Том 1    
Глава 2. Алая принцесса вампиров


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
psychxo
14 д.
Спасибо за перевод. Пока полет нормальный, читается интересно и бодро, так что желаю удачи и надеюсь на скорейшее продолжение.
id422650713
5 мес.
Просьба, переводить такие термины как "Ордер", здесь подразумевается прямой перевод - приказ. В целом с переводом вроде бы всё норм. Надеюсь не загнётся... Уж слишком много тут работ так до конца и не переведены...
abctex
5 мес.
>>46366
Не вижу причины для такого. В оригинале используется фуригана オーダー над 強制命令.
lastic
6 мес.
Нормально

Глава 2. Алая принцесса вампиров

...Слегка тяжёлые веки.

Минадзуки, которому увеличили количество ресниц, утром следующего дня шёл в школу вместе с Канон. Девушка, лучась счастьем, мельком поглядывала на его глаза.

У юноши, напротив, была неприкрыто недовольная физиономия. Больше обычного.

— Не хмурься. Ведь я специально сделала тебе настолько славное личико.

От её слов, у Минадзуки свело щёки.

— Я вот и думаю, из-за кого это. Присобачивают странные украшения...

— Не странные. Ты, Минадзуки, стал вполне миленьким. Верь в себя!

— Да не нравится мне это!

Минадзуки вошёл в здание школы с нескрываемой гримасой. В это время шедшая впереди группа учеников с криками побежала.

Канон слегка наклонила голову набок.

— Как-то шумновато тут?

В подтверждение её слов по всей территории шептались взволнованные учащиеся. Когда девушка попыталась расслышать...

— Видимо, принцесса прибыла в нашу академию.

— Принцесса?

— Однако в нынешнем Хельвайце республиканский строй, и в нём должен быть только эрцгерцог.

— А мы говорим о короле вампиров. Среди нелюдей у него есть особые родственники, а у простых вампиров, похоже, нет власти.

— Я слышал о силе правящей семьи от моих братьев и сестёр, участвовавших в сражениях. Так значит принцесса — это дочь Розенберга?

— Возможно. Король вампиров в Хельвайце только Розенберг. Но почему кто-то её ранга без предупреждения прибыла в нашу школу?

— Пустое. Может она и из королевской семьи, но от меня живой ей не уйти.

— Сколько раз мне повторять, чтобы ты усвоил, Минадзуки? В Хельвайце люди и вампиры уже не враждуют.

Когда коридор повернул, показалась толпа народу, и парочка, естественно, остановилась. Должно быть принцесса пришла в класс первогодок. И кто-то крикнул:

— «Алая роза»! Я ваш поклонник! Позвольте пожать вам руку!

Канон моргнула.

— Я вчера видела её. Невероятно знаменитый командир отряда «Багровой девы».

— «Багровой девы»?

От знакомых слов, Минадзуки вытянул голову.

Там находилась красноволосая девушка, с которой он неожиданно вчера столкнулся.

«А», — когда Минадзуки воскликнул про себя, та посмотрела в его сторону, игнорируя окружающих людей. Её глаза распахнулись.

— Плохо-о!

Внезапно опустив лицо, он резко развернулся.

— Минадзуки?! — повысила голос Канон, но ему было не до того. Вчера ещё ладно, но и сегодня... Для случайности это уже слишком.

Он силой расталкивал учеников, собравшихся позади, расчищая путь побега. Однако...

— Нашла! На этот раз не уйдёшь! — прогремел голос.

Через мгновение воздух прорезало нечто тёмно-серое, мелькнуло перед глазами Минадзуки. Прямо рядом с его лицом раздался звук удара.От неожиданности он резко остановился. В нескольких сантиметрах перед ним оказалось продолговатое лезвие… сабля. Она вонзилась в стену коридора, чтобы преградить ему путь, и всё ещё дрожала, издавая звенящий звук.

Минадзуки медленно повернул голову.

Толпа, заполонившая собой весь коридор, раскололась.

Подобно пророку, разделившему море надвое, среди учеников, освободивших дорогу, величественно приближалась девушка, держа в руках пустые ножны.

Почему она принесла саблю в школу?

Широко улыбнувшись, красавица вырвала клинок из стены и вложила его в ножны, выдав остроумный ответ.

— И вновь мы встретились. Я рада видеть тебя.

— Твои чувства безответны... Не слишком ли легкомысленно было сюда приходить?

— Какая проницательность. Я выяснила, что за униформа была у тебя в тот день, и попросила отца перевести меня сюда. Скажи, а мне она к лицу?

Девушка смахнула красные волосы с плеча и выпятила грудь.

Превосходные пропорции. Ни одна одежда не способна испортить её фигуру.

В подтверждение этого, ранее часть публики… в особенности взгляды парней не отрывались от её пары благодатных холмов и изящных ног, тянущихся из-под плиссированной юбки. Можно сказать, что толпа собралась не посмотреть на знаменитость, а лицезреть божественную очаровательность девушки.

Однако Минадзуки отличался и, не позволяя своему взгляду свободы, холодно спросил:

— Поэтому ты зашла так далеко? И по какому же делу, позволь уточнить?

— Я пришла узнать то, что не смогла подтвердить вчера.

Минадзуки прищурился.

— Если осмотреть «Геркулесов» на строительной площадке, то очевидно, что их остановили руками человека. Пружина и чип точечно уничтожены.

Приблизившись к Минадзуки, девушка заглянула в его зрачки. Как будто определяла подлинность сферического тела, сидящего в глазнице юноши.

Находясь в толпе учащихся, Канон затаила дыхание.

— Я изучила стройплощадку, но кроме тебя там никого не было. И информации о том, что кто-то ещё входил, тоже. Иначе говоря, ты в одиночку, без какой-либо экипировки уничтожил более двадцати буйных автоматов. И если моя интуиция верна, то ты...

Рука девушки вдруг потянулась к Минадзуки.

Что делать, убежать? Но куда? Раз она определила школу, здесь уже не укрыться. Убить её сейчас? Тут нельзя. Слишком много свидетелей. Заткнуть ей рот, увести куда-то и разобраться с ней там? Тоже не годится. Увидят, как я похищаю её — первым же подозревать начнут меня. Прежде всего, она ещё не сообщила никому о моей истинной личности? Может школу уже оцепила армия республики? Чёрт, короче говоря, на этом шах и мат?!

Когда искусственный мозг Минадзуки работал в это мгновение на полную, а сам он сомкнул веки в решимости, девушка схватила его за руку и произнесла:

— Ты невероятно сильный человек.

— Ха? — выдал парень идиотским голосом и открыл глаза.

Минадзуки почувствовал прикосновение холодной девичьей руки. В его зрачках отражался вампир, забавляющийся с его запястьем.

— Эта температура тела, как и ожидала, ты человек! Я думала, это кто-то из нас одолел буйных автоматов без применения оружия, но что-то меня в тебе заинтриговало. Интересно, не вампирская ли интуиция это? Я впервые вижу человека, который выглядит совершенно нетренированным, но так силён!

На краю поля зрения юноши Канон приложила руки к груди, и глубоко выдохнула.

Одним словом, принцесса колебалась насчёт биологического вида Минадзуки. Глаза «Бякудансики» определяют тепло тела с помощью термографии, но другим приходится выяснять это на ощупь. А не веря в возможность того, что Минадзуки автомат, она сделала неправильный вывод.

Похоже, вся его решимость оказалась смешной. Разозлившись, парень грубо стряхнул её руку.

— Чтобы проверить, человек я или нет, ты перевелась сюда? Спасибо за усердие.

— Ах, разумеется не только поэтому. Как твоё имя?

— Минадзуки=Зандерхольц.

— Ага. Значит, Минадзуки. Преподнеси мне свою кровь.

Люди в холле замерли в шоке.

Оживлённые голоса только что прибывших учеников отозвались эхом.

Пусть даже девушка привлекала к себе многочисленные взгляды, но её лицо ни на мгновение не тронула тень смущения. Надувшись от гордости и озаряя коридор бескомпромиссной улыбкой, она ждала ответа Минадзуки.

Юноша прямо посмотрел на неё и сказал:

— Отказываюсь.

Щека девушки дёрнулась.

Поскольку разговор закончился, парень обошёл вампиршу, видимо, окаменевшую от шока и направился в сторону Канон, уже спешившей к нему. Стоило им сойтись, как из уст девушки послышался шёпот:

— Ми-Минадзуки! Ты понимаешь, что сейчас произошло?!

— Знаю. Вампирское признание в любви? Вероятно, она захотела встречаться со мной.

В Хельвайце люди и вампиры равны, вот только страшась магической силы очарования, человеческая часть населения не позволяет пить свою кровь нелюдям, не находясь с ними в особых отношениях, как например любовных. Принуждение с чьей-либо стороны строго преследуется законом. Поэтому «Хочу испить твоей крови» эквивалентно «давай встречаться».

Об этом Минадзуки узнал только недавно из романтического фильма, который его насильно заставила оценить Канон. Она иногда навязывала ему свои вкусы.

— Если знаешь, то почему ты был так жесток? Отказывать собеседнику надо тактичнее.

— Хм. Тогда что подойдёт?

— Э-эм-м, например: «Я очень счастлив, но сейчас мне не хочется ни с кем встречаться»?

— Секретничаете, что ли?! Я всё слышу!

Минадзуки и Канон обратили свой взор на вмешавшийся голос.

Девушка-вампир, дрожавшая как осиновый лист, уставилась на Минадзуки.

— Ах, где мои манеры, я совсем забыла представиться. Третья принцесса короля вампиров Розенберга, Рита=Розенберг. Также меня называют генерал-майор Алая роза «Багровых дев», особого отряда быстрого реагирования республиканской армии. Более того, давай я скажу ещё раз: Минадзуки, преподнеси мне свою кровь.

— Я-очень-счастлив-но...

— Издеваешься надо мной?!

Реакция девушки бурно изверглась на парня, который монотонно ответил ей примером, подсказанным Канон. Покраснев от гнева, принцесса нависла над ним, словно дикий зверь перед броском.

— Тебе хватило смелости отказать мне, Минадзуки. Однако у тебя нет права выбора. Я не спрашиваю твоего желания, а приказываю. Преподнеси мне всего себя.

Вот что значит быть партнёром вампира. Отдать ему не только кровь, но и всё тело и душу. Это тоже часть их сил.

— Считай честью стать моей собственностью, и просто послушно посвяти себя мне. Не волнуйся, дурного не сделаю. Поскольку ты можешь встречаться со мной, для тебя это весьма благоприятные обстоятельства, верно?

В доказательство своих слов, Рита приблизилась к Минадзуки, открывая прекрасный вид. Под широко распахнутой блузкой проглядывалась очаровательная ложбинка, и здоровый парень точно бы не смог оторвать глаз, однако… Механический юноша был равнодушен.

— Стать твоей собственностью? Я не потерплю этого. Одна только мысль сводит меня с ума.

— Ч-ч...

Рита изумилась сказанному, слова юноши полнились «ядом».

— Принцесса, генерал-майор, мне всё равно, я тебе не подчинюсь. По большей части, ты хотела «очаровать» меня и поработить, возжелав кого-то с моими боевыми способностями. Это то, что вы, вампиры, называете отношениями.

В банке памяти Минадзуки хранилась информация о подобных случаях еще со времен войны.

Насладившись их кровью, нелюди «очаровывали» всех граждан в подконтрольных городах, а затем заставляли трудиться как рабов и посылали на передовую в качестве солдат.

Вампиры пользовались «очарованием» и охотно забирали себе выдающихся людей. Такова их привычка.

У самого уха неподвижной Риты Минадзуки хладнокровно прошептал:

— Проваливай, если не хочешь оказаться с пробитым сердцем, вампир. Я не буду твоей игрушкой.

Краски с лица Риты исчезли.

Безмолвный крик — так можно описать атмосферу царившую здесь.

Молчание принцессы вампиров, напоминающее затишье перед бурей, уже довело несколько человек в коридоре до дрожи.

— ...Вот значит каков твой ответ, Минадзуки, — особенно тихо произнесла девушка.

Однако свет её глаз воинственно блестел.

— Пробьёшь мне сердце? Попробуй. Докажи это делом! Я вызываю тебя на дуэль!

Своими словами Рита, казалось, взорвала вулкан в сердцах и умах зрителей.

В панике Канон потянула Минадзуки за руку.

— Не надо, Минадзуки. Никакого поединка. Сейчас же извинись перед принцессой за грубость!

— Ах, принести мне извинение? Неинтересно, но и этого хватит. Само собой, я получу кровь в качестве компенсации, не так ли?

— Уа-а, я преподнесу свою! Поэтому, пожалуйста, только не Минадзуки!..

Рита посмотрела на Канон. От одного этого среброволосая девушка оцепенела, словно лягушка под взглядом змеи.

— Ты не замена ему. Я хочу кровь Минадзуки. Хочу соединиться телами и лично отведать его.

Канон заметно побледнела, увидев, как, обольстительно улыбаясь, Рита пожирает взглядом её названого брата. Изо рта принцессы выглядывала пара острых клычков.

— Я обязательно заполучу тебя, Минадзуки. Больше ты не сбежишь.

«Генерал-майор Алая роза Рита=Розенберг VS юноша с дальнего востока Минадзуки=Зандерхольца. Не пропустите! Схватка за любовь, сегодня после занятий на школьном дворе!!!»

Изготовленные наспех афиши расклеили по всей школе.

От их количества… Гораздо большего, чем объявлений о наборе участников в команду для конкурса автоматов, усматривался повышенный градус внимания. Было очевидно, что в академии все заинтересованы этим событием… За исключением одного человека.

— Ха-а, почему всё так обернулось?.. Я вся на иголках, и сегодняшние уроки совсем не лезли в голову...

После занятий Канон, идущая по коридору, увидев афишу, тяжело вздохнула. Минадзуки по-соседству пожал плечами, будучи не в боевом настроении.

— Пустое. То, что уроки не лезут тебе в голову, отнюдь не ограничивается сегодняшним днём. Если быть честным, то в твоей памяти содержание всех занятий не сохраняется.

— Слушай, а кто, как ты думаешь, всё это устроил? Один автомат ведёт себя из рук вон плохо. Хоть это ты понимаешь?

— Лучше бы ты яснее осознавала, что у тебя плохая память, так как в моей нет записей о скверных поступках.

— Боже мой, ты даже не раскаиваешься?! Почему так?! Нельзя, чтобы твою истинную личность раскрыли, я всё время тебе это говорю!

— Но её не раскрыли и не раскроют. С этим какая-то проблема?

Минадзуки пребывал в приподнятом настроении. Канон, вздохнув, остановилась и перевела взгляд на юношу.

— Так значит ты сможешь победить в схватке?

Падающие лучи заходящего солнца сквозь окно в коридоре выделяли линии тела парня.

С какой стороны на него ни посмотри: на внешность — хилый, однако в чёрных как смоль глазах ютился блеск смелости.

— Конечно, не вопрос.

— Принцесса желает испить лично тебя. Но в твоей «крови», текущей по всему телу, содержится ртуть — смертельный яд для вампира. В общем, если у тебя выпьют хоть каплю, то истинная личность тут же раскроется. В этой схватке категорически нельзя проигрывать.

Важная причина, по которой Канон предложила себя на замену, заключалась не только в дружбе и прочем, но и в невозможности допустить, чтобы Минадзуки стал чьим-то угощением.

— Понимаю.

— На всякий случай напомню: не убей принцессу по ошибке. Иначе вспыхнут ещё крупные волнения.

— Понимаю.

— Тогда ладно. И ещё: не используй в бою непосильные человеку приёмы, клинок ассасина и сверхчеловеческую силу. Если во время схватки ты раскроешь свою истинную личность, то, в конце концов, тоже...

— Понимаю.

— Затем, обрати ещё внимание...

— Какая назойливая. Хватит с меня твоих предостережений.

Канон надулась, услышав грубость в ответ.

Но мгновенно оправившись от обиды, сребровласая девушка, надела на лицо одну из самых милых улыбок и крепко схватилась за форму Минадзуки. Она вытянулась на цыпочках, и приблизилась губами к самому уху юноши.

— Не забывай, Минадзуки, я — твоя хозяйка. Я никому и ни за что не отдам тебя.

Когда Минадзуки и Канон шли на школьный двор, обычно всегда занятые футбольные и гандбольные площадки пустовали.

Вместо учеников там в одиночестве стояла Рита, как воин, ожидающий противника на арене.

— Всё-таки пришёл, Минадзуки. Опоздай ты ещё немного и я бы подумала, что страх заставил тебя сбежать.

Принцесса вампиров сменила школьную форму на великолепные доспехи. Тёмно-красную ткань украшало платиновое бюстье, создавая вид платья. Плечи, руки, грудь и даже бёдра были весьма обнажены, ставя под вопрос функциональность этого одеяния как доспеха, но не для девушки-вампира.

Минадзуки, вверив Канон свою сумку, выступил вперёд. У забора, окружающего двор, уже толкались ученики-зрители, и множество голов выглядывало из окон школьного здания.

— Поводов сбегать у меня нет. Я хочу побыстрее разобраться с тобой.

— Согласна. Мечтаю как можно раньше закончить схватку и испить твою кровь, Минадзуки. Я с нетерпением ждала этого со вчерашнего дня.

Минадзуки пустым взглядом уставился на Риту, приложившую руку к щеке и завороженно произнёсшую это.

Разве не лучше и быстрее напоить её моей кровью и убить в безлюдном месте?

Когда Минадзуки мельком взглянул на Канон, находящуюся на некотором удалении от «галёрки», та, видимо, прочитав его мысли, закачала головой. Юноша сфокусировал свой взгляд на принцессе.

— Итак, условия схватки?

— Правила просты. Бьёмся один на один. Оружие неважно. Полный набор из семейного арсенала, так что пользуйся каким захочешь. Если у тебя есть своё — не возражаю.

В углу школьного двора, куда показала Рита, находился полный комплект: от мечей, копий, луков и топоров до стрелкового оружия. Какое-то невероятное разнообразие.

— Каким образом решим исход битвы?

— Только не говори, что это несправедливо, Минадзуки.

Рита, стоящая посреди школьного двора, выглядела явно удивлённой.

— Я — вампир, ты — человек. По Ессельской конвенции обе расы провозглашены равными, хотя несомненен тот факт, что по физическим способностям люди не равны нам. Сражение в текущих условиях означает твоё поражение.

— Не вопрос. Посмотрим, что скрывается за маской твоего самодовольства.

Видимо, высказывание Минадзуки ранило самолюбие генерал-майора Алая роза. Лицо Риты исказилось от злости.

— Пусть ты и хорош, но если обнаружат, что я сражалась с человеком в равных условиях, то стану настоящим посмешищем. Это дело чести. Поэтому как насчёт небольшой форы в решении исхода битвы?

Рита, приложив руку к груди, произнесла:

— Ранишь меня — выиграл ты. Неприкрытых мест ведь достаточно, верно?

— Условия твоей победы?

— Ага, а мои...

Рита немного поразмыслила и, медленно подойдя к Минадзуки, протянула к нему руку.

Остановив её только в момент, когда юноша испугался и вздрогнул.

— Забрать её.

Указательным пальцем она дотронулась до второй пуговицы на его рубашке.

— Если отберу у тебя её, то выиграла я. Целиться буду только сюда. Ведь я не хочу навредить Минадзуки. Поранив человека, потребуется время для его выздоровления, не так ли?

Нечеловек Минадзуки отвёл взгляд от улыбающейся поблизости принцессы вампиров.

— С другой стороны, в случае капитуляции я обещаю немедленно прекратить схватку. Кроме того, побег со школьного двора — поражение. Есть ли ещё какие условия, которые ты хочешь добавить, Минадзуки?

— Нет, никаких.

— Судья не нужен — вон сколько учеников смотрит. Это схватка без правил.

Рита махнула подолом доспеха-платья, подошла к углу школьного двора и выбрала рапиру.

— Моего оружия достаточно, чтобы охотиться за пуговицей. Ты тоже возьми, что нравится.

Из всего выстроенного в ряд арсенала Минадзуки взял полутораручный меч. Он легонько взмахнул им, проверив ощущения.

— Мне этот пойдёт.

— Ах, но почему же ты выбрал не стрелковое оружие? Со мной можешь не сдерживаться.

— Пустое. Я не привык им пользоваться.

Минадзуки не приходилось иметь дела с оружием, кроме своего, потому с обычным стрелковым юноша, вероятно, бы не справился, отчего оно уступало четырёхствольному пистолету, прицел, которого находился в камере глазного яблока. Только полутораручный меч был таким же обоюдоострым, как и клинок ассасина, так что оружие он выбрал методом исключения.

— Так чего ты хочешь, если выиграешь?

Произнёс Минадзуки, дистанцировавшись от принцессы на несколько десятков метров. В ответ Рита состроила озадаченное лицо.

— Скажу, хотя уверена, я говорила это утром.

Девушка в театральной манере подняла рапиру. Тёмно-серое остриё уставилось на грудь юноши.

— Если выиграю я, то ты станешь моим, Минадзуки. И будешь беспрекословно повиноваться мне.

— Ладно. А если победа останется за мной, то принцесса вампиров откажется от мысли попробовать меня на вкус.

Рита моргнула. Затем внезапно расплылась в улыбке, словно её дурачили.

— Какая же скромность. Хорошо. Если случайно, нет, если произойдёт чудо и ты сможешь победить меня, то я обещаю, что последую любому твоему приказу на веки веков!

Провокативно заявившая Рита встала с рапирой на изготовку.

— Что ж, Минадзуки. Откуда ты ударишь? Покажи мне свои реальные способности.

Хоть она и сказала «ударишь», Минадзуки не шевельнулся.

По сути, он впервые сражался с вампиром.

Юношу, который должен был выступить в настоящем сражении — операции по возвращению Нойендорфа — лишили шанса пройти боевое крещение. Потом за десять лет его ни разу не активировали, а когда он пробудился, война в Хельвайце закончилась.

Он часто моделировал битвы в своей голове, но в действительности не имел реального боевого опыта.

Вдобавок, для такой ситуации запрограммированного плана сражения не имелось. Минадзуки — ассасин. Неожиданные атаки — его кредо, и когда противник признаёт себя «врагом», он обязан прикончить его. Не предполагалось, что по какой-то причине придётся сражаться в таких нелетальных условиях.

Пока он колебался, раздумывая над планом битвы, на лице Риты появились нотки досады.

— Так и будешь стоять, Минадзуки? Раз так, то ладно. Начну я.

Объявив это, девушка притопнула землю.

Вампиры, в целом, сильнее людей, но ненамного превосходят их. А олимпийский спортсмен сможет померяться с ними силами. Телевизионные программы иногда устраивают такие проекты.

Скорость бегущей принцессы не изумляла своей быстротой для человека. Минадзуки перехватил руками полутораручный меч, чтобы нанести встречный удар.

Однако перед тем, как мечи скрестились, Рита исчезла.

— Х?!

Пропала. Юноша затаил дыхание, когда девушка скрылась целиком.

Он моментально отыскал в памяти информацию о соответствующей вампирской способности.

«Небель[✱] Nebel (нем.) — туман.».

Тип колдовства, используемый вампирами, когда они могут превращаться в туман. В таком случае термографией не выследишь и атаковать не получится, но то же верно и для неё. Напасть из Небеля она не сможет. Максимальная длительность способности составляет десять секунд. Выпад одновременно с его отменой — стандартный ход...

Вспышка на краю глаза.

— Получай.

Рапира и длинный меч яростно столкнулись.

Среагировав на Риту, внезапно появившуюся рядом, Минадзуки использовал своё оружие в качестве щита.

Воительница не преминула выразить своё недовольство гримасой.

— Досадно. Хотя я думала, что на этом всё закончится. — Оставив ремарку, принцесса вампиров снова превратилась в туман.

В груди Минадзуки зародились тревоги.

...Это было опасно. Не знай я, что цель — моя вторая пуговица, уже проиграл бы.

Вскоре после того, как он почувствовал облегчение от предотвращения первой атаки, за ним началась охота.

Пламенные глаза девушки появлялись то тут, то там. Реакция на её выпады немного запаздывала в попытках уследить за движениями. Изгибаясь, он уклонился от появившейся из ниоткуда рапиры.

Увидя шанс в том, что Минадзуки потерял стойку, Рита не преминула этим воспользоваться.

Острый кончик рапиры приближался к пуговице. Юноша неестественно двинул рукой и отбил полутораручным мечом.

— Что такое, Минадзуки?! Что же случилось с твоей недавней уверенностью?!

Несколько минут от начала, и с лица парня исчезло спокойствие. Не отвечая на выпады Риты, он сосредоточился исключительно на уклонении.

Раз так, то у меня нет другого выбора.

Принцесса скрывалась из виду с помощью «Небель», и появлялась лишь на мгновение, чтобы атаковать. Какой бы сверхчеловеческой скоростью реакции парень не обладал, лучшим выбором было обороняться.

Она вампир.

Ощущая слабоватое восхищение, Минадзуки сыграл в опасную атаку своим мечом...

— Страшную же шумиху вы устроили.

Канон, смотревшая сражение в некотором удалении от многочисленных учеников, задрожала от баритона, послышевшегося позади.

Когда она оглянулась то увидела, что к ней, раскачивая гигантской, как у медведя фигурой подошел классный руководитель Мейер. Укрывшись под тенью ближайшего дерева, он нечитаемым взглядом осматривал школьный двор.

Канон повернулась обратно и сказала:

— У вас выдалось свободное время, раз специально пришли посмотреть на частный спор учеников, не правда ли?

— Как учитель, я должен понимать, что произошло в школе. Кроме того, я тоже его опекун.

От неоспоримых фактов Канон погрузилась в молчание.

В этот момент по школьному двору расходился пронзительный скрежет сталкивающихся металлов — это Минадзуки отражал выпад за выпадом.

Каждый ученик по-своему озвучивал удивление, и к ним вдобавок примешалось восхищение Мейера.

— Как умело он держится в ритме противника-вампира. Я вообще не разгляжу рапиру. А вы видите её, мисс Зандерхольц?

— У Минадзуки хорошие рефлексы, — ответила Канон с небольшой паузой, уворачиваясь от вопроса Мейера.

Разумеется, девушка не видела недавние атаки Риты. Для человека было бы нормальным уже незаметно лишиться пуговицы и признать поражение.

Но этого ещё не произошло потому, что Минадзуки всецело автомат по борьбе с вампирами.

Однако Мейер не мог это знать.

Канон ощущала, как по её спине потекли отвратные капли солоноватой жидкости.

Учитель, кивая, продолжил:

— Да-а. Я слышал, мистер Зандерхольц на голову превосходит остальных учеников по практическим навыкам. Кроме того, стоит добавить, что и на экзаменах по всем дисциплинам у него каждый раз великолепные результаты. Ещё и речь такая беглая — и не подумаешь, что он приехал с Дальнего Востока три месяца назад...

— Это потому что Минадзуки старательный человек.

— Кто он?

Тихий вопрос Мейера резанул по ушам Канон.

На школьном дворе упомянутый юноша оборонялся от атак Риты. Он чуть не упал, уворачиваясь абсурдным по сложности движением тела, но опершись свободной рукой о землю, без всяких усилий разорвал дистанцию колесом.

Пронзительным повышением тона или попросту визгом оценили зрительницы этот сложный акробатический трюк.

— Мы не знаем о его прошлом. Он говорил, что потерял свой паспорт. А ещё, что его настоящее имя Минадзуки=Бякудан. Это правда, да?

Мейер позади Канон прошептал девушке, которая стояла как скала.

— Три месяца назад вы представили его вашим младшим двоюродным братом. Однако откуда-то ему стало известно, как и где вас искать. Ваше происхождение особенно тщательно скрывается даже в семье эрцгерцога. Пусть он и знал, что у Харуми=Бякудан=Хельвайц есть дочь, ему не следовало приезжать.

Канон продолжала смотреть на Минадзуки через забор.

Не дождавшись ответа Мейер повторил слова мягким тоном.

— Мы волнуемся за вас. По результатам расследования, проведённым домом эрцгерцога, юноша под именем Минадзуки не являлся родственником Харуми=Бякудан. Вы держите его под рукой, как рыцаря, но можно ли мальчику неизвестного происхождения по-настоящему доверять?

— Если не знаете, то и незачем вмешиваться, — сорвалась Канон, прервав Мейера.

Она старалась изо всех сил молчать, чтобы не раскрывать свои и его секреты, но и терпеть тоже не могла. Дочь Харуми=Бякудан подняла глаза на Мейера.

— По крайней мере, я могу доверять ему больше, чем дому эрцгерцога. Потому что он не оставит меня.

— Но из расследования его происхождение...

— Видимо, оно оказалось неполным. Мамина родина — Дальний Восток, потому неудивительно, что есть вещи, которые вы не в состоянии выяснить.

— Однако...

— К тому же, не думаете, что именно выдающиеся качества Минадзуки подтверждают родство с мамой? Мама — гений, создала «Бякудансики», автоматов опередивших время.

Мейер с угрюмым лицом простонал.

Канон больше не колеблясь повернулась в сторону схватки. Пот на её спине уже высох.

Хоть беседа ученицы и учителя закончилась, сражение Минадзуки — нет.

Его нервы обострились до предела. Рита молнией атаковала юношу. Даже полсекундное промедление, казалось, будет стоить ему жизни.

Сейчас физическое тело Риты на школьном дворе отсутствовало.

Когда он поднял полутораручный меч перед пуговицей и дождался отмены «Небель», сзади произнесли:

— Скукота. Может, у тебя, Минадзуки, принцип не обижать девочек, а?

Когда он обернулся, принцесса находилась в нескольких метрах позади.

Как только юноша заметил девушку, та вновь применила «Небель».

— Я никогда не обращал внимания на пол вампиров.

— Тогда что же не атакуешь? Ты ведь не боишься причинить боль своей однокласснице, не так ли? Знаешь же, любые мои раны затянутся мгновенно.

Посмеивающаяся Рита на этот раз появилась совсем рядом. Рапира ударилась о полутораручный меч и вместе с девушкой исчезла.

Величайшая сила вампира — живучесть. Не ранив их сердце, их не убьёшь. К тому же, лишь серебро или ртуть способно навредить им. Поэтому вампиры обычно защищают только грудь.

— Неужели не можешь поймать меня? Но как же так? Ведь ты заявил сегодня утром, что пробьёшь мне сердце. Только не говори, что твоя реакция, как у тех бездарей со стройплощадки.

— Молчать.

Минадзуки, поддавшись провокации, сорвался.

Он приближался к «Алой розе», появившейся в нескольких метрах от него со скоростью, которую едва можно назвать человеческой.

В глазах Риты плясали огоньки удовольствия. Наблюдая за рывком юноши, девушка не спешила применять «Небель».

Смогу.

Минадзуки мгновенно сократил расстояние и рассёк мечом вампиршу по диагонали от левого плеча до правого бедра... Но меч прошёл сквозь воздух.

Парень увидел, как уголок рта, стоящей впереди девушки, приподнялся. Её рапира смотрела аккурат на пуговицу сорочки.

Сразу после взмаха мечом, Минадзуки не мог отбить её выпад.

Он тотчас же прикрыл пуговицу рукой.

Остриё глубоко вонзилось в тыльную сторону ладони юноши.

— Ах, нельзя же так! Ты поранился, да? Я же специально целилась в пуговицу, чтобы не навредить Минадзуки! — посетовала Рита, вытащив рапиру и отпрянула назад. Словно любимого пёсика отчитала за оплошность.

Парень уставился на руку из которой вытекала искусственная кровь, и обдумал про себя случившееся.

Когда он рубанул мечом, Рита прямо перед его ударом задействовала «Небель». Затем пропустила его яростную атаку сквозь себя и отменила способность без единого движения.

Потому-то ощущение разрубаемой плоти и не последовало, хотя Рита находилась перед глазами.

Провокация состояла в том, чтобы заставить Минадзуки напасть и создать шанс, и юноша удачно вписался в намерения принцессы.

Искусственная кровь сочилась, образуя красную лужицу на школьном дворе.

От этого вида Рита замотала головой, словно огорчилась.

— Сдавайся, Минадзуки. Ты уже понял, да? Дальше продолжать бессмысленно. В конечном счёте, ты бойкий лишь на словах. Твоему мечу не достать меня, не говоря уже о сердце.

Юноша сильно закусил губу.

Это был позор. Так не должно быть. Будучи автоматом по борьбе с вампирами, он не должен склоняться перед ними.

Изначально, способности Минадзуки предназначались не для того, чтобы попасться в сети Риты.

Физические способности, далеко превосходящие вампирские. Серебряный клинок ассасина, чтобы пронзать их сердца. Четырёхствольный пистолет, в котором в качестве пуль использовалась искусственная кровь, содержащая ртуть.

Под всеобщим вниманием, да и в ситуации, когда он должен в совершенстве играть роль человека, ничто из своего арсенала юноша не мог использовать.

Уже давно по другую сторону ограды многочисленная публика издавала радостные возгласы и улюлюкала. Минадзуки с ненавистью посмотрел на них.

Между тем его внимание привлекли Канон с Мейером. Девушка, разделяющая судьбу с Минадзуки сложила ладони вместе, словно молилась, а на её лице замерло жалостливое выражение.

— Ха-а, кровь Минадзуки. Интересно, какая она на вкус?

Рита посмотрела на красный цвет на кончике рапиры, и на её лице показался восторг.

По какой-то причине юноша встревожился.

— Эй, ни в коем случае не пробуй.

— Успокойся, без укуса «очарование не сработает».

Проблема не в этом!

Если она лизнёт, то сразу же поймёт, что человеческая кровь в Минадзуки не течёт. Не зная о его сокровенных мыслях, Рита провела пальцем по кончику рапиры и собрала жидкость.

— Прошлым вечером я терпела ужасный коктейль с кровью. Хорошо бы твою попробовать.

В то же самое время, как вампирша поднесла палец с замаскированной ртутью ко рту, Минадзуки сорвался с места.

— Стоять, кому говорю!

Он поднял клинок над головой и навалился на противницу.

Рита замерла, а на её устах всплыла спокойная улыбка.

Но...

— А?! К-как так?!

Рита уклонилась от падающего полутораручного меча, шагнув назад. Остриё едва коснулось её красных волос, но не задело кожу.

Налетевший Минадзуки подступал к принцессе, которая всем своим видом выражала удивление.

Видимо, она не смогла применить «Небель», что и стало причиной её замешательства, а юноша отнёсся к этому с недоверием.

Против «Небель» есть контрмера — ртуть. И абсолютно не важно, как она попадёт в организм: пулей или в составе коктейля. Ртуть для вампира — смертельный яд, одна капля и «Небель» больше не применить.

Тем не менее Рита ещё не опробовала его крови. Что бы это значило?

«Вероятно...» — Минадзуки построил предположение исходя из фактов.

Совсем нет надобности в том, чтобы яд попал в тело. Сам факт контакта уже блокирует способность. Да и вероятность того, что вампир проглотит искусственную кровь бесконечно мала. Вкусовые рецепторы сработают быстрее и цель выплюнет яд, что гарантирует контрмеру всего лишь на короткое время.

Но всё же Минадзуки создали, чтобы убивать врагов, используя даже такой шанс.

— Интересно, что это сейчас было? Наверняка из-за того, что я потеряла голову от крови Минадзуки. Как говорили в фильме: когда передо мной кровь любимого человека, я не могу ни о чём думать.

Процитировав фразу из кинофильма, влюблённая Рита вновь исчезла. Похоже, пока она уворачивалась от удара, капля ртути слетела с её пальца.

Однако юноша уже не торопился.

— Вот как? Тогда тебе будет уже не до схватки.

Он приложил меч к своему запястью и провёл им.

Искусственная кровь потекла струёй, словно шоколадное фондю.

Послышался крик испугавшихся зрителей. Даже Канон, которая знала, что Минадзуки — автомат, побледнела и прикрыла рот рукой.

— Т-ты-ы что делаешь?! Сам же поранился!

Отменившая «Небель» Рита не ожидав такого поступка испугалась, поменявшись в лице.

Теряя свежую кровь из запястья, Минадзуки спокойно произнёс:

— Раз ты теряешь самообладание от моей крови, то я даже этим воспользуюсь.

Если можно блокировать «Небель» с помощью прилипшей искусственной крови — нужно пустить её в ход. Правда в том, что Рита ошиблась насчёт причины, по которой не могла применить свою силу и чему он был весьма благодарен.

Без болевых ощущений и риска упасть в обморок от потери крови механический юноша высоко поднял раненую руку и заявил:

— Позволь поправить тебя. Мои слова не пустые. Этим мечом я обязательно достану тебя.

Такова гордость автомата по борьбе с вампирами.

Рита была ошеломлена и лишилась дара речи.

Она моментально отошла от Минадзуки. Тот махнул окрашенной в красный рукой. Искусственная кровь разлетелась во все стороны, запятнав белую кожу Риты.

— Кх-х, ты чего?! Лучше дай испить её!

— Отказываюсь. Я для тебя ходячий обед?

Рита, пытавшаяся применить «Небель», снова потерпела неудачу и раздосадованно цыкнула.

Минадзуки бросился к ней.

Неспособная исчезнуть принцесса обратила на юношу свою рапиру, с целью перехватить его.

А затем их клинки столкнулись.

Только тогда Минадзуки применил физическую силу, неподобающую человеку. Надеясь на то, что ни публика, ни Рита не раскроют его.

В результате, полутораручный меч, которым он размахивал с опасной даже для наблюдения скоростью, сломал рапиру...

— Гх?!

Кусок стали отлетел и звонко вонзился в школьный двор.

Не теряя ни минуты Минадзуки начал преследование. С трудом оборонявшаяся гардой Рита вновь применила «Небель».

Подобрав осколок оружия принцессы, юноша произнёс:

— Эй, мой меч коснулся твоего. Ты следующая. Может пора сдаться?

— Чего?

Показавшаяся Рита злобно посмотрела на Минадзуки. То, что она держалась от него на расстоянии, нежели ранее, свидетельствовало о том, что она признала парня угрозой для себя.

Юноша произнёс, словно объявил шах и мат:

— Твой «Небель» бесполезен. Как ты настроена отобрать у меня пуговицу со сломанной рапирой?

Шум от учеников усилился.

Публика наблюдала за, видимо, решившимся исходом схватки.

Внезапно Рита засмеялась, точно над собой и выбросила укороченную рапиру, та жалобно лязгнув, упала на землю.

— Верно. С ней я не смогу охотиться за твоей пуговицей.

Стоило девушке расстаться с оружием, Минадзуки тоже опустил полутораручный меч.

Однако облик Риты переменился. Даже без оружия бесстрашие не оставило её. Скорее кажется, что свободы действия стало больше, чем раньше.

Неожиданно Минадзуки почувствовал ветер. Странно острый ветер, который словно ледяной буран вонзался в щёки. На школьном дворе взвилась пыль и множеством вихрей закружилось под ногами.

— Поразительно. Я впервые участвую в подобной схватке. Все солдаты из армии республики, которые сражались до сих пор, терпели поражение, даже не успевая скрестить со мной мечи. С самого начала человек понимал, что глупо состязаться с вампиром, и они сдавались.

Ветер не прекращался.

Постепенно он усилился, отчего некоторые деревья, посаженные за пределами школьного двора, начали гнуться, а оконные стёкла в здании задребезжали. Посреди ухудшившейся видимости из-за охристой тучи песка, Минадзуки, пристально смотревший на Риту, нахмурился.

...Что это?..

В руке Риты, лишившейся рапиры появилось нечто красное.

Оно, цвета алой крови, странно извивалось, словно живое существо, быстро расширилось, как дым, плавно изменило форму, как жидкость и стало огромным.

— Ну да, Минадзуки, ты не такой. Вступил в схватку наравне со мной, и более того, загнал меня в угол. Признаю. Ты сильный. Настолько, что и не похож на человека. Вот почему я прекращаю смотреть на тебя свысока.

Ветер теперь свирепствовал подобно грозовой буре.

На краю поля зрения виднелась Канон, которая придерживала руками длинные растрёпанные волосы и юбку.

Среди учеников, которые удивились внезапному катаклизму, студенты-вампиры закричали: «Бегите!» и в полубезумном состоянии со всех ног бросились со двора, а часть учеников-людей, захваченная ситуацией, последовала за ними, не понимая сути происходящего. Окна в школе уже были закрыты.

Риту окутал ветер, и она медленно подняла руку над головой.

В ней находился большой ярко-красный меч.

Вытянувшееся ввысь лезвие украшали бесчисленные алые клинки, совсем как лепестки. Казалось, в руке Риты распустился гигантский цветок из холодного оружия.

— Я ни за что не могу проиграть в этой схватке. Но тебе стоить собой гордиться, Минадзуки. Хоть ты и человек, я воспользуюсь кровавым мечом «Роза воздушного погребения[✱] Обряд воздушного погребения — один из древнейших религиозных обрядов похорон умершего человека, в котором погребение совершается путём подвешивания тела умершего в воздухе с целью предания тела умершего воздуху, духу, свету, дереву и т. п. В Японии и на Окинаве с глубокой древности практиковалась двухстадийная погребальная обрядность, и первой стадией было «воздушное погребение». Воздушное погребение было вытеснено обрядами буддизма.».

— Кровавый меч!

Простые вампиры знали, что это колдовство могли применять только члены королевской семьи.

Уникальное оружие, появляющееся из руки, чья сила, способности и вид зависит от владельца. И не простое — оно обладает особым свойством и обладает сокрушительной мощью.

По-видимому, кровавый меч Риты мог порождать «ветер».

Краснющее сумеречное небо загрязнила взвившаяся туча песка.

Деревья, не в состоянии вынести ураган, ломались, а стёкла разбивались. Ещё оставшиеся на школьном дворе зрители кое-как держались за ограду.

Канон отчаянно вцепилась в забор и даже Мейер схватился за ближайшее дерево.

В центре этого шторма стояла принцесса вампиров, её тёмно-малиновые волосы развевались, а на губах играла улыбка, перерастая в смех..

— Игры кончились, Минадзуки. Я по-настоящему прикончу тебя.

Юноша прищурился.

Судя по всему, её оружие нацелено не на одну пуговицу.

Она дала фору Минадзуки, но с самого начала не собиралась позволить ему выиграть. Если ситуация ухудшится, даже применив кровавый меч — козырь королевской семьи — она намеревалась вынудить Минадзуки капитулировать.

Иными словами, трюков со скрытым мячом у Риты больше не было...

— Сдашься — у тебя будет шанс. Признаешь поражение — я уберу «Розу воздушного погребения», — надменно произнесла Рита.

Безусловно, от одного только вида струсишь, и немедленно сдашься. Кровавый меч производил столь пугающее ощущение.

Однако Минадзуки был автоматом по борьбе с вампирами.

И вместо страха перед их истинной, обычно незримой сущностью, в его груди интенсивно пылало.

Губы искривились от экзальтации и Минадзуки ответил:

— У меня нет возможности победить. Я проиграл «тебе».

— Верно. Тогда пожалей о своём выборе.

Рита опустила меч, как будто вынесла решение.

Мгновение и взрывная волна.

Ноги юноши заскользили от страшного напора ветра, и он отступил назад.

Кровавая роза распалась.

Бесчисленные тонкие клинки, похожие на лепестки кровавого меча разлетелись, и разом полетели на Минадзуки.

—«Враг» опознан. Переход в боевой режим—

Искусственный мозг заключил: «Опасность», и программа запустилась автоматически.

С этого момента Минадзуки начал сражаться как «Бякудансики», а не как человек.

Скомандовав искусственным мышцам, он помчался со скоростью бури, с которой человек никогда не сможет продвигаться.

Тысячи летевших красных клинков. Он безошибочно просчитал их траекторию, и начал уклонение.

Юноша взмахнул полутораручным мечом с неуловимой быстротой и сбил клинки, решив их перехватить.

Нынешний облик Минадзуки не был виден ни публике, ни Рите. Из-за того, что люди находились в клубах пыли, а Рита из-за собственной атаки, Минадзуки находился в слепой зоне ото всех.

Чтобы пережить ливень из клинков, потребовалось всего несколько секунд.

Убийца вампиров, отбросивший последний лепесток полутораручным мечом, приблизился к Рите.

Она, вероятно, не предполагала, что он преодолеет такую атаку и достигнет её.

У девушки расширились красные глаза.

Только она встала на изготовку с остатками от огромного лезвия, но было уже поздно.

— Раскаиваться будешь ты, вампи-и-ир!!!

Минадзуки взорвался выпадом, целясь в грудь Риты и ударил всем телом.

Но совершил прискорбную ошибку. Он целился не в незащищённый участок Риты, а в грудь, покрытую доспехами.

Причина крылась в спецификации Минадзуки: автомат по борьбе с вампирами был запрограммирован поражать сердце врага. Так что даже в схватке, где не нужно убивать, он сразу ударил туда.

В результате, полутораручный меч, поизносившийся от несметных рубящих атак, ударился о доспехи и сломался, и в то же самое время доспехи не выдержав напора Минадзуки треснули.

Защита Риты пала...

— Чёрт, меч!..

Осознавший свой промах парень заволновался и мгновенно увеличил дистанцию.

Затем он подметил, что буря внезапно прекратилась.

Свирепствоваший ветер казался выдумкой. Осеннее небо отражало тихие сумерки, а на школьном дворе повсюду валялись ветки и листья от сломавшихся деревьев. Пыли, которая ухудшала видимость тоже не было.

Что удивительно, Рита по какой-то причине спрятала кровавый меч и сидела на корточках.

...Какого? Что она делает?

Сейчас, когда меч Минадзуки сломался, для неё должен быть удобный момент. Однако принцесса, кажется, не собиралась двигаться.

По вечернему небу щебеча летели птицы, пока он и все до единого, включая зрителей притихли.

— Эй.

Из-за того, что патовая ситуация, вероятно, затянулась уже сверх меры, Минадзуки окликнул её.

Вдруг Рита подняла голову.

У девушки слезились глаза.

Минадзуки растерялся, но продолжил:

— Поскольку ты поменяла меч, я тоже возьму себе новый. Схватка всё ещё продолжается...

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!

Слова юноши прервал вопль и принцесса встала.

Лишившись доспехов девушка предстала в нижнем белье. И то, только низ. Она крепко прикрывала руками открытую грудь, но из-за размеров последней… безуспешно. Наоборот, пара шаров, сплющенных от придавливания, выглядели непристойнее и эротичнее.

От неистово бегущей Риты Минадзуки мгновенно встал в оборонительную позу.

Однако она в том же виде пронеслась мимо и убежала прочь со школьного двора с небывалой скоростью.

— Ха?

«Уо-о-о-о-о» — среди заклокотавших парней из публики Минадзуки единственный, кто издал дурацкий выкрик, стоял столбом со сломанным полутораручным мечом.

Когда он посмотрел на Канон, та держалась за лоб.

Это был маловразумительный конец, но в схватке он победил.

А то, что она убежала со школьного двора — поражение. Каждое слово Риты точно запечатлелось в памяти Минадзуки.

На этом случай с принцессой вампиров закончился.

Так он думал, но следующим утром...

— Ми-Минадзуки!

Когда он безучастно смотрел в окно его окликнули. Это оказалась Рита.

Канон как раз встала со своего места. Сегодня её ожидало машинное масло на стуле, поэтому она поспешила заготовить новый.

Рита, подошедшая к парте своего победителя упёрла руки в боки и сердито уставилась на него. Минадзуки, всё ещё подпиравший щёку рукой, спросил:

— Что? Чего тебе?

— Что ещё за «чего тебе»?!

Рита по какой-то причине удивилась.

— Только потому, что я едва не проиграл тебе, я не собираюсь забывать о той схватке. Сколько бы ты ни приходила, крови своей я тебе не отдам.

— Да нет же! Думаешь, обещание, которое я, член королевской семьи, дала однажды, признаю недействительным?! Если Минадзуки скажет не пить его кровь, я подчинюсь этому… Подожди, я не это хотела сказать...

Рита обратила внимание на запястье Минадзуки. Там была повязка, наложенная Канон. Она была намотана потому, что если бы человек после резанной раны пришёл на следующий день как ни в чем не бывало, то это было бы странно. Под повязкой уже было проведено восстановление искусственной кожей.

Принцесса уставилась на повязку, и сделала болезненное выражение лица. Она заговорила, как будто решилась.

— Я проиграла в схватке. Чистосердечно признаю это, поэтому поступай как тебе заблагорассудится-я!..

— Вот как?

Минадзуки равнодушно ответил Рите, надорвавшей голос.

Судя по всему, она спокойно отказалась от обеда в качестве меня. На этом всё и разрешилось. Никто не раскрыл мою истинную форму, так что пустое.

Когда он размышлял об этом, второстепенном, послышался голос: «Ми-Минадзуки?»

Его внимание переключилось. Там стояла Рита, у которой на всё лицо проявился вопросительный знак.

— Ты по-почему ничего не говоришь?! Ты можешь делать со мной что хочешь. В любом случае, ты вчера всю ночь размышлял над этим, да?! Ничего страшного, если без смущения озвучишь свои фантазии!

— Ха?

Он не знал что сказать. Лицо Риты опунцовело от наивного выражения Минадзуки и она продолжила:

— Приказывай! Раз я проиграла, то убегать и прятаться не стану. Так что если ты выскажешь мне своё желание, то ничего страшного! Таков был уговор!

— Приказ? Уговор?

С этими словами, он обратился к памяти. И отыскал соответствующую реплику.

«Если случайно, нет, если произойдёт чудо и ты сможешь победить меня, то я обещаю, что последую любому твоему приказу на веки веков!»

«А-а», — понял Минадзуки. Между прочим, девушка говорила подобное. Но ему было всё равно, поэтому он перекинул эти данные в закоулки памяти.

— Если не будешь сосать у меня кровь, то этого достаточно, — искренне и апатично произнёс Минадзуки.

Рита выпучила глаза. Молча наблюдая за ней, готовой в любой момент упасть в обморок, на этот раз юноша задрожал всем телом.

— Ты что ли отказываешься от права свободно распоряжаться мною? Я до такой степени ничего не стою? Так, что ли, Минадзуки?!..

Что происходит? Температура тела Риты быстро поднялась. Кажется, она злится, но я совсем не помню, чтобы говорил ей что-то обидное.

Когда Рита сжала рукой подол юбки, чуть не разорвав её в клочья, то бросила на Минадзуки острый взгляд.

— Я не могу этого принять! Не морочь мне голову! Несмотря на то, что ты заставил меня обнажиться перед всеми и потерять лицо, ты смеешь позорить меня сверх этого?! Я сделаю всё что угодно, так что приказывай! А если лишишь меня хоть невинности, хоть всего, ничего страшного-о!

— Минадзуки?! Что за вещи ты заставляешь девушку говорить?!

Похоже, Канон наконец-то вернулась. В руках у хозяйки убийцы вампиров был новый стул, а на лице читалось явное неодобрение.

— Я не заставлял её. Она по своей воле вопит: «Приказывай».

— Приказы, а-а, вчерашнее. Если она откажется сосать твою кровь, то этого будет достаточно, да, Минадзуки? — произнесла Канон и вздохнула с облегчением.

Однако Рита повысила голос, топая ногами.

— По-о-то-о-му-у я и говорю, что это проблема! У меня тоже есть гордость. Я проиграла, потому должна получить от Минадзуки должный приказ! Минадзуки, раз ты парень, то наверное, хочешь меня, да?! Я не позволю тебе сказать «нет». Так что хороше-енько обдумай у себя в голове ещё раз!

Она строго сунула ему под нос палец, а Минадзуки моргнул.

— Эм, Рита. Успокойтесь. Прежде всего, возьмите себя в руки.

Рядом с Канон, которая отчаянно утихомиривала Риту, Минадзуки хлопнул в ладоши.

— Эй, ты. Реально любой приказ?

От этого напоминания Рита на мгновение испугалась. Однако к её щекам тут же прилила кровь и она кивнула.

— Минадзуки?! Нельзя! Ни в коем случае!

Минадзуки проигнорировал запаниковавшую Канон и сказал:

— Присоединись к нашей команде на конкурс автоматов.

— Ха-э?!

— Ха-э?!