Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Brain_Team
1 мес.
#
Лучшие :3
Anton221
2 мес.
#
Спасибо за труд!
artemavix
2 мес.
#
Перевод тома завершен, отдан на редактуру.
artemavix
2 мес.
#
Л'лениен, цитирую из рабочей конфы:
«Так, отпинал томик Данталиана, а это значит, что пришло время разделаться и с Ракудаем. План-максимум – добить за неделю, а там как пойдет».
Прибавьте к этому время редакта (случайная величина =ъ ), и получите примерную дату релиза.
Л'лениен
2 мес.
#
Спасибо команде руранобэ! Вопрос по третьему тому: 4 главу ещё долго ждать? Там же Икки делает предложение. Интересно же!
user7557
2 мес.
#
Спасибо
ekHidos
3 мес.
#
ArtemAvix, Большое спасибо, что взялся за перевод. Пару лет назад эта новелла меня очень зацепила, но по понятным причинам 2-9 тома пришлось читать на английском(да и тот перевод похоже загнулся), и удовольствие было сомнительным. Поэтому с радостью перечитаю в твоем более качественном переводе, т.к. помню Сейрей читать было очень приятно. Успехов в переводе!
artemavix
3 мес.
#
Четыре.
Alfar
3 мес.
#
А сколько всего глав в 3 томе должно быть?
Alfar
3 мес.
#
ArtemAvix, благодарю)
artemavix
3 мес.
#
Alfar, первым переводчиком Ракудая был Эфем. Он, как и полагается, начал с самого начала, но после полутора томов его затянул реал. Дальше за проект взялся Икки. Он решил, что незачем тратить время на то, что и так показали в аниме, и взялся за четвертый том. Но переводил так долго, что Лесса не выдержала и кинула клич о помощи, чтобы кто-нибудь заполнил пробел (2-3 тома), пока он собирается с силами. Так на проекте появился я.
Процесс перевода отображается в оглавлении. Когда я заканчиваю главу, то добавляю ее сюда, на сайт. Как видите, в третьем томе последняя указана "глава 2", то есть вторая глава готова и отдана редактору, а я пока ковыряю третью.
Alfar
3 мес.
#
Я конечно вижу комментарий, но странно что пропустили
Alfar
3 мес.
#
А этот том вообще будут переводить? Дальше перевели, а этот пропустили почему-то
Anton221
3 мес.
#
ArtemAvix, сорри, хоть я обрадовался, что 2 и 4 тома наконец допереводили и выложили, но прочитать пока не успел. Спасибо за то, что так обнадежили. Успехов вам в переводе и всем остальном в Новом Году!
artemavix
3 мес.
#
Anton221, ответ на ваш вопрос содержится в послесловии ко второму тому. Цитирую: «Дальнейшие планы: закончить третий том, доделать четвертый и… идти дальше, в пятый, шестой и так далее». А по поводу сторонних переводов... Мне все равно, есть они или нет. Раз я взялся, то пройду этот путь от начала и до конца. Тем более анлейт Ракудая средней паршивости, при сверке 4.4 я выловил прилично косяков.
Anton221
3 мес.
#
Какие планы после перевода этого тома? Бросите, раз с 5 тома другая команда переводы выкладывает? Или, если время и желание есть (что я несу), будете 10+ тома с япа переводить, раз анлейтеры заглохли?

Глава 2. Загадка Окутамы

Токио, Синдзюку.

Над многоквартирными домами возвышалась тридцатиэтажная башня Японского отделения Международной федерации рыцарей-магов.

Ицуки Куроганэ, его директор, сидел в своём кабинете и, хмурясь, разговаривал по телефону. Несмотря на позднее время, он не включал свет, предпочитая оставаться в темноте.

– Ясно. Значит, дочь проиграла, – констатировал он и громко вздохнул.

– К несчастью, всё к этому и шло, ведь против неё выступила сама Райкири.

– Любимая ученица Нанго?

– Да. Сидзуку-сан просто не повезло. Если бы не эта бессмысленная затея с отборочными матчами, она без труда вошла бы в число представителей.

– …

«Бессмысленная… Вот уж точно», – кивнул Ицуки, соглашаясь с собеседником.

Ему претила одна только мысль о политике новой директрисы Сингудзи. Неслыханное дело, устраивать реальные бои для отсеивания якобы слабых!

– Что Икки?

– Бездарный рыцарь пока побеждает. М-да, похоже, в Хагуне собрались какие-то неучи. Не могут расправиться с этой тупой эфкой.

– Он будет среди представителей?

– Не хотелось бы вас огорчать, но позвольте напомнить, что этот бездарь одолел Багровую принцессу и Эйфорию бегуна, третий ранг академии. Хагунцы слабы. Если не встретится с Райкири или Багряной леди… то будет иметь все шансы на выход из отборочных.

– Этого допустить нельзя, – веско, словно роняя свинцовые шарики, отчеканил Ицуки.

«Не хочу даже представлять такого развития событий. А ведь оно вполне реально».

– С-слушаюсь! Как прикажете!

– Мы должны что-то предпринять.

– В вашей власти лишить его статуса рыцаря-ученика…

– Если бы я мог, то давно так поступил. Права рыцарей-магов и рыцарей-учеников определяют Белоусые лорды из Федерации. Генеральный штаб, другими словами. Мы же – Японское отделение, в нашей власти максимум послать запрос на лишение статуса. И повод должен быть убедительным.

Год назад они натравили Охотника, Кирихару Сидзую, на Икки, но тот упорно отказывался поддаваться на провокацию.

Он не уклонялся от стрел, даже когда Кирихара чуть не убил его.

Икки знал: дёрнется в сторону, и его сразу обвинят в попытке завязать бой.

До сих пор Ицуки добился только того, что его сына оставили на второй год.

Чтобы исключить блейзера из школы и лишить его статуса ученика-рыцаря, необходим повод.

Ицуки не располагал необходимыми полномочиями. Он был вынужден ждать, пока Икки не выйдет за рамки правил, и только потом апеллировал бы в вышестоящие инстанции.

– В любом случае, нужно решить этот вопрос, пока Фестиваль искусства меча семи звёзд не начался.

И тут…

– У меня есть одна блестящая идея, как нам быть с Куроганэ Икки, – раздался голос во тьме.

Ицуки небрежно оглянулся. У входной двери стоял тучный мужчина с лицом, как у Эбису[✱] Один из семи богов удачи в синтоизме, бог рыбалки и труда, а также хранитель здоровья маленьких детей. Изображается в виде весьма полного мужчины.

«А, это он».

– Акадза?

– Долгое время я не удостаивался чести видеть вас, глава. Н-хи-хи-хи.

Мамору Акадза был членом побочной ветви рода Куроганэ.

– Ты упомянул какую-то блестящую идею, – сказал Ицуки и, более не удостаивая телефонного собеседника вниманием, положил трубку.

Акадза понял, что глава заинтересовался, и елейно засмеялся.

– Н-хи-хи-хи. Блестящую, о да-а. Один источник поделился со мной прелюбопытнейшей информацией. Если мы грамотно ею воспользуемся, от ваших тревог не останется и следа.

◆◇◆◇◆

В следующее воскресенье Икки со Стеллой сели в микроавтобус и вместе со студсоветом – Сайдзё за рулём – отправились в тренировочный лагерь академии Хагун, чтобы выследить таинственного великана, загадку Окутамы.

Дело осложнялось тем, что лагерь был расположен среди крутых гор, покрытых густыми лесами, что осложняло поиски даже блейзерам, тем более всего семи.

Посовещавшись, все сошлись на том, что первым делом стоит подкрепиться, причём обязательно на свежем воздухе, и набраться сил.

Сайдзё и Тотокубара ушли, чтобы переговорить со смотрителем, а остальные взялись за приготовление карри: распределили обязанности, вынесли во двор посуду из лагерной кухни и притащили продукты, которые купила Тока.

– М-м… Так прохладно и приятно… Чудесно!

Стелла положила ножи и разделочные доски на стол, который стоял возле кирпичной жаровни, а затем вдохнула полной грудью.

– Здесь практически нет асфальта, который в городе нагревает воздух.

– Ваша Япония задыхается в тисках бетона. Я изнемогаю от жары и духоты.

– Ну, дело ещё и в субтропическом поясе…

Европейская Империя Веримилион была северной страной с более холодным климатом и сухим воздухом.

Стелла впервые переживала японское лето и, очевидно, страдала. Икки много раз слышал, как она стонет по ночам.

«Ага, у нас тут такой зной бывает, что и помереть недолго».

– Стелла-тян! Стелла-тян! Давай поиграем в бадминтон! – размахивая ракеткой, закричала Рэнрэн. Она уже сыграла свою роль в приготовлении карри и теперь приглашала принцессу развлечься.

– Давай! Но предупреждаю сразу: я хорошо играю.

– Что?! Ну нет, в беге ты мне не соперница! В бой!

– Ха-ха♪ Ты пожалеешь, что бросила мне вызов! – воодушевленно воскликнула Стелла и убежала.

– Стелла, постой, – начал было Икки, но девушки и след простыл. – Ну и ну… А сама божилась, что будет готовить, – вздохнул он.

Тока поставила на стол пакет с продуктами и мягко улыбнулась ему.

– Ничего страшного. Это же карри, мы и втроём справимся. А Вермилион-сан и Томару-сан потом приберутся и вымоют посуду.

– Тогда ладно… А, кстати, сколько мы тебе должны?

– Ха-ха-ха! Забудь. Вы со Стеллой-сан согласились помочь нам, и я просто должна угостить вас вкусным обедом, иначе буду потом терзаться муками совести, – смущённо повела плечом Тока.

«М-м… Ну да, она права. Я бы на её месте тоже чувствовал себя виноватым. Пускай будет так, как она хочет», – подумал парень и сказал:

– В таком случае я буду премного благодарен тебе.

– Тока добавляет в карри свой фирменный секретный соус. Выходит ну очень вкусно!

– Это точно. Вы не разочаруетесь.

– Жду с нетерпением. Но хоть помочь дашь?

– Конечно. Куроганэ-кун, пожалуйста, почисти картофель и морковь.

– Сделаю.

– Ута-кун, за тобой рис, хорошо?

– Тот самый, да? Который специально для карри?

– Да. Я купила калифорнийский рис, вот, возьми.

– Хо-хо, настал мой звёздный час!

– ?..

«У них даже глаза как-то странно сверкают. Не пойму, правда, почему… Но друзья они давние и верные, это видно сразу», – заключил Икки, наблюдая за ними.

◆◇◆◇◆

С тех пор как Икки сбежал из дома и начал жить один, прошло целых пять лет. За это время он блестяще овладел искусством работы по дому, поэтому приготовление карри было ему не в диковинку.

Парень ловко очистил картофель и положил его в миску с водой, чтобы тот не развалился при варке, затем снял кожицу с моркови, порубил всё крупными кусками и понёс Токе.

Но на полдороге внезапно остановился.

– …

Повязавшая фартук девушка стояла за столом и, напевая главную тему из аниме про народного героя, отточенными движениями резала мясо и лук.

Икки невольно поймал себя на том, что любуется Токой и сравнивает её с заботливой матерью.

«Она так красива, как будто сошла с полотна картины».

Тока обратила на него внимание и удивлённо спросила:

– М? Что-то случилось?

– А, нет, ничего, – придя в себя, быстро ответил Икки.

«Что это сейчас было?.. Тодо-сан как будто очаровала меня… Но я не ощущал ничего подобного, даже когда она блистательно разгромила Сидзуку. Ну ладно, это потом», – одёрнул себя парень и протянул миску.

– Вот картофель и морковь. Картофель уже отмок в воде.

– Большое спасибо. Ого, ты так красиво их почистил и порезал! И овощи крупные выбрал!

– Я подумал, что раз мы будем есть на открытом воздухе, то лучше приготовить деревенское карри.

– Куроганэ-кун, я всеми руками за. Кстати, ты мастерски владеешь не только катаной, но и кухонным ножом.

– Ха-ха, просто я долго жил один. Ещё помощь нужна?

– Нет. Я присмотрю за кастрюлей, так что отдыхай.

«Согласен. Двоим у кастрюли будет тесно».

Икки развернулся и отошёл от жаровни. Утаката, который помешивал рис в походном котелке, окликнул его:

– Хи-хи-хи, ну, кохай-кун, как тебе попка Токи? Большая, а?

Он заметил, как Икки замер и уставился на Тодо.

– Н-нет! Я вовсе не глазел на неё! – воскликнул Куроганэ.

«Конечно, её попка круглая и мягкая. Хочешь не хочешь, а заглядываешься, но…»

– Дело не в этом… Не знаю почему, но я смотрю на Тодо-сан перед жаровней и глаз от неё оторвать не могу. Просто не могу и всё.

– Хм-м… – протянул Утаката. – Не можешь, значит, да? Выходит, ты сразу заметил это… Необычный ты человек, кохай-кун.

– В каком смысле?

– Говоришь, ощутил нечто такое, что не даёт отвести взгляд от Токи? Ты не ошибся. Вот это и есть её ядро, источник её силы.

– Источник силы?

– Ага. Уж я-то знаю. Давно с ней знаком.

«Давно…»

Икки уже понял, что Тока и Утаката дружат очень долго.

– Мисоги-сан, то есть вы с Тодо-сан давно общаетесь? – спросил он, чтобы окончательно удостовериться в правдивости своих предположений.

– М? А, ну да. Мы с Токой жили в одном приюте.

– Э…

– Ага. Мы из «Дома юной листвы», построенного в рамках программы социальной опеки, которую проводит род Тотокубара. В «Доме» растут дети, которым негде жить. Например, мы с Токой. Каната часто приходила к нам, тогда-то мы и подружились. Эх, сколько маленьких приключений мы пережили… – беззаботно проговорил Утаката.

– О-о… – протянул Икки.

«Я догадывался, что они дружат с самого детства, но что они жили в одном приюте… Пожалуй, не буду копать глубже, – решил он. Но одна мысль никак не желала выходить из головы. – Источник силы Тодо-сан… Вообще, какая она, Тодо-сан?»

Он набрался смелости и задал вопрос:

– М-м, можно узнать, о каком источнике ты говорил?

Утаката ответил не сразу.

– Кохай-кун, что ты представляешь, когда слышишь слово «приют»?

– Место, где живут дети, оставшиеся без родителей.

– Вообще, да, ты прав, но вот это «без родителей» проявляется в разных формах. Одни погибают – аварии там, от стихийных бедствий. Другие просто отказываются от своих детей. Но это ещё нормально. Знаешь, некоторые дети пытаются убить своих родителей, и власти разделяют их.

– Дети – родителей?..

– Да. Были у нас такие. Ужасные создания. Дрались со всеми, ругались, обзывались… Все страдали из-за них. Но Тока прилагала все силы, чтобы улыбаться им, несмотря на такую же жизнь, как и у меня. Она вместе с малышами читала книжки с картинками, готовила вкусную еду вместо заведующей… Наша заведующая была очень доброй и не умела разве что готовить. Нас это так веселило! Ха-ха!

– Тодо-сан очень заботливая.

– И всегда такой была. Ей жизненно необходимо заботиться о ком-нибудь. Даже о том, кто пытался убить своих родителей. Я… Он столько раз терял контроль над своей силой, буянил и ранил Току, но Тока ни разу не отвернулась от него. Благодаря ей… я… он снова смог стать человеком, смог вернуть человеческие эмоции. Поэтому я… он даже сейчас благодарит Току и от всего сердца любит её, – опустив голову и запинаясь, рассказывал Утаката. В процессе он постоянно сбивался на повествование от первого лица.

«Возможно… это он пытался убить своих родителей».

– Однажды я… он спросил у Токи: «Как тебе удаётся быть такой сильной?» Ему было очень интересно, как такое вообще возможно? Тока была такой же, как и я… он, тоже потеряла родителей, но любила всех. Почему? И Тока ответила: «Родители очень любили меня. Возможно, я провела с ними не так много времени, как дети из нормальных семей, но они души во мне не чаяли и постоянно улыбались мне. Мамы с папой больше нет, но они всегда со мной, в моих воспоминаниях. Они дарили мне тепло, и я хочу поделиться им с другими. Хочу оставить воспоминания, которые будут поддерживать их. Так же, как сделали мои родители. Они научили меня, что любовь – это важнейшая вещь в нашей жизни», – Мисоги сделал паузу. – И это были не пустые слова. Даже сейчас, покинув «Дом юной листвы», Тока дарит улыбки и храбрость детям. Она на своём примере показывает, что даже сироты могут выйти в люди. Сражается как юный рыцарь по прозвищу Райкири, один из сильнейших блейзеров страны.

Икки понял, о каком источнике силы говорил Утаката.

Это доброта.

Тока борется не ради себя, но ради других.

Такой уж она человек.

«Вот что я увидел в ней, пока она готовила для нас. Не мог не увидеть, ведь это был ключ к её душе, основе её силы».

– Кохай-кун, ты силён. Скажу честно, сильнее, чем я думал. Ни я, ни, наверное, Каната тебе не ровня. Но не Тока. Она особенная. Она знает, что такое поражение, и сколько боли оно приносит. Поэтому она не сломается и не проиграет. Образно говоря, вы несёте на плечах разный груз.

Икки не ответил, лишь взглянул на воодушевлённо стряпающую девушку и задумался о желаниях и надеждах, которые возложили на неё другие, и о том, как она старалась не подвести их.

«Конечно, я не такой».

Он карабкался в гору только потому, что хотел верить: «Я чего-то стою».

Ни на кого не полагаться, жить ради себя и стремиться к идеалу, который сам себе и придумал.

Интэцу наполняли его собственные чувства, которые сейчас приняли облик чёрного тумана и окутали его сердце.

А затем парень задал себе вопрос:

«Сможет ли твой лёгкий меч выстоять против неё?»

◆◇◆◇◆

Вскоре обед был готов.

Ароматный рис, обжаренный с чесноком и приправленный соусом карри – Тока приготовила его заранее на основе говяжьих жил и принесла с собой в пластиковом контейнере – вышел очень вкусным.

Икки так разогнался, что даже переел немного. А вот Стелла, известная обжорка, к еде практически не притронулась. Видимо, не было аппетита.

Тока рассказала, что это карри она придумала вместе с Утакатой и Канатой, когда они ещё жили в «Доме юной листвы».

– Нам нужно было что-то такое, что стоило недорого и при этом пришлось всем по вкусу. И вот что мы сотворили после множества неудачных экспериментов.

После обеда она предложила погулять по окрестностям и заодно сделать то, для чего, собственно, они и приехали сюда – найти великана.

– В горах опасности подстерегают на каждом углу даже блейзеров, поэтому не ходите в одиночку, – предупредила она. – К тому же прогулки на свежем воздухе способствуют правильному пищеварению.

В итоге они разбились на три пары: Тока и Утаката, Сайдзё и Рэнрэн, Икки и Стелла.

Каната на всякий случай осталась в лагере.

Икки со Стеллой отправились на запад.

Здешние горы служили тренировочной площадкой для юных рыцарей-магов, поэтому здесь не было альпинистов, тропинки виляли из стороны в сторону и то круто уходили вверх, то выводили к практически отвесным обрывам, а кусты разрослись настолько, что приходилось буквально продираться сквозь них.

И ладно бы только это, неровный рельеф не был препятствием для тренированных блейзеров, но…

– Ох, опять…

Икки ловко поймал длинный, размытый силуэт, бросившийся на него, и поднял руку повыше.

Это был щитомордник с широко разинутой пастью.

«Уже третий. Мало того, что под ноги смотреть надо, ещё и они надоедают».

Отбросив змею подальше, он обернулся и предостерёг Стеллу:

– Похоже, здесь полно ядовитых змей. Убить не убьют, но всё равно будь осторожна.

– Угу, – вяло откликнулась девушка.

«Стелла явно не в духе. Сгорбилась вся, плетётся еле-еле. А в комнате студсовета она чуть до потолка не прыгала. Я думал, она оттолкнёт меня и первой бросится на поиски».

– Что случилось? Неужели ты так расстроилась проигрышу в бадминтоне?

В недавнем поединке Рэнрэн одержала уверенную победу.

Стелле никак не удавалось взять силу под контроль, и она постоянно подавала в аут.

«Наверняка дуется из-за этого».

– Да не сказала бы… – монотонно возразила принцесса.

Казалось, она сама не знает, отчего у неё апатия.

«Нет, в самом деле, что случилось? – склонил голову Икки. Он видел, что что-то не так, но не осознавал, насколько всё серьёзно. – Может, она просто устала, потому что не привыкла к горам?»

– Не отставай, а то потеряешься, – предупредил он и вернулся к расчистке пути.

Как же он ошибся, что не придал особого значения изменениям в Стелле.

◆◇◆◇◆

Прошло около двух часов.

«Не нравится мне всё это».

Ещё недавно небо было ясным, а сейчас его заволокли тяжёлые серые тучи, грозившие пролиться дождём.

«Я слышал, что в горах погода меняется, как по щелчку пальцев. К тому же мы находимся на большой высоте, здесь холодно. Ливня не избежать».

Икки опустил взгляд и внезапно нахмурился.

– М?

Чуть дальше по тропе высился завал из вывернутых деревьев. К корням пристала глинистая желтоватая земля.

Парень насчитал больше двадцати стволов.

Казалось, кто-то огромный выбрался из самых недр, оставив после себя пятиметровую яму.

А потом Икки заметил следы, похожие на отпечатки человеческой ступни. Только вот размер был совсем не человеческим – полметра минимум.

– Это же!..

Скорее всего, здесь прошёлся тот самый великан.

– Стелла, смотри, – окликнул её Икки, но услышал в ответ лишь тяжёлое дыхание и поспешно обернулся.

Девушка стояла, прислонившись к дереву и закрыв глаза.

– Стелла? Неужели ты так вымоталась?!

«Нет, дело не в этом», – понял он, присмотревшись к её лицу.

Щёки принцессы раскраснелись, а со лба обильно тёк пот.

– Стелла, что с тобой?!

– Н-не знаю… Что-то я такая вялая… Тошнит, голова кружится… Икки, скажи… – Стелла подняла на него взгляд, преисполненный решимости.

«Она хочет спросить о чём-то очень-очень важном. Но о чём?»

– Да, что? – сглотнув, проговорил парень.

И…

– Скажи, от поцелуев можно забеременеть?

От изумления он чуть было не упал.

– Не, это вряд ли.

«Я не такой монстр, и мои поцелуи зачаточной силой не обладают. Надеюсь».

– Может, ты заболела? У тебя горячка?

– Любовная?

– Нет. Э-э, кажется, по-английски это будет «cold». Нет, «fever», – неуверенно ответил Икки.

– А-а… Я поняла, о чём ты, – покивала Стелла. – Это та самая простуда, о которой я столько слышала.

– Неужели ты ни разу в своей жизни не простывала?

– Ни разу… Ага… В детстве я завидовала тому, что по болезни можно пропускать школу, но, как оказалось, болеть совсем не весело, – горько усмехнулась она.

Впервые Стелла чувствовала себя настолько разбитой, поэтому не сразу поняла, что с ней происходит.

Вероятно, в жарком и влажном климате её иммунная система дала сбой.

– В любом случае, расследование придётся свернуть. Пошли обратно.

– П-постой… Мы же наконец-то наткнулись на улику…

– И? Да ты на ногах не держишься!

– Неправда. Вот, смотри… А, что?

Стелла оторвалась от дерева, покачнулась… и начала заваливаться набок.

– Стелла!

Икки тут же бросился на помощь и, поддержав её, почувствовал, какой горячей она была.

«Всё очень плохо. Она по незнанию усугубила течение болезни. Надо спускаться с гор немедленно», – заключил он, взял девушку на руки и твёрдо заявил:

– Хочешь не хочешь, но я понесу тебя.

– А, у-у…

Стелла недовольно нахмурилась, но сопротивляться не стала. Впрочем, сил на это всё равно не осталось. Она обмякла и хрипло выдохнула.

«Надо как можно скорее вернуться в лагерь и отвезти её в больницу. Хорошо, что дорога знакомая, добегу быстро».

Но его планам не суждено было сбыться.

Сперва на голову Икки упала одна капля, потом другая, а затем разверзлись хляби небесные.

Ливень-партизан – так в Японии называют эти внезапные дожди, характерные для субтропиков.

– Как вовремя, блин!

«Только дождя не хватало! Если Стелла замёрзнет, то заболеет ещё сильнее, и одной простудой дело не ограничится. Как бы она воспаление лёгких не подхватила! Тогда на отборочных можно ставить жирный крест. Что же делать?.. О, точно! Мы же проходили мимо хижины, которую построили специально для таких случаев!»

Икки сразу внёс коррективы в план и решил переждать непогоду под крышей.

◆◇◆◇◆

До хижины было недалеко, но они со Стеллой успели вымокнуть до последней нитки.

Икки, не жалея дров, развёл огонь в очаге – согреться и просушиться, – после чего достал наладонник и связался с Канатой.

– Стелле-сан нездоровится?! – воскликнула Тотокубара.

– Да. Я отнёс её в хижину здесь, неподалёку.

– Так-так… Чем она заболела?

– На вид это обычная простуда, но в запущенной форме. Лучше показать её врачу.

– Ясно. Я сейчас же свяжусь с нашими и отправлю их к вам.

– Спасибо. А, и ещё кое-что. Кажется, мы нашли следы великана. Похоже, он выбрался из-под земли. Возможно, они живут где-то там, в глубине.

– В глубине… Как-то не верится. Ну ладно, я поняла. Мы осмотрим эти следы, а вы никуда не выходите из хижины и отдыхайте. Часа два у вас есть. И не забудьте как следует просушить одежду, синоптики обещали похолодание.

– Сделаем. Большое спасибо, – поблагодарил Икки, отключился и бросил в огонь последнее полено.

Вскоре хижину наполнило приятное тепло.

– Ну вот, теперь можно и обсохнуть.

Он разделся до трусов и расстелил рубашку с брюками перед очагом.

Стелла же как сидела, привалившись к грубо обработанной стене, так и осталась сидеть.

– Стелла, раздевайся. Понимаю, ты смущаешься, но иначе ты только усугубишь болезнь.

– Угу…

Их отношения совсем недавно перешли на стадию поцелуев, поэтому девушка всё ещё стеснялась представать обнажённой перед любимым парнем.

Однако сейчас она не стала возражать: без лишних разговоров скинула жилетку, расстегнула замок на юбке.

«Упрямиться глупо. У нас с Икки на кону выход из отборочного тура, а ведь на Фестиваль пройдут только шестеро. Не поправлюсь, и плакало наше обещание сойтись в поединке в финале. А это недопустимо!»

Стелла никогда не ошибалась в расстановке приоритетов.

Однако…

– Ой!..

Она попыталась встать, но покачнулась и чуть не упала.

– Стелла!

Икки едва успел подхватить её.

Болезнь прогрессировала, жар усиливался. У девушки не осталось сил даже на то, чтобы раздеться самой.

«Ужасное ощущение, – подумала она. – Никогда бы не подумала, что мне может быть настолько плохо».

– Стелла… м-м, если не возражаешь, я могу помочь, – решившись, предложил Икки. Он отлично понимал, в каком состоянии находится его любимая, и старался максимально облегчить её страдания.

– !..

Она округлила рубиновые глаза.

«Мне самой раздеваться стыдно, а уж если меня будет раздевать Икки… Нет, это не вариант… был бы, но сейчас…»

– Да… Будь так добр… – кивнув, прошептала она.

«Икки смущается ничуть не меньше меня, но его тревога и доброта намного сильнее. Я не против…»

Парень прочёл это по её глазам и приказал себе: «Держись. Стелла переборола смущение и согласилась. Не смей предавать её надежды недостойными поступками. Помочь ей можешь только ты. Просто отключи эмоции и раздень её. И никаких пошлых мыслишек! Так!..»

Настроившись, он приступил к делу.

Первым делом чулки. Они намокли и наверняка прилипли к коже, причиняя неудобство.

Икки отстегнул подвязку и, сунув пальцы под чулок, медленно потащил его вниз.

Взору постепенно открывалась длинная стройная ножка.

Руки ощущали под белоснежной кожей упругие, тренированные мышцы.

«У неё, так сказать, "игловидная" форма ног, которая характерна для народностей, промышляющих охотой. У нас же, фермеров-японцев, ноги скорее грушевидные, – машинально отмечал он. – Ух, да что это со мной?! О чём я думаю, когда передо мной такая красота?! И я обнажаю её собственными руками…»

Затаив дыхание, Икки снял чулок. Когда он коснулся её аккуратных пальчиков с ухоженными ноготками, в голове как будто взорвался фейерверк.

«Ох, я не прогадал. Как же я рад, что предложил ей свою помощь! Правда, в таком темпе я долго не продержусь…»

С другой девушкой у Икки проблем не возникло бы, но сейчас перед ним сидела его единственная и неповторимая Стелла, которую он обнажал сантиметр за сантиметром.

Каждый вдох наполнял его пьянящим, возбуждающим ароматом.

Короче, к тому моменту, когда он разделался с чулками, сердце колотилось так, что грозило пробить грудную клетку и вырваться наружу.

«Теперь рубашка… Но смогу ли я?»

Он поднял взгляд на Стеллу.

Принцесса была краснее кумача, по ней разве что язычки пламени не бегали. Глаза блестели и явно не от высокой температуры.

«Нет, я должен. Я докажу, что умею держать слово».

– Стелла, расслабься, – ободряюще улыбнувшись, попросил Икки.

– У-угу… – простонала та, но осталась напряжённой.

«Впрочем, ничего удивительного. В такой ситуации никто не сможет расслабиться. Ладно, надо продолжать. Чем быстрее закончу, тем лучше».

Парень наклонился ближе и принялся аккуратно расстегивать пуговицы, стараясь лишний раз не касаться обнажённой кожи своей девушки.

Пропитанная дождевой водой ткань прилипала к телу, очерчивая контуры пышной груди, пальцы соскальзывали, но Икки старательно дошёл до самого низа, а затем взялся за воротник и развёл полочки в стороны.

Рубашка соскользнула с плеч, точно невесомая вуаль.

Куроганэ на мгновение замер и зажмурился, но увиденное навеки отпечаталось в голове.

Очаровательно подрагивающее горло.

Большая грудь, которая стремилась вырваться из кружевных оков.

Подтянутый, но оттого не менее мягкий живот, вздымающийся и опускающийся в такт дыханию.

Бусинки пота и капли дождя, поблескивающие на раскрасневшейся коже…

– …

В этот момент внутри Икки что-то щёлкнуло.

Горло пересохло.

Парень испытал жгучее желание наброситься на Стеллу, обнять её, усыпать страстными поцелуями и утолить жажду заветной влагой и только титаническим усилием воли взял себя в руки.

«О чём я только думаю?! Стелла страдает, страдает!» – мысленно зарычал он, заглушая чувства голосом разума.

И тут…

– Икки… прошу, сними… бюстгальтер… – прошептала девушка.

Икки не поверил своим ушам.

– А?! Ч-что?!

– Больно дышать… Расстегни крючки… пожалуйста…

«А, ну да, догадываюсь, как сильно ей грудь сдавливает. Но… она просит об этом меня? – растерялся Икки. – Нет, раз ей больно, отказывать не стану. Тем более она, насколько я понимаю, в полной мере отдаёт отчёт своим поступкам».

– Хорошо… Да, сейчас.

Он закивал, призывая всё оставшееся спокойствие, и продолжил убеждать себя:

«Ага, застёжка спереди. То есть, когда я расстегну её, плечевые лямки не дадут лифчику упасть, и я не увижу того, чего не следует. Всё хорошо. Ну как хорошо… На грани, но в пределах допустимого».

Икки поддел крючки указательным пальцем… и дёрнул их.

Два массивных холма вырвались на свободу и закачались, привлекая взгляд.

– !..

Критическое попадание.

Если бы не заранее разработанный план, Икки точно не выдержал бы. А так он мгновенно прикусил язык, острая боль потушила разгоревшийся было пожар чувств и затмила собой все шальные мыслишки.

«Надеюсь, она ни о чём не догадалась… Ох, до чего я докатился, – с горечью подумал он. – Паникую при виде обнажённой Стеллы и изо всех сил пытаюсь удержать маску невозмутимости. Надо было чаще с девушками общаться, глядишь, чувствовал бы себя увереннее. Ага, нашёл когда сожалеть…»

Он коротко выдохнул, приводя мысли в порядок.

«Так, ладно, собрались! Осталось совсем немного. Сделаю всё быстро, аккуратно и максимально прилично. Я мужик или кто, в конце-то концов?»

К счастью, обошлось без эксцессов. Икки раздел Стеллу до конца и накинул ей на плечи большое махровое полотенце, которое нашёл здесь же, в хижине.

– В-вот и всё. Давай, заворачивайся плотнее. В горах холодно.

– Спасибо, Икки, – едва слышно поблагодарила его Стелла. – Прости. Я, наверное, столько неудобств тебе доставила.

– Ладно тебе, это всего лишь простуда. Тем более ты совсем недавно в Японии, и к здешнему лету не привыкла.

– Это так, но… Тебе… Тебе, должно быть, нелегко… приходится…

– М, чего?

«Я же, вроде, ничем себя не выдал», – растерялся он, а потом обратил внимание, что Стелла смотрит не на его лицо.

Ниже, гораздо ниже.

– Ого… Какой он большой… – изумленно проговорила девушка.

Икки тоже опустил взгляд. Оказывается, тело действовало отдельно от разума и реагировало на сложившуюся ситуацию по-своему.

– Oh…

Он так стушевался, что даже охнул как-то «по-американски».

«Это уже ни в какие ворота… Вот что мне теперь говорить? И сидеть с невозмутимым видом, когда внизу творится такое, как минимум неловко. А как максимум – хочется провалиться сквозь землю».

– А… А-ха-ха… – неловко засмеявшись, Куроганэ отвёл взгляд и забормотал. – П-понимаешь, это мужская физиология. Я не в силах повлиять на это. Буду очень признателен, если ты сделаешь вид, будто ничего не заметила. Ладно? Только на этот раз…

Но…

– Не надо… Не извиняйся… – нежно улыбнулась Стелла. – Конечно… тут есть из-за чего смущаться, но… Помнишь, что я сказала в бассейне? От тебя я не отвернусь… Наоборот, мне приятно… Значит, я возбуждаю тебя…

«А, э…»

Парень чуть не упал, так у него закружилась голова.

Простуда меняет людей…

Блестящие глаза, чуть опущенный взгляд из-под длинных ресниц – всё это казалось таким хрупким, мимолетным.

«"Милая"? Нет, этого слова недостаточно, чтобы описать её».

Икки в очередной раз подавил желание обнять Стеллу и зацеловать её.

А затем девушка посмотрела ему в глаза и спросила:

– Скажи, Икки… Ты хочешь… меня?

– А…

Мгновение мозг отказывался переваривать услышанное.

Но только мгновение. Реальность обрушилась на него с мощью падающего слона.

– Э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э-э?! Т-так, погоди, Стелла! Ты хоть понимаешь, о чём спросила?!

– Да, понимаю.

– У-у…

Икки посмотрел ей в глаза и увидел в них своё отражение.

«Нет, Стелла не шутит и не бредит. Несмотря на высокую температуру, мыслит она вполне трезво и серьёзно. Но…»

– …

«Но что дальше? Быть честным? Так ответ у меня один: да хочу. И не только сейчас. Я хочу тебя каждый раз, когда целую, обнимаю или держу за руку».

И в этом ничего предосудительного. Интимная связь – разумное желание для парня и девушки, связанных романтическими отношениями.

Но. Но!

Ответ имеет особое значение. Конечно, он выражает согласие или несогласие, но куда больший смысл несут сами слова и интонация, с которой их произносят… Их люди особенно ценят.

«Я мог бы ответить искренне, но… не уверен, что смогу ограничиться этим! А если и ограничусь, то наверняка не сдержусь когда-нибудь потом… Например, когда мы вернёмся в общежитие, когда Стелла выздоровеет… Но так нельзя! Всё должно быть последовательно. А значит…»

– Прости… Сейчас я не могу ответить тебе, – сказал Икки. – Стелла, я люблю тебя, и я хочу сказать это с гордо поднятой головой. И пусть услышат все: и Сидзуку, и Алиса, и все остальные… в том числе твои родители. Любовь – это самое прекрасное чувство, что я когда-либо испытывал. Но если наши отношения продвинутся так далеко, то я буду чувствовать себя виноватым перед твоими родителями. Я не смогу смотреть им прямо в глаза.

Они оба были совершеннолетними и могли поступать так, как им заблагорассудится.

Однако Икки считал, что в отношениях нужно соблюдать определённую последовательность действий.

«Родители Стеллы с любовью и заботой растили её, своё сокровище. Я же намереваюсь забрать это сокровище, поэтому должен как минимум познакомиться с ними».

– Прости, – снова извинился он.

«Если честно, сейчас не лучший момент для столь стремительного развития отношений. Конечно, я хочу во всеуслышание признаться Стелле в любви, но не могу, ведь поднимется скандал. Стелла – принцесса, весьма значимая фигура на мировой доске. Не будем торопить события, пока идёт Фестиваль».

– Может, я слишком непоколебим и старомоден в своих взглядах, но отступаться от них не намерен, пусть даже меня заклеймят слабаком и мямлей.

– Не говори так, – перебила девушка и с мягкой улыбкой взяла его за руку. – Икки, это я должна просить прощения. Ты подходишь к делу со всей возможной серьёзностью, а я только и делаю, что докучаю тебе странными просьбами. Извини меня, пожалуйста.

Она покраснела от смущения, про себя повторяя его слова : «"Стелла, я люблю тебя, и я хочу сказать это с гордо поднятой головой". Ах, какой же он серьёзный и классный! Смотрит в будущее, когда мы станем ещё ближе. Ой, какая я всё-таки счастливая! – радостно подумала она и тут же дала себе мысленную оплеуху. – Счастливая, но такая дура. Я хоть раз задумывалась о том, что творится в голове у Икки? Нет. Я смотрела только на него и совершенно не обращала внимания на тех, кто стоит за мной. И вот сейчас я разделась, перевозбудилась и дала волю своей беспринципности. И не только сейчас. Со мной в последнее время вообще невесть что творится. Даже не знаю, какой из единорогов решится подойти ко мне. Скорее, они все вокруг Икки виться будут. У-у, как же стыдно!»

– Всё-таки я из-за простуды несу всякий бред. Надо поспать.

Стелла переложила всю ответственность на болезнь, завернулась в полотенце и легла.

– Давай. А я послежу за огнём, – согласился Икки.

«Не хочет возвращаться к щекотливой теме и обсуждать с девушкой такое. Наверное, волнуется, что засмущал меня…»

Принцесса так расстроилась из-за своего поведения, что едва не занялась самобичеванием: она всерьёз хотела исцарапать всю себя.

«И всё-таки… лучше бы он сказал простенькое "да". Нет, я прекрасно поняла, что Икки замаскировал под своим "сейчас не могу", но я не хочу додумывать, я хочу услышать, – размышляла она. – Надеюсь, когда-нибудь услышу. Нужно набраться терпения и больше не совершать таких глупых ошибок. А пока итог один: я – непристойница…»

◆◇◆◇◆

Не успела Стелла опустить голову на пол, как сразу провалилась в сон, однако проснулась всего лишь через полчаса.

Удивительное дело, она чувствовала себя намного лучше. Щёки по-прежнему горели, но пот не лил ручьём, язык не заплетался, а грудь наполнял прохладный освежающий воздух.

Она села, чуть повернула голову и увидела рядом с собой Икки. Тот поймал её взгляд и ободряюще улыбнулся. Стелла мигом вспомнила их недавний диалог, смущённо потупилась и, чтобы отвлечься, завела разговор на отвлечённые темы. Принялась вспоминать забавные эпизоды из академической жизни и всякое такое.

Икки слушал её, смеялся, а сам думал: «И чего подскочила? Спала бы до прихода Токи и остальных. Ладно, раз она настроена на болтовню, задам-ка я один вопрос».

– Стелла.

– М, что?

– А твои родители… Какие они?

– Почему ты спросил?

– Ну, мы с тобой встречаемся и когда-нибудь официально объявим об этом. Тогда мне придётся представиться им. Хотелось бы заранее узнать о них побольше.

Знакомство с родителями – фундаментальная ступень в развитии отношений. Икки намеревался пройти её сразу после Фестиваля искусства меча семи звёзд, но не хотел являться на встречу неподготовленным.

«Хотя бы про их характеры послушаю».

– А-а, т-ты про это… Официально объявим, ну да… У-у…

Стелла побледнела и явно не желала поднимать эту тему. Но…

– Слушай, Икки. Может… не будем говорить о нашей свадьбе до самого последнего момента?

Куроганэ недоумённо захлопал глазами.

– Нет, так не пойдёт. Ладно ещё официальное объявление о помолвке, но мы должны поставить в известность твоих родителей.

– Дочь может просто сказать папе: «Сюрприз!☆»

– Никаких «сюрприз☆». Ты своего отца до инфаркта довести хочешь?

«Если бы я был её папой и в один прекрасный день получил вместе с утренней газетой приглашение на свадьбу, одним выплюнутым кофе не отделался бы».

– Но ведь…

– Э-э… Неужели ты до такой степени не хочешь знакомить меня со своими родителями?

Стелла застонала и кивнула.

– Угу… Мама ладно, она – самый обычный человек. А вот папа тот ещё чудак. Он души во мне не чает и когда узнает, что мы с тобой встречаемся…

– Думаешь, он будет против?

– Нет, вряд ли он станет возражать.

– Ну тогда все в порядке…

– Он не станет тратить время на слова и просто убьёт тебя, как только ты пересечёшь границу Вермилиона.

«А вот это уже не в порядке».

– Не шути так. Он же настоящий император, это вполне в его власти.

– А я и не шучу.

Икки испытал приступ сильнейшей головной боли. И простуда, которой он мог заразиться от Стеллы, была не при чём.

«В любом случае я должен миновать эту ступень, иначе наш союз будет неправильным. Мы с императором просто поговорим по душам, и, надеюсь, он всё поймёт».

– Н-ну, он просто заботится о тебе, да? Он хороший, любящий отец, только и всего.

– Да он просто никак не смирится с мыслью, что когда-нибудь мы вылетим из родительского гнезда. Когда я решила учиться за границей, он плакал навзрыд и умолял меня передумать.

– Понимаешь, когда дочка говорит, что поедет учиться в другую страну, чтобы найти того, кто превосходит её по силе, любой отец будет против.

– К счастью, в тот раз мама просто взяла и заперла его.

– Просто?! В смысле, просто взяла и заперла правителя целой страны?! Знаешь, мне кажется, она не совсем обычный человек!

– В принципе, ты прав. И если она снова его запрёт…

– Нет-нет-нет! Не надо! Я хочу встретиться с ним как подобает в таких случаях!

– Правда? Но тогда ты умрёшь.

– Эй, почему ты так легко говоришь об этом?!

Икки дрогнул, но тут же вырвал с корнем проклюнувшийся росток неуверенности.

– Стелла, я рад, что ты беспокоишься за меня. Я приму твои слова к сведению, но пойми, нашего знакомства просто-напросто не избежать. Я буду искать встречи с твоим отцом, чтобы получить его благословение. Это мой долг, – твёрдо заявил он.

– Ладно, убедил. Тогда поедем в Вермилион вдвоём, – вздохнула принцесса… широко улыбнулась и положила голову Икки на плечо. – Я хочу представить тебя как своего возлюбленного, которым горжусь и буду гордиться.

– Спасибо, Стелла.

Он погладил её по алым волосам, и девушка, прищурившись от удовольствия, потёрлась щекой о его плечо.

А потом резко помрачнела.

– Слушай, Икки, раз такое дело… – начала она с загадочным выражением лица. – Значит… Значит, мне тоже стоит познакомиться с твоими родителями, да?

Она знала, что Икки нормально общается только с Сидзуку, а остальные члены семьи его, мягко говоря, не жалуют.

Парень нахмурился.

«А стоит ли? Я пошёл против их приказов и сбежал из дома. Наверное, они… нет, отец уже и за сына меня не держит».

Он вызвал в памяти лицо отца и после недолгих раздумий ответил:

– Ты права. Это важное событие. Давай заглянем ко мне домой после Фестиваля.

По крайней мере, Икки не поставил крест на Ицуки.

«Пусть я ни разу не услышал от него ласкового слова, не ощутил на себе проявления его любви, но он был и остаётся моим отцом. Я до сих пор надеюсь, что когда-нибудь мы найдём общий язык…»

– Хорошо, давай, – с готовностью кивнула Стелла.

Сидзуку и Куроно рассказывали ей, как с Икки обращались в кругу семьи, да и сам парень вскользь упоминал об этом.

«Ты ни на что не годен. Вот и не высовывайся», – говорил Ицуки.

Он ни во что не ставил сына и всеми силами пытался раздавить его.

Стелла просто не понимала, как можно быть таким бесчувственным.

«Родители не должны так поступать. Икки сказал, что их по-прежнему связывают семейные узы… А не слишком ли наивно? Как бы это не вышло ему боком».

Естественно, вслух она ничего не сказала. Не хотела ранить его жестокими словами.

«Я могу только верить, что лучик его надежды никогда не погаснет».

Между ними ненадолго повисла тишина.

Как вдруг…

– М?

Икки со Стеллой одновременно вскинули головы.

Они ощутили, как дрожит земля.

– Что это? Землетрясение?

Нет, не оно.

Земля не тряслась, а именно что вздрагивала через равные промежутки времени.

Как будто кто-то раз за разом скидывал нечто массивное…

– Может, это великан идёт?

Икки мгновенно вспомнил воронку в земле, поваленные деревья и гигантские следы. Он не верил в криптидов[✱] Животные, существование которых возможно, но не доказано наукой., но и очевидное никогда не отрицал.

«Уверен, владелец таких ножек ходить бесшумно не умеет».

Парень встал.

– Пойду-ка я осмотрюсь. В конце концов, для этого мы и приехали.

– Я с тобой! – Стелла тут же вскочила на ноги. Но…

– Даже не думай.

Икки легонько толкнул её указательным пальцем в лоб, и девушка упала.

– П-почему? Я тоже хочу посмотреть на великана!

– Я сомневаюсь, что это действительно великан. Скорее, какой-нибудь кровожадный хищник, которого придётся прогнать. Поэтому, простывашка моя, будь хорошей девочкой и сиди здесь.

– У-у~

Стелла надулась, как избалованный ребёнок, но перечить не стала.

Икки подошёл к тонкой деревянной двери в хижину и приложил к ней ухо.

Бум. Бум.

Судя по колебаниям почвы, передающимся через подошвы, эпицентр колебаний постепенно приближался.

– Приди, Интэцу.

Призвав меч цвета воронова крыла, Куроганэ глубоко выдохнул, сконцентрировался, распахнул дверь и вылетел наружу.

– !..

Его встретили… безлюдный лес и ливень.

Не изменилось ровным счётом ничего.

«А? Как так? Я же слышал грохот и чувствовал колебания. Где их источник? Стоп… Всё прекратилось?»

– Что за чертовщина? Кто меня водит за нос?

Парень развернулся. И…

– Э-э…

Перед хижиной стоял пятиметровый каменный великан.

Икки выскочил из двери и просто пробежал у него между ног, ничего не заметив.

«В-во я дурак!..»

Ошеломлённый, он застыл, будучи не в силах тронуться с места.

А тем временем…

Великан воздел над головой огромный кулак и опустил его прямо на хижину… где осталась Стелла!

– С… Стелла-а-а-а-а-а-а-а!!!

Домик сложился пополам.

◆◇◆◇◆

– !..

– Кья! Ч-что?! Что это было?!

Стелла обнаружила себя на руках у Икки и закричала от неожиданности.

«Уф, ещё бы чуть-чуть…»

Как только кулак коснулся крыши, Икки активировал Итто Шуру и максимально быстро вытащил девушку наружу.

– Стелла, ты цела?

– У-угу. Но что?..

– Сама посмотри, – указал взглядом на исполина Икки. – Ты была права, это великан.

– А?.. – Стелла посмотрела в ту же сторону и вскинула брови. – Эй! Он совсем не такой, каким я его представляла!

– Чего?!

Впрочем, она подметила верно.

В великане было мало человеческого. По сути, он представлял собой гуманоида, сложенного из каменных глыб разных форм и размеров.

Невольно возникал вопрос, живой ли он вообще.

Но, как бы там ни было, колосс всерьёз намеревался размазать их по земле.

Он снова занёс тяжеленный кулак.

– Кх!

Икки тут же отскочил вбок.

Раздался оглушительный грохот. Там, где секунду назад стоял парень, зияла огромная дыра.

Ни один блейзер не пережил бы такого удара.

«Придётся разобраться с этой каменюгой, пока она нас не прихлопнула».

– Стелла, стой здесь. Тут не так капает.

Икки оставил её под деревом, а сам шагнул навстречу великану.

– Ты хочешь сражаться? Уверен? Но рубить катаной скалы не особо эффективно.

– Ещё как уверен. У меня есть один приём как раз для подобных ситуаций, – ответил Икки, крепче сжал Интэцу правой рукой и положил на клинок левую.

Стойка для колющего удара.

Гигант не обратил на это никакого внимания и механически, как кукла, в очередной раз атаковал парня.

«Как медленно. Думаешь, я буду просто стоять и ждать? Нашёл дурака!»

Окутанный пламенем Итто Шуры Куроганэ чуть пригнулся, напружинил ноги, а затем резко распрямился и бросился вперёд. Весь его вес, все силы сконцентрировались в одной точке – на острие меча.

Мощнейший колющий выпад и самая сильная атака Бездарного рыцаря, одна из семи тайных техник, изобретённых им лично. Удар, созданный для разрушения материальных объектов.

– Первое тайное искусство – Сайгэки[✱] Удар носорога.!

Клинок вонзился в грудь великана, поток магической энергии устремился внутрь, раздробил камень на мельчайшие песчинки и вырвался из спины, оставив сквозную дыру.

Исполин дрогнул и с грохотом развалился на части.

– Вот так!

Но не успел Икки приземлиться и перевести дух, как…

– Э-э?!

Глыбы зашевелились и вновь соединились друг с другом, словно под действием магнита. Они приняли форму големов среднего роста.

«Стоп, а это что? Нити?..»

Икки почувствовал, что к каждому из противников – а их было не меньше двадцати – тянется тонкий, едва заметный канал, по которому течёт магия.

«Так это не монстры, а марионетки! Значит…»

– Это благородное искусство!.. Стелла, где-то здесь прячется блейзер! Будь осторожна!

– Икки, сзади! – в ответ закричала девушка.

– !..

Куроганэ мигом обернулся и рубанул Интэцу.

Встретившийся с камнем клинок жалобно звякнул, руки онемели, а вот голем лишь слегка потрескался.

«Без Сайгэки никак, да?..»

Но у первого тайного искусства был один существенный недостаток: время, необходимое на то, чтобы разогнаться и поразить цель.

Каменные куклы засыпáли его градом ударов, вынуждая постоянно перескакивать с места на место.

– Ай!

– Икки!

Икки не успел отпрыгнуть вовремя, и один из противников заехал ему по лбу, разорвав кожу.

«Я бы воспользовался Тенъимухо, но их слишком много, на всех меня просто не хватит. Дело дрянь… Эх, рановато я активировал Итто Шуру, за оставшиеся полминуты всех просто не уложу. Хотя тогда не спас бы Стеллу. Что же делать?..»

А враги не мешкали.

Пока основные силы держали Икки в плотном кольце, небольшая группа из пяти големов бросилась на ослабшую из-за простуды принцессу.

– Стелла! – закричал парень.

Он не мог прийти на помощь, просто стоял и смотрел, как бесчувственные куклы избивают её до смерти…

– Сейа!!!

Стелла одним взмахом Леватейна разнесла врагов на части. Более того, она и окружение Икки разметала как слепых котят.

– Оу, я думал, люди болеют иначе.

– Ага, сама удивляюсь. Всё-таки я безумно сильна.

«Какая скромница», – кивнув, усмехнулся про себя Куроганэ.

– Я хорошо отдохнула, и теперь полна энергии. Я буду сражаться вместе с тобой. У меня здорово получается их давить.

«Это точно».

Благодаря мощнейшему магическому усилению Стелла даже не разрубала големов, а дробила их на части.

«Вообще, я бы хотел, чтобы она постояла в сторонке. С болезнями шутки плохи. Но одному мне с ними не справиться, так что ладно…» – смирился парень.

И тут…

– Нет-нет, Стелла-тян, тебе сейчас нельзя перенапрягаться♪ – внезапно пропел кто-то.

Не успели Икки со Стеллой опомниться, как перед ними материализовался и сам владелец голоса.

«Он не меняется…»

– Зампред Мисоги!

◆◇◆◇◆

– Приветики, кохаи. Вот и подмога, – бесцветно – как и всегда – улыбнулся Утаката.

– Рановато. Я ожидал увидеть вас минимум через полчаса.

– А-ха-ха☆ Ну, я же умею делать невозможное возможным. А уж это сущий пустяк♪ – красуясь, ответил он.

В этот момент…

– Гро-о-о-о! – издал клокочущий звук голем позади Мисоги и замахнулся для удара.

«Они что, нападают на всё, что движется?!» – промелькнуло в голове у Икки. Он отделался ссадиной благодаря Тенъимухо, но зампред был абсолютно беззащитен.

– Мисоги-сан, сзади!

Однако Утаката даже не шелохнулся.

Каменный кулак опустился прямо ему на голову.

– ?! – Хи! – испуганно воскликнули Икки со Стеллой.

Череп не выдержал и взорвался, как помидор. Во все стороны брызнуло его содержимое.

Обезглавленный парень рухнул в грязь и застыл.

Он умер…

– Ой-ой-ой, вот беда-огорчение! Я тебя обманул!

Не успели они и глазом моргнуть, а Утаката уже сидел на плечах у голема и улыбался до ушей.

– Ха-ха☆ Всегда хотел сказать это! – засмеялся он.

– А?.. Э-эаэ-э?.. – издала набор нечленораздельных звуков Стелла.

Икки промолчал, хотя тоже был весьма обескуражен.

«Я собственными глазами видел, как его голова разлетелась на части. Вон туда упало то, что осталось от мозга, а туда – осколки черепа…»

Реальность… изменилась.

Причинно-следственные законы потеряли свою силу.

Только одна способность могла спровоцировать такую аномалию.

– Это твоё благородное искусство?.. Которое вмешивается в причинность?

– В точку, – кивнул Утаката.

Благородные искусства блейзеров делятся на несколько групп. Одни усиляют организм (Итто Шура Икки), другие воздействуют на окружение (Дыхание дракона Стеллы), третьи искажают бытие (углубление ран Аясэ), а четвертые, самые сильные и самые редкие, вмешиваются в причинно-следственные связи.

– Моё благородное искусство Чёрный ящик способно корректировать результаты. Все атаки обречены на провал. Вот так-то.

Икки вспомнил, как Кураудо разбил о его голову бутылку, а Утаката одним касанием стёр рану.

«Тогда я не понял, что произошло, но сейчас мне всё ясно. Мисоги-сан переписал реальность таким образом, что я не получал никакой раны. – Он содрогнулся. – Я много всякого повидал, но чтобы такое… Одна из сильнейших, да? Я даже не представляю, как её перебороть. Какое счастье, что Мисоги-сан на нашей стороне. С ним мы выпутаемся из любой передряги!»

Судя по отразившемуся на лице облегчению, Стелла думала о том же самом.

– Теперь победа у нас в руках! Семпай, с тобой нам эти куклы не страшны! – воскликнула она.

– А вот тут ты не права, – возразил Утаката.

– Э? П-почему?!

– Потому что Чёрный ящик корректирует только возможные исходы. Моя суперсила работает тогда и только тогда, когда есть хотя бы один процент вероятного успеха. Но если этого процента нет, то моё вмешательство никак не повлияет на результат. Другими словами, я могу превратить один процент в сто, но не ноль в один. Вот, например, вы недавно без особого труда крушили камень мечами, как в какой-нибудь манге, а я, такой миленький и слабенький, этого не умею.

– Так у него и слабые стороны есть?

– А то как же. Если бы я управлял вообще любыми исходами, то участвовал бы в отборочных. Но Чёрный ящик не позволит мне победить того, у кого я не смогу выиграть ни при каких обстоятельствах.

Утаката знал, что его невысокий рост и субтильное телосложение только раздвигают пределы невозможного, поэтому и не стремился попасть на Фестиваль.

Но тогда…

– Тогда зачем ты пришёл? – задала Стелла резонный вопрос.

Мало им тут проблем, так ещё и беспомощный зампред явился.

Мисоги загадочно улыбнулся ей.

– Очевидно, я пришёл помочь. Но сражаться я не буду. Я всего лишь проводник, который со стопроцентной вероятностью обеспечит её прибытие. – Он спрыгнул с голема и, глянув в сторону горного склона, добавил. – Вот так как-то. Остальное за тобой, Тока.

Там, на небольшой полянке, окружённой вековыми деревьями…

– Угу. Спасибо за сопровождение, Ута-кун.

…Стояла русая девушка в очках. В руке она держала меч, окутанный золотистым свечением электрического поля.

– Тодо-сан!..

– Ну, я пришла не в самый последний момент, но всё равно рада, что вы целы, – улыбнулась Тока и вытерла слёзы радости, а затем подобралась. – Прошу, отойдите в сторону. Я займусь ими.

Она пригнулась и заняла атакующую стойку.

– Постой, Тока-сан! – воскликнула Стелла. – Меч тебе мало поможет! Одна ты не справишься с ними! Я тоже…

«Буду сражаться!» – хотела сказать она, но Тока перебила её:

– Не волнуйся, я знаю, где у них слабые места.

– Э?!

– Все эти големы соединены магическими нитями девайса с блейзером, который практикует стиль кукловода. У всех стилей есть свои особенности, и этот – не исключение. Если кукловоду требуется контролировать сразу несколько марионеток, он соединяется не со всеми напрямую, а только с одной – хабом. Через хаб он отдаёт приказы остальным. Преимущество этого стиля в том, что сам блейзер может сидеть в безопасном местечке и закидывать противников волнами своих кукол. Однако у всякой медали есть обратная сторона. Кукловода можно отследить по магическим нитям, поэтому их делают как можно тоньше и незаметнее. Вот этот хаб и есть слабое звено. Достаточно разрушить его, и связь с марионетками разорвётся.

Стиль кукловода не подходил для официальных поединков, которые проходили на аренах, где не было укрытий.

Но Тока обладала солидным опытом в противостоянии террористам – они с Тотокубарой имели особое разрешение на участие в настоящих боях – и досконально изучила этот и множество других приёмов, о которых Икки, Стелла и остальные ученики могли только догадываться.

Знания и наблюдательность решают всё.

– Нашла.

Она моментально идентифицировала хаб среди десятка одинаковых големов и растворилась в воздухе.

Ну, не совсем растворилась, просто неимоверно быстро ринулась вперёд.

Благородное искусство Сиппудзинрай[✱] Скорость молнии. стимулировало мышцы электрическими разрядами и высвобождало весь их потенциал.

Ни одна из каменных кукол не успела отреагировать на пронёсшуюся со скоростью молнии Току.

– Райкири!

Сверкнул плазменный клинок, и хаб распался на две части.

Ударная волна от звукового хлопка распылила остальных кукол.

Икки украдкой взглянул на небо, проверяя, не разогнало ли тучи.

◆◇◆◇◆

Ни один камень более не шевелился.

Оставшись без хаба, невидимый кукловод отступил.

– Ничего себе… – восхищённо проронила Стелла. – Она быстро находит уязвимые места противника, и вдобавок к этому умело сочетает мастерство владения мечом и магией.

– Это точно, – согласился Икки.

«Теперь я понял, почему её Райкири обладает такой силой. Тодо-сан не ограничивается атакующим аспектом молнии, она также стимулирует электроэнергией мышцы и следит за психологическим состоянием противника. Магия и фехтование сливаются в одном гармоничном потоке, который формирует её стиль. Естественно, я не дотягиваю до её уровня. Как и Стелла».

Принцесса тоже понимала это.

– Наблюдая за ней, я узнала много нового. Честное слово, – с необычайным восхищением проговорила она.

Однако Икки ощущал, как Стелла напряжена, и знал почему.

Райкири была намного сильнее Багровой принцессы.

Если говорить о ранговой градации, рыцарь А-ранга несёт более высокий потенциал, нежели рыцарь В-ранга. Через год Стелла, скорее всего, превзойдёт Току.

Но не сегодня.

А в следующий момент…

– Стелла-сан! – Тока подбежала к ней. – Я-я слышала, что ты так сильно заболела, что на ногах не держишься! Как ты себя чувствуешь?

«И это грозная воительница? Скорее, заботливая воспитательница. Вон как побледнела», – про себя усмехнулся Икки.

– А… А, ну, нормально. Поспала немного, и мне полегчало, – улыбнулась Стелла, пытаясь успокоить Току, но та прижалась к её лбу своим и сразу раскусила ложь.

– Да у тебя температура! Это ты называешь «полегчало»?! И промокла вся… А если твоя простуда перерастёт в грипп или ангину, что тогда?!

– А что я могу с этим сделать? Великан разрушил хижину, больше укрытий нет, – ответила принцесса, указав на то, что осталось от домика.

Тока помрачнела.

– Ута-кун, поблизости есть другие хижины, где можно укрыться в экстренной ситуации?

– Не-а. Но я, вроде, видел какую-то пещеру на севере.

– Тогда переждём непогоду в ней. Больные должны находиться в тепле и сухости, да и Куроганэ-куна подлатать надо, – решила Тока и ловко подхватила Стеллу на руки. – Ну что, пойдем, Стелла-сан.

– Уа! Эй, пусти! Пусти меня! Я же не маленькая!

– Ни за что. Больные должны слушаться старших, – ласково, но непреклонно, как заботливая мама, возразила Тодо и зашагала по направлению к пещере.

Глядя им вслед, Утаката чуть слышно шепнул Икки:

– Родители Токи умерли из-за болезни, поэтому она всегда печётся о здоровье окружающих. И в такие моменты лучше не капризничать. Отшлёпает, и глазом не успеешь моргнуть.

– Ага, значит, у тебя уже есть опыт?

– А то. Тока – мастер шлепков.

«Поверю на слово. Я ещё в комнате студсовета понял, что Тодо-сан – мама, а все остальные – её проблемные дети».

– Ну что, кохай-кун, дойдёшь сам? Или помочь? – предложил Утаката. Он представлял, как сильно устал Икки после Итто Шуры.

– Не, я в порядке, дойду как-нибудь, – покачал головой Икки.

– Вот и славно. Давай за мной.

Они быстро добрались до пещеры и укрылись в ней от дождя.

※※※

Где-то в Японии.

– Хе-хе-хе. Я просто хотел потестить новый хаб и немного помешать им, а они огрызнулись в ответ, да ещё как. Охохонюшки, – слабо усмехнувшись, вздохнул высокий парень.

Он сидел на диване в комнате с задернутыми шторами.

– Мда, Райкири не зря прославилась на всю страну. Она не дура.

– Ну и вонь. Она тебе руку поджарила? – презрительно глядя на парня, спросил тот, кто стоял позади него и выглядел, как едва различимый во тьме силуэт человека.

– До хрустящей корочки, – ответил кукловод и поднял левую руку.

Плоть на ней обуглилась и источала мерзкий запах горелого мяса.

Высоковольтный ток Райкири, пробежавший по нити, постарался на славу.

С таким ожогом, пожалуй, даже капсула не справится.

Однако парень не кричал и не стонал, а весело восхищался Токой.

– Из-за неё я, можно сказать, остался одноруким.

– Тогда как начало совсем скоро. Ты идиот.

– И не поспоришь, хе-хе-хе.

– Я, в отличие от тебя, всего лишь приглашённый гость, поэтому понятия не имею о планах вашей «армии». Но я бы на твоём месте воздержался от опрометчивых поступков накануне операции.

– Ты кругом и полностью прав, но я ничего не могу с собой поделать, ведь ожидание утомляет. Мне совсем не весело, а это плохо. Я терпеть не могу скуку. Я – Пьеро, я должен всегда смеяться. Ведь Пьеро улыбается и радостям, и горестям, согласен?

– Тебя как всегда непросто понять.

– Хе-хе-хе. И это классно. Даже у такого зануды, как предсказуемый Пьеро, должны быть свои сильные стороны, – легкомысленно ответил парень и щёлкнул пальцами.

В то же мгновение левая рука отделилась от плеча и упала на пол.

Крови не было. Видимо, плоть действительно прожарилась основательно.

– Хочешь кусочек? Пропеклась на славу.

– Обойдусь. Отдай кошке.

– Хе-хе-хе. Лучше зови её правильно, Сфинксом, а то девчонка снова разревётся.

– Сколько кошке ни приклеивай крылья, она останется кошкой, – холодно ответил силуэт.

Высокий мысленно вздохнул.

«Эх, – вздохнул парень. – Такой молодой, а мечтать совсем не умеет».

– А-а, кстати, там и твоя ненаглядная Багровая принцесса была. Только вот выглядела неважно. Наверное, простыла, а?

– Мне-то откуда знать?

– Оу, тебе не интересно? А я слышал, ты приехал, чтобы встретиться с ней.

– Это так. Я действительно связался с вами, разгильдяями, чтобы встретиться с Багровой принцессой. Но если она по болезни пропустит турнир, то я смогу сделать лишь один вывод: она – самая обычная девушка, – чётко ответил силуэт.

«Не лжёт, а, – усмехнулся Пьеро. – Мои шуточки его броню не прошибают. Идеальная защита».

– Как ты холоден. Неужели в наши дни девушки смотрят только на серьёзных парней?

– Будь добр, клоун, развлекай подколками своё отражение в зеркале, – потеряв терпение, процедил силуэт, развернулся и ушёл.

Провожая его взглядом, Пьеро ещё раз вздохнул и сказал:

– Он ужасен. Ему бы поучиться простоте у младшего брата.

◆◇◆◇◆

К всеобщему удивлению дождь шёл очень долго, около трёх часов, и добраться до лагеря удалось только под вечер, когда ветер разогнал тучи, а заходящее солнце окрасило горный пейзаж в чудесные мареновые тона.

«В последнее время погода любит преподносить сюрпризы», – думали все по дороге обратно.

Стелла, которую Икки нёс на закорках, спросила:

– Тока-сан, а ничего страшного, что мы не стали искать кукловода?

Принцесса переживала, что из-за ливня они безвылазно застряли в пещере и позволили таинственному врагу беспрепятственно улизнуть.

И, похоже, не она одна.

Икки тоже ощущал некую незавершённость. Дело о великане так и осталось нераскрытым.

Однако…

– О, я бы обязательно поймала преступника, если бы смогла, а так увы.

– В каком смысле?

– Разрушив хаб, я послала по нити мощный электрический разряд, чтобы измерить расстояние до кукловода. И оно вышло немаленьким.

– Насколько немаленьким?

– Километров сто.

– Кха! Что?! – невольно поперхнулась Стелла.

«Сто километров?! Это не то что за пределами тренировочного лагеря, это даже вне округа Токио!»

Естественно, поймать неведомого врага не удалось бы.

– Вот это да! Значит, кукловод может управлять марионетками на таком большом расстоянии?

– Вообще, нет. На особых заданиях я работала в команде с кукловодом В-ранга, и он мог свободно контролировать марионеток только с полукилометра.

«Получается, против нас вышел далеко не обычный блейзер».

Тока чуть опустила голову.

– Поэтому… скажу, что мне повезло избежать прямого боя.

– Да, ты поступила мудро, – признал Икки.

Опасно бросаться сломя голову на того, чьих способностей не знаешь.

Стелла же была не согласна и недовольно застонала.

– Я считаю, что мы зря не расследовали дело до конца.

– Мы оповестили Тотокубару-сан о случившемся, а она передала директрисе. Я уверена, директриса предпримет необходимые меры, если сочтёт нужным. Кроме того, наш враг серьёзно пострадал. Вряд ли он вновь сунется сюда.

«А вот это уже из ряда вон…»

Уж насколько аномален этот искусный кукловод, Райкири, пустившая молнию на сотню километров, не уступает ему.

Больше никто не вспоминал о случившемся, и оставшийся путь прошёл в атмосфере весёлой, пустячной болтовни.

Тропа раскисла, но лучшие ученики Хагуна прошли по ней, как по ровному асфальту.

Икки тоже не стал исключением. Он замечательно выспался в пещере и, набравшись сил после Итто Шуры, без особого труда нёс Стеллу на спине.

Они вернулись на базу ещё до захода солнца.

– Эй, ребята-а! Наконец-то вы вернулись! – закричала Рэнрэн, размахивая рукой. Они с Сайдзё встретили их во дворе лагеря. – Стелла-тян, так ты и правда заболела? Это ужасно!

– Простите, из-за меня одни проблемы. Я никогда не простывала, вот и не среагировала вовремя.

– Ну… Обычно больные лежат под одеялком и стонут, а ты, Стелла-тян, была живчиком. Только так воланчиком землю рыхлила! Ну и силы тратила не на то…

– Мне кажется, ты смеешься надо мной.

«Нет, она решительно отличается от нормального больного. И зачем она играла в теннин[✱] Разновидность очень жесткого, силового тенниса из манги «Tennis no Ouji-sama». воланчиком? Хм, я уверен, что Стелла даже больной победит в отборочном туре».

Внезапно Сайдзё шагнул вперёд и обратился к Икки:

– Ты тоже сегодня настрадался. Остался один и сразился в одиночку с великаном. Это многого стоит.

– Ха-ха… Ерунда, я привык к невезению.

– Я слышал, тебя ранили. Серьезно?

– Не, только шишка вскочила. Не бери в голову.

– Как знаешь, – качнул головой Сайдзё, полез в карман, вынул небольшой пузырёк и протянул его Икки.

– Что это?

– Мазь, изготовленная по секретному рецепту. Сайдзё – род целителей. Бери, не стесняйся. Заживёт как на собаке.

– Да? Ладно, спасибо. Потом попробую, – благодарно улыбнулся Икки.

Остальные, похохатывая, наблюдали за ними.

– Голубо-ок.

– А, так вот почему ты не приставал ко мне, когда я ходила в одних трусах!

– О-о-о-о-о чем таком вы говорите?! Это же дружба! Я… Я уверена!

– Тока-сан, почему я не слышу уверенности в твоём голосе?..

Голова Икки постепенно наливалась тупой болью. Даже после удара было не так плохо.

– Прости моих товарищей. Лучше не обращай на них внимания, они всегда так себя ведут.

– Ха-ха-ха!

«О, а Сайдзё-сан стойкий парень. Похоже, он умудрён опытом общения с этой компашкой».

– Фуф… Ладно, это всё весело, но я просто вымотался. И живот к спине прилип. Тока, Тока! Давай перед возвращением барбекю устроим! – попросил Утаката.

– О, отличная мысль! Я на обед практически ничего не съела, так что от мяса не откажусь, – воодушевилась Стелла.

– Я тоже за! – присоединилась Рэнрэн.

Однако Тока покачала головой.

– Нет. Не забывайте, Стелла-сан больна. Мы должны отвезти её к врачу.

– Э-э-э-э-эй! – разочарованно протянули все трое.

– Стелла-тян уже поправилась! Посмотри на неё!

– Да, я в полном порядке.

– Вот, прислушайся к ней. Ты, как семпай и председатель студсовета, должна уважать волю кохаев!

– Даже не пытайся убедить меня. Нет значит нет. Ты даже не представляешь, сколько бед может учинить простуда, если её забросить. Кроме того, у Стеллы-сан сейчас важный период в жизни, она должна беречь себя.

– Ну во-от…

И тут живот Стеллы громко заурчал.

«Похоже, к ней и правда вернулся аппетит. Да и температура спала. Похоже, она идёт по пути выздоровления семимильными шагами. А-ранг, все дела…»

– Тодо-сан, я согласен с тобой, заехать в больницу надо, но голодать тоже вредно. Иммунитету нужна энергия.

– Икки!..

– О! Точно-точно! Устами Куроганэ-куна глаголит истина!

– М-м, так-то оно так… Если честно, мясо – не самый удачный выбор для диеты выздоравливающего, но… Ладно, уговорили. Давайте отвезём Стеллу-сан в больницу, получим лекарства, а потом сходим в тот ресторанчик, где можно съесть сколько угодно якинику[✱] Жаренные на гриле блюда. Скорее всего, Тока имеет в виду ресторанчик, где посетителю приносят сырые продукты, а он сам жарит их на встроенном в стол гриле.. Просто если мы начнём готовить сейчас, то не успеем на приём к врачу.

– Спасибо, Тока! Ура мясу!

– Мисоги-семпай! Пойдем в Дзё~~эн[✱] Как я понял, имеется в виду некая якинику-кафешка «Дзёдзёэн»!

– Ладушки, тогда я забронирую нам места!

– Стоять! Я говорила про обычную кафешку!

«Не успели собраться, как уже расшумелись. Что-то в этом мире вечно», – улыбнулся Икки и в этот момент заметил, что кое-кого не хватает.

– Кстати, а где Тотокубара-сан?

– Кажется, Каната-семпай общается с гостем.

– А, точно, совсем забыл. Куроганэ, тут к тебе кое-кто пожаловал.

– Ко мне?

– Да. Он сначала наведался в школу, и ему сказали, что ты здесь.

«Кто бы это мог быть? – склонил голову набок Икки. – Он поехал аж в Окутаму. Не представляю, кто из моих знакомых стал бы так настойчиво искать встречи».

– Сайдзё-сан, как его зовут?

– Сейчас… – нахмурился, припоминая, Икадзути. – А, точно, Акадза.

– …

Икки коротко выдохнул.

И тут…

– О, вот и ты-ы. Ну наконе-е-ец-то мы встретились, – раздался елейный голос. – Ты давно не связывался со мной, Икки-ку-ун. Н-хи-хи-хи.

Обернувшись, парень увидел Тотокубару в компании полного мужчины средних лет, который щеголял в дорогом костюме красного цвета.

«Всё-таки это он. Тип с лицом Эбису».

Икки узнал его. Они несколько раз встречались ещё в родовом доме Куроганэ.

– Икки, кто это такой? – настороженно спросила Стелла. Видимо, она ощутила, как напрягся её парень.

Он спустил её на землю и ответил:

– Это… Акадза Мамору-сан. Глава побочной ветви рода Куроганэ.

– !..

Стелла сразу поняла, что представляет собой этот человек, и угрожающе уставилась на него. Разве что не выгнула спину и не зашипела, как кошка.

Каната обвела их удивлённым взглядом.

– М-м, что произошло?

Акадза же остался невозмутимым.

– Н-хи-хи-хи. Прошу, не смотри так, а то меня страх пробира-ает. Я тебе не нравлю-юсь? А ведь я приехал аж в Окутаму, чтобы встретиться с тобой, безда-арь, – любезно улыбаясь, проговорил он.

Теперь уже все ощутили исходящую от него враждебность.

«Я – враг Икки», – было написано у него на лбу.

Естественно, Тока не могла не вмешаться.

– Как вас понимать?! Вам не кажется, что это вопиющая невежливость?! – вспылила она.

– О, вы же та самая Райкири-сан, – посмотрел на неё Акадза. – Добрый день. А-а, или уже вече-ер? О, я уже знаю, что вы помогли Икки-куну-у. О-ох, примите мои глубочайшие извинения за эту никчёмную бездарность, которая ни одного поручения не может выполнить. Я говорю от лица всего рода Куроганэ, о да-а.

– Д-да кому нужны ваши извинения!..

– Мне правда очень и очень жа-аль, – повторил Мамору, не слушая её.

Он не стесняясь обливал Икки грязью и оскорблял его.

Тока… да и весь студсовет от изумления дара речи лишились.

Впрочем, тишина продлилась недолго.

– Давайте не будет об этом, а перейдём сразу к делу. Понимаете, в горах столько комаро-ов, я их просто не переношу… Н-хи-хи-хи. Икки-кун, я до-олжен поговорить с тобой об одном о-очень важном деле, как глава Комитета по вопросам этики и морали Японского отделения Международной федерации рыцарей-магов.

Акадза улыбался одними губами, в глубине его прищуренных глаз горел очень недобрый огонёк. Его «важное дело» не сулило ничего хорошего.

«Ага, вот зачем он здесь», – понял Икки и задал логичный вопрос:

– И что вам нужно от меня сейчас?

– Н-хи-хи. Ну, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Вот, сегодняшняя вечерняя газета. Бери, не стесняйся, – ответил Мамору.

«И что там понаписали про меня? Тц, какое-то скверное предчувствие…»

Икки развернул газету…

На всю первую полосу шла фотография, на которой были изображены они со Стеллой на фоне деревьев. И они… целовались.

◆◇◆◇◆

Стелла изумлённо округлила глаза.

– Икки, э-это же!..

«Ага, точно. Это поляна, где мы тренируемся. И кто-то спалил нас там, когда мы целовались. Кто-то раскрыл наш секрет. Кто-то из академии».

– Здо-орово получились, не правда ли? И личики отчетливо видно, несмотря на вечер. Что за чу-удо эти современные камеры. Н-хи-хи-хи. До вас в горах новости доходят долго, да-а? А вот публика сейчас в шо-оке. Беспрецедентный скандал. Самый обычный парень закрутил интрижку с нашей заморской гостьей.

– С-секундочку! – срывающимся на крик голосом воскликнула Стелла, выхватила газету и ткнула пальцем в статью. – Что за бред здесь написан?!

Автор не скупился на слова, чтобы сгустить краски: «парень, который лишил принцессу невинности», «император Вермилиона будет в ярости», «близится конфликт между Японией и Вермилионом?!»

Также род Куроганэ предоставил подробную информацию о человеке по имени «Икки Куроганэ»: «с самого детства вёл себя ужасно», «был проблемным ребёнком», «непростой характер»…

Ко всему прочему отмечалось его нездоровое влечение к девушкам и распутничество с другими ученицами.

Одним словом, сборник необоснованной лжи. Но лжи, поданной под видом непреложной истины.

«Куроганэ Икки – это хулиган, издавна пользующийся дурной славой», – прочла Стелла и чуть не загорелась от возмущения.

Акадза широко улыбнулся.

– Нет-нет. Все это – чистейшая правда-а. Вы просто об этом не знаете, принцесса. И я ничуть не удивлён. Икки-кун не стал бы называть себя никчёмным. Но мы-то знаем его очень давно… Право, я та-ак не хочу выносить сор из дома, но дело в том, что этот обалдуй с самого детства постоянно дрался, занимался воровством и шантажом. Вот, посмотрите, мы привели показания одной из его жертв, н-хи-хи-хи.

– Это ложь до последнего слова! Икки никогда так не поступил бы! Все, кто его знает, согласятся со мной!

– Н-хи-хи-хи. Принцесса, что бы вы ни думали, правда перед вами. И вы наверняка догадываетесь, как её воспримет народ. И не только народ. Федерация поднимет вопрос, достоин ли Икки-кун быть рыцарем. Японское отделение в срочном порядке организует слушание по этому делу, где ему зададут ряд вопросов и проверят пригодность. Если собрание решит, что он не соответствует требуемым качествам, наше отделение подаст в генеральный штаб заявку о его исключении… И я приехал для того, чтобы сопроводить Икки-куна на слушание.

Стелла поверила ему.

Это не рядовой скандал.

Семья Куроганэ всем скопом ополчилась против Икки.

Она с радостью воспользуется предоставленной возможностью и попытается раздавить его, устранить, убрать со сцены… и в конце концов уничтожить.

– Это официальный вызов от Комитета этики и морали-и. Ты не имеешь других вариантов, кроме как принять его, н-хи-хи-хи. О-ох, Икки-кун, ты попал в такой переплё-ёт… Я уверен, ты пойдёшь со мной без возражений, н-хи-хи-хи, – елейно засмеялся Мамору, положив руки парню на плечи.

Икки немного подумал и, решившись, с вызовом ответил:

– Ладно.

Стелла взглянула на него и поняла: её любимого ждали невиданные доселе козни злодеев.