Том 1    
Пролог

Пролог

— Сожалею, но я не могу отправить тебя на операцию по возвращению Нойендорфа.

Военная база армии герцогства пребывала в значительном напряжении, свойственном полю боя. В лаборатории, устроенной на её территории, произнесла эти слова Бякудан Харуми.

Она, укутанная в свежее и накрахмаленное белое одеяние, была красивой женщиной с блестящими чёрными волосами, как и следует человеку с Дальнего Востока. Выглядела она на тридцать лет, создавая вокруг себя атмосферу спокойствия.

Харуми служила инженером автоматов, подконтрольных войску герцогства Хельвайц, а кроме того являлась бывшей кронпринцессой с именем Харуми=Бякудан=Хельвайц.

Многие граждане в стране, находящейся под угрозой существования, обожали её, однако не только люди, но и автоматы, что она произвела на свет, испытывали те же чувства.

— Хоть ты и рвался в первый бой, но, думаю, это плохая идея, — произнесла Харуми, сожалея всем сердцем, обратив свой взор на автомат в облике юноши, сидящего впереди.

Она посмотрела на него выразительными глазами глубокого цвета индиго, а парень моргая, обратился.

— Профессор Бякудан... Нет, мама...

Автоматы, созданные Харуми, обычно называли её мама. И только в общественных местах — профессором, но будучи в лаборатории лишь вдвоём, он решил, что можно и так.

— Тогда когда будет моё боевое крещение?

По внешности, поведению и манере общения он абсолютно не отличался от человека.

Харуми улыбнулась и отвела взгляд от него, ожидающего ответа. Её длинные чёрный волосы колыхнулись, когда она встала со своего места.

— Тебя оценили как «бракованный».

«Бракованный»?

От незнакомого слова выражение лица юноши омрачилось.

Харуми подошла к углу комнаты. Она опустила взгляд на пустой контейнер для перевозки, находившийся там.

— Я не могу отправить тебя на поле боя. Более того, не буду изучать тебя. Поэтому хочу, чтобы ты залез в этот контейнер.

— Пожалуйста, подождите, мама! Что значит вы не можете отправить меня на поле боя?!

Юноша был боевым автоматом. Сражаться его назначение — его программа: резать врагов на уровне инстинктов. Автомат, изготовленный для ведения боя не пускают на фронт, называют «бракованный». Его превосходному искусственному мозгу оказалось не так сложно понять ситуацию.

Меня списали.

Беспокойство постепенно нарастало, и юноша невольно приблизился к матери.

— Мама, не хочу.

— Не волнуйся. Грядёт большая война, но результаты моделирования показывают, что мы сможем выиграть и без тебя.

— Я могу сражаться! Я уверен, что смогу выполнить ту же задачу, наравне с моими старшими братьями и сёстрами! Прошу, позволь мне отправиться на фронт и принять бой! — в отчаянии заявил юноша, не желающий быть брошенным матерью.

Однако из уст матери был отдан безжалостный приказ.

— Ордер, полезай в контейнер.

«Ордер» — служебная команда, которой могла пользоваться только Харуми, хозяйка юноши.

С точки зрения программы, отвечающей за волю, данной директиве он никак не смел противиться.

Против воли, ноги автомата направились к ящику.

Тем временем лихорадочно обдумывая, он пытался понять, мог ли избежать подобной ситуации.

Это началось с того самого дня. В тот день, когда в лабораторию ворвались захватчики, Харуми спешно прекратила все тренировки после того, как юноша справился с нападением. Тогда-то и обнаружили в нём какой-то серьёзный недостаток.

— Извините, мама. В чём была моя ошибка? Пожалуйста, скажите. Я исправлю все слабые места. Приложу все усилия, чтобы оправдать твои ожидания. Поэтому прошу тебя, не бросай меня!..

Харуми с грустью посмотрела на юношу, умоляющего в контейнере.

— Тебе не следует находиться здесь. Прощай.

Не хочу.

Не хочу. Не хочу. Не хочу.

— Мама! Я!..

Не выдержав, юноша потянулся к матери, но прежде чем рука дотянулась, Харуми ласково прошептала команду выключения.

— Спокойной ночи, Минадзуки. Приятных снов.