнувшись с мефийским отрядом, которого тут никак не должно было быть, отряд Белмора оказался на грани бегства.

Тем не менее, Белмор внимательно оценил обстановку даже в самый разгар рукопашной. Высадив один отряд, крейсер поднялся в воздух, а значит напавшие сейчас на них солдаты – числом не более сотни – это всё подкрепление.

— Их мало! — закричал он верхом на лошади, отражая удар налетевшего на него гарберского рыцаря. — Сомкнуть строй! Снесём мефийскому принцу голову!

Хоть поначалу эндцы и были шокированы неожиданной атакой Гила, они всё ещё оставались воинами Дайрана, пережившими бессчётное количество сражений. Стоило им услышать голос Белмора, как они тут же собрались и приготовились к сражению с Мефиусом.

И вдруг, когда они уже готовы были контратаковать единым стальным фронтом, принц Гил быстро взмахнул рукой.

— Что?

С изумившей Белмора скоростью, драконы и лошади развернулись, быстро отступив. Дайранцы практически перевернули схватку, для них такое отступление сродни приглашению, от которого невозможно отказаться.

— О-о-о-о-о-о-о-о-о! — с боевым кличем они бросились за мефийским принцем.

Только вот они не знали, что прежде чем высадить солдат, Гил выгрузил дальнобойные пушки, и с помощью двух средних драконов, юнионов, закатил их на скалы. Само собой, в вопросах с драконами он полностью положился на умение Ран.

Прямо как раньше, Гил поднял руку вверх, но на этот раз казалось, будто бы он каким-то магическим ритуалом призвал гром небесный: загремели пушки, и люди вместе с лошадями превратились в куски мяса, усыпавшие грязь и песок.

Белмор сорвал голос, пытаясь остановить солдат, но те не задумывались о втором залпе и не слушались.

Мы купились на их уловку и теперь не можем ничего сделать из-за пушек, — Белмор до крови прикусил губу. Раз им навязывают ещё одну рукопашную, то на кого им нападать? На мефийцев впереди или на гарберцев сзади? Не успел он принять решение, как за его спиной раздался грохот лошадиных копыт: то были рыцари Зенона. Вместе с тем, Гил вновь быстро развернул подчинённых и вдвоём они зажали его отряд в клещи, устроив бойню. Белмор слишком долго беспокоился о пушках, и враг воспользовался его заминкой для атаки.

Увидев угрозу Белмору, «Регин» решил бросить форт и вернуться, но на перехват ему уже летел мефийский крейсер. Зажатый среди леса мечей и копий, среди друзей и врагов, Белмор не мог ни наступать, ни отступать.

— Ах вы...

Находясь в безвыходном положении, Белмор, залитый кровью поверженных врагов, оглянулся вокруг.

Несмотря на молодость, он был мужественным и очень опытным командиром. Своим пристальным взглядом он уцепился за один объект, а рукой потянулся к поясу и снял с него пистолет.

Смотрел Белмор на парня в серебряной броне.

Чудесным образом толпа между ними расступилась в стороны. Белмор нажал на спусковой крючок, и Гил Мефиус рухнул с тенго.

***

— Аргх, — упав на землю, Орба тихо вскрикнул от боли.

Судя по всему, его тенго попали в шею, дракон лежал рядом с ним и истекал кровью. Не успел он вникнуть в произошедшее, как на него сверху навалилась группа солдат с намерением убить. Орба хотел встретить их, но у него не было меча: видимо, он выронил его, когда упал с дракона.

Чёрт.

Цокнув, он перекатился в сторону, а в место, где только что была его голова, высекая искры воткнулось копьё.

— Гил Мефиус! — заревел Белмор и верхом на лошади понёсся к принцу со скоростью молнии. Удар его копья на волосок разошёлся с головой Орбы, когда тот специально завалился назад.

Мгновенно развернувшись, Белмор рванул к принцу во второй раз. Эндцы так же устремились к нему, занося над головами мечи и топоры.

И в этот момент кровь Орбы, что в отчаянных ситуациях обычно яростно кипела, застыла в жилах.

И никто, включая его самого, не смог бы сказать почему. Потому что он практически расстался с навязчивой идеей любой ценой хвататься за жизнь, с силой двигать руками и ногами, пока есть шанс уцелеть, с силой цепляться даже зубами за любую возможность выжить? Сейчас же его хватка ослабла.

Если и можно выделить однозначный фактор, определяющий, выживет ли солдат на поле боя или умрёт, то это он. Благодаря ему даже бессильный, обделённый могучими союзниками человек может превзойти разницу в навыках и при должной удаче превратиться в бесстрашного героя.

Резко развернувшись, Орба увернулся от топора, затем, отклонив голову, едва разминулся с клинком. В это же время несущийся на него верхом Белмор нанёс удар копьём, от которого принц уже не мог уйти.

— Орба! — крикнул ему то ли Шику, то ли Говен.

Дзинь! — сталь встретилась со сталью, посыпались искры.

Когда Орба взглянул наверх, большой тёмный силуэт примчался с противоположной Белмору стороны: верхом на лошади удар копьём отразил Пашир.

— Тебе не хватает духа, — услышав гневный голос Пашира, Орба пришёл к неожиданному решению.

Я отступлю.

Во всём Мефиусе у него больше не было места, к которому он бы принадлежал, и был один? Всего один человек, к которому он должен был вернуться и передать сообщение. А значит, он не имел права умереть.

Пока я не могу умереть.

К нему устремилось ещё больше солдат, но он бросался к ним и рубил, рубил и отступал назад. Раз за разом он повторял себе «Я не могу умереть», в нём будто бы вновь вспыхнуло пламя ярости, когда всё своё тело и душу он отдал битве.

***

Белмор лишился терпения. У него не было времени сожалеть о потере идеальной возможности: меч всадника оказался грозным. Он был более чем уверен в крепости своей руки, но когда его копьё было парировано высоко вверх прямо посреди выпада, Белмор начал медленно приходить в отчаяние, а бросив взгляд через плечо врага, он увидел приближающийся под гарберским флагом отряд.

В долгом бою все прикрывавшие его бойцы пали, и он внезапно оказался открыт.

— Угх...

В тот же момент верховой противник ударил Белмора копьём в пояс, и тот упал с лошади. Не успел он встать, как у обеих сторон его шеи оказалось по клинку. Один принадлежал Гилу Мефиусу, второй Зенону Ауэру.

Побледнев, Белмор поднял руки и молча отпустил меч, в то время как два принца смотрели друг на друга.

— Что-то вы рано, Ваше Высочество, — саркастично заметил Зенон.

— Ну так ваша сестрёнка поддала мне хорошего пинка под зад, — со вздохом ответил Гил, а затем они вдвоём засмеялись.

Часть 3

Увидев почти полное уничтожение отряда Белмора, Эрика побледнел.

Сдерживая гнев, он приказал своим готовым ринуться в бой солдатам стоять на месте и даже смог перестроить их в боевую формацию. Вдруг показалось множество кораблей и всадников, присоединившихся к гарберо-мефийской армии. Из Заима подошли основные силы.

У Эрика всё ещё оставалось превосходство в численности, но с разгромом Белмора он полностью лишился инициативы и теперь что ни делай, её не вернуть. Более того, в небе преимущество было на стороне противника. Мелкие суда были уничтожены гарберцами, и теперь те вместе с гарнизоном форта обстреливали «Вену». Если он отступит, то мефийский крейсер вместе с гарберцами нападёт на «Регин».

Голова Эрика раскалывалась будто бы в унисон звукам стрельбы в небе. Он стиснул кулаки и кивнул.

— Мой лорд.

— Лорд Эрик, прикажите атаковать!

«Я не могу», — его слова потонули в рёве артиллерийского огня. Нет, скорее он сам не мог прийти к чёткому решению и сомневался. Наступление приведёт к полноценной войне на истощение, более того, инициативна теперь на стороне врага. Отступление же превратит его и дайранцев в посмешища. Множество людей погибло, а Белмор попал в плен.

— Мой лорд, там...

Когда Эрик взглянул в ту же сторону, что и подчинённый, на его лице возникла гримаса сомнения.

В затянутом тёмными тучами небе показался белый корабль с чёрно-белым флагом. То был общепринятый в центре континента символ, означающий вражеского посланника.

***

Будто бы чтобы смыть с земли пролитую кровь, спустя полчаса начался дождь. Гарберское войско с влившимся в него гарнизоном Заима стояло в боевой формации, разрозненные эндцы также практически восстановили строй. Получив небольшую передышку, обе стороны замерли друг напротив друга, внимательно следя за противниками, в то время как командиры армий проводили встречу в стенах форта.

***

Со стороны Энде участвовал Эрик Аман Дория. Со стороны Гарберы Зенон Ауэр. Третьей стороной был лидер мефийского подкрепления, Гил Мефиус.

Именно он предложил встречу, в качестве платы пообещав освободить Белмора и его подчинённых. Обменявшись общепринятыми приветствиями, все трое погрузились в молчание. Слышен был лишь непрерывный звук то яростно льющего, то внезапно успокаивающегося дождя.

Стоило Эрику и Зенону встретиться взглядами, как они тут же отводили глаза.

Княжич негодовал на Мефиус, пришедший на подмогу Гарбере. Тем не менее, раз он якобы был связан с Гарберой союзом, в его появлении нет ничего необычного, а Эрик не хотел делать глупость вроде разглашения информации о тайном сговоре с императором Гулом.

С другой стороны, Зенон хотел упрекнуть Эрика за нарушение клятвы дружбы, которую дал великий князь Мальчиор. В то же время именно Гарбера отменила помолвку Вилины, хотя сама её и организовывала. У него не самая крепкая позиция на этой встрече.

Гил же стоял к ним спиной и смотрел на окрестности форта. Втроём они простояли так целых десять минут, как он развернулся и подошёл к Зенону и Эрику.

Из-за дождя в комнате было тускло и мрачно, лица всех троих скрывали тени.

— В первую очередь замечу, что вы оба очень умелы, — резко сказал Гил. — Я слышал подробности о сражении от солдат с каждой стороны. Для такого неопытного командира, как я, это было очень поучительно.

И Зенон, и Эрик выглядели ошеломлёнными.

— Определённо Вы собрали нас не для того, чтобы сказать это, — ответил Эрик тихим, приглушённым голосом. — Думаете, с вашим приходом я сдамся без сопротивления? Я вернусь в лагерь и решу всё на поле боя.

— Это мои слова, — усмехнулся Зенон. — Раз уж лорд Эрик покинул свою страну и преодолел тяжёлый путь для поражения здесь, то мы встретим его в лучших традициях Гарберы.

Если бы Зенон был светом, то Эрик оказался бы тенью – именно такое впечатление оставляла разница между ними, но в то же время судя по сказанному, они напоминали друг друга.

— Ни Гарбера, ни Энде не желают стать театрами военных действий, — с улыбкой произнёс Гил. — Как насчёт мира здесь и сейчас, чтобы я мог сохранить лицо?

— Сохранить твоё лицо? — и без того мрачное лицо Эрика потемнело ещё сильнее, на нём появилась тень ненависти. — Да что ты несёшь? Да у тебя есть яйца говорить такое, учитывая, что твоя страна не держит своих обещаний!

— Именно!

У обеих сторон была причина для негодования, и в том, что они не могли их озвучить есть свой юмор. Зенон желал упрекнуть Гила за опоздание с подкреплением, но то был личный договор между ним и Ноуэ, а не официальное соглашение между странами. Зенон тоже подразумевал, что на Мефус нельзя полагаться, но не мог высказать этого открыто.

— Я не Гул Мефиус, — прямо заявил Гил, отчего Зенон с Эриком скривились и умолкли. Они поняли, что император собирался вопреки обещаниям спокойно наблюдать за войной, и что их критика относится именно к нему.

Оба принца молчали, не в силах понять намерения Гила.

— Я лично примчался на поле боя, чтобы выполнить обязательства перед Гарберой, но в то же время у меня нет никакого желания ссориться с Энде. Лорд Эрик, вы только что упомянули обещание.

— Н-нет, я… — скис Эрик. Раз кронпринц заявил, что он не император, княжич подумал, мол его тайное соглашение с Гулом стало достоянием общественности. С точки зрения Гила и Гарберы, иначе как «грязной игрой» это не назовёшь.

Пока он молчал, истекая холодным потом, кронпринц сказал нечто неожиданное:

— Если подумать, то я не припомню официальных договоров с Энде. А, так вы имели в виду то письмо от вашего брата, лорда Джереми…

— Что вы сказали? — на этот раз молчал уже Гил, а злой Эрик практически настаивал на объяснениях. — Что это за соглашение между моим братом и Мефиусом?

— Повторюсь, что ничего официального. Наверняка что-то вроде того, о чём вы намекали.

Эрик замер на месте и нахмурился.

— Не может быть… Мой брат договорился с Мефиусом и затем, когда я повернусь спиной… — от картин, что рисовало его воображение, его тело и сердце замерли. Он считал, что брат не подстрекал его идти в Гарберу, а выходило наоборот.

— Итак, — Гил прокашлялся и вновь взглянул на льющий снаружи дождь, — какое бы соглашение там ни существовало, я не намерен влезать во внутренние дела Энде. Но я и не считаю, что продолжать кровопролитие хорошая идея.

— Насколько мы можем доверять вашим словам? — принц Зенон покачал головой. Его красивые черты отдавали твёрдостью, чем он напоминал свою младшую сестру. — Пусть вы и наследник, но император до сих пор в добром здравии, да и говорят, что во мнениях вы не сходитесь. Кроме того, ни лорд Эрик, ни я сам не являемся старшими сыновьями. Нам не быть правителями, так почему мы должны друг другу доверять и мириться?

— Если мы не можем верить друг другу «от души», то почему бы не поверить в общую «пользу»?

— Что?

— Например, недавно в моей собственной стране произошло небольшое восстание во время фестиваля основания. Возможно, прозвучит грубо, но и Гарбера недавно пережила нечто подобное.

— ...

Гил намекал на мятежи Заата и Рюкона.

— Мне кажется, что нам троим стоит сперва уделить внимание ситуации внутри собственных стран. Кроме того, злонамеренные жители востока или запада могут воспользоваться неразберихой и протянуть свою загребущую руку к нашим странам. Ни Гарбера, ни Энде нечего не выиграют из своего конфликта. — Гил взглянул на Эрика, но тот так и не отошёл от новости о своём брате и чувствовал, что все его потаённые мысли теперь читались как открытая книга. Он посмотрел на Гила в ответ, но тут же отвёл глаза. Сам же мефийский принц перевёл взгляд на Зенона. — Союз между Мефиусом и Гарберой остаётся в силе, верно?

— Тройственный альянс? — вздохнул Зенон, будто бы не выдавая своё удивление. — Что за возмутительные вещи вы говорите. Мы не можем заключить союз лишь между нами троими.

— Всё куда проще, чем вы думаете. Мы не даём письменных обещаний вечной дружбы, общая «польза» для всех трёх стран – это мир. Пока и этого достаточно.

Погрузившись в размышления, и Эрик, и Зенон сбросили свой суровый настрой и каждый пришёл к какому-то решению.

— Остальные проблемы решим в следующий раз, — глядя на развитие событий, Гил решил вернуться к теме. — Больше нет смысла тратить свинец, стрелы и человеческие жизни. На этом нашу встречу можно закончить.

— Принц Гил, — со спокойным лицом обратился к нему Зенон, решивший слегка отомстить.

— Что такое?

— Вы хорошо ладите с моей младшей сестрой?

— Д-да, — в ответ на внезапный вопрос Гил поперхнулся, но обернувшись через плечо, слегка смутившийся принц всё же кивнул. — И в Солоне, и во время войны с Таурией её отважные действия очень помогли мне.

— О-о, — улыбнулся Зенон, признавая слова Гила. — Похоже на Вилину. Ради дорогого мужчины она способна на невероятный героизм, но если будете плохо к ней относиться, то она убьёт вас во сне.

— Я «уже» это понял.

— Прощайте, — Зенон улыбнулся ещё шире прежнего, — принц Гил Мефиус. Когда определится официальная дата свадьбы, я лично примчусь в качестве посла и поздравлю вас. В тот момент вы сможете назвать меня братом.

Зенон был человеком королевских кровей во всём, и всё ещё глядя на него, Гил слегка улыбнулся, а затем ушёл.

Часть 4

Прямо во время дождя мефийские войска первыми покинули Горы Нозан.

Сидя верхом на лошади, Зенон недолго провожал их взглядом, а затем, махнув рукой, приказал своим войскам отступить.

У ворот Заима принца встретил остававшийся в крепости Ноуэ.

— Я создал тебе проблем, — первым заговорил он с Ноуэ, спешившись. — Мне ещё многому стоит научиться. Твоя изобретательность незаменима для Гарберы, и я надеюсь, что ты не почураешься одолжить мне свою силу снова.

— Конечно, — возможно, из-за дождя, обычно безэмоциональное лицо Ноуэ, казалось, что-то выражало. — Этот случай и меня кое-чему научил. По правде говоря, я осознал, что был слишком тщеславным, и что мне ещё многому предстоит научиться.

— Правда? — дождь ослаб, и Зенон взглянул на солнечные лучи, пробивающиеся через просветы между тучами. — Тогда Гарбера станет от этого лишь сильнее. Раз мы оба осознали свою незрелость, нам есть куда расти.

— Так и есть.

Глядя на почтительно выпрямившегося Ноуэ, Зенон подавил смех.

— Я что-то сделал?

— Нет.

Он вспомнил как Гил, что раздражал его своим хладнокровным поведением, засмущался, стоило ему заговорить о Вилине.

Даже недолгого общения с Гилом ему хватило, чтобы признать в нём мужчину, что ни в коей степени не похож на его сестру, и теперь его интересовало, как же на самом деле складываются их отношения при мефийском дворе, посетить который он не мог.

— Гил Мефиус, да? — на входе в крепость Ноуэ не мог не услышать бормотание Зенона. — Он всё ещё зелен. Зелен, но вскоре он наверняка станет ещё большей проблемой, чем Гул.

***

В то же время у Эрика Аман Дории оставалась работа. В дальнейшем слухи о его подвиге превратятся в легенду куда более популярную, чем битва в горах Нозен.

Спешно покинув Гарберу, без сна и еды он с войском пересёк княжество, направившись прямиком в Дайран, в котором их родственники остались наедине с голодными, буйствующими драконами. Так как почти все солдаты ушли в поход, региону пришлось отправлять гонцов в соседние земли с просьбой о помощи, но они разминулись с Эриком, на полной скорости спешащим в Дайран.

Княжич, его воины и, конечно же, Белмор, скоординировались и одну за другой зачистили каждую область, в которой появились драконы. Они обстреливали тварей, что приближались к городам, верхом на лошадях, с копьями и мечами в руках сражались с прорвавшимися на улицы и выгоняли их.

Конечно же, без жертв не обошлось, но раз за разом Эрик подбадривал своих солдат: Мы не можем позволить, чтобы гражданских погибло больше, чем солдат! Помните, что если мирных жителей умрёт хоть на одного больше, чем нас, то мы проиграем эту битву!

В итоге, с последним выстрелом Эрика из ружья серия битв подошла к концу. Прямо перед ним истекал кровью только что застреленный дракон, а рядом вместо грума стоял мужчина, придерживавший лошадь.

— Великолепно.

— По большей части всё закончилось.

— Сир Плутос.

Мужчиной был отец Белмора и лорд Дайрана, Кайнес Плутос. С самого детства Эрик любил его как отца, причём куда больше, чем отца настоящего.

— Возможно, уже поздно говорить, но мне кажется это странным: дикие драконы редко заходят сюда.

Эрик спешился.

— Мне тоже. Когда я устремился сюда, то думал, что город окружила армия брата.

— Тс-с! Не говори чепухи.

— Но эта шумиха слишком неестественная. Что-то происходит, и я уверен, что мой брат с этим связан.

— Но… Как вы узнали о беде, будучи в горах Нозен? Даже по пути назад вы не встречались с очевидцами.

— Был там человек, который всё это предвидел.

Только вот он не знал, что Гил Мефиус намекнул о замыслах Джереми основываясь только на слухах об их плохих отношениях. Единственное, что он сделал – заставил Эрика поверить, что его поход в Гарберу был уловкой брата.

Прямо как Ноуэ однажды использовал мефийские противоречия, Гил использовал противоречия в Энде.

— Гил Мефиус, — тихо пробормотал он самому себе, двигаясь навстречу махающим ему друзьям. — Я не смирюсь с этим так просто. Энде неизбежно запылает ещё больше, и раз это на пользу Мефиусу, то ты будешь смеяться. И именно из-за твоего существования Мефиус в будущем может стать нашей самой большой угрозой.

***

Множество мыслей и разных чувств крутилось и сходилось вокруг имени «Гил Мефиус». Кто-то опасался его, кто-то боялся, кто-то превозносил, но всем прогнозам на его счёт не суждено было сбыться.

***

Уже некоторое время Вилина глядела на профиль Гила и не могла решить, говорить с ним или нет.

Он только вернулся в Апту и сразу же позвал её и повёл на крышу казарм. Оттуда они могли в полной мере оценить ход восстановительных работ в крепости и насладиться видом горного хребта и алого неба, в котором низко висели золотые перистые облака, напоминавшие мазки кистью.

— В Апте...

— Да?

— Шёл дождь? В горах Нозен вот шёл.

— И здесь шёл. То начинался, то прекращался. Местные жители говорят, что ночью будет ливень.

— Правда? — ответил Гил и вновь погрузился в молчание, а разочарованная Вилина взглянула в том же направлении, что и он.

Судя по всему, в Солоне шумиха. За протест императору Саймон Родлум был отправлен под домашний арест. Он выделялся даже среди виднейших деятелей страны, и теперь разные ловкие придворные подали Гулу коллективное прошение о помиловании.

Но гнев императора не утих. Одейна и Рогу, упустивших принца «под самым носом», временно изгнали из столицы и запретили появляться в городе без прямого на то приказа.

Возможно, именно из-за этой шумихи никто и не препятствовал возвращению принца в Апту. Конечно же это не значило, что Гул промолчит: наверняка вскоре он вынесет свой вердикт.

Интересно, как Солон отреагирует на него?

Вилина слышала, что при дворе есть весьма сильная тенденция считать принца, сохранившего честь страны, героем. В случае чрезмерного наказания множество командиров и дворян возразят против него, возможно, волнения начнутся по всей стране.

К слову, ещё день назад Инэли Мефиус оставалась в Апте, но будто бы боясь пересечься с Гилом, она, никого не предупредив, спешно покинула крепость. Так спешно, что даже Вилина не успела с ней попрощаться. Она не знала, связаны ли действия мефийской принцессы с событиями в столице, но...

Интересно, что думает об этом сам принц?

Её будущее тоже зависит от этого. Она надеялась, что он сам затронет эту тему, но уже тридцать минут Гил молча сидел.

— Принц, — пусть ей и было немного тяжело говорить, Вилина сперва решила поблагодарить Гила за помощь Гарбере, но...

— Прости, что пришлось стать приманкой на «Доуме», — вновь немногословно заговорил принц, смутив Вилину.

— Вам не за что извиняться. Если я могу принести пользу, меня не волнует, что именно надо сделать.

— Если подумать, то во время мятежей Рюкона и Заата, а также войны с Таурией, вы дали бы фору любому командиру.

— П-прошу, хватит, — как обычная четырнадцатилетняя девочка, принцесса засмущалась, — я просто поступала, как считала нужным.

— Точно. Вы ведь всегда такая честная и искренняя.

— Я… Я… У меня нет вашей дальновидности и продуманных планов, я всегда просто отдаюсь во власть эмоциям. Я понимаю, что я не более чем ничего не знающий ребёнок и даже завидую вам. Вы всегда смотрите в будущее.

— Я… Я… — в точности повторял он Вилину, а затем резко взглянул ей в глаза. — Принцесса.

— Д-да, — по непонятной причине такая встреча с Гилом лицом к лицу вызвала в её груди переполох, но она не отворачиваясь взглянула на него в ответ.

— Я надеюсь, вы никогда не лишитесь своей честности, что бы с вами ни случилось.

Внезапные слова Принца поразили её. Видимо, принц не видел ничего хорошего в своей участи. То, что он намеренно сказал такое, говорило о том, что он уже подумал о будущем и принял его.

Подавив сиюсекундное беспокойство, Вилина сладко улыбнулась.

— Всё зависит от вас, Ваше Высочество.

— От меня?

— Я благодарна за ваши слова, но всё же считаю, что нынешняя «я» должна измениться. То же касается и вас. В первую очередь вам бы стоило отбросить свою скрытность и начать доверять мне.

— А-ага.

— Куда вы! Стоило мне чуть-чуть надавить, как вы начали отводить взгляд.

— П-правда?

— Правда. Например, когда говорили, что я хороша такой, какая я есть...

— Понял, понял!

Смиренно вздохнув, он сделал два-три шага вперёд, будто пытаясь сократить дистанцию между ними.

Глядя на его залитую лучами заходящего солнца фигуру, Вилина прищурилась.

— Тогда пообещаете мне? — спросила ослепшая принцесса. — Пообещаете, что с этого момента будете доверять мне, ничего не скрывая? Тогда я всегда помогу вам в меру своих скромных возможностей.

— Да, только вот...

— Только вот?

— Никогда не забывайте кое-что: мефийский принц Гил – «лжец».

Вилина уставилась на улыбающегося Гила, наполовину растворившегося в закатных лучах и раздражённо надула щёки.

— Честное слово! — громко рассмеялся принц, и Вилина тут же присоединилась к нему. Глядя на его лучезарную улыбку, она всё ещё видела мнимое заходящее солнце.

Но Вилина ничего не заметила. Или заметила, но лишь как слабое предчувствие, ударившее в грудь. Как бы на самом деле ни было, вместе, плечом к плечу они смотрели на закат.

Внезапно со стороны Апты подул ветер.

— Вам не холодно? — спросил Гил, но в ответ принцесса покачала головой.

— Нет, температура в самый раз.

— Да? Тогда...

«...можем мы постоять так вместе ещё немного?» — хотел спросить он, но промолчал.

Без видимой на то причины Вилина покраснела, и они продолжили любоваться небом в тишине.

Наверно, это был первый раз с её приезда в Мефиус, когда она мирно проводила время с Гилом.

И она не помнила, чтобы закат длился так долго...