Том 10    
Глава 1. Как завершился фестиваль


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
shed
16 д.
Урааааа, эдитор ожил!!!
vladicus magnus
16 д.
Переводчики. До Эдельвейс с пончиками. Ну и почему она стала топ, переводить можно. А вот потом... так се. )))
isaak2
17 д.
Начали
yantar
17 д.
Огромное спасибо за перевод 👍👍👍
tsukijoushi
22 д.
Да... Лень - великая сила!
Но ответить то можно было бы, а то некоторые "больные" всё ждут и ждут(: (подставить любой подходящий смайлик) :)
artemavix
22 д.
заскочи по возможности в комментарии
Да был я там, был, ещё в мае. Просто старательно игнорирую. Мне таааак лень, если честно. По-хорошему надо бы вообще всю серию перебрать, особенно первые тома.
tsukijoushi
22 д.
На правах маленького офтопа!
artemavix, заскочи по возможности в комментарии: https://ruranobe.ru/r/stnbd/v20
Заранее благодарен.
Отредактировано 22 д.
artemavix
1 мес.
Как оказалось, эдитор в командировке. Когда вернётся, неизвестно, так что релиз снова откладывается на неопределённый срок (не то чтобы у него была назначена дата, просто мне сама фраза нравится).
г-споди б-же, что вы тут все делаете, идите на рулет
tsukijoushi
22 д.
>>46322
Уверен, многие могут прочесть гугл перевод и без хождения к третьим лицам, в виде рулета.
Так что только ruranobe(novel.tl), только хардкор!
yantar
1 мес.
Эх...

Ждём ...

Жаль что аниме-адаптацию слили...
artemavix
1 мес.
Shed, нет её. Я регулярно тыкаю эдитора, но он молчит. Вот появится, тогда и иррасты будут.
shed
1 мес.
Можно узнать примерное время редактуры иллюстраций?
lord zombie
1 мес.
Уж поскорее бы.
artemavix
2 мес.
Ждите. Надеюсь, уже немного осталось.
Редактура завершена, остались только иллюстрации.
yantar
2 мес.
Ну уж очень хочется прочитать....


Ждём 😔
id342611934
3 мес.
Хоть-бы не отредаченное дали прочитать
artemavix
3 мес.
Остались. Как минимум я и мой редактор.
majlboro
3 мес.
artemavix, Понимаю, что за ссылки плохо будет, и по ценителям тоже, просто я раньше тоже искал, и думал что остались те, кто не прочитал еще
Отредактировано 3 мес.
artemavix
4 мес.
Ну и раз я заглянул сюда.
Возможно, релизов не будет весь остаток лета, а то и дальше. Редактор очень занята в реале.
artemavix
4 мес.
Majlboro, кто хотел, тот давно уже прочитал. Здесь остались только ценители™. И да, ссылки на рулет будут беспощадно караться.
majlboro
4 мес.
Эмм, ребят перевод уже есть на русском до 18 тома. Если хотите, могу скинуть в комменты ссылку на 10 том,конечно качество перевода там похуже, но зато это,чем ничего

Отредактировано 4 мес.

Глава 1. Как завершился фестиваль

В Осаке прошёл шестьдесят второй Фестиваль искусства меча семи звёзд.

Участники сражались, не щадя себя, всеми силами стремились взойти на семизвёздный пик.

Однако удалось это только одному.

В финале турнира Бездарный рыцарь Икки Куроганэ победил Багровую принцессу Стеллу Вермилион и стал Королём меча семи звёзд.

И простые зрители, и опытные рыцари-маги дружно говорили, что это был самый красивый и самый напряжённый поединок за последние несколько лет.

Но вот отгремела церемония награждения, торговцы свернули лавки и лотки, все разъехались по домам.

Фестиваль закончился, и прибрежный район вновь превратился в город-призрак.

Впрочем, представителям академии Хагун пришлось ненадолго задержаться в Осаке.

Дело в том, что Звезда Нанивы Юдай Моробоси, с которым Икки бился в первом раунде, затащил их в свой ресторанчик «Итибанбоси», чтобы отпраздновать победу.

◆◇◆◇◆

— Кхм-кхм, итак! Я, Кагами Кусакабэ, своим безобразным поведением испортившая церемонию награждения и приговорённая за это к трём дням штрафных занятий, начиная с завтра, возьму на себя смелость и первой поздравлю нашего друга Икки Куроганэ с победой в Фестивале искусства меча семи звёзд! — отпустив укол в свою сторону, провозгласила Кагами и подняла пивную кружку. — Поздравляю, сэмпай!

— Поздравляем! — дружно грохнули остальные.

Кроме неё, здесь собрались друзья и хорошие знакомые Икки: Стелла, Сидзуку, Наги, Аясэ, Тока и весь студсовет, Юдай, Бякуя, Момидзи, Рэндзи, Кирико, а также Сара и Ринна в сопровождении верной Шарлотты.

Икки, который сидел во главе длинного стола, составленного из нескольких обычных, немного смутился, но тоже поднял кружку.

— Спасибо, ребята.

Праздник начался.

— Не спим, народ, заказываем! Нажарю и зажарю, пальчики оближете! — крикнул стоявший у плиты Юдай, постукивая металлической лопаточкой.

Стелла тут же поднялась со своего места и вскинула руку.

— Мне бутатаму[✱]Окономияки — то есть жареная лепёшка, смазанная специальным соусом и посыпанная тонко нарезанным сушёным тунцом кацуобуси — с начинкой из свинины.! Десять порций!

— Принято!

— Стелла-тян… не хочешь немного поумерить аппетит? — неловко улыбнулся Наги.

— Н-ничего не могу с собой поделать. Драконий дух сжигает кучу калорий. Я просто свалюсь с ног, если не буду есть нормально!

— Ну, главное, чтобы у тебя всё усваивалось.

— Сиро, что будешь?

— Мне окономияки с говяжьими жилами и кольцами лука. Момидзи, а ты что хочешь?

— Ну, раз у нас тут обжираловка… Что бы взяа-ать… А, точно! Можно наполитан[✱]Японское блюдо из спагетти, томатной пасты и других ингредиентов по вкусу., как в тот раз?

— Ага. Якисоба-наполитан[✱]Якисоба — жареная лапша.. Понял-принял. А ты, здоровяк?

— Хм… А я, пожалуй, микс.

— Прости, но он со следующей недели.

— М-м, понятно.

— Онии-тян, хватит обманывать людей! — воскликнула девочка с короткой стрижкой — Коумэ Моробоси.

Раньше она молчала из-за психологической травмы, но во время матча Юдая и Икки переборола себя и вернула голос. И пусть разговаривала она ещё не очень внятно, это не мешало ей крутиться по залу и принимать заказы, не прибегая к помощи альбома.

Пока Юдай жарил окономияки, ребята собрались вокруг Икки и принялись чокаться с ним, заваливая тёплыми словами:

— Куроганэ-кун, поздравляю с победой! Ты был лучше всех! Я так рада, что училась у тебя!

— Что ни говори, но это было классно. А как ты выкрутился из той ситуации и перевернул всё с ног на голову! Мне теперь даже стыдно называть себя Пятьдесят на пятьдесят!

— А я никогда не сомневалась в Куроганэ-куне! Раз он разгромил моего Чёрного дрозда, то просто обязан был победить!

— Большое спасибо за поздравления. И вообще за всё. Если бы я не встретил вас, то… так и остался бы где-нибудь там, на дне, — искренне поблагодарил Икки.

— Принцессе не хватило самую капельку, — заметил Икадзути.

Стелла пожала плечами.

— Но не хватило же. Проигрыш — это проигрыш. Я сделала всё, что смогла. Но! — Она прервалась, одним глотком осушила кружку и со стуком опустила её на стол. — В следующий раз я ни-и-и-и-и за что не проиграю!

Огненно-красные волосы ярко вспыхнули, отражая её чувства.

Ребята зааплодировали.

— Вот это правильно!

— Так держать, Стелла-тян!

Сидевшая немного в отдалении Тока весело засмеялась.

— Похоже, следующий Фестиваль будет таким же напряжённым. Эх, жаль, меня там не будет.

— Хо-хо-хо! Летопись «Чёрных хроник» таит в себе все повороты судьбы! Сей реванш уже записан там! Когда-нибудь придёт время, и ты поймёшь это.

— Моя леди хочет сказать: «С нетерпением жду следующего года!»

— И всё же я считаю, что вы слишком разошлись! — воскликнула Сидзуку, младшая сестра Икки. — Онии-сама, Стелла-сан, вы же встречаетесь! Могли бы и поберечь друг друга! Вы могли погибнуть! Неужели вы считаете, что это нормально?

— П-прости…

Икки со Стеллой потупились, как нашкодившие дети.

Вообще, Сидзуку была права. Они действительно вкладывали в удары всю свою душу. Но…

— Так нельзя. Мы же рыцари. Мы не должны сдерживаться, сражаясь с достойными противниками, — возразила Стелла.

Они с Икки понимали, что пощады ждать не стоит. Любая, даже самая маленькая брешь в обороне — и всё, смерть.

— Вы и правда безнадёжные, — вздохнула Сидзуку.

«Именно поэтому их узы прочнее стали. Я бы хотела, чтобы и меня с онии-самой связывало нечто подобное. Ух, как же я ревную к Стелле-сан! Но с другой стороны… я очень рада, что у онии-самы есть она».

— Вы идеальная пара, — прошептала она так тихо, чтобы никто не услышал. Но Стелла, похоже, заметила, как она шевелит губами.

— Что ты там бормочешь, Сидзуку?

— Гадаю, зачем ты положила себе на колени кусок ветчины. Это добавка?

— Это моя нога!

◆◇◆◇◆

Когда всё наелись, Кагами отодвинула тарелки в сторону, расчищая место, и разложила на столе фотографии, охватывающие бои от первого раунда до финала.

Все живо подтянулись и принялись рассматривать их.

— Сэмпай, смотри, этот тот момент, когда ты использовал Итто Расэцу после Итто Шуры! Классно получилось, правда? Я обязательно прикреплю её к следующей стенгазете!

— Ого… А я оказывается был таким… побитым.

— Но при этом очень мужественным. Девушки просто обожают боевых парней!

— О, Сиро-кун, смотри, а вот тут тебя зарубили за одно мгновение.

— Какое совпадение, Момидзи. Я тоже нашёл фотографию, где ты лежишь без сознания.

— Хо-хо, это же отец Окровавленной Да Винчи? Значит, ты вспомнила его лицо?

— Да. И я очень рада этому.

— Если хотите взять какие-то фоточки, говорите, не стесняйтесь, я ещё напечатаю. Кстати, а вот это моя лучшая фотография! Её Высочество вторая принцесса Империи Вермилион Стелла и её тру…

Кагами достала карточку и хотела показать её всем, однако Стелла стремительно взмахнула рукой, испепеляя её, схватила подругу за воротник и, подтянув к себе, прорычала:

— Отдай мне исходник.

— Х-хорошо, держи! — пискнула Кагами, почти вживую увидев, как к ней приближается драконья пасть.

Меч с лёгкостью перерубил перо.

— Бли-ин… Стелла-сан, ты совсем шуток не понимаешь. Ха-ха…

Наблюдая за шумной компанией, Юдай окликнул сестру:

— Коумэ, вроде, все всё заказали, поэтъму я к ребятам. Сама справишься?

— Конечно, онии-тян! Спасибо за помощь!

— Не за что, — хмыкнул Юдай, потрепал довольную Коумэ по голове, снял фартук, взял свою тарелку с двойной бутатамой и плюхнулся на стул рядом с Токой. — Здоров. Я упаду?

— Ты ведь уже сел. Но я не возражаю, — улыбнулась девушка.

— Благодарствую… М-м, наши окономияки и правда вкуснейшие во всей Осаке!

— Да, они очень вкусные. Я бы хотела угостить ими и родных.

— Так это наш бизнес. «Итибанбоси» — здесь вы найдёте лучшее окономияки!.. Ну и так далее.

Юдай залпом проглотил свою бутатаму и запил её пивом.

— Слушай, Тодо, те твои необычные электромагнитные удары, котърыми ты теснила Куроганэ на тренировке. Как там, Инадзума, кажется, да? Ты изобрела это благъродное искусство спецом против моего Хокибоси?

Тока кивнула.

— Не только, но и против него тоже, да. В прошлом году я впервые увидела твоё Хокибоси, не смогла уклониться от него и утратила инициативу. К сожалению, на этот раз мне не удалось воспользоваться этим приёмом на практике.

— Так и знал. Вот с первого раза понял. Да уж, если бы мы с тобой столкнулись, у меня не получилось бы так просто сделать тебя, как в том году.

Благородное искусство Инадзума создавало вокруг Токи особое электромагнитное поле, которое притягивало и отталкивало меч, заставляя его резко набирать скорость и менять траекторию, что больше всего пригождалось в боях на средней дистанции.

— Хотел бы я схлестнуться с тобой, — с сожалением проговорил Юдай.

«Чёрт, да она же оттолкнула Куроганэ с его стилем Двукрылой! Ещё бы мне не хотелось бросить ей вызов! Тем более Тодо была самым сильным из моих противников того турнира».

Фестиваль проходит по системе плей-офф, поэтому трудно составить общий рейтинг участников. В первом же раунде могут сойтись два сильнейших рыцаря турнира, и дальше пройдёт только один, но другой от этого не станет слабейшим.

— Хотя что гадать, я всё равно победил бы, — сказал Юдай и с хитринкой взглянул на Току.

Девушка широко улыбнулась.

— Сомневаюсь. В этом году я не поддалась бы твоему Хокибоси.

— Да ни в жизнь.

— И всё-таки это так.

— Не-не, хватит шутить.

— О, я абсолютно серьёзна.

В итоге они, улыбаясь, упёрлись друг в друга лбами и принялись бодаться.

А так как они не привыкли уступать в боевых вопросах, то всё могло закончиться очень плохо…

— Пха!

— Ха-ха!

Но вскоре они негромко засмеялись и отпрянули.

— Ладно, хватит. Всё равно нашему поединку не бывать.

— Это точно. И так понятно, что каждый останется при своём. Кроме того, мы с тобой тъварищи по несчастью. Оба продули Куроганэ… Да уж, конечная цель ещё очень высоко.

— Как я поняла, ты собираешься продолжить рыцарскую службу и после учёбы?

— Удивлена?

— Если честно, да, — кивнула Тока. — Я думала, что ты останешься в запасе и переймёшь семейный бизнес.

В запасе состоят люди, которые обладают лицензией рыцаря-мага, но живут как самые обычные гражданские. Федерация призывает их на службу только в случае войны или преступления, которое требует вмешательства конкретно того или иного рыцаря.

Юдай, собиравшийся унаследовать семейное дело, идеально вписывался в эту категорию.

— Да я так и хотел вначале. Но потом услышал то, что очень давно хотел услышать, и понял, что не могу останавливаться на полпути. Впереди ещё долгая дорога.

— Ты прав, поддержка нужна всем.

— Это точно. Но мы уже третьеклассники, а значит Фестиваль позади, впереди взрослая жизнь. Тодо, ты уже думала, чем будешь заниматься?

— Думала. Я увидела, как сражаются Куроганэ-кун и остальные, и поняла, что намного отстаю от них. Поэтому на каникулах я отправлюсь к наставнику и буду тренироваться. Ну а потом… Потом отучусь, зарегистрируюсь в национальной лиге и когда-нибудь доберусь до А-лиги.

А-лигой в народе называли Высшую лигу КОК, где выступали блейзеры из Международной федерации рыцарей-магов. Федерация предоставляла квоту на места, и участники сражались за них. Победители получали право представлять свою страну.

Люди очень любили смотреть, как бьются лучшие воины мира.

— Отличный курс. Можно даже сказать, королевский, — кивнул Юдай, но как-то отчуждённо.

Тока склонила голову набок.

— А у тебя другие планы?

— Ага. Я не буду регистрироваться в национальной лиге. У нас… Да нет, вообще по всему миру Федерация пропагандирует главенство магии, а мой Тигриный укус — это тупо уничтожение магии без всяких изысков, поэтому я больше специализируюсь на боевых искусствах. Можешь считать это моим стилем жизни… Хотя до Куроганэ мне как до Луны пешком. Благодаря ему я понял, что со своим уровнем владения копьём продержусь против мировых мастеров от силы несколько секунд. Поэтому я попробую себя там, где на первое место ставят именно боевые искусства.

— Хочешь сказать… Нет, не может быть!

Только один турнир удовлетворял условиям Юдая. Самый жестокий турнир в мире.

— Я брошу вызов Лиге Бога войны!

Тока тихо охнула.

Лига Бога войны проходила в Китае, который не состоял в Федерации. Впрочем, это не мешало ей соперничать с А-лигой за популярность. Многие даже говорили, что общий уровень турнира Поднебесной намного выше.

Причина одна.

Высшая лига устанавливала строгие правила, щедро награждала призёров, не скупилась использовать передовые медицинские технологии и давала участникам хорошенько отдохнуть между турами.

А вот Лига Бога войны изначально не задумывалась как шоу. Организаторы — боевые монахи из Храма божественного дракона — привечали всех желающих, но ничего не платили им, не лечили их от ран и травм и… практически ни в чём не ограничивали.

— Их девиз: «Всегда будь готов к бою». Ведь настоящий воин должен быть настороже в любое время. Правила Лиги бога войны не запрещают объединяться против одного человека или нападать на спящего. Наставник говорил, что даже нелегальные подпольные бои проходят в более мягких условиях. О безопасности там никто не печётся, поэтому и жертв больше, чем в А-лиге, — сказала Тока.

Только один японец умудрился победить в этом суровом турнире — Торадзиро Нанго.

— Я знаю, — пожал плечами Юдай. — Но кое-что можно обрести только на грани между жизнью и смертью. Например, Куроганэ украл у Двукрылой её стиль.

— В этом ты прав, — согласилась Тока.

Именно поединок с сильнейшим мечником мира позволил Икки «выстрелить». А в финале они со Стеллой добрались до самого пика, за считанные мгновения перемахнув через десятки лет обычных тренировок.

«И я не собираюсь отставать от них!» — решительно воскликнул про себя Юдай.

— В Лиге Бога войны денег не заработать, только почёт и славу. Но они станут хорошим подспорьем, если ты когда-нибудь захочешь пробиться в А-лигу, — подбодрила его Тока.

— Ага. Национальная лига мне не нужна, а вот А-лига — очень даже. Там же сплошь и рядом настоящие монстры, которые отточили свои навыки до совершенства. Я обязательно брошу им вызов!

— В таком случае давай там и встретимся.

— Ага, замётано!

И они чокнулись кружками.

◆◇◆◇◆

Немного понаблюдав за Токой и Юдаем, Каната перевела взгляд на Ринну и Шарлотту.

Те не стали присоединяться к шумной компании вокруг Икки.

— Узивизино, но поафые люди тож умеют вкуфно поесь, — проговорила Ринна, с огромным аппетитом жуя большое окономияки.

— Моя леди.

— Ой! Ты чего лижешь меня, Шар?!

— У вас на щеке был соус.

— Н-ну и что… Таков был мой великий замысел! И вообще, на этом алтаре есть то, что изничтожает скверну. В следующий раз используй его.

Каната встала и подошла к ним.

— Здравствуй, Ринна-сан, давно не виделись.

Ринна обернулась и без особого интереса бросила:

— А, это ты, Тотокубара.

Тотокубара и Кадзамацури были одними из самых богатых и влиятельных родов Японии. Каната и Ринна пару раз виделись на светских приёмах, но практически не общались.

— Прошу прощения, что не имела возможности поздороваться во время вашего визита в Хагун.

— Не изволь беспокоиться. Мне, королеве ночи, не пристало обращать внимание на столь мелкие вещи… ам.

— Вообще-то это была ирония… Я присяду?

— Мгм, сзизь.

— Моя леди хочет сказать: «Прошу», — подсказала Шарлотта.

— Благодарю, — ответила Каната и опустилась на стул. — Признаться честно, я удивлена. Мы знали, что твоя семья связана с преступными группировками, но чтобы ты, дочь главы рода, активно сотрудничала с «Освободителями»…

— Вфо не фак.

— Прошу прощения?

— В отличие от господина, моя леди не состоит в «Освободителях», — объяснила Шарлотта.

Кодзо Кадзамацури и Бакуга Цукикагэ были старыми приятелями, поэтому Ринна тоже дружила с Бакугой, часто играла с ним и без раздумий предложила свою кандидатуру на роль ученицы Акацуки. Она была дальше от «Освободителей», чем, например, Сара, полноправный член организации.

— Понятно, — кивнула Каната и довольно напористо продолжила. — И всё равно я хотела бы попросить тебя отказаться от всякого сотрудничества с ними.

Ринна проглотила кусочек окономияки и спросила:

— Хо-о… И почему же ты смеешь приказывать мне?

— Потому что не хочу встретить на поле боя знакомого человека.

Кроме внушительной силы, Багряная леди Каната Тотокубара прославилась наличием особого разрешения на участие в настоящих сражениях. Она убивала преступников, ликвидировала базы «Освободителей».

«Если я встречу ту же Кадзамацури-сан по ту сторону баррикад, моя рука не дрогнет. Однако потом во рту будет неприятное послевкусие».

Ринна фыркнула.

— Хо-хо, ясно. Но я не послушаюсь тебя, ибо моё Сумеречное око — источник бескрайней тьмы! Можно сказать, сама судьба приговорила меня жить в мире теней… Ай! Запечатанный в оке хаос мечется, жаждая крови! Хо-хо-хо! Кого бы принести ему в жертву этой ночью? — проговорила она и приложила руку к глазной повязке, имитируя боль.

«Ага, я так и думала», — едва заметно улыбнулась Каната.

— Ты не оставляешь мне иного выбора. — Она достала из большой белой сумки наладонник и набрала чей-то номер. — Алло. Будьте добры главного редактора Оотабару из ежемесячного журнала «Сёнэн Джек». Скажите, что его просит Тотокубара.

Ринна вскочила так резко, что опрокинула стул.

— «С-сёнэн Джек»?! Э-это случаем не тот «Джек», где выходит «Владелец сумеречного ока»?!

От былых важности и напыщенности не осталось и следа.

Каната довольно кивнула.

— Да, тот самый. Если ты не знала, одна из наших дочерних компаний владеет издательством «Сёэйся».

— П-получается, ты можешь поговорить напрямую с Такаянаги-сэнсэем, автором «Владельца сумеречного ока»?!

— Безусловно. Я как раз виделась с ним перед тем, как приехать сюда… О, прости. Да, алло. Прошу прощения, что отвлекаю вас. Да. Да, я звоню вам именно по этому поводу. Как я и думала, она меня не послушала. Да. Всё именно так. Как мы и договаривались с Такаянаги-сэнсэем, пора заканчивать «Владельца сумеречного ока»…

— Погоди-и-и-и-и-и-и-и! — невольно завопила Ринна и схватила Канату за плечи. — Что?! Как так?! Как заканчивать?! Почему?! Ведь только на предыдущей неделе вышел номер с начальными цветными иллюстрациями!

— Таков мир взрослых. Издательство не будет публиковать произведение, которое толкает детей на дорогу преступлений. Я сказала главному редактору журнала, что, если Ринна-сан не исправится, «Око» придётся закрыть. И он согласился.

Каната с первого взгляда поняла, что Ринна подражает персонажу из журнала, и догадалась, как на неё можно надавить.

Ринна побледнела.

— Тирания! Нелепость! И тебе не жалко Такаянаги-сэнсэя?!

— О, я консультировалась с ним. И он сказал: «Если из-за моего произведения хотя бы один ребёнок станет преступником, я брошу писать!» Ах, великолепный мужчина.

— Ну ладно! Ладно! Я исправлюсь! Обязательно исправлюсь! Всё, уже исправилась! Больше никаких «Освободителей»! Только умоляю, не закрывай его-о-о-о-о-о-о! — заревела Ринна.

◆◇◆◇◆

— Шумная девчонка, — вздохнула Сидзуку, наблюдая за Канатой и Ринной со стороны.

— Сидзуку, — окликнул её высокий симпатичный парень — Наги Арисуин.

— Чего тебе, Алиса?

— Ты не устала? Вроде, ты не очень любишь шумные сборища.

— Спасибо за заботу, — слабо улыбнулась Сидзуку. — Нет, я не особо устала. Просто… Эх, ничего-то у меня не получилось.

— А что ты хотела?

— Если честно, я пришла сюда не только поздравить онии-саму. Я хотела попросить Кирико-сан взять меня в ученицы.

— Понятно, — кивнул Наги, не особо удивившись. — Значит, после того случая ты решилась?

— Угу.

Они говорили про ночь после второго полуфинала.

Икки попал под Безымянную славу — благородное искусство Злого рока Аманэ Синомии, — и после матча его сердце остановилось.

Врачи пытались вернуть Икки к жизни, но безуспешно. Способность Аманэ упорно тянула его душу на небеса, и только Рыцарь в белом Кирико Якуси смогла исправить ситуацию.

— Я ничем не смогла помочь онии-саме. Только кричала и плакала, — проговорила Сидзуку, вспомнив, как она буянила перед дверью в операционную.

«Полное ничтожество. Внешне такой же блейзер воды, а по факту пустышка».

— Я решила, что больше это не повторится. Поэтому…

— Захотела попроситься в ученики к доктору, — закончил Наги.

— Да. Вот только…

Сидзуку раздражённо посмотрела куда-то в сторону.

Наги обернулся и увидел, как Кирико ощупывала Сару Бладлили, прицепившись к ней похлеще осьминога.

— Так-так, тебе не хватает мышечной массы.

— Я… Я с детства была слабой. Кроме того… я только сидела и рисовала… — оправдывалась Сара.

— Но так нельзя, — протянула Кирико и икнула. — Вот перевалит тебе за двадцать, и это аукнется. Часики-то тикают. Но ничего-о. Я как раз исследую революционную магию исцеления, которая превращает жировую ткань в мышцы! Будешь моим первым опытным образцом. Ах, какая же я добрая!

— Кто-нибудь… спасите…

— Ам.

— А…

Наги натянуто улыбнулся, видя, как Кирико переключилась в режим доктора-маньяка и полезла под одежду Саре.

— Вот только доктор напилась.

— Угу. Сейчас она невменяемая. Я боюсь к ней подходить, а то ещё сцапает. А я не хочу. Не хочу!

— Ну да, лучше не надо.

— Поэтому придётся отложить разговор. Съезжу к ней в Хиросиму потом, всё равно у нас каникулы.

— Не поедешь в Вермилион? — удивился Наги.

— Ну, я же не настолько эгоистка, — проговорила Сидзуку, недовольно поджав губы.

«А мне кажется, что настолько», — усмехнулся Наги, но вслух говорить этого, конечно, не стал.

После финала отношения Икки и Стеллы продвинулись на новый уровень.

Можно сказать, поездка в Вермилион и знакомство с родителями Стеллы стали для Икки делом чести.

«Если всё пройдёт гладко, глядишь, и о помолвке объявят, — подумал Наги. — И хорошо. Сидзуку хоть успокоится окончательно. Как бы она ни ершилась, она очень любит Стеллу-тян, пусть никогда не признается в этом. Иначе она на пушечный выстрел не подпустила бы её к своему ненаглядному брату. Какая она всё-таки милашка!»

Он не удержался и легонько ткнул её в надутую щёку.

Сидзуку от неожиданности удивилась, а потом ответила тем же… Хотя нет, не совсем тем же. Она ткнула в несколько раз сильнее.

«Ох уж это соперничество», — усмехнулся Наги, потирая занывшую скулу.

— Кстати, Алиса, а у тебя какие планы? Если никаких, поехали со мной в Хиросиму.

— Прости, но я не смогу. Я хотела съездить на родину и навестить могилы друзей… После стольких лет.

— М-м, ясно. Значит, летом мы больше не увидимся? Печально.

— Не волнуйся, я буду молиться, чтобы у тебя всё получилось.

◆◇◆◇◆

Прошло около двух часов.

Пресытившись воспоминаниями, все постепенно расселись маленькими группками и принялись болтать о своём.

Икки наконец-то выдохнул, откинулся на спинку стула и принялся рассматривать потолок.

«Я даже устал от всех этих поздравлений. Как-то тяжело с непривычки. Да и в горле уже першит после интервью Кагами. Может, попросить что-нибудь у Коумэ?» — подумал он и внезапно почувствовал, как в щёку ткнулось что-то твёрдое и холодное.

— Отличное интервью, Король меча семи звёзд, — усмехнулась Стелла, протягивая ему ячменный чай.

— О, ты моя спасительница!

Икки схватил кружку и залпом ополовинил.

Стелла с нежной улыбкой смотрела на него, а потом почему-то округлила глаза.

— Ой, Икки, да ты же весь растрёпанный. Посиди спокойно, сейчас поправлю.

Юдай и Рэнрэн с таким жаром поздравляли его, что всего помяли и взлохматили. Обычно Икки не обращал внимания на такие мелочи, но перед любимой хотел выглядеть более-менее прилично, поэтому кивнул и выпрямился.

Стелла обошла его со спины и аккуратно пригладила волосы.

— Ну, вот турнир и закончился, — проговорила она.

— Ага. Так быстро, — согласился Икки.

— Даже грустно как-то. Я столько хотела попасть на него… А уже всё.

«Я прекрасно тебя понимаю. Я же и сам рвался на него. И ради выпуска, конечно, но и ради нашего обещания... Кстати об обещании. Мне не нравится голос Стеллы. Неужели…»

— Стелла, неужели ты перегорела?

— Не дождёшься! — засмеялась принцесса. — Я буду тренироваться изо всех сил, чтобы в следующем году взять у тебя реванш! И из-за вчерашнего вечера тоже.

— Это да, — кивнул Икки.

Вообще говоря, они собирались отпраздновать победу ещё вчера, сразу после церемонии награждения, но у самого главного гостя внезапно появилось неотложное дело.

Его захотел увидеть премьер-министр Японии Бакуга Цукикагэ.

◆◇◆◇◆

«Куроганэ, Вермилион, премьер-министр Цукикагэ хочет встретиться с вами в девять вечера на арене “Ванган Доума”. Мы с Нэнэ тоже будем», — сказала им Куроно после церемонии награждения.

Нэнэ Сайкё, прозванная Якши-химэ, была наставницей Стеллы и одним из сильнейших рыцарей-магов Японии.

— Интересно, зачем мы ему понадобились? Да ещё и в такое время, — спросила Стелла.

— Без понятия, — пожал плечами Икки.

— Если начнёт втягивать в свои тёмные делишки, я его прибью.

— Вряд ли он рискнёт при директрисе и Сайкё-сэнсэй.

Они прошли по пустым коридорам, миновали открытые врата и попали на арену.

— И-и-и… Где он? — недоумённо проговорила Стелла.

Их встретила давящая звенящая тишина.

— Позвал и сам же опоздал? Икки, ты уверен, что мы пришли вовремя?

— Уверен. Хм, странно…

Парень осмотрелся, но не увидел никого ни на арене, ни на трибунах.

Стадион сверкал чистотой. Казалось, никакого Фестиваля не было и в помине.

«Это была одна из самых полных и плодотворных недель в моей жизни. Жалко, что она так быстро закончилась. Я успел привязаться к этой арене… — с грустью подумал Икки, а потом внезапно нахмурился. — Секунду».

Лёгкий морской бриз приятно ласкал кожу, и именно это насторожило парня.

Информация, которую он получал от органов зрения и осязания, расходилась.

«Он всегда дул так? Нет. Потоки воздуха текут по-другому. Как будто… им что-то мешает!»

— !..

В то же мгновение Икки увидел, как позади Стеллы появился воин в чёрном доспехе и с занесённой для удара алебардой!

— Стелла, в сторону!

Девушка тут же рванула вперёд.

Она ещё не заметила врага, но, всецело доверяя Икки, послушалась его без вопросов и возражений.

Лезвие алебарды опустилось на арену и с оглушительным грохотом раскололо её.

Оттолкнувшись рукой от пола, Стелла крутанулась в воздухе и приземлилась на ноги лицом к нежданному противнику.

— Т-ты ещё кто?!

«Как он зашёл мне за спину?.. Нет, как он так легко расколол укреплённый бетон? Это же уровень Омы, не меньше!»

Чёрный воин молча бросился на неё. И явно не для того, чтобы обнять.

— Ну, раз ты так настаиваешь, будет тебе бой! О пламя чистилища, пронзи синее небо!

Стелла тотчас призвала Леватейн и, вскинув его, выпустила несколько потоков огня, которые переплелись и сформировали гигантский световой клинок. Его сияние разогнало тьму, точно полуденное солнце, позволив во всех деталях разглядеть врага.

«Этот доспех… Не может быть!» — воскликнул про себя Икки.

Но пока он мешкал, Стелла уже атаковала.

— Карсаритио Саламандра!

Световой меч поглотил неизвестного противника.

Почувствовав в руках отдачу от попадания, принцесса насмешливо улыбнулась.

— Ха! И только… то?!

А затем округлила глаза.

Чёрный рыцарь как будто не заметил её сильнейшую атаку. Вылетев из-за стены огня, он вновь занёс над головой алебарду и ударил изо всех сил.

Расслабившаяся девушка не успевала уклониться.

— Стелла!

Икки пришёл ей на помощь.

Оттолкнув её в сторону, он проскользнул под опускающимся лезвием, развернулся и, напрягши все мышцы, на резком выдохе взмахнул Интэцу.

Чёрная катана, со свистом разорвав воздух, врезалась в доспех, но… не оставила на нём даже царапины. Весь импульс как будто втянулся внутрь и рассеялся.

Впрочем, Икки и не рассчитывал, что пробьётся.

«Достаточно одного касания, а остальное сделает моя техника».

Шестое тайное искусство Докуга-но Тати игнорировало защиту и наносило урон изнутри, с помощью резонирующих колебаний, которые Икки посылал в тело врага через оружие или броню.

Как известно, твёрдость обратно пропорциональна способности поглощать колебания, поэтому «яд» мгновенно разнёсся по телу чёрного рыцаря.

Из небольших щелей в доспехе брызнула кровь.

Однако…

— Гх!..

Загадочный воин как будто не заметил Докуга-но Тати и ответил молниеносным пинком, отбросив парня.

«Так и знал, — спокойно подумал Икки. — Теперь я точно уверен, кто стоит передо мной».

— Икки, неужели это тот, о ком я думаю? — выпалила Стелла, подбежав к нему.

Они поняли, что поодиночке не справятся с таким противником.

— Стелла, давай за мной!

— Хорошо!

И они бросились в атаку.

Чёрный рыцарь ловко перехватил алебарду, раскрутил её над головой и, когда Икки подбежал достаточно близко, ударил.

Стальное торнадо разрубило его… Точнее, его образ. Острейшее лезвие свистнуло в нескольких сантиметрах перед носом настоящего Икки, который заблаговременно сменил темп бега и послал вперёд свой фантом, одурачив врага.

Это было четвёртое тайное искусство Синкиро.

— Ха-а-а-а-а-а-а-а!

Стелла взяла Леватейн обратным хватом и взмахнула им.

Мгновением ранее Икки подпрыгнул, приземлился точно на плоскость золотистого клинка, оттолкнулся от него и, выставив перед собой Интэцу, пулей устремился вперёд.

Его первое тайное искусство Сайгэки — самое разрушительное из семи оригинальных техник — могло пробить многометровую толщу камня, а Стелла обычными ударами создавала локальные землетрясения.

Объединившись, Бездарный рыцарь и Багровая принцесса создали уникальную технику, которую назвали…

— Цуноо[✱]Рог императора.!

— Пуля гармонии!

И только на названии их синхронность дала сбой. Впрочем, это уже мелочи.

Получив удар в лицо, чёрный рыцарь с искрами и грохотом отлетел назад.

Казалось, он сейчас врежется в стену под трибунами и обмякнет, но…

— Что?!

…Он умудрился как-то извернуться и запрыгнуть на стену, окружавшую внешний периметр арены, а затем метнулся в атаку и горизонтально рубанул алебардой, намереваясь сразить сразу обоих противников.

Взмах вышел широким и достаточно медленным, поэтому Икки со Стеллой легко уклонились от него, однако они до сих пор не оправились от потрясения.

Несмотря на объединённую мощь Цуноо, рыцарь даже не замедлился. Он как будто совсем не пострадал.

— Раз такое дело, остаётся одно.

— Да, ты прав.

Икки со Стеллой глубоко вдохнули и приготовились использовать свои способности по максимуму.

— Итто…

— Дух…

И тут…

— Довольно! — послышался знакомый голос.

— А?! — хором воскликнули Икки и Стелла и обернулись.

— Директриса?!

— Нэнэ-сэнсэй, премьер-министр Цукикагэ?!

На арену вышли ещё три человека.

Куроно посмотрела на чёрного рыцаря и сказала:

— Ещё немного, и вы попереубиваете друг друга. Убери оружие, а?

Воин без единого возражения расслабился и со стуком опустил алебарду, всем своим видом отказавшись продолжать сражение.

Икки со Стеллой тоже отозвали мечи, и парень спросил:

— Директриса, как это понимать?

— Можешь считать это небольшим представлением, Куро-бо, — ответила ему Нэнэ. — Вы же со Стеллой-тян поняли, кто это?

— Да.

«Сперва я не был уверен, но во время боя все сомнения отпали».

— Концепция упорства, постоянная регенерация, девайс-доспех Орихалк — всё это указывает на французского рыцаря А-ранга, который в прошлом году зарегистрировался в А-лиге и мгновенно взобрался на вершину рейтинга. Если точнее, на четвёртую строчку. Я прав, Чёрный рыцарь Аскарид-сан?

Воин не ответил, однако его сила говорила сама за себя.

«Вот только зачем на нас напал один из лучших рыцарей Федерации?» — мысленно спросил Икки и тут же получил ответ:

— Аскарид сказала, что очень хочет испытать вас на прочность. И она действительно упорная, может и во сне напасть, если приспичит. Так что мы разрешили ей повеселиться под нашим присмотром, — пояснила Куроно.

— Разрешили?! А ничего, что я гость вашей страны? И, на секунду, вторая принцесса Империи Вермилион! Это тянет на международный скандал! — воскликнула Стелла и в ярости уставилась на Бакугу, державшегося позади учителей.

— Я пытался остановить их, но… — неловко улыбнулся он.

— Но мы дали добро! — перебила Нэнэ.

— Вы же учителя!

— Знаешь ли, нечасто выпадает шанс сразиться с рыцарем мирового уровня. А это ценный опыт. Вот как мы вас любим. Так что не злись.

— Могли бы хоть предупредить, — уронив плечи, пробурчала Стелла.

«У всего должен быть предел. Даже у такого».

Тем временем Аскарид развернулась и ушла. Она добилась своего, а значит оставаться здесь не имело смысла.

«Вот уж точно кошка, которая живёт сама по себе», — подумал Икки, провожая её взглядом, а затем посмотрел на Бакугу.

— Ладно, с Аскарид-сан разобрались. Премьер-министр, лучше скажите, зачем вы позвали нас. Вы же хотели что-то сообщить, я прав?

Отступивший на шаг под рассерженным взглядом Стеллы Бакуга с благодарностью ухватился за протянутую соломинку.

— Ты абсолютно прав. Я хотел кое-что рассказать вам и кое-что показать. Начну с первого. — Он посерьёзнел. — И это касается тебя, Икки-кун. Если точнее, того, что произошло с тобой.

◆◇◆◇◆

— А что произошло с Икки? — взволнованно спросила Стелла, но Бакуга не ответил.

— Икки-кун, ты догадываешься, о чём я говорю?

Парень кивнул.

Он прекрасно помнил то чувство.

— Вы про Итто Расэцу, которое я использовал в матче со Стеллой.

— Именно. Магия — это то, что меняет наш мир. Другими словами, степень влияния на судьбы. Её количество устанавливается в момент рождения и с течением времени не меняется. Однако… есть и исключения. Стальная воля помогла им разорвать цепи судьбы, сломать рамки, ограждающие нашу душу, и выйти за них. Мы называем таких людей «десперадо».

Судьба постановила, что Икки должен проиграть от попадания Карсаритио Саламандры, но его душа подняла мятеж, сломала цепи и пробила воображаемый потолок, совершив невозможное — увеличила максимум магии.

— В тот момент твоя душа поднялась на совершенно новый уровень, неподвластный судьбе. Пробудившиеся десперадо могут совершать вещи, о которых обычные блейзеры даже подумать не могут. Например, натренироваться повышать уровень магии. Короче говоря, ты попал в обитель демонов, и моя обязанность — сообщить тебе об этом.

— С-секунду! — встряла Стелла. — Конечно, я тоже видела, как у Икки повысился уровень магии, но подумала, что это одна из его штучек. И тут выясняется, что это не так. И... как я поняла, вы знали об этом?

— Да, конечно. И не только я, весь генштаб в курсе. Как я уже сказал, открывать новым десперадо правду — это одна из моих обязанностей как премьер-министра страны, входящей в состав Федерации.

Стелла начала злиться.

— Вот как? Но мы в Империи Вермилион никогда о таком не слышали! Мой отец ничего мне об этом не рассказывал! Почему вы молчите? Зачем вы скрываете, что одна из прописных истин нашего мира на самом деле никакая не истина? Да это должны знать во всей Федерации! — угрожающе прорычала она, нависнув над Бакугой.

Она была не только лучшим рыцарем-учеником, но и второй принцессой Вермилиона, а значит принимала активное участие в политической жизни страны и понимала, что такую информацию утаивать нельзя.

«Почему об этом знает только часть стран-участниц? — негодовала она. — Это же подрыв доверия! Так и до выхода из Федерации недолго!»

— Принцесса Стелла, вы имеете полное право выдвигать претензии. Однако вы неправильно считаете, что Федерация обманывает Империю Вермилион и рассказывает о десперадо лишь группе избранных. Федерация молчит о существовании десперадо сугубо из соображений безопасности, — сказал Бакуга.

— Безопасности?

— Да. Чтобы стать десперадо, нужно достичь предела собственных возможностей и найти в себе силы подняться ещё выше. Это обязательное условие пробуждения. Как вы думаете, сколько человек во всём мире сможет довести себя до предела?

— Э-э…

— Вы же рыцарь, вы понимаете, что это нельзя сымитировать или попытаться сымитировать. Также вы принцесса, а значит должны осознавать, что произойдёт, если алчные правители узнают о десперадо.

Девушка округлила глаза и охнула.

Она обладала огромной властью над жителями Вермилиона и прекрасно знала, как устроен госаппарат, поэтому сразу представила масштабы того кошмара, который может развернуться.

— Каждой стране нужны сильные блейзеры. И чем больше, тем лучше. Если Федерация раскроет информацию о десперадо, обязательно найдутся те, кто будет принуждать своих же граждан к пробуждению, подвергать их смертельным испытаниям, лишь бы довести до предела. Однако пробуждения нельзя достичь по приказу. Это вопрос собственной силы воли. Ужасные тренировки и насилие приведут лишь к трагедии. Именно поэтому Федерация скрывает существование десперадо и рассказывает о них только ограниченному кругу лиц в правительствах стран, где эти самые десперадо есть. Никто не собирался принижать Империю Вермилион. Надеюсь, вы поняли меня.

— М-м… Вот оно что… Да, я поняла, — кивнула Стелла и успокоилась.

Если правда всплывёт наружу, активизируются не только диктаторы, но и демократы, начав своеобразную гонку, которая приведёт к многочисленным жертвам.

К тому же под вопрос станут и человеческие права блейзеров, а ведь их намного меньше, чем обычных людей.

Безусловно, Федерация не собиралась доводить до такого.

«Хорошо, что Стелла такая сообразительная», — выдохнул Икки, а потом обратил внимание на одну деталь в словах Бакуги.

— Вы сказали «стран, где десперадо есть»? То есть… я не единственный десперадо Японии?

Бакуга кивнул.

— У нас их всего двое. Первый — это знаменитый Бог войны Торадзиро Нанго, ровесник не менее знаменитого Великого героя Рёмы Куроганэ. А вторая — его любимая ученица Якши-химэ Нэнэ Сайкё-кун. Кстати, Аскарид тоже десперадо, французская.

— Нэнэ-сэнсэй?!

— Ну, не зря же я третья в мировом рейтинге. В отличие от кое-кого, я не побоялась пробуждения и осталась в строю, — хмыкнула Нэнэ и бросила укоряющий взгляд на Куроно. Та неловко отвернулась.

Они и раньше подзуживали друг друга, но беззлобно, а сейчас между ними проскакивали опасные искры.

Не давая пламени разгореться, Бакуга поспешно хлопнул в ладоши и вернулся к теме разговора.

— Мы немного отвлеклись. Как я только что объяснил принцессе Стелле, главы стран-участниц Федерации связываются с новыми десперадо, чтобы они поняли, как сильно их существование может повлиять на судьбу всех блейзеров. Надеюсь, вы понимаете, что нужно держать язык за зубами?

— Да, — кивнул Икки. — И если меня спросят про Итто Расэцу, я должен ответить, что просто нашёл в себе ещё немного магии, а не увеличил её количество.

— Я рад, что ты так быстро уловил суть, — улыбнулся Бакуга.

Пробуждение Икки произошло на арене Фестиваля, на глазах у тысяч людей. Естественно, ему могли задавать неудобные вопросы.

— Пусть мы и молчим о десперадо, это не отменяет того факта, что они больше не связаны судьбой, а значит обладают огромным боевым потенциалом. Они могут даже повысить верхний предел своих запасов магии. Как премьер-министр Японии я даю слово, что страна окажет тебе любое содействие на пути развития. Если хочешь, я могу подыскать тебе отличного наставника.

— Большое спасибо… хотел бы я сказать, — ответил Икки и внимательно, настороженно посмотрел в глаза Бакуге. — Но я не могу доверять вам. И не смогу, пока вы не расскажете, зачем напали на нашу академию, основали Акацуки и заключили сделку с «Освободителями».

— Отлично сказано, Куро-бо. Мне тоже очень хотелось бы услышать это, — поддакнула Нэнэ.

— Империя Вермилион никогда не доверится человеку, спутавшемуся с террористами, — заявила Стелла.

— Сэнсэй, может, расскажете, зачем вы делали всё это? — поддержала их Куроно.

И Бакуга, похоже, знал, что всё придёт к этому.

— Безусловно, расскажу. Ведь это и есть второй вопрос, который я хотел обсудить. — Он вытянул руки перед собой и призвал девайс. — Озари всё сущее, Гэттэнходзю[✱]Лунный хрустальный шар..

◆◇◆◇◆

Над его ладонями появился хрустальный шар размером с кулак. Он был украшен золотом и источал слабое свечение.

— Это и есть ваш девайс?

— Не тянет на оружие. Ку-тян, ты тоже впервые видишь его?

— Да. Хотя ещё в школе слышала, что сэнсэй не из боевых блейзеров.

— Из-за своей силы Гэттэнходзю стал государственной тайной с самого момента своего появления. Естественно, о нём не знают даже в верхах Федерации. Да и я давно не призывал его на людях.

— То есть все ваши махинации как-то связаны с девайсом? — спросил Икки.

Бакуга чуть вымученно улыбнулся.

— Давайте все детали потом, а пока посмотрите это.

Он провёл пальцем по парящему Гэттэнходзю. Зеркальная поверхность шара пошла рябью, с его нижней части прямо на арену упала большая капля.

И…

Бетон засветился, на нём появилось какое-то изображение.

— Что это?!

Все тотчас оцепенели и затаили дыхание.

Девайс Бакуги показал им горящий город.

Кровь, крики, огонь — настоящий ад.

По земле полз мальчик, волоча за собой вывалившиеся внутренности. Похоже, он попал под завал, кое-как выкарабкался наружу и теперь пытался выбраться из пламени.

Но не смог.

— Ч-что?! Ребёнок!.. Гх…

Не выдержав, Стелла упала на колени и прижала руки ко рту.

— Стелла!

Икки тотчас подскочил к ней и погладил по спине, успокаивая.

Он тоже побледнел от ужаса.

«Это не просто изображение. И даже не фильм. Иначе Стелла не отреагировала бы так бурно. Жар огня, душераздирающие крики, вонь горелого мяса… Я чувствую их так, будто и сам там нахожусь. Это реальность».

— Сэнсэй, что это такое?! — воскликнула Куроно.

И тут…

— Э… Что?! Ку-тян, смотри! Смотри туда! — кривящаяся Нэнэ ткнула во что-то пальцем.

Куроно проследила за ней взглядом и вздрогнула.

Нэнэ указывала на покосившуюся башню, в которой легко было узнать «Токио Скайтри»[✱]Токийское небесное дерево. Пожалуй, самая известная телебашня Японии..

— Это что, Токио?!

— Именно, — кивнул Бакуга. — Сила Гэттэнходзю — заглядывать в прошлое мест и людей в определённом диапазоне. Но иногда он посылает мне пророческие сны о будущем текущей линии событий. Сейчас вы видите моё прошлое. Точнее, мои воспоминания о прошлом, где я увидел будущее Токио, которое ждёт нас на этой линии событий.

— Что?! — хором воскликнули все.

— Хотите сказать, Токио ждёт такое будущее?!

— Не может быть! Н-но как?! — дрожащим голосом проговорила Стелла.

— Я не знаю, — покачал головой Бакуга. — Я всего лишь вижу отрывки будущего. Но я могу проанализировать текущую мировую обстановку и предположить, что произошло.

Он щёлкнул пальцами, убирая хрустальный шар вместе с видением, подошёл к упавшей Стелле и протянул руку.

— Прошу прощения, что показал вам настолько неприятное зрелище.

Девушка нахмурилась, встала без посторонней помощи и, немного опершись на Икки, потребовала:

— Не извиняйтесь. Продолжайте.

Остальные безмолвно поддержали её.

И Бакуга продолжил:

— Принцесса Стелла, как вы, вероятно, знаете, текущий мировой порядок сохраняется благодаря соперничеству трёх сил. Во-первых, Международной федерации рыцарей-магов, в которой мы состоим. Во-вторых, Союза крупнейших стран мира, куда входят США, Китай, Россия и Саудовская Аравия. И в-третьих, глобальной преступной организации «Освободители», ведущей свою деятельность в подполье. Иронично, но именно существование «Освободителей» создаёт трилемму, сдерживающую Федерацию и Союз от решительных действий и масштабных конфликтов. Но… мир не будет продолжаться вечно.

— Почему? — спросил Икки.

— Никто не вечен, — коротко ответил Бакуга и, видя непонимание в глазах собеседников, пояснил. — В каждой из трёх фракций есть по одному особенно сильному десперадо. У Федерации — первая строка рейтинга КОК и мира вообще, глава генштаба Белоусый лорд Артур Брайт. У Союза — гордость США, двадцатилетний начальник особого отдела по делам сверхспособностей «Псион» Супермен Авраам Картер. Ну и, наконец, у «Освободителей» это король преступного мира, который правит подпольем ещё со времён Второй мировой войны, — Тиран. Именно благодаря им фракции продолжают относительно мирное соперничество. Однако Тиран уже очень стар. Он упоминается ещё в довоенных хрониках. Не удивлюсь, если он в скором времени преставится. И тогда начнётся гонка за присвоение остатков «Освободителей».

— Почему вы так уверены в этом?

— Потому что она уже началась, принцесса Стелла.

— Что?!

— Кадзамацури-сан говорил мне, что многие из «Освободителей», действующих не в подполье, не прочь занять трон Тирана. Союз в лице США, России и Китая, а также некоторые страны Федерации контактируют с «Освободителями» по своим независимым маршрутам. И у нас этих маршрутов намного меньше, то есть мы проигрываем гонку.

— Из-за того, что генштаб открыто враждует с «Освободителями», да?

— Верно, — кивнул Бакуга. — У нас есть связи, но на личном уровне, как у меня. А вот Союз негласно сотрудничает с «Освободителями» целыми организациями. Когда Тиран умрёт, большой военный потенциал отойдёт Союзу. Гонка присвоений закончится, и начнётся Третья мировая война.

Союз хочет захватить весь мир и разделить его на сферы влияния между крупными державами.

Федерация пытается отстоять независимость мелких государств и сохранить нынешнюю карту мира.

Прямо противоположные цели.

Если третья сторона-ограничитель исчезнет, то начнётся великая война.

— Думаю, я видел во сне именно это.

— То есть вы подумали, что если Япония останется в составе Федерации, то мы не сможем избежать такого будущего, и предприняли меры, чтобы перейти в Союз? — спросила Куроно.

— Да, в общих чертах. Сильнейший блейзер Союза Супермен Авраам Картер из США, самой большой страны мира, ещё молод. Вряд ли он умрёт в ближайшие несколько лет. Союз тесно связан с «Освободителями», так что Японии лучше встать под его знамёна, даже если нам выдвинут невыгодные условия. Рассуждая так, я составил план: основать национальную академию Акацуки, разжечь в народе недовольство Федерацией, провести голосование и добиться выхода из состава Федерации.

Бакуга шёл к своей цели больше десяти лет.

Он нашёл ярых противников федеративного режима, с их помощью сместил старую партию консерваторов и захватил власть, поднявшись от простого учителя до премьер-министра. Он был небоевым блейзером, поэтому действовал не силой, а хитростью.

— Однако моей мечте не суждено сбыться. Академия Акацуки проиграла, и общество вновь встало на сторону Федерации. Мне уже никогда не склонить их на свою сторону, большинство проголосует против выхода. Так что я проиграл вам, — вздохнул Бакуга и уронил плечи.

— Как-то вы не похожи на проигравшего, — возразил Икки.

Бакуга улыбнулся. Избороздившие его лицо морщины глубже врезались в кожу.

— Ха, тут ты прав. Десять лет я шёл вперёд, видя перед собой лишь одну дорогу. Боялся, паниковал, жалел и горевал. Но сегодня я поднял голову и увидел то, что наполнило меня бескрайней радостью. Оказывается, за эти годы у нас появилась новая, молодая сила, способная пойти наперекор самой судьбе.

Фестиваль открыл для него множество юных талантов, которые сражались друг с другом и взбирались всё выше и выше. Одному из них даже удалось перебороть мироздание, причём не ловкостью или хитростью, как привык действовать сам Бакуга, а прямо в лоб, с гордо поднятой головой.

«И тогда я понял, что уже ничего не смогу сделать».

— Моя способность — видеть судьбы нашего мира. Я не могу заглянуть в прошлое тех, кто сломал рамки устоев и пробудился как десперадо. Не могу узреть будущее, которое они строят. Именно поэтому я верю, что ты… нет, что вы приведёте нашу страну не в то полное боли и отчаяния будущее, а в другое, изобилующее светом и радостью. — Бакуга осмотрел всех четверых и с сияющей новой надеждой улыбкой воскликнул. — Я вверяю в ваши руки нашу страну. Весь наш мир!

◆◇◆◇◆

— Премьер даже прослезился.

— Ага, — кивнул Икки, прокручивая в голове события прошлого вечера.

«Он и правда заплакал. Такой уставший, измученный, но ободрённый».

— Я ненавидела его, — призналась Стелла. — Из-за него пострадали ребята в академии. Я очень хотела хотя бы разок врезать ему. Но сейчас… я не могу злиться на него.

Она родилась принцессой, поэтому не понаслышке знала об коварстве мира политики. Чтобы подняться от простого учителя до премьер-министра, нужно было приложить огромные усилия и преодолеть множество трудностей.

«Он делал всё, лишь бы спасти родину, и очень устал от всего этого, но не сдался. Я не могу не уважать его решительность и силу воли. Тем более, это мы сорвали его план с Акацуки».

— На церемонии объявления представителей Тока-сан сказала: «Победа — это ответственность». Думаю, мы должны взять ответственность за желание премьера Цукикагэ. За его необычайно широкое сильное желание.

«Да и… Это же Третья мировая! И если Федерации суждено проиграть… Нет, Империя Вермилион просто не сможет остаться в стороне. К тому же Япония стала для меня второй родиной. Здесь у меня много друзей. Я хочу защитить их. Я должна защитить их!»

Стелла сжала руки на коленях и, опустив голову, твёрдо сказала самой себе:

— Я должна стать намного сильнее и тоже превзойти свой предел!

— Стелла, — позвал Икки, хлопнув её по плечу.

— М?

Девушка обернулась и внезапно напоролась щекой на подставленный палец.

— Ты что творишь?! — возмутилась она, отмахнувшись от его руки.

— Ты слишком накручиваешь себя, — серьёзно сказал Икки. — Мотивация — это замечательно, но спешка доведёт до беды. Конечно, премьер удивил и меня, и я решил, что не допущу войны. Но не забывай, что мы — рыцари-маги. Спасать слабых людей от таких кризисов — это наша работа. Мы воины, а не спортсмены. Ты же сама ступила на путь рыцаря, чтобы защищать жителей своей империи. Или я не прав?

— А…

— Вот я и говорю, что тебе нужно выдохнуть. Ты и так слишком строга к себе. Если ты не будешь сбавлять темп, то со временем тоже дойдёшь до предела. Ты обязательно упрёшься в него. — Икки сделал паузу. — Премьер назвал десперадо особыми людьми, но я думаю, что он ошибается. — Он посмотрел на остальных ребят. — Я сражался с вами, поэтому могу с уверенностью сказать, что все вы ни в чём мне не уступаете. Вы запросто выйдете за рамки судьбы из гордости, ради мечты или кого-то другого.

Он искренне верил, что в час нужды друзья легко переступят через собственный предел.

Совсем как он в финале Фестиваля.

«Ведь все мы терпеть не можем проигрывать. И уж точно не проиграем какой-то там войне!»

— Таким людям всё что угодно по плечу, — заверил Икки Стеллу и нежно, но крепко взял её за руку, как бы говоря: «Я здесь, рядом с тобой. Не неси весь груз в одиночку».

— Да… Да, ты прав. Рассчитываю на тебя, Икки, — улыбнулась девушка и, сжав его ладонь, положила голову на плечо.

Со вчерашнего вечера она только притворялась спокойной, но внутренне не находила себе места от волнения. И только сейчас Икки удалось успокоить её.

«Он прав. Я не одна, нас много. И “мы” — это не только я, Икки, Тока-сан, Моробоси-сан и остальные. Это все рыцари-маги».

Стелле показалось, что с её плеч упала невидимая гора.

Икки тихонько выдохнул.

«Ну вот и славно. Будущее подождёт, у меня тут проблемка посерьёзнее вырисовывается. И с ней мне придётся разбираться самому. У меня нет детей, поэтому я не могу представить, что испытывает отец, у которого какой-то незнакомый парень забрал любимую дочь, но одно ясно точно: дружелюбного приёма я могу не ждать. Эх… С какой бы стороны к нему подступиться?..»

А пока он переживал из-за близящейся поездки в Вермилион…

— О, правда? Супер! — воскликнул Юдай, разговаривавший с кем-то по наладоннику, встал и громко обратился ко всем. — Эй, народ! Тут есть общественная баня непъдалёку! Сегодня там выходной, но я звякнул хозяину, и он сказал, что откроется спецом для нас! Ну что, раз все уже поели, пошли в баню?

Никто возражать не стал.

— Что?! Хосси, ты не гонишь? Икура-сан правда согласился?

— О, отличное предложение. Помню, как мы все вместе плескались в ванной в «Доме зелёной листвы».

— Моя мудрая десница, объясни, что такое «баня»? — потребовала Ринна у Шарлотты.

— Это публичное место, где моются простые люди. Там все должны раздеться, то есть и вы, моя леди, и я, и мы вместе будем-м-м-м-м-м!..

Горничная прервалась. Из её носа хлынула кровь.

— Шар!

Стелла, гость из Европы, тоже заинтересовалась.

— Икки, это же те самые японские общественные бани, да? В них ещё висят огромные картины с Фудзи, да?

— В Токио такие точно есть, но здесь… Не знаю.

— Если не будет, я попрошу Сару нарисовать!

— Что? — озадаченно промямлила Сара, не ожидав такого поворота.

— Всегда хотела побывать там хоть разок! Пойдём быстрее!

Стелла вскочила со стула, схватила Икки за руку и принялась подгонять их с Сарой.

Сидзуку бросила на неё косой взгляд и вздохнула.

— Жаль прерывать твоё непристойное веселье, но позволь сообщить, что общественные бани раздельные.

— Ч-чего это непристойное?! И я знаю, что они раздельные!

Вот так завершился Фестиваль искусства меча семи звёзд.

Последний вечер учеников Хагуна в Осаке тоже подходил к концу.

Несколько месяцев отчаянных усилий пролетели, как один миг.

Родилось много историй, завязались узы дружбы.

Насладившись недолгим отдыхом, молодёжь отправилась дальше.

В будущее.

К новым целям.