Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
bigblackrat
29.07.2019 03:11
Спасибо за перевод!
artemavix
15.07.2019 22:11
dq, поправлено.
dq
15.07.2019 12:02
Спасибо за перевод.
В fb2 с иллюстрациями отсутствует 2 глава.
artemavix
29.06.2019 00:30
Перевод тома завершен. Текст отдан редактору.

Глава 2. Звезда Нанивы

На следующий вечер Икки, Сидзуку и Наги собрались и вместе направились в вестибюль отеля.

Последний ужин перед Фестивалем они решили провести в городе.

Не сами, конечно.

Вчера, после того как Икки переоделся и вернулся в зал, званый вечер продолжался в районе часа.

Когда все расходились, Юдай спросил у них с Сидзуку:

— Куроганэ, у вас есть планы на завтръшний ужин?

— Да какие планы. Здешний ресторан, как обычно, — пожал плечами Икки.

Юдай поморщился.

— Не, так себе вариант. Вы же нъконец-то в Осаке, так далеко от дома! Вы просто обязаны насладиться местной кухней!

— Справедливо. А что тут считается местной кухней?

— Такояки[✱]Жареные шарики из жидкого теста с начинкой из отварного осьминога и других ингредиентов. там, окономияки[✱]Жареная лепешка из смеси разнообразных ингредиентов, смазанная специальным соусом и посыпанная очень тонко нарезанным сушёным тунцом кацуобуси., къроче, все, что жарится на тэппане[✱]Широкая сковорода или металлическая плита.. Вот только такояки разве что для перекуса сгъдятся. Если хочешь наесться, лучше взять окономияки.

— Онии-сама, мы ведь уже ели окономияки в Токио, в «Рангэцу»[✱]Рёкан, то есть гостиница в традиционном японском стиле..

— Не глупи! Это всё равно что поесть тямпон[✱]Блюдо нагасакской кухни. Представляет собой лапшу, которую подают со свининой, морепродуктами, овощами и горячим куриным бульоном. в «Ринкерн Хате»[✱]Отсылка на «Ringer Hut», японскую сеть ресторанов быстрого питания, специализирующаяся на блюдах из Нагасаки., а сказать, что был в Нагасаки! Настоящий вкус можно ощутить только на родине блюда. Так, решено! Завтра на ужин у вас будут окономияки! И самые вкусные!

— Но…

— Встречаемся в пять вечера в вестибюле!

Вот так. Пока они хлопали глазами, Юдай составил план на вечер.

— Какой он напористый. Интересно, в Осаке все такие?

— Не, вряд ли.

— Я рада, что вы пригласили меня с собой. Ни разу не ела окономияки, а тут такой шанс выпал. Причем в самой Осаке.

— Правда? Так надо было сказать сразу.

— Я не хотела отвлекать вас от подготовки к завтрашним боям.

На Фестивале искусства меча семи звёзд действовала не круговая система, а система «на вылет», то есть проигрыш означал выбывание.

Безусловно, большинство рыцарей старательно настраивали себя на победу уже за день до начала и обычно отклоняли приглашения развлечься.

— Я представить не мог, что нас пригласит именно он.

«И ладно бы у Моробоси-сана просто бой был. Он имеет все шансы стать двукратным чемпионом, а это ого-го какое давление. Нам и не снилось».

— Он воистину беззастенчив до изумления. Наверное, он не знает, что такое неловкость.

— Наверное. Иначе не пригласил бы вас.

— Ну, я и сама человек, не поддающийся нервозности. Лучше скажи, онии-сама, ты не против? Может, ты не смог отказать ему в силу своей отзывчивости? Хочешь, я поговорю с ним? — обеспокоенно спросила Сидзуку.

Она помнила, как Икки нервничал в поединке с Охотником. Чуть не проиграл.

«Я хочу, чтобы онии-сама настроился перед важным матчем. Пусть ему никто не мешает».

Потому-то она и приняла предложение Юдая в штыки.

Однако…

— Нет, — честно ответил Икки. — Конечно, Моробоси-сан решил всё за нас, но, если бы я был против, то так и сказал бы. Он прав, мы приехали из Токио в далёкую Осаку. Я не прочь полакомиться местной кухней. Кроме того…

— Что?

— Я лучше посижу за одним столом с Королем, чем один у себя в номере. Это намного интереснее.

Сила, возможности — про них разведать легко, а вот узнать, что представляет собой Юдай Моробоси как личность, понять, какими категориями он мыслит, к чему стремится … Такой шанс выдаётся редко, упускать его нельзя.

Бездарный рыцарь чётко расставил приоритеты.

— В беззастенчивости ты можешь посоперничать с ним, — сокрушённо проговорил Наги.

Икки ни капли не стеснялся общества будущего противника.

Они вышли в вестибюль.

— Э-эй! Я здесь!

Юдай уже ждал их у фонтанчика перед входом. Друзья поспешили к нему.

— Прости. Мы опоздали?

— Не, минута в минуту. Не обръщайте внимания, просто я нетерпеливый, — покачал головой Юдай и обратил внимание на Наги. — М? А кто этот стильный паренёк?

«Не запомнил, наверное, хотя фото Алисы было среди остальных участников. Правда, фото он мог и не видеть, а на вечере Алисы не было».

Сидзуку сделала шаг вперёд.

— Это Арисуин Наги. Тоже ученик Хагуна и мой друг. Ты не говорил, сколько нас может пойти, поэтому мы взяли его с собой. Не стоило?

— Не-не, я не възражаю. Чем нас больше, тем еда вкуснее, — улыбнулся Юдай, посмотрел на Наги и протянул руку. — Ты, наверное, знаешь меня, но всё равно позволь представиться. Моробоси из Букёку.

— Очень приятно. Арисуин, — назвался Наги и ответил рукопожатием.

У него не было причин отказываться.

А потом он прищурился.

— Хи-хи-хи. Говоришь не очень вежливо, но в тебе, оказывается, скрыт джентльмен. Мне такие нравятся.

— А?!

Юдай вздрогнул.

Вряд ли он ожидал услышать такое при знакомстве.

— Э-э… Прости. Это прикол такой? — переспросил он.

— Нет, я серьезна. Ведь я девушка, рождённая в теле парня.

— А… А-а… В-вот как. Ничего себе…

— Хи-хи, а какие крепкие, мускулистые руки. Настоящий Король.

— Уа-а-а-а-а-а!

Когда Наги принялся гладить длинными тонкими пальцами тыльную сторону его ладони, Юдай побледнел и отскочил.

— А-ха-ха! Такая невинная реакция. Как мило~

— Алиса, не издевайся над ним.

— Хи-хи, прости. Не волнуйся, Моробоси-сан, это была шутка.

— Э… А… Ха-ха… Ясно. Шутка, да? А я уж испугался, что гълубого встретил. Впервые.

— Меня не интересуют гетеросексуалы.

— Значит, ты всё-таки гълубой…

«Что-то вспомнилось, как я познакомился с Алисой, — подумал Икки, наложив реакцию Юдая на свою. — Тогда я тоже испугался, но сейчас свыкся».

Но, как оказалось, Юдай адаптировался к ситуации гораздо быстрее. Уже через несколько секунд он пришел в себя и кашлянул.

— Н-ну ладно. Какая разница, кто будет есть: нормалы или гълубые. Кстати, я не вижу Багровой принцессы. Ещё не приехала? — спросил он у Икки.

— Нет. Скорее всего, будет завтра.

— Ясно-о. Жалко, — вздохнул Король.

«Я его понимаю. Сам вчера то же самое чувствовал, перед тем как увидеть будущих противников. А тут А-ранг. Я бы удивился, если бы Король не захотел увидеться с ней хоть р…»

— А я так ждал. Надеялся, что она потратит кучу денег. Она же любит поесть… — едва слышно добавил он.

— А? Моробоси-сан? Что ты сказал?

— А! А-ха-ха-ха! Ничего! Так, мысли вслух! — фальшиво засмеялся Юдай и отвёл взгляд.

— ?.. — Икки склонил голову набок.

«Что он сейчас прошептал?»

Но Юдай будто нарочно не дал им задумываться об этом.

— Ладно, пошли, что ли. У нас тут не Токио, но вечером в торговом районе полно народа, так что не отставайте, если не хотите потеряться, — дал он отмашку и поспешил к выходу.

◆◇◆◇◆

Компания высадилась на станции, которая находилась примерно в десяти минутах езды от Ванган Доум, следом за Юдаем прошла через пассаж и оказалась в торговом районе.

И…

— А! Эт’же Моробоси!

— Точно, дурень Моробоси! Ты что тут делаешь?! У тебя же бой сегодня!

— Сам ты дурень, идиот! Бой завтра!

— Боси-тян! Мы ждём твоей победы!

— Извини, билеты дъстать не удалось, но мы всем районом будем наблюдать за твоими выступлениями по телевизору и болеть!

— А-ха-ха! Я вас не подведу!

— Ю-тян, мы как раз идём к Таку-сану, чтобы сыграть партию в маджонг. Хочешь с нами?

— Не, как-нибудь в другой раз. У меня тут гости из Токио.

— Боси! Если пъбедишь и в этом году, с меня жирный тунец!

— Правда?! Ловлю на слове, дядя! Гътовь рыбу!

— А если проиграешь, мы затълкаем тебе в ноздри полный тюбик васаби! Я тебя предупредил!

Юдая то и дело окликали мужчины и женщины всех возрастов.

Одни подбадривали, другие желали удачи, третьи подшучивали, но все они улыбались.

— Ого, как Моробоси-сан популярен, — удивилась Сидзуку. — Даже на Стеллу-сан обратили бы меньше внимания.

— Ну, Стелла, конечно, звезда, но заграничная. Короля, причём на его родине, ей не победить.

Фестиваль — крупное мероприятие, его транслируют по всей стране, благодаря чему юные рыцари обретают фанатов. И, естественно, больше всего их у Короля.

— Тем более, ещё ни один ученик не выигрывал два года подряд. Моробоси-сан — местный герой, все возлагают на него большие надежды.

— Хи-хи, он крутой. Несёт на плечах такой груз, но совсем не показывает виду.

— Потрясающий человек, — согласился Икки. — Несмотря на тот случай, вера в него всё так же прочна, и Моробоси-сан не увиливает от ответственности.

— Что? Онии-сама, про какой случай ты говоришь?

— А. Т-так ты не знаешь, Сидзуку?

«Чёрт», — поморщился Икки.

Он ненароком выдал один трагический эпизод из прошлого Юдая.

Хотя почему выдал. Это особо не скрывали.

Тот же Наги, судя по всему, был в курсе.

Впрочем, Сидзуку совершенно не интересовалась другими людьми и, даже если слышала о том случае, не запомнила его.

В любом случае…

«И как мне быть? Рассказывать в присутствии Моробоси-сана? Но это грубо. Может, он всеми силами старается не вспоминать те дни. Хотя… сейчас он занят с фанатами».

Икки как можно сильнее понизил голос и прошептал:

— На самом деле, в начальной школе Моробоси-сан «отошёл от дел».

Юный герой-шестиклассник, которого знали по всей стране под прозвищем «Звезда Нанивы[✱]Нанивой раньше называлась область, в которой сейчас расположена Осака. Ныне — один из районов Осаки.», перед финалом турнира серьёзно пострадал при крушении поезда.

— Даже капсула не справилась с повреждениями. Доктора говорили, что он не сможет ходить.

Блейзеры умеют окутывать себя магической оболочкой, защищающей от различных повреждений. Но всему есть предел. От крупных аварий это не спасает.

— Естественно, Звезда Нанивы больше не мог сражаться. Он вышел из своего последнего тура Младшей лиги и покинул мир боёв.

— Ничего себе. Но… сейчас-то он нормально ходит и даже сражается.

— Да, ты права.

Юдай шёл перед ними как ни в чём не бывало. И не могло быть.

Этот герой покорил последний Фестиваль.

А значит…

— Он переборол неподдающуюся лечению травму и вернулся.

Дорогу славы Юдая Моробоси нельзя было назвать прямой или ровной.

Однажды он упал на самое дно «ямы» и за четыре долгих года не только выкарабкался на поверхность, но и вознёсся на самый пик.

— Он далеко не обычный человек. Простым людям такое не под силу.

— Ты прав. Преодолеть очень тяжёлую травму…

— Нет, Сидзуку, я не только об этом.

— А?

«Моробоси-сан потрясен, но совсем другим».

— Вот что поразительнее всего, — пояснил Икки и взглядом указал на улыбчивых фанатов Юдая. — Ни один из них не боится, что Моробоси-сан проиграет. Никто не справляется о его здоровье. Это абсолютное доверие.

«Каждый из них уверен, что Звезда Нанивы, несмотря на былую травму, находится на пике сил и обставит любого».

— Это намного труднее, чем просто взойти на вершину. И это поразительно.

«Как появится возможность, обязательно спрошу, что им движет. Сила Моробоси-сана должна быть связана с каким-то мотиватором или потаённым стремлением».

Сидзуку глубоко вздохнула.

— Эх… И этот поразительный человек будет твоим первым соперником. Онии-сама, удача действительно тебя не любит. Как же сильно ты нагрешил в прошлой жизни?

— А, может, ты истратил всю удачу на милую девушку и отличную сестру?

— Ну, против такого использования своей удачи я ни капли не возражаю… М?

Икки резко остановился и обернулся.

Кто-то в толпе буравил взглядом его затылок.

К сожалению, ощущение сразу же исчезло, а соглядатай растворился.

— Онии-сама, что-то случилось?

— Нет, ничего.

Икки быстрым шагом догнал остальных.

«Это не было игрой воображения, но, полагаю, особо волноваться не о чем».

Они прошли торговый район насквозь и упёрлись в небольшой дом.

— Вот мы и пришли! Это «Итибанбоси»[✱]Первая звезда., где подают лучшие окономияки в Осаке, нет, во всей Японии!

◆◇◆◇◆

Юдай остановился перед двухэтажным деревянным домом. В дверном проёме висела красная занавеска, на которой было написано: «Итибанбоси».

От потемневших стен веяло стариной и величием.

«Думаю, его построили ещё до того, как мы... нет, наши родители появились на свет».

— Выглядит необычно.

— Ха-ха-ха! Да гъвори прямо, что развалина. Ну, а как по-другому, ведь он стоит здесь с самой эры Тайсё[✱]1912 — 1926 гг.. Но тогда здесь делали, если мне не изменяет память, сукияки[✱]Тонко нарезанная говядина, тофу, овощи и лапша в бульоне с соевым соусом..

— А мне нравятся дома в старояпонском стиле. Они прекрасны, от них веет родиной.

— Алиса, ты же иностранка, разве нет?

— М-может, у меня корни японские! Ну а вдруг!.. А, что?

Внезапно Наги прервался.

— М? Что такое, Алиса?

«Что она увидела?»

Заинтересованный Икки посмотрел в ту же сторону и заметил рядом со входом ржавый почтовый ящик и именную табличку, которая гласила: «Моробоси».

— Э-э… Моробоси?.. То есть это ресторанчик твоей семьи? — спросил Икки.

Юдай явно чертыхнулся про себя.

— Ладно, ръскусили. Я хотел ещё немного подождать, а потом, как войдёте, удивить вас, но... Эх, ладно, раскрыли так раскрыли. Ну да, здесь я живу.

— Выходит, ты привёл нас в свой же ресторанчик? А... А ты хитёр, — округлил глаза Наги.

— Ха-ха! Ну да! Я же делец из Нанивы, — засмеялся Юдай. Торговая жилка у него была что надо. — Но вы не переживайте, наши окономияки реально самые вкусные. Гостям издалека я плохого не пъсоветую. Вы наедитесь вкусных окономияки, а моя семья подзаработает, и каждый останется в выигрыше. Классно, а? Ну здорово же?

— Ага, классно, вот только твой тон не вызывает у меня доверия. Может, в другое место пойдём? — с сомнением спросила Сидзуку.

«Сестрёнка, я понимаю тебя, но...»

— Но куда? Мы же тут не местные. Я бы не стал отказываться.

— Хорошо, онии-сама. Если ты согласен, то и я не против.

— Тогда чего мы стоит? Пойдём быстрее, у меня от всех этих запахов живот сводит.

— Значит, решено.

Договорившись, они прошли через занавеску и открыли сдвижную, чуть скособоченную дверь.

— О-о…

— Уа…

Ноздри защекотал приятный, разжигающий аппетит аромат соуса.

Даже равнодушная к еде Сидзуку не удержалась от комментария:

— Пахнет вкусно.

— Твоя правда. Как я вижу, ресторанчик процветает, — ответил Наги.

Несмотря на ранний для ужина час, внутри было не протолкнуться. Свободными осталась пара-тройка столов, и постоянно кто-то громко озвучивал свой заказ.

«Не знаю, подают ли тут лучшее осакское окономияки или нет, но вкусное — это точно».

Пока они наслаждались ароматами…

— Эй, мам! — перекрывая шум, закричал Юдай.

Раскрасневшаяся, вспотевшая женщина, переворачивавшая на тэппане большую лепёшку, подняла голову и округлила раскосые, как и у сына, глаза.

— О! А ты что здесь делаешь? Ты же сказал, что до конца турнира поселишься в отеле.

— Я съскучился по своей любимой мамуле!

— Ага, съскучился, как же! Завязывай, а то своими шуточками меня в мъгилу раньше времени сведёшь!

— Ну чё ты начинаешь?! Смотри, я ж отвернусь от тебя!

— Так я и не собираюсь помирать. И помощь засранца, пусть даже своего, ръдного, мне не нужна.

— Засранца?! Мама! Здесь же люди едят!

— А что такого? Засранец везде останется засранцем. Правда же, народ?

Посетители засмеялись.

Вот она, жизнь рабочего класса безо всех прикрас.

— Ну ладно, теперь серьёзно. Зачем ты пришёл?

— Привёл тъварищей. Они приехали сюда аж из Токио, не мог же я не познъкомить их с самыми вкусными окономияки в Осаке, — ответил Юдай и указал большим пальцем на спутников.

— А, понятно, — кивнула женщина, вышла из-за плиты и приветливо улыбнулась. — Я мама Юдая. Добро пожаловать. Благодарю вас за проделанный путь.

— Здравствуйте, очень приятно.

— Не знаю, можно ли назвать наши окономияки лучшими в Осаке, но, скажу без хвастъвства, я вкладываю в каждый частичку своей души.

— Спасибо, не терпится попробовать.

— Но сегодня у вас много посетителей. Для нас место найдётся.?

— Конечно. Вон там как раз свъбодный стол остался. Коумэ! Проводи клиентов! — крикнула мама Юдая.

К ним тут же подбежала короткостриженая девочка в кимоно и фартуке поверх него. Скорее всего, ученица средней школы, то есть не наёмный персонал, а…

— Ой, какая милашка! Твоя сестра? — спросил Наги.

— Ага. Это Коумэ. Но она не блейзер, — ответил Юдай.

Коумэ была мало похожа на брата и, соответственно, на маму. Папина дочка.

— Коумэ, проводи клиентов вон к тому столу.

Девочка кивнула маме и развернулась. При этом её взгляд упал на Икки…

— !..

В ту же секунду Коумэ округлила глаза в немом изумлении.

«М? Что это с ней?» — удивился Икки.

— Наверное, Коумэ не ожидала увидеть моего завтрашнего оппънента, — объяснил Юдай.

— А-а, понятно.

Впрочем, как и подобает дочери владельца ресторанчика, Коумэ мгновенно взяла себя в руки, вежливо улыбнулась, с прелестным поклоном достала из широкого рукава альбом и открыла его.

«Добро пожаловать♪» — гласили округлые милые буквы.

— Э-э…

Икки, Сидзуку и Наги недоумённо переглянулись.

Не каждый день они встречали официантку, которая «разговаривала» не устно, а письменно.

— Не обращайте внимания, — быстро сказал Юдай. — У Коумэ небольшие проблемы с речью.

— А-а, и поэтому общается письменно…

— Ну да. Но не волнуйся, она съвершенно здорова, это больше психологическое.

«Просто я очень воспитанная», — с озорным видом «добавила» Коумэ.

— Ага, конечно, воспитанная. Да ты тот ещё неслух.

Юдай легонько дал ей щелбан, и Коумэ хихикнула.

«А я ведь растерялся, — подумал Икки. — Но они так непринуждённо общаются, что улыбка появляется сама собой».

— Вы очень дружны.

— Ну, она же моя единственная милая сестрёнка.

Внезапно Икки почувствовал, как его тыкают в спину, и обернулся.

— Единственная милая сестрёнка, — почему-то повторила Сидзуку.

«И… что она от меня хочет?»

Поразмыслив, Икки решил повторить за Юдаем и отвесил ей несильного щелбана.

— …

Сидзуку дёрнулась, но через секунду уже расплылась в довольной улыбке.

«Неужели она соперничает с Моробоси-саном и его сестрой? Иногда я совершенно не понимаю ход её мыслей».

— И всё-таки здесь слишком много народу. А ведь я специально привёл вас пораньше, — оглядевшись, заметил Юдай.

Коумэ быстро набросала ответ:

«Здесь собрались люди со всего района, чтобы посмотреть на Фестиваль. Многие увидят его впервые в жизни».

— Правда?.. Хм. Тогда я зашёл как нельзя вовремя. Ребят, извините, но мне нужно помочь маме, а то она одна не справится.

— Оу. Ты не поешь с нами?

— Да хотел бы, но людей многовато.

Посетители гудели, свободных мест — а их было немало — практически не осталось, над тэппаном поднимались клубы пара — мама Юдая и Коумэ действительно работали на пределе возможностей.

— Хорошо, иди. За нас не переживай.

«Жалко, конечно. Поговорить с ним не получится, но не могу же я оторвать его от семьи».

— Простите, — поклонился Юдай. — Пригласил вас, а сам… Эх. Коумэ примет ваш заказ. Не стесняйтесь, сегодня я угъщаю.

— Э-э, а разве ты не собирался на нас нажиться? — удивилась Сидзуку.

Юдай улыбнулся, как нашкодивший мальчишка.

— Да я ж пошутил. Я же кансаец, а кто въспримет серьёзно то, что кансаец сказал, смеясь?

«А, то есть он с самого начала планировал угостить нас? Но…»

— Нет, так нельзя. Мы заплатим.

«Мы только вчера познакомились. Как-то неловко».

— Куроганэ, забей. У нас всё дёшево.

— Не могу я.

— Забей, кому говорю. Я твой семпай, а семпаев надо слушаться.

Юдай вновь проявил недюжинную настойчивость и уговорил Икки.

— Ладно, Коумэ, оставляю их на тебя.

Он перевязал бандану покрепче и отправился на кухню.

Сестра кивнула ему, потом повернулась и перевернула альбомную страницу.

«Прошу за мной~»

Похоже, она заранее записала наиболее часто используемые фразы.

«Прошу, садитесь♪» — показала она, подведя их к столику.

— Спасибо, — поблагодарил Икки.

Они заняли места, посмотрели меню и сделали заказ.

Коумэ всё записала, проверила и ушла на кухню.

Наконец, все трое позволили себе расслабиться.

И тут…

— Значит, Кирико-сан, ты всё-таки не встречаешься с Моробоси?

— Он не мой типаж, я же говорила.

Икки сразу узнал голоса. И владелицу одного из них он видел не далее как вчера.

Сидзуку и Наги, похоже, подумали примерно о том же самом, потому что обернулись одновременно.

И встретились взглядами с двумя девушками.

— Э?

— А…

— Ой-ой.

«Так и знал».

— Якуси-сан!

За соседним столиком сидели Рыцарь в белом Кирико Якуси и Ягокоро из клуба журналистики академии Букёку.

◆◇◆◇◆

Максимально неожиданная и непредвиденная встреча.

Ладно бы в ресторане отеля, но в центре многолюдной Осаки…

Невероятное совпадение… казалось бы, но на поверку это оказалось совсем не совпадением, потому что…

— А?! Якуси-сан, так ты пришла, потому что в прошлом лечила Моробоси-сана?!

— Да. Внезапно, не правда ли?

Кирико явилась именно к Юдаю, а не за окономияки.

— Не то чтобы внезапно… Получается, вы с ним одногодки? Но ведь для исцеления нужна лицензия.

— Я же вылечила его, так в чём проблема?

«В-в этом и проблема… Так нельзя».

Икки ответил про себя, потому что чувствовал, что не стоит копать глубже, будет только хуже. Поэтому просто уточнил:

— Значит, Якуси-сан, ты навестила давнего пациента?

Кирико неопределённо мотнула головой.

— Ну как навестила… Я бы назвала это вызовом на дом.

— Э?

«Вызов на дом? Вот это уже нехорошо».

— Моробоси-сан выздоровел не до конца?

«Неужели травма до сих пор даёт о себе знать?»

— Нет, он в полном порядке, — развеяла его опасения Кирико. — Просто мне в своё время пришлось прибегнуть к чу-уточку экстремальной методике, что повлекло за собой особый уход. Я же не хочу, чтобы с моим кранке что-то случилось.

— А, то есть ты пришла сама?

— Именно.

— Тогда ладно.

Икки выдохнул.

«Я бы не хотел, чтобы в грядущем поединке Королю мешала старая рана».

— Я хотела на всякий случай осмотреть Моробоси, но в номере его не оказалось, а Дзёгасаки-кун сказал, что он уехал домой. И вот я здесь. Правда, я ехала на такси, так что поспела чуть быстрее… Как оказалось, очень зря. Попала в лапы вот этой репортёрши. А её заявления не имеют под собой никаких оснований.

Кирико неприязненно взглянула на Ягокоро. Та, судя по всему, подозревала её в тайной интрижке с Юдаем.

— Ха-ха. Кошмар какой.

— Ужасно.

— Да вы сами вдумайтесь. Доктор пръявляет чудеса геройства и приходит домой к бывшему пациенту… Это же идеальная история любви! Сплетни всегда пахнут сюрстрёммингом[✱]Шведский национальный продукт. Представляет собой консервированную забродившую сельдь. Соответственно, запах у него очень резкий и неприятный., так что я буду подъзревать.

— Но я не шучу. Мне действительно не по душе парни со свирепым, хищническим взглядом. Я предпочитаю молоденьких красавчиков. Куроганэ-куна, например.

— Что?! — воскликнул Икки.

Совсем как неопытный юнец. Хотя почему «как»?..

— И-хи-хи♡ Хочешь я потом обследую тебя перед боем? У меня в арсенале полно услуг.

Внимательно глядя на парня, Кирико повернулась и облокотилась на стол, как бы невзначай привлекая его внимание к своей груди. Не такой большой, как у Стеллы, но всё же…

Волей-неволей Икки поддался чарам девушки… нет, скорее, молодой женщины.

«Какие услуги она имеет в виду?!»

— Прошу меня извинить. — Сидзуку перелезла через Наги, вклинилась между ними и сердито посмотрела на Кирико. — Но для вульгарщины у нас есть Стелла-сан.

— А помягче выразиться нельзя было?!

«Как хорошо, что Стеллы нет с нами».

— Кстати, Наги-сан, — спросила Ягокоро. — Моробоси и вас сюда затащил?

— Оу, да, ты права, — не стал скрывать Наги.

— Ага, так я и думала, — уверенно кивнула девушка.

— Неужели он часто так поступает?

— Ага. Ну, я бы не скъзала, что прямо часто, но временами, когда у нас проходят тъварищеские поединки с другими школами, сюда заглядывают сильные рыцари. Моробоси всегда тепло приветствует достойных соперников. Поэтому-то я и зависаю здесь. Надеюсь выцепить что-нибудь интересное. Но вот чего я совсем не ожидала, так это того, что он притащит своего завтрашнего противника. Отчаянный он.

— Ну да, поступок неординарный.

— Да и ты не лучше, раз принял его предложение.

— Ха-ха… Ну, я и сам знаю, какой отчаянный.

«Иначе Король никогда не обратил бы внимание на меня, F-ранг. Но так приветствовать врага… Моробси-сан — великий человек».

И тут Кирико, закрытая от него Сидзуку…

— И-хи-хи. Моробоси-кун не просто отчаянный, как вы его назвали, — внезапно сказала Кирико.

— В смысле?

— В прямом. Конечно, это его приветствие, но… Моробоси-кун также руководствуется своими тайными мотивами.

— Тайными мотивами? — нахмурилась Ягокоро. — Да ладно? Хочешь сказать, Моробоси подкупает противников едой, чтобы они сражались вполсилы? Ну нет, он не настолько къварен.

— Хи-хи, да, не настолько. Скорее, наоборот.

«Наоборот? Что значит “наоборот”?»

Икки уже хотел уточнить это у Кирико, как вдруг…

— Уа! Вот это да! Вот это встреча!

…К ним подошёл Юдай с окономияки.

◆◇◆◇◆

— Коумэ, конечно, сказала, что доктор пришла, но вот тебя, Ягокоро, я совсем не ждал увидеть, — сказал Юдай, державший в руках два подноса.

— Грубиян. Встречает, понимаешь ли, девушку, своим «уа».

— И заслуженно, папарацци. Надеюсь, ты не достала тут всех своими въпросами?

— Ни в малейшей степени, — как ни в чём не бывало ответила Ягокоро.

— Э… — округлила глаза Кирико.

«Не тебе называть меня отчаянным», — усмехнулся Икки.

Ягокоро своей беззастенчивостью перешла все границы наглости и отчаянности.

— Да и ты хорош. Какой здравъмыслящий человек приведёт к себе в дом противника за день до боя с ним?

— Так-то я не заставлял никого.

— А мне откуда знать? Ты же страшен, как чёрт. Может, они хотели откъзаться, да не смогли.

Юдай хохотнул.

— Чушь не неси. Тот, кто испугается моего лица, не пройдёт на Фестиваль. Правда же?

— Ну да, ты нас не заставлял, — согласился Икки.

— Вот, пъжалуйста.

Юдай расплылся было в улыбке, но сразу посерьёзнел.

— Но компашка подобралась интересная. Я бы посидел с вами, да работа ждёт. Не свезло.

Досадливо бурча, он ловко расставил тарелки.

Икки заказал себе бутатаму[✱]Окономияки со свининой.. Порция оказалась солидной — размером с небольшую пиццу.

— Три окономияки бутатама и два — с морепродуктами делюкс. Приятного аппетита.

— Ого, вот это аромат! И даже кацуобуси[✱]Тонкая стружка сушёного, копчёного, а затем ферментированного тунца. Часто используется как гарнир к тому же окономияки. подпрыгивают, — восхитился Наги.

Он родился не в Японии и впервые в жизни видел настоящее окономияки.

Остальные тоже не стали ждать и вооружились палочками.

Икки снова вспомнил о неких тайных мотивах Юдая, но, к сожалению, расспросить Кирико уже не мог.

«Не в присутствии Моробоси-сана, в самом-то деле! Лучше сосредоточусь на еде».

Он опустил взгляд на тарелку и сразу почувствовал: что-то здесь не так, что-то в Токио было иначе…

«А-а, точно».

— У вас на столах нет тэппанов.

— Ага. Согласен, атмосфера не та, но, если бы были, нам бы приходили сумасшедшие счета за газ. Да и лепёшки подгорали бы. А так всё получается на высшем уровне.

«М-м, ясно. Вот что значит лучшие в Осаке, они мыслят совершенно иными категориями. Надо скорее попробовать, пока не остыло».

— Спасибо за угощение.

Икки оторвал кусочек от бутатамы и положил его в рот.

«О-о!.. — округлил он глаза. — По сравнению с токийскими небо и земля! Это намного вкуснее».

Что удивительно, в основе вкуса лежали не соус, не мясо, а тесто. Сочная сладкая капуста оставляла богатое послевкусие.

— Просто объедение! Правда, Сидзуку? — спросил Наги.

— Да. Токийское другое, оно солоноватое из-за соуса. Здесь же соус не перебивает, а подчёркивает сладость теста. Правда, порция для меня великовата, — ответила девушка.

Сидзуку была привередливой в еде и редко когда хвалила что-то.

Кирико с Ягокоро тоже уписывали окономияки за обе щеки.

Юдай обрадованно засмеялся.

— Ха-ха-ха! То-то же. Вкуснотища, а? А всё пътому, что мы добавляем туда секретный ингредиент. Догадываешься, какой, Куроганэ?

— Секретный ингредиент?

Икки сосредоточился на языке.

Соус идеально гармонировал с капустой и нежным тестом. В принципе, как и должно быть в окономияки.

Оставалось одно «но»: уникальное сладкое послевкусие.

Оно шло не только от капусты, та оставляла чувство свежести, а вот за сладость отвечал, видимо, тот самый секретный ингредиент.

«Немного напоминает чизкейк. Неужели…»

— М-м… Может, это сыр? — предположил Икки.

— Ого, вот это язык у тебя, — восхитился Юдай. — В яблочко. Мы действительно добавляем в окономияки сыр.

Его было совсем немного, чтобы не заглушить вкус, а подчеркнуть его и оставить приятное послевкусие.

— Я был почти уверен в этом.

— Сперва мне не очень понравилось, как ты заманил нас в свой ресторанчик, но теперь беру слова назад. Мне всё очень нравится, я рада, что согласилась пойти, — сказал Наги.

Юдай не обманул: окономияки из «Итибанбоси» были если не лучшими в Осаке, то как минимум первоклассными.

«Я тоже рад, что не отказался», — подумал Икки и спросил:

— Моробоси-сан, всё очень вкусно, но… ты точно угощаешь нас?

— Ну конечно. Если бы я сначала привёл вас, а потом ещё и денег взял, мама такого перцу задала бы мне. Не переживай. Это мой приветственный жест сопернику из далёкого Токио.

— Но мне нечем отплатить тебе.

«Моробоси-сан выделил время перед завтрашним боем и сводил нас в ресторанчик, причём и заплатил за всё сам. Мне неудобно принимать такой подарок безвозмездно».

Юдай дружелюбно улыбнулся.

— Тогда отплатишь в завтрашнем бою.

— В бою? — недоумённо переспросил Икки.

— Ага, — кивнул Юдай. — Наше окономияки будет тебе мотивацией. Сегодня ты восполнишь энергию, а завтра сразишься со мной в своей лучшей форме. И ни йотой меньше, а то не зачту! Победив тебя, я докажу, что силён.

— !..

И тут Икки заметил искорку пламени в глубине его глаз.

Улыбка была лишь ширмой. Ею Юдай маскировал боевой дух, нешуточную жажду крови, от которой шёл мороз по коже.

«Вот почему Якуси-сан сказала “наоборот”… Моробоси-сан не подкупает противников, чтобы те поддавались ему, а даёт им отдохнуть, набрать лучшую форму. Он не допускает и мысли о том, чтобы победить за счёт слабости оппонента. Неистовая дуэль на пике сил — только она имеет ценность, имеет смысл».

Такова доблесть Короля меча семи звёзд Юдая Моробоси.

— Давай завтра наконец-то выйдем на национальную арену и оба выложимся на полную, чтобы ни один из нас потом не дулся на другого. Что скажешь, Некоронованный?

«Оба на полную… Король, стоящий на вершине мира рыцарей-учеников, признал меня, F-ранг, достойным его мощи. Спасибо, Моробоси-сан».

Икки тоже стремился побеждать на пределе возможностей.

На него всегда смотрели свысока, считали презренным слабейшим рыцарем F-ранга.

Однако покоритель вершины открыто заявил, что ставит его на одну ступень с собой.

«Я поистине рад, что вчера принял его предложение», — воодушевлённо подумал Икки.

Для рыцаря, для воина нет чести выше, чем когда сильный соперник относится к тебе, как к равному, и жаждет отчаянной схватки.

«У меня нет причин отказываться!»

— В таком случае я с радостью соглашусь. Готовься, завтра я верну долг сполна.

— А большего я и не прошу!

◆◇◆◇◆

Посидев в «Итибанбоси» ещё часок, Икки и компания ушли.

Юдай попросил их подождать, но ближе к вечеру поток посетителей только усилился, так что он завис надолго. А просто так занимать места тоже не хотелось.

— Фуф, давно я не ела вот так, от пуза.

— Ага, у меня даже живот прихватило.

— Алиса, онии-сама, вы же не Стелла-сан, вовсе незачем было брать по две порции.

— Стелла-тян оставила бы нас далеко позади.

«Если бы она вас услышала, то тут же развозмущалась… Стелла уехала к Сайкё-сэнсэй всего на неделю, а я уже соскучился и по ней, и по нашим весёлым перепалкам».

В академии они всегда были вместе, оттого одиночество ощущалось в несколько раз острее.

«Надо будет после турнира ещё раз заглянуть к Моробоси-сану и на этот раз взять Стеллу с собой. Уверен, она не разочаруется», — гоня прочь грусть, подумал Икки.

— Кстати, Якуси-сан, — обратился он к Кирико.

— М? Что?

— Ты ведь ушла, так и не осмотрев Моробоси-сана.

«Неужели забыла?»

— Оу. Но я его уже осмотрела, — спокойно ответила Кирико.

— А? Когда?

— И-хи-хи♡ Маг воды моего уровня видит кровеносные и лимфатические сосуды даже через одежду. Если хочешь знать, я умею брать кровь и лимфу под контроль, тем самым читая мысли и управляя телом.

— Ого! — невольно воскликнул Икки. — Так вот как ты подчинила себе Татару-сан…

— Именно. Изначально эту технику создали, чтобы помогать кранке восстанавливаться, но она также подходит для наказания дураков. Кроме того…

— «Кроме того» что?

— Манипулировать другими — это неземное наслаждение, — приятно улыбаясь, продолжила Кирико.

«Я никогда не пойду к ней на осмотр», — поклялся Икки.

— И как там Моробоси-сан?

Поединок уже завтра. Нужно узнать о противнике как можно больше.

— Здоров как бык. Ну, не забывай, кто его лечил, — гордо ответила Кирико.

— То есть Моробоси-сан в идеальной форме?

— Да. Твой первый бой будет очень тяжёлым.

«Мои соболезнования», — подразумевала она под этим.

Естественно, Икки ни капли не расстроился, а наоборот обрадовался. Иначе об ответном подарке не могло бы идти и речи.

Они миновали торговый район и вышли к станции.

— Ладно, тут наши пути расходятся. Вам в отель, мне — домой, — сказала Ягокоро.

— Тебя проводить? — вежливо предложил Наги.

— Не надо, ещё не темень. Да и я рыцарь-ученик.

Она уже сделала пару шагов, как вдруг вспомнила о чём-то и развернулась.

— Ах да, Бездарный, можно тебя на пару слов?

— Что такое? Передумала?

Ягокоро усмехнулась.

— Не. Ты ж знаешь, я пишу статьи обо всём интересном и даже, ну, непъдтверждённом, но тут до меня дошёл один слушок… безумный слушок, так что я решила сперва разъбраться.

«Раз даже Ягокоро-сан назвала его безумным, то там и правда какой-то ужас…»

— И что за слушок? — нервно поторопил Икки.

— М-м… Ты действительно сражался с Двукрылой и победил?

— …

Икки округлил глаза.

Их поединок с Двукрылой Эдельвейс, сильнейшим мечником мира, проходил на безлюдной территории, соответственно их никто не видел и журналистам не сообщал.

«Я и не думал, что услышу от кого-нибудь об этой дуэли».

— Э?! Ч-что?! — оторопела Ягокоро и с удвоенной силой насела на него. — Так это правда?! Ты её победил?!

— Нет! Нет-нет-нет! Успокойся! Конечно, мы сошлись в бою, но…

— В-всё-таки сошлись?!

— Да успокойся ты!

Ягокоро была готова вцепиться в него, так что Икки пришлось схватить её за плечи и утихомирить.

— Да, сошлись, но и только. Я не победил её. Во время боя я потерял сознание… и очнулся уже в больнице. То есть она пощадила меня.

«Я должен максимально всё прояснить».

— А-а, понятно. Так и знала, что это деза. Ну и хорошо. Хотя то, что ты выжил после встречи с ней, уже сенсация!.. С-слушай, я пънимаю, тебе пора идти, но, может, посвятишь меня в детали?

У неё даже глаза засверкали от предвкушения.

— Прости. Я не могу, — с сожалением ответил Икки.

— П-почему?! Я же не събираюсь высмеивать тебя!

— Дело не в этом. Просто я мало что помню.

— Мало?

— Ага. Меня сильно покоцало, а потом всё было как в тумане.

Икки не лгал. Он запомнил только, как Эдельвейс отразила полновесное Докута-но Тати и как сломала Интэцу. Куроно восполнила пробелы и рассказала о его последней контратаке — она тогда пришла на помощь и видела конец боя, — но это выглядело слишком неправдоподобным.

— Так что я просто проиграл.

— П-понятно…

Ягокоро с самой первой встречи поняла, что Икки не из обманщиков, поэтому огорчённо опустила плечи и отступила.

— Из этого взрывной статьи не получится… А можно я дъпишу что-нибудь своё?

— Нет.

— Но у меня ты проиграешь круто!

— Нет.

— У-у, вредина, — надулась Ягокоро, но Икки не поддался.

Он и сам не знал, что она может напридумывать.

— Ладно, что поделать. Обойдёмся без статьи.

— Буду очень признателен.

— Но я теперь жду от тебя великих свершений. Мне уже не терпится увидеть вашу схватку с Моробоси! Ладно, пока! — попрощалась она и пошла к автобусной остановке.

Сидзуку проводила её взглядом и сказала:

— Давайте и мы пойдём. Все равно живём в одном отеле.

— Нет, я пойду пешком, — отказался Икки.

— Почему? Тут далековато до отеля будет.

— Не сказал бы. Тем более я и правда зря взял вторую порцию. Надо немного нагрузить себя, чтобы желудок быстрее заработал.

Но не это было главной причиной.

— К тому же Моробоси-сан заразил меня боевым настроем. Хочу размяться и успокоиться.

Поезд доехал бы до отеля за десять минут. Это даже приличной дистанцией назвать нельзя.

Сидзуку тоже понимала это.

— Хорошо, онии-сама, — кивнула Сидзуку. — Только смотри, чтобы это не отразилось на завтрашнем бою.

— Конечно. Я не буду безумствовать.

— Икки, хочешь, я пойду с тобой?

— Нет, Алиса, не надо. Лучше будь с Сидзуку.

— Хорошо.

— Ладно, до завтра!

Икки помахал рукой и потрусил в сторону, противоположную той, куда ушла Ягокоро.

— Онии-сама вне себя от счастья, — негромко сказала Сидзуку.

Наги кивнул.

— Ага. Король заразил его боевым настроем. Ну, я не удивлена. На его месте я бы тоже обрадовалась, если бы Король сказал: «Давай выложимся на полную».

— Онии-сама бросил ему вызов.

— Хи-хи. Видимо, не сдержал возбуждения. Презренный, непризнанный рыцарь F-ранга, он тем не менее твёрдо верит в свои силы. И тут такой шанс: поединок с самим Королём меча семи звёзд. Уже это достаточная мотивация для нашего маньяка битв, а тут и сам противник жаждет поединка. Радость, гордость, волнение… Ах, какой же он милый.

Икки искренне хотел провести завтрашний матч в лучшей форме.

— Но он не победит, — внезапно сказала Кирико.

— А? — выдохнула Сидзуку. — Онии-сама… не победит?

— Да.

— Почему ты так в этом уверена?! — воскликнула она.

Кирико прищурилась.

— Я бы сказала, это вопрос настроя. Куроганэ-кун — прекрасный рыцарь. Способный и волевой. Он пробился на Фестиваль, несмотря на F-ранг, спокойно вёл себя в присутствии Короля и даже бросил ему вызов. Его стремление к самосовершенствованию ни много ни мало превосходное… Однако этого недостаточно. Он слишком легко настроен.

— Л-легко?

«Ты что, вздумала насмехаться над онии-самой?!»

Сидзуку едва удержалась, чтобы не врезать Кирико.

Наги поспешил вмешаться:

— Ты говоришь «легко». Но ведь Моробоси-сан настроен так же.

Он же сам предложил выложиться на полную.

Кирико покачала головой.

— Нет. Вы сильно ошибаетесь в своих суждениях о Юдае Моробоси. Его истинная сущность, его тайный мотив, спрятанный в глубине души — это не боевой дух и не желание самосовершенствоваться, как у Куроганэ-куна. Их ему не хватило бы, чтобы перебороть детскую травму. Опорой ему служит иное. И стремится он к победам над сильнейшими врагами по иной причине. А именно из мощнейшего чувства ответственности. Те, кто ищут благородных поединков и стремятся к высотам, не победят его. Никогда.

◆◇◆◇◆

Икки бежал не к отелю.

Его целью стал большой парк вдалеке от делового района — место, отрезанное от вечерней суеты и наполненное жужжанием насекомых.

— Вот здесь можно и пошуметь, всё равно никто не прибежит. Покажись.

Он обращался к преследователю, которого засёк по дороге в «Итибанбоси».

Таинственный незнакомец дождался, пока они не выйдут из ресторанчика, и продолжил слежку.

При этом его кровожадного взгляда не замечал даже Король, что говорило о высоком уровне способностей.

Из тьмы вышел человек.

Икки охнул.

— Так это был ты?..

Широкие рукава кимоно трепетали на вечернем ветре, раскосые глаза смотрели резко, проницательно, как два клинка, а лицо, имевшее много общего с лицом младшего брата, пересекал крестообразный шрам.

— …Братец Ома.

Император ураганного меча Ома Куроганэ, единственный рыцарь-ученик А-ранга среди японцев.

— …

Выйдя из сумрака, он молча смотрел на брата. Но не спокойно, нет. Враждебно, кровожадно.

Обладая чрезвычайно плотной энергией, Ома казался раза в два выше, хотя на самом деле разница в росте составляла несколько сантиметров.

Если бы не стальной стержень воли, Икки не устоял бы на ногах. А так он, не дрогнув, взглянул Оме в глаза и спросил:

— Что тебе нужно? Судя по Хагуну, ты не горишь желанием брататься.

«Первым делом нужно узнать, зачем он пришёл. Братец у меня не особо разговорчивый, поэтому возьму инициативу на себя».

— Нет, конечно. Сегодня я должен сказать тебе только одно.

— Должен сказать?

Ома кивнул и не терпящим возражений тоном приказал:

— Икки, немедля откажись от участия в Фестивале.

Его гулкий голос заставил желудок неприятно дрогнуть.

— ?!

Икки округлил глаза.

«Это мало того, что внезапно, так ещё и в высшей степени странно. С чего это я должен отказываться?»

— Причину назовёшь?

— А так не понимаешь? Пустоголовый, — раздражённо скривился Ома. — Твоё существование тянет Багровую принцессу назад.

— Чего?.. — вскинул брови Икки. — С каких пор я тяну Стеллу назад? Будь добр не бросаться беспочвенными обвинениями.

— Это правда. Она потерпела сокрушительное поражение от тебя, насекомое, и впустую потратила месяцы на бессмысленную погоню за тобой. Если бы не твоё жульничество, этого бы никогда не произошло.

— Жульничество?

— Все твои техники, твои тактики нападения исподтишка. Ты — одно сплошное жульничество. Ты призываешь свою жалкую силу и побеждаешь обманом. Так мыслят невежды. Но истинная сила не в этом. Подражая тебе, сильнее не станешь. Знаешь, тогда, во время нападения, я был разочарован. Если Багровая принцесса того же калибра, что и я, если она тоже рыцарь А-ранга, то её сила должна быть намного выше. А сбил её с верного пути ты, жулик, — подытожил Ома и с бóльшим напором повторил. — Поэтому ты должен исчезнуть, глупец. Ты не ровня Багровой принцессе.

— Ясно. Я тебя услышал, — вздохнул Икки.

«Вот что имеет в виду братец под “тяну назад”. Он просто мерит меня на свой аршин. Он всегда считал, что сила лежит не в техниках и приёмах, а в чистой мощи индивида. Для него победа сильнейшего — истина, а всё, что искривляет её, — жульничество… Ужасное мышление».

Икки подметил верно.

Своим заявлением Ома отрицал существование Бездарного рыцаря, который, несмотря на F-ранг, пытался забраться на семизвёздный пик.

Император ураганного меча стремился к чистоте силы…

Естественно, Икки не мог его послушаться.

— Братец, я тебя понял, но… я не собираюсь принимать твою систему ценностей. Кроме того… даже если ты прав, а я — обычный жулик, Стелла полюбила меня и настояла на реванше. Мы дали друг другу обещание, и оно значит для меня больше, чем что бы то ни было ещё. По сравнению с ним, братец, твои слова легче танцующих на ветру листьев. Ими ты до меня не достучишься.

Ома не обиделся и не расстроился: он с самого начала был готов к отказу.

— Твоя толстокожесть не знает равных. Видимо, ты неправильно меня понял. Я не прошу, я приказываю. Пойдёшь против — заставлю силой. Только и всего.

Он ленивым движением призвал девайс — длинный нодати Рюдзумэ.

В то же мгновение ветер стих.

Птицы спешно разлетелись. Они почувствовали, что теперь весь парк был во власти Омы.

Икки тоже ощутил возросшее давление, но не дрогнул, а дерзко улыбнулся.

— Как скажешь. Раз так тебе легче понять, то пожалуйста.

Он материализовал чёрный Интэцу.

«Я с самого начала понял, что наша встреча не окончится миром. Тем более… ты, братец, назвал время, которое мы со Стеллой провели вместе, самое счастливое и дорогое моему сердцу время, пустым, бесполезным. Ты очернил нашу любовь. Я тебе этого так не спущу. Я заставлю тебя осознать свою неправоту».

— Ну что же ты, давай, проверь, такой ли я мелкий камушек, о который запнулась Стелла!

— А ты хорошо умеешь скалиться, отброс!

И неофициальный поединок между братьями Куроганэ начался.

◆◇◆◇◆

Никто и представить не мог, что сегодня в Осаке состоится поединок между Бездарным рыцарем и Императором ураганного меча.

Первый ход сделал Ома: он занёс Рюдзумэ, клинок которого был покрыт россыпью тусклых огоньков-светлячков…

— С-си!

…И исполнил горизонтальный взмах.

Дуэлянтов разделяло порядка десяти метров, и даже длинный нодати не должен был достать до противника.

Не должен был. Но…

— Тц!

Тем не менее, Икки резко пригнулся и разве что не распластался на земле.

Мгновение спустя над его головой просвистел холодный ветер и срубил деревья.

Стальной клинок действительно не доставал.

А вот воздушный — запросто.

Своей магией Ома разрывал атмосферу и создавал вакуумную прослойку.

И не он один. Синкудзин[✱]Вакуумный клинок. — так называлось это благородное искусство — считался самой популярной техникой блейзеров воздуха.

— Ха-а!

Император послал в Икки ещё несколько разрезов Синкудзина.

Его мощь намного уступала дальнобойным атакам блейзеров огня, тем же Клыкам дракона Стеллы, однако вакуумные клинки летели на сверхзвуковой скорости и были невидимыми, что делало их крайне опасными.

Впрочем, Бездарный рыцарь и не с таким справлялся.

— Фх!

Ни разу не замедлившись, он с ювелирной точностью скользнул между острыми лезвиями и устремился к врагу.

Очевидно, он видел клинки. Точнее, знал, как они полетят.

При всей смертоносности Синкудзин оставался следом от удара мечом, летящим по прямой линии.

Икки же смотрел на Рюдзумэ и запомнил угол его наклона.

Не так уж и сложно.

Здесь работал тот же принцип, как и при уклонении от пули. Главное, знать, когда стрелок нажмёт на спусковой крючок, и куда смотрит дуло.

Благодаря развитым рефлексам и динамическому зрению, Икки был недосягаемой мишенью.

— Фух…

Ома, видимо, тоже решил, что одного Синкудзина будет мало, поэтому побежал навстречу и на опережение взмахнул нодати, целясь в шею брата.

— Ка-а-а!

— !..

«Быстрый!»

Несмотря на вес нодати, сравнимый с копьём, Ома орудовал им очень резво.

И дело было не в мастерстве владения мечом — братья находились примерно на одном уровне, — а в магических способностях.

Ома убирал сопротивление воздуха, тогда как Икки приходилось «прорубаться» сквозь него, тратя драгоценные доли секунды.

«Без Итто Шуры контратаковать не получится», — мгновенно понял Икки и занял оборонительную стойку, как вдруг…

— ?!

…Уловил едва слышный свист ветра и ощутил холод, от которого кровь стыла в жилах.

— О-о-о-о-о-о-о-о!

Он тотчас отпрыгнул назад что было сил.

Рюдзумэ вонзился в землю… и, не останавливаясь, прорубил в ней глубокий, казавшийся бездонным разлом.

— !..

Икки покрылся холодным потом.

Стелла своими ударами вызывала небольшие землетрясения, но Ома превзошёл её.

Что есть дрожь земли? Это эффект, порождаемый рассеиванием приложенной силы, то есть энергией, ушедшей в никуда.

Идеальный же удар разрубает всё и вся совершенно беззвучно и очень глубоко.

Что, собственно, и продемонстрировал Ома.

«Сколько же силы в нём содержалось? Сотни килограммов? Тысячи?.. Без понятия. Но одно я понял точно: его удары мегатяжёлые, и просто блокировать их нельзя. Как и удары Стеллы. Впрочем… от его тела такой наступательной мощи и стоило ожидать».

— Ты изменился за эти годы, братец Ома. Очень сильно изменился. И как только ты добился такого тела?

— Ого. Ты сразу понял, насколько я отличаюсь от остальных? Не зря ты ранил Двукрылую, хоть и жулик, — оскалился Ома. — Но здесь ты бессилен. Моя нетипичность — это чистая сила, а не твои фокусы.

— …

В дуэли со Стеллой Икки уже сталкивался с неотражаемыми атаками и сводил их на нет гибким блоком.

Безумно размахивая мечом, парящие листья не рассечь. Так же легко отбить дикую силу.

Стелла была неопытна, поэтому проиграла.

В отличие от неё Ома держал меч твёрдо, уверенно. Он бы одним взмахом разделался с листьями.

«Одни проблемы от него. Тенъимухо пользоваться опасно… Вот как мне пережить его дьявольские удары? Погасить Итто Шурой разницу в скорости и отклонить меч? Но мне не хватит одной минуты. Надо бы получше проанализировать братца. Итак, мои действия?»

Икки обратился к накопленному опыту в поисках решения.

— Я по лицу вижу, что ты думаешь о какой-то скукоте, — насмешливо сказал Ома.

— !..

— Сказал же, здесь ты бессилен.

Он приготовился взмахнуть мечом.

«Снова Синкудзин?»

Но на этот раз Ома поднял Рюдзумэ так, словно пытался насадить на его остриё луну.

— Я не хочу тратить на тебя своё время. Вся эта беготня меня раздражает, поэтому установим таймер.

И он произнёс заклинание:

— Сомкнись, Мукукэккай[✱]Безвоздушный барьер..

Облепившие Рюдзумэ зеленоватые «светлячки» засветились ярче.

И на парк опустился ураган.

— !..

Он вздымал тучи пыли, не давая открыть глаза.

Икки изо всех сил вцепился пальцами в землю и не дал себя засосать.

«Кх! Ослепить меня вздумал? А что, эффективно».

Но в следующее мгновение он понял, как наивен был.

Ома стремился к чистой, незамутнённой мощи. Он не стал бы просто обездвиживать врага.

Мукукэккай таил более страшную, более прямую силу.

— Какого?..

«Н-не могу вдохнуть!..»

А именно изъятие кислорода.

Ома высосал его, создав восходящий поток воздуха, и лишил Икки времени.

— У тебя осталось десять минут. Одна, если решишь драться. Прекращай барахтаться, жалкое насекомое, и покажи наконец-то, на что ты способен, — приказал Император.

— …

«Ну да, братец, ты прав. Мне некогда барахтаться… Да и рискованно это с тобой».

За годы своего отсутствия Ома стал в несколько раз сильнее.

«Я изначально находился в невыгодном положении».

Икки сменил план, собрал всю магическую силу… и зажёг её.

— Итто Шура.

Тело охватило голубое пламя.

Аура меча налетела на деревья и разметала нежные зелёные листья.

Благодаря множеству битв с сильными врагами, она приобрела физическое давление.

Однако Ома и бровью не повёл.

— Значит, ты концентрируешь силу, а потом разом выпускаешь её, пытаясь превзойти врага? Это абсолют жульничества. У меня внутри всё сводит от омерзения, — неприязненно и вместе с тем скучающе сказал он. — Ну давай, мелкий камушек, вперёд. А я отброшу тебя.

Он неспешно занял стойку для парирования атаки.

«Он как огромная гора. Неприступная, попирающая землю… — Икки чуть было не поддался давлению брата, но тотчас взял себя в руки. — Так! Козыри брошены. У меня ровно минута, и я не имею права растрачивать ни единой секунды!»

— Ха-а-а-а!

Чёрный рыцарь издал клич и стелющейся по земле тенью бросился в последнюю атаку.

— Си-и-и-и-и-и-иа-а-а-а-а-а-а!

Император ураганного меча на неразличимой глазом скорости рубанул нодати, целясь в незащищённую шею.

Однако сейчас Икки был быстрее самого ветра!

«У меня получится!»

Он начал контратаку.

«Отклонить меч, сместиться в сторону и рубануть по телу. И не бояться!» — приказывал он самому себе.

Если Рюдзумэ прорубил столь огромный разлом в земле, то голову он отсечёт и не заметит.

«Сконцентрироваться!»

Чтобы проскользнуть под самым лезвием смертоносной гильотины, требовалась идеальная точность.

«Я смогу. Я меня получится. Я же столько тренировался! Главное, не дать страху завладеть собой, и всё получитсяа-а-а-а-а-а!»

Неистово подбадривая себя, Икки вошёл в зону поражения нодати и…

«Э?..»

…Внезапно, слишком внезапно застыл на месте.

◆◇◆◇◆

«Ч-чего?» — округлил глаза Икки.

Ещё бы.

Сражение достигло кульминации: он должен был отклонить меч брата и провести контратаку, а сам застыл, как статуя. Как будто сигналы от мозга не доходили до мышц.

«Что за дела?!»

Но у него не было времени удивляться. Ома-то продолжил двигаться.

«Черт!»

Икки не успел защититься.

— Гва-а-а-а-а!

Казалось, в него врезался грузовик. Парень далеко отлетел и врезался в каменную стену.

— Гха!

Изо рта вырвались брызги крови.

Отдача задела внутренние органы, а кости в руках, на которые пришёлся основной удар, сломались вплоть до плеч.

«И это я легко отделался… Но что это было?!» — растерялся Икки.

Он был готов обрушить Интэцу на брата, но в самый последний момент почему-то застыл.

За годы карьеры мечника такого с ним не происходило ни разу.

— Эх, ну и чего ты глазами хлопаешь? — сокрушённо проговорил Ома. — Неужели ты думал, что сражение с сильнейшим мечником пройдёт для тебя бесследно? Пусть тело не пострадало, но душа должна была.

— Э?!

— Ты махнул рукой на её дар и посмел скалиться на меня. Ты забылся, — не скрывая раздражения, жёстко сказал Ома и неспешно занял атакующую стойку: поднял руки и направил меч параллельно земле.

Рюдзумэ ярко вспыхнул и окутался ураганным ветром, который начал втягивать в себя не только воздух, но и, казалось, само пространство, чтобы сформировать из них многослойный клинок — рассекатель всего сущего.

Император воспользовался тем же благородным искусством, которым сразил Багровую принцессу и Райкири.

— Для тебя, жулик, Кусанаги слишком мощен, но я не собираюсь размениваться на полумеры. Почти за честь и умри с благодарностью.

Он направил против раненого Бездарного рыцаря свой сильнейший приём.

«Я-я не должен попасть под него! Надо уклониться! Хоть как-то!»

На задворках сознания маячила мысль о некоем даре Эдельвейс, но Икки выбросил её из головы и приказал ноющему телу бежать.

Однако… оно снова не послушалось.

Несмотря на команды мозга, мышцы словно одеревенели.

«Да почему?! Неужели братец так сильно ранил меня?»

Икки быстро просканировал себя и отмёл этот вариант.

Он пострадал серьёзно, но не критично и ходить мог.

«Ну тогда почему?! Ничего не понимаю!.. Я же сейчас попаду под удар! Надо что-то делать!»

Но как бы он ни ломал голову, а точнее мозг, единственную рабочую часть тела, решение не приходило.

И когда многослойный ураганный клинок оказался прямо над ним…

— Растерзай и пожри, Торао-о-о-о-о-о-о!

◆◇◆◇◆

Всерассекающий ураганный клинок чуть было не убил Бездарного, как вдруг между дуэлянтами вклинился мускулистый парень со свирепым взглядом.

— Растерзай и пожри, Торао-о-о-о-о-о-о! — закричал он и вонзил в спиральные потоки жёлтое копьё.

Наконечник засиял, и в следующее мгновение свет обрёл форму золотой головы тигра с разинутой пастью, которая вонзила клыки в Кусанаги и буквально разорвала его на части.

Козырная карта Омы, без труда сразившая Стеллу и Току, первоклассных рыцарей, истончилась и развеялась.

Загородив собой Икки, Юдай — а это был именно он — спросил:

— Куроганэ, цел?

— М-Моробоси-сан?! Откуда ты?..

— Ты кое-что у меня забыл, — ответил тот и бросил на грудь Икки наладонник. — Я позвънил доктору, и она сказала, что ты пошёл пешком. Я поспешил за тобой и внезапно нъткнулся на шумную разборку двух братьев. — А затем он посмотрел на Ому. — Давно не виделись. Если память не подводит, с самой началки.

— Звезда Нанивы... Нет, Король меча семи звёзд Моробоси.

Старые враги впервые встретились со времён боев в младшей лиге.

— Ха, не, не зови меня Королём. На том турнире не было тебя, а значит этот титул не имеет ценности... Хотя сейчас не это важно, — нахмурился Юдай и окинул взглядом глубокий разлом, вырванные с корнем деревья и потрескавшуюся каменную стену. — Тебе не кажется, что ваша братская ссора зашла чутка дълековато? Если б не я, ты бы прикончил его.

— Твой Тигриный укус — это благородное искусство, которое нейтрализует все другие. Значит, ты развеял как Кусанаги, так и Мукукэккай.

— Ага. Твой ветер мне не помеха. Ладно, с этим разобрались. Ты лучше скажи, будешь ли ещё безобразничать? Если будешь... то предупреждаю, придётся тебе иметь дело со мной, — пригрозил Юдай и направил на Ому светящееся Торао.

— Нет, я совершенно потерял интерес, — прикрыв глаза, ответил Ома и отозвал Рюдзумэ.

Он не испугался Тигриного укуса, который развеял Кусанаги, просто остался без причины продолжать бой.

Наградив сидевшего у стены Икки холодным, скучающим взглядом, Ома резко сказал:

— Если ты не примешь дар Двукрылой и не преодолеешь этот барьер, то и так проиграешь завтра. Мне даже руки не придётся марать. Багровая принцесса увидит твой позор и, надеюсь, поймёт истину.

Затем он развернулся и зашагал обратно во тьму.

— И всё же... Забыл? Везунчик, — прошептал он, прежде чем исчезнуть.

— Спору нет, изменился он сильно, но остался так же «добр» к окружающим, — сокрушённо вздохнул Юдай и повернулся к Икки. — Ну и, что у вас тут произошло? Я слышал, он говорил про Стеллу-тян. Неужели амурные дела? Два брата не поделили девушку? Как в мелодраме?

— Пожалуйста, не надо. Я же чуть не погиб, — усмехнулся Икки и встал на ноги. — Огромное спасибо за спасение. И за наладонник.

— Все нормально, забей… Ты мне лучше вот что скажи. — Внезапно Юдай посерьёзнел и прищурился. — Куроганэ, что с тобой произошло? Ты как-то странно двигался. Не думаю, что из-за ран...

Он имел в виду то, как Икки застыл перед Омой.

«Мне и самому интересно».

— Если честно, я и сам не понял, что это было…

«Я был в идеальной форме, ничто не предвещало беды, и всё равно я как будто окаменел».

— М-м... Издалека ты был похож на кота, который сжался перед приближающейся мъшиной, — спокойно поделился впечатлениями Юдай. — Но я-то знаю, что ты не из таких.

На Фестиваль не попадали рыцари, которые цепенели перед техниками врага.

И Икки, конечно, не был из их числа. Он улыбался даже тогда, когда на него летела Карсаритио Саламандра Стеллы.

Он не мог струсить. Но...

— !..

«Неужели ты думал, что сражение с сильнейшим мечником пройдёт для тебя бесследно? Пусть тело не пострадало, но душа должна была».

Слова Юдая заставили его вспомнить фразу Омы.

«А ведь братец прав. Я проиграл, прошёл по грани между жизнью и смертью и остался цел. Возможно ли это? Нет, конечно...»

У него появилось очень нехорошее предчувствие.

Зачастую в мире боевого спорта — например, бокса — тот, кто потерпел сокрушительное поражение, обретает необоримый страх к атакам противника и во время напряжённого поединка цепенеет.

Это психологическая болезнь, порождаемая боязнью пропустить удар.

И выходить с ней на ринг строго противопоказано.

Про таких людей говорят: «Сломался».

«Может ли быть, что я сам того не подозревая... сломался?»

Медицинское обследование после схватки с Эдельвейс не выявило никаких аномалий, и во время тренировок проблем не возникало.

«Однако тогда на кону не стояла жизнь. А теперь, когда братец Ома решился на убийство, симптомы проявились, так?»

Это было ужасно. И, что ещё хуже, вполне возможно.

«Братец был прав. Я не мог выйти невредимым из боя с сильнейшим мечником. Я должен был сломаться телом и духом».

— Чего бледный такой? Надумал что? — спросил Юдай.

— Нет… Не особо… — покачал головой Икки.

Он не мог рассказать завтрашнему противнику о бреши в своей обороне. Кроме того...

«Завтра сразишься со мной в своей лучшей форме».

Он не хотел разочаровывать Юдая, поэтому постарался скрыть волнение.

Они немного помолчали.

— Ладно, как знаешь. Так... А сейчас тебе срочно нужно к доктору. Секунду, — сказал Юдай и достал наладонник, чтобы позвонить в скорую.

— Прости… — прошептал Икки и приложил сломанную руку к груди.

Он и сам не понимал, был ли благодарен или чувствовал себя виноватым.

Итто Шура давно развеялась. Груз усталости сковал нервы и притупил боль.

Однако страх не ослабевал.

«Что же произошло?.. Моё тело... Я сломался как рыцарь?»

Вернувшись в отель, Икки уединился и погрузился в медитацию.

Он нырнул глубоко внутрь себя и беспрепятственно увидел тело и разум как бы со стороны.

Но... никаких травм не было.

Всё выглядело идеально.

«Так я сломался или нет? Если нет, то что со мной?»

Ответа не было, как не было и решения.

«Это плохо. В решающий момент тело отказывается слушаться. В таком состоянии я не могу бросить вызов Королю и победить. Нужно как можно скорее вернуться в норму...»

Но, словно в насмешку, через окно в комнату проник луч солнца.

Наступало утро. Утро начала.

◆◇◆◇◆

— Говорят, конфликты плодят ненависть, и потому они — зло.

Говорят, мир даёт жизнь доброте, и потому он прекрасен.

Говорят, жестокость ранит людей, и потому она — грех.

Говорят, сотрудничество помогает налаживать доверительные отношения, и потому оно — благо.

Так считает любой нормальный человек.

Однако! При всём этом люди преклоняются перед силой!

Стать сильнее всех! Храбрее всех!

Чтобы никто и близко не подошёл!

Обрести абсолютную мощь, искажающую само эго!

Кто не восхищается этим?

Кто откажется от такого?

Это желание, которое каждый испытывал хоть раз в своей жизни!

Это мечта, перед абсурдностью которой любой опустит руки!

Но на этом ежегодном фестивале собрались юноши и девушки, которые рискуя своими жизнями, бросают вызов этой мечте!!!

Академия Рокудзон с острова Хоккайдо.

Академия Кёмон из региона Тохоку.

Академия Донро из северного Канто.

Академия Хагун из южного Канто.

Академия Букёку из регионов Кансай и Тюбу.

Академия Рэнтэй из регионов Тюгоку и Сикоку.

Академия Бункёку из региона Кюсю и острова Окинавы.

И, наконец, новая национальная академия Акацуки.

Перед вами стоят тридцать два элитных ученика из восьми академий со всей Японии!

Великолепные, безукоризненные рыцари!

Однако Королём меча семи звёзд станет только один!

Так определим же сильнейшего согласно давней рыцарской традиции — в поединках!

Юные благородные рыцари, пришло ваше время!

Сражайтесь, как умеете и как хотите! Покажите всё, на что вы способны!

Вас никто не будет обвинять!

Итак! Шестьдесят второй Фестиваль искусства меча семи звёзд… начинается!!!