Том 9    
Глава 14. Окрылённые души


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
scarlet__king
19.08.2020 09:25
Это был первый прочтенный мной хентай.
vladicus magnus
02.06.2020 22:05
Хмм... Странно. Ну вот действительно не японский вариант. Ну, не берем хентай.

Ну да ладно.

Команде переводо-редакта-картинок огромное спасибо за работу. Пусть и промежуточный результ.
Еще раз огромное вам спасибо.
deskredget
01.06.2020 17:14
Вот у меня вопрос, автор точно японец? Не ну я такого точно не ожидал.
lastic
31.05.2020 21:33
Аригато
lastic
31.05.2020 21:33
Хооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
naazg
25.05.2020 07:31
Спасибо
deskredget
25.05.2020 03:15
Ну, я судил по количеству глав. Кто же знал, что автор решил не делить финальную битву на главы. Обычно японцы так не поступабт, и за это ему большой респект. И вам, господа переводчики, тоже респект. Спасибо.
lastic
24.05.2020 22:25
даа
lastic
24.05.2020 22:25
Хоооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооооо
artemavix
22.05.2020 11:36
Маленький? Он на ~50 япостраниц больше 8 и 10 томов. Длиннее него только 1, 3, 4, 5 и 12 тома.
deskredget
18.05.2020 10:54
Эх, хотелось бы, чтобы сразу весь том выложили, учитывая, что он сам по себе маленький, но и на том спасибо.
artemavix
07.04.2020 18:09
Перевод тома завершён. Теперь ждём редактуру и эдит.
artemavix
21.03.2020 12:03
Перевод тома уже начат. Вы можете следить за прогрессом по оглавлению. Когда знаки вопроса сменяются названием, это означает, что глава переведена и отправлена на редактуру.
 
Перевод ведётся с оригинала. Это также указано в разделе «Над томом работали».
asunalightning
20.03.2020 20:16
извините,а перевод идет с оригинала или анлейта?
просто если анлейт то больше 11 томов ждать не прийдеться вообще...............
deskredget
18.03.2020 10:38
Когда перевод тома начнётся?
spazy
24.02.2019 17:17
Как бы перевод тома в двух частях есть уже на английском как год))
SNTD
21.03.2018 09:05
У вас случаем анлейта 9 тома нет?

Глава 14. Окрылённые души

После второго матча полуфинала Икки Куроганэ вернулся в комнату ожидания и потерял сознание. Врачи диагностировали сердечный приступ.

Это известие шокировало как членов его семьи, так и зрителей. Многие начали опасаться, как бы Икки не умер, а управляющий комитет на всякий случай приготовился вновь изменить график Фестиваля.

К счастью, благодаря лучшему доктору Японии всё обошлось.

Икки выжил, однако пришёл в себя слишком поздно и опоздал к началу финального поединка на целый день.

«Какое же решение примет комитет?» — гадали все.

Впервые за шестьдесят два года существования Фестиваль искусства меча семи звёзд привлёк такое внимание общественности.

Люди просто отказывались расходиться, не увидев долгожданной дуэли Бездарного рыцаря Икки Куроганэ и Багровой принцессы Стеллы Вермилион — двух рыцарей, ознаменовавших восхождение на семизвёздный пик чередой блистательных побед.

Тем более, что Икки пострадал уже после официальной победы в полуфинале, когда защищал судью от Аманэ Синомии.

Все терпеливо ждали юного воина.

Персонал извинился за подвижки в графике, СМИ отложили особый выпуск, посвящённый финалу, а зрители без единой жалобы приняли изменения.

И, когда солнце опустилось за горизонт…

Он пришёл. Взъерошенный, в измятой одежде, но пришёл.

И сказал, что готов сойтись в поединке с давним врагом.

Икки чувствовал то же самое, что и остальные участники, зрители и персонал Фестиваля.

Все преграды остались позади, и глава управляющего комитета Юдзо Каиэда назначил время начала матча.

Ночь пролетела в мгновение ока.

На небо взошло ослепительно яркое солнце, и наступило утро, которого все так ждали.

◆◇◆◇◆

— Ого, сколько людей! Ещё только утро, а все уже на взводе! — изумилась Рэнрэн Томару, член студсовета академии Хагун, сойдя с девятичасового поезда синкансэна на ближайшей к стадиону «Ванган Доум» станции.

Народ толпился всюду: и на самой платформе, и около турникетов, и на дороге к стадиону.

Люди ждали финал турнира.

— Мне кажется, они не влезут, — с сомнением проговорила Рэнрэн.

— Куда, на стадион? Нет, конечно. Для них установят добавочные экраны, — ответил ей мускулистый парень, ассоциирующийся с нерушимой скалой. Это был секретарь студсовета Хагуна Икадзути Сайдзё.

На финал пришло намного больше зрителей, чем на оба полуфинала.

И это неудивительно, ведь в последнем матче Фестиваля участвовали Багровая принцесса, рыцарь А-ранга, предположительно обладающая самыми большими запасами магии в мире, и Бездарный рыцарь, который, несмотря на низший F-ранг, сразил ряд могучих соперников, начинавшийся с Короля меча семи звёзд.

Вдобавок ко всему в толпе затесались уличные певцы, фокусники и жонглёры, местные жители с едой и сувенирами и разные торгаши, почуявшие запах наживы на всеобщем ажиотаже.

Утаката Мисоги, тоже член студсовета, побледнел и прижал руку ко рту.

— Что-то мне уже нехорошо…

— Зампред, ты как, в норме?

— Нет. Жарко, душно, людно… Я больше не могу. Сейчас упаду прямо здесь.

— А мы предлагали тебе остаться в академии.

— С чего это я должен работать, когда все остальные будут гулять и веселиться? Ну уж нет! Пошли в гостиницу! Ещё немного, и у меня мозги расплавятся и потекут из ушей, — захныкал Утаката, дёргая Икадзути за полу рубашки.

Конечно, насчёт плавленых мозгов он преувеличил, но запросто мог заработать тепловой удар и оказаться на больничной койке, вместо того чтобы вживую увидеть поединок.

— Трудновато будет найти Канату-сэмпай в такой толпе, — заметила Рэнрэн.

— А вот тут ты не права, — ответил Икадзути и ткнул пальцем куда-то в сторону.

— Ребята! Я здесь!

Там стояла девушка в белом платье с длинными рукавами и юбкой-колоколом, перчатках, широкополой шляпе и с зонтом от солнца. Она явно выделялась среди людей, носящих футболки, шорты и, самое тёплое, лёгкие кардиганы.

— Ну вот, не стоило и переживать.

— Каната-сэмпай, тебе не жарко?

— Нормально, терпимо.

— Терпимо… Зачем здесь-то терпеть?

«Может, религия не позволяет?» — задумалась Рэнрэн.

— Каната, а где Тока? — спросил Утаката, склонив голову набок.

Он привык, что подруги всегда ходят вместе, и удивился, увидев Канату одну.

— Тока-тян? Куда-то убежала. Видимо, дело очень срочное.

— Срочное?

— Хи-хи. Да, очень.

Каната не стала уточнять, о чём именно шла речь, но, судя по весёлым искоркам в глазах, ничего страшного не произошло.

«Ну ладно. Раз не хочет говорить, то не буду пытать», — хмыкнул Утаката и закрыл тему.

— Тока-тян сказала, что вернётся к началу. Предложила посмотреть всем вместе, — добавила Каната.

— Понятно.

— Финал, значит… Хорошо, что его не отменили, иначе Куроганэ-куну ой как не свезло бы. Сперва напоролся на неожиданную атаку, потом защитил судью, чуть не умер и в итоге автоматически проиграл, — сказала Рэнрэн.

— Да, управляющий комитет принял это во внимание, — кивнула Каната. — Он впервые идёт на такие меры. Если верить информационной сети Тотокубара, то премьер-министр Цукикагэ нажал немало рычагов, чтобы продлить турнир.

— Премьер? Который приказал напасть на нас?

— Да, я тоже удивилась, когда узнала.

— Не думаю, что комитет пошёл бы на такие уступки ради одного ученика, — возразил Утаката. — Вы не забыли, что из-за Стеллы-тян график сократили на день? Возможно, ещё и это сыграло свою роль... Знаете, хоть кохай-кун и страшно невезучий, выкручиваться из неприятностей он умеет.

Рэнрэн кивнула, обернулась к Икадзути, однокласснику, и спросила:

— Сайдзё, как думаешь, кто победит?

Парень немного подумал, погладив подбородок, и ответил:

— Они оба стали намного сильнее по сравнению с отборочными. Но, если судить по полуфиналу, Вермилион в выигрыше. Её драконья мощь раскатает любую технику. Ставлю на неё.

«Примерно так я и думала, — про себя усмехнулась Рэнрэн. — Дух дракона Стеллы-тян был ну очень крутым. Однако!..»

— Ты прав, истинная сила Стеллы-тян потрясает воображение. Она же по сути сама становится драконом. Человеку её невозможно победить. Но не забывай, что Куроганэ-кун дошёл до финала, раз за разом бросая вызов невозможному и побеждая.

— То есть, Томару, ты за Куроганэ?

— Ага. Я же сражалась с ним, так что ощутила его силу на собственной шкуре. Если у Стеллы-тян по-настоящему драконья свирепость, то у Куроганэ-куна поистине божественная техника. Помнишь, что он сделал со мной на отборочных?

— Кажется, уклонился от твоего сверхзвукового Чёрного дрозда и, когда ты пролетала мимо, схватил за шиворот, и бросил оземь, да?

— В точку. Обычно после такого руку вырывает с мясом, но Куроганэ-кун не просто погасил инерцию, так ещё и вектор скорости изменил. Ему даже драконья свирепость будет нипочём.

— Я понимаю, о чём ты. Но ты недооцениваешь Вермилион. Она легко остановила удар моей сверхмассивной Секиры крещендо, а под Духом дракона стала ещё сильнее. Никакие техники не остановят её наступательную мощь.

— Так Куроганэ-кун просто увернётся. Я уже вижу, как он носится вокруг Стеллы-тян, а она в растерянности крутится на одном месте!

— Хватит фантазировать. В бою побеждает тот, кто сильнее.

— Фигня! В современных боях на первом месте скорость!

— Да ты просто хочешь, чтобы победил тот, кому ты проиграла!

— А сам-то!

— Гр-р-р-р!

— У-у-у-у-у!

Рэнрэн и Икадзути с такой яростью уставились друг на друга, что между ними начали проскакивать искры.

— Да-да. Хватит уже, ребята, — не выдержав, вмешался Утаката. — Тут и без вас жарко. Давайте, вы будете спорить там, где есть кондиционер, ладно? Если я проторчу здесь ещё немного, то точно свалюсь от удара.

— Согласна. Позвольте отвести вас в гостиницу. Завтрак уже готов, продолжим там, — поддержала его Каната и пошла вперёд, показывая дорогу к отелю, которым владела её семья.

— Что? Завтрак? Ура! Еда-еда♪

— Прости. Не думал, что так заведусь, — сконфуженно пробормотал Икадзути.

— Не-не, тебе можно. Молнии сами по себе довольно горячие[✱]Имя Икадзути записывается через кандзи 雷, который означает «молния»., — засмеялась Рэнрэн.

— Что?!

Парень застыл, провожая друзей ошеломлённым взглядом.

◆◇◆◇◆

— А-ха-ха! Смотри! Отсюда люди на кучу мусора похожи! — засмеялась Нэнэ Сайкё, глядя с террасы отеля на огромную толпу, заполнившую всю улицу от станции до стадиона.

— У тебя с головой всё в порядке? — сокрушённо вздохнула лежащая на диване Куроно Сингудзи.

— Ну да, а что?.. Погоди, разве у тебя не возникает таких мыслей, когда ты смотришь свысока на скопление людей?

— Не-а.

— Серьёзно? Ку-тян, а ты точно японка?

— И как же это связано с национальностью? — покачала головой Куроно, достала из кармана пачку сигарет и закурила. — Не думала, что ты откажешься комментировать финал. А как же разные плюшки?

— Ну их. Я лучше буду смотреть на любимую ученицу с первого ряда.

— Что ни говори, а эта твоя ученица очень изменилась. И всего-то за одну неделю.

— Сама в шоке. Я хотела её просто погонять и случайно пробудила такое чудище.

— Хм… Наверное, поэтому она ест как не в себя, но не толстеет. Дракон внутри неё сжигает все калории, — сказала Куроно и мельком взглянула на стол, где громоздилась гора тарелок.

Их оставила красноволосая девушка, которая сейчас спала, свернувшись клубочком, на кровати у дальней стены номера.

— Нэнэ, какие прогнозы на финал?

— Это будет красивый бой. И Стелла-тян, и Куро-бо — могучие рыцари, пусть даже вектора их сил направлены в противоположные стороны. Они так просто не уступят друг другу. Я боюсь только одного: как бы они не начали играть в поддавки.

— Поддавки?

— Ага. Ну, ты же знаешь, они встречаются и всё такое. Вот и начнут щадить друг друга.

— Да уж, вряд ли зрителям понравится их боевой флирт, — сухо усмехнулась Куроно, затянулась и выдохнула дым. — Надеюсь, они до такого не опустятся.

— Я тоже. В худшем случае кто-нибудь из них погибнет. Как у нас с тобой тогда, — натянуто хмыкнула Нэнэ.

Она вспомнила свой финал. Вспомнила мысли, с которыми выходила против Куроно Такидзавы, своего обожаемого кумира:

«Тогда я была готова пожертвовать жизнью ради победы. И Ку-тян, наверное, тоже… И эти двое».

— И всё-таки Куро-бо придётся тяжелее.

— Ого, Якши-химэ болеет за Багровую принцессу?

— Просто я не могу представить, как она может проиграть, — ответила Нэнэ и посмотрела на Стеллу.

Принцесса спала так крепко, что даже не сопела во сне. Она копила энергию, не желая тратить её даже на случайное движение ве́ками, чтобы «взорваться» в финале.

Куроно и Нэнэ вздрогнули, на мгновение увидев перед собой исполинского дракона.

«Куроганэ, а о чём сейчас думаешь ты? Что делаешь? — безмолвно обратилась директриса ко второму дуэлянту. — Тоже запасаешься силами? Или возбуждённо ворочаешься на кровати, пытаясь заснуть? Или…»

— В любом случае, тот, кто попробует вмешаться в их схватку, тоже рискует погибнуть. Поэтому никаких слабых рыцарей. Разнимать их будем мы с тобой. Как в тот раз Нанго-сэнсэй и Куроганэ-сэнсэй.

— Это само собой, — с готовностью согласилась Нэнэ.

Она как раз и отказалась от комментирования, чтобы всецело сконцентрироваться на матче.

«Но сейчас важнее другое…»

— Ку-тян, знаешь…

— М? Что?

— Здесь нельзя курить.

Куроно на мгновение застыла, а потом покраснела.

— В следующий раз предупреждай раньше.

— Обязательно, — хихикнула Нэнэ.

◆◇◆◇◆

А пока Стелла набиралась сил, Икки тренировался на арене национальной лиги неподалёку от «Ванган Доума», которую открыли для представителей академий на время Фестиваля.

Его оппонентом был высокий симпатичный парень — Наги Арисуин по прозвищу Чёрный шип.

— Фха!

Икки бросился в атаку.

Наги отскочил назад и, метнув в арену три кинжала Сумеречный отшельник, крикнул:

— Теневые твари!

Кинжалы мгновенно растеклись чёрными лужами, из которых, разбрасывая брызги, вырвались два тигра и медведь.

Не сбавляя хода, Икки прикончил первого тигра, попытавшегося разорвать ему горло, увернулся от медвежьих когтей и, сохраняя импульс, рассёк зверя, затем развернулся к оставшемуся противнику и, не успел он толком напасть, разрубил пополам с помощью Райко, быстрейшего из семи тайных искусств.

Теневые твари разлетелись безобидными тёмными облачками.

Но Наги, конечно, особо не рассчитывал на них. Он просто отвлёк Икки, а сам Теневой поступью переместился в его тень, выскочил на арену и ударил по незащищённой спине.

«Получилось!»

Но…

— ?!

В то же мгновение из-под мышки Икки вылетело остриё чёрной катаны.

«Просчитал меня?!»

Наги тотчас заслонился кинжалом и сбился с темпа, что стало фатальной ошибкой.

— Гха!..

Обратный удар ногой в солнечное сплетение откинул его метра на три и опрокинул на арену.

— Кха-кха! К… как грубо! Вот уж не думала, что ты из тех негодяев, которые бьют девушек по животу!

— П-прости? — извинился Икки.

— Почему так неуверенно?!

— А почему я должен быть уверенным?

Наги кашлянул в последний раз и слабо засмеялся.

— Ладно, пошутили и хватит. Ты как будто и не валялся в кровати целые сутки. Это хорошо.

— Спасибо, что согласилась погонять меня, Алиса, — поблагодарил Икки и, видя, что противник уже не может продолжать, опустил Интэцу.

Они не бились насмерть, а всего лишь разгоняли кровь Икки, застоявшуюся после долгого сна.

К ним подбежала невысокая девушка с короткими серебристыми волосами — Сидзуку Куроганэ.

— Ну ты даёшь, онии-сама. Какие бои? У тебя же вечером финал! Поберёг бы себя!

— Ха-ха, прости. Я должен убедиться, что тело идеально слушается меня.

— Это я понимаю. Но ты можешь увлечься и навредить себе. Вот, посмотри, с тебя ручьями льёт… Э?

Сидзуку провела по его коже полотенцем и застыла.

Крупные капли пота были холоднее студёной воды.

— Онии-сама, это…

— Заметила, да? — невесело усмехнулся Икки, взял у неё полотенце и вытерся. — Это не от усталости, а… от страха. Страха перед боем со Стеллой.

Напряжение, волнение, смятение — всё что угодно, но не усталость.

Икки боялся Стеллу. Не мог не бояться.

Он видел её бой против Ледяной ухмылки Микото Цуруи и учеников Акацуки и ожидал прироста силы, но не такого.

Полуфинал выбил его из колеи.

— Стелла изменилась. Раньше она просто извергала драконье пламя, но теперь сняла оковы с запечатанной в детстве силы и обуздала её. Она уже не пирокинетик, а монстр, уверенный в своей абсолютной мощи. Воплощение буйства, сметающего любые техники, способности и уловки.

Вот с кем ему предстояло встретиться сегодня вечером на арене, лишённой каких бы то ни было укрытий.

«А ещё на этот раз Стелла знает обо мне практически всё. Никакие хитрости больше не помогут, она раскусит их сразу же. Да и это будет не столько дуэль, сколько матч-реванш».

— Я не могу терять ни одного мгновения.

Урвать лишнюю минуту и стать быстрее, ухватить лишнюю секунду и стать сильнее.

Тренироваться до последнего!

— Только тогда я буду в идеальной форме.

— Онии-сама… — обеспокоенно проговорила Сидзуку.

И…

— Ага, от вы где!

Икки, Сидзуку и Наги дружно повернулись на знакомый голос, в котором слышался неприкрытый кансайский говор.

— А, это вы.

— Моросбоси-сан, Тодо-сан, спасибо, что пришли!

Через пожарный выход в зал вошли экс-Король меча семи звёзд Юдай Моробоси и Райкири Тока Тодо. Икки сражался с обоими и победил их. Одного в первом раунде Фестиваля, другую в последнем матче отборочных.

— Председатель, что вы здесь делаете? — удивилась Сидзуку.

— Куроганэ-кун попросил меня помочь ему потренироваться, — улыбнулась Тока.

— Онии-сама?

— Ага, я тоже пълучил от него сообщение. Ну, у меня всё равно прорва свъбодного времени была. Заодно прихватил парочку лузеров, чтобы зазря по отелю не шатались, — сказал Юдай и ткнул большим пальцем через плечо.

— Сам ты лузер, Хосси. Придержи язык!

— Вообще говоря, он прав.

— Га-ха-ха! Ну да, сейчас мы самые настоащие лузеры.

— А нас не было на Фестивале! Поэтому мы никому не проигрывали!

— Мы с тобой продули ещё в тренировочном лагере.

Вслед за Юдаем и Токой в зал вошли ученики академии Букёку Небесное око Бякуя Дзёгасаки и Блуждающий огонёк Момидзи Асаги, здоровяк, едва протиснувшийся в дверной проём — Бронегризли Рэндзи Кага, представлявший Рокудзон, и сёстры Кикё и Ботан Хагурэ, отказавшиеся от участия в турнире после нападения Акацуки на Хагун.

Икки округлил глаза.

— Хагурэ-сэмпай? Ребята? Вы все пришли ради меня?

— Хе-хе, ну да. Всё равно мы приехали слишком рано.

— Отдадим должок за тренировочный лагерь.

— Правда, я не знаю, чем может помочь человек, прославившийся, если можно так выразиться, быстрейшим проигрышем в истории.

— Я ещё доктора хотел позвать, но пътом передумал. Она наверняка вымоталась после операции. Тут и без неё людей хватит. Перед тобой лучшие мальчики и девочки для битья со всего Фестиваля, — ухмыльнулся Юдай.

— Не говори так! — покачал головой Икки. — Я благодарен вам за помощь!

— Да всё нормально, — отмахнулась Момидзи. — Я была бы не прочь хоть раз сразиться со знаменитым Бездарным.

— Ну так что, приступим? Или передохнёшь? Всё-таки ты только после поединка, — предложила Тока.

— Приступим, — коротко ответил Икки, поднял Интэцу и, собравшись с силами, выдохнул. — Рассчитываю на вас!

— Не подведём! — хором откликнулись остальные, заразившись его боевым настроем, и призвали девайсы.

◆◇◆◇◆

— Бе-е! Что это?! Яд? Отрава?! Чёртовы сумеречные крестоносцы! Так подло!.. — воскликнула Ринна Кадзамацури.

— Моя леди хочет сказать: «Почему так горько?!» — тотчас перевела горничная Шарлотта Корде, вытирая ей рот салфеткой.

— Не заказывай кофе, если не любишь горькое, — сокрушённо вздохнула Сара Бладлили и сделала глоток замороженного коктейля.

Девушки расположились за столиком на террасе кафе, которое стояло в стороне от стадиона.

Напротив них сидел мужчина лет сорока, носивший строгий костюм. Это был премьер-министр Японии и директор академии Акацуки Бакуга Цукикагэ.

— Что ни говори, а твоя Магия цвета — очень удобная вещь. Вокруг столько людей, но нас никто не видит. Эх, хотел бы я обладать подобной способностью.

— Такого же результата можно добиться и без всяких способностей, — возразила Сара.

— Правда?

— Икки смог.

— Вряд ли мне под силу повторить его подвиг, — невесело усмехнулся Бакуга.

— Простите, министр, не могли бы вы передать сахарницу? — попросила Шарлотта.

— Да, конечно.

Бакуга толкнул сахарницу к Ринне.

Девушка покраснела и, подтянув её к себе обеими руками, прошептала:

— Спасибо… И извините.

— За что? — удивился Бакуга.

— Мы все проиграли.

— А, ты про это…

Ученики Акацуки были отрядом наёмников. Бакуга собрал их при посредничестве своего старого друга Кодзо Кадзамацури, одного из двенадцати Апостолов «Освободителей», и поставил цель — победить в Фестивале и разорвать связи Японии с Международной федерацией рыцарей-магов. Однако академия Хагун в лице Бездарного рыцаря и Багровой принцессы разделалась с ними.

Впрочем, Бакуга не собирался ругать своих подопечных.

— Ничего страшного. Я же понимаю, что вы старались изо всех сил, — улыбнулся он, погладив Ринну по голове.

— Но ведь…

— Политик не должен сдаваться так быстро. Не сработал план с Акацуки? Не беда, придумаю что-нибудь ещё. Ты же поможешь мне снова?

Ринна подняла голову и с робкой улыбкой кивнула.

— Вот и она, — внезапно сказала Сара, глядя куда-то в сторону.

Все тотчас обернулись.

Через плотную толпу спокойно, как по безлюдному полю, шла женщина. Её длинные серебристые волосы слегка покачивались в такт ходьбе.

Она направлялась прямо к столику, скрытому Магией цвета, как будто видела его.

Хотя почему «как будто»? Она действительно видела его.

Эта женщина могла легко миновать столпотворение и остаться незамеченной. И для неё не существовало незримых преград.

— Давно не виделись, Сара, Ринна, Шарль и… Цукикагэ-сэнсэй, — поздоровалась сильнейший мечник мира Двукрылая Эдельвейс.

◆◇◆◇◆

— Простите за ожидание. Вот ваш кофе.

— Это ей.

— Благодарю вас, — любезно улыбнувшись, поблагодарила Эдельвейс, пододвинула к себе сахарницу, посмотрела на Бакугу и чуть поклонилась. — Спасибо, что исполнили мой внезапный каприз.

Вчера вечером она связалась с премьер-министром и попросила найти ей местечко на зрительских трибунах «Ванган Доума».

— Эдель, неужели ты заинтересовалась сражениями учеников?

— Не совсем. Дело в том, что сегодня будет выступать один мой знакомый…

— Хи-хи, точно! — засмеялась Ринна. — Насколько я помню, когда мы проводили операцию «Беовульф» в академии Хагун, вы, Брунгильда, сражались с Некоронованным.

— Б-бео… Как? — переспросила Эдельвейс и посмотрела на Сару, надеясь на разъяснение.

— Не обращай внимания, это типичные заскоки Ринны.

— Моя леди хочет сказать: «Когда мы напали на академию Хагун, вы сражались с Некоронованным, да?» — подсказала Шарлотта.

— А-а. Вот оно что. Да, было такое, — кивнула Эдельвейс и положила в кофе полную ложку сахара. — Я смотрела полуфинал по телевизору. Не ожидала, что Ома так быстро проиграет, но куда больше меня поразила беспомощность Аманэ.

«Я знала, как Аманэ одержим юным Куроганэ. Думала, он станет серьёзным препятствием, но…»

— Некоронованный как будто не заметил его.

Он отринул абсолютную мощь Безымянной славы и сокрушил Синомию.

— Удивительный парень.

— Так ты из-за него приехала на финал? — спросил Бакуга.

Эдельвейс положила вторую ложку сахара и кивнула.

— Очевидно, Багровая принцесса приближается к нашим высотам. Однако Некоронованный король меча не отстаёт от неё. Игнорирование навязанных судьбой ошибок, блестящие техники, огромная сила воли… Даже я больше не могу не обращать на него внимания. Рано или поздно, но гром грянет, и мы с ним, возможно, вновь скрестим клинки.

— …

— И есть ещё один момент. Так думаю не только я. Мои… коллеги могут увидеть в Некоронованном будущую угрозу и попытаться устранить его. К слову, они уже здесь, — добавила она, высыпая третью ложку сахара, и пронзительно посмотрела в сторону.

— Э?

Цукикагэ оторвал взгляд от её рук и тоже обернулся.

Посреди толпы стоял мужчина в очках, который настороженно смотрел на них.

— Он же из Америки!..

— Он тут не один. На финал собрались агенты и шпионы всех фракций.

Бакуга вздрогнул.

Он снова вспомнил то, что увидел когда-то давно.

Токио, охваченный грандиозным пожаром. Вонь горелого мяса. Липнущий к коже человеческий жир.

Подавив волну страха и ярости, он сжал кулаки и сказал:

— Я подготовлю тебе особое место в первом ряду.

— Большое спасибо. — Эдельвейс снова чуть поклонилась и, добавив в кофе четвёртую ложку сахара, сделала глоток. — Вкусно.

— Не заказывай кофе, если не любишь горькое.

◆◇◆◇◆

«Он слишком силён!» — изумилась Момидзи.

Будучи третьегодкой из академии Букёку, бронзовым призёром прошлогоднего Фестиваля и ученицей Бога войны Торадзиро Нанго, она отлично умела сражаться на мечах и именно поэтому в полной мере прочувствовала, насколько уступает Икки.

— Ха-а!

— !..

После очередной серии ударов раздался особенно громкий звон металла. Девушка отлетела назад и, тяжело дыша, бросила взгляд в сторону.

Бякуя, Кикё и Ботан сидели у стены, приходя в себя после поединков.

Икки раскидал их как детей, а сам даже не запыхался.

«Так и я проиграю…»

— Асаги, выше голову! — рявкнул Юдай.

— Энмаку[✱]Огненный занавес.!

Момидзи тут же отбросила упаднические мысли и послала вперёд огненную стену.

«Не хотелось бы признавать, но в бою на мечах я ему не соперник. Тогда задавлю магией!»

Но…

— Сэйа!

Икки на выдохе разрубил Энмаку пополам, сокрушив хрупкую надежду.

Их глаза встретились. И сердце Момидзи пропустило удар. Казалось, к горлу приставили острейший меч.

Девушка на мгновение замерла. Икки воспользовался её замешательством и метнулся навстречу, занося Интэцу.

«Как быстро! Надо уклониться! Но как? А, нукиаси учителя Нанго! Но… у него нет слепых зон!» — метались в голове короткие рубленые мысли.

Взгляд Икки охватывал всё поле боя и подмечал любые действия противника, совсем как всевиденье Юдая.

Момидзи не настолько овладела нукиаси, чтобы обмануть глаза Бездарного рыцаря.

«Это конец…»

Отчаявшись, она окутала огнём свой девайс Хибати[✱]Огненная пчела..

«Мне нужен всего один удар, нет, всего лишь касание! И тогда я задушу его в кольцах пламени!»

И вдруг…

Икки исчез. Момидзи поняла, что он воспользовался нукиаси, но не успела отреагировать.

— Чёрт!.. Ай!

Пробегая мимо, парень рубанул её по корпусу иллюзорной формой Интэцу.

Если бы девайс был полностью материализованным, то разрубил бы девушку до позвоночника, а так лишь высек из её тела алые магические искры — так называемые кровавые вспышки.

Обессилев, Момидзи упала на арену и, со стоном превозмогая жгучую боль в животе, подняла голову.

— Большое спасибо! — сказал Икки и глубоко поклонился.

Уже в четвёртый раз.

— Ха, да пожалуйста, — слабо усмехнулась Момидзи. — Хотя от меня всё равно никакой пользы.

— Это…

— Тэккодан[✱]Бронебойный снаряд.! — внезапно прогремел Рэндзи и обрушил на голову Икки стальную ладонь.

Момидзи застыла, не ожидав от него такой подлой атаки в тренировочном бою.

А сам Икки даже бровью не повёл.

— …Неправда, — договорил он, спокойно развернулся и вытянул руку.

Ладони соприкоснулись.

Рэндзи был раза в два крупнее Икки и раза в четыре тяжелее, но это не помогло ему пробить оборону.

«Невозможно!» — изумился он, а потом бросил взгляд под ноги и сразу всё понял.

Камень потрескался и просел, развалившись на мелкие кусочки.

Едва заметными движениями Икки перенаправил удар, позволив ему «стечь» вниз и поразить арену. Совсем как громоотвод.

Рэндзи отшатнулся, и в тот же момент Икки сам толкнул его.

«!..»

Здоровяк потерял равновесие и отклонился слишком далеко назад, за что и поплатился. Его грудь взорвалась кровавыми вспышками, и парень со стоном упал на колени.

— К-какого чёрта ты нападаешь исподтишка?! — побледнев, закричала Сидзуку.

«И пусть даже не заикается об иллюзорной форме! У онии-самы сегодня важный матч, он мог его покалечить!» — в ярости подумала она и хотела уже выбежать на арену, но Икки остановил её взмахом руки.

— Все нормально.

— Что?!

— Большое спасибо, Кага-сан, — глубоко поклонившись, поблагодарил Икки, более не обращая внимания на сестру.

Рэндзи сперва склонил голову набок, а потом широко улыбнулся и расхохотался.

— Ни эдиной бреши в обороне и ни слова возражения! А я ж сперва тебя за девчонку принял. Весь такой добрый, обходительный и всякое такое, а оно вон как оказалось. Всегда готов к атаке, значит… Похоже, ты в курсе этого.

Бронегризли имел в виду, что рыцарь — это не спортсмен, а воин. Он должен быть настороже всегда: когда идёт, ест или спит. И никаких «не хочу, не буду». Тот, кто надеется на авось, плошает в самый неподходящий момент.

Каждую секунду ситуация на поле боя может резко измениться, поэтому настоящий солдат никогда не расслабляется.

Тем более, когда против тебя рыцарь, который раскатал по арене Императора ураганного меча, а ведь Икки сам ничего не смог ему противопоставить.

Вот Рэндзи и напал исподтишка, чтобы, так сказать, дать хороший совет. Вот только…

«Как говорится, не учи учёного», — усмехнулся он и несильно стукнул Икки по груди со словами:

— Ты победишь!

«Багровая принцесса, конечно, могучая, но и Некоронованный — стреляный воробей. Он виртуозно управляэтся с потоками силы, а его техники меча выше всяких похвал!»

Икки улыбнулся…

— В таком случае твоим следующим оппонентом буду я.

— !..

…А затем его лицо свело судорогой.

Обернувшись, он увидел, как на арену выходит девушка с мечом в чёрных ножнах — Тока Тодо по прозвищу Райкири. Его последний противник отборочного тура.

В тот раз они всего единожды скрестили мечи, но этого хватило, чтобы Икки прочувствовал её мощь.

К тому же Тока в прошлом году вошла в четвёрку лучших рыцарей на Фестивале, уступив лишь Юдаю, Бякуе и Момидзи. Хотя на самом деле она уверенно стояла в одном ряду с ними.

«Трудновато будет одолеть её без способностей», — сглотнул Икки.

— Готов? — спросила девушка. — Или хочешь отдохнуть? Всё-таки пятый бой подряд, считая Арисуина-куна.

— Нет, не беспокойся за меня. — Икки смахнул пот с руки и крепче сжал Интэцу, направив его остриё точно в лицо противника. — Почту за честь сразиться с тобой!

Он кипел в предвкушении схватки.

◆◇◆◇◆

Не заставляя себя долго ждать, Тока обнажила тати Наруками и с десяти метров выпустила в Икки электрический разряд, похожий одновременно на полумесяц и на раскинувшую крылья птицу.

Ту же атаку она когда-то использовала против Лорелей.

Это было её благородное искусство под названием Райо[✱]Молниевая чайка..

Но оно летело издалека, так что Икки ничего не стоило с помощью стиля Двукрылой сделать шаг вправо, достигнув максимальной скорости в момент отрыва стопы от арены.

Тока выпустила второе Райо и снова не попала. За ним третье.

Упрямство? Отнюдь. Девушка выпускала молнию за молнией с вполне определённой целью.

И стоявший у стены Юдай сразу догадался об этом.

«Ага!»

— Тодо в своём репертуаре. Пъхоже, она нашла уязвимое место Куроганэ, ещё когда смотрела нашу с ним дуэль.

— Уязвимое место онии-самы?

— Ну, точнее, дефект стиля Двукрылой. Управляя всеми мышцами сразу, Куроганэ мгновенно разгъняется до предела. За ним даже не уследить. Вот этот максимум и есть слабое место.

— А-а… — протянула Сидзуку.

Она только сейчас заметила, что Тока разбрасывала Райо попеременно вправо и влево, то есть в противоположных направлениях.

— Поняла? Когда ты разгъняешься до упора, трудно резко развернуться или останъвиться. Ноги и тазобедренный сустав испытывают огромнейшие нагрузки. Один раз увернуться не проблема, а вот потом возникают сложности.

И Юдай не ошибся. Уже третий Райо пролетел ближе, а от следующего Икки едва уклонился.

— Но Куроганэ тоже не дурак. Он не даст Тодо прижать себя на дальней дистанции.

И вскоре Икки действительно развернулся и бросился прямо на электрическую птицу. За мгновение до попадания он чуть ли не распластался на полу и разминулся с атакой, не сбавляя скорости.

— Ого!

— Проскользнул в такую щель! Потрясное владение телом, как и всегда!

— Да, это же онии-сама!

Стрелой сократив дистанцию, Икки обрушил на Току град ударов — в основном, колющих — с такой скоростью, что Интэцу расплылся в чёрное пятно. Девушке пришлось обороняться, при этом она не могла вложить меч в ножны, то есть использовать своё самое мощное благородное искусство — Райкири.

«Так держать! — подбодрил себя Икки. — Главное, не дать ей воспользоваться Райкири, иначе всё пропало. В прошлый раз я переиграл его благодаря Итто Расэцу, но сейчас у меня такой возможности нет. Остаётся только задавить её количеством ударов! Тем более я быстрее! Всё получится!»

Традиционный стиль Токи намного уступал стилю сильнейшего мечника мира.

«Пока клинки постоянно в движении, она не сможет поразить меня током. Мне нужно просто бить, пока не проломлю оборону!»

Икки сместил центр тяжести дальше вперёд, вложил больше силы в замах и отбросил руку с Наруками далеко в сторону.

«Ага, минус стойка! Со своей скоростью Тодо-сан не успеет поставить блок. Следующий удар будет последним!»

Он ещё больше наклонился и взмахнул мечом… точнее, попытался.

«?!»

Внезапно по правой стороне шеи пробежал холодок — закалённое во множестве боёв шестое чувство предупреждало об опасности.

Икки на подсознательном уровне защитился от неожиданной атаки.

«Как так?! Она не должна была успеть! Что произошло?..»

Но додумать он, конечно, не успел.

Тока воспользовалась долгим контактом Интэцу и Наруками, пустив по девайсам электрический ток.

Во все стороны брызнули искры.

— А-а-а! — не сдержавшись, закричал Икки.

Благодаря иллюзорной форме, кожа не обуглилась, однако мышцы свело судорогой и прострелило острой болью.

Парень замер.

И Тока атаковала!

Она занесла Наруками над головой и рубанула им, как колуном.

Именно этого Икки от неё и ждал.

«Соберись!» — мысленно приказал он себе, перехватил управление сердцем, восстановил подачу нервных импульсов и, вновь обретя контроль над собой, сделал шаг в сторону, пропуская острое лезвие мимо.

Он просчитал, что после электрического удара Тока попытается зарубить его, и перехитрил её, склонив чашу весов на свою сторону.

Интэцу устремился к беззащитному телу и… вновь наткнулся на Наруками.

На этот раз девушка не стала взывать к стихии, справедливо полагая, что Икки во второй раз на уловку не попадётся, и сама навязала ему ближний бой.

Но теперь она не уступала стилю Двукрылой и даже подавляла его.

«Я узнаю эту контратаку! — воскликнул парень. — Это же легендарное цубамэ-гаэси[✱]Дословно «защита ласточки». Контратака по подбивающей руке.

Аномально быстрый Наруками, оставлявший за собой след из золотых молний, выбил его из ритма.

Тока окружала себя особым магнитным полем, которое отталкивало и притягивало меч на огромной скорости. Именно эту контратаку она оттачивала, чтобы победить в нынешнем Фестивале. В частности, чтобы противостоять сверхбыстрому Хокибоси Юдая. Она назвала её Инадзума[✱]Вспышка молнии..

Из-за большой нагрузки на кистевой сустав девушка не могла пользоваться ею постоянно, лишь иногда, выводя противника из равновесия.

«Победа моя!»

— Ха-а!

— Кх!

Икки пришлось отступить, чтобы избежать колющего удара, направленного прямо в сердце.

— Онии-сама!..

«Тодо-сан вынудила его отказаться от контактного боя!» — изумилась Сидзуку.

Юдай тоже выглядел ошеломлённым. Он знал, насколько силён стиль Двукрылой вблизи.

«Это значит… что Тодо стала намного сильнее, чем в прошлом году!»

Тока бросилась следом за Икки, продолжив осыпать его ударами.

«Куроганэ-кун, ты виртуозно владеешь мечом. Я смотрела по телевизору, как ты сражаешься с Моробоси-саном, и покрывалась мурашками от восторга и благоговения. Ты как будто и не человек вовсе, — думала Тока. — Но! Ты достиг таких высот в боевых искусствах, потому что практически не владеешь магией. А ведь мы — блейзеры! Магия — это наша отличительная черта. С её помощью мы легко превосходим человеческие пределы и творим, казалось бы, невозможное. Повергаем любые, даже самые отточенные техники меча. Куроганэ-кун, ты не выстоишь против меня, не говоря уже о Стелле-сан!»

Постанывая сквозь стиснутые зубы, Икки отчаянно защищался от яростных выпадов, стараясь не допускать долгого контакта мечей и отходя всё дальше и дальше.

Все понимали, что тем самым он сам себя загоняет в угол.

Вдруг…

— А?!

Отскочив назад, парень покачнулся и завалился вбок.

«Что такое?!» — воскликнули зрители, а потом заметили.

«Онии-сама провалился в яму, которая осталась после атаки Каги-сана!» — переполошилась Сидзуку.

«Чёрт! Споткнулся об арену! Икки, тебя же сейчас атакуют!» — мысленно закричал Наги.

«Это плохо!»

— Ха-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Как Наги и подумал, Тока тотчас напала.

Икки вскинул над собой меч из неудобного положения.

Клинки со звоном встретились.

И Тока пустила по ним электричество.

— !..

Разлетелись искры, хлопнул небольшой взрыв, и правая часть тела Икки отклонилась далеко назад, оставив его беззащитным.

«Пора! — поняла Тока и выложила на стол козырь. — Может, ты восстановишься быстро и даже уклонишься от Райкири. Но в любом случае тебя вырубит ударная волна от преодоления звукового барьера!»

Она уверенно вложила Наруками в ножны…

«Э?..»

То есть попыталась вложить, но не смогла.

«Что с ножнами?!» — изумилась она, опустила взгляд и увидела, что лезвию тати мешает… небольшой камушек!

«!..»

Только сейчас до Токи дошло, что Икки обвёл её вокруг пальца.

Он не застрял, а специально вставил ногу в трещину и подставился под удар, чтобы, отклонившись назад, пнуть камень и вогнать его аккурат между мечом и ножнами.

Девушка осталась беззащитной.

— Кха…

В то же мгновение Икки вернул контроль над телом и полоснул её катаной по горлу.

◆◇◆◇◆

Упав на колени, Тока почувствовала, как её затягивает во тьму, но, призвав всю силу воли, осталась в сознании и посмотрела на Икки.

— Никогда не думала, что моё Райкири может проиграть вот так…

— Это всего лишь одноразовая хитрость.

— Не скромничай, — усмехнулась девушка.

«Конечно, во второй раз я на эту уловку не попадусь, но важно другое — изобретательность и педантичность. Куроганэ-кун просчитал ход нашего поединка, одурачил Взгляд внутрь, как бы невзначай подведя меня к яме, и вынудил использовать Райкири».

И эта сила жила в каждом его действии.

Икки полагался не только на фехтование, но и на наблюдательность, на богатый опыт предыдущих сражений.

Он прокладывал совершенный путь к победе и следовал ему, не отклоняясь ни на шаг. Всегда.

«Я недооценила его, приняв во внимание только владение мечом».

— Хотела погонять тебя, а вместо этого сама выучила ценный урок. Чего ещё ждать от Некоронованного, — усмехнулась Тока.

— Да какой урок. Я всего лишь сражался в меру своих скромных сил. Позволь поблагодарить тебя за прекрасный бой, Тодо-сан.

— Нет-нет, это я должна благодарить тебя. Большое спасибо за полезный поединок.

— Нет, что ты…

— Да-да-да. Куроганэ, хорош уже расшаркиваться, мы все пъняли, какой ты джентльмен. Сюда смътри, — прервал их Юдай и толкнул Икки в спину рукоятью копья Торао. — Я так и знал, что ты опять что-нибудь учудишь. Со мной ты сделал то же самое.

Икки повернулся к нему и кивнул.

— Да, пришлось. Ведь у тебя точно такое же изворотливое мышление.

— Ха-ха, ну ещё бы. Я же торговец из Нанивы! — засмеялся Юдай, перехватил Торао и направил остриё на Икки. — Теперь мой черёд. Я помню, что у тебя сегодня бой, поэтъму Тигриный укус использовать не буду, но, хе-хе, измотаю тебя кънкретно. Отплачу за первый раунд. Готов?

Говорил он дерзко, но в глазах — зеркале души — горело спокойное тёплое пламя.

«Спасибо», — про себя поблагодарил его Икки и поднял катану.

— Всегда готов!

◆◇◆◇◆

Этот поединок начался спокойно.

В отличие от Токи, Юдай специализировался на боевых искусствах и атаковал, только когда противник был в радиусе удара Торао.

«Точнее, Моробоси-сан старательно производит такое впечатление, а сам запросто может метнуть копьё. Расслабляться нельзя», — поправился Икки и медленно двинулся по кругу.

Юдай не сводил с него взгляда. Наконечник его копья по-прежнему смотрел точно в сердце противника.

«И всё-таки он давит так, что дрожь пробирает. Ни единой бреши. Больше мне не удастся ошеломить его скоростью», — размышлял Икки.

В первом раунде он победил только потому, что Юдай не знал о стиле Эдельвейс и подставился под удар. Сильное кровотечение привело к падению уровня кислорода, поступающего в периферическую нервную систему, что в свою очередь послужило причиной ухудшения зрения.

Но сейчас Юдай был в полной боевой готовности.

«На скорость рассчитывать не стоит. Правда… у меня и без того не слишком много вариантов. Приблизиться на расстояние удара мечом, навязать бой, найти щель в обороне и зарубить — вот единственный план. Просто не нужно бояться давления. Если я дрогну перед Моробоси-саном, то на Стеллу даже посмотреть не смогу. Поэтому не бояться и идти только вперёд!»

Икки бросился в атаку.

Юдай глубоко вдохнул, дождался, пока противник окажется в радиусе поражения и, со свистом выдохнув, нанёс три молниеносных укола.

Это был его знаменитый Санрэнсэй — три удара, сливающиеся в один.

Мгновенно отмахнувшись от них, Икки попытался продвинуться вперёд, но не смог.

«Ого!»

На пути встал ливень стальных метеоров Санрэнсэя, причём Юдай орудовал Торао намного быстрее и резче, чем во время матча.

Даже стиль Двукрылой едва справлялся с ним.

— Удивлён, Куроганэ?

— !..

— В первом раунде Санрэнсэй был ловушкой, за къторой скрывался Тигриный укус. Я намеренно замедлил его, чтобы ты мог подойти ближе. Сейчас же я махнул рукой на Хокибоси и Тигриный укус и сфъкусировался чисто на скорости. Хочешь подойти? Рискни! — уверенно крикнул Юдай.

— Кх…

И он не бахвалился.

«Я не успею ударить, он слишком быстро возвращает копьё. Это уже не три звезды в ряд, а самый настоящий метеорный поток!»

Понимая, что просто так приблизиться не выйдет, Икки резко скакнул сначала вправо, а потом влево, создавая фантом. В прошлый раз эта техника — четвёртое тайное искусство Синкиро — очень помогла ему.

Однако...

— Не недооценивай меня!

— ?!

Как только Икки качнулся влево, отправив фантома вправо, Торао, казалось, изогнулся и ударил точно в него.

Бездарный едва успел защититься, но Юдай с боевым кличем развил атаку и отбросил его до самого края арены.

— Кх!..

— Хе, ты, наверное, не замечал, но ты ставишь носок нъги немного дальше, когда посылаешь фантом. Я уже на пъдкорке отпечатал это движение. Не будь наивным, одна и та же техника не сработает дважды на первъклассном рыцаре, — дерзко ухмыляясь, сказал он.

— Э? Дважды? Как это, Ботан-тян?

— Из-за неё он проиграл в первом раунде.

— А, то есть он теперь второклассный, да?

— Т-тихо там! Зрителям слова не давали! — вспылил Юдай, не отводя, однако, взгляд от Икки.

«Чего ещё ждать от Моробоси-сана. Но и мне есть чем ответить на средней дистанции!»

Он сильнее сжал меч и вновь устремился в атаку.

— Ты неисправим!.. Хотя у тебя и выхода-то иного нет.

Боевой стиль Юдая можно было описать термином «режим ожидания». Когда враг находился вне зоны досягаемости копья, он почти ничего не делал, зато при сближении воспламенялся подобно спичке.

Увидев, как он поднимает Торао, Икки перехватил Интэцу, готовясь нанести восходящий косой удар.

«Сейчас он у меня попробует Докуга-но Тати!»

Так называлось шестое тайное искусство Бездарного рыцаря, которое через соприкоснувшиеся клинки передавало вибрацию в тело противника, и та разрывала внутренние ткани.

«Моробоси-сан видел только Синкиро, поэтому у меня всё получится!..»

— Не прокатит.

— ?!

Икки округлил глаза.

Юдай прикоснулся наконечником Торао к Интэцу, тут же отдёрнул его и ударил снова, целясь в промахнувшегося врага.

— Я не ем отраву.

В воздухе закружились алые искры кровавых вспышек.

Юдай ранил Икки.

Несильно, Торао лишь чиркнул по боку, потому что Икки успел в последний момент дёрнуть катану на себя и долбануть концом рукояти по копью, отводя его в сторону, а затем отскочил назад.

— Ловкий, как и всегда.

— Моробоси-сан, как ты узнал про отраву? Я же не показывал тебе эту технику.

— Ты как-то слишком уж сильно отклънился назад, и у меня возникло нехорошее предчувствие.

— А, понятно, — невесело усмехнулся Икки.

«Хотел открыться и спровоцировать его на удар, но не рассчитал. Похоже, нечего и думать, чтобы ловить Моробоси-сана на ошибках. Тем более сейчас, когда он сконцентрирован до предела. Может, всё дело в характере нашего поединка? Ну, что он тренировочный и всякое такое. На кону ничего не стоит, поэтому Моробоси-сан совершенно не напрягается. В таком случае… мне остаётся лишь одно».

Не отрывая пристального взгляда от Юдая, он принял стойку сэйган-но камаэ, то есть выставил одну ногу вперёд, опустил руки с мечом на уровень пояса и направил остриё точно в лицо противнику.

«Чего? Он весь как-то изменился, — тотчас почувствовал Юдай и подобрался. — Опорная нога твёрдо стоит на арене. Значит, рывка не будет…»

На этот раз Икки действительно атаковал очень медленно. Он перемещался, не отрывая стоп от земли, тщательно выверяя каждый шаг и не опуская Интэцу.

— Эй, если будешь плестись как черепаха, то я в тебе кучу дыр понаделаю.

Икки никак не отреагировал.

«Игнорирует?.. Нет! Он же не слышит меня! — догадался Юдай по реакции. — У него глаза совсем не шелохнулись. Он так сосредъточился, что перестал слышать звуки и различать цвета. Помню, как-то тоже вошёл в такое состояние… Но что задумал Куроганэ?»

Пока он размышлял, Икки сократил дистанцию и наконец ступил в зону поражения копья.

«Ай, хватит ломать голову! Это ничего не изменит!»

Юдай сорвался с места и обрушил на противника шквал стремительных ударов.

Икки отразил их с помощью Интэцу.

На первый взгляд, ничего не изменилось. Металл всё так же звенел, разбрасывая искры. Но…

— ?!

«Как он так потяжелел?! — изумился Юдай, ощутив мощную отдачу в руку. — Я как будто вековое дерево колочу!»

Икки больше не отступал и не уклонялся, лишь смотрел в глаза Юдаю и шёл вперёд. Только вперёд.

— !..

«А-а, чёрт! Да нет у него никакого хитрого плана! Куроганэ просто отсёк всё ненужное, даже лишние движение и сконцентрировался на мече. Он тупо прёт по центру, как танк!»

Понимая, что дешёвые трюки не помогут, Икки доверился отточенному чувству клинка.

Вообще, Бездарный рыцарь был удивительным человеком. Он совмещал в себе два противоречивых качества.

В полной мере осознавал свою слабость на фоне остальных рыцарей.

И при этом твёрдо верил в себя. Верил, что может быть сильнее всех.

Выжимая себя до последнего, он отчаянно тянулся к победе.

Вот какие чувства наполняли чёрную катану Интэцу.

Поэтому Икки больше не убегал.

«Я смогу подойти к Моробоси-сану и зарубить его. Медленно, но верно», — решительно сказал он себе.

И Юдай не выдержал. Дрогнув, он попятился.

— Онии-сама наступает в лоб и оттесняет Моробоси-сана! Поразительно! — воскликнула Сидзуку.

— Что называется, не спеша, зато упорно. Мало кто выдержал бы такое давление.

— Да. И вы посмотрите на технику Куроганэ-куна. Это просто верх совершенства!

— В смысле?

— Он идёт точно на Моробоси-сана, не отклоняясь в сторону ни на миллиметр. При таком натиске нормально атаковать очень тяжело. Во-первых, противник неподвижен. Во-вторых, все смертоносные удары сводятся к паре-тройке взмахов, которые прилетают с одних и тех же углов по одному и тому же месту. То есть волей-неволей приходится совершать одинаковые движения. И в результате…

Току перебил сноп алых вспышек крови, окутавших Икки.

Но это были просто царапины.

«Вот же блин! Я переусердствовал с нападением! Куроганэ проанализировал мои выпады и подстроился под них!» — мысленно завопил Юдай.

Именно так.

Он позволил увидеть себя насквозь.

Икки запомнил паттерны его движений, вычислил необходимые силу, углы и скорость контратаки и, ещё больше сократив затраты энергии на оборону, с удвоенным рвением принялся теснить противника.

Мощнее. Дальше. Быстрее.

— Куроганэ-кун зажал Моробоси-сана в углу. Естественно, Моробоси-сан будет нервничать и спешить. А спешка до добра не доводит, — сказала Тока.

И в следующее мгновение…

— А, дерьмо!

Юдай ударил, целя в жизненно важные органы Икки, но поторопился и слишком далеко выкинул вперёд локоть. Укол получился слабым и вялым.

— !..

Он осознал свой промах, но слишком поздно, а вот Икки не упустил шанс. Он шагнул вперёд, насадился плечом на Торао, надёжно фиксируя его, и на долгом выдохе вонзил Интэцу точно в сердце врага.

◆◇◆◇◆

— Ну ё-моё, снова продул! — раздосадованно воскликнул Юдай и обессиленно растянулся на арене. — Вот же! А ведь думал, что на этот раз выиграю!

— В настоящем… бою… у меня… не получилось бы… так переиграть тебя, — тяжело дыша, ответил Икки.

И он не скромничал.

Юдай отказался от Тигриного укуса, чтобы не лишать Икки и без того крошечных запасов магии. Да и остальные тоже хоть и не поддавались, но бились не на пределе возможностей. В конце концов, они просто тренировали финалиста перед решающим сражением.

— Моробоси-сан. Ребята. Большое вам спасибо. Вы отлично погоняли меня перед матчем со Стеллой, — искренне поблагодарил друзей Икки.

— Да забей. Если пъкажешь класс и вернёшься с победой, считай, что долг прощён.

— Мне кажется, ты бежишь вперёд паровоза.

— А ты что, не уверен в себе? — сев, спросил Юдай.

Икки немного подумал и кивнул.

— Признаюсь честно, это будет самый тяжёлый бой за всю мою жизнь. Так что да, я не совсем уверен в себе. Но я очень постараюсь…

— Не-не-не, отставить, дубина, — перебил Юдай и ткнул его в лоб рукоятью копья. — Ты столько сделал, чтобы попасть на финал, а теперь дрожишь коленками? И думать об этъм забудь! Кто бы ни ждал тебя там, на арене, всегда тверди себе: «Победа будет моей. Это верняк». Хоть наизнанку вывернись, а найди веру в себя. О проигрыше будешь думать, когда проиграешь. Потому что только о нём ты и сможешь думать.

— Моробоси-сан…

— И если ты до сих пор не поверил в себя, я не отстану от тебя, пока не поверишь. Так что будь добр, избавь нас от своей кислой рожи!

Сидзуку, Наги, Тока и все остальные безмолвно поддержали каждое слово Юдая.

— Ну, раз так, то я воспользуюсь твоим предложением. Порадуешь меня своим обществом?

— Хе-хе, как насчёт немного отдохнуть и смахнуться ещё разок?

— Не вопрос.

И тут…

Дверь пожарного выхода с тяжёлым грохотом распахнулась, и в зал ворвался морозный ветер. Точнее, острейший дух меча, показавшийся ветром.

И кое-кто сразу узнал это давление.

«Не может быть!»

Ребята обернулись.

— Вы чего так на меня таращитесь? — хмуро спросил высокий длинноволосый парень с пронзительными глазами, как у ястреба.

— О-Ома?!

— Ты что здесь делаешь?!

Император ураганного меча Ома Куроганэ бросил на пол холщовый мешок с личными вещами и ответил:

— Полагаю, то же, что и вы все. Кое-кто прислал мне сообщение и попросил погонять его перед финалом.

— Что? Э-это так, онии-сама? — удивилась Сидзуку.

Икки кивнул.

Он действительно связался не только с Юдаем и Токой, но и с Омой.

«Хотя братец никогда ничего не делал ради меня…»

— Не думал, что ты придёшь.

— Не обольщайся. У меня просто образовалось свободное время, ведь изначально я планировал сражаться в финале. К тому же… я хочу испытать твою силу.

— Мою силу?

— Ты F-ранга, она — А. Твоё поражение уже предопределено судьбой, поэтому сам ты мне не интересен. Но если всё-таки выйдешь на арену и попробуешь выстоять перед драконом со своей никудышной силой, с которой и выжить-то непросто… Короче говоря, я как старший брат должен выбить из младшего всю дурость, пока его не убили.

Ома высвободил магию ветра и, сконцентрировав её в правой руке, призвал нодати Рюдзумэ. Мощь духа меча увеличилась в разы.

— !..

Сидзуку почувствовала угрозу и тотчас загородила собой Икки. Точнее, попыталась, но брат положил ей руку на плечо, останавливая.

«Онии-сама, ты чего?!» — взволнованно посмотрела на него Сидзуку.

— Всё будет хорошо, — сказал Икки и шагнул навстречу Оме. — Спасибо, что пришёл, братец.

— Я не собираюсь болтать с тобой. Закрой рот и подними меч. Ты тренироваться хочешь или как?

«Никакого дружелюбия, как и всегда, — невесело усмехнулся Икки. — И всё-таки… он силён. Ужасно силён».

Давление Императора незримой горой опустилось на плечи, пробуждая инстинктивный страх.

Ома сразу показался ему раза в два больше.

Ладони вспотели.

Однако Икки не собирался отступать. Он не возражал против того, чтобы Ома сражался в полную силу.

«Если я уступлю братцу, то со Стеллой и подавно не справлюсь. Да и я не прочь поговорить с ним, что называется, по-мужски. Самое то, чтобы подстегнуть тело».

Он вытер ладони, перехватил Интэцу поудобнее и коротко бросил:

— Благодарю за содействие!

◆◇◆◇◆

В то же мгновение Ома сорвался с места и устремился в атаку. Полы его кимоно затрепетали на ветру.

Икки тоже побежал навстречу, но атаковать брата в лоб, конечно, не собирался.

«Я об него в лепёшку расшибусь!»

Поэтому…

— Ага! — воскликнул Юдай, увидев знакомое движение.

Оказавшись в радиусе поражения нодати, Икки резко сменил темп и создал впереди себя фантом Синкиро.

Ома, конечно, клюнул и на выдохе взмахнул Рюдзумэ, разрубая фальшивого противника.

А настоящий тем временем зашёл со спины и замахнулся Интэцу.

— У него получилось! — победоносно сжал кулак Юдай.

Тока сняла очки, прищурилась и, считав нервные сигналы в теле Омы, возразила:

— Нет, не получилось.

— !..

Император перевёл вертикальный удар в диагональный и врезался плечом в Икки.

— Удар плечом?! Он что, просчитал Синкиро?!

Икки успел выставить перед собой Интэцу, но весящий около полутонны парень отбросил его, точно пушинку. Бездарный отлетел далеко назад и, потеряв равновесие, сделал по инерции пару шагов, чтобы не упасть.

Ома порывом ветра метнулся вдогонку и, не давая опомниться, обрушил на него серию режущих и колющих ударов на близкой к Санрэнсэю скорости.

Десять, двадцать, тридцать…

Сидзуку сразу узнала эту технику.

— Стиль всецелости восходящего солнца, пик ярости — Амацукадзэ[✱]Небесный ветер.!

— Чего?

— Это тайная техника стиля, поколениями передававшегося в роду Куроганэ. Комбинация из ста восьми ударов, нанесённых под точно выверенными углами. Её повторяют десятки, если не сотни тысяч раз, чтобы последовательность движений отпечаталась на подкорке, и тело размахивало мечом на автомате. Это идеальная техника, чтобы выбить противника из равновесия и задавить его силой!

— Но ведь Икки становится сильнее, копируя чужие стили. То есть он должен знать родовой стиль и уметь противостоять ему, разве не так?

— Без понятия. Для меня это уже слишком высокие материи. Но… даже если он и знает, то ничего не может сделать под таким натиском.

Икки просто не успевал перейти в атаку.

Мечники рода Куроганэ долгие годы доводили Амацукадзэ до совершенства, в итоге сотворив великолепную комбинацию из ста восьми стремительных ударов, призванных приковать врага к одному месту, чтобы затем зарубить его.

И со стороны казалось, что Икки попал в жёсткий переплёт.

Но…

«Он этого и добивался», — поняла Тока, увидев хитрый огонёк у него в глазах.

Икки стоял на месте, но не от безысходности.

Он просто ждал, когда между ударами Амацукадзэ наметится значительный разрыв.

Люди — не боги, им не под силу создать что-то по-настоящему совершенное.

А взор Бездарного рыцаря, подобный волшебному зеркалу сёмакё, замечал любые, даже самые маленькие огрехи. Тем более в стиле Куроганэ, который он видел чаще всех!

— …

По арене прокатился особенно громкий звон.

Ома покачнулся.

Икки вклинился между пятьдесят седьмым и пятьдесят восьмым ударами и сбил Рюдзумэ с траектории, воспользовавшись Райко, которое ещё до перенимания стиля Двукрылой было самым быстрым из семи тайных искусств — человеческий глаз не успевал различить его.

А затем он нанёс мощнейший косой удар.

«Он точно так же распределил массу тела, как и в нашем поединке!» — воскликнул Юдай.

Шестое тайное искусство — Докуга-но Тати.

При соприкосновении клинков или клинка с бронёй оно передавало вибрацию внутрь противника, и та разрушала его изнутри.

Не зная специфики Докуга-но Тати, Ома спокойно принял его на грудь.

Губительные колебания проникли в тело и принялись перемалывать в труху мышцы, кости и внутренние органы…

— Тэнрюгусоку.

То есть должны были перемолоть, но Ома даже бровью не повёл.

Хотя «яд» проник в него как полагается.

Как так? Очень просто.

Весь ужас Омы Куроганэ заключался в его поистине несгибаемой силе воли, которая позволяла идти к цели, игнорируя любую боль.

Вот и сейчас он даже не вскрикнул, лишь развернул воздушный доспех, отбросивший брата, и со свистом взмахнул Рюдзумэ, посылая в него Синкуха.

Икки не стал уворачиваться от вакуумного клинка, летевшего в шею, а, приземлившись, ещё больше согнул колени, сжался, а затем распрямился, будто пружина, и, оставив после себя углубление в арене, бросился в бой.

Это было первое тайное искусство Сайгэки, самый мощный колющий выпад Некоронованного.

Сайгэки разбил Синкуха и устремился точно к Оме.

«Раз Император использовал Тэнрюгусоку, то решил переключиться на дальний бой. Он просто не успеет отреагировать на рывок Куроганэ-куна!» — мгновенно рассудила Тока.

Остальные были того же мнения.

Однако реальность диктовала свои правила!

Когда искажённый вакуумным клинком воздух успокоился, Икки увидел, как Ома замахнулся Рюдзумэ так сильно, что повернулся к нему спиной.

«Не выйдет!» — понял он, узнав стойку для Аматэрасу, быстрейшего приёма Стиля всецелости восходящего солнца.

Ома использовал даже сопротивление стремившихся вернуться в нормальное положение суставов.

Аматэрасу был техникой ближнего боя, то есть Император просчитал, что Икки разрушит Синкуха и нападёт на него, и подготовился. В отличие от младшего брата, просто скопировавшего стиль Двукрылой, он на самом деле приблизился к пику, где обитала сильнейший мечник мира.

«Чёрт! Я не смогу увернуться!»

В основе Сайгэки лежал простой рывок по прямой. Но дьявол крылся в деталях. После первого же шага Икки набирал максимальную скорость и не мог ни остановиться, ни отклониться в сторону.

Интэцу был катаной, а Рюдзумэ — нодати, то есть обладал бо́льшим радиусом поражения за счёт длины.

При любом раскладе Ома побеждал.

Но…

Икки в очередной раз доказал, что умеет мыслить нестандартно.

— Что?! — невольно выдохнули зрители.

Как только Ома начал разворачиваться, он резко вонзил Интэцу в арену, перемахнул через Рюдзумэ, словно прыгун с шестом, взмыл к потолку и, оттолкнувшись от него, исполнил второе Сайгэки.

Аматэрасу ставил всё на скорость, поэтому после удара оставалась огромная брешь в обороне.

Сайгэки пробил Тэнрюгусоку, и лезвие погрузилось в ключицу, пройдя между мышечными волокнами.

За время боя Икки проанализировал движения Омы и прикинул расположение его мышц, благодаря чему смог добиться потрясающей точности.

И он рассуждал правильно. Обычным ударом ранить Императора смогла бы разве что Стелла. С этим не справилась даже Тока с её Такэмикадзути.

Однако дальше всё пошло не по плану.

Как только клинок погрузился в плоть, мышцы напряглись, зажимая его. Икки тотчас высвободил меч, но он по-прежнему находился в воздухе, поэтому ни о каком уклонении не шло и речи.

Ома схватил его за воротник и изо всех сил швырнул оземь.

— !..

Икки успел сгруппироваться, приземлившись на одно колено и перенаправив удар в глубоко просевшую арену, и поднял Интэцу, но его стойка была слишком неудачной для обороны.

А Ома уже взмахнул мечом, вложив в удар весь свой вес.

— Онии-сама-а-а-а! — закричала Сидзуку.

А затем Рюдзумэ… разрубил Икки вместе с его верной катаной?

Нет!

Ома сам отлетел назад.

Он напряг ноги и даже вонзил в арену нодати, но остановился только за пределами круга.

◆◇◆◇◆

Несмотря на выгодное положение, Ома каким-то образом отлетел назад.

Зрители остолбенели, затаив дыхание и глядя на него.

— Э… Эт’чё сейчас было? — выдавил Юдай.

— Не знаю, — покачала головой Тока.

Будучи опытными рыцарями, они сразу поняли, что последний удар выходил далеко за рамки возможностей Икки.

Но как ему удалось прыгнуть настолько выше своей головы?

Только один человек понимал, что произошло.

Сам Ома.

Он посмотрел на онемевшие руки и перевёл презрительный взгляд на брата.

— Ты точно жулик.

— Тем не менее, я оттеснил тебя.

— …

— Мой стиль — это стремление не к силе, а к победе. Я делаю всё возможное, чтобы победить врага. И пусть он будет во много раз сильнее, я одолею его. Можешь считать меня жуликом, но такой уж я человек. К такому ответу я пришёл, будучи слабейшим. И я не стыжусь его, — спокойно ответил Икки и гордо выпятил грудь.

«Я не понимаю его. И, собственно, не хочу понимать. Но… может, это тоже один из видов силы?» — задумался Ома.

— То есть, положившись на мелкое воровство, ты оттеснил меня и уже посчитал свой стиль завершённым?

Он вновь поднялся на арену и поднял над головой Рюдзумэ, окутывая его потоками воздуха.

В его руке появился ураганный коготь небесного дракона, соскабливающий кусочки со стен и потолка.

— Готовься, Икки. Я обрушу на тебя всю свою мощь. А ты докажи, что можешь пойти наперекор судьбе!

— …

Икки удивился.

«Не думал, что братец настолько заведётся. Но я чувствую, что его боевой дух настоящий. У меня от него волосы по всему телу дыбом встают!»

— Хорошо! — кивнул он и поднял Интэцу.

И только сейчас обратил внимание, что от холодного пота не осталось и следа.

◆◇◆◇◆

Стелла проснулась уже на закате.

Гостиничный номер купался в мареново-красном свете заходящего солнца.

Принцесса села на кровати, не чувствуя ни капли сонливости. Казалось, даже зрение стало более чётким.

Скинув банный халат, она подошла к ростовому зеркалу и окинула взглядом своё отражение — стройную гибкую девушку с чарующими изгибами соблазнительного тела.

Драконья сущность сохранила всю энергию от обильного завтрака.

Сердце исправно работало, прогоняя кровь по сосудам и снабжая клетки энергией.

Над кожей поднималось едва заметное марево силы.

Стелла поняла, что находится самой идеальной из всех возможных форм.

Сегодня вечером она увидит себя такой, какой до сих пор не знала.

Итак, приготовления завершены.

Пора идти.

Вперёд, на последнее поле боя, где её будет ждать сильнейший враг.