Том 9    
Заключительная глава. Часть 2. Идущие рука об руку


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
02.06.2020 22:05
Хмм... Странно. Ну вот действительно не японский вариант. Ну, не берем хентай.

Ну да ладно.

Команде переводо-редакта-картинок огромное спасибо за работу. Пусть и промежуточный результ.
Еще раз огромное вам спасибо.
deskredget
01.06.2020 17:14
Вот у меня вопрос, автор точно японец? Не ну я такого точно не ожидал.
lastic
31.05.2020 21:33
Аригато
lastic
31.05.2020 21:33
Хооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
naazg
25.05.2020 07:31
Спасибо
deskredget
25.05.2020 03:15
Ну, я судил по количеству глав. Кто же знал, что автор решил не делить финальную битву на главы. Обычно японцы так не поступабт, и за это ему большой респект. И вам, господа переводчики, тоже респект. Спасибо.
lastic
24.05.2020 22:25
даа
lastic
24.05.2020 22:25
Хоооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
artemavix
22.05.2020 11:36
Маленький? Он на ~50 япостраниц больше 8 и 10 томов. Длиннее него только 1, 3, 4, 5 и 12 тома.
deskredget
18.05.2020 10:54
Эх, хотелось бы, чтобы сразу весь том выложили, учитывая, что он сам по себе маленький, но и на том спасибо.
artemavix
07.04.2020 18:09
Перевод тома завершён. Теперь ждём редактуру и эдит.
artemavix
21.03.2020 12:03
Перевод тома уже начат. Вы можете следить за прогрессом по оглавлению. Когда знаки вопроса сменяются названием, это означает, что глава переведена и отправлена на редактуру.
 
Перевод ведётся с оригинала. Это также указано в разделе «Над томом работали».
asunalightning
20.03.2020 20:16
извините,а перевод идет с оригинала или анлейта?
просто если анлейт то больше 11 томов ждать не прийдеться вообще...............
deskredget
18.03.2020 10:38
Когда перевод тома начнётся?
spazy
24.02.2019 17:17
Как бы перевод тома в двух частях есть уже на английском как год))
SNTD
21.03.2018 09:05
У вас случаем анлейта 9 тома нет?

Заключительная глава. Часть 2. Идущие рука об руку

Сразу после матча участников отнесли в медблок стадиона и положили в регенерационные капсулы.

Икки очнулся ближе к полуночи.

— М-м… Где я? — пробормотал он и, моргнув, увидел знакомый потолок с клетчатым узором.

«А-а, та же палата, что и прошлой ночью…»

Он повернул голову и заметил на стуле рядом с кроватью сребровласую девушку.

— Добрый вечер, онии-сама.

— Сидзуку? А, точно, я отрубился прямо на арене.

— Как ты себя чувствуешь? Где-нибудь болит?

Икки прислушался к себе.

«Если честно, чувствую себя неважно. Тело какое-то тяжёлое, вялое… Но вместе с тем я как будто сделал что-то очень важное».

— Ах да, я же одолел Стеллу!

Убедившись, что это ему не приснилось, Икки победоносно сжал кулак. Не каждый день он сражал настолько грозных рыцарей.

— Кстати, где она?

— Здесь, — ответили ему с противоположной стороны.

Обернувшись, Икки увидел вторую кровать, на которой лежала принцесса. Около неё сидел Наги.

— На этот раз ты проснулся первым, а вот Стелла-тян что-то разоспалась, — улыбнулся он.

— Стелла…

Икки пригляделся к ней.

«Дыхание ровное, на щеках румянец. С виду она в полном порядке».

— Вроде, цела. Это хорошо.

— Сказал тот, кто зарубил её.

— Д-да ладно тебе!

— Хи-хи, прости, — извинился Наги и встал. — Ну что, Сидзуку, раз Икки очнулся, нам пора. Уже довольно поздно, давай вернёмся в гостиницу.

— Читаешь мои мысли, — кивнула Сидзуку. — Онии-сама, я оставлю твою одежду здесь, рядом с кроватью. Завтра церемония награждения, поэтому обязательно выспись. Я приду разбудить тебя.

— Так и сделаю.

— И ещё. — Она взяла в руки худую ладонь брата и улыбнулась. — Поздравляю тебя с победой. Сегодня ты был круче всех.

— Спасибо.

— Давай отпразднуем это, когда вернёмся в Токио. У меня на примете есть отличный ресторанчик.

— Уже жду.

— Жди-жди. Ладно, пока.

— И не забудь отдохнуть, — напомнил Наги.

Они ушли. Икки со Стеллой остались одни в палате, залитой бледным светом луны.

Тишину разгоняли лишь тиканье часов и мерное дыхание спящей девушки.

Естественно, Икки смотрел на неё.

И вдруг он услышал:

— И… ки…

«Проснулась?!»

Парень вылез из-под одеяла и подошёл к другой кровати.

«А, нет, просто разговаривает во сне. Эх, жалко, — расстроенно подумал он, опустился на складной стул, который оставил после себя Наги, и принялся разглядывать Стеллу. — Интересно, что ей снится?»

Вскоре мысли перескочили на сегодняшний бой. Икки вспомнил их упорное соперничество, пик силы и предел, который он превзошёл. Вспомнил выражение лица Стеллы, её полыхающие глаза, яростную улыбку, сияние пламени.

Сердце дрогнуло и забилось быстрее.

«Это был самый продуктивный день в моей жизни. Если бы не Стелла, я никогда не стал бы таким сильным».

— Стелла…

Будучи не в силах сдержать переполнявшие его чувства, Икки поднялся, наклонился и нежно погладил девушку по щеке.

— Икки… Ах… — застонала Стелла, по всей видимости догадавшись, что это он, улыбнулась и ластящейся кошкой потёрлась о его ладонь.

«Какая же она милая!»

В голове как будто взорвался фейерверк. Горло мигом пересохло, сердце молотом забилось в ушах, тело охватил нестерпимый жар.

Парень зачарованно смотрел на розовые губы, поблёскивающие в свете луны.

«Я хочу обнять её! И поцеловать! Прямо сейчас! Не могу ждать, пока она проснётся! Я же… Да, я имею на это полное право. Стелла — моя девушка и самый любимый человек на свете. К тому же она никогда не запрещала мне целовать её…»

Оправдываясь перед самим собой, Икки заглушил чувство вины, твердящее, что нельзя пользоваться беспомощностью девушки, и потянулся к губам, как пчела — к благоухающему нектаром цветку.

— Ну, вперёд.

— Куда вперёд? Вставать? Пора завтракать?

Внезапно рубиновые глаза распахнулись.

Икки со Стеллой замерли в считанных миллиметрах друг от друга.

— ?!

«Почему Икки прямо передо мной?!» — запаниковала девушка.

— Д-доброе утро, Стелла.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — завопила она и врезала ему коленом прямо в солнечное сплетение.

Парень булькнул и свалился на пол.

◆◇◆◇◆

— Икки, прости, пожалуйста! Я понимаю, что это глупый вопрос, но я не сильно зашибла тебя? — спросила Стелла, поглаживая его по спине.

— Н-ну так, сойдёт, — превозмогая боль, усмехнулся парень.

Стелла ещё больше распереживалась и опустила голову.

— У-у… Мне правда очень жаль. Но ты сам виноват. Зачем так подлез?

— Это да. Сейчас я виноват на все двести процентов. Не бери в голову.

Только тогда принцесса перестала извиняться и обратила внимание на больничную палату.

— Кстати, а где мы?

— В медблоке «Ванган Доума». Как я понял, нас отнесли сюда после боя.

— Вот оно как. Я в первый раз здесь, — пробормотала Стелла и глубоко вздохнула. — Значит, я проиграла.

Икки неловко потупился.

«Это я радуюсь победе, а Стелле, наверное, сейчас выть хочется. Лучше оставить её одну», — догадался он.

— З-знаешь, давай я немного постою снаружи.

— М? Зачем?

— Ну… Мы же совсем недавно сражались, и тебе неприятно быть вместе со мной…

— О чём ты таком говоришь! — воскликнула Стелла. — Икки, неужели ты думал, что я хочу поплакать в одиночестве? Не ожидала, что ты настолько низкого мнения обо мне!

— Низкого?

— Да, низкого. Конечно, я злюсь, но плакать из-за такого пустяка не буду. Наоборот, превращу эту горечь в силу, подкачаюсь, раззадорюсь и в следующем году точно обставлю тебя! — широко улыбнулась Стелла.

«И не лукавит же… Она сразу переключилась на позитивные мысли и настроилась на реванш, — понял Икки. — Вот это сила!»

— Да, в этом вся ты.

— Кроме того, я не только злюсь.

— Что?

— Я рада, что не ошиблась в тебе.

«Я надеялась, что, несмотря на разделяющую нас пропасть, Икки будет стремиться к победе до самого конца. И он сделал это. Сделал как нельзя лучше! Вот какой он у меня, самый любимый парень и самый сильный соперник. С ним я готова взбираться на любой, даже самый высокий пик», — улыбнулась Стелла, встала на колени, протянула руку и, стесняясь, сказала:

— Икки. С этого момента и впредь будь лучшим. Будь моим номером один.

«Ой-ой-ой! Это нехорошо! Очень нехорошо!» — завопил про себя парень.

Кровь ударила в голову, разжигая угасшее было пламя.

— А?.. Ай!

Проигнорировав рукопожатие, Икки схватил Стеллу за плечи и вжал спиной в кровать.

◆◇◆◇◆

— И-Икки? — удивилась Стелла.

Глядя ей в глаза, парень густо покраснел.

Он сгорал со стыда произносить такое, но больше не мог сдерживаться, поэтому пересилил себя и выдавил:

— Стелла… Помнишь, как мы поехали в Окутаму вместе со студсоветом и застряли в горной хижине? Ты тогда спросила… ну, хочу ли я тебя, а я ответил, что сначала надо хотя бы познакомиться с твоими родителями.

— А-ага, помню. И я очень обрадовалась.

«Очень обрадовалась, — повторил про себя Икки и негромко застонал. — Нет, конечно, я не лгал. Тогда я действительно считал именно так. Но сейчас…»

— П-понимаешь, после такого крутого ответа мне очень неловко говорить это… Но прошу, забудь обо всём, что я тогда сказал! — словно оправдываясь, выпалил он.

— А?

Стелла не сразу поняла, что Икки имел в виду, но потом обратила внимание на его полыхающее румянцем лицо, на руки, вжимающие её в кровать, и тоже покраснела до самых кончиков ушей.

— Т-то есть… Ты про… то самое?! — воскликнула она голосом, подскочившим на пол-октавы.

— Ну… да.

— Стоп! Стоп-стоп-стоп! Икки, ты чего вдруг?! Ты это серьёзно? По-настоящему? А куда делся Икки, который не поддался даже на моё непристойное поведение?!

— Умер.

— Умер?!

«Может, не лучшее слово, но я не знаю, как по-другому описать своё состояние. А ещё я совершенно точно не понимаю, как я в тот раз устоял перед соблазном!»

— Когда я сегодня достиг своего предела, то представил, как я останусь на одном месте, а ты уйдёшь дальше одна… встретишь другого сильнейшего и начнёшь соперничать с ним. Я возненавидел этого сильнейшего так, что чуть не лопнул от злости! И сказал себе: нет, не бывать этому! Я никому тебя не отдам! Ты моя и только моя! Эти чувства вновь разожгли огонь в моей душе, и он горит до сих пор.

И на этом Икки не остановился. В полной мере осознавая, что следующая фраза продвинет их отношения на новый, доселе неизведанный уровень, он сказал:

— Стелла, я хочу заняться с тобой сексом! Прямо сейчас!

Алые глаза дрогнули. В них промелькнула целая гамма чувств. Сначала лёгкое удивление, потом изумление, смятение и в конце…

— Н-нет?

— Какой же ты дурачок.

…В конце — необъятная радость.

Стелла улыбнулась и нежно ущипнула Икки за щёку.

— Ты даже не представляешь, сколько я ждала этого.

Безусловно, ей нравилось, что Икки серьёзно относился к их отношениям, но в то же время она хотела более решительных поступков с его стороны.

«Я давно была готова отдаться ему по первой же просьбе!»

— И я… так счастлива! — проговорила она, роняя тёплые слёзы.

Они как будто подтолкнули Икки в спину. Он наклонился ближе.

— Стелла…

— Ой, погоди! — внезапно воскликнула девушка и отодвинула его.

— Стелла? Что такое?

— Икки, всё это, конечно, очень хорошо, но ты приготовил их?

— Кого «их»?

— Ну их, — смутилась Стелла. — Конечно, я ждала этого момента, но не забывай, что мы с тобой ещё школьники, да и нашим родителям нормально не представлялись. А ещё я хотела бы победить тебя в следующем году, так что… Думаю, мне пока нельзя беременеть.

— А…

После разъяснения даже неопытный в таких делах Икки понял, что Стелла пыталась ему втолковать.

«Точно, я же совсем забыл про них! Во даю!»

— П-прости! Я слишком увлёкся чувствами!

— Да, я так и подумала. Ты всегда был импульсивным, — вздохнула девушка и с лёгким укором посмотрела на него.

Икки негромко застонал и съёжился.

«Конечно, она будет сердиться. Я должен был помнить о чувствах своей девушки, но забылся и пошёл на поводу у похоти… Совершенно не подготовился!»

Ему отчаянно захотелось провалиться сквозь землю… сломать пол и провалиться.

— Т-тогда я сейчас сбегаю и куплю!

Вскочив, Икки рванул к двери, однако Стелла схватила его за руку.

— Стоять! Во-первых, это будет ужасно некрасиво. Ну какой парень так обнадёжит свою девушку, а потом сбежит? А во-вторых… тебе не нужно никуда идти.

— Не-не, я так не могу!

— Да успокойся же ты! — негромко прикрикнула принцесса и, смутившись, потянулась к корзине с одеждой. Взяв косметичку, она немного покопалась в ней, что-то достала, протянула Икки и проговорила. — Вот держи.

Парень увидел квадратную герметичную упаковку из пластика и сразу понял, что это такое.

«Это они… Стоп, Стелла носила их с собой? То есть…»

— Т-только не говори, что ты всегда держала их наготове!

Стелла густо покраснела.

— Н-ну я же говорила, что давно ждала от тебя этого? Говорила! Вот и подготовилась заранее. Откуда же я знала, когда ты попросишь об этом. А… А ещё это часть придворного этикета, вот!

«А, ну, наверное. Да уж, принцессы — это нечто».

— Неужели ты подумал, что я извращенка?

— Ничего подобного! — тотчас ответил Икки.

Наоборот, он был глубоко признателен Стелле за то, что она предусмотрительно исправила его оплошность.

— Спасибо. В следующий раз я буду внимательнее.

— Надеюсь. Я чуть со стыда не сгорела, когда покупала их.

— Обещаю, — кивнул Икки и взял презервативы.

«М? Толще, чем я думал».

Внезапно упаковка разделилась и растянулась в эдакую «змею».

«На сколько же раз она рассчитана?! На десять?! А… А, ну, мы же не будем использовать сразу все. Да, не будем. Ни за что!» — твёрдо приказал себе Икки и отделил один квадратик по пунктирной линии.

Тихо зашелестел рвущийся пластик.

Всё было готово.

— Мы и правда сделаем это?

— А-ага…

Внезапно на них снова накатило смущение. Икки не мог смотреть прямо на Стеллу, да и она то и дело отводила взгляд.

Так прошло минуты три.

«Гр-р-р, да что же это такое! Не можем же мы так всю ночь просидеть! Я мужик или кто? Если кто и должен сейчас взять всё в свои руки, так это я!»

Икки глубоко вдохнул, настроился и сел напротив Стеллы.

— Стелла!

— Д-да!

— Я… Я ещё неопытный, поэтому надеюсь на твоё снисхождение!

— Взаимно!

И их первая ночь началась.

◆◇◆◇◆

Стелла полулежала на кровати, подложив под спину скомканное одеяло.

Бледный лунный свет выхватывал во тьме контуры её тела, сокрытого простым белым больничным платьем.

«Удивительно, — подумал Икки. — Почему так кружится голова? Я уже видел Стеллу обнажённой… А-а, наверное, в этом всё и дело. Раньше я просто смотрел, но сегодня… сегодня я прикоснусь к ней. Пальцами, губами… Ко всему. Как же я, оказывается, ждал этого момента!»

— Так неловко, — прошептала Стелла.

Она тоже нервничала. Массивная грудь, сдавленная тесноватым платьем, вздымалась и опадала.

Однако алые глаза чарующе светились во тьме.

Девушка боялась неизвестности и одновременно предвкушала её.

Загнав неуверенность в самый дальний угол сознания, Икки придвинулся ближе и потянулся к верхней пуговице платья.

— П-постой, — тоненько проговорила Стелла. — На мне… нет лифчика. Я стесняюсь вот так сразу… Можешь начать снизу, пожалуйста?

— П-прости, — на автомате извинился Икки.

Сейчас он был ни в чём не виноват, но голова отказывалась нормально соображать, и слова сами вылетели изо рта.

«Раз Стелла хочет, начну снизу. Какая, собственно, разница?»

И он начал расстёгивать платье с самой последней пуговицы.

Медленно, бережно, как будто разворачивая ценный и хрупкий подарок.

Сперва показались округлые колени, потом крепкие белые бёдра, прикрытая плотно сжатыми ногами и больничным бельём промежность, аккуратный живот, маленький пупок, подёргивающийся при каждом вздохе…

«Ой-ой! Плохо дело!»

Икки перевозбудился так сильно, что не удивился бы, если бы вместо пота из пор хлынула кровь.

«Честно говоря, я надеялся, что буду раздевать Стеллу сверху, а не снизу. Там-то у меня уже есть опыт, а тут…»

Казалось бы, незначительное изменение, однако поток новой информации буквально поджаривал мозг на медленном огне.

Дикий зверь внутри требовал немедля раздвинуть подрагивающие от смущения бёдра, провести рукой по белоснежному животу, впиться пальцами в девственно-чистую промежность.

Перебарывая себя, Икки расстегнул следующую пуговицу.

Стелла особенно резко вдохнула, и платье чуть разъехалось в стороны, обнажая нижнюю часть груди.

— !..

В голове будто бы взорвался фейерверк.

Взгляд приковало к сдавленным пышным холмам.

«Интересно, насколько она мягкая?» — невольно подумал Икки и вытянул средний палец, коснувшись кожи.

Стелла чуть вздрогнула, крепко зажмурилась и сжала губы, словно удерживая рвущийся наружу крик, однако возражать не стала. То есть разрешила продолжать.

Икки надавил чуть сильнее, и палец практически без сопротивления погрузился в податливую плоть.

По спине побежали мурашки от незнакомого чувства.

Подключив указательный палец, Икки описал дугу и скользнул под грудь.

И тогда…

— Хи!..

Стелла негромко, но отчётливо вскрикнула и распахнула глаза, но останавливать его опять же не стала.

Приободрённый, Икки продолжил водить подушечками пальцев по изумительно гладкой коже.

«Такая тёплая, мягкая… и довольно тяжёлая. Непередаваемое ощущение».

От его ласк Стелла не выдержала и чарующе застонала.

«Хочу ещё!» — тут же подумал Икки и немного приподнял сдавленную грудь.

— М-м!

Девушка крупно вздрогнула.

Последние пуговицы не выдержали напора и оторвались, грудь вырвалась на волю. Платье распахнулось, но не до конца, краями зацепившись за соски.

Икки увидел тёмные, резко контрастирующие на фоне белоснежной кожи ареолы и внезапно вспомнил, что недавно сказала ему Стелла в подобной ситуации:

«Если хочешь, можешь укусить».

То есть разрешение он уже получил, а значит мог не сдерживаться в своих желаниях.

— П-подожди!

Но он не стал ждать и уже протянул руки, чтобы сорвать платье…

— Я… Я так смущаюсь, что сейчас задохнусь!

И это уже был не страстный шёпот, а практически крик.

Икки поднял взгляд.

Стелла часто дышала, в глазах стояли слёзы. Она боялась. Боялась, несмотря на свои слова.

«Стелла сказала, что всегда ждала этого… Она призвала всю свою храбрость, чтобы я наконец-то увидел в ней женщину, чтобы наша любовь только крепла, — внезапно осенило Икки. — А я…»

И в то же мгновение обуревавшая его дикая похоть испарилась, сменившись спокойной теплотой.

«Я хочу, чтобы Стелла вспоминала об этом дне с радостью, а не со страхом».

И…

— Стелла.

— ?!

Он убрал руки, наклонился вперёд и поцеловал её. Но не страстно, а нежно, как она привыкла.

Вскоре девушка расслабилась и успокоилась.

«Нет, нельзя, чтобы она остывала. Сегодня мы должны зайти дальше», — решил Икки и пустил в ход язык.

Стелла дёрнулась от неожиданности, но не испугалась — это был не первый их французский поцелуй — и с жаром ответила тем же.

«Так хорошо… Как и всегда… — подумала она и только потом осознала.

Обычно к этому моменту они уже отстранялись, но сегодня Икки не отпускал её. Он работал языком так, будто вылизывал леденец, проникая в самые дальние уголки сознания Стеллы и растворяя все тревожные мысли.

— …

Палату наполняли влажные хлюпающие звуки.

Слюна смешивалась и пузырилась на губах.

Не позволяя ей пролиться, Икки запрокинул девушке голову и заставил проглотить её.

Горячая, впитавшая всё их вожделение жидкость обожгла горло и распалила мозг.

Затем Икки начал поглаживать внутреннюю сторону бёдер Стеллы, начиная от колен и потихоньку поднимаясь выше. Добравшись до края белья, он почувствовал, как мышцы под кончиками его пальцев начали слабо подёргиваться.

Недавний страх смешался с возбуждением, образовав взрывоопасную смесь. В алых глазах горело жгучее пламя. Белоснежная кожа раскраснелась и источала сладковатый аромат.

«Она готова».

— Ну что, успокоилась?

— Угу…

— Если будет страшно, говори, и мы сделаем это снова.

— Не волнуйся, всё хорошо, — очарованно улыбнулась Стелла.

Она чуть ли не таяла от наслаждения и крепилась из последних сил, старательно глядя Икки в глаза.

«Ну не прелесть ли», — усмехнулся парень и, не выдержав, ещё трижды поцеловал её, а потом отстранился, положил руки на плечи и наконец-то стянул платье, обнажив лунному свету разгорячённое тело.

И обомлел.

Изящная шея. Тонкие женственные руки. Пышная грудь, поддерживающая форму, несмотря на размер и позу. И подрагивающие от возбуждения розовые соски.

— Ты прекрасна… — прошептал он.

В голову пришла только такая банальщина. Но, вероятно, сейчас это было простительно.

Нижняя часть тела уже давно распирала штаны и рвалась в бой.

Однако Икки сдержался. На этот раз он не забыл о чувствах Стеллы и проверил всё в последний раз. Бегло осмотрев её, увидел на ключице капельку слюны, убрал её пальцем и… поддавшись порыву, растёр по правому соску.

— А-ах!..

Впервые Стелла застонала от явного наслаждения.

Отведя пальцы, Икки заметил, что форма соска изменилась.

Нетронутый левый и блестящий правый…

«Больше не могу… Дышать трудно… Голова раскалывается… Виски ломит… Уже можно?.. Точно можно?.. Не знаю… Стелла сказала, что всё хорошо… Но вдруг я снова потороплюсь и раню её?..»

— Икки. — Внезапно девушка ласково улыбнулась и обвила руками его шею. — Спасибо. Ты очень добрый. Я в полном порядке, честно. Можешь начинать. Делай со мной всё, что только хочешь.

— !..

Она сказала своё слово.

И Икки больше не колебался.

В полумраке ночной палаты два силуэта переплелись в страстных объятиях.

Трудно было понять, где кончается один и начинается другой.

Слова больше не несли никакого смысла.

Губы лишь отчаянно искали поцелуев.

«Клянусь, я никогда не разочарую Стеллу. Я приложу все силы, чтобы она не пожалела, что выбрала меня!»

◆◇◆◇◆

За окном щебетали птицы.

Негромко застонав, Икки вынырнул из сна, приоткрыл глаза и увидел ясное голубое небо.

«Хорошее утро. Таким оно сегодня и должно быть», — удовлетворённо подумал он и попытался пошевелиться, но не смог.

Тело казалось ужасно тяжёлым, словно на нём лежала стальная плита. Да и мысли текли как-то вяло, лениво.

«Нет, так не пойдёт».

Икки глубоко вдохнул, собираясь встряхнуть организм, но внезапно почувствовал знакомый цветочный аромат, повернул голову и встретился взглядом с красноволосой девушкой.

Укрытая по плечи Стелла улыбнулась и, смущённо порозовев, сказала:

— Доброе утро, любимый.

— !..

— Хи-хи, всегда хотела сказать это!

В ту же секунду остатки сонливости улетучились. Сердце мгновенно подпрыгнуло куда-то в район горла, к щекам прилила кровь.

Икки вспомнил всё, чем они занимались ночью.

«А-а, так вот откуда вся эта тяжесть… — догадался он, бросил взгляд в сторону и увидел разорванные упаковки. — Кто бы мог подумать, что мы действительно используем их все!»

После первого раунда, когда тревога и страх окончательно растворились в страсти, Стелла захотела попробовать позу наездницы.

И как будто слетела с катушек.

«Впрочем, не она одна, — криво усмехнулся Икки. — Я тоже выплеснул всё, что накопилось за время учёбы. Да так выплеснул, что наутро даже шевельнуться не смог».

В следующий раз надо быть посдержаннее. И не забывать, что у Стеллы тоже выносливость на уровне.

«Ах да, она же… “пострадала” сильнее меня. Надеюсь, с ней всё в порядке».

— Как ты себя чувствуешь?

— Побаливает. Может, даже не смогу ходить нормально. Икки, ты, оказывается, настоящий зверь. У девушки первый раз, а ты так разошёлся.

— Надеюсь, ты понимаешь, что виноват не один я?

— Н-ну да, — признала Стелла и, застеснявшись, отвела взгляд.

— Сможешь исцелиться силой дракона?

— Смогу, конечно, но не буду.

— Почему? — удивился Икки.

Ему было неприятно от одной мысли, что из-за него Стелла мучилась от боли.

— Потому что это знак твоей любви, — счастливо улыбаясь, сказала девушка.

— !..

Все возражения мигом вылетели у него из головы.

Душа вновь воспылала.

«Какое коварство! Нет! Не поддавайся, держись! — завопил разум, но чувства мигом заглушили его: — Не смей отворачиваться. Ты должен показать, как сильно любишь её».

Он положил ладонь на щёку Стелле.

Девушка прикрыла глаза и вытянула губы.

Икки привлёк её к себе и уже почти поцеловал…

Как вдруг в дверь постучали.

— Онии-сама, Стелла-сан, вы уже проснулись? — спросила Сидзуку.

Влюблённые голубки от неожиданности взвизгнули и отпрянули друг от друга.

— Кажется, проснулись, — послышался голос Наги.

«Икки, быстрее вернись к себе на кровать!»

«А, твоё платье!»

«Нет времени! Собери всю одежду и спрячь! А я пока засуну мусор под кровать!»

«Понял!»

Парень схватил валяющееся под кроватью платье, буквально перелетел к себе и кинул его под матрас.

А в следующее мгновение дверь распахнулась, и в палату вошли Сидзуку и Наги.

— Доброе утро.

— Ну что, выспались?.. Оу. — Наги сразу же остановился и хитро улыбнулся. — Так-так. Поняа-атненько.

«Он обо всём догадался!» — с ужасом поняла Стелла.

— А-Алиса, ты чего так улыбаешься?!

— М? А, да так. Подумала, что вы весело провели вечер.

— Н-н-ничего мы не проводили!

— Правда? — удивилась Сидзуку. — А мне казалось, вам очень понравилось сражаться.

— А, ты про это.

— А ты что имела в виду?

— Ничего!

— ?..

«Стелла, ты ведёшь себя слишком подозрительно! Сдашь нас с потрохами!» — забеспокоился Икки и отвлёк сестру:

— Сидзуку, спасибо, что пришла разбудить нас.

— Что ты, не стоит. Я бы с радостью дала тебе поспать ещё, но подумала, что вам лучше позавтракать перед церемонией награждения.

— Э-это точно. Тогда нам, наверное, надо переодеться? Не можешь подождать снаружи вместе с Алисой? — беззаботно попросил Икки, старательно заглушая чувство вины перед заботливой сестрой.

— Хорошо, онии-сама, мы выйдем. Пошли, Алиса, — сказала Сидзуку и развернулась. — А, кстати, Стелла-сан. Я всё хотела спросить. Что это за комок резины валяется у тебя под кроватью?

— Н-не может быть! Я же все собрала! — переполошилась Стелла и свесилась вниз, но ничего не увидела.

Она попалась на простенький трюк Сидзуку и спалилась.

— Стелла…

— А-а…

Парни обречённо вздохнули, а девушки побледнели. Одна от растерянности, другая от страшной ярости.

— Понятно. Всё-таки я не ошиблась. То-то мне показалось, что вы какие-то странные, — улыбнулась одними губами Сидзуку.

В зелёных глазах вспыхнуло дьявольское пламя.

Температура воздуха в комнате мгновенно упала ниже нуля, окна покрылись морозными узорами.

— С-Сидзуку… Ну, это, понимаешь… — начала Стелла.

— Нет-нет, ничего не говори, всё нормально. Я прекрасно поняла, чем вы занимались. Я только подумала, что надо бы поблагодарить тебя за серьёзное соперничество с онии-самой, а вы тут, оказывается, устроили ночной поединок Итто Шуры и Драконьего клыка.

— Ч-чего?! Я хотела рассказать тебе, только не сейчас, потом, в более благоприятный момент!

— Последние слова будут?

— Не…

— Ясно, не будет.

Если Сидзуку завелась, её уже было не остановить.

Зелёная волна энергии разбила все окна.

— Ну тогда… сдохни-и-и-и-и-и-и-и!

— А-а-а-а!

— Сидзуку, успокойся!

— Ш-ш-ш-ш!

— Всё-всё, молчу!

— Икки! Почему ты отступил?! — в панике воскликнула Стелла.

— А я тут вообще не при чём, — пробормотал Наги.

В палате закружилась кровавая метель.

◆◇◆◇◆

Долгий Фестиваль искусства меча семи звёзд подошёл к концу.

За семизвёздный пик Японии сражались тридцать два юных рыцаря из восьми академий. Двадцать шесть яростных боёв, двадцать шесть великолепных поединков. Но вчера отгремел финал, и всё закончилось, — начал свою речь Юдзо Каиэда.

Его голос прокатился по стадиону, ещё не остывшему после вчерашней схватки.

Но зрители смотрели не на него, а на пьедестал и с нетерпением ждали появления призёров.

Занявший третье место Аманэ Синомия был дисквалифицирован за грубейшее нарушение правил — нападение после окончания матча. Следовавший сразу за ним Ома Куроганэ ещё вчера покинул Осаку.

В комнате ожидания сидели всего два участника — Икки Куроганэ и Стелла Вермилион.

— Ох уж эта Сидзуку! Совсем мозгов нет! Нельзя же так распаляться! Любой другой на моём месте точно помер бы! — тяжело дыша, проговорила Стелла.

— Т-ты как, в порядке? — спросил Икки, поглаживая её по спине.

Сидзуку гонялась за Стеллой до последнего и отстала только сейчас, перед самой церемонией.

— И это я сейчас сбежала, а что будет потом…

— Не волнуйся, я серьёзно поговорю с ней и всё объясню.

Стелла глубоко вдохнула, восстанавливая дыхание.

— Нет, Икки, не нужно.

— Почему?

— Потому что я должна достучаться до неё.

— Ты не права. Мы должны вместе…

— Икки, извини, но не в этот раз, — перебила его Стелла, качая головой. — Я всё понимаю, но хочу сделать это одна.

«В конце концов, это я украла у неё любимого брата, значит вся вина лежит на мне», — рассуждала она.

— Иначе я не смогу гордиться перед ней нашими отношениями. Прости, но я не могу принять твою помощь.

Икки не стал спорить и, кивнув, похлопал принцессу по спине.

— Как скажешь. Постарайся там.

— А ты чего самоустраняешься?

— В смысле? Ты же только что сказала, что сама справишься.

— Неужели ты забыл, что сказал мой папа после твоего боя с Токой-сан?

— Оу…

Икки вспомнил, как после скандала, раздутого Комитетом по вопросам этики и морали, император Вермилион передал ему через дочь: «После Фестиваля приезжай в Империю Вермилион. Будем знакомиться».

— Т-точно, было дело.

«Да, вот это точно меня касается. И очень серьёзно касается!»

— Кстати, я уже забронировала билеты. Вылетаем через неделю.

— Что-о-о?!

— Мы же обо всём договорились, разве нет?

— Ну да, но… Мне же нужно настроиться! Может, отложим вылет на недельку?

— Ладно, только сперва договорись с нашей армией.

«Хочешь сказать, если мы не приедем, начнётся война?!»

— Надеюсь ты не думал сбежать, после того как забрал девственность пусть второй, но принцессы?

— Эм…

— А ещё папа такой же страшный, как и Сидзуку. Удачи, лю-би-мый♡

Икки горько застонал и, чувствуя, как к горлу подступает неприятный комок, смирился с неизбежным.

— Х-хорошо, постараюсь поладить с ним.

И тут…

Итак, церемония награждения шестьдесят второго Фестиваля искусства меча семи звёзд начинается! Поприветствуем наших призёров! — провозгласил Юдзо.

Стелла вскочила со стула, повернулась к Икки и протянула руку.

— Ну что, пойдём.

— Ага.

«Нас будут награждать отдельно, поэтому Стелла хочет хотя бы выйти вместе», — догадался Икки и с радостью принял предложение.

И как только они появились на арене…

— Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Зрители завопили и захлопали в ладоши.

— Икки-кун, поздравляю!

— А! Смотрите-смотрите! Они держатся за руки!

— Хо-хо! Отлично смотрятся вместе!

— Принцесса Стелла, в следующем году обязательно возьмите реванш!

— Вы классно сражались!

Когда они дошли до конца ковровой дорожки, крики смолкли, уступая место торжественной тишине.

— Стелла Вермилион, первоклассница академии Хагун, — позвал её Юдзо.

— Я!

Девушка отпустила руку Икки и подошла к нему.

— Вы блестяще выступили на Фестивале и заняли второе место. Поздравляю вас.

Стелла взяла почётный сертификат и поклонилась сначала Юдзо, потом зрителям — те дружно зааплодировали в ответ, — а затем взошла на вторую ступень пьедестала. Уверенно и величественно, как и подобает принцессе.

Вновь пала тишина.

— Икки Куроганэ, первоклассник академии Хагун.

— Я! — чётко ответил Икки и шагнул вперёд.

В отличие от Стеллы, он не привык к большим сценам, но держался столь же прямо и гордо.

— Вы победили во всех боях Фестиваля и поднялись на семизвёздный пик. В знак ваших достижений я вручаю вам этот сертификат и награждаю титулом Короля меча семи звёзд. Поздравляю.

В этот момент Икки официально стал сильнейшим рыцарем-учеником Японии.

Наконец-то.

В одно мгновение у него перед глазами промелькнула вся жизнь: разговор с Рёмой, тренировки, поездки по додзё, вкус крови и поражений, первый, несчастный год в академии Хагун, случайная встреча с красноволосой девушкой, любовь и победа в турнире — закономерный итог его упорных трудов.

«Всё-таки мой путь, путь безжалостных схваток, оказался правильным».

— Большое спасибо, — сказал Икки и взял сертификат.

Но трибуны безмолвствовали.

Оставалось ещё кое-что.

— Куроганэ.

Куроно Сингудзи сделала шаг вперёд и протянула флаг академии, который в своё время ему, как капитану команды Хагуна, вручила Тока.

Икки знал, что должен сделать. В конце концов, он дал слово.

Отдав Куроно сертификат, он взял флаг, взошёл на семизвёздный пик — самую высокую ступень пьедестала — и победоносно вскинул его над головой.

И стадион взорвался оглушительными аплодисментами.

— Куроганэ-кун лучший!

— Да здравствует новый Король меча семи звёзд!

— Мы будем болеть за тебя в следующем году!

— Икки-кун, молодец!

Точнее, не только стадион. Крики и хлопки слышались и за его пределами.

Тысячи совершенно незнакомых людей поздравляли его с победой.

— Вот теперь он на своём месте, — сказал Наги, размахивая руками.

— Угу, — промычала недовольная Сидзуку, хлопая, однако, в ладоши, пусть и не так активно, как всегда.

— Поздравляю, Куроганэ-кун! — кричала Аясэ Аяцудзи. Она приехала специально на церемонию награждения и пробралась на стадион, назвавшись знакомой Кураудо Курасики.

Сам Кураудо, к слову, стоял рядом с ней и, скрестив руки на груди, фыркал, всем своим видом выражая недовольство и скуку.

— Спасибо, Куроганэ-кун!

— Не зря же ты победил меня, Эйфорию бегуна!

Студсовет Хагуна тоже был здесь. И все они от Токи до Рэнрэн радовались, что не зря пожертвовали собой во время нападения Акацуки, спасая своих представителей.

— Эй, Куроганэ! В следующем году я уж точно тебе не проиграю! Готовься! — потрясал кулаком Юдай.

— Ю, ты хочешь остаться на второй год?

— А, блин, точно! Я же выпускаюсь. Что делать?!

— Неужели ты до сих пор надеешься на победу?

Все бывшие противники поздравляли чемпиона.

Купаясь в аплодисментах, Икки снова пообещал себе:

«Я стану сильнее. Чтобы быть достойным их поддержки и не опозорить титул Короля. Отныне и впредь».

Вот так закончилась программа Фестиваля.

Юдзо развернулся и громко сказал:

— Что ж, на этом шестьдесят второй Фестиваль искусства меча семи звёзд объявляется…

— Секундочку-у-у-у-у-у-у!!! — внезапно загремел хор девичьих голосов.

На арену спрыгнуло множество девушек.

И зрители, и организаторы немало изумились. И не только потому, что не ожидали вторжения.

— Что?!

— Откуда столько одинаковых девчонок?!

Конечно, рыцари-маги тотчас взяли себя в руки и попытались поймать девушек, однако те, как только их ловили, растворялись без следа.

Это было благородное искусство, создающее клонов.

Воспользовавшись им, виновница суматохи прорвалась через заградительную линию и подбежала к пьедесталу.

Икки и Стелла округлили глаза. Они сразу узнали её.

— Ты?!

— Кусакабэ-сан?!

Это была их подруга и одноклассница Кагами Кусакабэ, член кружка журналистики.

«Почему ты так выскочила?» — хотел спросить Икки, однако Кагами подняла фотоаппарат и воскликнула:

— Стелла-тян, встань рядом с сэмпаем! Ты должна всегда стоять рядом с ним!

— !..

Икки со Стеллой сразу поняли, что она имела в виду.

— Стелла!

— Ага!

Принцесса тотчас улыбнулась и запрыгнула на верхнюю ступень, а Икки ловко приобнял её.

В то же мгновение последний кусочек мозаики встал на своё место.

Все поняли, что рыцарский путь Икки Куроганэ на этом не заканчивается.

Он будет идти и дальше, но теперь рука об руку с любимой девушкой и сильнейшим соперником.

Как бы ни заканчивались поединки, они останутся вместе.

Навсегда.

— Улыбочку!