Том 1    
Глава 4. В долине Сейрин


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
buggycloun
2 г.
Боже что за убогая новелла, персонажи один хуже другого начиная от главного героя заканвая антоганистом, этим героям не то что не хочется сопереживать а хочется их побыстрее убить чтобы освободить их от тупого повествование автора, был принц автору захотелось и он его сделал ужасным злодеем и убил, был генерал автору захотелось и он сделал из него злодея и убил, главный герой то тупая морионетка, то показывает характер, куча не состыковок вот почему маску гг сняли при всех, почему тогда всех не казнили раз они увидели его лицо, ведь автор при этом сам говорит если кто то узнает мира не будет, почему такая плохая защита на свадьбе, почесу никто ничего не заподозрил, почему не казнили всех метяжников, почему такая тупая принцесса, за чем нам рассказывают про всякую хрень взаместо того чтобы нормально раскрыть характеры героев, за чем добавлять таких убогих героев как гладиаторов, персонажи такие убогие что я даже не запомнил ни одного имени, я бы поставил этой новелле 2/10 с большой натяжкой. Я очень удивлен что кому может понравится такое произведение, очень сильно чувствуется подражание автором других произведений, но это сделано очень не умело.
Sakagami
2 г.
Неплохо. Даже очень. Сложновато читать, но это даже плюс,ведь так хоть башня работает. Спасибо за перевод.
pixxel
3 г.
Спасибо огромное, очень хороший роман и качественный перевод.
Pioner
3 г.
Хм, Что-то Вилина по рисовке сильно напоминает принцессу из "танец на вампирском берегу" =/ (шикарный была анима .... )
SLASOR
3 г.
Так как том завершен - дальше будет перевод 2-го, верно?
ihpdep
3 г.
Эмм, а что за проблемы с выходом серии тут и на Ворксе? Почему они разнятся? И, да, уже есть 7-й и 8-й тома на англ
arslan
3 г.
Когда новые главы зальют ?
fox
3 г.
а чего так с редактурой? вроде на works норм. Я нечего серьёзного не заметил.
Magdoom
4 г.
Эх редактура затягивается ....
lis
4 г.
sanjar007123
Наверно по причине смены редактора. Был Shiki, стал Silent_skies. Поэтому редактируют с начала.
sanjar007123
4 г.
А почему остальные главы убрали?
Ztt
4 г.
Спасибо за перевод!
Mail
4 г.
Сяп за перевод! А продолжение есть?
Rudra
4 г.
Огромное спасибо, прочитал с удовольствием)
ricco88
4 г.
Спасибо за перевод.
Newpad
4 г.
Произаедение сложное в переводе, особенно с английского. Второй том читать тяжело...
sanjar007123
4 г.
Очень интересное ранобэ. Спасибо за перевод.
arsinis
4 г.
Весьма годно, пасибки за перевод.
Marchosias
4 г.
Нет нет нет, против вас я ничего не имею ,и чем заниматься в свободное время ваше дело,просто поинтересовался
kramol
4 г.
Я перевожу не один, но большая часть работы все равно на мне. Я не бросил первый том, и пока что не планирую бросать тайтл. Раньше тоже думал, мол переводчик козел, уже неделю ничего не выкладывает, какой нехороший человек. Но перевод — это труд, и поверь мне, труд не из легких. Переводчик тоже человек, ему хочется общаться с друзьями, играть в какие-то игры или читать книги, а в сутках всего 24 часа. В целом я лично способен переводить по главе в неделю, но на такую самоотверженность я, увы, не готов, да и мало кто другой будет так делать. К чему это я? Если я по каким-то причинам брошу перевод, то я об этом напишу. Если вы считаете, что я его бросил, то можете спросить у меня лично, где-то тут даже мелькала ссылка на контакт. Как-то так =\

Глава 4. В долине Сейрин

Часть 1

По мнению Саймона Родлума, Федом, лорд Бирака, не показывал признаков изменений.

Саймон все еще оставался влиятельным аристократом, даже несмотря на то, что из-за роста авторитета императорского дома совет стал формальностью. В какой-то степени он понимал действия, требования и принципы дворян, а также знал об их положении.

И по его мнению, Федом был членом антиимперской фракции.

Он переубедил императора, на самом деле желавшего продолжать войну с Гарберой, и, как предводитель группы, выступавшей за мирные переговоры, укрепил свое влияние при имперском дворе. Хотя ему отчасти недоставало лидерских качеств и мудрости, но он был значительно лучше других групп прогнивших аристократов.

Тем не менее, Федом определенно странно себя вел. С прошлого ночного банкета, нет, с момента приезда в долину Сейрин, он по каким-то причинам прилип к принцу Гилу, как заботливая мамаша, сующая свой нос не в свое дело.

Он сказал, что обучает принца. Видимо для того, чтобы сделать из него послушную своей воле марионетку.

Пусть в голове у Саймона и проскочила эта мысль, но не было ли слегка поздно предпринимать какие-либо действия?

Между прочим, это имело отношение и к принцу. Насколько он знал, принц Гил и Федом с трудом обменивались несколькими словами. Саймон даже слышал, что в окружении своих друзей, за спиной у Федома, принц называл его «свиньей-манипулятором».

Как получилось, что он великодушно согласился с неожиданной близостью Федома, или, что еще хуже, вроде бы даже полагался на него?

Кроме как убедиться во всем при личной встрече с принцем, у Саймона оставалось еще много работы. Делегация княжества Энде так же прибыла для поздравлений, хотя это решение они приняли всего неделю назад, что необычно для них. Поначалу ходили пересуды о том, что Энде и Гарбера планируют создать связь между странами путем заключения брака между представителями королевских семей, и что это была лишь часть от их планов. И Саймон был назначен встречать их.

Но где-то в другом месте:

— Орба, этот неблагодарный ублюдок!

Это был Таркас, грубо фыркавший и бродивший по комнате.

Когда он думал о неожиданном визите Федома, мефийского дворянина, то задавался вопросом, почему тот выкупил Орбу, не спрашивая его согласия.

— Это я вырастил его! Вот дерьмо, только он начал приносить прибыль в качестве мечника, как его увел какой-то аристократ!..

— Мы тоже этого не понимаем.

Таркас вызвал своих главных гладиаторов: Шиику, Говена и Гиллиама в отдельную комнату внутри скалы, отданную ему в пользование. Они собрались здесь, так как требовалось перераспределить нарушенные из-за неожиданного отъезда Орбы пары бойцов.

— И почему Орбу выдвинули на первый план? Паренёк, возможно, и был неплохим мечником, но он внезапно оказался фаворитом игр, приуроченных к свадьбе. Если его купили просто за способности, то думаю, что он примет участие в битвах.

— Хотел бы я знать. Вот говнюк! — сказал Таркас. — Даже если его купил дворянин, в конце концов, он сам мог вызваться на последний поединок в качестве одолжения. Вот сукин сын!

— Может все потому что мы должны убивать друг друга? Я конечно рад за его новую жизнь, но не могу привыкнуть к этому чувству, да и меня беспокоит, что он ушел, не сказав ни единого слова.

— Ох, Гиллиам. Даже такой человек как ты чувствует одиночество, когда один из его знакомых уходит?

— Заткнись, Шиику. Просто жалею, что не уладил дела с этим парнем.

— Что ж, раз его тут нет, то ничего не поделаешь. Давайте составим несколько восхитительных пар, — заговорил Говен, чтобы успокоить остальных.

Естественно, он тоже чувствовал себя немного странно в последнее время.

У него не было времени чтобы разбираться в происходящем. Он оценивал состояние купленных Таркасом новичков, и, поскольку это отличалось от обычной процедуры, работал с каждым мечником в отдельности.

Тем не менее, мысли, наполнявшие Говена, были о том, будет ли Орба, веривший в будущее, даже когда ломались его тело и разум, жить так же в дальнейшем.

***

Пока люди деловито ходили вокруг него, бывший гладиатор Орба, казалось, получил немного свободного времени и был практически предоставлен самому себе. Он прекрасно отрабатывал в качестве двойника, но не мог говорить, если Федом не шептал ему слова, подобно чревовещателю.

Странно…

Эти дворяне забрали его брата в солдаты. Не только бросили его деревню, но и ко всему прочему обнажили мечи против собственных людей и увели Алису, вынудив его пасть до жизни раба и заставив его носить ту маску.

Должно быть по прихоти судьбы, но никто иной, как один из этих дворян неожиданно освободил его от рабской жизни и приказал стать заменой для одного из важнейших представителей императорской семьи.

Воровство, вымогательство, незаконная торговля оружием — выживая и хлебая воду из канав, он не мог не подумать, что был посмешищем для кронпринца. Хотя сам факт того, что не знал, что принесет ему грядущий день, не слишком отличался от жизни раба.

Однако, побывав на самом дне, теперь он, возможно, мог рассчитывать на один лучик, да, всего на один лучик света. В качестве двойника принца у него есть возможность войти в контакт с ключевыми людьми, помимо Федома, конечно. Не будет странным, если среди них он найдет и того, кто сжег его деревню: генерала Оубэри.

Хотя Орба и получил тогда удар по затылку и видел его лишь мгновение своим ослепленным взглядом, за те два года, что он был гладиатором, он не забывал его лица ни на день. Даже сейчас оно живо всплыло у него в сознании.

— Господин Гил.

Если мы встретимся снова.

Интересно, что я тогда сделаю?

Мальчишка-мечник, с которого сняли маску, продолжал погружаться в поток непрекращающихся мыслей. Орба придумывал генералу самую жалкую смерть из всех, что вообще возможны в этом мире. К тому же, если получится встретиться с Оубэри, то он попробует узнать о том, что случилось после того, как его разлучили с матерью и Алисой. Так же, если он найдет людей, служивших генералу, то выяснит все, что они могут знать о местонахождении его брата Роана, хотя и не рассчитывал на это, так как не мог желать невообразимого снова и снова, по сути надеяссь на чудо.

— Господин Гил. Принц. Принц Гил!

— Э?

Будучи потревоженным столь твердым голосом, Орба взглянул в сторону, с которой он раздавался.

Не столь далеко от него сидела принцесса Вилина. Она была прямо перед алтарем в наивысшей точке долины, с которой открывался вид на округу. Только Вилина и Орба сидели на стульях, окруженные группой невозмутимых солдат, в то время как жрецы читали молитвы, пели гимны и благословения перед алтарем.

— О чем это вы задумались?

— Ни о чем.

Федому запрещалось находиться рядом во время церемонии, так что он сказал ему «ничего не говорить» в его отсутствие. Повернув голову вперед, Орба сделал вид, что сосредоточен на церемонии.

— Это ложь. — решила Вилина в той же резкой манере.

Что?.. Ложь?

Время было подобрано столь прекрасно, что Орба не смог проигнорировать это и опять взглянул на гарберскую принцессу.

Она снова была в платье, но не в том же, что и на вчерашнем празднике, а на голове у нее лежала неофициальная тиара. Так близко… это удивило Орбу. Хотя она и показалась ему маленькой девочкой при их первой встрече лицом к лицу, каждый раз как она поворачивалась в его сторону с серьезным взглядом, то выглядела очень зрело.

Он удивлялся, было ли это из-за ее четких черт лица, пусть сам он и находил его больше похожим на кукольное. Если не учитывать разницу в происхождении, то в данный момент она выглядела так же, как и Орба. Двигайся, только когда скажут, и говори, только когда прикажет кто-то другой.

На самом деле, когда он думал об этом, то выходило, что эта свадьба являлась всем. Хотя ей и было всего четырнадцать, вне зависимости от собственных желаний она должна стать женой человека, которого вчера встретила впервые в жизни и который, к тому же, из враждебной в прошлом страны. Но не смотря на это, он не мог заставить себя чувствовать симпатию к кому-то вроде нее, родившемуся в королевской семье, хотя у нее, как казалось, так же были собственные различные тяготы.

Что ж, это одинаково для всех.

Он неожиданно вспомнил этот голос.

Никто не знает наверняка, каким человеком он станет. Каждый стремится в неведанный мир и ищет смысл в жизни, для которой был рожден, даже если это жрец или король.

Все, как и говорил Роан. — застонал Орба глубоко внутри себя.

— Вы в самом деле погрязли в раздумьях.

Когда принцесса еще раз внезапно спросила его, Орба невежливо ответил ей со словами:

— И что?

Вилина усмехнулась.

— Уже долгое время я думала, что у вас время от времени пугающий взгляд, но сейчас вы, кажется, улыбнулись, будто бы думая о чем-то приятном. Пожалуйста, вы, кто станет моим мужем, скажите, что же тревожит вас в столь прекрасный день?

Церемония продолжалась. Был сожжен дракон, убитый этим утром, и когда его кости были раскиданы по долине, жрецы вознесли свои молитвы. Они взывали к душам драконов, что однажды правили планетой и просили о защите и благополучии страны.

— Может ли быть, что Рюдзин, если они вернутся, не обязательно одарят это место своими благословениями?

В те времена, когда человечество высадилось на планете, драконы просто бродили по полям и не думали ни о чем, кроме набивания собственного брюха. Если вкратце, то они деградировали до уровня зверей.

Тем не менее, тут и там на планете раскапывались руины огромных городов и артефакты неизвестного назначения, а также здесь проявлялись следы магической цивилизации, что возможно пользовалась некоей формой эфира. Спустя некоторое время люди получили своего первого «мага», Зодиаса. Как говорилось, благословение этой мудрости было целиком получено из этих драконьих руин. Считалось, что драконы создали разумное тело, что однажды правило планетой, вероятно за тысячи лет до прибытия людей.

Обычай называть драконов старины «богами-драконами» или «Рюдзин» принадлежал Мефиусу, даже было время, когда в это верили по всей стране. Хотя теперь это лишь пережиток прошлого, в важных ритуалах вроде этого жрец, что руководил церемонией, избирался и приглашался из числа кочевников, живущих рядом с мефийской границей, в области, где лежат корни религии Рюдзин.

— Как я и говорил, ничего меня не тревожит.

Орба снова кратко закончил разговор.

Он получил краткое объяснение касательно истории религии Рюдзин от пажа, Динна, но естественно Орба не чувствовал себя сведущим в этом вопросе. Он не мог сказать, шутила ли Вилина или нет.

Если отношения настоящего принца и этой девчонки станут неловкими после этого, то я не буду брать на себя ответственность, господин Федом.

С другой стороны, Вилина наконец вздохнула, потерявшись в собственных мыслях. В Гарбере на драконов, в прошлом имевших цивилизацию равную или превосходящую человеческую, смотрели как на часть легенды о драконьих богах. По этой причине она не могла воспринимать церемонию как нечто священное. И хотя принцесса была беспечной и откровенно скучающей, но когда смотрела на человека рядом с собой, принца Гила, того что станет ее мужем по завершению церемонии, то не могла не отвлечься. Так, разбавляя скуку, она решила слегка поддразнить его. По возможности пытаясь раскрыть его «истинный характер», Вилина изо всех сил старалась выглядеть как леди, но принц определенно был тупым. И не только это, его манера кратко отвечать однозначно действовала ей на нервы.

Она удивится, если все это было из-за смущения. Во время праздника прошлой ночью она не смогла понять причину его поведения, будто бы он обижен на всех женщин. Когда Вилина подумала, что этим он немного похож на Рюкона, то почувствовала себя оскорбленной. Не может быть, что бы храбрейший генерал Гарберы напоминал человека, которого тут, в Мефиусе, называют тормозом.

В любом случае, это то же самое, что и война. Чтобы одурачить врага, мне нужно прямо здесь войти с ним один ритм.

Вилина поддерживала улыбку, делая вид, что не обижается. Лучше всего, если принц безумно влюбится в нее. Однако она не знала, как использовать этот способ, если у него уже есть роман с какой-то другой девушкой. В любом случае, не будет проблемой, если она просто будет улыбаться.

Дедушка всегда говорил мне, что больше всего любит мое улыбающееся лицо, так что это не будет ошибкой.

Нудные молитвы жрецов скоро закончатся, а затем начнутся наконец начнутся гладиаторские бои.

Говорилось, что это часть церемонии. Когда кости драконов превратятся в прах, и будут разбросаны по земле, нужно пролить кровь живых людей. Не важно, что их действия едва ли отличаются от ежедневных гладиаторских поединков. Единственное различие заключалось в том, что вступление было слегка формальнее, чем всегда. Арена — выровненный участок на дне долины с несколькими колоннами, торчащими из земли — была даже проще, чем обычно.

С восточной и западной стороны стояли шеренги гладиаторов. Орба заметил Таркаса, Говена и множество других знакомых лиц, и на его лице появилась необычная мальчишеская улыбка.

Наверняка эти парни даже не могут представить, что я прямо здесь.

Хотя Таркас наверняка был в ярости из-за его неожиданного ухода, именно из-за того, что все произошло столь быстро, Орба и не подумал, что будет смотреть вниз со столь высокой точки.

С другой стороны, Вилина, хотя и была предупреждена заранее, с мрачными мыслями смотрела на рабов, что будут убивать друг друга. В Гарбере не было рабства, и это была основная причина, почему там называли Мефиус страной варваров.

Неудовлетворенные войной, они заставляют рабов убивать друг друга и превращают это в зрелище?

Когда ритуал жрецов закончился, первая группа гладиаторов вышла вперед. Возможно из-за незнакомой обстановки, но их движения были какими-то неловкими вплоть до конца первого раунда, то есть пока проигравшие не превратились в валяющиеся на земле трупы.

В Гарбере и Энде действовали ограничения на деятельность рабовладельческих компаний в сфере развлечений, там не было возможности увидеть гладиаторский поединок. Так, хотя делегаты поначалу и были предвзяты и даже выглядели раздраженными от разносившихся звуков скрещиваемых клинков, но вскоре они склонились над трибуной, плотно сжали кулаки, приветствовали бойцов вместе с жителями Мефиуса и аплодировали.

Вилине поплохело от этого. Затем, когда она подумала о Его Светлости, то снова взглянула в его сторону. Когда принцесса увидела широкую, усмехающуюся улыбку на его лице, то снова почувствовала разочарование. Не важно, как она на это смотрела, в глубине своего сердца он действительно наслаждался зрелищем того, как они убивают друг друга. Она предполагала, что ему это нравится, но не до такой же степени.

Внезапно, она уже не могла сдерживать свои чувства. В прошлом презрение превратилось в отвращение к партнеру. Это случилось столь неожиданно, что Вилина сама была озадачена. Она напоминала себе, как до этого момента контролировала эмоции. Пусть Вилина и была принцессой Гарберы и говорила, что ставит интересы страны превыше собственных, но все же ей было лишь четырнадцать лет.

Я не могу, я не могу!

Вилина твердо сжала кулаки у себя на коленях.

Это тоже битва. Это тоже испытание, Вилина. Мое тело получило толчок в спину и понеслось вперед, но я не могу позволить потерять силу духа подобным образом.

Шиику вышел вперед на арене. Аплодисменты раздавались в адрес этого уникального гладиатора с усталым, раскрашенным белым лицом. Однако глядя на его противника… Орба поднял брови.

Он...

По какой-то причине это был один из тех новичков, которых Таркас купил в хорошем настроении. Принимая во внимание навыки Шиику, противники, очевидно, были не равны. Даже если и получится разнообразить схватку, Таркас принял неудачное решение. Все закончится в одно мгновение.

Шиику приготовил свои привычные парные мечи. Это были заточенные лишь с одной стороны клинки средней длины. Новичок нервно стоял с другой стороны. Все должно решиться в мгновение ока, по крайней мере Орба так думал.

Но пока он размышлял об этом, то услышал громкий грохот, распространяющийся по дрожащей под ногами земле. В то же время плотное облако пыли повисло на другой стороне арены.

Те солдаты, что осматривали облако с какой-либо из сторон стали первыми жертвами. Хотя они и были разбросаны вокруг арены и были вооружены копьями и пистолетами, но они тоже не ожидали столь внезапного появления дракона и были раздавлены его передними лапами. Как только кровь раскрасила землю в ярко-красный цвет, чешуйчатый дракон, местами покрытый слизью, выполз из облака пыли. Его огромная туша двигалась вперед.

Это был большой дракон, Созос. Он должен сидеть в запертой клетке, со скованными цепями лапами, но дракон освободился, а вместе с ним и еще несколько тварей появилось тут.

— Чт-чтоаааааа!?

Один из солдат, остолбеневший при виде смертей своих товарищей, выстрелил из своего пистолета. В тот же момент, как он перестал целиться, острый коготь примерно в три его роста длиной прошелся по его телу, превращая человека в разлетевшуюся по земле кучу плоти. Остальные солдаты, что были рядом с ним, завизжали как девчонки, побросали оружие и бросились бежать, а их крики и вопли звучали больше как рокот.

— Ч-что тут происходит?

— Почему драконы взбесились?

Большое количество людей начало орать друг на друга в своих палатках. Драконы, что должны использоваться гладиаторами, сломали клетки и начали буйствовать. Были тут те, кто похватал мечи и пистолеты и присоединился к охране, были те, кто на пределе возможностей бросился бежать, были и те, кто начал раздавать указания своим подчиненным — и все они смешались в единую людскую массу.Орба встал со своего стула. На мгновение он потерял из виду Шиику, скрытого тучей пыли, и тогда один из гладиаторов, находившийся поблизости, получил тяжелый удар от Баяна. Еще кто-то из группы Таркаса попытался ударить Созоса в брюхо, но был им раздавлен.

А затем он заметил один маленький силуэт среди драконов. Это была Хоу Ран. Наверное, она бегала там в слезах, пытаясь остановить драконов. Несколько раз она едва не была растоптана их лапами, но успевала уйти.

Одолжи мне оружие.

Орба был близок к тому, чтобы крикнуть эти слова и забрать винтовку у охранника. Тем не менее, он остановился на полпути, как только неожиданно почувствовал острую боль во лбу.

— Ах!

Ведомый беспричинным импульсом, он быстро спрятался под столом. На большой скорости что-то летало высоко в небе над головой. И там был кто-то с намерением убить его. Если говорить четкими словами, то у Орбы было чувство, что сврху кто-то целился по земле.

Снайпер!

В мешанине звуков из топота драконьих лап, поднятых людьми воплей и раздраженных голосов, особенно отчетливый звук винтовочного выстрела ударил по его барабанным перепонкам.

Часть 2

Арену снизу в мгновение ока заволокло облаком пыли. Увидев похожую на поле боя суматоху перед собой, Вилина вскочила со своего места.

Видя буйствующих драконов и множество людей, что становились их жертвами, ее глаза рефлекторно пытались найти планер. Получись у нее вырваться в небо, то она смогла бы отвлечь внимание драконов. Среди имевшихся у мефийских защитников кораблей как раз был старенький разведчик.

— Эй, не подходи ближе!

— Как грубо. Из всех пришедших сюда людей...

Волна замешательства пронеслась по шеренге стражи, но отнюдь не из-за драконов. Прямо от них убегал мужчина, и когда его попытались задержать двое солдат, то их зарубили в одно мгновение.

Это еще кто?

Вилина хотела заговорить, но комок встал посреди горла. Мельком увидев окровавленный меч, она узнала бойца, только что должен был сейчас сражаться на арене. Гарберская принцесса едва увернулась от нижнего рубящего удара со стороны, но все равно упала, зацепившись за подол собственного длинного платья.

Отвлеченные драконами, тут и там бегали стражники. Вилина перекатилась и сняла с пояса зарубленного охранника пистолет. Искры посыпались вслед за ней. Стальной клинок пробороздил землю и после небольшой задержки вновь устремился вниз.

Находясь на грани смерти, все что Вилина видела — это кончик меча. Внезапно, удар по ней был заблокирован другим мечом со стороны.

— Твой противник — я.

Эти слова принадлежали парню-гладиатору, что совсем недавно должен был сражаться с ним на арене. Его красные губы сложились в таинственную улыбку.

— Бросился сюда сразу же, как появились драконы. Ты кто такой?

— Ублюдок!

Не теряя самообладания, мужчина крикнул хриплым голосом, и, развернувшись, вытащил из-за пояса кинжал. Двигаясь достаточно быстро, чтобы оставлять за собой поток воздуха, он нацелился на грудь гладиатора. Тем не менее, его противник, Шиику, поджал плечи и заблокировал кинжал вторым мечом, а основной вонзил в грудь мужчины.

Когда рядом с ней упал труп с удивленным выражением лица, Вилина облегченно вздохнула.

Убийца...

Она чувствовала, как холодная рука схватила ее сердце, а затем, внезапно осознав ситуацию, она взглянула в сторону принца Гила. Вместе с несколькими другими людьми он прятался под столом, лишь его лицо выглядывало наружу, спокойно оценивая обстановку. Хотя его безопасность, без сомнения, была важнее, это не помогло ей не разочароваться в нем еще сильнее. Только что его невесту пытались убить, а этот парень сам дрожал.

Затем Вилина нечаянно удивилась, потому что Гил смотрел прямо на нее. В его глазах не было ни единой капли страха.

— Принцесса, подойдите сюда и ложитесь. — неожиданно сказал Гил, хотя это, конечно же, был Орба.

Наполовину силой он потянул за руку озадаченной принцессы, и после того как заставил ее лечь на живот, позвал Шиику по имени. Искренне удивившись, гладиатор застыл на месте. Видя его изумление, Орба даже захотел пошутить, не смотря на текущую ситуацию.

— Я твой фанат. — сказал он, а затем незамедлительно вернул себе серьезный взгляд. — Драконы — это диверсия. Здесь должен быть снайпер, нацелившийся на нас. Иди и найди его.

— Ха, хахахаха.

Внезапный разговор с персоной вроде принца его страны сбил с толку Шиику, хотя на самом деле это и был приказ. Тем не менее, Орба продолжил говорить ни о чем не заботясь.

— Еще скажи Говену, чтобы взял в помощь всех, кто способен держать оружие.

Быстро перейдя к действиям, Шиику побежал, постоянно оглядываясь по сторонам. Он несся мимо драконов, пожиравших нескольких людей и сошедших с ума от крови. Убедившись, что спина защищена, Орба высунулся из-под стола. А затем мгновенно спрятался обратно. Он повторял это движение несколько раз, пока до Вилины впервые не донесся звук выстрела.

Приманка?

Мысль вспыхнула в ее голове. Он намеренно подставлялся, провоцируя выстрел, чтобы тот гладиатор по имени Шиику мог вычислить его позицию. Этот принц, каково же его истинное лицо?

Созос вылез с погрязшей в хаосе арены и направился к ним.

— Ваше высочество! Принцесса! Сюда!

Двое солдат из стражи бросились к ним. Наконец-то появился кто-то с правильным образом мышления. Орба тоже пришел к выводу, что сейчас хорошее время для побега. Он встал и повел Вилину за руку. Девушка не сопротивлялась и последовала его примеру.

Орба побежал. Возможно он ожидал, что произойдет что-то в этом духе, раз он был двойником, но прямо сейчас у него не было времени, чтобы подумать об этом. Хотя он и беспокоился о безопасности гладиаторов, но по прекратившимся выстрелам Орба решил, что с ними наверняка все в порядке.

Держась за руки, и несколько раз оглянувшись через плечо, Орба и Вилина, ведомые солдатами, устремились к пещере в скале.

— Входите в этот скрытый проход. Он заканчивается по ту сторону скал.

Когда боец ударил кулаком по одной из колонн, часть поверхности утеса повернулась, открывая коридор, в котором может поместиться только один человек.

— Поспешите. — подгоняли солдаты принцессу.

Как только Вилина оказалась внутри, стена как-то закрылась позади нее.

— Хах?

Она вслух удивилась и развернулась назад, но лишь тьма была перед ней. Здесь, в пещере, не было ни единой лампы, и, хотя она пыталась разглядеть переключатель, в скрытом коридоре найти его не удалось. Более того, в качестве какого-то доказательства она слышала голоса по другую сторону стены.

— Уверена, что это не засада противника? — вскоре подумала она.

— Принцесса Вилина!

Голоса звали ее из-за спины. Снова появилось два солдата в броне, они пришли с того конца коридора с лампами. Однако, они были не в мефийской экипировке.

— Принцесса, поспешите сюда. Корабль летит, чтобы забрать вас.

— Корабль? Что вы подразумеваете под кораблем?

— Судно, что увезет вас из этих варварских земель в более подобающее для человека вашего происхождения место.

— Парни, вы...

Пока Вилина была во власти некого предчувствия, что-то вроде выстрела прогремело по ту сторону толстой стены.

***

В мгновение, когда Вилина вошла в коридор.

— Эй, что происходит!?

К ним приближалось несколько солдат, по-видимому, охранявших внутреннюю часть скал. Один из бойцов, что вели Орбу, снова быстро ударил по колонне, оставив Вилину в коридоре одну.

— Мы ничего не знаем, но все идет неплохо.

Пока говорил, он достал из-за спины пистолет и выстрелил.

Почти в то же мгновение, как стражник перед ними рухнул, разбрызгивая кровь, второй солдат с обнаженным мечом напал с фланга. Не имевших возможности принять столь внезапный вызов стражников убивали одного за другим.

Орба стоял спиной к стене, наблюдая за развивающимися неожиданным образом событиями. Это не выглядело как внутренний конфликт. Держа в уме в одиночестве оставшуюся в коридоре Вилину, больше походило, что солдаты, которые привели его сюда, были связаны с буйством драконов и снайпером.

Орба мягко наклонился и подобрал меч павшего бойца, а затем спрятал его за спиной, как только сражение завершилось.

— Никчемности, — сказал выстреливший из пистолета солдат и повернулся к Орбе. — И что нам делать с принцем?

— Возьмем в заложники. А ну иди сюда!

Держа меч, солдат указал на него рукой. Той же рукой, которой, благодаря элементу неожиданности, убил шестерых стражников в одно мгновение. Он не носил шлема, его лицо светилось от самодовольства.

— К-кто вы такие, парни?

Дрожа, Орба скользил в бок спиной к стене. На лицах этих двоих, покрытых кровью их жертв, красовались презрительные усмешки.

— Хммф, не знал, что принц великой имперской династии столь жалок. В конце концов, он не может ничего сделать без кучи слуг.

— И такой парень должен стать мужем госпожи Вилины? Смешно. Он запятнает гарберскую кровь. А теперь, придурковатый принц Мефиуса, иди сюда!

Орба завопил и бросился прочь от протянутой руки солдата.

— У меня не времени на игры. Если ты сейчас же не подойдешь...

Когда издевательски смеясь за ним погнался боец, Орба быстро развернулся и ударил прямо по нему скрываемым до сих пор мечом. Оставляя за собой кровавый след, он перепрыгнул через упавшего противника и под аккомпанемент из его воплей быстро вогнал клинок в плечо вооруженного пистолетом мужчины.

— У-ублюдок!

Ударив набалдашником меча по лицу упавшего перед ним на колени солдата, Орба вырубил его.

Затем с другой стороны от пещеры показались новые мефийские стражники. Они, наверное, услышали звуки борьбы. Орба быстро ввел их в курс дела и приказал связать бессознательных врагов. После этого, он сказал им открыть скрытый проход, но это потребовало некоторого времени и усилий, так как никто тут о пещере не знал.

Ненавижу врагов, что сидят в тени и копят знания.

Время поджимало. Не понимая полностью причину своего нетерпения, Орба тихонько щелкнул языком.

Спустя несколько минут с того момента, как Вилина исчезла в коридоре, им наконец удалось открыть дверь.

***

Первое, что услышал Орба — звуки мужчин и женщины, борющихся друг с другом.

Как и ожидалось, если он мог так сказать, солдаты держали принцессу с двух сторон, пытаясь протащить ее через тесный коридор.

— Отпустите меня, мерзавцы!

Голос Вилины эхом разносился по узкой пещере. Мефийская стража выдвинулась перед Орбой.

— Кто здесь? Куда вы тащите принцессу?

— Тупые мефийские дикари! Вам еще не хватило!?

Как только вражеский боец ответил, то вытащил пистолет. Имперский стражник уже был готов немедленно контратаковать, но:

— Стой, ты можешь задеть принцессу! — скомандовал Орба, пока пытался лечь. В это же мгновение, неожиданно произошло нечто невероятное.

Более не удерживаемая мужчиной с пистолетом, Вилина слегка подпрыгнула и выбросила одну ногу из-под платья. Пистолет вылетел из руки солдата, приняв на себя всю силу удара ногой. Спешно оправившись от первоначального шока, Орба принял быстрое решение.

— Сейчас! Атакуем, но без стрельбы!

В соответствии с приказом Орбы, солдаты, вооружившись мечами и копьями, кинулись к врагу.

Хотя один из врагов и показал признаки сопротивления, в мгновение ока его подавили силы Мефиуса.

— Отступаем, отступаем!

В конце концов враги сбежали, оставив принцессу на месте.

Мефийские солдаты издали боевой клич и погнались за ними, но пещера все же была узкой. Один из гарберцев остановился и начал быстро стрелять в них, заставив рассредоточиться тут и там в поисках укрытий. Прикрыв союзников и неминуемо потратив весь боезапас, он вытащил нож из кармана покончил с собой, воткнув его себе в шею.

Орба не следил за этим до самого конца. Остальное было несвязанными с ним проблемами Мефиуса и Гарберы. Помимо этого, безопасность знакомых ему людей была для него важнее, так что он пошел обратно по коридору.

Когда Орба вернулся, беспорядки слегка улеглись. Драконы со своим длинными шеями лежали на земле или же истекали кровью, опираясь на высокие склоны утесов. Они падали под огнем гладиаторов, включая Говена, и привезенной мефийские артиллерии. Мечи сыгравших активную роль Шиику и Гиллиама были покрыты огромным количеством крови, а их мышцы вздымались в такт сбитому дыханию.

Тем не менее, напряженный взгляд на сходил с их лиц, а их внешний вид скорее говорил о готовности к смерти. Неудивительно, ведь оружие мефиийских солдат теперь было направлено в сторону рабов.

— Что все это значит, Таркас!? — бранился Федом с красным лицом.

Неожиданно взбесившиеся драконы были доставлены группой Таркаса, а также несколько человек стало свидетелями того, как некоторые рабы обнажили мечи против Гила и Вилины. Хотя Таркас с бледным лицом и говорил, что ничего не знает, Федом не слушал его. Будь у него в руках пистолет, он, наверное, пристрелил бы его на месте.

Большинство гладиаторов вынуждено было бросить оружие и встать, сложив руки за головой. Тем не менее, замешательство было даже на лицах охранников, держащих их на прицеле. В конце концов, никто иной, как эти самые рабы бились с ними против драконов.

Помимо запахов земли и пороха, во все еще запыленном воздухе витало смятение.

— Подожди!

Орба вышел вперед. Удивленные солдаты пропустили его. Федом бросил на него взгляд и вытянул уголки губ.

— Что? Какого ты вообще влезаешь.

— Кто ты, чтобы так говорить? Ты не узнаешь меня, Федом?

Закрыв свой рот, Федом кинул на него недовольный взгляд. Впервые видя такое, Таркас хихикнул.

— Этот человек может быть вовлечен в заговор против государства. Возможно, что кто-то воспользовался им, верно? Я считаю, что мефийцы, по незнанию нанявшие этих людей, должны ответить. Но мы не знаем кто это был. Если я увижу, что хоть кто-то сваливает вину или пытается казнить хотя бы одного из этих рабов без разрешения, то я получу его голову, срубив ее собственным мечом.

— Согласна.

Развернувшись, Орба удивленно поднял брови. Вилина приближалась к ним. Она выглядела немного колеблющейся, но если принять во внимание недавний хаос, то можно сказать, что она ведет себя достаточно стойко.

— Аах, принцесса!

Ее горничная, Терезия, бросилась к ней, вероятно волнуясь за нее все это время. Вайлина встретила ее тонкой улыбкой.

— Даже если на мою жизнь покушался гладиатор, спасший меня человек тоже был одним из стоящих здесь гладиаторов. Простого выхода в сложившихся обстоятельствах мы не найдём, не так ли?

Хотя ее платье было покрыто песком, лицо капельками пота, а заплетенные в косу волосы растрепались тут и там, но ее глаза горели решимостью.

Сразу же после такого переполоха...

Вместо того, чтобы паниковать, она спокойно все проанализировала. Еще совсем недавно выглядела как девчонка-марионетка, но после того, как ее ранило и сбило с ног, ее кровь и плоть пробудились, и Орба чувствовал, что Вилина была человеком со сходными ему убеждениями.

— К тому же, — принцесса вдруг опустила глаза и заскрежетала зубами, — они, скорее всего, были гарберцами и подчиненными генерала Рюкона.

***

Этим вечером Орба был в одинокой комнате внутри скалы. Здесь же он проводил время вчера, так как помещение предназначалось специально для челнов императорской семьи.

Пока он не понял всей подоплеки событий, для них будет слишком опасно самостоятельно возвращаться в город. Вместе с силами, ныне сформировавшими линию обороны долины, они ожидали прибытия подкреплений из города.

Конечно же, несколько гарберцев, включая Вилину, а также делегация из Энде были задержаны в долине. По крайней мере, атмосфера была тяжелой.

Во время нападения, мефийские солдаты, преследовавшие гарберцев по скрытому проходу к другой стороне долины, обнаружили взлетающий корабль из драконьего камня. Это был скоростной крейсер на десять человек, и они, по-видимому, еще совсем недавно ждали по ту сторону скал. Наверняка планировали схватить Вилину?

Она сама сказала, что это «действия Рюкона»

Он был достойным воином Гарберы, даже Орба знал его имя. Заявление о том, что его страна спланировала эту цепочку неприятностей, будет предельно очевидным.

Однако...

Орба начал обдумывать это. Если Гарбера причастна к этому, то было много несоответствий.

— Господин Гил? Господин Гил!

Он слегка запоздало среагировал на зовущий его голос. Паж, Динн, поставил три бокала и несколько бутылок с вином на стол. Эти вещи сказали Орбе обо всем.

— Вы все еще медленно отзываетесь, не считаете?

— Знаешь, меня никогда не называли этим именем. — ответил Орба, пожимая плечами. — В сторону имена, «господин» звучит не очень. Это неловко. Тебе не стоит переусердствовать, когда рядом никого нет.

— Нет. Любой может следить, и вы никогда не знаете, кто может подслушивать. К тому же, я не на столько опытный человек, так что не уверен, что смогу вовремя поменять поведение, когда это действительно понадобится, если не буду постоянно называть вас принцем Гилом. И вы тоже. Если не привыкните к этому и не будете постоянно вести себя как подобает принцу, то выдадите себя, когда дело дойдет до драки.

Ответил двенадцати или тринадцатилетний мальчик, раздуваясь от дворянской гордости.

— Привыкнуть? — сказал Орба, смотря на огромное окно, высотою от пола до самого потолка.

Поскольку шторы были задвинуты, он не мог увидеть долину. Пока стражники стояли на торчавшем прямо из скалы балконе, ему не нужно было беспокоиться о том, что они подслушают разговор.

Возвращаясь мыслями к прошедшему дню, Орба улыбнулся. Он оказал весьма своевременную помощь Таркасу, обвиненному Федому, и после этого тот множество раз кланялся ему в благодарность. Орба не забудет этого несчастного, покрытого слезами лица до конца своей жизни.

— Судя по количеству бокалов, ожидаются гости?

Как раз, когда Орба хотел ответить, стражник, стоявший по другую сторону двери, доложил им о посетителях.

— Впусти их.

Два человека, которых Орба приказал позвать некоторое время назад, вошли в сопровождении пары солдат.

Неуверенными, вероятно из-за удивления и волнения, посетителями оказались тренер рабов Говен и гладиатор Шиику.

Часть 3

— Спасибо, что пришли.

Начав говорить первым, Орба поприветствовал обоих вошедших в комнату. Хотя он демонстрировал царственную тонкую улыбку, но на самом деле внутри себя он ничего не мог с собой поделать, находя их замешательство забавным. Обычно бесстрашный Говен кое-как пробормотал слова приветствия, так, что их еле-еле было слышно, а Шиику удивленно озирался по сторонам.

Орба понял, что, скорее всего, они такие с самого момента получения «приглашения от принца», и он с трудом сдерживал желание засмеяться.

Динн был удивлен в не меньшей степени. Он думал, пришедшим окажется Федом или другая важная мефийская фигура.

— Погоди, что это значит? Я не могу позволить вам встречаться с гладиаторами без разрешения. Если господин Федом узнает...

— Я же принц, верно? Я не могу делать, что пожелаю? Или может я не могу поговорить с кем-то без твоего позволения?

Вспомнив свое наставление о том, что Орба должен вести себя как принц постоянно, Динн не нашел, что ответить. По приказу Орбы он беспомощно разлил вино по бокалам и предложил гостям выпить.

— Эти парни хорошо потрудились в качестве гладиаторов. Если бы не их усилия, я был бы не в состоянии поднять эту чашу. Мы должны обращаться с ними, как с национальными героями!

Он поднял руку с бокалом, чтобы чокнуться, и гости нервно присоединились. Наслаждаясь их реакцией, Орба слегка попивал не такое уж и крепкое вино.

Казалось, что «принц Гил» не спешит перейти к главной теме, даже несмотря на то, что гостям становилось все более неудобно, так что Шиику наконец-то растопил лед. Похоже, что в подобной ситуации у него неожиданно оказалось больше мужества, чем у Говена.

— Думаю это было странным, что вы обратились ко мне тогда. Как вышло, что вы знаете наши имена?

— Сказали, что вы фанат, — сказал Говен, — Н-но последние несколько лет сам я не бился на арене. Даже когда я был гладиатором, не помню, чтобы мои бои оставили такой след. Так что действительно, как Ваше Высочество узнало имя кого-то вроде меня?

— На самом деле я знаю. — ответил Орба, нарочно гримасничая. — Есть что-то столь неудобное в том, что я знаю ваши имена? Или такая возмутительная вещь, что принц увлекается гладиаторскими боями, не укладывается в вашем сознании?

— Н-нет, ни в коем случае!

— Нет, не берите в голову. Забудьте. Я дам вам указания позже.

Хотя Говен и не знал, что это были за указания, но его лицо напряглось, а Шиику резко сделал шаг вперед.

— Прошу, простите нас, Ваше Высочество. Мы лишь жалкие гладиаторы и никогда не были в подобных местах, не говоря уже о знании надлежащего этикета для разговора с представителем императорской семьи. Мы даже едва знаем один язык… Если мы как-то обидели вас...

Орба продолжал смотреть на волнующегося Шиику ледяным взглядом, а затем:

— Хех...

В конце концов он не смог более сдерживаться и усмехнулся, а затем еще раз, в конце концов схватившись за живот и залившись смехом. Гладиаторы глупо уставились на него.

Динн побледнел, продолжая упрекать его словами: «Принц, принц!» Однако Орба ответил: «Кто этот принц?» — вытерев слезы и вновь начав смеяться.

— Все еще не понял, Говен? Это так непохоже на тебя! Так ты быстр с мечом, но не со словами?

Сняв висящую на стене шпагу, Орба бросил ее прямо перед Говеном.

— Хотя я и не часто пользовался на арене такими, именно ты был тем, кто научил меня основам владения шпагой. Показать изысканность позы, напрячь предплечья, но оставить податливой часть ниже локтя, разве не так?

Он сделал легкий выпад кончиком меча в танце, кружа вокруг Говена. Шиику удивленно воскликнул, а Орба подмигнул ему с ухмылкой на лице.

— Может ли… нет, но… хотя их голоса достаточно схожи… нет, но…

Орба сделал шаг вперед, нацелившись на Шиику, что никак не мог принять решение. Тот легко увел лицо от острия рассекавшей воздух шпаги и рефлекторно отступил назад.

— Позволишь мне оставить шрам на твоем лице, чтобы он стал связью между мной и тобой? — спросил он, ухмыляясь. Вместо Шиику, двигавшего своей глоткой вверх-вниз, вскрикнул Говен.

— Орба!?

***

Двое в шоке сидели на столе, и видимо не все их сомнения полностью развеялись. Они с удивлением слушали объяснение Орбы о том, как все так получилось. Никто ни разу не прервал его, а Динн продолжал обслуживать всех троих с наполовину угрюмым отношением.

— Хмм. — проворчал Говен. — Я живу уже много лет, но не слышал ни о чем подобном. Без маски твое лицо неотличимо от лица принца. Честно говоря я знал, что он молод, но не думал, что настолько.

— Я думал примерно о том же. — добавил Шиику, полностью вернувшись в норму. — Что еще лучше, разве так ты не стал красивее?

Говен кивнул головой.

— Все в порядке с тем, что ты рассказал все нам? Это не государственный секрет?

— Не все в порядке. — быстро ответил Орба. — Но если я отдам всего себя отыгрыванию принца, то не смогу даже свободно вздохнуть, верно? Да и в конце концов, думаю, что вы в состоянии держать рты на замке.

— Оох?

— Что с этими глазами?

Заметив прищуренный взгляд Шиику, Орба почувствовал неудобство и отвернулся.

— Что ж, не берите в голову. Вы привыкните к моему лицу.

— Нет, это не так. Орба, это не просто снятая маска. Что-то поменялось в атмосфере, понимаешь?

— В атмосфере?

— Кажется, что гладиатор внутри тебя был каким-то образом сокрушен чем-то невидимым взгляду, но твои глаза по-прежнему постоянно сияют. Раньше, пока ты находился среди рабов, набранных по большей части из головорезов, то казался опасным человеком. От твоего вида кровь стыла. Однако сейчас такое чувство, что часть тебя воспылала, хотя для этого нет никаких причин.

— Отыгрывая принца, я, по-видимому, взял на себя груз ответственности за эту страну. Уж больно легко вы это восприняли.

— Однако. — произнес Шиику с загадочной улыбкой.

Орбу начало раздражать странное чувство, что к нему относятся, как к ребенку.

— В любом случае, — вмешался Говен, — раз тебя тренировали как двойника для свадьбы, то это значит, что ожидалась неожиданная атака, подобная сегодняшней?

Шиику тоже стал серьезным и покивал головой.

— Согласитесь, что выглядит это немного странно. Всех солдат Мефуса застали врасплох, и они ничего не могли с этим поделать. Если бы принц… то есть Орба, не отдал те приказы, то и мы бы стояли в замешательстве, и снайпер мог бы убить и принца, и принцессу, да?

Как и подобает столь опытному мечнику, он хорошо оценил ситуацию. Орба передал винную бутылку Говену, осушившему свою чашу.

— Ах.

Вскрикнув, Говен натянул улыбку. Он все еще чувствовал неудобство в сложившейся ситуации.

— Разве не было никаких признаков того, что Таркас что-то знает?

— Н-не. Он может казаться осведомленным или нет, но… он не тот человек, что может играть на публику. Боюсь, что он в самом деле ничего об этом не знал.

— Но ни кто иной, как купленный им новичок пытался убить принцессу Вилину и дважды стрелял в тебя. Если бы я оставил одного из них в живых...

Шиику скривил свои красные губы. Он не рассчитывал на захват противника посреди рукопашной схватки. Был только один пленный — тот мечник, которого вырубил и связал Орба. Прямо сейчас его допрашивают или, возможно, пытают.

— А Хоу Ран? Она столь хороша в управлении своими драконами, что должна что-то знать об этом помешательстве.

— Говорят, что ее допрашивали насчет наркотиков. Похоже, что она позволила новичку работать с драконами, такая вероятность есть. Но я был лучшего мнения о Таркасе. Она стала подозреваемым номер один лишь потому что родилась в племени драконопоклонников и все это время любила заботиться о драконах. И пока местные власти будут считать очевидным ее причастность к наркотикам, Таркас будет продолжать цепляться за Хоу Ран.

— Раз уж дошло до этого… Таркас может быть хорошим парнем?

Согласно словам Таркаса, когда он представлял гладиаторскую группу, то к нему подошел торговец и оказал значительную финансовую поддержку. Принял ее он без всякой задней мысли, ибо благодаря ей группа могла самостоятельно справиться с задачей, а «новичков» он взял в качестве ответной услуги.

— Так тот парень дергает за ниточки? Раз ему пришлось выложить огромную сумму денег лишь за этих новичков, то список таких людей в Мефиусе будет достаточно коротким.

— Это… — сказал Говен, восстановив свое обычное спокойствие, — если оно все именно так. Правда или нет, но любое упоминание этого человека исходит от Таркаса. Тем не менее, вы скажете что это была дерзкая сделка, но тут нет никаких явных зацепок, чтобы схватить его за хвост. В любом случае это будет безрезультатно. Очевидно, что это не обычный противник, можно даже сделать вывод, что за этим стоит нечто большее.

— Королевство Гарбера к примеру? — спросил Шиику.

— Думаю, что нет никаких сомнений в причастности Гарберы.

Орба осторожно подбирал слова.

Те солдаты, которых он лично встретил в тайном проходе, демонстрировали явное почтение и любовь к принцессе Вилине. Тем не менее, именно поэтому вопрос был затруднительным. По словам Шиику, не только Орба, но и Вилина должна была быть убитой тогда. Очевидно, что те, кто планирует помочь принцессе вернуться домой, не будут пытаться ее убить.

В размышлениях, Говен склонил свою голову.

— Не так уж и маловероятно, что Энде решил отомстить Мефиусу и Гарбере. Они могли затаить обиду за так и несформировавшийся альянс с Гарберой. Более того, если обе страны станут союзниками, именно Энде в первую очередь подвергнется опасности.

— А ты не торопишься с выводами? Если все так, то это дает нам справедливый повод напасть на них.

— Ты прав. — согласился Орба. — Если представителей обеих правящих династий убить, то последствия будут особенно ужасными. Вчера еще бывшие врагами, Мефиус и Гарбера объединились бы, чтобы вонзить меч отмщения в Энде.

— Ох. Прямо речь принца, хах.

— Заткнись.

Неожиданно, рядом со входом в комнату началась суета, и атмосфера вновь стала напряженной.

Похоже, что дворцовая стража мешала кому-то войти. В одно мгновение Говен и остальные напряглись так, будто к ним собирался вломиться враг.

— Мне жаль, но не могли бы вы вернуться в свои комнаты?

Услышав вежливые слова охранников, Орба заговорил без малейших колебаний.

— Динн, позволь им войти.

— Принц. По собственному желанию, опять...

— Все в порядке. Если хочешь, то можешь выйти и раскрыть мое происхождение и статус.

— Если я это сделаю, то меня вздернут! — сказал он, жалуясь, хотя это казалось всех присутствующих. Вздохнув, Динн подчинился приказу. Хотя он и чувствовал себя угрюмо, давая разрешение войти, но все равно сделал шаг назад, когда дверь открылась.

Говен и остальные поспешно встали со своих мест и выпрямились, увидев вошедшего. И хотя Орба ожидал этого, внутри себя он был тоже удивлен.

Скрестив руки на талии и изящно, но от этого не менее твердо шагая, вошла Вилина — принцесса королевства Гарбера. За ней следовала ее главная служанка Терезия. Хотя выражения их лиц были жесткими, в них можно было увидеть черты готовности и решимости.

— Ах, я понимаю, что это неподобающей гарберской леди поступок, и что мы не должны входить в покои друг друга до свадьбы, но этот случай что-то вроде исключения. Прошу простить нас за нашу грубость, принц Гил.

Похоже, что Терезия первой решила все объяснить.

В любом случае, церемония была прервана посередине, и брак между Вилиной и Гилом официально так и не состоялся. Орба вновь надел на себя маску принца и пригласил их присесть, но Вилина так и продолжила стоять неподвижно.

— Прошу вас, выслушайте меня и не обращайте внимания на мою грубость.

Первую же свою фразу Вилина произнесла с лицом готового к войне солдата. Связано это было с ее задачей, темой и, что важнее всего, с ее ожиданиями. Она настаивала, что Гарбера не имеет никакого отношения к инциденту, и что ее страна не склонна снова ссориться с Мефиусом.

— Но, — прервал Орба свою противницу, — разве этот Рюкон не гарберец?

Когда тот произнес это имя, но мгновение принцесса опустила взгляд. Сильно прикусив губу, Вилина успокоилась. Своим хмурым взглядом она, казалось, рассматривает Орбу как врага.

— Все так. Сейчас, когда все прошло, уже поздно что-то делать, но когда моя страна узнает о случившемся, то Рюкона лишат рыцарства и гражданства.

— Так это была исключительно его задумка?

— Только это выглядит достаточно вероятным. Те солдаты, что волокли меня, использовали его имя. Да и сейчас только у одного человека в Гарбере достаточно сил, чтобы подобным образом напасть на Мефиус.

— У Рюкона?

— Точно.

— Что он за человек?

Черные зрачки ее прекрасных, светлых глаз расширились. Тон голоса Орбы был мягким, и принцесса не подготовилась к столь неожиданному вопросу.

— Конечно, он достаточно знаменит, и его имя известно даже в Мефиусе, но мы ничего не знаем о его истинной личности. Вам доводилось лично встречаться с ним?

— Да… доводилось.

Рюкон происходил из могущественного клана, и после того, как не так давно его дед официально стал вассалом королевского дома Гарберы, их владения вошли в состав государства. Тем не менее, его отец потерял часть земель в схватке с равным по силе кланом, и его семья вынуждена была жить практически как простолюдины. Большинство дворян, ставших ключевыми фигурами в Гарбере после поддержки государства, построенного вокруг королевской семьи, получили титулы графов, и несколько поколений они выступали против влияния внешних правителей.

Когда Рюкону было десять, он служил в качестве рыцаря-командира подразделения. Первый свой военный подвиг он совершил в тринадцать лет, а к двадцати добился множества других успехов, но про него все равно говорили, что он не в состоянии получить звание выше оруженосца.

В Мефиусе не существовало термина «рыцарь», и Вилина упростила его, объяснив как «благородный человек среди воинов». В Гарбере все командиры армии короля были рыцарями. И хотя не все дворяне являлись рыцарями, простолюдины, включая Рюкона, не могли стать одними из них. Так как ранее упомянутые графы считали связанным с внешними силами, то для него не существовало простых способов стать рыцарем.

А затем рассказ вернулся к событиям пятилетней давности.

***

В то время в Гарбере шло восстание против королевской семьи.

Рассчитывая возглавить графов, мужчина по имени Бату объединился с несколькими кланами, вошедшими в состав Гарберы за несколько лет до этого, и сыграл центральную роль в организации мятежа. Пусть он и считался скорее подстроенным Мефиусом, Вилина решила, что лучше не говорить об этом.

Тогда еще девятилетняя, принцесса приехала в поместье своего деда, Йорга Ауэра, чтобы поиграть, но Бату хотел не более чем завладеть дворцом. В полночь они были внезапно атакованы.

Йорг, отрекшийся тогда от трона, и небольшое количество мужчин доблестно сражались, но ожидаемые ими подкрепления так и не появлялись. Решив не увеличивать число бессмысленных смертей, он сдался. Дворец был захвачен Бату, а сам Йорг, Вилина и все остальные стали заложниками.

Йорг был ранен в сражении, и даже если не принимать во внимание его болезнь, эта рана была тяжела сама по себе. До сих пор он был прикован к кровати. Внутри не было ни докторов, ни медикаментов, и, конечно же, они не могли доставить их извне. Состояние участвовавших в битве солдат было таковым, что раз кто-то из них не скончался еще вчера, то наверняка умрет сегодня.

В тот момент Вилина заняла место Йорга и стала тем, кто представляет монархию в переговорах с Бату. Будучи всего лишь ребенком, она неистово спорила с ним. В первую очередь она настаивала на том, чтобы он отпустил ее деда, раненых солдат и женщин, а ее оставил в заложниках. Впечатленный мужеством маленькой девочки, Бату согласился освободить половину пленников, но Йоргу пришлось остаться вместе с оставшимися заложниками.

Пусть восстание и было невероятно успешным на начальных стадиях, среди участвовавших в нем семей началась борьба за власть, и не прошло и месяца, как их подавили поодиночке. В конце концов остался лишь Бату, так и продолжавший удерживать поместье вместе с заложниками. У него оставалось совсем немного еды и воды, но он не намеревался опускать свой меч, будто бы приготовившись к смерти в бою.

Даже если так, его решение привело к падению морали солдат, и жители замка, ставшие заложниками, смогли найти несколько предателей среди них. Некоторым из них поручили наблюдение за дворцовыми катакомбами, и в один прекрасный день им повезло на короткое время поймать окно между дозорами. Они попытались использовать эту возможность, освободив хотя бы Вилину и Йорга.

Тем не менее, принцесса отказалась. Она не считала, что только она и ее раненый дед должны получить возможность сбежать. Даже если у них получится, Бату заметит их исчезновение и полностью разрушит секретный путь в замок, а у оставшихся внутри людей не останется никаких шансов. Они будут голодать вместе с Бату до самой смерти, или же умрут, когда гарберская армия начнет неистовый штурм, ведь ей больше не придется заботиться об освобождении членов королевской семьи.

Лежавший на полу Йорг согласился со своей внучкой, и они придумали другой план. Вилина тайно зарисовала планировку дворца, включая позиции солдат. Она передала схему молодому парнишке из числа заложников и сказала ему присоединиться к гарберским отрядам, ожидающим снаружи.

Заполучив такую информацию, в войсках собрали несколько способных людей и отправили во дворец по тому же пути через катакомбы. Вилина отвела их к по отдельности запертым заложникам, и солдаты вывели их наружу.

Конечно же, среди этого элитного отряда был двадцатитрехлетний Рюкон. Как только он дал знак о безопасности заложников, гарберская армия перешла в атаку. Пока основные силы врага были заняты штурмом, он бросился в одиночку бросился в середину их строя и лично срубил голову Бату.

***

Ух ты, впечатляет...

Внутри себя Орба искренне восхищался рассказом. Не частью про Рюкона, а той, в которой Вилина спорила с мятежниками в девятилетнем возрасте и не теряла надежды, используя весь свой ум вместе с дедом.

В дальнейшем, когда заслуга Рюкона в подавлении Бату была подтверждена, прошлый король Йорг лично написал рекомендательное письмо и отправил его своему сыну. Так Рюкон наконец-то официально стал рыцарем, а после этого быстро прославился. К тому моменту его заслуги позволяли доверить воздушный транспорт. По мефийским меркам это равнялось званию офицера крылатого дракона.

В дальнейшем Рюкон сделал себе имя в боях с Мефиусом, и вскоре после этого приняли решение о его помолвке с Вилиной. Это была попытка укрепить чувство национального единства в стране.

— Если бы я описывала характер генерала Рюкона одним словом, то да, этим словом была бы «честность». Это человек, который неспособен обманывать. Не только других, но и себя.

— Себя?

— Да. — кивнула Вилина. Орба заметил, как ее губы сложились в слабую улыбку.

— Тем не менее, так как моя свадьба в Мефиусе принесет мир, он больше всех будет против нее, и не потому что его собственный шанс породниться с королевской семьей исчезнет. Мне не нравится, что кто-то может подозревать эту причину, я отказываюсь даже рассматривать такую критику. Он бы никогда не подумал о чем-то подобном. Его чувства значительно проще, Рюкону просто неприятно останавливаться посреди сражения с Мефиусом. В нем больше рыцарской гордости и мужества, чем в ком бы то ни было. Боюсь, что он всегда был рыцарем, даже в день собственного рождения.

— По-видимому, все жители Гарберы поддерживают эту идею?

— Нет, — выглядевшая так, будто бы только что проснулась, Вилина вернула свою бдительность. — Конечно же, много людей стремятся стать кем-то вроде генерала Рюкона. Когда было принято решение об этой свадьбе, множество генералов противилось этой идее, но их мнение основывалось лишь на мужской упертости. При королевском дворе, нет, во всей стране каждый желает окончания войны.

— Это мнение только леди Вилины?

— Мое? Я… конечно же.

Девушка, глаза которой начали погружаться во тьму неподобающей ее возрасту печали, положила руку себе на грудь.

— Солдаты устали, а мой народ терпел это тяжелое время слишком долго. В конце концов, чтобы спасти их всех от этих тягот, никто не желает этого союза между Мефиусом и Гарберой и свадьбы больше, чем я.

Говоря без колебаний, Вилина смотрела прямо на Орбу. На мгновение ему показалось, что впервые с момента их встречи она изящно продемонстрировала настоящую себя. Это был такой взгляд, что создавалось впечатление, будто бы никто в комнате не сможет усомниться в ее словах.

И именно это действовало Орбе на нервы.

— Твой народ, хах?

В беспрекословной манере, якобы все повидав, принцесса говорила так, будто бы знала свой народ, но он был уверен, что она бы не подумала дважды о ком-то вроде него, находящегося на общественном дне. В сравнении с мефийскими дворянами, относившимися к своим подчиненным так, будто бы те даже не люди, казалось, что она смотрит на них сверху вниз даже больше них.

— Если королевская семья начала эту войну по собственному желанию, не считаясь с чувствами собственного народа, как они теперь могут утверждать, что принимают во внимание его мнение, завершая ту же самую войну? Стоит лишь родиться в другом сословии, как ваше отношение меняется. В первую очередь вообще не стоило начинать эту войну! Будь все так, мы бы не оказались в ситуации, когда принцесса должна пожертвовать собой ради брака, которого она не хочет.

— Так это значит… Пытаетесь сказать, принц, что вы не хотите этого брака?

— Разве мы в этом не похожи? Вчера правители начали эту кровавую бойню. Сегодня мы держимся за руки, проводим свадьбу и заключаем мир. Но люди, которые не хотели этой войны, а также те, кто не видел в этом никакого смысла, лишь пополнили горы трупов. Что же это за мир такой?

— Что?..

Казалось, будто вместе с началом фразы Вилина подавилась собственными словами. Хотя он мог быть прав, возлагая вину на королевскую семью, но в конце концов ее щеки окрасились в самый яркий оттенок красного, и она повысила свой голос.

— Вы можете просто обсуждать дела других людей, но именно ваша имперская семья повела свой народ и своих солдат на войну против нас! Что касается вашего притворного невежества, разве это ни что иное, как предательство по отношению к тем, кто умер ради вас? Мы оба были рождены в королевских и императорских семьях, наш долг — посвятить себя делам страны. Мы ничего не можем поделать, ведь этот долг обязывает откинуть личные радости и желания. Только так можно ожидать, что народ восхвалит превосходство нашей крови и преклонит колени в знак нашего величия. Без осознания этого, не только узурпаторы, но и население поднимется против королевской семьи.

— Превосходство крови? Величие!? — вскрикнул Орба.

Пока он вел жизнь, полную трудностей, мысль о королевской семье ни разу не приходила ему на ум. Так что когда слово «превосходство» вылетело изо рта Вилины, то он будто бы получил смесь из насмешки и тщеславия прямо себе в лицо.

— Ясно. Так вы, как рожденная «превосходящей», можете держать в своей руке жизни всех ваших подданных? Вы целиком и полностью контролируете то, как они живут и как умирают. «Гордость» вашего королевства — не более чем фигура речи, и вы выигрываете, пока можно менять правила, влияющие на победу. Отбросить личные радости, говорите? Какое веселье в том, чтобы иметь сотни, тысячи, десятки тысяч имеющих собственные чувства людей и убивающих друг друга?

— Вы...

Придя в ярость, Вилина сделала шаг к Орбе, но Терезия позвала ее, схватила сзади за руку и остановила на пол пути.

— Что? Вам только четырнадцать, как вы можете действовать, будто бы знаете все и вся? Давайте, скажите мне!

Орба тоже шагнул в ее сторону. Когда Динн обратился к нему в надежде остановить, Говен и Шиику быстро помогли ему.

— Ну давай, черт возьми! Ты...

— Брось это, Орба, — шепнул ему на ухо Шиику. — Подходят посторонние. Если в такое время раскроется, что ты двойник, то миру с Гарберой не бывать.

— Думаешь я не знаю? — крикнул Орба в ответ, и Говен продолжил говорить.

— Если выяснится, что свадебная церемония была проведена с двойником, то не только гарберская, но и мефийская императорская семья решит повесить тебя для защиты собственных шкур. Какой тогда был смысл выживать два года в рабстве? Такое будущее было у тебя в голове?

— Дай мне пройти, Терезия, отпусти меня!

С другой стороны, у Терезии тоже были проблемы с гневной Вилиной.

— Принцесса, прошу, остановитесь. Что вы пытаетесь сделать? Мои глаза не обманешь. Если вам что-то не понравилось, то для принцессы это не повод колотить собеседников.

— Этот принц! Он потоптался своей грязной ногой по гордости королевской семьи с лицом ничего не знающего ребенка! Что плохого в том, чтобы ударить его? Я просто преподам ему урок!

— Принцесса, вы выдаете свои истинные чувства. Контролируйте себя.

Все они подняли довольно большой переполох, крича и скандаля подобно детям, которых впервые привели посмотреть на наездников на драконах.

В довершение ко всему, кто-то еще появился в комнате. Конечно же стражники пытались сообщить им об этом, но это проскочило мимо ушей Орбы и Вилины. Новый человек смотрел на творившуюся внутри сумятицу испуганным взглядом.

— Принц! Принцесса Гарберы! — вскрикнул он возмущенным голосом и привлекая внимание к себе.

Это был Федом Аулин.

— В такое время, что все это значит? Леди Вилины это тоже касается. Да, ситуация так ситуация, попрошу вас воздержаться от опрометчивого поведения, — Вдвоем они ничего не сказали в ответ, лишь с ненавистью уставились друг на друга. Федом прокашлялся.

— Ну что же, сейчас очень удобно, что Его Высочество и Леди Вилина вместе. Только что прилетели корабли с сообщением.

Федом вытащил доклад с таким лицом, будто бы он сам полностью потрясен его содержанием.

— Вчера на закате армия, именующая себя «силами Рюкона», захватила крепость Заим на границе с Гарберой и Энде. Они утверждают, что они настоящие представители гарберской нации, и что королевская семья полностью поддерживает их.

— Не может быть!

Вилина побледнела и замерла на месте, будто бы пораженная ударом молнии. Увидев это, Орба почувствовал желание высказать ей, что был прав, но немедленно подавил эту мысль.

— Император Гул Мефиус так же пришел к выводу, что нападение во время свадебной церемонии так же дело рук Рюкона. Что касается этой порочной и бесчеловечной акции, пятнающей честь страны и надежды народа, то наша императорская династия требует возмездия. Под начало принца Гила Мефиуса будут высланы войска, и ему предстоит подавить Рюкона.

— Что?

— В экстренных переговорах с Гарберой мы получили разрешение на пересечение их границы. Не возвращаясь в столицу, кронпринц должен немедленно отправиться в город-крепость Идоро на восточной границе. Вот что тут сообщается. — закончив говорить Федом сделал глубокий вдох.

В повисшей над ними тишине Орба поначалу решил, что это не будет связано с ним, но взгляд Федома говорил ему, что это станет его первой военной кампанией.