Том 1    
Глава 1. Пустые дни механического юноши


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
abctex
abctex
25.10.2020 22:57
>>46366
Не вижу причины для такого. В оригинале используется фуригана オーダー над 強制命令.
id422650713
id422650713
25.10.2020 19:25
Просьба, переводить такие термины как "Ордер", здесь подразумевается прямой перевод - приказ. В целом с переводом вроде бы всё норм. Надеюсь не загнётся... Уж слишком много тут работ так до конца и не переведены...
Ответы: >>46374
lastic
lastic
07.09.2020 20:13
Нормально

Глава 1. Пустые дни механического юноши

— Доброе утро, Минадзуки. Сегодня прекрасный день.

Его привлёк невинный голос, и когда он открыл глаза, вблизи оказалось девичье лицо.

Милая, с мраморной кожей красавица. Длинные серебряные волосы освещались утренним солнцем, проникающим сквозь занавеску, и ослепительно сверкали. Пара глаз глубокого цвета индиго, которые, казалось, затягивали. Вероятно, из-за её необыкновенно правильных черт лица и серьёзного взгляда, она чем-то походила на куклу.

Миниатюрная девушка, бесцеремонно сидящая на кровати Минадзуки, впилась в него взглядом и словно ждала чего-то. Минадзуки волей-неволей произнёс:

— Доброе утро, Канон.

Она тут же надула губы.

— Почему ты такой вялый каждое утро?

— На самом деле, я ленивый. Ты не против, если я ещё немного посплю?

— Против. Ты же совсем не выглядишь сонным.

С этими словами Канон ретировалась с кровати Минадзуки. Поправив подол плиссированной юбки девушка мельком взглянула на юношу, который всё лежал, закутавшись в одеяло.

— Как оденешься, приходи на кухню. Завтрак готов.

Канон, не дождавшись ответа Минадзуки, вышла.

Оставшись в одиночестве он приподнялся в постели.

Обычная комната. Простая кровать, устаревший телевизор, ветхий шкаф, грубый стол и стул. Когда было решено, что они будут жить вместе в доме Канон, девушка со словами: «Потому что это крайне необходимо!» насилу подобрала Минадзуки комплект, несмотря на все протесты юноши.

С абсолютным равнодушием он встал и переоделся в форму. Когда парень тяжёлой походкой вошёл на кухню, Канон сидела за столом, намазывая малиновый конфитюр на тост.

С противоположной от неё стороны стояла тарелка с точно таким же ломтиком хлеба.

Минадзуки догадался, но место не занял, а осмотрелся вокруг. Его взгляд остановился на маленькой фотографии, выставленной у окна.

На снимке с обесцвеченными краями были запечатлены три человека на фоне величественного белого дворца. Сребровласый мужчина со счастливой, видимо, улыбкой и красивая женщина с чёрными волосами, прижимающаяся к нему. А также маленький ребёнок на её руках...

Канон заметила стоящего столбом парня и произнесла.

— Эй, Минадзуки, садись. Если быстро не поешь, опоздаем в школу...

— У тебя нет способностей к обучению?

От голоса крайне изумлённого юноши, Канон потерялась с ответом.

— Ты говорила, что мне не нужна еда. Думаешь, я — живое существо, несмотря на то, что открываешь мою грудь и заводишь пружину?

Именно по внешности его невозможно отличить от человека, но Минадзуки — автомат, называемый также механической куклой.

Его создали в образе 16-летнего юноши с Дальнего Востока. Для парня ростом, недотягивающим до ста семидесяти сантиметров, и светлой кожей он обладал худощавым телосложением. Лицо было типичным для автомата и относилось скорее к миловидному, чем брутальному, однако его апатичный вид катастрофически портил изначальную обаятельность.

— Ты в состоянии питаться. Минадзуки, у тебя есть искусственные органы пищеварения...

— Безусловно я могу есть и пить. Но это просто функция, чтобы выдавать себя за человека. Автомату для существования не нужна еда. Её употребление используется для обмана врага. И сейчас не требуется.

— Можно и так сказать!

— Если хочешь заставить меня питаться, то просто отдай «ордер». У тебя, хозяйки, есть право повелевать мною.

Канон угрожающе вздернула бровь в ответ на небрежное высказывание Минадзуки.

Только у девушки есть право использовать слова-приказы, что позволяет ей разбудить, приказать, выключить Минадзуки.

— Неужто забыла про силу ордеров? Просто произносишь: «Ордер. Минадзуки, я хочу, чтобы ты играл со мной в семейные отношения» и всё...

— Довольно-о. Я съем твою часть.

Перебив Минадзуки, Канон протянула руку и взяла тост, лежавший напротив, и положила поверх своего. Получился сэндвич с конфитюром, и она энергично вцепилась в него зубами.

Минадзуки вылез из-за стола и уставился на девушку, у которой от хлеба раздулись маленькие щёки, как у белки или хомяка.

Внезапно она бросила острый взгляд на Минадзуки.

— Я смущаюсь, когда ты пристально смотришь на меня во время еды.

— Пустое. Я десять раз видел конфитюр на твоих губах в прошлом. Нечего стесняться одиннадцатого.

Канон раскраснелась и, мгновенно вытерев рот рукой, указала на дверь.

— Если не завтракаешь со мной, то жди снаружи!

Хельвайц — маленькая страна, окружённая Альпами, которая располагается в центре европейского континента — процветала с помощью производства автоматов.

Андроид с заводной пружиной. На Востоке — так называемая механическая кукла.

Их история началась с первых сконструированных механических шкатулок для автоматической игры на музыкальных инструментах, но по мере развития технологий открылись новые способы использования. Сейчас, во второй половине двадцатого столетия автоматы считаются незаменимой рабочей силой, пришедшей на смену людям во всём мире.

Хельвайц, углубляющая исследования с восемнадцатого века, теперь утвердила своё международное положение в качестве крупного государства-создателя автоматов. В нём собрались люди со всего мира, стремящиеся стать инженерами, и вся страна переполнилась андроидами. Настолько, что особенно в столице Ессель можно встретить больше машин-кукол, чем людей.

На входе в кафе улыбалась автомат-хостес, на строительной площадке здания работали автоматы-строители, а парки и дороги обслуживали автоматы-уборщики...

Андроидов создавали по подобию человека, а узнать их можно было по метке на затылке, обозначающей назначение робота. Там же находился слот для чипа в котором были записаны такие сведения, как внешний вид и голосовой отпечаток владельца, а производство и продажа немаркированных автоматов в Хельвайце сегодня незаконна.

Однако метка на затылке у Минадзуки отсутствовала, а слот для чипа искусно спрятан под волосами.

Закончив завтрак Канон в сопровождении Минадзуки вышла из дома, недалеко от них завёлся желтый мотороллер автомата-почтальона и поехал дальше. Промчавшийся под придорожными деревьями в осенних красках, он с блестящей точностью забросил корреспонденцию в почтовый ящик.

Живущие в пригороде Есселя Канон и Минадзуки каждое утро ездили в школу на автобусе. По пути к ближайшей остановке они то тут, то там: в пекарне, в цветочном магазине — встречали андроидов помогающих людям в работе. В летнем кафе имелась женщина-автомата для обслуживания посетителей, которая по обыкновению радушно приглашала: «Не желаете ли утреннего кофе?», а Канон прошла мимо, не проявив интереса, но...

— Ах, новый магазин запчастей.

Неожиданно у девушки загорелись глаза и она помчалась к новёхонькой витрине магазина деталей для автоматов.

— Смотри, Минадзуки. Да это же пружина Эдельлайт 950. Уа, огромная цена! Что за, так дорого?! А это Эдельлайт 800, но, похоже, в нём содержится золото.

Кажется, Канон была не в состоянии контролировать возбуждение от высококачественных деталей. Минадзуки мельком взглянул на молочно-белую пружину с мыслью: «Открылся же магазин в противном месте».

Говорят, что самой главной причиной, по которой Хельвайц стал ведущим государством автоматов — открытие эдельлайта в конце восемнадцатого века.

Эта руда, также известная как «белоцветочный минерал» добывается только на территории герцогства.

Источником энергии автоматов является пружина. Благодаря использованию в них металла, очищенного из эдельлайта, их время работы стремительно выросло. При этом в зависимости от его содержания в пружине, некоторые автоматы функционируют непрерывно более месяца.

— Похоже, здесь продаются шестерни. Всё планетарные зубчатки выставлены. Именно потому что их называют планетарными, они ужасно красивые. Когда всматриваешься, чувствуешь себя среди всех звёзд на небе… Ах, это оно, волновое зубчатое колесо?! Да его же сейчас нигде не найти! И это продаётся?! Минадзуки, на обратном пути в этот магазин… Кья-я!

Увлеченная разглядыванием витрины Канон налетела на кого-то сзади и плюхнулась на тротуар.

— И-извините. Я смотрела в сторону и...

Всё сидевшая на земле девушка попросила прощения. Однако собеседник не ответил.

Юноша в рабочей одежде совершенно не обращал внимания на Канон и продолжал подметать мостовую. Он молча сгребал опавшие листья от придорожных деревьев. Ни следа беспокойства о столкновении.

На его затылке стояла метка, которая указывала на то, что он автомат-уборщик.

— Скажу единожды, но автобус едет, — посмотрев на остановку, произнёс Минадзуки.

— Э, — выдала растерянным голосом Канон и вскочила, словно ущипленная. — Плохо дело. Побежали!

Парень последовал за устремившейся Канон. Однако выносливость миниатюрной девушки оставляла желать лучшего, и юноша обогнал её. Они как-то успели попасть на автобус перед самым отправлением.

— Ваш билет, пожалуйста.

На водительском месте сидел автомат. Показав требуемый посадочный билет, Минадзуки поднялся на автобусную ступеньку.

— Ваш билет, пожалуйста.

Автомат то же сказал Канон позади. Однако...

— А? Что такое? Кажется, я убирала его сюда...

Девушка с шуршанием рылась в сумке. Она перемешивала содержимое, набитое учебниками и тетрадями.

— Ваш билет, пожалуйста.

Андроид повторял те же слова с совершенно одинаковой интонацией той, что продолжала поиски. Он не выглядел раздражённым, и, видимо, любезная улыбка не ослабла даже на чуток.

Растерявшаяся Канон подняла глаза.

— Минадзуки, я точно положила его в сумку?

Юноша ответил, отыскав информацию в своей памяти.

— Вчера, в 17 часов 53 минуты, после того, как ты показала посадочный билет в автобусе из школы домой, положила его в карман сумки.

— Верно. Тогда очевидно он в сумке...

— Однако тремя минутами ранее, когда ты столкнулась с автоматом-уборщиком, билет вылетел из неё.

— Ха-а?! Минадзуки, почему ты сразу не сказал мне о таком важном обстоятельстве?!

— Пустое. Если ты не подобрала билет, то он, наверное, лежит на тротуаре. Но вполне возможно автомат уже смёл его.

Внезапно юношу схватили за руку. Канон надула щёки.

— Сейчас же искать билет! Извините, мы выходим!

Когда парня силой спустили с автобусной ступеньки, их догнал спокойный голос автомата-водителя.

— Ваш билет, пожалуйста.

— Ха-а, кое-как успели к началу занятий...

Канон и Минадзуки подобрали злополучную бумажку прямо перед тем, как автомат-уборщик смёл её, и благополучно прибыли в школу.

Высшая национальная академия Хайден. В Хельвайце она входит в тройку престижных школ и выпустила многих выдающихся инженеров автоматов. Двумя месяцами ранее, Канон заставила Минадзуки сдать вступительные экзамены и с нынешней осени его зачислили в её класс.

Автоматы-охранники, стоявшие у великолепных ворот академии, с улыбкой повторяли: «Доброе утро». Но в ответ не получали даже «Сегодня хорошая погода». Да и какой смысл? Ведь рядовые андроиды произносили только установленные фразы и не могли свободно разговаривать.

Студенты в такой же школьной форме, как Минадзуки и Канон, один за другим заходили в здание академии. Обнаружив вокруг себя множество «врагов», юноша слегка прищурился.

Девушка идущая параллельно с одного взгляда прочитала его.

— Эй, о чём ты сейчас думаешь?

— Противник — на два часа, на семь часов — четыре, на девять часов — ещё двое...

— Минадзуки.

— Пустое. Враги в радиусе десяти метров будут ликвидированы за пять секунд.

— Минадзуки.

Его схватили за форму.

Поймав взгляд юноши девушка внезапно остановилась и прильнула к нему, прямо к лицу, почти щека к щеке, и прошептала.

— Сколько раз мне повторять — не делай так! Здесь не поле боя, понимаешь?!

— Пустое. Всего лишь внутримозговая симуляция.

— В этом и проблема! Врагов уже нет. Война давно закончилась!

Минадзуки посмотрел на Канон практически в упор. Бесстрастное лицо юноши отразилось в синих, словно к чему-то призывающих, глазах.

Несколько секунд они смотрели друг на друга.

Канон заволновалась и отдалила лицо от юноши. Отчего-то её щёки покраснели.

— Хорошо? Что бы ни случилось, Минадзуки, не дай никому узнать, что ты автомат. Если тебя раскроют, то сразу разберут, как автомат для сражений, а моя жизнь как хозяйки будет в опасности.

— Понял.

Стоило только парочке войти в класс, как шумная беседа учащихся, привлекающая внимание, обернулась перешёптываниями, словно обменом секретными данными.

Место Минадзуки находилось в середине левого ряда, у окна. Канон — по-соседству.

Шедшая к своему столу девушку внезапно остолбенела.

На её парте были вплотную накаляканы фломастером ругательства: «Дура», «Уродина», «Сдохни», «Вали из школы», и даже примешалось «Геноцид-инженер».

Пока одноклассники наблюдали за реакцией Канон, та безмолвно достала носовой платок и, не меняясь в лице, смочив ткань маслом, заготовленным для ухода за внутренностями автомата, начала удалять краску фломастера.

Издевательства преследовали девушку изо дня в день. И когда они достигали такого накала, что Канон уже не могла с этим справится, ей помогал Минадзуки, что только было сущим мучением для девичьего сердца.

Пока Канон чистила парту, в школьное помещение вошёл Мейер, классный руководитель. Осматривая аудиторию, он, мужчина крупного телосложения, словно медведь, заметил девушку, оттирающую стол. В его взгляде читалось сочувствие, однако не показав виду, он громко объявил о начале занятий.

Уроки начались с истории. Самым скучным по мнению Минадзуки предметом.

— Благодаря выдающимся технологиям по созданию автоматов такая небольшая страна, как Хельвайц не вовлекалась в две мировые войны. Однако в тысяча девятьсот шестидесятом году, через пятнадцать лет после завершения Второй Мировой войны, в Западной Германии произошло событие, которое потрясло весь мир. Получившая известность...

— Да, «Манифест о рабстве короля вампиров Людвига».

Отчаянный ученик, чтобы заработать оценку, опередил Мейера.

Вампиры. Не предание, не плод фантазии, а реально существующая раса. Они выделены как вид нелюдей-долгожителей, способных колдовать, поглощая кровь живых существ.

— Верно. До того времени вампиры не попадали в центр внимания истории. Они не имели страны, и представляли собой племя, сплотившееся под началом могущественного лидера — короля вампиров.

— Извините, учитель, с каких пор вампиры существуют на Земле? — подняв руку, спросил студент.

Мейер выдал: «Хм» и погладил тонкую бородку.

— Хороший вопрос. Точно неизвестно, но, принято считать, что, они существовали с древней вавилонской эры, иначе говоря до нашей эры. В каждом уголке мира имеются старинные легенды о вампирах.

— И всё же, почему их существование до 1960 года оставалось неизвестным?

Ученик продолжил спрашивать, а Мейер окинул взглядом класс.

— Кто-нибудь может ответить на данный вопрос?

— Да, потому что они использовали магию «очарования».

Минадзуки вздрогнул от внезапно вставшего перед Канон учеником. Не замечая впившегося взглядом Минадзуки, закончивший отвечать ученик сел на место.

Мейер удовлетворённо кивнул.

— Совершенно верно. Вампиры могут взглядом «очаровать» человека у которого сосали кровь. Предполагается, что укушенный, последует за вампиром и не раскроет его секреты до конца жизни.

На другой вопрос от Мейера никто не поднял руку.

Записывая мелком на классной доске, он продолжил урок.

— Вампиры долго избегали людских глаз и неприметно жили с человеком, однако после «Манифеста о рабстве Людвига», они сменили идеологию мирного сосуществования и провозгласили: «Всё человечество должно быть порабощено. Смерть только для тех, кто отвергает наше правление». Король вампиров Людвиг убил важного члена правительства Западной Германии, что сопротивлялась, и завоевал страну всего за десять дней.

— Учитель, по какой причине Людвиг опубликовал «Манифест о рабстве»?

После вопроса учащегося, рука Мейера, пишущего на доске, немного замедлилась.

— Говорят, вспыхнуло недовольство тем, что они прячутся и живут в тени. Но почему именно тогда, до сих пор остаётся загадкой.

Маршрут вторжения Людвига был нарисован стрелками на карте в учебнике. Множество стрелок наводняло Европейский континент.

— Людвиг объединился с другими вампирскими королями и за счёт Восточной Германии, Польши, Чехословакии расширил свою подконтрольную территорию. Затем в 1967 году, армия вампиров перешла через Альпы и прибыла в герцогство Хельвайц. Что вы нам скажете о первой битве с вампирами в нашей стране, мистер Зандерхольц?

Вместо конспектирования, смотревший в окно Минадзуки повернулся, услышав незнакомое обращение. На него упал взгляд Мейера, и юноша встал для ответа.

— Битва за Нойендорф. Это сражение, также называемое «полным разгромом Нойендорфа», с точки зрения истории Хельвайца, считается первым поражением. Войско герцогства, противостоящее обычным стрелковым оружием вторгнувшейся коалиционной армии короля вампиров Людвига и Розенберга, за несколько дней потерпело сокрушительное поражение и вынужденно отступило. При этом Нойендорф, северный город Хельвайца на три года был оккупирован, до возвращения его подразделением механических рыцарей армии герцогства...

— Мистер Зандерхольц. Вы запомнили наизусть учебник? Не делайте так, иначе мне не о чем будет рассказывать.

Минадзуки, дословно процитировавший историческую справку, заметил изумлённый взгляд Мейера и умолк.

Когда он сел на место, Канон, сидящая по-соседству, сердито посмотрела на него.

«Переусердствовал. Говорил как неживой»

«Ничего не поделаешь» — Минадзуки отвернулся. Его мозг мог моментально запоминать всю информацию, попадающую в поле зрения. Он не понимал, что такое человеческое чувство меры.

— Да, по случаю полного разгрома в Нойендорфе, страна, что до сих пор следовала пути гуманизма, от неизбежности решила развивать технологии для сражений, которые были запрещены. Ход войны коренным образом изменился благодаря автоматам по борьбе с вампирами, производимым всей страной.

Мейер произнёс:

— Взгляните на следующую страницу.

По классу разошелся звук перелистывания, но Минадзуки не двинулся. Он понимал, о чём там, и не желал видеть этого.

Не замечая угрюмость юноши, учитель продолжил.

— На фотографии слева вверху — подразделение механических рыцарей армии герцогства, которым удалась операция по возвращению Нойендорфа в 1970 году. Этот отряд изготовила гениальный инженер Харуми=Бякудан=Хельвайц, также называемая...

— Её высочество геноцид.

Кто-то пробормотал, словно сплюнул.

Плечи Канон задрожали, и она потупилась.

Откашлявшись Мейер притворился, что не слышал этого.

— Доктор Бякудан была супругой покойного наследного принца Иоганна. Автоматы по борьбе с вампирами, сделанные ею, назывались механическими рыцарями «Бякудансики», всего пять: Муцуки, Кисараги, Яёи, Уцуги, Сацуки. Как видно из фотографии, подразделение механических рыцарей состояло только из них пятерых.

Враньё.

Минадзуки знал, что автоматов по борьбе с вампирами, созданных Бякудан Харуми по правде шесть, включая его.

Муцуки, Кисараги, Яёи, Уцуги, Сацуки и Минадзуки[✱]Так записываются с первого по шестой месяца по старому японскому лунному календарю..

Старый лунный календарь островного государства на Дальнем Востоке не был общеизвестен, и на имя Минадзуки не реагировали. А даже если бы и знали, то не ожидают, что шестой механический рыцарь «Бякудансики», которого хоть не забросили в настоящее сражение, неотличим от человека и живёт среди людей.

На снимке, в ряд через равные промежутки стояли пять автоматов по борьбе с вампирами. И по возрасту, и по внешности они разнились, но у каждого на груди крепился особый знак.

Хоть по чёрно-белой фотографии в учебнике и нельзя разобрать, но Минадзуки только посмотрев на неё, знал, что этот знак испускал лучезарное сияние.

— Вы наверное действительно видели «Бякудансики» в музее?

Мейер окинул взглядом кивающих учеников и сказал:

— В настоящее время Муцуки утеряна, но остальные четверо выставлены для всеобщего обозрения. Концепция «Бякудансики» принципиально отличалась от других автоматов по борьбе с вампирами. Кто знает чем?

И после небольшой паузы...

— Геноцид?

Негромко произнёс учащийся позади, и все вокруг невольно усмехнулись.

Мейер проигнорировал и продолжил:

— Ответ — ассасины. Они умело перевоплощались в людей, знакомились с вампирами и водили их за нос. «Бякудансики», отбившие Нойендорф всего лишь впятером, воспевали прямо как героев Хельвайца...

— Извините, что перебиваю вас, учитель. Но говорить «герои» про геноцид-автоматы, немного безрассудно, не думаете?

Ученица с завитками из шикарных золотистых волос подняла руку. Пока Мейер на мгновение оказался в тупике, она качнула кудрями и встала.

— Сколько бы «Бякудансики» ни одолели вторгшихся вампиров, но на преступления, совершённые после этого невозможно закрыть глаза. На деле, применение волнового зубчатого колеса, которое считается причиной сумасшествия «Бякудансики», в настоящее время среди порядочных инженеров автоматов является негласным табу. Впрочем, похоже есть некоторые с опасными идеями, которые умышленно хотят использовать его.

С этими словами, её пронзительный взгляд запечатлел Канон. Почувствовав себя словно под прицелом девушка одеревенела.

Кудряшка умело и громко заявила в аудитории.

— Никогда нельзя больше создавать в этом мире таких геноцид-автоматов, как «Бякудансики». Разве это не то, чему мы должны учиться у истории?

Не будь эта сцена в классе, наверное, раздались бы аплодисменты.

За исключением потупившейся Канон и безвольно подпирающего щёку рукой Минадзуки, все ученики кивнули с покорным лицом.

Лицо Мейера приняло сложное выражение, и он опустил глаза в книгу.

— Как и сказала мисс Динкель — после всех героических событий, что совершил отряд «Бякудансики», именно за преступления против человечества сейчас их называют геноцид-автоматами.

Когда Минадзуки искоса наблюдал за Канон, та с бесстрастным лицом всматривалась в тетрадь.

— 1972 год, трагедия в Кёльнере. Через два года после возвращения Нойендорфа, «Бякудансики» свирепствовали в районе Кёльнер — в течение трёх дней они без разбору зверски убивали людей и вампиров. Если бы не начавшийся геноцид, Харуми, наверное, бы восхваляли будущие поколения, как инженера, спасшего Хельвайц. Но доктор Бякудан, создательница ассасинов, тоже пала от их рук, а после её смерти не осталось никого, кто мог бы остановить «Бякудансики».

Они не знали пощады.

Люди умирали так, что провинциальные города исчезали с карты, а Бякудан Харуми вошла в историю как породившая геноцид, а не инженер, создавшая героев.

— Люди потеряли надежду: автоматы, созданные убивать вампиров, выступили против человечества. Когда все думали, что андроиды уничтожат Хельвайц, нам протянула руку помощи неожиданная фигура, король вампиров Розенберг.

— Но учитель, король Розенберг ведь совершил нашествие вместе с Людвигом?

— Сначала да, но они были вынуждены отступить из-за автоматов по борьбе с вампирами.

Царапая мелком на доске Мейер сказал:

— Затем король Розенберг по случаю зверства «Бякудансики» предложил перемирие эрцгерцогу Хельвайца. И впервые в истории люди и вампиры объединились.

По иронии судьбы, бывшие враги действовали совместно, чтобы одолеть свирепствовавших механических рыцарей. Если бы Харуми знала, что бы она подумала?

— Семь лет назад, в 1973 году, мирный договор между эрцгерцогом Хельвайца и королём вампиров Розенбергом приобрёл имя земли, на которой заключался, и называется Ессельской конвенцией. Кто может поведать его основные пункты?

— Да. Сделать Хельвайц республикой, разрешить королю Розенбергу участвовать в управлении государством, запретить производство, а также владение автоматами для сражений, признать право вампиров на выбор места пребывания и жительства в пределах страны.

— Замечательно. Кажется, вы хорошо подготовились к уроку. Очень важно, чтобы все это помнили, — добавил Мейер, и ученики слово в слово записали за учителем.

Только Минадзуки, всё ещё подпиравший щёку рукой, смотрел в окно.

Городской пейзаж, залитый мягкими лучами утреннего солнца полнился спокойствием. Ни криков, ни выстрелов не слышно. Синее чистое небо казалось таким высоким, и как будто не знало пыли и чёрного дыма.

— Государство Хельвайц, сформировавшее единый фронт с вампирами и уничтожившее «Бякудансики», изменило своё название на Республику Хельвайц, и стало единственной страной в мире, где люди и нелюди живут на равных условиях. Именно потому в этом классе есть и люди, и вампиры, верно?

На один час — три врага, на три часа — один, на пять часов — ещё двое.

В своей голове он много раз убивал их. Не уничтоженный и оставшийся автомат по борьбе с вампирами истреблял их лишь в уме.

Мейер с улыбкой закончил занятие.

— Республика Хельвайц, получившая защиту короля Розенберга, перестала бояться угрозы вторжения других вампиров, и зовётся также самой мирной страной в этом мире. Надеюсь, что вы гордитесь и внесёте свой вклад в развитие человечества и вампиров.

Слишком мирная, эта страна.

Нормальная температура вампира — 25 градусов.

Даже если по внешности они не отличаются от людей, термометр выдаст их моментально.

Поэтому в глазах автоматов по борьбе с вампирами имеется инфракрасная термография[✱]Научный способ получения термограммы — изображения в инфракрасных лучах, показывающего картину распределения температурных полей.. Они запрограммированы так, чтобы по температуре тела различать людей и вампиров, и убивать только последних.

После урока, Минадзуки, прислонившись к стене в коридоре, сосредоточенно воспроизводил симуляцию битвы с противником — учеником-вампиром, проходившим перед ним.

Кто мог предположить будущее, в котором сосуществуют люди с вампирами? По крайней мере, это казалось немыслимым лет десять назад, когда Харуми создала Минадзуки. В то время существовали не только «Бякудансики», но и различные автоматы по борьбе с вампирами. Все стремились одолеть нелюдей, врагов человечества.

Это сейчас говорят: «Давайте уничтожим автоматы для сражений, заключим мир с вампирами и поладим с ними» .

Минадзуки, который создан для заданий по ликвидации нелюдей, сидел без дела. Каждый день его лишь будила Канон и брала с собой на прогулку, без всякого для него смысла.

Разочарование. Я не был создан, чтобы наслаждаться этим миром...

Раздался звук открывающейся двери. Вышедший из класса Мейер заметил Минадзуки и с улыбкой произнёс:

— А-а, я позаимствую твою принцессу, извини.

— Она двоюродная сестра.

Мейер горько усмехнулся тому, как этот парень сухо поправил его.

На людях Канон и Минадзуки притворялись двоюродными братом и сестрой. Без исключений даже для Мейера, который так или иначе знал обстоятельства.

Затем учитель, сгорбив своё крупное тело, прошептал девушке, вышедшей из класса:

— Если у вас есть какие-либо проблемы, пожалуйста, не стесняйтесь обратиться за помощью, мисс Зандерхольц. Вот почему эрцгерцог даровал мне жизнь.

— Благодарю, учитель. Но в школе будьте просто опекуном, мне этого достаточно.

От твёрдого тона Канон, Мейер приподнял брови.

— Однако у вас не всё так гладко с одноклассниками...

— Нет нужды беспокоиться. У меня есть Минадзуки.

Мейер слегка коснулся взглядом парня, стоящего неподалёку.

— По этому поводу эрцгерцог тоже волновался. Что достигшие брачного возраста юноша и девушка живут вдвоём под одной крышей...

— Он снова об этом тревожится?

Одним только тоном она заставила учителя замолчать.

Величественная сребровласая красавица устремила взгляд прямо в глаза опекуну.

— Что беспокоит эрцгерцога, который изгнал маму и меня, когда «Её высочество геноцид» народ осыпал обвинениями?

Мало кто знал, но Канон=Зандерхольц на самом деле Бякудан, дочь Харуми и покойного наследного принца Иоганна, старшего сына эрцгерцога Хельвайца. Она принцесса по праву крови и должна была воспитываться во дворце.

Сила характера пятнадцатилетней девушки поразила Мейера.

— В любом случае, пожалуйста, будьте осторожны. Если узнают, что вы единственный ребёнок покойной доктора Бякудан, к которой у народа до сих пор сильная антипатия, то на вашу жизнь нацелится толпа людей. Убедительно прошу вас не раскрывать своё происхождение.

— По крайней мере я приму ваш совет.

Вновь обдав Мейера холодом своих слов, Канон развернулась и подбежала к Минадзуки.

— Я закончила. Идём домой.

Названный опекун, со сложным выражением лица, проводил парочку взглядом, пока они шли по коридору.

— Учитель Мейер вызвал меня, чтобы спросить, не брошу ли я вызов в конкурсе автоматов среди старшеклассников.

Даже несмотря на то, что Минадзуки не слушал, Канон заговорила сама. Внимательно наблюдая за группой учеников-вампиров, приближавшейся спереди, юноша склонил голову набок.

— Конкурс автоматов среди старшеклассников?

— Он спонсируется государством и в нём могут участвовать только команды учащихся. Каждая старшая школа в Хельвайце выпускает автоматы своего собственного производства, и соревнуется за идею и оригинальность. Многие промышленные предприятия и средства массовой информации приходят посмотреть. Выдающимся работам предлагают коммерциализироваться, а ученикам команды-победителя обещают поступление и стипендию в престижном университете.

— Получается, сплошная выгода? Если показываешь себя, то прекрасно, не так ли?

— Легко сказать, но это не значит, что если хочешь, то можешь участвовать в конкурсе. От каждой школы выставляют только один автомат. Чтобы стать представителем нашей академии, нужно выиграть во внутришкольном отборе перед финальным.

— Множество учеников, наверное, хочет участвовать.

Учащиеся люди в Хельвайце главным образом метят в инженеры автоматов.

В настоящее время вампиры продолжают вторжение в страны по всему миру, отчего население планеты сокращается. Из-за нехватки рабочей силы индустрия автоматов устойчиво расширялась, и инженеры требовались в каждой точке планеты.

— Да. Поскольку в нашей академии каждый год много претендентов, похоже, что сначала выбирают представителя от класса, а затем проводится внутришкольный отбор. Спустя месяц устраивается собрание для избрания счастливчика, поэтому, если хочешь участвовать в конкурсе, предъявляешь свои чертежи.

— Ясно. Ну, старайся изо всех сил.

— С большим трудом, но я отказалась.

— Ха? — Минадзуки посмотрел на Канон. Он не смог прочитать истинные намерения по серьёзному лицу девушки.

— Мне почему-то казалось, что ты точно будешь добиваться участия в конкурсе.

— Я как-никак стремлюсь стать первоклассным инженером и хочу победить. У этого конкурса своя история, в нём участвовала моя мама, будучи старшеклассницей. Но, вероятно, для меня это невозможно.

— Невозможно? Почему?

На выходе Минадзуки уловил звук открывающегося окна, и быстрым взглядом проверил источник.

Пустое.

Минадзуки укрылся под козырьком и молча наблюдал за идущей Канон.

— Это...

Большое количество воды прервало девушку на полуслове, вымочив её до нитки.

— Ах, из рук выскользнуло! Прости.

Нарочито брошенный голос, без следа искренности.

В окне, прямо над Канон стояли несколько учениц с вёдрами. Все люди. Среди них легко можно узнать кудряшку Динкель, обратившую свою враждебность на названную сестру Минадзуки во время занятия.

— Кто бы мог подумать, уж не мисс ли Зандерхольц это, применяющая только волновое зубчатое колесо? Пожалуй, и твой блокнот промок? Ну, чертежи по геноцид-автоматам достойны только того, чтобы их выбросить, поэтому вышло хорошо, не так ли?

Канон не ответила. С длинных волос и формы капала вода, а она молчала.

Динкель просопела «Хм!», и с хлопком закрыла окно. Она махнула объёмными кудрями и в сопровождении приспешниц удалилась.

От учеников, идущих домой, доносилось хихиканье.

Через мгновение Канон произнесла.

— Минадзуки.

— Что?

— Ты заметил — воду.

Канон посмотрела на юношу с уймой упрёков. Парень, не робея ответил.

— Разумеется. Я наблюдал за падающей водой.

— Тогда почему ты не сказал мне? Я промокла до нитки!

— Пустое. Со временем вода высохнет. Никакой опасности.

— А-а, блин, это потому что ты не чувствительный!

Сетовавшая Канон повернула направо.

— Домой в другую сторону, помнишь?

— Я не могу вернуться домой мокрой. Пойду переоденусь, поэтому жди!

Форма Канон полностью промокла, а белая блузка стала просвечивать, плотно прилипнув к маленькой груди.

Девушка, разбрызгивая капли воды, убежала в школьное здание. Минадзуки проводил её взглядом.

И дело вовсе не в чувствительности. Просто он не хотел помогать ей.

Минадзуки не нравилась Канон.

Неважно, что другие говорят или делают, она ни в коем случае не возражает и не противостоит. Держит рот на замке, как раковина, и никак не реагирует. Как будто это было искупление.

Это реальность, что «Бякудансики», созданные Харуми свирепствовали и убили большое количество людей. Канон, наверное, чувствовала себя обязанной за то, что являлась её дочерью.

Однако была ли девушка ответственна за свирепство «Бякудансики»? Минадзуки считал, что оснований получать такое неприятие и молчать не имело смысла.

Наверняка она смирилась с этим. Ни оскорбления матери, ни личные притеснения, как ни досадно, ничего для неё не значили. Вот почему она не давала отпор. Позиция Канон: не давать отпор и принимать ошибку мамы и «Бякудансики», была трудна для понимания и раздражала Минадзуки.

Покатое солнце удлинило тень парня.

Среди шума идущих домой учеников, апатичный механический юноша в одиночке стоял столбом с пустым выражением лица.

— Проблема в том, что в конкурсе автоматов среди старшеклассников может участвовать только команда из трёх человек.

Переодевшись в кофту Канон сказала так по дороге домой.

Она вытирала волосы полотенцем, которое спешно купила в бакалейной лавке. В Хельвайце, расположенном высоко над уровнем моря, первый снег можно было увидеть в последней декаде октября. Если выйти на улицу с мокрой головой, то непременно простудишься.

Высушив волосы полотенцем Канон теперь начала торопливо расчёсывать их рукой. Она достала из сумки зеркальце и, пытаясь придать своим серебряным копнам хоть какую-то форму, сказала:

— Если участвуем в конкурсе, то, помимо нас, надо найти ещё учащегося, который будет сотрудничать и поможет создать автомат.

— А когда это я говорил, что буду сотрудничать?

— Лучше бы ты помогал мне. Знаешь, если выиграем, то получим приз. И тогда сможем обновить твои детали.

Убираемое зеркальце успело запечатлеть, как в глазах цвета индиго девушки заплясали искорки безумия.

— Что же мне обновить, ху-ху? Сперва, улучшить искусственную кожу до гладкой, поставить глазные яблоки с большим зрачком и радужной оболочкой, которые нравятся девочкам, и удлиним волосы, чтобы можно было делать различные причёски, ху-ху-ху-ху-ху...

От явно излучающей опасную ауру девушки, Минадзуки занервничал и прокричал:

— Хватит, хватит, хватит! Теперь я решил любой ценой не помогать тебе!

— Му-у, тогда что мне сделать, чтобы ты сотрудничал со мной?

— Я определился. Искусственные мышцы новейшей модели. Моим уже более десяти лет, как долго ты намерена их сохранять?

— Э-э, мне не интересно. Такое немилое улучшение.

— Да кто я по твоему такой?! Не надо милого! В любом случае сделай меня сильнее! Иначе разбирайся сама.

— Так и быть. В приоритете мотивация Минадзуки, и призовые деньги потратим на покупку искусственных мышц.

Закончив делить шкуру неубитого медведя, Канон тихонько вздохнула. Что-то в девушке изменилось и посерьёзнев она произнесла:

— Я собираюсь использовать волновое зубчатое колесо в конкурсной работе. Учитель Мейер, похоже, хочет остановить меня, но себе я не изменю. Если изготавливать автомат, то схема шестерёнки из маминых чертежей будет в самый раз.

Хоть Канон и скрывала родство с Харуми, как только она поступила в школу, то продемонстрировала чертёж с волновым зубчатым колесом на занятии по машиностроению автоматов. Это и послужило причиной издевательств одноклассников, но девушка до сих пор упорно придерживалась своего мнения.

Шестерёнка является важной деталью — она непосредственно соединена с пружиной и приводит в движение автомат. Без шестерни андроид и пальцем не пошевелит.

— Однако общество не признаёт волновое зубчатое колесо. Это понятно, если посмотреть на отношение каждого в классе. Используешь — скажут, что это геноцид-автомат, а создатель геноцид-инженер. Вряд ли кто-то захочет участвовать с нами в конкурсе.

Из-за его применения в «Бякудансики» его начали считать опасной шестерёнкой, способной истребить человечество. Оно не применялось, не производилось и не продавалось. Такова нынешняя тенденция в индустрии автоматов.

Для людей Хельвайца автоматы прочно вошли в повседневную жизнь, потому они больше всего страшились повторения трагедии как в Кёльнере.

Если всеобщее мнение о волновом зубчатом колесе не изменится, то найти партнёра готового сотрудничать Канон не получится.

— Видимо про новейшие искусственные мышцы можно забыть, — когда Минадзуки пожал плечами…

Раздался звук удара.

Шум исходил от строительной площадки прямо рядом с ними. Когда Минадзуки и Канон повернули головы, то увидели как несколько десятков автоматов работали. Однако выглядело это очень странно.

— Что там? Почему рабочий размахивает стальной балкой?

— Он просто сошёл с ума.

Пока парочка вела разговор, автоматы били по земле стальными балками и швырялись материалами.

В углу строительной площадки мужчина с мегафоном настойчиво повторял: «Ордер, остановиться!». Наверное, начальник стройки, который записан владельцем тех автоматов. Однако они не подчинялись ордеру.

Отчаявшийся мужчина бросил мегафон и убежал.

Прохожий закричал: «Автоматы взбунтовались! Зовите армию!»

Канон потянула Минадзуки за руку.

— Быстрее идём, Минадзуки. Находиться поблизости опасно.

Через секунду.

— Я могу с ними сразиться, — пробормотал Минадзуки, отмахнувшись от Канон.

— Э?

Девушка испуганно посмотрела на него. Однако юноша не мог оторвать взгляд от бушующих автоматов.

Устарев, андроиды теряют ментальную устойчивость и могут взбеситься. В таком случае их ожидает ликвидация. Но если появляется сама возможность того, что человек не справится с автоматом и может пострадать, то в действие введут армию республики, и вышедшую из строя машину ждёт абсолютное уничтожение.

Иначе говоря, они рассматриваются так же, как «враг».

В момент, когда он так подумал, по телу юноши пробежал импульс. Минадзуки выпустил сумку из рук.

— Я остановлю буйных автоматов.

— Что ты говоришь… Минадзуки?! Нельзя! Подожди!

— Пустое. Они мне не соперники!

Парень рванул к строительной площадке, проигнорировав Канон кричащую позади.

Проскользнув в дыру заграждения, наплевав на предупреждение «Не входить!» юноша попал на поле боя.

И сразу автоматы-строители со стальными балками преградили ему путь.

Название модели — «Геркулес». Отличительная черта — мускулистое тело, и вычурно длинные руки, которые достают до ступней, рост два метра. Все эти данные находились в банке памяти Минадзуки. Как следует из названия, эти автоматы обладали превосходной физической силой и устойчивостью, а также использовались для борьбы с вампирами, после модификаций во время войны. Но и близко не добились результатов отряда «Бякудансики».

Минадзуки против «Геркулеса», разница в их телосложении была заметна с первого взгляда.

Однако юноша не отступил.

—«Враг» опознан. Переход в боевой режим—

Механический голос в его голове сообщил об активации программы.

Мгновение, и мысли, и поле зрения полностью изменились.

«Геркулес» с огромной скоростью махнул стальной балкой.

Уклонившийся с минимальным движением Минадзуки проскочил под длинной рукой и сбил с ног соперника.

Естественно, автомат-строитель не предполагал, что ему сделают подсечку и прогрохотав, опрокинулся на спину.

Шестой из «Бякудансики», специализирующийся на ближнем бое, был в основном запрограммирован на тайдзюцу[✱]Японское искусство ближнего боя без оружия, искусство поддержания здорового тела.. Однажды, он заметил, как какой-то парень начал издеваться над Канон, и без жалости применил к обидчику девушки своё мастерство. С тех пор никто не связывался с ним.

Минадзуки, не теряя ни минуты, поставил на место лежавшего «Геркулеса».

Он вскинул правую руку.

В следующий момент из внутренней стороны правого запястья юноши выскочил скрытый серебряный кинжал — лучшее оружие ассасина.

Клинок около 30 см длиной пронзил кожу и грудь строителя, в результате сломав пружину.

Способов двигаться у автомата с разрушенным источником энергии нет. «Геркулес» сразу остановился.

Позади послышался тяжёлый топот и шум ветра. В этот момент Минадзуки прыжком взмыл в воздух на десять метров вверх. Закручивая своё тело в головокружительное сальто-мортале, юноша купался в заходящем солнце, цепляющимся за линию Альп. Пока он находился на этой высоте, вся стройплощадка предстала перед ним как на ладони. Охватив одним взглядом собранный наполовину металлический каркас и склад материалов, который в настоящее время разорял буйный автомат, он нацелился на следующего «врага» прямо под ним. Новый «Геркулес» даже если и мог, то не подозревал, что сейчас на него смотрит чёрное глянцевое дуло четырехствольного пистолета с глушителем встроенного в тыльную часть ладони левой руки юного ассасина.

Целью являлся чип распознавания владельца на затылке. Он поддерживает функции искусственного мозга, а также считается жизненно-важной частью автомата. Из руки Минадзуки была бесшумно выпущена пуля, и та в клочья разорвала затылок строителя.

С этим — двое.

Однако ещё не всё. «Геркулесов» вышедших из-под контроля было не менее двадцати.

Только Минадзуки приземлился, как, подобно вихрю, ворвался в группу автоматов.

Гиганты с длинными руками, размахивающие стальными балками. Он без труда уворачивался от них, ревущих и надвигающихся, и по очереди вбивал клинок ассасина в почти пустую грудь.

С этим — десять.

Уничтожая одного за другим, он перескакивал с тел уже поверженных врагов. Взмахом левой руки выпустил веер пуль из четырёхствольного пистолета, навсегда успокоив гигантов вокруг него.

С этим — восемнадцать.

Будь здесь зрители, картина выглядела бы так: Минадзуки, используя весь арсенал движений ассасина, метался от врага к врагу, аккуратно уничтожая жизненный орган каждого всего одним ударом.

«Геркулес», ставший добычей скрытого оружия падал, не имея выбора.

— С этим — двадцать пять!..

Минадзуки, пробивший клинком грудь последнего взбесившегося робота, оглянулся. Повсюду валялись разбросанные строительные материалы.

Спина гиганта, у которого только что сломали пружину, медленно наклонилась и вместе с оглушительным грохотом — 25 буйных автоматов пали на землю.

Это было невероятно.

Тела «Геркулесов» безжизненной грудой лежали на стройплощадке. Стоял только Минадзуки. Полная победа.

Однако лицо юноши сковал мрак.

— Это не то, что я хотел сделать.

Ощущение пустоты, которому некуда уйти, терзало его грудь. Впервые он действовал по собственной воле, но вместо удовлетворения в его сердце зияла дыра.

Минадзуки, одолевший автоматов-строителей, казался ужасно несчастным и опустил глаза.

В это время...

— Мы — армия республики! Если тут кто-то есть, ответьте! — раздался величественный голос.

Дунул порыв ветра, и на опустошённой строительной площадке взвилась туча песка. Среди неё, опаляя глаза Минадзуки, зажглось пламя, ярче заходящего солнца.

Там стояла девушка с развевающимися длинными алыми волосами. Она никак не гармонировала с военными, но вокруг неё словно клубилась уверенность. А за ней организованно ждали женщины-солдаты с пулемётами. На груди солдат был прикреплён знак отличия в виде красного цветка.

Мир изменился.

Минадзуки, словно вернулся в прошлое, шагнул с целью убежать со строительной площадки. Но внезапно под ногами зашумел мусор.

Красноволосая девушка с большим удивлением посмотрела на юношу, никак не ожидая увидеть здесь человека.

С другой стороны, Минадзуки, не желавший связываться, проигнорировал её и собирался уйти, но...

— Стоять! Ты не из персонала по строительным работам. Почему ты здесь?

Его быстро обошли и отрезали путь.

После вопроса, по-видимому командира отряда, солдаты тут же окружили парня и направили на него пулемёты.

Минадзуки с кислым видом уставился на заградившую ему путь девушку.

Возрастом она не отличалась от Канон. Однако точно не формами. Её военная форма в груди так обтягивала, что казалось вот-вот порвется, раскидав по земле все знаки отличия. Талия была тонка, а на поясе висела сабля. Уверенный взгляд её крупных рубиновых глаз уже поймал Минадзуки и не собирался отпускать его.

— Я простой прохожий. Меня заинтересовали буйные автоматы, и я решил посмотреть на них поближе.

— Хотел посмотреть вблизи на взбесившихся автоматов? Это же самоубийство!

— Ага, впредь буду осторожнее.

Отделавшись мелкой ложью, он уже собирался уносить ноги, но...

— Так как ты, чёрт возьми, это сделал?

В красных глазах отразились поверженные «Геркулесы», но задержались они на юноше.

Всё это время на него смотрело множество дул пулемётов.

— Что «это»?

— Прекращай валять дурака! Тебе меня не провести.

Девушка в военной форме вытащила саблю и сунула её под нос Минадзуки.

— Взбесившийся автомат не остановится, пока его кто-то не уничтожит. Поскольку здесь только ты, ты остановил их, верно?

— Я не знаю. Может, отряд, который пришёл ранее, разобрался с ними?

— Нет, мы первые из республиканской армии, кто прибыл по донесению. Можешь не скромничать. Это достойное дело, остановить буйных автоматов. Не похоже, что у тебя есть оружие, но как ты тогда справился с бесчинствующими «Геркулесами»?

— Вот потому и говорю — это не я.

Не желая отвечать на вопросы, Минадзуки упорно притворялся непричастным.

То, что он разобрался с буйными автоматами, может и достойно, но вот способ явно нет. В любом случае, даже само его существование было незаконным.

— «Геркулес» силён, так что выйдя из-под контроля, с ним не справиться в одиночку. Остановить их без оружия, да и к тому же худой мальчик вроде тебя...

Внезапно взгляд девушки изменился, будто она заметила нечто.

— Постой. Думаю, это правда мог быть ты, но...

Плохо дело. Учуяла мою истинную форму?

Несмотря на то, что это было десять лет назад, Минадзуки оснастили особым искусственным мозгом, и из разговора не поймёшь, что он автомат. Это было необходимо в то — неспокойное время Хельвайца, когда даже существование страны находилось под угрозой. Однако единолично остановить буйных автоматов выше человеческих сил.

Если связать вместе эти противоречивые факты, личность юноши можно установить без труда.

— Этого не может быть. Но пока я не проверю, не смогу сказать точно. Что важнее, моя интуиция говорит «да», но если так, то это великое открытие.

Девушка бубнила себе под нос, будто находилась в каком-то возбуждении. Её глаза как-то странно сверкали, и она бочком подошла к парню. Невольно Минадзуки отступил на шаг.

Дело осложнилось. Надо как-то выбираться отсюда...

Когда он планировал вырваться из окружения, гора стальных балок поблизости с грохотом внезапно развалилась. И из неё встал «Геркулес».

Взгляд девушки метнулся в ту сторону.

— Ох, ещё один остался! Отряд, приготовиться к атаке!

Разбушевавшийся «Геркулес» замахнулся стальной балкой на Минадзуки и остальных...

Посчитав, что сейчас удобный момент, парень бросился бежать, пока дула пулеметов нашли другую цель.

— Ах, подожди! Кх, чёртов автомат мешает! Начать атаку!

Минадзуки ускорился, слыша приказы девушки и выстрелы за спиной.

У выхода со строительной площадки Канон металась из стороны в сторону, замешавшись в большой толпе. В её взгляде явно читался гнев..

— Минадзуки! Почему ты по своей воле...

— Разговоры потом. Уходим.

— Э, Минадзуки?!

Не успела она договорить, как юноша пронёсся рядом, подобно ветру. Канон на мгновение растерялась, но тут же погналась за ним.

— Постой, Минадзуки! Почему?! Почему ты бежишь?..

Используя движения ассасинов Минадзуки вился сквозь прогалы в толпе. Хоть он и уловил голос задыхающейся Канон позади, но не остановился.

В разгар побега юноша услышал «Багровая дева» из чьих-то уст в толпе народа. Возможно это название отряда, которым командует та девушка.

Выбравшийся парень наконец остановился.

Он оглянулся, но не заметил, чтобы кто-то из военных его преследовал.

Отлично, ушёл.

Стоило ему успокоиться и выдохнуть, как в толпе показалось что-то серебряное. Длинные волосы Канон, которую затолкала толпа, растрепались, а походка была неуверенной.

— Чего ты, Минадзуки… вдруг побежал...

— Кто-то из армии учуял мою истинную форму, потому я сбежал.

— Э-э?! — в этот момент девушка подняла голову. И в ярости приблизилась к Минадзуки. — Ты что творишь?! Я тебе всё время повторяю, если твою личность раскроют, будет плохо. И что нам теперь делать?!

— Потому я сбежал. Пустяки.

— Это проблема! Думаешь сбежал и всё закончилось? Это так не работает!

— Пустое. Она занята сейчас тем буйным автоматом и не может себе позволить преследование.

Канон посмотрела на Минадзуки, как на глупое живое существо.

— Сделай уже что-нибудь со своей манией остановить любого буйного автомата. Ты уже не принадлежишь республиканской армии, так что можешь не помогать ей.

— Кто помогает армии республики? Я не собираюсь.

Канон с недоумением посмотрела на Минадзуки, от которого даже сквозило неприятием.

Юноша вспомнил девушку в обмундировании. Хоть и выглядела она как обжигающее пламя, но термограф ей не обмануть.

Красный выше 35 градусов, а синий ниже 25 градусов. Её лицо показывало тёмно-синий.

— В армии есть вампиры; мир изменился.

На ужин было тушёное мясо, кажется.

Минадзуки, как обычно отказавшись от еды, лежал в своей комнате и смотрел новости по телевизору.

«Десятый день с начала вторжения в Северную Европу короля вампиров Людвига. Положение людей на фронтах катастрофическое. Вероятна капитуляция до конца месяца. Это будет уже пятнадцатый вассальный регион. Люди скорбят во всех районах. Кронпринц Вильгельм Людвиг из радикального крыла супремасистов незаконно въехал в Хельвайц. Революционная армия вампиров усиливает меры против терроризма и развёртывает войска в каждом районе…»

За те десять лет пока Минадзуки «спал» война между вампирами и Хельвайцем закончилась, и положение в стране коренным образом изменилось. Поэтому юноше, которого разбудили три месяца назад, жизненно важно было смотреть новости, чтобы знать состояние дел в мире.

Раздался стук в дверь.

— Минадзуки, можно войти?

Это была Канон.

Почему-то она каждый раз спрашивала разрешение, чтобы войти, хотя могла это делать на правах хозяйки юноши. Однажды, когда он спросил, почему она так делает, та покраснела и промямлила: «О, я не могу-у открыть дверь в комнату мальчика не постучавшись!». Это было невозможно понять.

Когда дверь открылась, там оказалась девушка, одетая в рабочий комбинезон.

Парня охватило неприятное предчувствие.

— Минадзуки, я не прощаю тебе сегодняшнее. Ты должен усвоить, что нам категорически нужно избежать раскрытия твоей истинной личности. Если тебе можно поступать как заблагорассудится...

— Подожди. Что это у тебя в руках?

— Ресницы! Если установим их, то твои глаза будут выглядеть ещё более блестяще, чем сейчас, и ты сможешь стать милым! Какая прелесть!

— Ничего прелестного!!!

Минадзуки звучно отпрыгнул, словно убегая от ресниц.

Канон, излучающая опасную атмосферу, зашла в комнату. Пара глаз пылающе сверкали, и в уголке подозрительно изогнутого рта блестела слюна… Стопроцентная угроза!

Минадзуки, ощущавший опасность искал пути к отступлению, но его жильё не отличалось просторностью. Он тут же был загнан в угол.

— Всё напрасно, Минадзуки. Ведь это наказание. Надо чтобы ты как следует понял, насколько ужасное ты сотворил, ху-ху...

— Прекрати… Я требую наставления-предостережения в словесной форме!

— Поскольку ты не слушаешь, то мне придется пойти на крайние меры. Я уже говорила тебе. Если ты делаешь по-своему, то и я тоже.

— Самовольные модификации?! Чёрт, я не предполагал такого...

— А-ах, я в предвкушении. Ху-ху-ху, добавить новые детали в Минадзуки. Интересно, насколько Минадзуки станет милее, ху-ху-ху-ху-ху...

— Канон, приди в себя. Сейчас ты не в нормальном состоянии.

— Я всегда в здравом уме. В доказательство — разработка стильных деталей для Минадзуки идёт супер☆благоприятным ходом!

— Разрабатывай мышцы, а не идиотские детали! Мышцы!

Девушка, обнажившая свою подлинную натуру автоматомании, даже не обращала внимание на воющего юношу. С подозрительной ухмылкой на всё лицо, она глазами указала на кровать.

— Ну-ка ложись, Минадзуки. Заодно проведу обслуживание твоих внутренностей.

— У меня пружина — Эдельлайт 950. Как минимум месяц я могу действовать без сна и отдыха. Что ты там обслуживаешь каждую ночь, усыпив меня?..

Сбросив своё наваждение, лицо Канон смягчилось, но сразу же стало серьёзным.

— Что за глупости ты тут несёшь?! Общеизвестно, что шестерёнки, работавшие в течение дня, обслуживают с помощью масла или скорее это минимальная обязанность, которую должен исполнять хозяин автомата. Слишком многие не знают, что повседневная халатность становится причиной ржавчины. Хотя меня всегда удивляет, почему хозяина законом не обяжут ухаживать за автоматом?

— А-а, я снова нажал на странный переключатель...

— Минадзуки, ты не осознаёшь, сколько в тебе ценных шестерней. Волновое зубчатое колесо сейчас — это драгоценность, которую трудно достать. Если оно заржавеет, его не восстановить. Более того, после сегодняшней битвы, некоторые детали нужно отремонтировать. Проверить не поцарапана ли искусственная кожа, не оборван ли нервный кабель, потом пополнить «кровь»...

— Понял! Я понял, так что лучше помолчи!

Если оставить всё как есть, он в конечном итоге будет вечно слушать болтовню девушки. Как-то раз она всю ночь напролёт рассказывала ему о шестерёнках. А если уж начнёт, то Канон будет не остановить.

Когда смирившийся со всем Минадзуки лёг на кровать, девушка встала на колени рядом с ним и заглянула ему в лицо.

Оно было точь в точь, как у матери.

Поэтому ему не нравилось «ложиться спать». Он вспоминал одинокий взгляд Харуми, смотревшей на него в последний раз, и отчаяние, когда его бросили.

— Спокойной ночи, Минадзуки. Приятных снов.

Он распознал команду выключения посредством голосового отпечатка хозяйки и не сопротивляясь, отдал своё сознание глубокой-преглубокой тьме...