Том 1    
Глава 7. Королевство-мираж


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
buggycloun
2 г.
Боже что за убогая новелла, персонажи один хуже другого начиная от главного героя заканвая антоганистом, этим героям не то что не хочется сопереживать а хочется их побыстрее убить чтобы освободить их от тупого повествование автора, был принц автору захотелось и он его сделал ужасным злодеем и убил, был генерал автору захотелось и он сделал из него злодея и убил, главный герой то тупая морионетка, то показывает характер, куча не состыковок вот почему маску гг сняли при всех, почему тогда всех не казнили раз они увидели его лицо, ведь автор при этом сам говорит если кто то узнает мира не будет, почему такая плохая защита на свадьбе, почесу никто ничего не заподозрил, почему не казнили всех метяжников, почему такая тупая принцесса, за чем нам рассказывают про всякую хрень взаместо того чтобы нормально раскрыть характеры героев, за чем добавлять таких убогих героев как гладиаторов, персонажи такие убогие что я даже не запомнил ни одного имени, я бы поставил этой новелле 2/10 с большой натяжкой. Я очень удивлен что кому может понравится такое произведение, очень сильно чувствуется подражание автором других произведений, но это сделано очень не умело.
Sakagami
2 г.
Неплохо. Даже очень. Сложновато читать, но это даже плюс,ведь так хоть башня работает. Спасибо за перевод.
pixxel
3 г.
Спасибо огромное, очень хороший роман и качественный перевод.
Pioner
3 г.
Хм, Что-то Вилина по рисовке сильно напоминает принцессу из "танец на вампирском берегу" =/ (шикарный была анима .... )
SLASOR
3 г.
Так как том завершен - дальше будет перевод 2-го, верно?
ihpdep
3 г.
Эмм, а что за проблемы с выходом серии тут и на Ворксе? Почему они разнятся? И, да, уже есть 7-й и 8-й тома на англ
arslan
3 г.
Когда новые главы зальют ?
fox
3 г.
а чего так с редактурой? вроде на works норм. Я нечего серьёзного не заметил.
Magdoom
4 г.
Эх редактура затягивается ....
lis
4 г.
sanjar007123
Наверно по причине смены редактора. Был Shiki, стал Silent_skies. Поэтому редактируют с начала.
sanjar007123
4 г.
А почему остальные главы убрали?
Ztt
4 г.
Спасибо за перевод!
Mail
4 г.
Сяп за перевод! А продолжение есть?
Rudra
4 г.
Огромное спасибо, прочитал с удовольствием)
ricco88
4 г.
Спасибо за перевод.
Newpad
4 г.
Произаедение сложное в переводе, особенно с английского. Второй том читать тяжело...
sanjar007123
4 г.
Очень интересное ранобэ. Спасибо за перевод.
arsinis
4 г.
Весьма годно, пасибки за перевод.
Marchosias
4 г.
Нет нет нет, против вас я ничего не имею ,и чем заниматься в свободное время ваше дело,просто поинтересовался
kramol
4 г.
Я перевожу не один, но большая часть работы все равно на мне. Я не бросил первый том, и пока что не планирую бросать тайтл. Раньше тоже думал, мол переводчик козел, уже неделю ничего не выкладывает, какой нехороший человек. Но перевод — это труд, и поверь мне, труд не из легких. Переводчик тоже человек, ему хочется общаться с друзьями, играть в какие-то игры или читать книги, а в сутках всего 24 часа. В целом я лично способен переводить по главе в неделю, но на такую самоотверженность я, увы, не готов, да и мало кто другой будет так делать. К чему это я? Если я по каким-то причинам брошу перевод, то я об этом напишу. Если вы считаете, что я его бросил, то можете спросить у меня лично, где-то тут даже мелькала ссылка на контакт. Как-то так =\

Глава 7. Королевство-мираж

Часть 1

— Кто ты? — вновь спросил Рюкон.

— Гладиатор.

С таким простым ответом он ринулся на мятежного генерала, держа меч двумя руками.

Меч прошел в миллиметре от лица Рюкона, и тот ответил собственным ударом в голову противника. Гладиатор в маске быстро отступил.

Поток воздуха от быстрого обмена ударами поднял вихрь между двумя бойцами.

— Мефиец? Как ты проник сюда?

— Как знать?

В это же время в зале напротив них разразился хаос. Воины в такой же, как и у гладиатора, экипировке схватились с солдатами Рюкона. Все они — элитные бойцы, выбранные за способность сражаться в хаосе.

Повсюду летали искры, звучали проклятья. Шиику, орудуя двумя клинками, обезглавливал одного противника за другим, в то время как огромный гладиатор Гиллиам, размахивающий своим топором изо всех сил, прорубал даже закованную в полный доспех плоть.

Гладиатор в маске ударил снова. Рюкон сделал шаг в сторону, а затем нанес вертикальный удар.

Гладиатор стабилизировал центр тяжести, расставив ноги, и принял удар. В то мгновение, пока Рюкон делал шаг назад, он перешел в атаку, воспользовавшись отдачей от парирования.

— О, неплохо.

Два, три, а затем все больше и больше ударов они сделали в этой патовой ситуации.

— Как тебя зовут? С такими навыками ты должен быть известен.

— Как знать.

Повторив произнесенные ранее слова, мечник в маске — Орба — набросился на генерала в размашистом ударе.

Подарком, про который он говорил на мостике Доума, была принцесса Вилина. Орба ожидал, что в лагере Гарберы найдутся предатели, и когда те пойдут в атаку, силы Рюкона скоординируются с ними, чтобы взять армию Мефиуса в клещи.

И шпионы в лагере Гарберы сделали всё в точности так, как и ожидалось: подобрались к похитителям принцессы. Так Орба смог предугадать вражеские действия. Прямо перед тем, как гарберцы вывели принцессу с судна, Орба напал на них и спас девушку.

Затем, пока продолжалась вызванная нападением Рюкона суматоха, он и его группа переоделись в броню гарберцев, взяли бессознательную принцессу и повели отряд обученных солдат в сторону крепости Заим. Естественно, когда войска Рюкона увидели их появление, то подумали об успехе плана союзников и сопроводили в крепость.

Сердце Орбы наполнилось волнением. Он чувствовал себя главным героем одного из прочитанных им в детстве героических романов. Все шло по плану, и теперь он сражается с вражеским генералом один на один.

Но:

Проклятье!

Четвертый, пятый удар. Два воина сражались, и от каждого их столкновения летели искры.

Навыки Рюкона намного превышали ожидания Орбы. Противник легко предсказывал движения юноши; его меч летел, казалось бы, со всех направлений. Пока Рюкон агрессивно наносил удары слева, справа, спереди и сзади, он ни на секунду не открывался.

Бусинки пота начали скатываться по спине Орбы. Он не мог позволить себе впустую тратить здесь время, ведь чем дольше затянется бой, тем больше врагов успеет добраться верхнего этажа. Если всё шло по плану, то флагман Доум должен уже направляться к крепости, сминая главные силы повстанцев. Но всё-таки новичку, вроде Орбы, сложно было предсказать, сколько времени на это уйдет.

Единственное, что он мог делать, — использовать каждую минуту, каждую имеющуюся у него секунду, чтобы прикончить Рюкона. Так что все его действия ограничивались фехтованием: ударами, уворотами и финтами.

Вилина затаила дыхание, наблюдая за развернувшимся перед ней поединком. Конечно же, она не догадывалась, что принц Гил, которого она знала, и воин в маске — один и тот же человек. Пока она следила за казавшимся некоторое время равным боем, её глаза постепенно научились замечать крошечные различия между двумя бойцами.

Во время бесчисленных обменов ударами Рюкон продолжал наблюдать за техникой Орбы. Она хороша, но в ней проглядывались странные индивидуальные особенности. Особенно когда тот делал дальний удар. В этот момент он оставлял свою левую сторону без защиты, поскольку его ноги не следовали за телом.

Рюкон ухмыльнулся, а затем отступил.

Орба клюнул на финт и последовал за ним. В этот момент Рюкон оттолкнулся от земли. Острие его клинка зацепило лицо Орбы. Когда Рюкон снова встал на ноги, то оказался рядом с противником. Вновь оттолкнувшись от земли, он поднял меч над головой, и вскоре лезвие коснулось маски Орбы.

— Угх.

Орбы мгновенно направил все силы в спинные мышцы и, вывернув тело, уклонился от удара. Рюкон продолжил давить. Не сумев восстановить равновесие, Орба осознал, что его отбросили, пока он пытался блокировать жестокую серию ударов.

— Твой план проникновения восхитителен.

Дыхание Рюкона было ровным, хотя его лицо и покрылось потом.

— Но невозможно достичь победы, не прикончив меня как можно быстрее. Хоть ты и превосходный боец, ты проиграл в тот момент, когда не смог убить меня.

У Орбы не было такой роскоши, как время на ответ. Он наконец понял истину. Противник более умел. Мастерством меча рыцаря, силой, техникой и даже опытом Рюкон намного превосходил Орбу. В отличие от невредимого Рюкона, бок и бедра Орбы были ранены, а один из его наплечников сломался. Он запыхался и едва мог держать меч.

В этот момент войска Рюкона начали собираться в главном зале и потеснили гладиаторов. Больше неспособных защищать двери, их оттеснили в центр зала и немедленно окружили ворвавшиеся на этаж солдаты.

— Проклятье! — проворчал Гиллиам и поднял топор.

Шиику встал в такую же стойку. В их глазах всё ещё оставалась жажда крови. Сбив брошенное одним из окруживших их солдат копьё, Гиллиам сказал:

— Не хочу это говорить, но я бы хотел, чтобы Орба был здесь. Он, конечно, раздражающий ублюдок, но на его хладнокровную силу можно положиться в бою… Что смешного, Шиику?

— Нет-нет, ты прав. Хоть этот парень в маске довольно силен, но ему далеко до Орбы, верно? Ох, знал бы, что все так обернется, то настойчивее пытался бы притащить его сюда.

Покрытые как собственной кровью, так и кровью врагов, эти двое всё ещё шутили в столь отчаянной ситуации, но вот другие гладиаторы... Кого-то пронзило копьем, кому-то отсекли ногу — они падали один за другим.

Рюкон был убежден, что сражение окончено. Он планировал сделать ложную атаку в грудь Орбы, и в тот момент, когда тот уклонится, нанести другой удар. Клинки столкнулись, и меч вылетел из рук Орбы.

— Что?

Это был удивленно воскликнувший Рюкон.

Уверенный в своей победе мятежный генерал расслабился, и в это время Орба вытащил кинжал с пояса и атаковал его. Он решил отпустить меч ради одной отчаянной атаки.

Получи!

Полный уверенности Орба навалился на тело Рюкона. Мятежники вскрикнули от удивления, но внезапно по главному залу разнесся звук столкнувшегося друг с другом металла.

***

На южной стороне холма столкнулись две армии под обоюдным артиллерийским обстрелом. Поле боя уже превратилось в сражение «каждый сам за себя». Войска Мефиуса и Рюкона смешались друг с другом в хаосе рукопашной схватки, а оранжевый огонь освещал безлунное небо.

— Огонь! Огонь!

Старый генерал Рогуэ Сайан не смог сдержать волнение и жажду крови, и поэтому лично повел войска на передовую. Залп за залпом слышались нацеленные на передовые отряды врага выстрелы.

Хотя войска Мефиуса и превосходили противника в ресурсах и численности, но в данный момент побеждал именно их враг.

В тоже время Говен руководил десятком людей, ударившим врага с правого фланга. Также с ними был байян, тянущий за собой два орудия. Они надеялись воспользоваться ими, чтобы обстрелять противника, но их позицию быстро обнаружило патрульное судно.

— Ложись!

Пока Говен падал на землю, отдавая свой приказ, он заметил пролетевшую перед глазами пулю. Одноместный корабль обстрелял его, а затем изменил направление и резко взмыл вверх. Во время этого маневра, аппарат внезапно потерял управление, поскольку один из гладиаторов зацепился за его хвост. Его товарищи быстро вскарабкались на корабль и вытащили из него пилота.

Пусть они и продолжали двигаться вперед, сердце Говена накрыла тень раздражения.

Для сил Рюкона это нападение было лучшим шансом из всех возможных. Вероятно, из-за подстрекателей часть войска Гарберы перешла на их сторону и атаковала армию Мефиуса, из-за чего последние пришли в замешательство. Мятежникам не нужно было полностью уничтожать врага, двадцати или тридцати процентов потерь было бы достаточно. После этого для Мефиуса стало бы невыгодно находится на земле чужой страны, и они бы отступили.

Прекрасная возможность, а потому не думавший об отступлении Рюкон не сдерживался. Он использовал все свои силы, в точности, как и предсказывал Орба. Прямо в этот момент Орба вместе с элитным отрядом прокладывает себе путь в крепость, чтобы убить Рюкона. После этого, когда главные силы врага будут отброшены, Доум доберется до форта и захватит его.

Такова была задумка, но...

По плану Орбы гарберский лагерь должен был сразу же объединиться с Мефиусом. Даже если гарберцы будут в замешательстве, у них достаточно сил, чтобы сокрушить противника. Но они не приходили. В этом хаосе даже их сообщения стали беспорядочным. Говен солгал бы, сказав, что его собственное предсказание не было слегка приукрашеным.

В любом случае, боевой дух врага был невероятно сильным. Если упадет один, то другой переступит через труп, бросившись в бой, или же использует того как щит. Шаг за шагом они медленно продвигались в направлении мефийцев. К тому же, войска Мефиуса даже не знали, что их собственный принц, пусть это и двойник, а также принцесса в данный момент находились в крепости.

У мефийцев нет такого же боевого духа. Если всё так и продолжится, то армия развалится на части. Нужно поспешить!

Итак, Говен продолжил двигаться вперёд. Расположившись на вершине холма с хорошим обзором, он выстрелил из своих орудий прямо в центр вражеских стрелков. Выстрел, второй… с каждым попаданием вздымался столб пламени, но два выстрела были их пределом. Новые воздушные корабли приближались к ним.

— С дороги! С дороги!

Эта атака определенно нанесла серьёзный урон, но вражеский строй даже не дрогнул. Единственное, что мог сделать Говен, — это бросить орудия и отступить с драконами.

Орба!

Раз всё так обернулось, то Орбе нужно побыстрее прикончить Рюкона. Можно надеяться, что после этого враг потеряет желание бороться. Говен бежал; вокруг него раздавались звуки выстрелов, а пули цепляли плечи.

***

Рюкон широко раскрыл глаза… а затем вновь прищурил их.

Орба, наклонившись вперед, всем своим весом навалился на него. Но он не пролил его кровь. И всё же Рюкон едва сумел заблокировать отчаянную атаку Орбы. У него все еще был короткий шестидесятисантиметровый меч за спиной, который он и обнажил в подходящий момент для защиты.

Орба всё ещё пытался воспользоваться своей силой и нанести ещё один удар, но выпад прошел мимо. Рюкон увернулся в полуобороте, и гладиатору ничего не оставалось, кроме как упасть. Стоя на четвереньках, он почувствовал лезвие на тыльной стороне своей шеи.

Я проиграл.

От уткнувшейся в кожу стали по его телу пробежал холодок. Он никак не мог изменить результат. Ему удалось обмануть противника, но фехтовальные навыки и движения Рюкона оказались фатальными для Орбы..

Пережив бесчисленное множество сражений, он впервые почувствовал вкус поражения. Для него это означало, что сердце, бившееся лишь ради мести, остановится на полпути.

— Мне нравится твоя наглость. Если бы ты не родился в Мефиусе, то я с удовольствием бы сражался на твоей стороне, — произнес Рюкон, приготовившись снести Орбе голову.

— Остановитесь!

Крик Вилины ясно прозвучал в зале. Сначала Рюкон попытался проигнорировать ее, но…

— Остановитесь, сейчас же!!!

Чувствуя, что второй крик нёс в себе силу жизни или смерти, Рюкон посмотрел на неё. Конечно же, принцесса направила пистолет в его сторону. У солдата прямо позади нее был испуганный взгляд; видимо, она украла оружие именно у него.

Рюкон улыбнулся.

— И что вы собираетесь делать? Выстрелите в меня?

— Нет, — произнесла принцесса, покачав головой.

На ее лице показалась прекрасная улыбка, заставившая всех размышлять, о чём же она думает, а затем она подняла пистолет.

— Я застрелюсь.

Она приставила его к собственному виску. Брови Рюкона приподнялись, в то время как солдаты начали волноваться.

— И какой в этом смысл?

— Хватит ли у вас мужества повторить свои слова перед преданными вам людьми? Рассказать о ваших истинных намерениях? Хоть вы и рыцарь, служащий королевской семье, ваши собственные идеалы отличаются от вашей истинной цели. Хотите, чтобы они несли то же бремя?

Как раз когда она держала пистолет у своей головы, яркий свет вернулся в её глаза, где ранее было лишь отчаяние.

Рюкон молчал. Он был удивлен тем, что Вилина ставила свою жизнь на кон. Как и думала эта четырнадцатилетняя особа, Рюкон не мог позволить Вилине умереть перед собственными солдатами. Они разделили его идеалы превращения королевства Гарбера в страну истинных рыцарей. Но при этом чтили королевскую родословную принцессы Вилины. Если бы они потеряли своего идола, то его доводы перестали бы действовать. Кто-то вроде него, готовый сделать что угодно ради создания идеальной страны, с одной стороны был новатором, а с другой был бы осужден как злодей.

Пока Вилина и Рюкон безмолвно сражались меж собой, побежденный Орба припал к земле в стороне. Его спина вздымалась, пока он тяжело дышал, но не было никакого признака, что он принял свою смерть.

Своим взглядом из-под маски он уставился на короткий клинок, отразивший его последнюю атаку.

Это же…

На лезвии были ясно видны выгравированные буквы. Он не мог ошибиться.

О, Р, Б, А…

Это было его собственное имя. Его практически остановившееся сердце вновь начало биться в ровном ритме.

Часть 2

— Принцесса!

— Ваше Высочество, пожалуйста, положите оружие!

Несмотря на то, что солдаты обращались к ней, принцесса просто продолжала смотреть прямо вперёд, встретившись со взглядом Рюкона. Возможно благодаря решимости, но на её лице не было и следа колебаний.

— Принцесса, как далеко вы зайдете с таким боевым настроем? — со вздохом сказал Рюкон, — Если… Да, если я продемонстрирую своё решение и свою решимость прямо тут, перед всеми, то как вы поступите? Мы только и сможем что идти по старому пути и не достигнем идеала. В конце концов, даже если мы действительно выйдем из этого сражения, то ничего не изменится. Раз так, то не лучше ли выбрать наиболее благоприятное для нас обоих решение?

— Тогда поторопитесь, ведь для себя я всё уже решила.

— Принцесса!

— Не приближайтесь!

Заметив, что солдаты вновь пытаются подойти к ней, Вилина внезапно отступила. Она не отвела пистолет от виска, но они все еще медленно приближались к ней.

— Пожалуйста взгляните, Ваше Высочество.

Рюкон указал на колонны на противоположной стороне, за которыми продолжал пылать пожар войны.

— Взгляните на армии глупых мефийцев и гарберцев, которые, несмотря на подавляющее численное превосходство, бьются против наших храбрых солдат. Разве вы не понимаете, что это значит, Ваше Высочество? Забудем о трусливом Мефиусе, даже армия Гарберы оказалась в замешательстве. Они дрогнули, потому что не могут решить, следовать за мной или нет. Они не идут за королевской семьей вслепую, а задаются вопросом, могут ли мои последователи быть истинными защитниками страны. Это ответ, который нашли люди Гарберы.

Следуя словам Рюкона, солдаты тоже заговорили.

— Принцесса, пожалуйста, признайте наши доводы.

— Это сражение ради истинной гордости Гарберы. Пожалуйста, поймите!

Глядя на них, глаза Вилины не заметили враждебности, да и в её собственном взгляде враждебности не было, он даже казался печальным. С самого начала она ни за что бы не смогла увидеть в них враждебность или неприязнь. Ведь в своих сердцах они все любили Гарберу, также как все они любили ее цветок, принцессу Вилину.

— Я не хочу! — выкрикнула в этот момент принцесса, но ради чего?

Со слезами на глазах и пистолетом у виска, она кричала словно ребенок в истерике.

— Я не хочу! Не хочу! Не хочу!

— Госпожа Вилина!

— Эта Гарбера, которую любит мой дедушка, и которую взрастил мой отец! — произнесла Вилина, проливая слезы. — Почему? Почему вы так поступаете?..

— Хватит нести ерунду.

За Рюконом была вера, которую ничто не сможет поколебать, даже откровение божьего оракула. Но его перебил тот, от кого он этого не ожидал.

— Не называй это ерундой!

Произнесенные голосом будто бы из бездны, его слова затавили Рюкона и Вилину взглянуть на него. Рюкон, до этого момента полностью забывший об Орбе, насмешливо заявил «не двигайся» и снова направил меч на гладиатора. Но…

— Этот меч, верни его.

— Вернуть его? О чем ты говоришь? Это…

— Шесть лет назад, — сказал Орба.

По какой-то причине генерал раззинул рот от удивления и проглотил свои слова. Когда он смотрел на встающего с земли гладиатора и слушал его слова, во взгляде Рюкона виднелась совсем другая напряженность.

— Шесть лет назад… Ты только стремился стать рыцарем, но даже тогда ты был им в куда большей мере, чем любой другой. Теперь же все иначе. Ради собственных идеалов ты поднял меч на свою госпожу. Ты даже пытался угрожать ей смертью. Ради чего ты рискуешь жизнью? Ты так опьянен своими мыслями, что глух к словам своей госпожи, которая тоже поставила на кон свою жизнь. Рюкон, ты уже вовсе не рыцарь!

Пока всеобщее внимание было приковано к принцессе и Рюкону, заносившему клинок для удара, Шиику воспользовался возможностью вырваться из окружения.

— Взять его!

В этот же момент он бросил свой меч, а Орба поймал его, словно они заранее всё это спланировали. Затем Шиику, резко бросившись вперед, оказался позади принцессы, выхватил пистолет из ее рук и приставил к шее.

— Принцесса?!

— Ваше Высочество!

— Ни с места!

Будто и не слыша слов Шиику, Рюкон нанес удар Орбе. Парень отразил его, и они вдвоём вновь скрестили клинки.

— Что вы творите?! — в промежутке меж ударами воскликнул Рюкон с ужасно хмурым выражением лица, — Мы не можем позволить мефийцам убить принцессу. Схватить его!

Шиику щелкнул языком. Пока он и солдаты смотрели друг на друга, ужас и замешательство на их лицах начали пропадать. Сейчас или никогда. Если он будет дожидаться действий врага, то его снова подавят числом.

Ему нужно куда-то двинуться… но куда?

— Сэр гладиатор.

— А? — потрясенно произнес Шикю.

Принцесса, которую он вроде как держал в заложниках, сама захватила инициативу.

— Туда, — прошептала она и указала подбородком на корабль, расположенный поблизости.

В это мгновение мысли Шиику совпали с ее.

— Понял. Будет немного грубо, но всё же.

— Я привыкла.

Сразу же после её ответа Шиику хладнокровно прицелился из пистолета и выстрелил перед собой. И прежде, чем грозный звук выстрела затих, он схватил принцессу за ее хрупкие плечи и побежал. Вилина села на корабль. Пока Шиику устраивался позади нее, она завела двигатель. Испуская эфир, судно подняло их в воздух.

— Я приведу подкрепление! Дождитесь меня! — прокричал гладиатор.

Однако в этот момент принцесса заколебалась. В большом зале находились отважные солдаты Мефиуса и верные последователи королевской семьи, желающие преобразовать Гарберу в соответствие с их идеалами. Все они мужественно поставили на кон свои жизни, а она вынужденна оставить их.

— Принцесса!

Как и можно было ожидать, лицо Рюкона побледнело, и он побежал прямо за кораблем. Однако в этот момент прямо перед его глазами промелькнул образ стального лезвия. Сплюнув на землю, он встретил атакующего его Орбу

— Бегите!!! — заревел Орба.

Гладиатор заблокировал удар, который должен был снести ему голову, а затем и следующие за ним второй и третий. После этого он снова закричал.

— Вилина, быстрее!!!

Будто пораженная, принцесса уставилась на него. Затем, стряхнув пытавшихся догнать ее солдат, она направила корабль в небо и слилась с ночной тьмой.

— Раз всё пошло так… — сказал Рюкон, оскалившись в тот момент, когда их клинки встретились, — Должен ли я приказать убить принцессу вместе с войсками Мефиуса?

— Что?!

Дыхание Орбы стало тяжелым. Черная кровь — главный источник, поддерживающий его силы, но и он собирался иссякнуть. Орба не знал, что делать, не знал, сможет ли он закончить начатое, и не знал, мог ли он сделать хоть что-то, кроме как вновь наблюдать, что всё ускользает у него из рук.

Но, у Орбы все ещё был меч, воплотивший в себе его кипящую кровь.

— Кто-то вроде тебя...

— Ты, грёбаный…

Их голоса заглушил звук скрестившихся клинков. Хоть их взгляды и отличались, но в сердцах царили схожие эмоции, так что они не такие уж и отличаются друг от друга.

Я не позволю тебе остановить меня!

Отразив удар Рюкона и вернувшись в стойку, Орба двинулся влево, вправо, сделал выпад в сторону противника, но все его удары были заблокированы.

Возможно, мне просто нужно немного больше силы. Это все, что у меня есть…

Если что-то препятствует его цели, будь то высокие идеалы или же боги-драконы, Орба, скорее всего, пойдет против них всего лишь с одним мечом в руках.

Но в этот момент он возвращался к своим старым привычкам. Как только его противник ушел в оборону, Орба воспользовался этим шансом и поднырнул прямо к противнику. Но, ожидая такое нападение, Рюкон поворотом избежал колющего удара и взмахнул мечом в сторону Орбы.

Все также, как это видел Орба шесть лет назад.

После того, как искры рассеялись в воздухе

— Гхх…

Брызнула кровь, раздался крик.

Клинок Рюкона был отброшен быстрым ударом Орбы. В конце концов, это он «пригласил» его. В расчете на смерть противника генерал вложил всю свою силу в эту атаку, полностью выбившись из равновесия. Орба заблокировал его выпад, подняв свой клинок раньше него.

Хотя, даже так Орба не остался невредим. В правой верхней части его маски появилось отверстие, от которого расползалась трещина к середине.

— Великолепно.

Рюкон изо всех сил пытался произнести эти слова, после чего рухнул на пол, откашливаясь кровью.

— Совсем недавно я видел королевство рыцарей… но было ли это моим пределом? Назови мне свое имя. Я не смогу уйти с миром, если буду побежден безымянным человеком.

— Орба.

Кроме Рюкона ни один из присутствующих солдат не мог услышать его, когда он назвал себя.

Было неясно, утешило ли это его. Рюкон больше не мог произнести ни слова, и только кровь стекла с его губ, прежде чем он навсегда закрыл свои глаза. Орба же просто наблюдал за ним в тишине.

Человек, пробравшийся в лагерь врага всего с несколькими людьми и одолевший восставшего Бату, сам расстался с жизнью точно так же. Ироничность такой смерти будут обсуждать даже века спустя, называя «Последними мгновениями Рюкона».

— Милорд!!!

— Он убил Лорда Рюкона! Не дайте никому из них выжить!

Боевой дух солдат смешался с гневом. Гладиаторы, которые также рванули в зал, сформировали круг вокруг Орбы.

Именно тогда приблизительно дюжина сражавшихся с судами Мефиуса кораблей вернулась за боеприпасами. Эти солдаты поняли, что произошло и, обнажив клинки и выхватив пистолеты, хлынули на самый верх крепости.

Тяжело дыша, Орба размышлял.

Это конец?

Это была всего лишь мимолетная мысль, проскользнувшая в уголке его разума. За те два года, пока он был гладиатором и боролся до самого конца, она часто его посещала. И каждый раз…

Я не позволю всему закончиться здесь!

… Он ободрял себя. И прямо сейчас, когда столько мечей и пистолетов было направлено на него, Орба лишь покрепче сжал рукоять своего клинка.

Медленно, но верно, солдаты Рюкона приближались. Орба испытывал желание выйти вперед, но гладиаторы тихо стояли с оружием на изготовку, охраняли его. Каждая из сторон безжалостно хотела убить другую, они были готовы разрядить заряженные бесцветными пулями пистолеты и броситься друг на друга, как вдруг…

Они услышали боевой клич, хлынувший на них словно цунами. С балкона на верхнем этаже можно было увидеть, как по раскинувшейся под ними равнине, подобно пожару, приближалась армия.

С мрачной решимостью и отчаяньем солдаты Рюкона стиснули зубы. Они были готовы к смерти, готовы бороться до последнего живого бойца. Напоследок они хотели хотя бы отомстить человеку, что убил их генерала и стоял сейчас перед ними.

Но теперь к ним приближалась армия Мефиуса.

— Ах…!

Внезапно воскликнул один из солдат словно взволнованный ребенок. Развеваясь в ночном небе, показался освещенный огнями флаг Гарберы – их родины, от которой они, скрепя сердце, отделились, и в лоно которой желали вернуться с высоко поднятыми головами.

Спустя несколько секунд донёсся звук уникального судна, солдаты удивленно взглянули вверх.

— Это конец!.. Всё кончено!!!

В точности как и во время взлета, девушка проворно спрыгнула с корабля. Так на балконе оказалась принцесса Вилина.

Часть 3

Что?..

Шиику, несущийся вперед на судне, покрылся потом и сжал кулаки.

Что она за девчонка?!

После побега из крепости Заим корабль, которым управляла Вилина, продолжал ускоряться, направляясь в лагерь Гарберы. Естественно, Шиику был захвачен врасплох, поскольку считал, что они пойдут к войскам Мефиуса. Он немного волновался о том, не захочет ли она навсегда вернуться к гарберцам.

Как Рюкон и упомянул ранее, лагерь Гарберы был в полном хаосе. Среди них были те, кто помогал предателям, и к тому же все видели, как посреди армии Мефиуса вспыхнули пожары. Так что вовсе не странно, что у некоторых солдат была причина и сильное желание присоединиться к Рюкону.

Что еще хуже, здесь поле боя, хотя об этом и говорить не нужно.

После заката множество орудий направлялось в воздух, чтобы встретить любое воздушное судно, желающее приблизиться к ним под покровом тьмы. Поэтому по принцессе без вопросов и предупреждений открыли огонь. Все дошло до того, что мужчина, Шиику, кричал, пока Вилина уводила корабль то влево, то вправо. Когда судно снизилось, несколько солдат наконец опознали их и закричали «Принцесса!». В этот же момент сама Вилина прокричала им сверху в ответ.

— Идите и нападите уже на Рюкона вместе с мефийцами!!! — громко приказала она.

В тот момент, когда орудийный огонь прекратился, возникло ощущение, будто бы само время остановилось. Позади Вилины продолжали пылать отражающиеся в глазах солдат пожары войны. Шиику увидел, как осознание происходящего снизошло на них подобно удару молнии. Видимо, они действительно рыцари, готовые поднять свои мечи по зову своего господина.

— Разве Гарбера не страна рыцарей? Сможете ли вы назвать себя рыцарями, раз нарушаете наше обещание и обнажаете клинки против Мефиуса? Сможете ли вы гордо взглянуть в глаза нашим великим предкам?! Вперед! Следуйте за мной!!!

Это было чем-то вроде знамения небес, именно в нём и нуждались солдаты.

Сожалея о столь долгой заминке, армия Гарберы перешла в наступление. Войско разделилось на две части. Половина должна была пойти в лагерь Мефиуса, вторая к крепости Заим. Они могли легко окружить армию Рюкона, чьи главные силы атаковали войска Мефиуса, так что не прошло много времени, прежде чем главные силы гарберцев выстроились перед воротами форта.

***

— Всё кончено!

На верхних этажах крепости, среди сверкающих мечей и доспехов, Вилина шагнула вперед.

— Генерал Рюкон направил на меня свой меч. Конечно же, я не сомневаюсь, что он любил свою страну и её людей, но больше чем Гарберу и ее рыцарство он полюбил страну рыцарей, созданную на его идеалах. Теперь уже нет никакого смысла продолжать сражение.

Окруженные земляками, потерявшие лидера и убежденные их любимой принцессой, войска Рюкона полностью потеряли свою силу и цель.

Фактически крепость уже пала. Солдаты бросали оружие и опускались на пол, из их глаз текли слезы, когда они оплакивали погибшего генерала.

Теперь это место не походило на дикое поле боя, крепость наполнилась трагическим рыданием и плачем словно на похоронах. Бесцельно оглядываясь по сторонам и ходя по кругу, Вилина споткнулась о собственные ноги.

— Принцесса!

Находившийся поблизости Гиллиам быстро поддержал её.

Она казалась белой, словно парафин, но это лишь из-за блеска покрывшего её лицо пота и насыщенно-красного цвета губ.

— Г-Гиллиам, ублюдок! Разве ты не должен уже отпустить принцессу?

— Чего ты так разволновался, Шиику? Если я отпущу ёе, то она упадет на пол, разве нет?

— Тогда передай её мне…

— Я-я в порядке. Спасибо, — смущенно произнесла Вилина, освободившись из рук Гиллиама. — Вы Шиику и Гиллиам, да?

— Д-да!

— Вы превосходно поработали, начиная с долины Сэйрин. Вы спасли не только мою жизнь, но также Мефиус и Гарберу. От имени обеих стран, я сердечно благодарю вас.

— Нет, я… — начал Гиллиам.

— Он прав, принцесса. Нет никакой необходимости говорить ему такие тёплые слова. Он просто неотёсанный мужлан, которого удовлетворяют лишь набеги и размахивание своим топором в битве.

— Т-ты, коварная псина! Послушайте, принцесса, если это не ради любви или подлизывания к дворянам, или …агх, ты скорее всего не сделал бы ничего подобного!

Вилина улыбнулась им, когда они начали осыпать друг друга словами. Естественно, принцесса тоже от многого страдает. Однако как часть королевской семьи Гарберы, она должна терпеть, особенно если хочет достигнуть чего-нибудь в ближайшем после становления императрицей Мефиуса будущем.

Затем она разыскала в толпе фигуру, заслуживающую особенной похвалы. Мечник в маске уже собирался покинуть зал, поэтому она помчалась к нему.

— Это же вы одолели Рюкона? Невероятно. Раз вы назвались гладиатором, это значит, что вы часть личной охраны принца?

— Да…

— С вашей помощью я избавилась от сомнений. Благодарю вас за это.

Вилина вкладывала смысл в каждое слово. Ведь в тот момент, когда она села на корабль, то сначала не могла улететь. Она разрывалась между двумя странами и не могла выбрать.

Из-за тех слов.

Она была слаба. Она чувствовала, что оставляла солдат Рюкона и его товарищей на смерть.

Но из-за этого…

Она должна стать сильнее. Член королевской семьи должен стать таким человеком, качества которого сможет найти в себе каждый житель страны. Такова обязанность наделенных властью. Разве это не то, что сказал бы её дедушка?

Повернув голову на пол оборота, мечник надменно взглянул на Вилину. Через трещину и прорези в маске были видны его глаза, и на мгновение принцессе показалось, что они ей кого-то напоминают.

***

Покинув крепость, Орба шел через пострадавшие от боя равнины. Даже несмотря на то, что ночь была тёмной, из-за горящих тут и там огней, он и без фонаря не испытывал никаких затруднений во время своего пути.

Лязг брони сопровождал проходивших мимо мефийских солдат. Их лица наполнялись возбуждением и энтузиазмом, скорее всего, они планировали разграбить крепость. Сейчас войска Гарберы расположились у ворот, но они не шли дальше. Как и можно ожидать, в воздухе всё ещё витало некоторое недоверие. Не только потому, что часть сил Гарберы предали их и пошли против Мефиуса, но и потому что глава восстания, Рюкон, был побеждён мефийцами.

Но Орба не думал, что об этом стоит волноваться.

Интенсивные эмоции от битвы уже покинули его, и теперь остались лишь истощение, боль и отчаяние.

Ради кого я боролся? И с кем я боролся?

Похоже, что Рюкон был готов к смерти. Не в момент поражения, а с самого начала, когда они только встретились. Смерть была видна в его глазах. Трудно сказать, как далеко он бы зашёл, чтобы изменить Гарберу, но теперь невозможно, что люди не запомнят его имя. Похоже, на данный момент очаги восстания подавлены, но имя Рюкона, скорее всего, продолжит тлеть в сердцах солдат.

Мираж.

Яркая иллюзия за дрожащим и переливающимся горячим воздухом. Это было воспоминанием из детства Орбы, и сейчас разве Рюкон не продолжал гнаться за своими мечтами до самого конца? В отличие от него покинутый судьбой Орба постепенно отбросил сентиментальность, свойственную детям.

Но Рюкон был другим.

Даже если он мог схватить лишь маленький кусочек того миража, он искренне верил, что должен преуспеть, сражаться или же умереть.

И если бы Орба спросил себя, каким человеком он хотел бы стать, то единственным ответом будет человек, прямо и с уверенностью принимающий вызов.

— Эй, ты! Ты из личной охраны принца?

Орба раскрыл глаза от удивления. К нему приближался Оубэри. Как у командир победившей армии, он шел с двумя вооруженными мечами и пистолетами солдатами слева и справа от него.

— Да, — замерев, кратко ответил Орба.

Оубэри горько скривил свои губы.

— То, что мы обязаны рабам за нашу победу, — позор для Мефиуса. В конечном счёте принцу придётся оправдаться перед отцом.

Он собирался уйти, проворчав свои жалобы, но Орба окликнул его.

— Генерал, — произнес он.

— Что?

Оубэри высокомерно обернулся, но Орба посмотрел вниз и ничего не сказал. Он не смог ничего сказать. В первую очередь, он даже не предполагал, что бросит ему вызов.

— Я спросил тебя, что?

Если я сделаю это сейчас…

Он был почти один. На глаз солдаты по левую и правую руку от генерала не производили сильного впечатления.

Если я сделаю это сейчас… тогда, возможно…

— Дерзкий ублюдок! — раздраженно заговорил Оубэри, сделав шаг вперёд.

— Никак нет. Просто тут всё ещё остались враги, поэтому, пожалуйста, будьте осторожны.

— Хм.

Оубэри усмехнулся. Затем он сплюнул на землю и повернулся к нему спиной.

— Не задирай свой нос, раб. Собаке, которая не подчиняется своему владельцу, некуда идти.

Еще раз приподняв плечи, он направился в сторону крепости. Долгое время Орба глядел ему в спину, пока тот не пропал в замке. После того, как генерал исчез, Орба пошел в своем изначальном направлении.

Не сейчас.

Он крепко сжал свой меч, а затем снова отпустил. Сейчас он обычный гладиатор и может ударить лишь под покровом темноты. Даже если он успешно отнимет жизнь Оубэри, то у него не будет места, куда можно вернуться.

Когда он снял маску и стал «принцем Гилом», у него появилось куда больше возможностей, чем у Орбы-гладиатора.

Следующим, кто обратился к нему, был Федом. Принимая во внимание стоящих рядом солдат, он с улыбкой приблизился к Орбе, будто поздравляя его с победой.

— Надеюсь, ты удовлетворен? — злобно прошептал он.

— Что вы имеете в виду?

— Поиграл в настоящего солдата, на настоящем корабле и на настоящей войне, ты удовлетворен? Тогда достаточно. Я больше не позволю тебе своевольничать.

"Достаточно", "больше не позволю" — как много раз Федом говорил ему эти слова? Размышляя об этом, Орба улыбнулся.

— Что смешного? Слушай, ты ещё не закончил со своими обязанностями. Принц продолжает находиться в опасности, пока свадьба с принцессой не состоится полностью. Я не могу позволить тебе самому отправиться в столицу. Я собираюсь ежедневно следить за тобой с вооруженными солдатами.

Со стороны он улыбался, но продолжал сыпать угрозами, наполненными ядом. Орба подумал, что этот мужик довольно талантлив, раз способен на такое.

— Знающих принца людей там намного больше, чем в Бираке. Ты должен быть предельно осторожным. Если тебя раскроют, то сразу же отрубят голову.

О?

Было что-то неправильное в его словах.

Ясно… все как я и думал…

До сих пор у него были сомнения, но теперь он точно уверен.

Никто не знал, что Орба заменяет принца. По крайней мере среди управляющих государством людей. Он не знал причину, но скорее всего, это для того, чтобы Федом в итоге мог тайно управлять Мефиусом. Кроме того, было кое-что ещё, о чём Орбе стоило задуматься.

Но, он никак не показал на своём лице понимания происходящего и просто кивнул в ответ.

После этого Орба вернулся на флагман и направился в свою комнату, чтобы поменяться одеждой с «двойником» принца, Каином, а после этого поднялся на палубу как Гил. Здесь собралось много ликующих людей, выкрикивающих имя принца и машущих руками от радости.

Там он пообщался с Шиику и Говеном. Они были рады видеть друг друга живыми и здоровыми. Затем Орба пошел к другим гладиаторам.

— Рюкон даже хотел жениться на принцессе, — по пути сказал Шиику, — Но разве это не он пытался убить её в долине?

— Он объявил бы, что нападавшими были мефийцы, — произнёс Говен, — но также стоит предположить, что делегаты других стран могли попытаться убить принцессу. Пока это остается тайной.

— Нет.

Когда Орба заговорил, вдвоём они посмотрели на «принца». Возможно, он привыкал к этому, или же в нём начал зарождаться какой-то талант, но при каждом приветствии солдат или взгляде в его сторону, Орба чувствовал гордость, которой никогда не было ранее.

— Я тоже много думал об этом. Кто бы получил максимальную выгоду от смерти принца и принцессы в тот день?

— Ну, кто?

— Это…

Белая луна сверкала в темноте ночи[✱]Честно не знаю, откуда взялась луна, ранее по тексту говорилось, что ночь безлунная, а все события главы происходят в течение одной ночи. Странно в общем..

Орба коснулся меча на талии, но тот отличался от того, что он обычно носил. Это был короткий меч, который он забрал у Рюкона. Лезвие блестело, как новое, и на нём было выгравировано имя Орбы.