Том 4    
Глава 6. Тройственное столкновение


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
Proxsi
2 г.
Было круто ) Концовка 4 тома, поставила все на свои места )))
arazul
2 г.
Tylmarin, ха-ха уж чего мало в этой новелле, так это романтики
starscr3am
2 г.
прочел 4 тома за неделю) спасибо я пошел читать на англ
uramanga
2 г.
Спасибо большое)
Almaziko
2 г.
Это было круто, спасибо!
Almaziko
2 г.
Да ладно уууу, я читать, спасибо большое!!!
drabadan
2 г.
А где послесловие? И послесловие команды? Обожаю всякие инсайды. Или в этом томе их не будет?
AzureFlow
2 г.
Спасибо
ascII
2 г.
Очень приятное произведение, даже как-то не поворачивается язык назвать лайт новеллой. Есть конечно некоторые моменты, но в целом весьма достойно. Чем-то напоминает Вальтера Скотта.
ricco88
2 г.
Спасибо!.
AzureFlow
2 г.
Надолго приостановили?
tylmarin
2 г.
в которой одна ошибка будет стоит жизни. а также ожидается романтика или любовь ГГ к Вилине. Да и многие тайны остаются недосказанными
tylmarin
2 г.
класс,теперь интересно,как дальше история повернется? не думаю,что этот случай станет последним) все таки нас ждет много интересного и кровопролитная война с участием Мефиуса, Гарберы, Ариона и Энде, возможно также Таурия, интриги и клятвы и т.п. А также не забываем про Принца, то есть Орбу, который возможно устроит мятеж или перевернет все верх дном. Все таки Мефиус, как и другие страны показывают признаки упадка, а война многое изменить в этой игре со многими переменными.
Almaziko
2 г.
Ещё чучуть и можно весь том прочитать. Спасибо Крамол!
Xvlad93rus
2 г.
А есть какие-нибудь новости о продолжении перевода или о дате выхода?
kramol
2 г.
Пардон за один пропуск очереди, сильно занят был
NightBird68
2 г.
кек как раз читаю ее на английском)так т суховата по сюжету,мб к концу раскрутят=.=сяб за транслейт
Danit
2 г.
Зависимость она разная бывает.
Danit
2 г.
Блин, ожидать выход чего-либо, самая изощренная пытка. И главное, ощущаешь себя мазохистом
Nai
2 г.
А по земле и зайца поймать можно, и лошадь подзарядится на травке.

Глава 6. Тройственное столкновение

Часть 1

Прибежавший Даг смотрел на жалкого, дрожащего, истекающего кровью и пеной человека.

Орба снял свою испортившуюся одежду и начал ей вытираться.

— Ты сделал это, — обратился к нему Даг.

— Не мог бы ты дать мне другую одежду? — улыбнулся Орба.

— Конечно, только вот… — лидер бандитов озадаченно глянул на «принца», — что нам с «этим» делать?

— Оставьте его мне.

— Но почему ты не добил его? Собираешься пытать его до смерти?

«Что-то вроде того», — говорила его безэмоциональная улыбка.

— Ха! Ты дрался с ним словно демон. Признайся, ты сдерживался в дуэли со мной, да?

— Не злись. Если бы я победил тебя, всё только усложнилось бы.

— И это говорит мне человек, кто малявкой обожал драться.

По приказу Дага Орбе принесли рубаху и брюки, и тот сразу принялся их надевать.

— Я забуду про этот раз, если в следующий ты будешь биться всерьёз.

— Будто бы этот следующий раз наступит. Что вы собираетесь делать?

— Не уверен, но наверняка закончим с разбоем. Разделим награбленное на равные доли, разойдёмся кто куда и будем жить мирной жизнью по окрестным деревням. Да, звучит неплохо.

Не только Орба стоял на перепутье. Улыбающиеся, обнимающие друг друга бандиты, если присмотреться, потеряли стержень: пламя в их глазах, что казалось было способно обжечь, исчезло.

И Орба понимал их. Всё своё горе и отчаяние от потери близких они превратили в ненависть. Что же у них осталось, когда враг повержен, когда ненависть исчезла?

Сражения и ненависть...

С их исчезновением и в телах, и в душах бандитов наверняка образовалась пустота.

Для Орбы же ещё не всё закончилось. Усилием сбросив душевную и телесную апатию, он направился к выходу из деревни.

— Что собираешься делать, Орба? — догнал его Даг.

— В роли мефийского принца у меня всё ещё остались дела.

— А после их окончания?

— Я устал как быть гладиатором, так и наследником.

Так что я пойду по другому пути, — именно так понял его слова Даг. Он хотел снова окликнуть его, но почему-то отбросил эту идею и просто глядел как Орба уходит. Их первая встреча за последние шесть лет подошла к концу.

— Босс, Орба уходит? — спросил житель той же деревни, что и Даг. Он называл его «боссом», хотя был на шесть лет старше. Он знал Роана из соседней деревни и, само собой, знал и его драчливого младшего брата.

— Ага.

— Кто бы мог подумать, что такая невероятная история возможна. До сих пор не могу поверить, что из гладиатора Орба превратился в двойника принца, и что благодаря этому мы сможем отомстить. Такое чувство, что всё это просто сон.

— Я думал так же, когда жгли нашу деревню. Я очень хотел, чтобы то оказалось просто сном, — помрачневшим взглядом Даг осмотрел товарищей.

У меня всегда… всегда такое чувство, будто я посреди сна. Даже когда натурально страдал, то где-то глубоко внутри всё равно считал, что нахожусь в кошмаре, от которого не могу проснуться.

Лишь сейчас он наконец смог очнуться и наконец явно осознать, что прошедшие шесть лет были реальностью.

— И всё же он...

— Он? — переспросил задумавшийся Даг.

— Орба. Похоже, он решил не возвращаться домой. Конечно, быть принцем куда как приятнее, чем жить на окраине страны.

Повернувшись и взглянув в сторону, в которую ушёл Орба, Даг внезапно вздрогнул.

— В следующий раз… ты же будешь серьёзен?

— Босс?

— Хотя… я всё же откажусь. Не хочу сражаться с кем-то вроде тебя.

— О чём ты?

— Орба не из тех, кто сможет жить обычной жизнью, так что он не вернётся. Думаю, мы никогда его больше не увидим, — Даг твёрдо верил в свои слова, но его предсказанию не суждено было сбыться.

Все они очнулись от кошмара, но Даг не думал, что это касалось и Орбы. Возможно, былого Орбы и вовсе уже не существовало. Порой он выглядел как совершенно другой человек, но Даг напоминал себе, что прошло шесть лет. Шесть лет в мире, о котором Даг совершенно ничего не знал.

Он уже не старый Орба, но в то же время он и не принц Гил… Собственно.. кто же, чёрт возьми, он теперь такой?

По приказу Дага солдат «вороной» дивизии обирали и бросали в огонь, а сам он, конечно же, принимал в том активное участие и контролировал процесс. Бандиты жгли тела, но труп того, кто привёл Оубэри в деревню, (а они знали, как он выглядит) никто так и не нашёл.

***

Покинув деревню, Орба нашёл Шику и отдал ему несколько новых приказов. Он побежал обратно в деревню, на этот раз взяв с собой несколько гвардейцев.

С усталым видом поглядев им в след, Орба развернулся и раскрыл от удивления глаза: прямо перед ним стояли Ран и Вилина.

— Эм-м...

— Меня привела Ран, — её лицо было бледным, голос вялым, а вокруг царила атмосфера непонимания происходящего, — что произошло? Где генерал?

По её вопросу Орба тут же понял, что в хитрости своей Шику провёл Вилину вдали от схваток и отзвуков сражения. Ожидая его возвращения, Орба объяснил всё принцессе и рассказал факты, и в этот раз настал её черёд удивлённо распахнуть глаза.

— Генерал Оубэри поступил так? — она все ещё могла видеть отсветы пожара в деревне.

— Да. Во время инспекции по Апте я слышал множество свидетельств о том, что генерал воспользовался хаосом войны и со своей «вороной» дивизией напал на жителей окрестных деревень. Вновь вернувшись в крепость я узнал, что он решил вновь повторить грабёж, так что принялся расследовать всё подробнее.

— ...

— Узнав, что я встретился с местными жителями, он собрал солдат и внезапно напал на нас, чтобы закрыть нам рты. Мне повезло узнать обо всём заранее, так что мы организовали ловушку и смогли перехватить инициативу.

Орба считал свои слова довольно убедительными и складными.

— Мне было невероятно больно узнать о таком позоре для Мефиуса, но всё же он оказался правдой. Только вот после истории с Таурией я бы предпочёл не сражаться.

— Но… — Вилина выглядела недовольной и, казалось, хотела запротестовать. Орба уже готовился понимающе кивнуть ей, как вдруг...

— Ничего и никому не рассказывать — плохая привычка, — раздался столь неожиданный голос, что Орба потупил взгляд, — но у принца свои обстоятельства. Не спорь с ним здесь, Вилина. Он устал, — слова Ран, по всей видимости, совершенно не убедили Вилину, но она решила пока отложить свой «штурм».

После возвращения Шику они все вместе направились обратно в Апту. К слову, отряд гвардейцев вернулся из деревни вместе с конной повозкой, в которой лежало нечто плотно обмотанное тканью и верёвками.

— Честное слово, ну и глупость же ты выкинул! — выругался себе под нос Шику, поравнявшись с Орбой. — Малейшая ошибка и ты бы помер.

— Как всегда.

— Тоже верно.

— Спасибо тебе, — унёс шёпот Орбы ветер раннего вечера.

— Э? — ответил Шику. — Всё-таки я рад, что ты по-прежнему жив.

— Нет, — ясно проговорил он, пришпоривая лошадь. — После этого я умру.

***

Все, кто был в крепости, вышли встречать вернувшегося в Апту принца.

— Принц!

— Его Высочество вернулся.

— Где же вы всё это время были?

Подняв руку, Орба с загадочной улыбкой успокоил галдящую толпу и вернулся в свои покои. Сразу же после этого он вызвал солдата и приказал подготовить гонца в Бирак.

Всю ночь он писал бесчисленное множество писем, и лишь когда небо и воды Юноса озарили первые бледные лучи солнца, он открыл дверь и вышел из комнаты.

— Ты отправишься в Бирак?

— Так точно. Я выдвинусь, как только получу ваш приказ, — ответил один из гвардейцев-стражей. — Я буду там послезавтра, нет, даже завтра.

— Да? Просто замечательно.

Собрав несколько дюжин оставшихся в крепости гвардейцев, Орба приказал им готовиться к отправлению. Вместе с ними в помещении присутствовали Вилина, Хоу Ран и Крау.

— Ваше Высочество, — бросилась к нему принцесса, — получается, вы...

— Отправляюсь в Гарберу, да.

О-о-о, — зашевелились солдаты. Подкрепление под руководством гладиатора в маске, Орбы, до сих пор удерживалось на границе отрядом Одейна. Судя по словам принца, он отправится туда лично.

Лица бойцов просветлели, их дух возрос, ведь такие поступки были в стиле принца.

— Всё ли будет с вами в порядке? — внезапно на входе в зал появилась Инэли, уперев руки в тонкую талию и презрительно улыбаясь. — Всё ведь уже решено? В соответствие с волей императора, вашего отца, подкрепление для Гарберы было задержано. До сих пор ты действовал на собственное усмотрение, брат, но ты же не думаешь что тебе сойдёт с рук открытое нарушение приказа императора?

Сквозь окна пробились яркие лучи утреннего солнца, осветив блестящие от чувства триумфа глаза Инэли.

Ну-ну, мой дорогой лжепринц, ну-ну, — читалось в них, — Если ты навлечёшь на себя гнев императора и попадёшь под арест, то увеличишь шанс раскрыть свою истинную сущность. Как же ты поступишь? Если я права и ты самозванец, то ты так не сделаешь.

Принц молчал, солдаты обменивались взглядами. Даже Вилина, затаив дыхание, внимательно следила за развитием событий.

— Инэли, — после небольшой паузы кронпринц с улыбкой подошёл к свой сводной сестре. — Его Величество испытывает меня.

— Испытывает? — Инэли так же улыбалась ему в ответ. Ей хотелось посмотреть за тем, как фальшивый принц будет дальше играть словами.

— Конечно. Наш союзник, Гарбера, сейчас в беде, отказ помогать ложный. На самом деле Его Величество хотел сказать, что «если ты воспримешь такой дерьмовый и откровенно идиотский приказ всерьёз, то докажешь несостоятельность как наследника».

— Д-дерьмовый? — пока Инэли отходила от удивления, Орба подошёл к ней вплотную и взял за плечи.

— Слушай сюда, девчонка, — обыденным, но достаточно низким тоном говорил Орба, чтобы кроме распахнувшей в неверии глаза Инэли его никто не слышал. Пройдя мимо неё, он продолжил, — Ты говорила, что знаешь меня. Нет, ты ничего обо мне не знаешь. Если ещё хоть раз пискнешь, я придушу тебя своими собственными руками. Усекла?

Орба вышел из зала, а солдаты и Вилина последовали за ним. Внутри осталась лишь Инэли. Её глаза выкатились до предела, лицо застыло, сперва плечи, а потом и всё тело дрожали.

— Принцесса? — глядя на её взгляд в никуда, на контраст побледневшего лица и алых губ, с охами и ахами к ней бросились забеспокоившиеся горничные.

— Да как… — забормотала она голосом столь тихим, что никто вокруг не мог её услышать. — Да как эта жалкая подделка посмела оскорбить меня?! Попомни мои слова: когда я расскажу обо всём отцу, он отрубит тебе все конечности. Одну за одной.

Часть 2

Войска под предводительством Эрика Аман Дории перешли границу.

По уже имевшейся у Гарберы информации, шесть сотен из изначальных двух тысяч Эрик оставил на границе с Мефиусом во главе с Белмором Плутосом. Именно он на празднике в храме воды отметился «милым» голосом, но то было, конечно же, не единственное его достоинство. Будучи вторым сыном дома Плутос, поколениями сражавшегося с северными варварами, он был неудержимым воином, заслужившим доверия Эрика.

Основные силы в тысячу четыреста человек княжич, само собой, вёл лично. Они маршировали на юг вдоль восточного берега Венда, реки, разделявшей Мефиус и Энде и протекающей рядом с Заимом.

Над войском Эрика величественно плыло большое боевое судно «Вену». Оно было способно поднять в воздух до восьмисот солдат, но княжич запретил загружать корабль людьми или припасами, вместо этого дополнительно бронировав его. По земле верхом ехали люди, обоз сплавляли по реке на барже, а в небе, подобно крепости, парил тяжело бронированный «Вену».

— Гарбера определённо будет использовать воздушные суда для бомбардировок и борьбы с «Вену». Пустым кораблём проще управлять, — размышлял Эрик.

Другой крейсер Энде, «Регин», остался с Белмором. Он явно задумывался как скоростной: был практически полностью сделан из драконьего камня и лишён брони.

— Гарберцы, — засмеялся один из Плутосов во время марша, — должно быть, уверены, что группа Белмора нужна, чтобы приглядывать за Мефиусом.

— На это я и рассчитываю, — коротко ответил подскакивающий в седле княжич с стилизованным под шлем обручем на голове. Когда наступит нужный момент, он с разрешения Гула собирался перейти мефийскую границу. Если гарберцы решат дать Эрику бой, Белмор сможет его избежать. Враг не сможет его игнорировать, но помешать удастся только разделив войска пополам.

В противном случае Белмор был готов атаковать основные силы Гарберы с тыла, когда те перейдут через горы. Вдвоём с Эриком они зажмут врага в клещи.

— Только вот… раздражает, что с мефийской стороны, судя по всему, что-то происходит.

Оставался открытым вопрос с задержанным генералом Одейном подкреплением от принца, но молодые дайранские воины не обращали на него внимания.

— И это доказательство того, что император держит своё обещание. Нет причин волноваться.

— Покажем дайранский дух чёртовым гарберцам и нашим погрязшим в лени согражданам, — широко улыбнулся Эрик.

Всё своё детство и отрочество он провёл в суровой военной атмосфере Дайрана. Участию в банкетах, ритуалах и декадентных обычаях он предпочитал конную атаку в гущу битвы вместе с верными соратниками, свято веря, что у него есть все возможности расширить Энде.

Сейчас его цель — форт, спешно возведённый Ноуэ Салзантесом. Согласно сведениям разведчиков, его защищали три сотни солдат. С них он и начнёт.

Гарберцы собираются задержать нас, пока подтягиваются основные силы из Заима?

Перед отправлением на фронт Эрик хорошо изучил карту.

Но Заим известен свой неприступностью… Разумно было бы остаться обороняться в нём, но...

Имея в крепости большой гарнизон, защитник получает преимущество. Если гарберцы решат подтянуть основные силы из Заима, Эрик не станет дробить своё войско ещё больше. Он прикажет Белмору пройти по мефийским землям и ударить по подкреплению с запада, отрезая путь назад.

***

От Занса из ордена чёрной стали Ноуэ узнал о приближении Эрика к Горному форту. Отправив гонца назад, он скрестил руки. Княжич шёл маршем по тропе вдоль берега Венда, по самому дну возвышающегося над руслом реки ущелья. По одной лишь его скорости Ноуэ понимал, что тот не жалеет эфира на разведку местности судами. Из этого же следовало, что резерв в тылу нужен ему для прикрытия от любой неожиданности.

А он весьма способный.

По слухам, хоть Эрик Аман Дория и был одарён военным талантом, рассудительностью он не блистал. В политике уж точно. Тем не менее, в вопросах войны в дело вступала исключительная интуиция.

До сих пор не было никаких новостей из Мефиуса. Даже если Ноуэ отправит гонца в Апту, пройдёт слишком много времени. Фактический лорд крепости, Зенон Ауэр, и вовсе ничего от Мефиуса не ожидал.

Сама возможность прямого столкновения с Энде — для меня уже это поражение, — таковы были мысли Ноуэ. В этой войне нет другой победы, кроме как не сражаться вовсе. Даже если войско Эрика удастся отбросить назад, Гарбера мало что получит из конфликта: у них попросту нет резервов для контрнаступления. — Что ещё важнее… если центр континента вновь погрязнет в войне, наш большой восточный сосед, Арион, может увидеть хороший повод напасть, всё-таки у них отличные отношения с Энде.

Именно по этой причине Ноуэ намеренно оказал услугу Гилу: он ждал мефийское подкрепление. Раз уж враг, судя по всему, о чём-то договорился с императором, появление его же подкрепления вызовет серьёзное беспокойство. Ноуэ полагал, что княжич не только отступит, но в итоге и вовсе уведёт войска домой.

Но сомневаюсь, что Мефиус сможет сделать всё вовремя.

Ноуэ находил такое поведение постыдным, но всё же и сам готовился: он не из тех, кто расслабится в уже начавшейся войне.

— Даже Эрик не может желать полномасштабной войны, — пройдя рукой по волосам, своими миндалевидными глазами он взглянул вниз, на Венд. Стоявший рядом капитан кавалерии, Рогир, бегло посмотрел в ту же сторону, но не стал отвечать на бормотание Ноуэ — оно означало, что тот погружён в собственные мысли.

— Двумя фортами у нас должно получиться ограничить передвижения врага. Не может же Мефиус быть настолько бесчестным, чтобы помочь Энде напасть на нас с фланга.

Конечно, если подкрепление Гила успеет вовремя, пересекать горы и не потребуется. Не в привычках Ноуэ включать в планы столь ненадёжные элементы, но он прекрасно помнил бесстрашное выражение лица принца.

Неважно, как всё плохо, ещё есть шанс на спасение, — Ноуэ так и не разочаровался в своих ожиданиях.

***

Прошло два дня.

Столица Мефиуса, Солон.

— Что ты сказал? — император Гул инспектировал строительство храма Богу-дракону, по помещению эхом прокатился его гневный голос, а затем повисла мёртвая тишина. Перед ним преклонив колено стоял вассал, его лицо было столь бледным, будто бы его сейчас убьют. Тем не менее, ярость императора была направлена не на гонца с новостью, а на принца, Гила Мефиуса.

— Он не только не отозвал подкрепление, но и увёл из Апты «Доум»?!

— Д-да.

«Доум» был флагманом гвардии принца, который он получил по случаю триумфа в первой кампании. Если он покинул Апту, значит, отправлялся на помощь Гарбере.

В спешке вернувшись в дворец, Гул отправил из Солона «Стрелу хохлатого ибиса» — воздушное подразделение под командованием одного из двенадцати генералов, а по совместительству главы всех воздушных сил, Юрья Матта.

Как только Саймон Родлум узнал об этом, то тут же примчался в зал для аудиенций.

— Ваше Величество!

— Чего шумишь?

— Что за приказ вы отдали Юрье?

— В своём самовольстве Гил зашёл слишком далеко. Я спустил ему с рук мир с Таурией, но в этот раз он нарушил чёткий приказ от моего имени. Разумеется, его ждёт выговор за столь вопиющее поведение, вот я и отправил Юрью на перехват «Доума». В чём проблема? И почему я должен объяснять что-то бывшему члену совета?

— Должно быть, принц Гил чувствует ответственность.

— Ответственность за что?

— Вскоре он скрепит альянс с Гарберой браком с принцессой Вилиной и потому не может бросить союзника в беде. В чём именно заключается его самовольство? Без всяких сомнений, он не воспринял приказ всерьёз, Ваше Величество. От своего имени прошу Вас даровать Его Высочеству прощение.

— Хо. Имя дома Родлумов превратилось в такую дешёвку?

Чувствуя, что между ними что-то происходит, дворяне и слуги обменивались взглядами. Кто-то и вовсе в спешке прощался и уходил, боясь быть затронутым.

— Получается, ты не критикуешь меня, а просто выражаешь недовольство моим отказом в помощи Гарбере?

— Похоже, что гарберские войска помогли Его Высочеству, когда он оказался в затруднительной ситуации в Апте. Они выполнили условия союзного договора, теперь же настала наша очередь.

— Это идиотизм, — фыркнул Гул в свои седые усы. — Я слышал, что войско Энде ведёт лишь княжич Эрик. Это не война на уничтожение, а просто передел территорий вокруг Заима. Кроме того, Саймон, не стоит забывать об отношениях Энде и Ариона. Если мы сунемся в этот конфликт, Арион может использовать это как оправдание уже своему вмешательству. В этот раз у нас нет выбора, кроме как оставить Гарберу самой разбираться со своими проблемами.

В последнее время император был краток и скор в своих словах, но сейчас он развёрнуто и относительно правдоподобно объяснял свои причины Саймону, хотя тот прекрасно понимал, что как союзник Гул нарушал договор.

Вокруг повисло ещё большее напряжение, все гадали, какая кара настигнет Лорда Саймона за открытое противостояние императору. Некоторым в это время слышалось что-то вроде мурчания.

Пока Саймон молчал, Гул продолжил.

— Гил не понимает, что корабль с двумя рулевыми обречён сбиться с курса, его команда придёт в уныние. Страной управляю я, и силой оружия я лишу его власти и более никогда не допущу до обязанностей правящей семьи.

— Но именно Вам, Ваше Величество, стоит переоценить их.

— Что? — с блеском в глазах Гул практически встал со своего места.

— Я готов к любому наказанию за свои дерзкие слова, но всё же скажу от своего, Саймона Родлума, имени… — склонился он с безэмоциональным видом.

— Молчать! — вскочил Гул, указывая на бывшего советника пальцем. — Судя по всему, ты почему-то возомнил себя вторым рулевым, Саймон. Такие как ты лишь раскачивают лодку и погружают страну в хаос. Убирайся! И больше никогда не показывайся мне на глаза!

— В-ваше Величество!

— Лорд Саймон, что за дерзости вы себе позволяете? Б-быстрее извинитесь перед Его Величеством и быть может он дарует вам своё прощение! — подняли шум мелкие вассалы. Лишь опальный Саймон молчал, продолжая смотреть в пол, но после некоторой заминки он всё же отошёл от императора.

Одним из тех, кто пристально следил за ним со стороны, был старый генерал, Рогу Сайан. Он и сам направлялся в зал для аудиенций, но услышав гневный голос императора так и не вошёл. Когда всё закончилось, он сказал герольду, уже готовому объявить о его прибытии, не делать этого, а сам пошёл навстречу уходящему Саймону. Тот же шёл как обычно: не сутулясь и не опуская плеч. Рогу хотел окликнуть его, но видя состояние Саймона так и не произнёс ни единого слова.

Генерал был на пять лет старше Саймона, но несмотря на этого всегда безмерно его уважал. Сам он только и умел, что пилотировать до фехтовать, в Саймоне же Рогу видел способность справиться с любой проблемой Мефиуса.

И в этот раз тоже...

Практически задев Саймона плечом, Рогу, одетый в свой фамильный доспех, прошёл мимо, приложив кулак к бронированной груди в жесте салюта.

***

«Доум», флагман гвардии принца Гила, считался большим боевым судном, но несмотря на это едва-едва вмещал в себе две сотни солдат. Каркас его был сделан из драконьего камня, защиту же обеспечивала железная обшивка. В то же время эфирных двигателей на корабле было в три раза больше обычного, из-за чего флагман совмещал в себе защиту и скорость. Обычно его крейсерская скорость составляла двадцать километров в час, но если пожертвовать обороной в пользу ходовых характеристик, «Доум» разгонялся до семидесяти километров в час. Для тяжёлого корабля скорость просто невероятная.

Для перехвата Юрье Матта пришлось подняться в воздух с базы между Бираком и Солоном и тут же раскинуть поисковую сеть вокруг Бирака. Спустя два дня после столкновения императора и Саймона наконец появился гигантский силуэт «Доума». В точности как и Одейн на гарберской границе, Юрья отправил сигнал остановиться.

Памятуя о последних поступках принца, генерал был напряжён, будто бы ожидая от Гила попытку прорваться, но к его удивлению «Доум» сразу же подчинился приказу.

Он лично отправился к принцу, но поднявшись на мостик Юрья ошеломлённо замер: на корабле не было ни единого солдата, лишь минимальный экипаж для управления судном, во главе которого была…

— Принцесса Вилина?! — невольно удивился генерал вслух.

— Я как-то нарушила мефийские законы? — с недоумением взглянула она на него, наклонив голову. — Я попросила Крау поучить меня управлять большим судном… Хм, я поняла. Небо далеко не одно на всех, в Мефиусе свои собственные правила. Я приношу извинения за своё поведение.

— Нет-нет. Ничего такого…

Стоявшая позади Вилины тучная женщина водила взглядом от принцессы к генералу и обратно. Получив согласие на обыск судна, подчинённые Юрьи закономерно не обнаружили ни единого вооружённого солдата. Принца Гила, само собой, тоже никто не нашёл.

Юрья немногим старше тридцати, по возрасту из двенадцати генералов он второй с конца.

Меня поимели, — со скрипом стиснул он зубы. По всей видимости, принц отправился в Гарберу другим путём.

Наверное, именно принцесса, что строит сейчас из себя саму невинность, убедила Гила выдвинуться на помощь её родине, — подозревал, но ничего не мог поделать Юрья.

— Воздушные корабли просто невероятны. Кто бы мог подумать, что такая громадина может так танцевать в небе? Разве я не права, Крау? Интересно, смогут ли люди однажды жить в небесах? — «строила саму невинность» Вилина. Конечно же, ни Юрья, ни Крау, расстроенная обращением к ней, не понимали, что в своём лицедействе она брала пример с Инэли.

Часть 3

Пока Юрья искал Гила, тот со своим отрядом уже пересёк равнину Доумикк. Хоть он и вышел из Атпы за день от отвлекающего вылета «Доума», на переход через равнину всё равно требовалось бы потратить пять дней. Время можно было сократить вполовину, если двигаться круглосуточно, но, конечно же, ни люди, ни лошади не смогут идти без отдыха.

Поэтому перед уходом из крепости Орба отправил гонца в Бирак, попросив у богатого торговца Заджа Хармана, занимавшегося перевозками товаров по воздуху, скоростное судно. Всего за день безудержного галопа ему удалось добраться до подготовленного для него корабля.

В Солоне никто не знал о связях принца с Заджем, так что судно никто не задерживал. Пока несколько десятков солдат и лошадей отдыхали на борту, остальные двигались по земле. Когда же запас эфира подошёл к концу, утомляющая скачка продолжилась.

Так всего за три дня Орбе удалось добраться до подножья гор Нозен и встретиться с отрядом Каина.

***

— Ор… — увидев скачущего к ним Орбу, Каин, не скрывая радости, распростёр объятия, но Говен тут же прервал его. Странно, если человек, выдающий себя за Орбу, назовёт Орбой кого-то другого.

Затем Говен, как и полагалось при встрече принца, преклонил колено.

— Ваше Высочество, я и подумать не мог, что Вы прибудете к нам лично. К сожалению, мы не можем встретить вас со всеми почестями.

— Ничего страшного, — спешившийся Орба был как всегда краток.

Хм, — внезапно осознав, что что-то всё же изменилось, Говен пересёкся взглядом с Шику, стоявшим у принца за спиной. Бывший гладиатор лишь кивнул, но и этого Говену хватило, чтобы понять, сколько всего случилось между Орбой и Оубэри.

Ха, так он и вправду пришёл? — скрестив руки на груди, Пашир со стороны глядел на принца. Он не был близким его знакомым, но всё же чувствовал, что с лица Гила исчезла решимость. — В Апте, даже когда он выглядел абсолютно спокойным, его решимость чувствовалась до ужаса сильно.

По какой-то причине Паширу показалось, что весь запал и амбиции принца вдруг рассыпались в прах. Как он помнил, у гладиаторов, что лишались своей решимости, всегда было такое лицо. Естественно, что рано или поздно они уставали от жизни, в которой ежедневно приходится сражаться насмерть.

Гладиатор, что лишился тяги к сражениям, а значит и тяги к жизни, считай, что труп, — чувствуя некоторое беспокойство, он не смотрел на Гила. Не потому, что он принц Мефиуса, страны, которую он никогда не простит, а потому, что так и не мог понять как его, так и своё отношение к нему.

О прибытии принца, конечно же, доложили Одейну Лорго в его лагере, и спустя два часа он в сопровождении двадцати всадников встретил кронпринца.

Ярко светило солнце, но небо внезапно начали затягивать дождевые тучи, отбрасывая тени на равнины у подножья гор.

Определённо и Одейн не ожидал, что принц прибудет лично. С угрюмым видом он поприветствовал его, но сразу же и твёрдо предупредил:

— Прошу прощения, но я до сих пор исполняю приказ Его Величества. Я не могу позволить Вам двигаться дальше.

— Кажется, дождь собирается? — спросил Орба Говена. Сидя на складном стуле перед судном, он даже не смотрел на Одейна.

— Сегодня погода не изменится, — ответил бывший надсмотрщик, взглянув на небо.

— Вот как. Если бы пошёл дождь, Венд мог бы разлиться и помешать передвижению Эрика по ущелью.

В пути представитель Заджа рассказал об обстановке, но, конечно же, в общих чертах и без подробностей.

— При всём уважении, все разумные люди единодушны в оценке Ваших действий, — цвет лица генерала изменился, его тон стал грубее. Он до сих пор недолюбливал Гила за набор гвардии из гладиаторов. — Сперва в свои прямые подчинённые вы взяли рабов, затем заключили мир с Аксом. Если вы и в этот раз пойдёте против приказа Его Величества, то уже не сможете оправдаться и станете мятежником.

Гил по-прежнему держал рот на замке.

По мнению Одейна принц считал, что своим личным появлением сможет отменить приказ. Хоть он и продемонстрировал некоторые способности к военному делу, итог его потенциального вызова императору очевиден.

Идиотский приказ, — сам генерал думал, что распоряжения Гула о задержании подкреплений союзнику не входят в понятия солдатского долга и офицерской чести. Тем не менее, учитывая, что мятеж Рюкона в Гарбере и восстание Заата в Солоне почти добились успеха, он признавал и то, что нельзя сбрасывать внутренние дела со счетов.

Орба же до сих пор глядел высоко в небо.

Ха, точно ведь. Больше ведь нет необходимости, — думал он. Под «необходимостью» он имел в виду необходимость следовать роли. Встречаясь с новыми людьми как «Гил», Орба никогда не шутил, а по ответам собеседника старался понять о его отношениях с настоящим Гилом. Видимо, это уже вошло у него в привычку.

— Одейн, — впервые принц встретился взглядом с генералом, отчего у того по спине слегка пробежали мурашки

— Я.

— Получается, ты нас не пропустишь?

Ещё раз повторять... — собравшись, Одейн подавил презрение во взгляде.

— Я не ничего не имею против Вас, мой принц, но приказ императора...

— Не стоит утруждать себя повторением. Иными словами, ты не можешь понять намерений императора и чётко следуешь сказанному, своими действиями позоря всех военных Мефиуса. Если ты не думая выполняешь все приказы, тебе должно понравиться быть рабом. Будешь есть что говорят, делать что говорят, спать когда говорят.

— В-ваше Высочество, Вы назвали меня рабом? — голос генерала переполняла ярость.

— Ваше Высочество! — переполох начался и в рядах гвардейцев. Они прекрасно помнили, как в Апте пьяный Гил направил клинок на прибывшего в крепость Оубэри. Сейчас он сделал то же самое: вынул короткий меч из ножен на поясе и приставил к загривку генерала.

— Если по-твоему я не прав, то вместо «Его Величество то, Его Величество сё» говори своими словами, Одейн. Гарбера в опасности, и раз наблюдение за этим нисколько не трогает душу воина в тебе, то кто же ты тогда?

— … — в ответ на слова Гила Одейн задрожал. Не телом, а душой и сердцем воина, что командовал на поле битвы больше двадцати лет.

— За предательство союзника Мефиус будет достоин любой критики, у любой страны будет повод для нападения на столь бесчестного соседа, — раздался голос того, кого тут быть не должно.

— Господин Рогу! — и Гил, и обернувшийся первым Одейн не могли скрыть своего удивления при виде группы всадников во главе со старым генералом, Рогу Сайаном.

— Господин Рогу, — с болью в голосе произнёс Одейн, а затем поклонился. — За самовольную передислокацию вы тоже навлечёте на себя гнев Его Величества.

— Да? Я вот слышал, что сегодня ночью луна будет воистину прекрасной для наблюдений. Решив, что негоже заниматься таким одному, я взял своих ребят с собой, но мы, как видите, прибыли чуть раньше, чем нужно, — бывалый генерал, помогавший Гилу в его первой кампании, взглянул вверх. Тучи сгущались, загораживая солнце, свет мерк. Едва ли в небе виднелся хоть один просвет.

— Мне приказано задерживать любые войска, отправленные из Апты.

— Одейн. Ты всё...

— Но! — Одейн перебил старого генерала. — Я тоже вижу далеко не всё. Так что куда бы вы сейчас с принцем ни направились, я не буду вас останавливать.

— Одейн.

— ...Само собой, я доложу Его Величеству. Говорите, луна сегодня будет прекрасной? Её видом можно наслаждаться и по пути в Солон, так и прибыть на место можно будет к завтрашнему утру, — подытожил генерал.

«Прошу прощения», — попрощался он с принцем перед отъездом, а затем махнул подчинённым. Сколько же невысказанного осталось между ними? На лицах прибывших с ним всадников до сих пор были суровые выражения, но один за одним они уезжали прочь, вздымая за собой клубы пыли.

— Этот парень не такой уж и плохой, — очень сухо отметил Рогу, глядя в след удаляющимся верховым, — но, пожалуй, слишком честный.

— Выходит, даже в Мефиусе люди бывает разными.

— Что вы сказали?

— Н-ничего.

Шику и Говен очень удивились унылому тону Орбы.

На самом деле в его груди смешались разные чувства. С тех пор как мефийские солдаты сожгли его родную деревню, он всегда с подозрением относился к словам о «мефийской чести». Но возможно, всё же были и те, кому она присуща.

— Я благодарен вам, генерал.

— В этом нет необходимости. Может, отправимся? Не был у Заима со времён войны. Ой, в вашей первой кампании мы же осаждали его, да? Вот это поворот судьбы...

— Нет, генерал, вы останетесь здесь.

— Почему вы отдаёте такой приказ?

— Что бы вы ни сказали, вы нарушили приказ отца и это не изменится. Лучше мне взять всю вину на себя.

— Н-но...

— Передайте мои лучшие пожелания своей семье. Наверное, я вскоре и сам навещу вас.

После упоминания семьи, взгляд Рогу немного дрогнул. Орба уже бывал у него в гостях и делил с ним мясо и вино за одним столом, но почему он вспомнил о чём-то столь давнем?

— Ох, к тому же ваш сын и дочь Лорго весьма близки. Убедитесь, что сегодняшний день не разрушит их детскую дружбу.

— Ваше Высочество, — должно быть, из-за нахлынувших эмоций, Рогу отвернулся, приложив руку ко лбу.

И я дал слабину, — подумал Орба, но памятуя о планах на будущее, он не мог брать на себя новых «обязанностей».

Для себя Орба решил, что «обязанность» с подкреплением будет для него последней.