Обсуждение:

Jung
2 мес.
#
>>28052
-Тагииил?
-Тагииил!!
Очень приятно читать текст, даже орфографически все выверено почти идеально.
Сам рассказ прочел спонтанно, отдельно от всей серии, лично мне понравилось, напомнило апокалипсис Алису.
Спасибо за перевод!

Пожалуйста)
FreakyMist
2 мес.
#
-Тагииил?
-Тагииил!!
Очень приятно читать текст, даже орфографически все выверено почти идеально.
Сам рассказ прочел спонтанно, отдельно от всей серии, лично мне понравилось, напомнило апокалипсис Алису.
Спасибо за перевод!
Ответы: >>28053
user788
2 мес.
#
Спасибо
Jung
1 г.
#
Let The Sequel Begins

Глава 3. Братец, сестрёнка и остальные

※ ※ ※

Я давно привык ждать. Наверное, потому что служил снайпером. Мы всегда оставались в тени, терпеливо выжидая цель. И не то чтобы мне это не нравилось. Так или иначе, я из терпеливых. Будь это ответ клиента или доставка, я всегда ждал. Ну, если бы я мог назвать это ожиданием. Скорее уж отказ.

Говорят, отсутствие вестей ­– хорошая весть. Но это большая ложь. Как часто запоздалые ответы приводят к катастрофическим последствиям? В то же время ранний ответ — признак отсутствия проблем. Если бы моим клиентам нравились предложения, они бы тут же отвечали: «Звучит неплохо! Когда обсудим детали?» И если бы доставка не задерживалась, поставщики точно сообщали бы, что груз придёт в условленное время.

Однако, если дела идут скверно, они сразу пропадают из «зоны досягаемости», выжидают некоторое время, а потом звонят с фирменным: «Как это? Оно ещё не доставлено?» Они строят из себя дураков и уходят от ответственности. А в худшем случае пытаются перевести стрелки на меня. Мол, с чего ты взял, что мы управимся в срок?

Хотя плохими я бы этих людей не назвал. Обычно они очень приветливы и разговорчивы. Но эта работа, эта намыленная петля из сроков и нормативов, убивает в людях что-то светлое и очень важное.

Во всём всегда виновата работа. Работа — корень всех земных проблем. Без неё человечество жило бы в мире и согласии.

Ненавидь работу, а не людей.

В бизнесе, к примеру, подобное мышление очень важно. Да и не только в бизнесе. Чтобы эффективно коммуницировать, люди обязаны сохранять спокойствие и объективность. Никакая мелочь не должна влиять на их разум. Поэтому я не схожу с ума, если мне нужно подождать лишние десять или двадцать минут. Если честно, сразу после перевода из военного отдела мне поручили работу с несколькими посредниками, поэтому я привык к подобным задержкам. По сравнению с моей прошлой работой какая-то треть часа ничего не значила. Я был спокоен и собран. В отличие от работы в далёком прошлом, на которой люди буквально умирали от переработок, эта была подобна прогулке по парку.

Но вот Асагао явно недоставало терпения.

— Эта девчонка опаздывает! — выкрикнула она, скрестив руки на груди. — Как долго она будет нас динамить?!

Ренге вздохнула и посмотрела на дверь.

— Может, что-то случилось… — немного погодя, прошептала она.

— Что ж. Такое нередко случается, правда? — спросил я. — По крайней мере, к нам тут неплохо отнеслись. Усадили на мягкий диван, угостили чаем и всё такое.

— А обычно к тебе тут как относились?.. — настороженно спросила Асагао, подув на горячий чай.

— Нет, я не в том смысле. Например, в некоторых магазинах мне иногда приходилось ждать возле кассы более часа, — пояснил я.

— А-а… В некоторых магазинах такое и правда бывает, — утвердительно кивнула Ренге. — Я почти всё время провожу в офисе, но бывает, что и на улицу выхожу!

Асагао удивлённо посмотрела на нас.

— Сурово, однако.

— А то, — добавил я.

— Час простоя сильно скажется на вашей продуктивности, — с серьёзным выражением кивнула Асагао. Она взялась за подбородок.

— Кажется, я совсем другое имел в виду… — прошептал я. Сколько ещё работы она для нас припасла? Не похоже, что она пошутила…

Асагао пренебрежительно фыркнула мне в ответ.

— Почему тогда ты не вернулся обратно в офис, а остался ждать Нацуме? — недовольно спросила она.

— Если брошу вас здесь, проблем только прибавится, — ответил я. — В магазинных очередях часто встречаются люди, жалобы которых звучат примерно так: «Вау, а почему ты уходишь? Хочешь сказать, это мы тебя выгоняем?» И вот, вместо одной у меня уже как минимум две проблемы…

Даже Ренге удивилась:

— Ты и правда закупаешься в необычных местах…

Её можно понять. Хоть мы и работаем в одном отделе, но занимаемся совершенно разным. Обычно я решаю вопросы вне офиса, пока Ренге остаётся в здании, чтобы помочь с различными проектами. Но по опыту могу сказать, что Урушибара доверяет мне дела в очень раздражающих магазинах.

Я продолжил:

— Те места… Если ты покупатель, то все работники тебе улыбаются и вообще ведут себя очень мило. Но к бизнес-партнёрам у них совершенно другое отношение — холодное и недружелюбное.

— Да, от подобного никуда не деться. Это ведь бизнес, — недовольным тоном прокомментировала Асагао и надула щёчки. — В таком случае договаривайся о встрече заранее, — добавила она. — Чтобы никто из вас не тратил время впустую.

— Договорённость ничего не изменит, — мотнув головой, ответил я. — Видишь ли, у них есть клиенты. А клиент для них превыше всего.

— А, точно! — вмешалась Ренге. — Бывает, что покупателей так много, что у магазина сбивается всё расписание. А учитывая то, что переговоры — дело небыстрое, ждать приходится очень долго.

— Да-да, именно так, — поддержал я. — Ты не поговоришь с хозяевами, пока те не уладят другие, более важные дела.

— Да-а… — кивнула Ренге. Как и мне, ей приходится сотрудничать с разного рода капиталистами, поэтому она даже слишком хорошо меня понимает. Разве не прекрасно иметь боевого товарища, с которым всегда можно разделить тяготы трудовой рутины?

Поэтому мне так нужно дать Ренге и Асагао понять, что я считаю их своими товарищами… Я хочу, чтобы они хоть ненадолго прочувствовали всю ту прелесть, о которой они даже не догадываются. Я хочу показать им, как это на самом деле — работать с компаниями.

Поэтому…

Я повернулся к Ренге.

— Ну, держись, Цуцуджигаоке Ренге. Сейчас я тебе покажу.

— Чего-о? — растерянно протянула Ренге.

Асагао заподозрила что-то неладное.

— Ты чего удумал? — спросила она, взглянув на меня.

Не смотри на меня так, высоколобая. Товарищи ведь должны разделять увлечения и мечты друг друга, так? Поэтому я обязан поделиться с вами этими неприятными воспоминаниями! Я покажу, что не только вам, но и всем вокруг было непросто!

— Да не трусь ты. Я покажу тебе, с чем мне приходится сталкиваться, — сказал я с фальшивой улыбкой. — Мы обойдёмся короткой симуляцией.

— Л-ладно… — кивнув, ответила Ренге. Кажется, она и правда не против. — Для меня это тоже будет неплохой тренировкой.

Она легонько вздохнула и начала:

— Спасибо вам большое! Как идут продажи нового товара? — спросила она с ангельской улыбкой. — Я сегодня принесла некоторые рекламные материалы. Если позволите, я бы попросила вас взглянуть вот сюда на экран…

Я зыркнул на неё и тут же отвёл взгляд.

— А-а… Я сейчас занят. Может, обсудим это позже? — глубоко вздохнув, ответил я.

После такого откровенного отказа Ренге немного запаниковала.

— Д-да, как скажете. Но… — еле слышно пробормотала она.

Я изобразил лицо человека, который уже сыт по горло этим разговором. Я стал перебирать в руках бумажки и пристально на неё посмотрел.

— Я занят. Разве не видно? У меня сейчас очень много дел, понимаете? Мне жаль. Простите, виноват, — сердито сказал я. Для пущей правдоподобности я подобрал слова, которые означали бы, что я не хочу продолжать разговор.

Ренге втянула шею в плечи и забилась в угол дивана.

— Д-да, понимаю. Простите, — робко ответила она, не зная, что делать дальше.

Я снисходительно посмотрел на неё.

— Ну, как-то так это и происходит, — заключил я и кивнул.

— Т-тяжко, наверное… — прошептала Ренге, шмыгнув носом. С лица Асагао сошли любые эмоции.

— Да не то слово тяжко… — громко вздохнув, ответил я. — Но веселье на этом не заканчивается.

Парочка в ответ выдала протяжное «Э-э-э-э» и устало взглянула на меня. Я перевёл взгляд на Асагао.

— Эй, ты. Знаешь того новенького бизнесменчика? *Мнимая отсылка к мультсериалу «Гриффины»? Что это вообще было? Он оставил все рекламные материалы и просто ушёл.

Асагао оторопела и попыталась схватить меня.

— Да всё потому, что ты его отшил! На этом нашей сделке конец! Всё! Кина не будет! — гневно прокричала она.

— Ну, это я и хотел сказать, — ответил я. Стараясь не притронуться к Асагао, я выставил обе руки перед собой и попытался утихомирить её. Ладно, признаю. Это меня немного порадовало. Спасибо, что разозлилась, Асагао. — Позвони они Урушибаре и спроси об этом, на меня высыпались бы все проклятия мира, — пояснил я. — Он бы даже назначил время, когда я смог бы прийти к ним и извиниться.

— Вау, отстой, — прокомментировала Ренге и горько усмехнулась. — Мне кажется, только ты таким занимаешься, Касуми…

«Хех. Возможно, ко мне и правда особое отношение», — подумал я. Подобное происходило со мной так часто, что я перестал замечать, что что-то не так. Я кое-как улыбнулся Ренге в ответ. Остыв немного, Асагао теперь выглядела опечаленно.

— А вам двоим намного тяжелее, чем я думала. Простите меня. Я и подумать не могла… — извиняющимся тоном сказала она.

Я покачал головой.

— Да не, всё нормально. Я не против такой работы. Асагао, а разве ты раньше таким не занималась?

Ой-ой. Я не так задал вопрос. Я не хотел, чтобы он прозвучал пренебрежительно, тем более не хотел ни в чём её обвинять. Я хотел было исправиться и подобрать слова получше, но Асагао вдруг отвернулась. Казалось, ей нечего ответить.

Через пару секунд она заговорила:

— Когда я училась в средних классах, всё моё время занимала работа, связанная с экономическим развитием… Поэтому я вела дела с поставщиками и оптовиками чаще, чем с розницей… Так что…

Асагао говорила с долгими паузами, будто сожалеет о чём-то. Хотя ей-то точно незазорно гордиться своей работой. И то, что она по какой-то причине принижает себя, меня немного ранило.

Правда ранило.

Асагао работала с именитыми производителями высококачественных фруктов и овощей. Также она занималась сырьевыми вопросами в этой сфере. Само собой разумеется, что такие продукты не купишь в обычном магазине. К тому же большинство покупателей не видели качественных отличий между двумя продуктами разного класса. Поэтому Асагао обычно сотрудничала с другими городами и высокопоставленными клиентами, что помогало ей влиять на жизнь обычных горожан. Это она создала то изобилие, которым мы сегодня наслаждаемся.

В то же время я гадал, рассчитывала ли она на то, что её продукты станут известны обычным потребителям. Некоторые из клиентов Асагао занимали высокие посты в военном подразделении. Если жители узнают, что те едят и чем пользуются, то естественно захотят того же. Всё-таки их очень уважали и почитали.

Именно так Асагао создала первый тренд на элитную продукцию. До неё почти никто таких благ не покупал. Но тут появилась она, и спрос начал расти. Асагао самолично определяла, что востребовано, а что — нет. То, что даже во времена, когда новые сражение вспыхивали повсеместно, её элитная продукция пользовались спросом, указывало на позитивные изменения в городах. Человечество начало восстанавливать былую славу.

Вскоре она стала главой производственного отдела до выпуска из школы.

— Я не такой уж и великолепный в сравнении с тобой, — признался я. Хоть я и хорошо трепал языком, но в трёпе моём было слишком мало искренности. Какие бы чувства ни испытывал, я не мог облачить свои мысли в правильные слова. Как только мне приходилось использовать штуки, именуемые словами, возникало сплошное недопонимание. Поэтому я старался изъясняться как можно проще и понятнее.

Асагао застыла, а её губы задрожали. Похоже, столь неожиданный комплимент застал её врасплох. Её щёки едва заметно порозовели.

— Может, ты и прав, — ответила она, недовольно надув губки, и тут же отвернулась от меня.

— Вот-вот! В средней школе я вообще ничем полезным не занималась, — восторженно сказала Ренге. После чего обошла меня и схватила Асагао за плечи. — Ты такая молодец, Асагао… С самого начала ты уже была далеко впереди нас всех!

Асагао снисходительно улыбнулась.

— Да нет в этом ничего великолепного. Пришлось выкладываться на полную здесь, так как я даже в военный отдел не смогла вступить.

Депрессивный ответ нашего босса обескуражил Ренге.

— Асагао, ты хотела стать военным? — с опаской спросила она.

— Все этого хотят, — ответила Асагао. — Они предлагают условия, которые не может обеспечить ни одно другое подразделение.

— Наверное, ты права… — пробормотал я и неосознанно кивнул в ответ.

Мир утопает в войне, поэтому военные достижения очень ценятся. Создатели прорывной технологии, которая помогла бы истребить множество «Неизвестных», могут рассчитывать на очень щедрую награду. Они либо переедут вглубь страны, где счастливо проживут до конца своих дней, либо получат высокие посты на службе.

И военные конечно же предлагают больше всего возможностей получить столь щедрое вознаграждение. Руководство города учитывает результаты каждого жителя и присваивает им соответствующее количество поощрительных баллов. Люди могут зарабатывать баллы, даже если не служат в военном подразделении. Но, очевидно, количество полученных баллов может быть на порядок ниже, чем у тех, кто сражается на передовой.

— Согласна… — вздохнула Ренге. — Я думала, что если попаду в военный отдел, то всё как-то само собой сложится...

— Ага… — согласился я.

— Ну уж простите, ребятки, за то, что вас перевели в мой отдел. Все жалобы и предложения прошу высказывать напрямую Нацуме, — с напускной злостью ответила на наши жалобы Асагао.

— Что ты, я совсем не это имела в виду! — запаниковала Ренге и попыталась исправиться. — Не пойми меня неправильно! Я делаю всё возможное для производственного отдела! Мне нравится работать здесь! Честно-пречестно!

Асагао шутливо проигнорировала её оправдание. Умилительная сцена, воистину. Я спокойно отпил из своей чашки и с наслаждением вслушивался в разговор двух девушек. Однако очень скоро за дверью послышались шаги, а затем из коридора донёсся голос.

— Похоже, она наконец пришла… — заметила Асагао и уставилась на дверь.

Внезапно дверь распахнулась, и в проёме появилась девушка.

У неё были короткие светлые волосы, а из-под расстёгнутой рубашки её мятой униформы я мог видеть ключицу. Хотя грудь девушка особо не оголяла. Очень простая на вид лента, кажется, отлично выполняла свою функцию. Но, хоть на ней и была совершенно обычная униформа, она производила впечатление исключительно опасного человека. Возможно, из-за этих пронзительных орлиных глаз, от одного взгляда которых мне хотелось забиться в угол и исчезнуть. Или же я просто боялся её...

Девушка посмотрела на Ренге и Асагао и улыбнулась… Она вела себя на удивление дружелюбно. Этот вопиющий контраст между пронзительным взглядом и доброй улыбкой как-то по-странному притягивал. Наконец она заговорила:

— Что-то я задержалась.

— Не то слово… — проворчала Асагао.

— Предыдущее совещание окончилось позже запланированного, — ответила Нацуме, отмахнувшись от жалоб Асагао. — Прости.

Её маленькие женственные ручки, казалось, не могли принадлежать человеку, возглавляющему военную организацию. Но эти руки не выглядели слабыми и хрупкими. Как и сама Нацуме Мегу, они выглядели сильными, гибкими и подвижными. Она носила короткую юбку и рубашку с закатанными выше локтей рукавами. Элегантные изгибы её оголённых рук и ног лишь подчёркивали безупречный образ. Она не носила чулки, поэтому я любовался прелестными ножками до самых щиколоток.

Завораживающие ножки упали на диван напротив нас. Нет, нет… Не раздвигай их, солнышко… Ну ладно. Я всё увидел… Я тут же перевёл взгляд на дверь. В комнату зашло ещё несколько людей. Вероятно, её помощники. По крайней мере, казалось, что они постоянно сопровождают и помогают ей. Или же они просто следовали за ней.

Одна девушка особенно выделялась. Темнокожая, со светлыми волосами и большими чёрными глазами: то ли из-за выразительного макияжа, то ли из-за накладных ресниц. Я не знал её имени, но определённо видел эту девушку раньше. Если я правильно помню, она учится в старших классах… Куроки? Нет, что-то не то. Может, Куроба? Хотя это не имеет значения. Буду звать её черноглазой.

Черноглазая села на кушетку рядом с Нацуме и стала расчёсывать волосы. За спиной черноглазой появилась ещё одна девушка. Она выглядела очень усталой и раздражённой. Светло-рыжие волосы, выразительные, немного сонные глаза и пара начищенных до блеска пушек, закреплённых под юбкой. Хрупкое тело и сонное личико делали её очень привлекательной. Хотя «привлекательная», как по мне, — неверная характеристика… Ей скорее подходило описание «очаровательная» или «милая».

Но я лишь пытаюсь беспристрастно оценить девушку. В конце концов она ведь моя младшая сестра, Чигуса Асуха. Я старше неё всего на год. Даже не посмотрев на меня — вообще-то, даже не заметив меня — Асуха оперлась на стену и достала телефон. Она немного поигралась с ним, сладко зевнула и повернулась ко мне.

Асуха окинула меня удивлённым взглядом и вздохнула.

— Чё как, — пробормотала она.

— Йо, Асуха, — поприветствовал я в ответ.

— Даров, — ответила она и вернулась к своему телефону.

Такая холодная… Это у неё бунтарский период начался? Молю, только не это. Такими темпами она тоже станет хулиганкой! Это на неё друзья так повлияли? В этом городе хулиганья — пропасть! Особенно в военном отделе. Кстати. Мне кажется, или её юбка стала короче?! И что с этой развязанной лентой вообще?! Ну да, грудь у неё небольшая, так что это не проблема. Но она же в средней школе всё-таки… И в следующем семестре тоже! Ей определённо есть куда расти… Я волнуюсь… Нужно почаще с ней общаться, пока мы не стали отдаляться друг от друга!

Ренге опередила меня и первой обратилась к девушке:

— Давно не виделись, Асуха!

— Чего? — Асуха озадаченно оторвала взгляд от телефона. Она с некоторым сомнением взглянула на Ренге, которая махала ей рукой с дивана. — Хм? Кто… А, а-а-а… Йо, — наконец выдавила она с недоумённым взглядом и тут же вернулась к своему телефону.

Ренге нервно хихикнула.

— Эм, эй… Асуха, ты меня помнишь?

Знаешь, Ренге. Мне очень жаль… Моя сестра, она, ну, знаешь, немного… Словом, я уверен, она тебя помнит, не переживай.

Нацуме, которая всё ещё сидела напротив нас, тоже недоумевала. Она взглянула на Асуху, вздохнула и повернулась к Ренге.

— Давно не виделись, Ренге. Как дела? — спросила она.

— Вы помните меня! — вне себя от счастья воскликнула Ренге. Она выглядела столь счастливой, что, будь у неё хвост, она бы сейчас виляла им от удовольствия.

Тем временем Асуха снова подняла взгляд.

— А, да, Ренге! — выкрикнула она.

Вот видите. Я ведь говорил. Всё она помнит.

— Я была намного младше вас по званию… Поэтому я рада, что вы тоже меня помните! — продолжила Ренге, чуть не плача от счастья.

— Конечно. Как мы могли забыть, — с горькой улыбкой ответила Нацуме.

Что ж, Ренге милая, поэтому её легко запомнить. Но удивительно, что Нацуме и её имя запомнила. Она ведь замглавы города, а Ренге всего лишь мелкая сошка. Я уверен, что в прошлом мы не так часто пересекались. Не помню даже, чтобы мы общались с ней напрямую до нашего перевода в другой отдел. Я взглянул на Нацуме, восхищённый её внимательностью к людям. Хотя мне кажется, что меня она точно не по...

— И тебя тоже, Касуми… — прервала мои размышления Нацуме. Она приветливо улыбнулась мне.

— А, угу… И вам спасибо, что приглядываете за моей младшей сестрёнкой, — сказал я.

Вау, кто бы мог подумать, что Нацуме помнит меня. Хотя, учитывая то, что моя сестра постоянно рядом с ней...

— О, и правда ведь! Асуха ведь твоя сестра, да? — удивлённо спросила Нацуме. — Я всегда зову её по имени, вот и забыла совсем.

— Вау! Так она твоя сестра? — перебила Асагао. — А я ведь слышала её полное имя раньше. Чигуса Асуха… Но вы даже не похожи. — Глубокий анализ Асагао нашего с Асухой родства поражал воображение. (Нет.)

Асуха смерила её взглядом. Почему то она выглядела раздражённой… Ну, ей никогда не нравилось, когда другие обсуждают её. Особенно незнакомцы…

— Полагаю, что так. Хотя иногда они очень похожи. Я очень рада, что она рядом, — сказала Нацуме и резко подалась вперёд. — Поскольку она настолько невероятная — неописуемо, очень сильная — я постоянно повторяю, что она станет моим следующим начальником. Правда, Асуха?

— Спасибо… — пробормотала Асуха. Она посмотрела на Нацуме и то ли кивнула, то ли поклонилась ей.

Но тут черноглазая вдруг недовольно цокнула языком.

— Асуха… Тебе ведь вопрос задали, ага? — Она пристально взглянула на мою сестру. — Чё ты игноришь её, а? Чё, разок похвалили, и уже звезда?

— Чего? — возмутилась Асуха. Похоже, она не поняла, что черноглазая имела в виду. Но, так как она говорила со старшей, Асуха всё же неохотно ответила: — Да нет, не особо. Я не игнорирую. Просто мне нет до этого дела.

— Ха-а? — Черноглазая будто намеревалась прожечь взглядом в Асухе дыру.

Всё ещё раздражённая, Асуха вздохнула и отвела взгляд куда-то в сторону. Увидев её реакцию, черноглазая разозлилась настолько, что потеряла дар речи. На лице девушки начали выступать вены.

«Стоп! Асуха, остановись! Пожалуйста, поладь со всеми! Держись своих друзей, как меня!» — в панике мысленно обратился к ней я.

Нацуме проигнорировала напряжённую атмосферу и громко засмеялась.

— Асуха у нас с характером. Ничего, я не против. Ей палец в рот не клади, да?

— Но, Нацуме! — умоляла её черноглазая. Она выглядела очень недовольной.

Нацуме похлопала её по плечу.

— Ничего, ничего, — постаралась она успокоить черноглазую. — Так какими ты к нам судьбами, Асагао?

Наконец-то мы куда-то движемся.

— Я пришла, чтобы подписать вот это, — ответила Асагао и посмотрела на Нацуме. Она достала планшет, и Нацуме подалась вперёд, чтобы взять его. Юбка приподнялась на кожаном диване, и я разглядел её бёдра получше. Привлекательно, однако.

Нацуме взглянула на экран планшета и, просмотрев информацию, тихо вздохнула.

— А, это. Могла бы просто отправить мне это по почте… — сказала она, недовольно почесав щёку.

Поведение Нацуме не обрадовало нашего босса. Асагао нахмурилась.

— Невозможно. Мне нужно кое о чём с тобой поговорить! — крикнула она и вскочила с дивана. — Я! Пришла сюда! Чтобы увидеть тебя! — Она врезала ладонью по столу. Её лоб заблестел под офисным освещением. Она продолжила: — Может, прекратишь забрасывать меня своими переведёнными? Я тебе не мусорное ведро, знаешь ли!

— Значит, мы мусор…

— Трудно, однако, смириться с этим...

— Я не это имела в виду! — возразила Асагао. Она всегда честно признавала свои ошибки. — Я о том, что мы не вассалы военного отдела!

Честность очень красила Асагао, но, как говорится, не хлебом единым. Она не отступала даже перед замглавой города и главой военного отдела. Если ей нужно что-то сказать, она это скажет.

— Раз уж приняла их к себе, будь добра, отвечай за них до конца, — несдержанно отчитывала она Нацуме. Асагао угрожающе посмотрела на замглавы города. — Их обучение обходится мне в копеечку, знаешь ли. Пока они не получили приемлемый уровень квалификации, они лишь поглощают наши ресурсы и генерируют убытки. Причём не только мы, но и другие отделы регулярно принимают твоих работничков! Что всё это значит?

Мне кажется, Асагао предъявила свои претензии как следует. Она требовала ответов.

Сказанное потрясло Нацуме.

— Я тоже думала об этом… — выдавила она. Одинокая капля пота стекла вниз по её лбу.

— Да что ты? Уверена? — сорвалась Асагао. Взгляд её уподобился смертоносным лазерам, слова разили, будто острые иглы, а лоб сверкал, словно сверхновая, готовая разнести в клочья Солнечную систему.

— Я… Ну. Я просто хотела… — Она затихла на секунду. — Думаю, будет намного лучше всесторонне развивать наших работников...

Асагао не поверила ни единому её слову и растоптала несвязное оправдание Нацуме.

— Ты ведь только что это выдумала! Дуры кусок!

Черноглазая выпучила глаза от удивления.

— Дуры… Чего? Ты кто такая ваще?! — выкрикнула она в ответ. Она подорвалась со своего места и вперила взгляд в Асагао. Та без особого интереса зыркнула на черноглазую.

Давно я не бывал в столь напряжённой ситуации. Даже Асуха, которая всё это время не особо следила за происходящим, отстранилась от любимой стеночки и встревоженно наблюдала за двумя девушками в центре комнаты. Страшно… Я подался в сторону и столкнулся плечами с Ренге. Девушка немного дрожала. Она в порядке? Нормально ли пугаться в подобной ситуации? Я присмотрелся. Хоть плечи девушки и дрожали, но дрожали они не от страха, а от сдавленного смеха...

— Дуры кусок… — произнесла Ренге, не в силах сдержать смех. — Асагао, ты как мама, честное слово...

— Неправда! — прокричала Асагао. Но, заметив, что Ренге смеётся, она расслабилась. Асагао выглядела уставшей, но всё же нашла силы, чтобы улыбнуться.

Поведение Ренге позитивно повлияло и на Нацуме с черноглазкой. Асуха уставилась обратно в свой телефон и продолжила играть. Черноглазая хмыкнула, достала пудреницу из кармана униформы и поправила макияж. Кажется, всё вернулось на круги своя.

Нацуме посмотрела на Асагао и улыбнулась.

— Что ж, мы можем обсудить этот вопрос в любое другое время… — сказала она и потянулась к планшету в руках нашей мамочки. — Это всё, что мне нужно подписать?

Асагао уставилась на неё.

— Да… Но будь добра, думай дважды, прежде чем переводить куда-то своих ребят.

— Так точно, мэм. Поняла вас, — подтвердила Нацуме. Она взяла стилус и поднесла его к экрану. — Впредь буду ответственнее.

На этом наша задача была выполнена. Встреча прошла хорошо, теперь мы получим подпись Нацуме, и я наконец-то смогу пойти домой… Но после этого работы у меня только прибавится, да? Я глубоко вздохнул… Дом, родной мой. Жди. Папочка уже в пути...

Но тут в комнате раздался пронзительный вой сирены. Судя по всему, та же сирена ревела на территории всей базы Кисаразу. За громким звуком последовало объявление: «Срочное сообщение! «Неизвестные» обнаружены в Токийском заливе. Всему составу прийти в боевую готовность. Повторяю. Всему составу прийти в боевую готовность». В ответ на повторяющееся объявление по всему зданию разнёсся топот тяжёлых сапог. Кто-то с треском открыл дверь в офис. В проёме появились несколько солдат.

— Босс, — закричали они.

— Поняла. Выдвигаемся, — чётко и спокойно скомандовала Нацуме. Она встала с дивана, и её поведение резко изменилось. Словно стала другим человеком. От её былого дружелюбия не осталось и следа, всем своим видом девушка показывала, что готова к битве. Одновременно с Нацуме черноглазая спрятала пудреницу, а Асуха положила руку на кобуру. Они среагировали мгновенно.

Асагао потянулась к Нацуме.

— Стой. А как же подпись...

— Прости, Асагао. Давай закончим с этим позже. Мне правда жаль… — с сожалением на лице ответила Нацуме и через секунду исчезла в дверном проёме. Черноглазая, Асуха и остальные молодчики последовали за ней.

В комнате остались лишь я, Ренге и Асагао. Кто-то потянул меня за рукав. Это была Ренге, и выглядела она очень обеспокоенно.

— Касуми… Ч-ч-что же нам делать?

— Вернуться в офис?

— Но они же собрались сражаться…

— Да, но в таких случаях мы должны следовать указаниям старших.

— Под старшими… ты имеешь в виду Урушибару?

— Этот человек лишь старшекурсник. Он ни за что не отвечает.

— О… А я всегда думала, что он главный.

— Он просто строит из себя большую шишку. Если же говорить о служебном распределении, Урушибара такой же рядовой работник, как и мы с тобой.

Ренге и Асагао засмеялись. Первая смеялась нервно, а другая сдержанно, не выдавая себя.

«Бедный, бедный Урушибара...», — подумал я.

Ренге посмотрела на высоколобую девушку рядом с собой.

— Тогда решение за Асагао.

Та вздохнула.

— Как ни крути, а я всего лишь работник производственного отдела, — сказала она, закрыв губы ладонями. — У меня нет права командовать во время сражений, так что я ничего не могу вам ответить.

— В таком случае… мы… Ну… — нервно жонглировала словами Ренге.

Я перебил:

— В таком случае нам к Нацуме.

— А, точно! Побегу спрошу её, что нам делать! — протараторила Ренге, выбегая из комнаты.

— Стой… Не думаю, что от нас там будет хоть какая-нибудь польза… — произнёс я, пытаясь достучаться до девушки. Но она уже неслась по коридору и не слышала меня. Я взглянул на Асагао в надежде услышать дельное предложение.

Девушка пожала плечами.

— Что ж. Сейчас мы можем разве что последовать за ней, да?

— Да, наверное… — вздохнув, ответил я. Мы побежали за Ренге.

※ ※ ※

Чаще всего сражения разворачивались близ Транстокийской магистрали. В таком случае военные пускали в ход бронированный поезд с турелями. Он не только перевозил отряды, но и эффективно подавлял «Неизвестных».

Мы добрались до железнодорожного депо, когда Нацуме, черноглазая и Асуха уже садились в поезд. В воздухе витало привычное напряжение, но несколько человек были собраны и спокойны, полностью готовые к битве. Задыхающаяся Ренге пыталась пробиться через толпу, чтобы догнать троицу, поэтому нам оставалось лишь следовать за ней. Эта девушка определённо знает, как проявлять инициативу...

— Эм… Нацуме! А что нам делать? — громко спросила Ренге. — Мы подумали, что лучше всего спросить тебя!

Нацуме уставилась на девушку, Асуха недовольно вздохнула, а черноглазая раздражённо что-то пробормотала.

Нацуме улыбнулась Ренге.

— И только поэтому ты здесь? Хм… — задумалась она и ненадолго затихла, несколько встревоженная. Затем она посмотрела на меня и Асагао. Сложно было не понять этот взгляд. «Вы больше не в военном отделе, и я не собираюсь тащить вас на поле боя», — будто говорила она нам. Ренге тоже это почувствовала.

— А, прости… — расстроенно извинилась она. — Я знала, что мы бы только мешали тебе, но всё равно решила переспросить...

Нацуме спустилась к Ренге. Она нежно посмотрела на неё и погладила по волосам.

— Неправда! — бодро произнесла она. — Все мы здесь — одна большая семья. Мы можем положиться друг на друга в сложные времена… Ренге, Касуми, ничего, если я украду вас у Асагао ненадолго?

Тёплые слова замглавы города растрогали Ренге до слёз.

— К-конечно… — всхлипывая, прошептала она.

«Эта девушка — прирождённый мотиватор. Всего пара фраз, и я уже готов пуститься во все тяжкие…» — подумал я.

Черноглазая же, напротив, лишь раздражённо теребила прядь волос. Тоже недовольная, Асуха быстро отвела от нас взгляд. В этом плане им до Нацуме, как до Луны.

— Ну что же, Ренге, Касуми. — Она ещё раз погладила Ренге по голове и зашла в вагон поезда. — Полагаюсь на вас. Слушай, Асуха, — добавила она, прежде чем скрыться внутри. — Пригляди за этими тремя, хорошо?

Асуха вздохнула и отрешённо посмотрела куда-то вдаль.

— Ха-а… Так и знала, что ты это скажешь.

Нацуме горько улыбнулась.

— Мне будет намного спокойнее, если ты будешь с ними, — сказала она. — Ну что, договорились?

— Ока-ай… — апатично протянула Асуха. Нацуме и черноглазая скрылись в поезде. Мы тоже собрались войти, но тут Асуха несколько раз ткнула меня в плечо и сказала: — Не сюда. Мы в тылу, полагаю.

— А, точно… — неловко выдавил я.

И вот, спустя полгода мы вернулись на поле боя. Пробирающий до костей ветер, оглушительный грохот и пороховой дым. Мы окунулись в них с головой.

Поезд прибыл на Транстокийскую магистраль, и турели на крышах его вагонов медленно нацелились в море. Скрежет поворотного привода эхом разнёсся по окрестностям. Ещё несколько секунд тишины, и там, на горизонте, возникла группа «Неизвестных».

Поле боя задрожало, словно желе. В океане поднялись огромные волны, воздух сжался, будто в огромном компрессоре. Небо над нами разверзлось, тучи свернулись в спирали и испарились, как капли на раскалённой сковороде. «Неизвестные» воспарили ввысь. Как жар от раскалённой земли. Как масло из воды. Брызги от их взлёта преломили последние лучи заката и вспыхнули вдалеке яркой радугой, прежде чем утонуть в океане темноты. Их сияние осветило весь поезд.

Странные существа смотрели на нас с неба. Они выглядели гротескно, монстроподобно, но не как растения или животные. «Неизвестные» больше напоминали машины, чем живых существ. Их конечности напоминали лапы животных, но в то же время чем-то походили на иссохшие безлистные ветки, которые будто насильно прирастили к телам этих странных созданий. Их бронированная кожа блестела, словно отполированный металл, но в то же время казалась мягкой и тёплой.

Перед поездом на магистрали возвышалась военная база Умихотару. Завыла сирена, и мост начал опускаться. Эта постоянно меняющаяся база служила укрытием для большинства военных подразделений и местом установки оборудования.

— Народ! Занять позиции! — героическим тоном завопила в микрофон Нацуме. Она стояла на самом верху, чтобы все могли её видеть. — Пора одержать очередную победу! И пусть только я увижу хоть каплю страха в ваших глазах! Всем ясно? Тогда вперёд!

Экипаж занял турели. Артиллерия готова открыть огонь. Студенты достали оружие и ринулись в атаку. Мы находились далеко от авангарда, со стороны базе Кисаразу, но прекрасно видели происходящее. Точнее всё, что мы могли, — это видеть и наблюдать за разворачивающимся сражением. Если сравнивать фронтовую зону с частным домом, то нам отвели места на заднем дворе. Реальная битва развернулась в километре к северу от базы Умихотару. Пока мы здесь, прямое столкновение нам не грозит. Отсюда я могу в относительной безопасности наблюдать за всем полем боя. Неплохая позиция.

Ренге перегнулась через поручень и стала наблюдать за Нацуме в бинокль, ахая и охая, словно ребёнок на премьере фильма с любимым супергероем. Асагао крепко держала Ренге, опасаясь, что та упадёт в воду. Асуха сидела на поручне в нескольких шагах от нас. Она не обращала внимания на происходящее и беззаботно вертела в руках свои пистолеты.

Пистолеты, дорогие мои...

— Нацуме такая крутая… — заворожённо произнесла Ренге, наблюдая за сражением.

Асагао же оценивала ситуацию куда практичнее.

— Все следуют приказам достаточно точно, — добавила она.

— Не думаю, что она раздаёт приказы во время битвы, — ответила Асуха, продолжая забавляться со своими пушками. — А может, и раздаёт. Чёрт знает. Я действую сама по себе, так что...

— Понятно… — ошеломлённо ответила Асагао. — Кстати. А почему эта девчонка такая фамильярная? Я ведь старше её, нет?

— Цурубе-семпай? — спросила Асуха.

Асагао смерила её холодным взглядом и строго скрестила руки.

— Хм-м, так тоже не очень, если честно...

Асагао раздражённо нахмурилась.

— Значит, лобастая Асагао! — воскликнула она.

— Чёрта с два! — крикнула Асагао. — К чему эти бессмысленные дополнения? Жить надоело?

— Остынь, Асагао… — прошептала Ренге, обхватив её обеими руками, пока она не пролила первую кровь в тылу. Прости, девушка со лбом на миллион. Прости за мою сестру… Мне стоило предупредить её следить за языком.

— Асуха, пожалуйста, не говори так, — попытался я сбавить напряжение. — Скорее всего, из-за этого в детстве над ней много кто издевался.

— Вот именно! Так и есть! — согласилась Асагао. — Постой… Как ты об этом узнал, Чигуса?!

— Да тут к гадалке не ходи… — ответил я. Знай я Асагао в детстве, тоже подшучивал бы над ней… Это ведь так по-мальчишески, да? Приставать к девочкам, которые им нравятся...

— Знаешь, я ведь тоже Чигуса… — нехотя пробубнила Асуха. И горестно застонала.

— А-а-а! С меня хватит! — прокричала Асагао. — Это начинает раздражать… Значит, буду звать тебя Касуми…

— Эм-м… С чего это вдруг?.. — удивлённо спросил я.

Асагао взглянула на меня с подозрением.

— Хах? Тебя ведь Касуми зовут?

— Так точно… Но звать меня по имени — это немного…

— Но ты ведь зовёшь меня Асагао?

— Согласен… Просто не привык я к этому… Ну, знаешь… Странно звучит.

— Что за причина такая? — ошарашено спросила Асагао.

Она совсем не поняла моего довода. Наверное, я просто смутился. Но показывать смущение само по себе немного смущающе. К тому же внезапно называть людей, особенно стеснительных, по имени — признак дурного тона. Иногда это очень злит, так как человек не может понять, в чём причина такой перемены. Особенно когда это не какая-нибудь безобидная шутка. Такое бывает.

— И я, и я! Зови меня Ренге! — подняв руку, вмешалась Ренге. Она одобрительно улыбнулась. — Касуми уже зовёт меня по имени!

У Ренге общительность в крови, поэтому окружающие чаще всего знают, что у неё на уме. Ей легко заводить дружеские отношения даже с такими, как я, и она редко попадает в нелепые ситуации. Большое тебе человеческое спасибо, девушка по имени Ренге.

Секундочку… Асагао ведь постоянно себя так ведёт. Что это: уверенность, решительность или всё таки наглость? «Наглость, естественно»,— решил я и удовлетворённо кивнул.

Асуха спрыгнула с перил.

— В таком случае можешь тоже звать меня Асухой.

Асагао растерялась.

— Д-да, конечно, — ответила она, потерев ладонью подбородок.

— В общем, мне без разницы, — отрезала Асуха, облокотившись на поручень, и устремила взгляд на море.

Только я подумал, что Асуха понаблюдает за битвой ещё немного, она повернулась и спросила:

— Ничего, если я пойду? Хочу побыстрее управиться и в душ…

Она пыталась изобразить отрешённость, но лицо и движения выдавали возбуждение. Кажется, ей не терпелось присоединиться к сражению. К тому же в свете грядущего повышения, не думаю, что ей хотелось нянчиться с нами.

— Конечно, — кивнув, ответил я. — Береги себя.

В ответ она направила на меня кулак и протараторила:

— Позаботься об остальном.

Она уже собралась было уходить, но тут Ренге окликнула её:

— Эм… Ну… А что нам..? — «делать», хотела спросить она, но промолчала.

— Ты… Нацуме ведь отдала тебе приказ, — строго перебила Асагао.

Асуха нахмурилась.

— А… Мы достаточно далеко от поля боя, — заверила Ренге. — Всё будет в порядке, правда?

— Ага, — согласился я. — К тому же здесь я.

— Чего? Умереть не встать, — засмеялась Асуха. — Ты? Теперь я ещё больше переживаю.

— Вообще не смешно, — парировал я и подобрал винтовку, которую я тайком реквизировал из оружейной. — Я серьёзно. Не о чем волноваться.

— Касуми, я и не знала, что ты одолжил у них оружие, — восхитилась Ренге. — Какое облегчение!

— Облегчение?.. — встревоженно спросила Асагао и взглянула на меня. Неудивительно, что она сомневается. Как можно доверять профессиональным навыкам комиссованного солдата?

— Всё будет хорошо! Я доверяю Касуми, — ободрила Ренге. Она показала Асагао большой палец и подмигнула. — Пока это не что-то сверхмощное, конечно же!

— Не дави на меня так сильно… — вздохнув, сказал я.

— Что ж. Если Ренге так говорит, тогда ладно, — с подозрением ответила Асагао. В любом случае паниковать смысла нет. «Неизвестные» сюда не сунутся.

Асуха искоса посмотрела на нас, а затем подошла к Асагао и ткнула её в спину. Она обернулась, на что ей лишь помахали ручкой.

— В сторонку, в сторонку.

— В чём дело?

— Ух… В сторонку, в стороночку, ну…

— Ещё раз: в чём дело?..

Асагао приблизилась к Асухе, но та забежала мне за спину и наклонилась к моему уху. Вероятно, она просто не хотела, чтобы другие девушки её услышали.

— Не перенапрягайся… — прошептала Асуха совершенно ровным и невыразительным тоном. Но я видел беспокойство в её глазах…

— Ты же знаешь, что такого не случится, — улыбнувшись Асухе, сказал я. Иногда те, кто больше всех верят в свои способности, получают во время битвы наибольшие психологические травмы. Не я, так как я знаю свои пределы. Я в себя даже не верю, не говоря уже о каких-то способностях. Это меня ведь выдворили из военного отдела. Я не одарённый, как моя сестра.

— К тому же разве я когда-нибудь перенапрягался? — добавил я.

— Нет, полагаю.

— Ты слишком, слишком быстро согласилась… Разве ты не должна была возразить: «Это неправда!» или что-то вроде того?

— Не, братишка. Ты же хлюпик, — не дрогнув, ответила она и добила: — Безнадёжно.

«Прошу, не будь такой серьёзной...» — подумал я.

Асуха поспешно отвернулась от меня.

— Что ж. Раз такое дело, волноваться не стоит… — мягко прощебетала она, подошла к поручню и вскочила на него. Сестра повернула голову ко мне и широко-прешироко улыбнулась. Улыбнулась невинно, как и подобает девушке её возраста. Улыбнулась, словно собралась на прогулку.

— Я пошла, — отпустила Асуха и достала пару пистолетов из-под под юбки. Она повернулась к «Неизвестным». Её рыжие волосы озарил закат. В прищуренных глазах заиграли зловещие огоньки, а невинная улыбка превратилась в звериный оскал.

Вслед за ней менялся и мир. Проявлялось воплощение невообразимого. Мир, который Асуха видела во сне, мир вокруг и её собственный «Мир» слились воедино, перевернув реальность с ног на голову. Так и родился новым феномен, имя которому «Мир».

Асуха выстрелила в море. Её пуля заморозила воду вокруг, и она прыгнула на образовавшуюся ледяную платформу. Взлетевшие в воздух брызги инеем осыпались на застывшие волны, пока она, раз за разом повторяя привычные движения, «бежала» по океанской глади.

Её «Мир» позволяет прерывать движение и не только это. Асуха способна, хоть и на миг, управлять отдельными молекулами. В придачу к способности замедлять частицы она может ускорять их, высвобождая таким образом тепло. Способности «Миров» позволяли делать нечто подобное. Они бросали вызов здравому смыслу и законам физики. Благодаря этим «Мирам» наше понимание собственного мира изменилось до неузнаваемости.

Взрослые, скрывшиеся далеко от побережья, поселили нас в пограничные города. Вероятно, для того, чтобы мы овладели своими способностями. Так мы стали на защиту мира, развиваясь как отдельное общество. Из любви к человечеству и желания спасти мир, вооружившись своими непостижимыми силами, мы слепо бросались в бой с неизвестным. Как по мне, ничего абсурднее и быть не может.

Ненормальные. Безумные. Иррациональные. Может, мы тоже монстры. Если это так, то моя сестра — безупречный монстр.

Прыгая с платформы на платформу, Асуха добралась до остальных отрядов и принялась убивать. Голубовато-белые вспышки света озарили небо: последнее напоминание о безжалостно уничтоженных Асухой «Неизвестных». Казалось, её атаки оставляют красное послесвечение.

Ренге и Асуха наблюдали за битвой вместе со мной.

— Асуха невероятна! — посмотрев в бинокль, воскликнула первая.

— А как же! — кивнул я.

— Ты чего так возгордился?.. — разочарованно спросила Асагао. И так ведь ясно, что я горжусь своей сестрой. К чему это она клонит?

— А… Асуха разносит их в пух и прах, — столь же восторженно продолжила Ренге. — Она и впрямь невероятна… В одиночку побеждать их всех… Восхитительно...

Не то чтобы я не понимал её чувств.

Рубиновый диск догорающего заката обратил морскую гладь в роскошный скарлат. *Скарла́т — старинное фландрийское сукно, распространённое во времена Древней Руси. Термин «скарлат» происходит от старофранцузского éscarlate (багрянец), может использоваться для обозначения дорогого сукна, окрашенного в багрянец (цвет Scarlatto), пурпурного красителя, ярко-алого или багряного оттенка красного. «Незвестные», словно мухи, сыпались на него голубовато-белыми вспышками. Пепел, порождённый красным пламенем, танцевал на ветру средь пены и брызг. Это зрелище не укладывалось в голове. Казалось, будто Асуха перестаралась и стягивает на себя слишком много «Неизвестных». Или же причиной тому невероятная разница в силе и способностях между ней и остальными отрядами. В конце концов её «Мир» превосходил способности всех остальных, включая меня.

Я установил одолженную ранее снайперскую винтовку и принял удобное положение для стрельбы.

— Лучше приготовлюсь на всякий случай.

— Хорошо. Я прикрою тебя! — взволнованно вскрикнула Ренге, загрузила передатчик и установила соединение. Она вставила в ухо наушник, отрегулировала бинокль и показала мне большой палец. Быстрая реакция Ренге привлекла внимание даже Асагао. Она заинтересованно наблюдала за нашими проворными приготовлениями.

— Эм… А ты что будешь делать, Асагао? — заметив слежку, спросила Ренге.

— Просто наблюдать… Я ведь простой гражданский, — ответила Асагао. — К тому же у меня даже оборудования или амуниции с собой никакой нет. — Она развела пустыми руками, мол, голая как бубен.

Строго говоря, к амуниции относились вещи вроде пистолетов Асухи или одолженной мною винтовки. Но в широком смысле к ней относилось всё, что тем или иным образом усиливало «Мир» человека. Однако лишь военные имели право постоянно носить подобные средства. Другие же отделы делали это лишь по требованию или в случае острой необходимости. Собственно, поэтому наша соколица не взяла с собой даже рогатку.

— Нет ничего зазорного в том, чтобы эвакуироваться, — заметил я. — Хоть мы и в арьергарде, это всё ещё поле битвы.

— В таком случае проблем возникнуть не должно, — непринуждённо ответила Асагао и уставилась на меня. — Не хочу быть единственной сбежавшей.

— Как я могу успокоиться, когда ты за мной наблюдаешь?.. — спросил я, гадая, как долго сия экспертиза продолжится.

Асагао раздражённо надула губки.

— Но Ренге ведь тоже здесь.

— Это потому, что я корректировщик, — заявила Ренге, гордо выпятив грудь.

Асагао одарила её озадаченным взглядом.

— Корректировщик?

— Я состою в группе со снайпером, изучаю окрестности и фиксирую координаты, — пояснила Ренге. — После чего вычисляю расстояние до цели, угол бросания и провожу выверку направления для выстрела снайпера.

— Ясно… — ответила Асагао. Судя по всему, её это немного заинтересовало.

— Хочешь попробовать?

— А…Конечно. Только чуть-чуть...

Ренге вытащила запасной бинокль и передала его Асагао. Обычно семпаем у нас была именно Асагао, но на сей раз роль старшего перетянула на себя моя напарница. Асагао замешкалась и робко взяла бинокль. Она сжала его двумя руками, словно ценный артефакт и с восторгом посмотрела в него. На её лице заиграла улыбка.

— Вау… Святые производства! Чего-о? Ауч?.. У-а-а! Невероятно… — то бормотала, то вскрикивала она, наблюдая за сражением. Восторг, удивление, отвращение, презрение. Выражение её лица менялось, словно кадры диафильма. Иногда у Асагао даже дух от восхищения захватывало. Она улыбалась, словно по уши влюблённая девушка. Но вдруг её улыбка сменилась неприкрытым ужасом.

— О, нет! Оно приближается! — вскрикнула Асагао. — Святые ИП! Я не шучу!

— Правда? — переспросила Ренге и всмотрелась в бинокль. — Ае-е-е, они приближаются! Касуми! Ствол на пять часов! Один из них отбился от отряда и направляется прямо сюда! Быстрее!

Я сместил винтовку и посмотрел в прицел.

— Хорошо бы ещё деталей… — мягко добавил я.

Максимальная дальность этой винтовки достигает полутора километров. Если я сниму «Неизвестного» здесь и сейчас, нам не понадобится отступать ещё дальше. Даже если я дам осечку, то смогу тут же скорректировать прицел и выстрелить снова. Если я обезврежу его за три выстрела, всё будет хорошо.

Я аккуратно навёл прицел на «Неизвестного», выдохнул и, освободив голову от лишних мыслей, закрыл глаза. Перед ними лишь танцевали багровые вспышки проникающего сквозь веки света заката.

Однако мой «Мир» позволял мне слышать всё и всех вокруг. Я слышал хлюпанье океанских брызг и бушующие волны, выстрелы и отчаянные крики чаек. Но чётче всего я слышал одно возмущение воздуха. В нескольких сотнях метров передо мной ветер выл неестественно громко. Его эхо отдавалось внутри меня. Сначала слабо, но резко усилилось. Вскоре множество других отзвуков разных амплитуд заполонили моё сознание, наслаиваясь и нарастая, как снежный ком. Они возникали и сливались, пока в моей голове не сформировался отчётливый образ. Судя по нему, общая длина существа составляла три метра. Тот самый тип… Я уже убивал таких «Неизвестных» раньше. Проблем возникнуть не должно.

Я мысленно определил точное положение источника помех на возникшем образе. И наконец нашёл его.

Тихо, как снег мирным декабрьским утром, ласково, словно глажу свою сестру по голове, я нажал на курок.

Бэнг.

— Класс Огр, уничтожение подтверждаю, — выговорила Ренге спустя несколько секунд и глубоко вздохнула.

— Он упал… Это ты его так, Касуми? — обернувшись, обескураженно спросила Асагао.

Я нервно хихикнул.

— Что ж. Расстояние было небольшое, так что...

— Невероятно. Никогда бы не подумала, что ты на такое способен… — непривычно детским тоном зашлась Асагао. Словно ребёнок, никогда до этого не веривший чудеса. Её глаза сияли благим восторгом.

— Не смотри на меня так… Тут правда нечему… — «удивляться», хотел договорить я, но остановился и взамен этого произнёс: — Пф, да любой снайпер в военном отделе на это способен. Мой боевой счёт один из самых низких… Хотя нет. Он самый низкий.

Я не преувеличивал. Будучи первым с конца в таблице рангов, я проводил каждую битву далеко позади остальных. Как следствие, шанс поучаствовать в битве мне выпадал нечасто. До перевода я только тем и занимался, что снимал отбившихся от группы «Неизвестных». Соответственно, вознаграждали меня несравнимо хуже тех, кто сражался на передовой.

— Ох… — вздохнула Асагао.

— Да не слушай ты его! И Нацуме, и Асуха, и Касуми — все они восхитительны! — восторженно кивнула Ренге.

— Вот как… — перебила её Асагао. — Мне показалось, или корректировщик сегодня останется без каши?..

Ренге нервно засмеялась.

— Н-неправда! Обычно я больше помогаю… Просто в снайперском отряде так много свободного времени… Ужасно, правда? Идти в отряд со мной, только чтобы выслушивать мой пустой трёп… Ха… Ха-ха-ха… — Асагао окинула её равнодушным взглядом, но Ренге не запнулась: — Поэтому то, что Касуми способен сохранять концентрацию, несмотря на мой длинный язык, уже само по себе удивительно!

— И я знаю, как у него это получается, — кивнула Асагао. — Касуми просто людей слушать не привык.

— Вообще-то, я всех и всегда слушаю, ясно? Просто я плох в общении...

Нет. Я и правда слушал. Наверное, даже слишком много. Со своим «Миром» я слушал всё, включая голоса. Слушал до звона в ушах. Благодаря этому, ещё будучи в паре с Ренге, я слышал, как другие отряды поносили нас на чём свет стоит. Думаю, именно поэтому у меня так хорошо получается игнорировать людей. Не слышать и игнорировать ведь не одно и то же.

Пока парочка продолжала разговор, я отстранился от них и ещё раз глянул в прицел. Ни одного «неизвестного» в нашем направлении. Оставшиеся в живых медленно, но верно разлетаются в щепки под натиском элиты. Как и много раз до этого, я лежал в положении для стрельбы, молча слушая, как отряды впереди расправляются с врагом. Больше пострелять не получится.

…Раз за разом. Одно и тоже. Работа, да и только.

※ ※ ※