Том 9    
Заключительная глава. Часть 1. Момент, когда обещание исполнится


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
vladicus magnus
02.06.2020 22:05
Хмм... Странно. Ну вот действительно не японский вариант. Ну, не берем хентай.

Ну да ладно.

Команде переводо-редакта-картинок огромное спасибо за работу. Пусть и промежуточный результ.
Еще раз огромное вам спасибо.
deskredget
01.06.2020 17:14
Вот у меня вопрос, автор точно японец? Не ну я такого точно не ожидал.
lastic
31.05.2020 21:33
Аригато
lastic
31.05.2020 21:33
Хооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
naazg
25.05.2020 07:31
Спасибо
deskredget
25.05.2020 03:15
Ну, я судил по количеству глав. Кто же знал, что автор решил не делить финальную битву на главы. Обычно японцы так не поступабт, и за это ему большой респект. И вам, господа переводчики, тоже респект. Спасибо.
lastic
24.05.2020 22:25
даа
lastic
24.05.2020 22:25
Хоооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
artemavix
22.05.2020 11:36
Маленький? Он на ~50 япостраниц больше 8 и 10 томов. Длиннее него только 1, 3, 4, 5 и 12 тома.
deskredget
18.05.2020 10:54
Эх, хотелось бы, чтобы сразу весь том выложили, учитывая, что он сам по себе маленький, но и на том спасибо.
artemavix
07.04.2020 18:09
Перевод тома завершён. Теперь ждём редактуру и эдит.
artemavix
21.03.2020 12:03
Перевод тома уже начат. Вы можете следить за прогрессом по оглавлению. Когда знаки вопроса сменяются названием, это означает, что глава переведена и отправлена на редактуру.
 
Перевод ведётся с оригинала. Это также указано в разделе «Над томом работали».
asunalightning
20.03.2020 20:16
извините,а перевод идет с оригинала или анлейта?
просто если анлейт то больше 11 томов ждать не прийдеться вообще...............
deskredget
18.03.2020 10:38
Когда перевод тома начнётся?
spazy
24.02.2019 17:17
Как бы перевод тома в двух частях есть уже на английском как год))
SNTD
21.03.2018 09:05
У вас случаем анлейта 9 тома нет?

Заключительная глава. Часть 1. Момент, когда обещание исполнится

Долгие летние сумерки подходили к концу. На Осаку опускалась ночь.

В окрестностях «Ванган Доума» собралось более миллиона человек.

И все они молчали. Ждали.

Наконец, огни стадиона мягко потухли, и в полутьме раздался голос Ииды:

— Полагаю, вы все знаете, в чём нас обвиняют? Дескать, мы попираем древние традиции. Например, церемонию совершеннолетия. Обращаемся с детьми как с состоявшимися взрослыми. Заставляем их обнажать мечи и убивать друг друга. Они говорят, что это глупо, что истинная сила не в мышцах, а в душе, в способности избежать сражения. Что родители должны воспитывать детей добрыми и великодушными. Об этом говорят на улицах, это обсуждают в парламенте. Многие из вас слышали об этом. И даже, наверное, разделяют эту точку зрения.

Конечно, Фестиваль искусства меча семи звёзд опасен. За его долгую историю на арене погибло немало рыцарей-учеников. В последние годы медицина шагнула далеко вперёд, исключив несчастные случаи, однако риск всё равно остался.

Так что критика целиком и полностью оправдана. Признаюсь честно, мне самому многое не нравится. Но… я никак не могу понять одного.

Действительно ли это глупо?

Конечно, сила не только в мышцах. По-настоящему силён тот, кто не даст сражению начаться. Однако. Однако! В нашем мире некоторые мечты можно осуществить только силой! Достоинство можно продемонстрировать только в сражении! Именно ради этого здесь собрались тридцать два человека, которые провели двадцать пять боёв. И я думаю, что каждый из этих воинов был ярче любого из драгоценных камней и благороднее всех героев из саг!

В то же мгновение миллионная толпа дружно захлопала Ииде.

Эпохи приходят и уходят, ценности и мировоззрения меняются. Вероятно, когда-нибудь и Фестиваль останется лишь на страницах истории. Но мы никогда не забудем! Мы не должны забыть ни одного из этих воинов! Они не глупцы, а благородные рыцари, которые идут по пути доблести, в каждом сражении рискуя своими жизнями!

Зрители вновь откликнулись аплодисментами. На этот раз более громкими.

Конечно, в их память намертво врезались образы храбрых юношей и девушек, упорно стремящихся к своим мечтам.

Они давно перестали быть детьми.

Как бы ни изменился мир, их благородство навеки останется в истории.

Сплотив людей под знаменем одной идеи, Иида продолжил:

Сегодня вечером здесь, на этой арене, скрестят мечи два рыцаря, пережившие двадцать пять яростных сражений и вознёсшиеся над тридцатью двумя соратниками, нет, всеми восемью академиями Японии! Благодарю вас за долготерпение! Финал шестьдесят второго Фестиваля искусства меча семи звёзд… начинается!!!

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!!!

Толпа взорвалась криками и рукоплесканиями.

В то же мгновение все прожекторы вспыхнули красным светом и повернулись к одним из врат.

Оттуда под гром аплодисментов вышла девушка с огненными волосами.

Первой из красных ворот появляется Багровая принцесса Стелла Вермилион! Академия Хагун, первый год обучения! В первом же матче она буквально смела с арены четвертьфиналиста прошлого года Ледяную ухмылку Микото Цурую вместе с остальными участниками блока В — учениками академии Акацуки, новой силы, появившейся перед самым началом Фестиваля! В полуфинале она безоговорочно сокрушила абсолютного победителя блока А, Императора ураганного меча Ому Куроганэ, который впервые за несколько лет отсутствия принял участие в официальном турнире, и первой прошла в финал! Я могу сравнить её с воспарившим драконом и не случайно! В теле Стеллы действительно живёт мощь этого легендарного создания! Перед её непреодолимой свирепостью струхнут даже те, кто стоит на семизвёздном пике!

— Стелла-сан такая крутая!

— Принцесса! Осталась всего одна победа! Вперёд!

— Бездарный тебе не соперник! Размажь его!

Стелла величественно шагала по дорожке, ведущей к арене, и с каждым шагом по бокам от неё вспыхивали языки багрового пламени.

Естественно, это были спецэффекты. Организаторы включали их в программу финала, потому что рейтинг Фестиваля оставлял далеко позади даже профессиональную лигу.

Обычно участники, появляясь на арене с такой помпой, сразу как-то съёживались или же выпячивали грудь и старательно подавляли гордую улыбку. Но вторая принцесса Империи Вермилион, вероятно, привыкла появляться на больших сценах, поэтому ни капли не нервничала. Она смотрела только вперёд, не обращая внимания на огонь.

В такой момент в неё могли влюбиться даже девушки.

— Стелла-тян — сама элегантность. Вся такая прямая и гордая, — очарованно вздохнула Рэнрэн.

— Но спецэффекты, конечно, шикарные. Совсем как у профи.

— Финалистов так каждый год встречают.

— Председатель, как тебе настрой Вермилион? — спросил Икадзути.

— Хорош, — ответила Тока. — Я думала, она будет немного возбуждённее, но нет. Не слишком собранная, не слишком расслабленная. Можно сказать, это самое идеальное состояние из всех возможных.

А в это время на самом верхнем ряду зрительских трибун…

— Это и есть Багровая принцесса? Впервые вижу её вживую… Да, великая личность. Даже я намного проигрываю ей по количеству магии, — восхитилась Эдельвейс. Она попала на стадион вместе с учителями и учениками академии Акацуки.

— Даже так? — удивился Бакуга.

— Да, так. Несомненно, она станет подходящим вместилищем для мирового ядра.

— Хо-хо, ну ещё бы, это же мой давний враг, Алая принцесса-рыцарь! — вставила Ринна.

— Разве? — склонила голову набок Сара.

Стелла дошла до конца красной дорожки и поднялась на арену. И…

Прожекторы потухли.

Перебои с питанием?

Нет, просто пришло время представить второго участника.

Но однажды Багровая принцесса проиграла одному рыцарю! — продолжил Иида. — Я уверен, что все хоть раз видели видеозапись их сражения, которая мгновенно стала хитом Интернета и потрясла общественность! Ведь Багровая принцесса потерпела поражение сразу после эффектного приезда в Японию! И сегодня ей будет противостоять именно он! Тот, кто оставил пятно на её безупречной боевой карьере! Что это как не судьба? Возможно, они давно пообещали друг другу встретиться вновь именно в финале… Короче, внимание на синие ворота! Поприветствуем! Ещё один первогодка из академии Хагун! Некоронованный король меча Икки Куроганэ!

— Уо-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!!!

Зрители захлопали с удвоенной силой.

Прожекторы загорелись снова — на этот раз синим цветом — и подсветили черноволосого парня, под ногами которого стелился искусственный дым.

Икки Куроганэ — единственный рыцарь F-ранга, принимавший участие в Фестивале за всю шестидесятилетнюю историю его существования! Когда он победил Райкири и заявил о себе на всю страну, многие, наверное, подумали: «Вот это парень!» А потом оговорились: «Крутой, конечно, но всего лишь F-ранг. Он никогда не победит в Фестивале». И эти настроения только усилились, когда он попал в один блок с прошлогодними финалистами. Однако он одолел их! Несмотря на тяжёлый бой, сокрушил Короля меча семи звёзд Юдая Моробоси! В мгновение ока сразил Небесное око Бякую Дзёгасаки, обновив рекорд продолжительности матчей! Выстоял против секретного оружия академии Акацуки — практически нечестной силы рыцаря А-ранга Сары Бладлили! Не дрогнул перед бескрайне подлым жульничеством Злого рока Аманэ Синомии! И наконец-то, наконец-то достиг финала! Если Багровая принцесса — это предел свирепости, то Некоронованный король меча — это предел техничности! Полные противоположности, но не уступающие друг другу! Посмотрим, сможет ли хрупкий блестящий чёрный клинок пронзить сердце дракона!

— Куроганэ! Забудь, что она твоя девушка! Не поддавайся!

— Икки-кун! Один шаг до победы! Даже не думай сдаваться!

— Не останавливайся, всего ничего до вершины осталось!

Икки уверенно шагнул на синюю дорожку, окутанную густыми клубами дыма.

Он тоже не обращал внимания ни на спецэффекты, ни на болельщиков, но не потому, что привык. Просто всё его внимание сосредоточилось на девушке в центре арены.

— Похоже, он перестал волноваться, — заметила Момидзи.

— Не зря же мы столько времени гоняли его. Меня больше беспокоит его выносливость, — сказал Бякуя.

— Да всё будет пучком. Он не из тех, кто загоняет себя на разминке так, что потом с языком на плече по арене носится, — успокоил Юдай одноклассников.

Наги и Сидзуку были вместе с ними, в самом первом ряду, откуда открывался лучший обзор.

— Хи-хи, это же Икки. Конечно, он знает, как восстанавливать силы, не остывая. Тебе не о чем беспокоиться, Сидзуку.

— И всё-таки я беспокоюсь, Алиса. Противник есть противник.

— Ого. А Куро-бо отлично выглядит, хоть и провалялся в кровати весь день, — радостно засмеялась невысокая женщина в кимоно — нештатный преподаватель академии Хагун Нэнэ Сайкё. — Походка лёгкая и плавная. Ку-тян, он в идеальной форме.

— Оно видно, — хмыкнула Куроно. — Ну, тут ничего удивительного нет. Куроганэ понимает, что в лобовом столкновении ему ловить нечего. И если он выйдет на арену расхлябанным, то Вермилион мгновенно порубит его на мелкие кусочки. Вот и держится на максимальных оборотах с самого начала, иначе…

— Иначе победы ему не видать, — договорила Нэнэ. — Ну да, ему ни на секунду нельзя расслабляться.

— Да. Как и нам, к слову. Ты уже забыла, о чём мы говорили утром? Что это за режим «у меня выходной»?

Куроно строго посмотрела на подругу, которая сидела в кресле и обнимала большое ведро с попкорном.

— Так ведь у меня сегодня и есть выходной. Я же отказалась от комментирования. Забыла?

— И зачем только я понадеялась на тебя? Вот дура.

— Да шучу я, Ку-тян, не смотри так на меня. Не волнуйся, в нужный момент я отработаю по высшему разряду. Тем более это я разрешила Стелле-тян не сдерживаться, так что на мне лежит ответственность за неё.

— Ну знаешь… — вздохнула Куроно.

«Поди пойми, когда она шутит, а когда говорит всерьёз. У неё ещё со школы осталась эта дурацкая черта. Со школы… Чёрт, неужели я одна старею?!»

Она неловко поёжилась в кресле, сменила положение ног.

— Эй.

— Чего?

— Дай немного.

— Не-а!

А помогать мне сегодня будет сам глава управляющего комитета Фестиваля Юдзо Каиэда, известный под прозвищем Молния правосудия. Каиэда-сэнсэй, первым делом позвольте мне как одному из фанатов поблагодарить вас за продление турнира! — тем временем продолжил Иида.

Уверяю вас, это совершенно излишне, — ответил Юдзо. — Фестиваль — это масштабный праздник для наших юных рыцарей. И если они хотят провести какой-то бой, то мы всеми силами поможем им в этом. Так что благодарить нужно боевой настрой наших участников, а также, конечно, Рыцаря в белом Кирико Якуси, которая всего за день поставила Куроганэ на ноги.

Понятно. И раз уж мы вернулись к участникам… Всем известно, что Куроганэ и Стелла встречаются. Как вы думаете, это окажет какое-то влияние на их схватку?

О, я бы очень этого хотел, — обронил усмешку Юдзо. — Впрочем, на это рассчитывать не стоит. Поединок будет очень жарким.

Миновав затянутую дымом дорожку, Икки вышел на арену.

Персонал выключил машину, убрал светофильтры с прожекторов, развернул их, и стадион принял привычный вид.

«Я появляюсь тут уже в пятый раз, но именно сегодня всё выглядит как-то иначе», — подумал Икки, глядя на круг ста метров в диаметре.

Белый бетон, зелёная полоска искусственной травы по периметру, одежда зрителей — всё казалось ярче, сочнее, детальнее… просто красивее, наконец.

И парень понял.

— Наконец-то я здесь… Стелла, я так долго ждал этого момента. Момента, когда наше обещание исполнится, — обратился он к принцессе — самой красочной детали своего мира.

«Я стремился попасть на это поле боя с тех самых пор, как дал клятву под голубой луной».

— Как и я, Икки, — ответила Стелла.

Она тоже хотела сдержать слово. И, возможно, даже сильнее.

— Когда я проиграла тебе, директриса сказала: «У тебя есть год, чтобы догнать его». И скажу без лишней лести, ты действительно достоин этого. Только поэтому я стою сейчас здесь, перед тобой. Но… Прости, но я не настолько терпеливая, чтобы целый год бежать за одним и тем же человеком. Сегодня я превзойду тебя!

Девушка вытянула правую руку к небу. В то же мгновение из ладони хлынуло багровое пламя, которое, кружась в бешеном танце, приняло форму оружия.

— Служи мне, Леватейн!

Стелла схватила его рукоять, выкрикнула заклинание воплощения души и вонзила клинок в арену. От удара огонь разлетелся в стороны, обнажив золотистый меч, как будто выкованный из раскалённой стали.

Это был Леватейн — девайс Багровой принцессы.

Она всем сердцем жаждала взять реванш.

— Понятно, — ответил Икки. — Если честно, у меня и в мыслях не было бежать впереди тебя, но, раз уж ты так говоришь, я не дам спокойно себя обойти! Ведь я тоже стал сильнее! Приди, Интэцу!

Он стукнул кулаком по груди и, раскрыв его, вытянул руку вперёд. Из ладони выплеснулся синий огонь, также сформировавший оружие.

Парень взял его за рукоять и взмахнул, стряхивая всполохи.

Девайсом Бездарного рыцаря был Интэцу — катана цвета воронова крыла.

Трибуны зашлись восторженными воплями.

Они поняли, что все приготовления закончились, и осталось только дождаться заветных слов комментатора.

Оба участника заняли свои места на стартовых линиях! В таком случае я с вашего позволения дам сигнал к началу финального поединка шестьдесят второго Фестиваля искусства меча семи звёзд! Участники, выложитесь на полную, проведите бой, о котором не будете сожалеть, и покажите, кто из вас достоин взойти на семизвёздный пик! Итак! — Иида набрал полную грудь воздуха. — LET’s GO AHEAD!!!

Зрители прокричали последнюю фразу вместе с ним.

И матч начался.

◆◇◆◇◆

В ту же секунду Икки исчез… точнее, ускорился по методу Эдельвейс.

Ого! Куроганэ срывается с места сразу после сигнала! И… так быстро!

Он рыцарь ближнего боя, поэтому, очевидно, будет сокращать дистанцию. Но… вы правы, такой скорости я у него ещё не видел, — сказал Юдзо.

В этом не было ничего удивительного. Икки вышел на арену разгорячённым, сразу после отменной разминки. Тело казалось легче пёрышка, энергия бурлила, переливаясь через край.

«Я прекрасно себя чувствую! Спасибо вам, друзья! Я докажу, что вы не зря старались! — поблагодарил Икки Наги, Юдая, Току и всех остальных. — Итак, первым делом надо завладеть инициативой».

Он знал, что никогда не сразит Стеллу с одного удара, и их поединок, скорее всего, затянется, поэтому хотел задать ритм.

Войдя в зону поражения Леватейна, парень особым образом скакнул из стороны в сторону, создавая фантом.

— Это же техника Синкиро! — воскликнула Сидзуку.

— Резко сблизившись, он не просто завладел инициативой, но ещё и сбил противника с толку. А принцесса ещё даже меч нърмально не подняла! Я уверен, что первый удар будет за ним! — победоносно вскинул кулак Юдай.

Благодаря исключительному контролю тела Икки, во-первых, мгновенно разогнался до максимальной скорости и застал Стеллу врасплох, а во-вторых, заставил её отвлечься на иллюзию, исключив возможность контратаки.

Это можно было назвать совершенным планом, лишённым слабых звеньев. Если бы не одно «но».

Абсолют силы чихать хотел на всякие хитроумные планы!

— Драконья поступь!

Стелла подняла длинную ногу и со всего размаха топнула пяткой по арене.

Прогремел оглушительный взрыв. Земля закачалась.

— ?!

— Ч-что-о-о-о-о-о-о?!

— А-а-а-а-а-а-а!

— Н-не может быть!

Зрители закричали.

Ч-чего?! Как только Стелла опустила ногу, земля затряслась, и вся арена покрылась паутиной трещин!

Даже Бронегризли не вызвал такого феномена.

Кто бы мог подумать, что стройная ножка прелестной девушки может хранить такую мощь.

И, безусловно, Стелла разрушила арену не просто так.

«Чёрт! Ударная волна отразилась от земли и подкинула меня!» — переполошился Икки.

Драконья поступь расшатывала опору под ногами, мешая противнику нормально двигаться.

Парень на секунду остановился, и, конечно, фантом тут же пропал.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а!

Стелла тут же рубанула золотистым мечом.

Ожидавший такой ход Икки ещё на замахе просчитал траекторию Леватейна и поставил на его пути Интэцу.

Вот только это не помогло ему заблокировать чудовищную физическую силу.

Удар оторвал его от земли, точно игрушечного, и отбросил метров на пятьдесят.

«М-да, всё-таки в лоб принимать её удары я не могу», — подумал парень, остановившись у самого края арены и чувствуя, как по виску стекает капля холодного пота.

— Ты отлично подготовился, Икки. Хотел сразить меня в самом начале, пока я ещё не разогрелась, да? Извини, но у тебя ничего не выйдет. Когда против меня стоишь ты, я всегда в полной боеготовности, — уверенно сказала Стелла.

«Да, вот этого ей всегда и не хватало. Высокомерия самого сильного в мире человека».

Безусловно, принцесса и до этого не сомневалась в себе, но, осознавая безграничность драконьей мощи, бессознательно сдерживала себя. И только Нэнэ сумела пробудить в ней гордыню.

«Моя девушка уже не та, что прежде», — усмехнулся Икки, вправил вылетевшее из сустава плечо и весело ответил:

— Не выйдет, говоришь? А по-моему, всё как раз наоборот. Да будет тебе известно, я не просчитался. Я ждал этого. Ведь ты всегда остаёшься собой, Стеллой Вермилион.

Куроганэ едва защитился от удара! Его отбросило к краю арены! Вот это силища! Впрочем, чего ещё ожидать от Багровой принцессы, абсолюта силы! Она побеждает Куроганэ в силовом противостоянии, демонстрируя величие рыцаря А-ранга!

Зрители воодушевлённо захлопали Стелле.

Утаката негромко вскрикнул:

— Ого! Ничего себе мощь! Трещины аж до трибун дошли!

— Ага. Сайдзё до неё, как до Луны, — согласилась Рэнрэн.

— Согласен, мощь колоссальная, но и мышление поражает. Я бы ни за что не догадался остановить Куроганэ, раскачав топотом землю, — сказал Икадзути.

— Но Куроганэ-кун тоже не промах, — добавила Каната.

Стоявшая рядом с ней у самого ограждения Тока кивнула.

Подруги — два самых сильных блейзера студсовета — заметили, что сделал Икки.

— Он намеренно выбил плечо и перенаправил импульс назад. Прошёл через удар, как через занавеску. Его мышление, да и в целом стиль тоже поражают.

— О-о, даже так?

— Ага, иначе он уже лежал бы где-нибудь под стадионом.

Если Стелла, которая в такой ситуации контратаковала с безумной силой, монстр свирепости, то нейтрализовавшего разрушительную мощь Икки можно назвать монстром техничности.

«Та ещё парочка. По крайней мере, пока что у них ничья. Но… — Тока прищурилась. — Куроганэ-кун, ты позволил Стелле-сан занять центр арены. Ты уверен в своём решении?»

— Хи-хи, ясно. Рада, что ответила твоим ожиданиям, — улыбнулась Стелла. Внезапно её волосы засветились, в воздухе затанцевали алые искры, искажая пространство. — Теперь твоя очередь ответить моим!

— !..

Волна жара накрыла всю арену.

Икки напрягся.

— Всё кончено! Победа будет моей!

«Это давление… Точно, оно!»

— Рёв Бахамута! — прокричала Стелла.

Во все стороны разошёлся поток раскалённой энергии.

Это же то самое благородное искусство, которым Стелла одолела Императора ураганного меча в первом раунде!

В ту же секунду все рыцари-маги, включая Куроно, поспешно развернули прочный барьер.

Радиус поражения Рёва Бахамута, самой обширной атаки Стеллы, легко покрывал весь стадион, так что предосторожности были не лишними.

Кроме того, сейчас принцесса использовала не иллюзорную, а полную форму.

Как бы там ни было, зрители находились в безопасности. Чего нельзя сказать про Икки!

– Волна жаркого пламени расходится по всей арене! От неё не спрятаться! Неужели Куроганэ проиграл?!

Нет, вы посмотрите! — закричал Юдзо.

Икки пригнулся, до предела согнул колени, а потом резко распрямился и, взламывая бетон, помчался прямо на огонь.

— Сайгэки!

Куроганэ бросается прямо на Рёв Бахамута! О чём он думает?! — всполошился Иида.

Нет, это верное решение.

Что?!

Чем больше скорость, тем меньше время контакта с огнём и, соответственно, степень урона. И ещё. Взгляните, Куроганэ держит остриё меча прямо перед собой и бежит строго перпендикулярно фронту волны. В этом случае площадь тела, контактирующая с огнём, будет минимальной. Я уверен, что он пробьётся без особого труда!

И Юдзо не прогадал.

Икки прошёл сквозь Рёв Бахамута, точно нож через масло. Пламя лишь слегка подпалило его волосы.

Не снижая скорости, он подскочил к Стелле и вонзил Интэцу ей в грудь.

— …

Девушка… дрогнула и пропала, будто мираж.

Настоящая Стелла скрылась под Огненной вуалью.

Она и не думала, что эффектный, размашистый Рёв Бахамута сработает.

«Пока он не видит меня, скроюсь под Огненной вуалью и, исказив свет, оставлю призрака. А когда Икки клюнет на него, атакую из невидимости!» — рассуждала она.

— Попался!..

Принцесса уже замахнулась мечом, как вдруг её рука дрогнула.

Несмотря на, казалось бы, безвыходное положение, Икки был спокоен, как удав.

«Он просчитал меня! — догадалась Стелла. — Хотя чего я хочу. Это же знаменитый Бездарный рыцарь. Он не мог не выработать какой-нибудь хитрый план. И-и… пускай! Что бы он ни задумал, я сокрушу его голой силой!»

Она ударила.

И…

— Третье тайное искусство — Мадока[✱]Круг..

— ?!

…С грохотом отлетела назад.

Она попыталась остановиться, напрягши ноги, но сумела погасить скорость только у самой границы круга.

Ничего себе! Куроганэ возвращает должок! Участники как бы поменялись местами!

Не ожидавшие такого поворота зрители сперва притихли, а потом зашумели с удвоенным рвением.

И только Стелла осталась спокойной.

«Руки онемели. Это… не сила Икки, — проанализировав своё состояние, поняла она. — У Икки нет такой мощи. Так меня ударить мог только один человек. Я сама. А значит…»

— Ты украл мою силу, — засмеялась она.

— А ты наблюдательная, — улыбнулся Икки. — Ну да, я принял удар на клинок, крутанулся вокруг своей оси и контратаковал, вернув тебе твою же силу и добавив чуток своей. Это и есть принцип моего третьего тайного искусства.

Мадока была самой сложной из его техник. Она требовала предельной концентрации. Малейший просчёт в выборе времени или количестве вражеской силы — и парень серьёзно пострадал бы.

Именно поэтому он использовал её всего раз, в бою против Эйфории бегуна.

— Благодаря стилю Эдельвейс точность моих движений многократно возросла. В нашем первом поединке я не стал рисковать, но сейчас могу принять любой, даже самый мощный твой удар.

«Честно признаться, без Мадоки я не продержался бы против Стеллы и минуты. Хорошо, что ребята помогли подняться на пик формы».

Икки различал каждую волосинку на голове Стеллы, отчётливо ощущал течение крови в теле и расположение всех мышечных волокон до единого, чувствовал прикосновение мельчайших пылинок, летающих вокруг него.

Он просто не мог ошибиться в расчётах.

И это означало, что…

— Бояться мне больше нечего!

◆◇◆◇◆

– Куроганэ атакует в третий раз! И вновь быстрее прежнего! Он пересёк всю арену в считанные доли секунды! Да уж, Некоронованный сегодня выступает просто феерично!

Стелла недовольно нахмурилась и подняла Леватейн.

— Пожрите его, Клыки сатаны!

Однако Стелла не даёт ему приблизиться и использует то же дальнобойное благородное искусство, что и в бою с Императором ураганного меча!

Полыхающий багрянцем на фоне вечернего неба дракон распахнул семь огромных пастей, намереваясь растерзать Икки на тысячу кусочков.

Однако парень не сбросил скорость…

«Бесспорно, техника подавляющая, но в нынешних условиях слишком медленная!»

…А наоборот, ускорился ещё больше и проскользнул под самым брюхом.

Он уже видел Клыки сатаны в действии и был готов к ним.

— Ну не-е-е-е-ет! Платье императрицы!

Стелла окутала себя огненным облачением и шагнула навстречу.

«Наверное, хочет испепелить меня при контакте, — догадался Икки. — Но ничего не выйдет. Если я буду скакать вокруг тебя, приближаясь на короткие мгновения, Платье императрицы не сожжёт меня. Я даже буду благодарен за ближний бой!»

Но никакая скорость не помогла бы ему нивелировать разницу в длине девайсов.

Очевидно, первой ударила Стелла.

«Укол в горло! Так быстрее всего!»

— !..

И только потом её осенило.

Икки запросто мог поймать остриё её меча на остриё Интэцу, так что никакой укол не был ему страшен.

Прокрутившись вокруг своей оси, он ответил ударом в плоскую часть клинка Леватейна и подкинул его вверх.

На мгновение Стелла оказалась беззащитной, и Икки тотчас атаковал тремя колющими ударами, по скорости не уступавшими Санрэнсэю.

Первый чистый удар остаётся за Некоронованным!

Правое плечо, левая сторона груди и солнечное сплетение. Три красивых выпада — три точных попадания.

Одна проблема — они не пробили плотный магический кокон Багровой принцессы и не нанесли особого урона, лишь рассекли верхний слой кожи и оттолкнули девушку.

«Раз так, то и волноваться не о чем. Выжгу тут всё Платьем императрицы!»

— Ха-а-а-а-а-а!

Однако Икки вмиг просчитал её действия и отскочил ещё до всполоха, а затем, ускорившись, промчался сквозь огонь и рубанул Стеллу по туловищу. А потом снова.

Стандартная тактика «ударь и беги».

Безусловно, ни один из ударов не нанёс сколько-нибудь существенного урона. Точнее, сколько-нибудь существенного физического урона.

«Гордость не позволит ей только принимать удары!»

Стелла никогда не отличалась ангельским терпением.

Она могла нападать по-разному и часто меняла стиль по ходу боя.

«Когда она поймёт, что прогресса нет, то воспользуется другим методом. И это произойдёт… сейчас!»

И ровно в ту же секунду Стелла развеяла Платье императрицы.

Почему?

Потому что, несмотря на все явные достоинства, был у этого благородного искусства один существенный недостаток — всполохи пламени снижали угол обзора. А в поединке на мечах это колоссальная помеха. Особенно в том случае, когда противник скачет из стороны в сторону.

Отозвав огненное облачение, Стелла направила поток энергии в Леватейн и…

— Ай!

Как только Платье императрицы исчезло, Куроганэ нанёс мощный удар! Я вижу брызги крови на голове Стеллы!

На этот раз Икки не стал пробегать мимо, а остановился и вложил всю силу в удар.

Интэцу пробил магический кокон и нанёс первую серьёзную рану.

Отшатнувшись, Стелла взмахнула мечом, но рассекла лишь воздух.

— О-ого!

— Да ладно, серьёзно?

— Как такое возможно?..

По врагу попадал только Икки.

И это означало одно.

Бездарный рыцарь F-ранга подавлял Багровую принцессу А-ранга.

Вот это да! Невзирая на малое расстояние, Стелла никак не может попасть по Куроганэ! Она растеряла всякое преимущество в ближнем бою! Куроганэ не даёт ей и мгновения передохнуть! Это просто невероятно! Нет, конечно, Куроганэ всегда блестяще владел мечом, но чтобы настолько!

Вероятно, дело в том, что Стелла — близкий ему человек. Проницательный взгляд Куроганэ подобен сёмакё — зеркалу, что отражает истинную суть демонов. Он «видит» даже действия невидимых противников, не говоря уже о своей девушке, с которой провёл столько времени и столько узнал о ней. Думаю, я не ошибусь, если скажу, что Куроганэ просчитал действия Стеллы на сто шагов вперёд вплоть до моментов моргания.

Н-настолько?

В действительности Куроганэ начинает уклоняться раньше, чем Стелла замахивается мечом. Его движения выверены предельно точно, до миллиметра. Стелла никогда не попадёт по нему. Просто не сможет. Не успеет она придумать какую-нибудь уловку, как Куроганэ тотчас просчитает её и примет меры. Запредельное мастерство, — сказал Юдзо.

Н-но ведь у Стелы есть Дух дракона, которым она подавила Императора ураганного меча, — возразил Иида.

Вы уже забыли, что Куроганэ атакует с первой секунды матча. Он готов броситься в огонь Платья императрицы, лишь бы не дать Стелле вонзить девайс в грудь и пробудить Дух дракона. Он с самого начала хотел подавить её.

А-а…

Если Стелла отбросит осторожность и попытается воззвать к драконьей мощи, Куроганэ сразу активирует Итто Расэцу. Если же решит сидеть в обороне, то Некоронованный рано или поздно найдёт брешь в её обороне и всё равно включит Итто Расэцу.

Что атака, что защита — исход один.

Такими темпами Стелла проиграет, не оказав должного сопротивления.

Голос Юдзо дрожал от напряжения. Даже он, опытный рыцарь-маг, не ожидал такого.

Икки буквально порхал как бабочка и жалил как пчела.

Зрители бесновались от восторга.

— Н-ничего себе! Он давит её и давит!

— Так и зарубит скоро!

— Давай, онии-сама! — во всё горло кричала Сидзуку, прислонившись к ограде.

— И всё-таки Стелла-тян — крепкий орешек. Обычный блейзер давно лежал бы весь исполосованный, а она пока что отделывается незначительными царапинами. Эдак Икки победу не выцарапает, — заметил Наги.

— Но у онии-самы есть оружие, которое пробьёт магию Стеллы-сан!

— Есть. И Икки, наверное, ждёт момент, чтобы его использовать.

И тогда матч закончится.

Сидзуку, Наги и зрители не сомневались в этом.

Однако Юдай не разделял их взгляды.

«Как-то это странно, — нахмурился он, чувствуя необъяснимый дискомфорт. — Куроганэ ведёт себя так же, как и во время нашей с ним дуэли».

И в то же время…

— Это очень странно, — озвучил ту же самую мысль директор академии Акацуки Бакуга Цукикагэ.

— Вы про что, дядя?

— А, значит вы тоже заметили это, господин Цукикагэ? — спросила Шарлотта.

Бакуга кивнул.

— Да. На первый взгляд у Куроганэ-куна неоспоримое преимущество, но мне кажется, он не знает, что делать дальше.

— Согласна. Даже я заметила, что он семь раз мог активировать что Итто Шуру, что Итто Расэцу и нанести последний удар. Но не сделал этого.

— И я даже знаю, почему, — внезапно сказала Эдельвейс, сидевшая скрестив ноги. — Он боится.

— Боится? — переспросила Сара. Эдельвейс кивнула.

— Если точнее, боятся его инстинкты, — кивнула Эдельвейс. — Они чувствуют, что впереди притаилась беда. И они не ошибаются.

◆◇◆◇◆

Икки и сам чувствовал неладное.

«Что бы это могло значить? — нахмурился он. — Инициатива у меня, причём с самого начала. Всё идёт в точности так, как я рассчитал. Стелла не может воспользоваться своим козырем — Духом дракона. Если она всё же рискнёт, то я сразу запущу Итто Расэцу и зарублю её. А если продолжит защищаться, то через двенадцать ходов появится брешь в обороне, и я вновь смогу выиграть с помощью Итто Расэцу. Однако… сколько раз уже это повторяется?»

Казалось, что если он поддастся порыву и сделает шаг вперёд, то окажется в услужливо распахнутой пасти дракона.

Это был тревожный знак.

Шестое чувство, отточенное множеством смертельных схваток, твердило: здесь какая-то подстава.

И оно не ошибалось.

— Чёрт, — внезапно улыбнулась Стелла, отражая десятки ударов, и… широко развела руки в стороны.

«Ну же, бей меня», — приглашала она.

Икки, естественно, не послушался и замер.

— Ну ты чего, Икки? — звонко хихикнула принцесса. — Почему не нападаешь? Давай, я же столько брешей дала.

— Брешей? Не смеши меня, — бросил парень, не шелохнувшись.

Он знал, что, если сделает хоть шаг навстречу, драконьи челюсти сомкнутся и размолотят его на кусочки.

— Эх, жалко, — огорчённо вздохнула Стелла. — Видимо, я зря надеялась, что мой тайный план сработает. Делать нечего.

И в то же мгновение…

Мир исказился.

— !..

Волосы Стеллы резко накалились и выбросили сильную волну жара.

Воздух содрогнулся от гулкого биения гигантского сердца.

Девушка засветилась, на её груди появился сияющий шрам, как будто оставленный мечом.

Она открыла рот, оскалилась и подняла голову к небу.

— Гр-р-р-р-р-р-р-р-р-р-р-ра-а-а-а!!! — прогремел рык, похожий на рокот океана.

Сомнений не осталось.

О-о-о-о! Это сияние! Этот шрам! Да, точно! Это Дух дракона, с помощью которого Стелла одолела Императора ураганного меча! Она выложила на стол свой козырь!

— Как так?! — изумилась Сидзуку. — Но ведь Стелла-сан не вонзала меч себе в грудь, как в поединке с братом Омой!

Тем не менее Дух дракона пробудился.

— Кажется, я понял, — проговорил Бякуя позади неё. — Да, действительно неожиданно. Похоже, Багровая принцесса распланировала этой бой ещё задолго до его начала.

— Ты про что, Сиро?

— Ей никогда не нужно было вонзать в себя меч. Она сделала это в матче с Императором намеренно, с оглядкой на финал. Сами подумайте. Ей нужно взять паузу, перехватить меч и воткнуть его в себя. Эффектно, не правда ли? И это обязательный ритуал пробуждения дракона… Точнее, она хотела, чтобы мы так подумали. Чтобы Некоронованный так подумал и в финале осыпал её градом атак, не давая разбудить скрытую мощь. Багровая принцесса надеялась, что он откроется, и тогда она шикарно сразит его.

Бякуя не ошибался.

В первый раз, с Якши-химэ, Стелла, конечно, вонзила в себя Леватейн, чтобы раскалить кровь и, образно говоря, растолкать дракона, но потом поняла механизм и научилась исполнять его силой мысли.

А полуфинальное представление действительно было ловушкой на Икки. Стелла провоцировала его на Итто Расэцу, чтобы ответить мощнейшей контратакой.

Однако интуиция Икки раскусила её коварный замысел.

— Мне показалось, что это как-то слишком легко.

— Да уж, не зря ты всё время сражаешься в невыгодных условиях. Везде ищешь подвох, — не удержавшись, восхитилась Стелла. — Видимо, ошибок от тебя ждать не стоит.

«А я-то размечталась. Думала превзойти не количеством, а качеством. Считала, что надёжнее плана не найдётся на всём белом свете. Ага, как же, — невесело хмыкнула она. — В чём в чём, а в тактике Икки равных нет. Тут он меня переиграл. Ну что ж, остаётся только один путь, самый тернистый — пробиваться силой. Эх, а я так хотела избежать этого. Не зря же Икки прозвали Некоронованным королём меча. Я и представить не могу, сколько всего он знает об искусстве ведения боя. Он может подловить меня буквально на каждой мелочи… Опасно. Это будет очень опасно».

— !..

Стелла взмахнула Леватейном.

Аномально мощная ударная волна отбросила Икки на несколько метров.

— А раз не стоит, то я и не буду ждать. Просто возьму и задавлю голой силой, и никакие знания тебе не помогут. Я прорвусь на семизвёздный пик! — весело воскликнула принцесса.

◆◇◆◇◆

На этот раз Багровая принцесса атакует Некоронованного!

Веря в свой дар, в своё могущество, Стелла напала первой.

«Без паники! — приказал себе Икки. — Я не ожидал, что она вот так запросто пробудит дракона, но и не думал, что смогу подавлять её бесконечно».

Наученный горьким опытом невыгодных сражений, он много раз отрабатывал у себя в голове этот сценарий, поэтому мгновенно подстроился под новые условия. А первый полуфинал помог ему приблизительно прикинуть, насколько Дух дракона усиляет Стеллу.

К тому же личность девушки, как и её мышление остались теми же. То есть…

«Будет колющий в голову! А мне как раз есть чем ответить!»

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Икки только принял стойку для Мадоки, как вдруг ощутил мороз по коже.

«Уклоняйся, а не то лишишься головы!» — завопила интуиция.

Послушавшись её, парень качнулся вправо, и в ту же секунду по ушам ударил грохот как от разорвавшегося снаряда.

«Да она рассекла само пространство!»

Удар вышел намного резче, чем предполагал Икки. Это означало, что он абсолютно неверно оценил так называемый коэффициент усиления Духа дракона.

«Если бы я легкомысленно воспользовался Мадокой, то и правда лишился бы головы. Но… я и это ожидал! В конце концов, я наблюдал за их поединком издалека, то есть анализ не мог быть точным».

Увернувшись, парень пригнулся и отступил, затем немного выставил ногу вперёд, опустил руки с мечом и направил остриё в лицо Стелле. Он решил немного сбавить обороты и посидеть в обороне без Мадоки, собирая точные данные о противнике.

Куроганэ останавливается, и Стелла не упускает свой шанс! Она срывается с места и атакует грациозно, как в танце, но в то же время неистово, со всей силой! Она буквально погружает его в пучину огненной стихии! Но! Ей противостоит не кто иной, как сам Некоронованный король меча! Арена под его ногами трескается и рассыпается, но сам он стоит твёрдо как никогда!

Принимая удары на Интэцу, Икки ловко перенаправлял разрушительные импульсы в землю, сводя к нулю получаемый урон и анализируя боевую мощь принцессы.

«Отлично! Теперь притворюсь, что она пробила мою оборону».

Дождавшись горизонтального удара, он намеренно споткнулся и немного отступил, приглашая Стеллу бить в полную силу.

Естественно, она сразу раскусила обман, но отступать не стала.

«Это не в её правилах!»

Девушка обрушила на него вертикальный удар с точно такой силой и под таким углом, как он просчитал.

«Осталось только вернуть его и, пока она приходит в себя, добить с помощью Итто Расэцу!»

— !..

Однако, несмотря на такие мысли, Икки в последний момент отпрыгнул в сторону.

Леватейн вонзился в арену и расколол её.

Н-ничего себе! Стелла разрубила арену до самых трибун! Вот это да!

Вместе со зрителями Икки посмотрел на расселину и сглотнул.

«А вот этого я никак не предполагал! Я думал, что досконально измерил её параметры, но Стелла в самый последний момент выжала из себя ещё больше сил! Она прогрессирует. Прямо во время сражения. Я же ожидал это, правда?.. Нет, неправда. Ну, если точнее, не думал, что увижу у неё такие глаза».

В глубине алых глаз полыхал ослепительный огонь.

Икки смотрел в них и видел уважение и… страх?

Да, Стелла боялась его как рыцаря.

«Я надеялся, что она отдастся во власть высокомерия и, переоценив свои силы, пусть и немаленькие, когда-нибудь откроется, но нет».

Конечно, после тренировок Нэнэ Стелла в полной мере осознала, что родилась гордым львом среди робких кроликов, но не начала смотреть на Икки свысока. Именно поэтому она поставила ловушку ещё в полуфинале, стремясь любой ценой вырвать победу.

Невероятно и непостижимо…

Наделённая колоссальной силой рыцарь А-ранга отчаянно росла над собой, чтобы одолеть ничтожного блейзера F-ранга. Росла даже сейчас, в это самое мгновение.

Она совместила в себе две противоположные концепции: твёрдо верила в абсолют своей силы и не сомневалась в величайших способностях Икки.

Быть самоуверенным, но не иметь ни капли самомнения. Можно сказать, это идеальный настрой для рыцаря, да и вообще для воина.

«Впервые… Впервые я стою против такого человека, — ошеломлённо подумал Икки. — Я не понимаю… Я не вижу… Не вижу ни единой бреши в обороне! Как мне обмануть эти чистые искренние глаза?!»

— !..

Ого! Куроганэ отступил далеко назад, разрывая контакт! Наверное, недавний удар вселил в его сердце страх!

— Онии-сама отступил?!

— А что ты хочешь. Я бы тоже попятилась перед такой мощью, — вздохнул Наги.

— Дело не в этом, — тяжело возразил Юдай.

— Что?

— Он отступил не из-за этого. Всё намного хуже.

«Куроганэ и до этъго знал, что Багровая принцесса намного сильнее него. А сейчас он просто проиграл собственным чувствам! Дебила кусок!» — заскрежетал зубами Юдай.

— Поверить не могу! — изумлённо проговорила Тока, наблюдая за микротоками в теле Икки. — Куроганэ-кун… скован страхом!

«Он не боялся даже в тот момент, когда больным вышел против меня. Он весь пылал! А теперь испугался и сглупил. Зря, очень зря он отступил так далеко. Стелла-сан как раз-таки привыкла, что противники пятятся, а она наступает!»

Тока оказалась права.

Увидев, как Икки тяжело дыша отскочил назад, Стелла живо вспомнила дом и сражения с тамошними рыцарями. Практически все они поддавались страху и убегали.

«Не знаю, что с тобой стало, но на тебя больно смотреть, — подумала она. — Я же сейчас могу убить тебя чуть ли не одним взглядом. И… именно это я и сделаю! Не дам тебе опомниться и одолею!»

Она взяла Леватейн обратным хватом и изо всех сил вонзила его в арену.

— Драконье гнездо!

В ту же секунду из трещин хлынул яркий свет, и из-под земли вырвался кроваво-красный поток.

— А-а-а-а-а-а-а!

— Г-горячо!

— Какого чёрта!

Зрители… да и не только зрители завопили.

— Не, я всё понимаю, но… даже у безумств должны быть пределы, — ошеломлённо сказала Нэнэ.

— Вот это она выдала, — протянула Куроно.

Я-я не верю своим глазам! Стелла расплавила землю вместе с ареной! — закричал Иида.

Поле боя превратилось в озеро лавы, по которому плавало несколько белых островков, но и они медленно растворялись в пышущей жаром массе.

Минут через десять они утонут окончательно, и лишённый сопротивления огню Икки автоматически проиграет.

Незримый таймер начал отсчитывать время до конца боя.

«Мне больше некуда бежать, — отрешённо подумал парень. — Но всё же… Что это за сила? Что это за адская мощь?! Я мог бы тренироваться сотни, нет, тысячи лет, но никогда не достиг бы такого уровня! Мне просто не хватит дара. И я собираюсь победить такое чудище?»

Он со страхом в глазах посмотрел на Стеллу и увидел… огромного огненного дракона, воспарившего к небесам.

Безусловно, он уже видел его образ раньше, но ещё никогда не стоял перед ним и не осознавал, насколько маленьким кажется на его фоне.

Но самым страшным было то, что исполинский дракон разрабатывал сложные планы, держался настороже, не допускал ни единого промаха, неистово пытаясь победить крошечного человечка.

«Он на самом деле убьёт меня», — понял Икки.

Дракон сделал то, чего не смогли добиться ни Аманэ, ни даже Эдельвейс — Икки почувствовал дыхание смерти. Он боялся. Боялся так сильно, что ни о чём больше думать не мог.

И Стелла не упустила свой шанс, мощно топнув по одному из островков.

Драконья поступь расколола его, подняв высокую волну лавы.

Обломок арены под ногами Икки закачался. Парень потерял равновесие и упал на колени, на мгновение потеряв Стеллу из виду.

«Чёрт!»

Принцесса пулей пересекла озеро, прыгнула и взмахнула Леватейном, намереваясь снести Икки голову.

— Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Взяв себя в руки, Икки пригнулся ещё ниже, перекатился, пропустив противника над собой, тотчас поднялся и рубанул по беззащитной спине.

Девушка… рассыпалась облаком искр.

«Огненная вуаль!»

Настоящая Стелла материализовалась прямо над Икки и спокойно занесла над головой меч в правой руке.

Она знала, что, несмотря на потрясение, он уклонился бы от любого удара, поэтому с помощью фантома вынудила его уйти в перекат, то есть разогнуть колени и потратить энергию.

Икки не оставалось ничего другого, кроме как блокировать удар.

«Как я и думал, она не успокоится, пока не загонит меня в угол. Ну ничего. Пусть бьёт. Воспользуюсь импульсом и отступлю».

— Онии-сама, не-е-е-е-е-е-е-ет! — закричала Сидзуку, но было уже поздно.

Икки принял удар, но… не сдвинулся с места. Леватейн слабо звякнул, встретившись с Интэцу.

«Э? Что за дела?..»

А потом ему в живот врезался светящийся раскалённый кулак левой руки.

— ?!

Ту же комбинацию Стелла использовала в первом раунде против Несворачивающей Юи Татары.

Стальной кулак с лёгкостью пробил мышцы пресса, распылил рёбра и изжарил внутренние органы.

Икки лишь слабо кхекнул и потерял сознание, но не упал. Изо рта хлынула рвота, перемешанная с кровью.

«Попался! — возликовала Стелла и на сей раз взмахнула мечом по-настоящему. — Наконец-то я обгоню тебя! Наконец-то взойду на семизвёздный пик!»

Острый клинок разрубил плоть и кости.

На белый бетон полилась алая кровь. Кипящая кровь.

— Что?..

Драконья кровь Багровой принцессы Стеллы Вермилион.

◆◇◆◇◆

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Молниеносная контратака! Мы думали, что бой окончен, а Куроганэ внезапно разразился контратакой! Его чёрный клинок оставил на груди Стеллы длинную рану! Вот это поворот!

Э-это Мадока! Он вернул Стелле её же силу! Н-невероятно! Выходит, у него ещё остался порох!

Стелла падает на колени! Из раны льётся кипящая кровь! Много крови!

«А вот это уже плохо!» — кашляя подумала она и прижала руки к животу, удерживая внутренности.

Драконья живучесть помогла бы восстановиться, но не сразу. На полное исцеление понадобилось бы где-то секунд тридцать.

«Если Икки сейчас нападёт, мне конец».

Собрав всю силу воли, Стелла поднялась и перепрыгнула на другой плавучий остров, где тут же свалилась.

Стелла отступает и падает! Она разрывает дистанцию!

В глазах плавали чёрные круги, тело слушалось нехотя, словно после долгого сна.

Регенерация крови не поспевала за потерей.

Но куда сильнее Икки ранил Стеллу не физически, а ментально.

«Как?! — раз за разом спрашивала она саму себя. — Как Икки смог ответить? Он же был без сознания! Нет, он и сейчас без сознания! Как он исполнил Мадоку?»

Пока она ломала голову, парень пришёл в себя, увидел раненую Стеллу и очень удивился.

«Это я сделал? А… А, ну да, вроде, помню, как разрубил её. И это чувство… Да, я точно использовал Мадоку».

Проанализировав своё состояние, Икки понял, что произошло, и растерянно хмыкнул.

У него получилась обычная Мадока. Не какая-то там сверхъестественная или ужасная, а самая обычная. Та, которую он повторял тысячи раз, пока не запомнил технику на подсознательном уровне.

Несмотря на сильнейший страх, какая-то часть его души верила в себя и упорно не желала проигрывать, вот и заставила тело двигаться на чистых рефлексах.

«Прости меня», — извинился Икки перед самим собой, ощущая, как в ушах стучит кровь.

Блейзеры F-ранга мало чем отличались от простых людей.

Однако Икки наплевал на это и ступил на путь рыцаря, надеясь когда-нибудь стать таким же, как и Великий герой Рёма Куроганэ. Он раз за разом совершал безумные поступки, заглушая истеричный вопль инстинкта выживания.

И после всего этого он не мог проиграть. По крайней мере, не так бездарно.

«Точно… Я закалял тело, но не разум, и в критический момент он дрогнул перед абсолютной мощью Стеллы. А ведь тот, кто не верит в себя, никогда не победит. Конечно, я слабее всех. Но это не отменяет того, что я могу победить любого, даже самого сильного врага, если только выложусь на полную. Я постоянно, каждый день, каждый час твердил себе это и не мытьём, так катаньем забирался всё выше и выше. Так почему сейчас, в этот самый момент я потерял веру в самого себя?! Почему усомнился, что маленький человек способен одолеть огромного дракона?! Я столько тренировался, перешагнул через стольких людей, получил такую поддержку, наконец-то вышел на финальный бой и… заколебался?! Да меня должна переполнять уверенность! Какой же я идиот!»

— !..

Мощно оттолкнувшись, Икки перепрыгнул на большой кусок арены, плавающий в самом центре лавового озера, глубоко вдохнул и… окружил себя беснующимися всполохами синего магического пламени.

— Н-не может быть! Это же свечение того самого!

— Да ладно, серьёзно?!

— Это…

Зрители зашумели.

Они сразу узнали благородное искусство, единственный козырь Икки, который он мог использовать всего один раз в день. Это могло означать только одно — Некоронованный король меча решил поставить точку в затянувшемся противостоянии.

«Но почему сейчас? — засомневались многие. — Стелла практически восстановилась. Ещё несколько секунд, и она будет как новенькая. Икки просто не успеет добить её».

«Я и не собираюсь добивать, — подумал парень. — Я до сих пор не вижу брешей в обороне Стеллы, а значит никакие расчёты мне не помогут. Другого выхода нет».

Но что мог сделать жалкий глупый рыцарь F-ранга, который до ослиного упрямства верил в себя и отказывался проигрывать?

Он собрал всё: силу, волю, магию, знания, чувство неминуемой гибели — и сжёг это, подарив себе минуту безграничной мощи.

«А теперь вперёд и только вперёд. Пока не упаду без сил. И неважно, выиграю я или проиграю, я сожгу всё до последней искры!»

— Ну дава-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-ай, Стелла-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!! — закричал Икки на весь стадион и, вспыхнув синей кометой, понёсся прямо по лаве.

«Давай сразимся в самом центре!» — вопила его душа.

Стелла сокрушённо улыбнулась.

«Ну да, мне стоило догадаться, что всё придёт к этому. По-другому Икки не может. Но что делать мне? Убегать всю минуту? Нет, это слишком глупо. Шаг влево, вправо или назад — и Икки догонит и безжалостно зарубит меня. А значит… я должна принять бой. Принять и раздавить его! Ведь именно этого я хотела с самого начала!»

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Рыцари сошлись в беспощадной схватке. И все без исключения зрители поняли, что началась минута, которую они никогда не забудут.

Минута противостояния двух ярчайших душ.

◆◇◆◇◆

Голубая и алая вспышки сталкиваются точно в центре лавового озера! Все хитроумные тактики и планы позабыты! Участники просто осыпают друг друга ударами мечей, воплощений их душ! Ни один из них не отступает! Не делает ни шага назад!

— Ничего себе звон!

— У меня даже уши болят!

— Раздави его, принцесса!

— Не уступай ей, Икки-кун! Ты сможешь!

Активировав Итто Шуру, Икки пошёл ва-банк, и Стелла ответила тем же.

Зрители кричали, трясли кулаками и топали ногами, но дуэлянты ничего не слышали. Каждый смотрел только вперёд, на противника, и прилагал все возможные усилия, лишь бы победить.

— Та-а-а-а!

— !..

Икки заблокировал удар и почувствовал, как руки слегка онемели.

«Она стала бить намного быстрее!»

Мадока позволяла ему отражать урон, крутясь вокруг собственной оси, однако Стелла постепенно наращивала скорость, лишая его этого преимущества.

Она стремительно совершенствовалась, желая превзойти Икки.

«Я не успею перенаправить следующий удар. Точнее, не успел бы. Ведь и я расту!»

— !..

Стелла округлила глаза, когда парень, звонко крикнув, ужалил её чёрной молнией Интэцу.

«Он сменил стиль! И на этот раз не крутился!»

Икки вышел из оборонительной стойки, и принцесса сперва обрадовалась — в силовом противостоянии она не проиграла бы, — но потом обомлела. Когда мечи столкнулись, Леватейн подался назад, а руки онемели.

«Нет… Нет, ничего он не менял! Это та же Мадока!»

Осознав, что принцип волчка больше не поможет, Икки тотчас усовершенствовал свою технику. Теперь не импульс крутил его, а он «крутил» импульс, прогоняя его через круг из широчайших мышц спины.

«Но для такого он должен быть полностью расслаблен, сильнее, чем во сне! Его мышцы должны размягчиться почти до состояния жидкости, иначе их просто разорвёт! И это посреди боя! Икки… Ты просто нечто!» — подумала Стелла, но даже изумление не погасило бушующее пламя в груди, а, наоборот, раздуло ещё сильнее. — Тогда и я обрушу такой удар, который ты просто не отобьёшь!»

— Ха-а-а-а-а-а-а-а!

Схватка набирала обороты.

Икки напрочь забыл о защите и полностью отдался нападению.

На каждый мощнейший удар он отвечал своим, не менее слабым.

Один стремился победить в скорости, другая — в силе.

Чёрное и золотое воплощения душ вгрызались друг в друга, рассыпая фонтаны искр и сверкая ярче прожекторов, они звенели так, что зрителям на верхних ярусах приходилось зажимать уши.

Все понимали: Икки и Стелла всерьёз пытались убить друг друга. Тот, кто проиграет гонку, тут же падёт замертво.

Именно так они выражали друг другу свою искреннюю горячую любовь — стремительным танцем клинков.

— Они прекрасны, — прошептала Сидзуку. — Как же я завидую Стелле-сан.

— Почему? — спросил Наги.

— Если бы на месте Стеллы-сан была я, онии-сама не стал бы нападать с таким рвением. Он сдерживался бы, чтобы не ранить и не покалечить меня. Но со Стеллой-сан он может выложиться на полную. Знает, что она примет всё.

«Какая же она противная. Сердится и ноет, когда я заигрываю с онии-самой. Какое ей дело? Ведь…»

— Ведь онии-сама смотрит только на неё.

— Сидзуку…

— Что Вермилион, что Куроганэ, оба невероятны, — впечатлённо сказала Куроно. — Прогрессируют с каждым ударом.

Они как два драгоценных камня, которые трутся и сияют всё ярче и ярче.

— Оно и понятно, — ответила Нэнэ. — Соперники как-никак.

— А-а… Ну да, точно.

«Она намекает на наш с ней финал. Мы тоже сражались, не щадя себя».

Подруги отчётливо помнили каждую секунду того захватывающего получасового поединка. Единственный раз, когда они настолько неистово пытались проверить предел своих сил и сгорали от мощнейшей ненависти и необъятной любви.

«Прямо сейчас они переживают такие же яркие мгновения. Нет, наверное, их мгновения будут даже ярче наших. Ведь Куроганэ и Вермилион одновременно яро соперничают и души не чают друг в друге».

— Для нас, рыцарей, нет большего веселья, — вслух проговорила Куроно.

— Это и ежу понятно. Ты посмотри на них, — хмыкнула Нэнэ и ткнула веером в Икки и Стеллу, которые свирепо улыбались.

Счёт ударов давно перевалил за сотню, однако ни один из участников не отступил. Они лишь становились быстрее и сильнее, жаждая переиграть противника. Взбирались выше и выше.

«Если бы они не встретились, то, наверное, добирались бы до такого уровня десятки лет», — внезапно поняла Куроно.

«Идём же. Вместе. На вершину рыцарства», — говорили они.

В эти блистательные мгновения их обещание воплощалось в реальность.

Однако всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Рано или поздно на арене останется стоять лишь один — победитель. Именно он взойдёт на заветный пик.

Дуэлянты выжимали из себя все соки, не собираясь уступать другому это право.

— !..

Мечи столкнулись с особенно громким звоном, и зрители откликнулись возбуждёнными воплями. В их сердцах тоже пылал жаркий огонь.

И только одна женщина наблюдала за схваткой, не скрывая печали.

Это была Двукрылая Эдельвейс.

«Всё-таки этого не избежать, да?»

Конечно, бой был красочным, захватывающим, волнительным.

Участники бились, не щадя себя.

Наверное, лучшего поединка они не проведут за всю оставшуюся жизнь.

«Но это не изменит результата, — грустно подумала Эдельвейс. — Чрезвычайно жестокого, сурового результата».

И вскоре…

Некоронованный отшатнулся далеко назад.

Равновесие нарушилось.

Равновесие наконец-то нарушилось! Куроганэ споткнулся и подался назад!

А ведь тот, кто отступал, проигрывал в этом поединке душ…

Икки дрогнул. Но по совершенно иной причине.

«Что это?»

Он явственно увидел, как на мгновение из ниоткуда появились чёрные цепи, стальными змеями обвившие его руки и ноги.

Выбросив всполох пламени, Стелла метнулась вдогонку и занесла Леватейн.

Икки вскинул Интэцу, собираясь отбиться Мадокой, однако цепи со звоном натянулись и удержали его на месте.

«Я как будто к горе прикован!»

Куроганэ не успевает ответить! Ему нечего противопоставить! Он уходит в глухую оборону!

— О-онии-сама?! Как так?! — вскричала Сидзуку.

— Почему Икки внезапно замедлился?! — поддержал её Наги. — Неужели Итто Шура закончилась?

— Нет, — ответил Юдай. Один из лучших рыцарей-учеников страны видел намного больше, чем они. — Итто Шура работает. И Куроганэ не замедлился. Просто так кажется.

— Кажется?

— Куроганэ перестал поспевать за скоростью принцессы!

— Уже, да? — грустно проговорила Эдельвейс.

— Ты знаешь, почему равновесие исчезло? — оторвавшись от альбома, спросила Сара.

— Да. Можно сказать, из-за самой судьбы.

— С-судьбы?

— Магия — это сила, искажающая логические связи и меняющая мир. Её количество остаётся неизменным всю жизнь, то есть влияние, которое будущий рыцарь окажет на историю, определяется в момент рождения. Чем её больше, тем большего он достигнет. Во время поединка Багровая принцесса и Некоронованный король меча совершенствовались с ошеломительной скоростью. За считанные мгновения они проделали путь, на который в обычных условиях потратили бы десятки лет. И Некоронованный достиг пика своих возможностей.

— !..

Соперничество исчезло, потому что Икки выжал из последней минуты всё, что мог, что ему разрешило мироздание. Он достиг конца своего пути, и цепи не пустили его дальше, прочно приковав к бренной земле.

Другое дело Стелла. В момент её рождения судьба сказала: «Я разрешаю тебе идти дальше всех». Она даровала избраннице крылья, оставалось лишь раскинуть их и воспарить в далёкое небо бескрайних возможностей.

А раз так, исход боя был очевиден.

— К сожалению, Некоронованный больше не сможет идти рука об руку с Багровой принцессой.

Из-за непреодолимой разницы в ранге Икки, достигнув потолка своих возможностей, отстал от Стеллы и уступил её натиску.

— Яа-а-а-а-а-а-а!

— !..

Очередной удар отбросил руку с Интэцу далеко в сторону, выбив Икки из устойчивого положения.

Принцесса шагнула вперёд и снова взмахнула кулаком.

Безусловно, парень не собирался так просто проигрывать судьбе и успел защититься рукоятью, опять продемонстрировав мастерство обороны, однако это лишь отсрочило неизбежное.

Драконья мощь подкинула его высоко в воздух.

И…

— О пламя чистилища, пронзи синее небо! — провозгласила Багровая принцесса, вскинув Леватейн.

Из меча выплеснулся неистовый огонь. Он мгновенно раскалился, превратившись в поток света, испепеляющий даже тени, а потом сформировал исполинский клинок.

— Сожги его дотла, Карсаритио Саламандра!

Световой меч опустился на падающего Икки.

Парень не мог уклониться, лишь поднял Интэцу в слабой попытке хоть как-то смягчить удар.

Но, конечно, не сумел.

Вихрь всесжигающего света поглотил его.

Мир побелел, а потом всё заволокла непроглядная тьма.

◆◇◆◇◆

Прямое попадание! Карсаритио Саламандра разрубает и Икки, и большой экран за ним! От озера лавы до самых трибун протянулась широкая чёрная расселина, засыпанная оплавленными камнями! И где-то там, на самом дне, лежит Куроганэ!

— Н-ничего себе… Принял удар, который нельзя принимать…

— Икки-кун…

— Вот и всё.

Зрители зашумели, глядя на оплавленный рубец в земле.

С какой стороны ни посмотри, Стелла нанесла смертельный удар.

Судья начинает отсчёт! Если Куроганэ не успеет вернуться на арену за десять секунд, Стелла победит! Но… Мне кажется, нужно не считать, а скорее звать медбригаду и откапывать Куроганэ! Ведь он попал под сильнейшую атаку Багровой принцессы! — воскликнул Иида.

Нет, не попал, — возразил Юдзо.

Правда?!

Простите, я неверно выразился. Он попал, но не под сильнейшую. Карсаритио Саламандре требуется время, чтобы накопить мощь, а Стелла торопилась ударить, пока Куроганэ был в воздухе. Вы же видите, на этот раз она даже море не разрубила. Также Куроганэ активировал Итто Шуру, которая усилила его магическую защиту. В теории он может прийти в себя за десять секунд.

Т-то есть у него ещё есть шанс?

Нет. К сожалению, — покачал головой Юдзо. – Если он и вернётся в бой, минута уже прошла. Куроганэ истощил все свои запасы магии. У него просто ничего не осталось.

«Вероятно, отсчёт — это жест доброй воли судьи по отношению к участникам», — подумал он.

Ого! Стелла отворачивается от расселины! Она уверена, что Куроганэ больше не поднимется! Что победила!

«Всё так, — мысленно кивнула она. — Когда судья досчитает до десяти, я наконец-то превзойду Икки. Наконец-то смогу вскинуть меч, ознаменовав этим своё восхождение на семизвёздный пик!»

— Три! Четыре! Пять!

«Это конец, онии-сама, — думала Сидзуку. — Ты проиграл Стелле-сан. Но… я не печалюсь. Я горжусь тобой. Ты доблестно сражался до самого конца и одним махом добрался до предела возможностей. Никто не сможет сказать, что ты слабак. Наоборот, ты настоящий герой, достойный того, чтобы передать кому-нибудь слова Великого героя Рёмы Куроганэ».

Друзья, учителя, соперники, зрители — все разделяли её мнение, с бескрайним уважением глядя на расселину. Икки действительно отдал поединку всего себя, поэтому никто не кричал «не сдавайся» или «поднажми».

И болельщики Икки, и фанаты Стеллы просто ждали окончания отсчёта, чтобы наградить жаркими аплодисментами обоих — победителя и проигравшего.

На стадион опустилась тишина.

А потом…

Зашелестел трущийся металл.

◆◇◆◇◆

Икки очнулся во тьме.

Он лежал на холодном влажном камне, над ним нависал каменный же свод, как в пещере.

Руки и ноги по-прежнему опутывали цепи, уходящие в черноту позади.

«А-а… Так вот что это такое. Это моя судьба. А пещера… — Он осмотрелся. — Пещера, куда не проникает ни один лучик света, — это наиболее подходящее место для блейзера F-ранга».

Он не имел права идти дальше.

Сама судьба не пускала его, обратившись тяжеленными цепями.

«Хотя я и так не смогу ни шагу ступить».

Минута на пике мощи выжгла всё: силу, волю, магию.

Сейчас, наверное, даже лёгкое дуновение ветерка опрокинуло бы его на землю.

«Ну и ладно. Хватит. Я и правда сделал всё, что было в моих силах, даже добрался до потолка возможностей, но так и не победил. Впрочем, я целую минуту держался на равных с самой Багровой принцессой — уже достижение. Оно обязательно останется в истории, в сердцах людей. Думаю, никто не будет укорять меня за проигрыш, ведь я провёл бой, каким не стыдно похвастаться. Я выложился на полную», — подумал бы кто угодно.

Кто угодно, но не Икки!

Цепи тихо зазвенели.

Обессиленный парень вытянул правую руку, вцепился ногтями во влажный камень и попытался протащить себя вперёд.

Конечно, у него не получилось, ведь это было всё равно что тянуть за собой целую гору.

Пальцы соскользнули, ноги сломались, причиняя жгучую боль.

Потекла кровь.

Бесплодные усилия приносили лишь новые страдания.

Однако…

— О-о!..

Икки вновь ухватился за камень и остервенело подтянулся.

Почему он делал это?

Почему мог делать?

Что мотивировало его, заставляло забыть о пресловутом пределе?

Рыцарская гордость?

Нет, её и след простыл.

Уважение Рёмы Куроганэ?

Нет, оно давно сгорело.

Это было чувство, которое не могло угаснуть за какую-то минуту или истаять в горниле адского пекла.

Необъятная страсть к одной-единственной девушке.

— О-о-о-о-о-о!..

«Если бы я не познакомился со Стеллой… Если бы она встречалась с кем-то другим… Я, наверное, покорно остался бы здесь…» — отрывисто думал Икки.

И всё же они встретились, узнали друг друга и влюбились. Долго и неуверенно сходились, иногда ссорились, но их чувства постоянно крепли и разрастались.

Каждая секунда, которую они провели вместе, ничем не уступала недавней минуте.

«Я люблю Стеллу! Люблю её больше всех на свете! Поэтому я не могу просто лежать здесь!»

— О-о-о-о-о-о-о-о!..

Икки поджал под себя ноги, поднялся на колени и изо всех сил натянул цепи. Они заскрежетали и впились в тело, разрывая кожу и чуть ли не ломая кости.

В их холодном перезвоне слышался голос самой судьбы: «Хватит напрасно мучить себя. Дальше пути нет. Это конечная станция».

— Ну и что?! — заорал Икки. — Какое тебе дело, пойду я дальше или нет! Ты не остановишь меня!

«Пока я тут вожусь, Стелла уходит дальше и дальше, поднимается выше и выше на своих крыльях. Когда-нибудь она, скорее всего, встретит нового соперника, у которого будут такие же крылья. И тогда они вместе… Ну уж нет! Я никому не отдам мою Стеллу! Ни душу, ни тело, ни силу, ни любовь — ничто!»

Так пусть оно горит!

Пусть горит необъятное чувство, переполняющее грудь!

Пусть оно придаст сил сделать следующий, невозможный шаг!

Всю жизнь воюя с судьбой, Икки понимал, что талант играет огромную роль в становлении личности. Но он также знал, что никакой талант не поможет продвинуться, если его не поддерживают чувства, не сгорающие ни в каком огне, не поддающиеся никакому отчаянию, не сдающиеся ни перед каким поражением. Они толкают людей дальше, делают сильнее с каждой минутой.

Именно они могут сломать саму судьбу.

Стоит только потянуться к ним, сжать в кулаке и разорвать эти цепи.

И бежать. Бежать постоянно, не останавливаясь.

Вперёд, к самому любимому в мире человеку.

Пусть даже она уходит, а Икки прозябает на самом дне.

Пусть даже она улетает, а у него нет крыльев.

«Я хочу видеть тебя самым крутым! Вот и будь крутым! Будь собой, дура-а-а-ак!» — прогремел у него в голове голос Стеллы.

«И я хочу быть самым крутым!»

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!!!

Правая нога сделала шаг вперёд.

Цепи со звоном разлетелись.

Мир кромешной тьмы затопил яркий свет.

◆◇◆◇◆

Когда судья досчитал до девяти, чёрная расселина с оплавленными краями как будто взорвалась изнутри, исторгнув из себя поток камней с гладкими, словно разрезанными чем-то острым гранями.

— Что?! — дружно охнул весь стадион.

В плавучий остров Стеллы вонзилась большая стрела, окутанная всполохами синего пламени. Конечно, на самом деле это была не стрела, а Бездарный рыцарь.

В самый последний момент он сумел перевернуть ситуацию с ног на голову.

Чего-о-о-о-о?! Глазам своим не верю! Куроганэ возвращается на счёт «девять»! Б-более того, из него хлещет магическая энергия! И она намного сильнее прежней! Но как так?! Итто Шура должна была исчерпать все его запасы! — закричал Иида и повернулся к Юдзо, надеясь получить подробное разъяснение.

Однако глава управляющего комитета и сам сидел, выпучив глаза.

Я… Я не знаю! Я ещё ни разу такого не видел!

Их можно было понять.

Магия — это сила изменять бытие, проекция судьбы блейзера на мироздание. Судьба человека определяется задолго до его рождения, именно поэтому количество магической энергии остаётся неизменным всю жизнь. Это общепринятые факты.

Но реальность не всегда соответствует им.

Только что Икки Куроганэ пошёл наперекор судьбе и преобразовал чувства в магию, пробив свой потолок и перечеркнув нормы, считавшиеся незыблемыми.

Я не знаю, почему уровень его магии внезапно вырос!

Зрителями завладели недоумение, смятение, сомнения.

Даже Двукрылая Эдельвейс вскочила со своего места.

Но больше всех изумилась Стелла.

— Как… так?!

«Нет, конечно, я не успела накопить всю мощь Карсаритио Саламандры, и Икки волне мог оправиться, но… Минута Итто Шуры давно закончилась! Он должен валяться без сил! Точнее, не без сил, их он мог восстановить, расщепив бело́к, а без магии!»

— Стелла. — Икки медленно поднял чёрную катану и улыбнулся. — Я не проиграю тебе.

Девушка почувствовала, как начинает дрожать.

Это был страх? Нет, веселье.

«Эх, в этом весь Икки. Не сдаётся ни перед чем, рушит всю логику, неизменно верит в себя. Сейчас он всего лишь добавил единичку к счётчику бунтов против судьбы. Такой вот у меня заклятый сильнейший враг. Не зря же я его полюбила!»

В глубине рубиновых глаз с новой силой вспыхнули языки жаркого пламени.

«Икки сможет подняться на любую высоту! А я… Я хочу всегда быть рядом с ним! Быть рядом и никогда ни в чём не проигрывать!»

Судья объявил о возобновлении поединка, но конец его фразы заглушил раскатистый драконий рык.

Яркость источаемого Стеллой света увеличилась, вскоре она сама превратилась в свет, в карликовую звезду, испускающую невообразимое количество жара.

Прожектора померкли на её фоне, лава закипела пуще прежнего.

Зрителям почудилось даже, будто невидимая сила потащила их к центру арены…

Нет, не почудилось! Лёгкие мелкие объекты действительно летели к Стелле!

«Избыток жара нарушил магнитное поле Земли и создал новый источник притяжения!» — тотчас поняла Нэнэ, блейзер гравитации.

Приближаясь к Стелле, осколки камней и мусор вспыхивали и тотчас сгорали, переходя в состояние плазмы.

На стадионе «Ванган Доум» родилась новая звезда.

«Ну девчонка даёт…» — изумлённо подумала Куроно.

Сперва Икки пересёк грань и изменил финал, предначертанный судьбой, а потом и Стелла шагнула ещё дальше, чтобы догнать его. Она осознала, что по своей природе не умещалась в рамки здравого смысла и вышла за их пределы.

И стала демоном.

«Вот кто такая Стелла Вермилион!»

Выжав из себя все силы, Багровая принцесса выставила одну ногу вперёд и подняла меч на уровень лица, не скрывая, что следующий удар будет колющим.

— Икки, наверное, это конец. Поэтому я хочу, чтобы ты знал. Клянусь, даже если ты сейчас погибнешь, я всю оставшуюся жизнь буду любить только тебя, — сказала Стелла, глядя ему в глаза.

— Ну, тогда я тем более не могу проиграть, — усмехнулся Икки.

«Ни один парень в здравом уме не захочет опечалить свою девушку. И уж тем более оставить её несостоявшейся вдовой».

— Моя сила в слабости, и я сломлю тебя, сильнейшая!

Последний раунд затянувшегося финала начался.

◆◇◆◇◆

Некоронованный король меча и Багровая принцесса приготовились к последнему столкновению.

«Карсаритио Саламандра уже не поможет: Икки включит Итто Расэцу и зарубит меня. То есть дальний бой отпадает. Убегать тоже не выйдет. Не успею я и шага назад сделать, Икки догонит меня опять же с помощью Итто Расэцу и тоже прикончит. Остаётся только одно — вперёд!»

Девушка окутала себя пылающей броней, которая была настолько жаркой, что легко плавила любые девайсы, и бросилась в атаку.

«Теперь он не сможет достать меня! Его Интэцу сразу расплавится! Моя защита идеальна! Надо лишь нанести удар!»

Плавучий остров пересекла алая звезда — живое воплощение имени Стеллы Вермилион[✱]Stella (лат.) — звезда. Вермилион, он же киноварь — оттенок красного цвета..

«Она великолепна, — с искренним восхищением подумал Икки, не отводя от неё взгляда. — Естественно, мы со Стеллой в корне разные, и я не покрою разделяющую нас пропасть, проломив один-два потолка. Вот и сейчас она воззвала к своему дару и призвала пламя, которое свело с ума магнитное поле, чтобы сжечь Интэцу. Мой меч не выдержит и мгновения в таком аду. И это значит… что я должен ударить намного-намного быстрее!»

В любом случае, он успел восстановить силы, расщепив белок, лишь на один удар.

Но этого было более чем достаточно.

Веря в себя, Икки сосредоточился и, дойдя до нужной кондиции, тихо выдохнул.

«Ну, пора».

Он активировал Итто Расэцу, усилившись в сотни раз, отсёк сознание, чтобы не мешало, и вложил всю душу в последний удар финала — самый быстрый удар в своей жизни.

Тело само приняло наиболее оптимальную стойку: пригнулось, чуть развернулось вбок, правая рука перехватила рукоять Интэцу и направила его назад, вдоль туловища, а левая сжала клинок у основания.

Обычный иай, только без ножен.

«Ага! Икки хочет атаковать так, чтобы мой жар не задел его!» — тут же догадалась Стелла.

Одна рука тянула за рукоять, другая — за клинок, выполняя роль ножен. Именно это противодействие и порождало максимальные скорость и силу.

Некоронованный и в обычных условиях бил очень быстро. Его выпады тяжело было заметить невооружённым глазом. А уж какую скорость разовьёт Интэцу сейчас… Страшно представить.

«Вероятно, он ударит быстрее, чем я испепелю его меч. Но это не проблема. Обычный режущий удар никогда не пробьёт мой магический кокон. Да и Леватейн длиннее, чем Интэцу, так что я достану первой. Победа в любом случае моя!»

Стелла достигла пика концентрации.

Время замедлилось в десятки раз.

Окружающий мир исчез, превратившись в пустое белое измерение. В нём существовал только враг — Икки.

Сделав последний шаг, девушка уверенно выбросила вперёд руку с мечом.

И…

«?..»

Только тогда почувствовала странный, непонятный дискомфорт. Как если бы она проснулась и увидела не голубое, а розовое небо.

«Что?»

Разгадка крылась под ногами Икки. В то время как парень заносил катану для удара… его тень оставалась неподвижной. Впрочем, нет. Она двигалась, но как будто в замедленной съёмке, не поспевая за движениями хозяина.

Возможно ли такое?

Вообще говоря, нет.

Однако это произошло.

Живя мечом, веря в меч, Икки превзошёл самого себя и достиг окончательного предела концепции рассечения — божественно быстрого удара, за которым не поспевает собственная тень.

Позже люди узнают об этом феномене.

Многие попытаются бросить вызов своим возможностям и достичь этого пика.

И, исходя из его природы, а также из глубокого почтения к его создателю, назовут удар так:

Последнее тайное искусство Оикагэ[✱]Преследующая тень.

◆◇◆◇◆

Как только два силуэта пересеклись…

— Кха!..

…брызнула кровь.

Б-багровая принцесса ранена в живот! Красная и синяя вспышки встретились, и победителем вышел Некоронованный король меча Икки Куроганэ!

— Что-то я вообще не понял, что произошло…

— Ва-а-а-а-а! Икки-кун сильнейший!

— Серьёзно?! Он и правда перевернул всё с ног на голову!

Несмотря на провал Итто Шуры, Икки не сдался, «восстал из пепла» и с новыми силами бросился в бой.

Зрители воодушевились, а потом растерялись: почти никто не увидел, что произошло в самый последний момент.

— Эй, Томару, ты что-нибудь поняла? — спросил Икадзути.

— Не, это даже для меня было слишком быстро, — покачала головой Рэнрэн.

Даже опытнейшие рыцари Хагуна не смогли ничего разглядеть.

— Это особая техника нанесения удара, — ответила Тока. С трудом, но она увидела момент удара.

— Примерно как твоё Райкири? — спросил Утаката.

— Не совсем. Благодаря электромагнитным силам мой Наруками покидает ножны без малейшего сопротивления. А вот Куроганэ-кун, наоборот, крепко схватил клинок, удерживая его в воображаемых ножнах, и накопил максимально возможную мощь. Проще говоря, он всё равно что щёлкнул пальцами.

— А, вот теперь понятно, — кивнул Утаката.

Можно сколько угодно бить средним пальцем по ладони, но в результате получится лишь слабый хлопок. А вот если придержать его при этом большим пальцем, то выйдет звонкий щелчок.

— Но у Стеллы-сан всё равно девайс длиннее. Она должна была достать первой, — возразила Каната. — Как Куроганэ-кун обошёл это?

— А ты присмотрись к рукояти Интэцу.

Каната взглянула на чёрную катану и округлила глаза.

Рукоять укоротилась. Теперь она доставала лишь до безымянного пальца.

— Неужели она… расплавилась?!

— Да. Куроганэ-кун помнил, что Леватейн длиннее Интэцу, поэтому нанёс удар чуть раньше, чем Стелла-сан, с таким расчётом, чтобы конец рукояти врезался в плоскость клинка Леватейна.

— И изменил траекторию!

— Такие манипуляции за считанные мгновения… Ну он даёт.

— Поразительно!

«Куроганэ-кун совместил защиту и атаку в одной изящной технике. Это же невероятное мастерство!.. Эх, мне ещё учиться и учиться», — подумала Тока.

— Но Стелла-тян должна тут же регенерировать, не? — внезапно спросил Утаката.

Да, по идее, должна была. Но…

— Кха-кха!

Кашляя и отплёвываясь, Стелла покачнулась.

Кровь по-прежнему течёт! Рана не заживает! Стелла едва успевает опереться на меч, чтобы не упасть! Видимо, рана очень серьёзная! Настолько, что даже драконья регенерация не справляется!

На самом деле, её кровь уже перестала кипеть.

Дух дракона уснул.

«Почему? А-а, ясно», — догадалась Куроно.

— Выходит, не один Куроганэ держался на морально-волевых.

— Ты о чём, Ку-тян?

— У Духа дракона есть один огромный недостаток. Это не просто заимствование силы и живучести, а воплощение самой концепции дракона в своём теле. Вермилион знала это, поэтому вчера вечером наелась от пуза.

— А, то есть ты имеешь в виду потребление калорий? — ухватила её мысль Нэнэ.

Всё верно.

Дух дракона потреблял не только магическую энергию, но и калории.

Сегодня Стелла уже один раз залечила смертельную рану, так что на вторую ей банально не хватило «топлива».

Признаться честно, она с трудом удерживалась в сознании.

А потом по Леватейну побежали трещины, и он с резким звоном раскололся.

Ого! Леватейн сломался! Стелле больше не на что опираться!

Девушка опасно накренилась… но не упала. Не позволила себе упасть.

«Колени, не сгибаться!.. Голова, не опускаться!.. Глаза, смотреть точно на цель!..» — собрав всю волю, приказала она телу.

Как бы жалко это ни выглядело, как бы ни высмеивали её за глупое упрямство, Стелла не сдавалась до самого конца, как и подобало настоящему рыцарю.

Она повернулась к Икки, медленно подняла кулак и неуклюже взмахнула им.

Парень спокойно смотрел на неё. Он понимал, что принцесса проиграла и сейчас просто пыталась донести до него свои последние чувства, поэтому не стал уклоняться и принял удар на грудь.

— В следующий раз… я обязательно… выиграю… — скривившись от горечи, прошептала Стелла.

В этот момент силы окончательно оставили её.

Ноги девушки подломились, и она полетела вниз.

И снова не упала.

Икки быстро сделал шаг вперёд, подхватил её и крепко обнял.

— Нет. В следующий раз я снова одолею тебя.

Судья скрестил руки.

Сирена загудела.

Финал Фестиваля искусства меча семи звёзд закончился.

◆◇◆◇◆

Бой оконче-е-е-е-е-ен!!! Стелла теряет последние силы, и судья называет имя победителя! Да, это была жаркая схватка! Один неожиданный поворот за другим! От арены камня на камне не осталось! Но в конце выстоял только один! И это первогодка из академии Хагун! Рыцарь F-ранга! Икки Куроганэ-э-э-э-э-э-э!!!

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Все, абсолютно все зрители вскочили на ноги и захлопали в ладоши, горячо поздравляя победителя.

— Это было круто! Он реально сделал это! Реально побил монстра А-ранга! — вопил Юдай, прыгая от избытка чувств, словно ребёнок.

— Это было прекрасно… У меня даже слов нет, — признался обычно спокойный и собранный Бякуя, покраснев от возбуждения до кончиков ушей.

Наги вытирал слёзы радости.

Он знал, скольким пожертвовал Икки, чтобы взойти на заветную вершину, как стяжал себя и свою душу, поэтому радовался его победе, точно своей собственной.

«А Сидзуку, наверное, на седьмом небе от счастья!» — подумал он и обернулся.

— Сидзуку, Икки победи… л…

Мертвенно-бледная девушка одним махом перепрыгнула через ограду прямо в лаву.

— Тодохэйгэн! — воскликнула она, превращая раскалённую арену в ледяное поле.

У Наги перехватило дыхание: Икки дрогнул и упал вместе со Стеллой.

— Что?! Лава застыла?!

— Это же младшая сестра Бездарного и Императора, да?

— Лорелей?!

Не обращая внимания на изумлённые возгласы, Сидзуку подбежала к дуэлянтам.

— Носилки, скорее! Доставьте онии-саму и Стеллу-сан в медблок!

Выбежавшая на её крик бригада оперативно унесла Икки и Стеллу.

— Даже не шевелятся. Вырубились?

— Наверное. Выжали из себя всё до последней капли.

— Да, это было классно. Они до самого конца не уступали друг другу.

Зрители провожают наших участников оглушительными аплодисментами! И победитель, и проигравший даже не могут стоять на ногах! Вот как они выложились! Уверен, мы никогда не забудем, как воссияли два этих самородка! Может, изменится эпоха, придут новые мировоззрения, и Фестиваль канет в Лету, но мы не забудем их! Не забудем, что они обладают истинной силой!

Сара и Ринна, старые враги Икки и Стеллы, конечно, хлопали вместе со всеми.

— Икки… поздравляю.

— Хо-хо-хо! Всё-таки моё Сумеречное око не ошиблось! Когда я захвачу весь мир, он станет подходящим слугой! Вот бы переманить его на свою сторону. Правда, Шарлотта?

Горничная откликнулась тихим рычанием.

— Поистине удивительный паренёк. Он не перестаёт удивлять меня, — с уважением произнесла Эдельвейс. — Кто бы мог подумать, что он пробудится, откроет мятежную душу в столь юном возрасте.

Но стоило ли радоваться этому?

Безусловно, цепи судьбы сковывают рыцарей, но вместе с тем даруют всевышнюю защиту.

Счастье можно найти везде, даже у самого подножия пика силы.

Но за его пределами… о спокойной жизни можно забыть.

«Я знаю рыцарей, которые дошли до этого этапа и сознательно повернули обратно. Но Некоронованный отмахнулся от божественного предостережения и шагнул вперёд, в обитель демонов. Шагнул за владения судьбы. Стал тем, кто изменит историю этого мира».

— Что-то подсказывает мне, что они на пару с Багровой принцессой перепишут безнадёжное будущее, фрагмент которого ты увидел. Так что твои старания были вовсе не бессмысленными, — улыбнулась Эдельвейс.

— Думаешь, Эдель? — сдержанно усмехнулся Бакуга.

— Да. И не только я. Другие демоны, десперадо, тоже так считают, — кивнула она и окинула взглядом стадион.

Сегодня здесь собрались сильнейшие блейзеры со всех уголков мира. Неофициально, конечно, но они всё равно выделялись в толпе.

Они превзошли простых людей. И, когда будет решаться судьба этого мира, именно они выйдут на поле боя и сразятся друг с другом.

— Должно быть, они поверили, что сегодня у мира появилось ещё одно будущее, — проговорил Бакуга и прикрыл глаза.

Он вспомнил, как приехал в дом к Куроганэ, чтобы обсудить выборы в Палату представителей, и увидел мальчика. Никому не нужного, всеми покинутого мальчика, который, однако, не унывал и не сдавался, в полном одиночестве размахивая мечом.

— Да, надежда есть.

«Я хочу верить, что проложенный им путь приведёт нас к спокойствию и процветанию. К чудесному, великолепному миру».