Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
jung
23.07.2019 19:56
Пожалуйста~
pixxel
23.07.2019 17:18
Спасибо, очень качественное ранобе и перевод.
yozhik
30.06.2019 18:10
.У него там "Рай купальников и фруктов", а ему плевать на его мир?Непростительно!Если бы мог, давно бы уже отобрал твой рай, взамен на новый, неприевшийся мир, в котором живу я.Правда максимум на недельку, ибо мне всё же решительно нравится мир в котором я живу.
yozhik
30.06.2019 17:55
"Мне плевать на этот мир", да?Не нравятся мне подобные бессмысленные максималистические заявления.От них так и несет синдромом восьмикласника и комплексом неполноценности.Да и потом, подобные слова в конечном счете всегда являются методом побега от нежеланной реальности.Если окружающая реальность вызывает у тебя отторжение - значит тебе уж никак не плевать на окружающий мир.Да и как ни посмотри, а абсолютно равнодушных к окружению людей уж точно не сопровождают прекрасные девы, находящиеся в самом расцвете юности.И пусть популярные не притворяются отвергающими общество эскапистами. Это ремесло социофобов (причем с большим стажем).Отрицание мира без полной изоляции от него - лишь способ привлечь к себе внимание.На самом деле этот человек подсознательно кричит: "Кто-нибудь, пожалуйста, спасите меня!".Но на первых порах этот призыв замечает лишь окружение человека, но не он сам. Как будто-бы я не знаком с психологией японских школьников.И да, тезис "мне плевать на этот мир" стал досадным клише далеко не вчера.На этом всё.От всей души благодарю команду за перевод.Может когда руки и дойдут.Всё же автор OreGairu данную серию писал, так что считаю что в этой серии таки будет над чем поразмыслить.
jung
29.06.2019 23:33
Спасибо.
Все кроме 1го происходят в одно время, так что нет разницы)
valvik
29.06.2019 13:20
Интересная история и качественный перевод. Только созрел вопрос, почему после первого стали переводить шестой?
jung
19.04.2019 16:13
Будут~
hitogoroshi
06.04.2019 21:33
а что с прошлыми томами? Переводить будут?
jung
31.03.2019 01:42
Косяки в 5й главе будут исправлены.
jung
05.01.2019 22:18
>>28052
-Тагииил?
-Тагииил!!
Очень приятно читать текст, даже орфографически все выверено почти идеально.
Сам рассказ прочел спонтанно, отдельно от всей серии, лично мне понравилось, напомнило апокалипсис Алису.
Спасибо за перевод!

Пожалуйста)
freakymist
05.01.2019 15:49
-Тагииил?
-Тагииил!!
Очень приятно читать текст, даже орфографически все выверено почти идеально.
Сам рассказ прочел спонтанно, отдельно от всей серии, лично мне понравилось, напомнило апокалипсис Алису.
Спасибо за перевод!
Ответы: >>28053
user788
05.01.2019 03:25
Спасибо
jung
27.07.2017 15:23
Let The Sequel Begins

Глава 5. Рай купальников и фруктов

Часть 1

Кто же всё-таки враг человечества?

Я уверен, горожане — нет, все земляне — ответили бы: «Неизвестные». Инопланетная форма жизни, едва не уничтожившая всех нас. Иного ответа нет и быть не может.

Что ж. Тогда позвольте задать другой вопрос.

Кто же всё-таки враг человечества?

Спросите ещё раз, и подавляющее большинство уставится на вас пустыми глазами, подумает, что вы не расслышали ответ, и скажет то же самое: «Неизвестные». И это не плохой ответ.

Но позвольте задать вам наводящий вопрос.

Кто же всё-таки враг человечества?

Теперь уже человек подумает, что над ним издеваются или же задают одно и то же три раза подряд с каким-то злым умыслом. Вероятнее всего, он разозлится и просто проигнорирует вопрос. Остальные же ответят так же, как отвечали прежде. Но действительно ли это они имеют в виду?

Вопрос «Кто же всё-таки враг человечества?» можно понимать по-разному. Однако на четвёртый или пятый раз его смысл будет меняться в зависимости от того, насколько сильно человек задумался. Ответы станут разнообразнее:

«Неизвестные», конечно… А кто же ещё?!

Военные из других городов, с которыми мы соревнуемся.

Нет… Настоящий враг внутри нас.

Секунду… Время — наш настоящий враг. С ним бесполезно бороться и от него нельзя убежать.

Да все вокруг. Ведь мы постоянно сражаемся за какую-то награду.

Забираю свои слова обратно. Человечество — наш злейший враг.

Э-э… Без понятия.

Нам бы со своими скелетами в шкафу разобраться для начала.

В принципе, и наше общество можно считать врагом.

Это мир и есть наш враг.

Это совершенно нормальные ответы. Многие из них до ужаса точны. Но никто так и не понял кое-что важное.

Кто же всё-таки враг человечества?

У меня есть необычный ответ на этот вопрос. Нечто настолько ужасное, что однажды может с лёгкостью стереть человечество с лица Земли. Нечто намного опаснее, чем что-либо из предыдущих ответов. Худшее из всех зол. И всего добра мира не хватит, чтобы сразить его.

Конечно же, я говорю о работе. Она и ничто иное — заклятый враг человечества. Из-за неё мы должны сражаться. Из-за неё нам приказали уничтожить «Неизвестных», и из-за неё мы обязаны подчиниться этому приказу. Из-за неё мы должны соревноваться друг с другом, и именно из-за неё мы обязаны выполнять норму.

Не будь у нас работы, имя которой война, не было бы и врагов. Она их нам создаёт, и она же нас с ними стравливает. Поэтому давайте все разом признаем работу главным врагом человечества.

Конечно же, начальники, отдающие приказы, об этом не знают. Наверняка они думают, что данная ими работа изменит мир. Правда, спасёт она нас или погубит, пока неясно. Ведь, в то время как единицы всеми силами приближают победу над «Неизвестными» и долгожданный мир, остальные упиваются высоким положением и раздают приказы.

Но те толпы трудоголиков в их подчинении, они совершенно другие. Работа — это всё, что у них есть, их цель в жизни. Все — от передовиков до тыловиков — воюют, потому что такова их роль, это их работа. Школьники сражаются с теми, кто однажды чуть не погубил всех нас, как будто так должно быть.

Без работы мир стал бы совершенно другим. Я бы резвился на холмах, гонялся за условными зайцами или даже рыбачил; жил бы в маленьком уютном домике и хорошо питался, а заправляли бы всем не тираны и обманщики, а те, кто жил бы по заветам мира — расслабленно и беззаботно.

Работа — причина всех бед в этом мире. Она лишает нас индивидуальности и в конце концов просто отвратительна. До ужаса отвратительна.

С этими мыслями я уже который день ночую в офисе. Асагао поручила мне «повысить привлекательность» производственного отдела, но ничего, кроме этого, не прояснила. Посему я уже несколько дней ломаю голову над хоть сколько-нибудь жизнесобным планом, пока Урушибара засыпает меня зажигательными речами и словами «поддержки».

— У нас сроки горят, знаешь ли.

— Домой иди после того, как закончишь работу. Не до, а после.

— До сих пор не закончил?

— Ну что, готово?

— Угх…

— Одной рукой ешь, другой текст набирай, умник.

— Угх… Ещё нет?

— Чигуса, если не закончишь в срок, станешь жалкой пустышкой, тенью прежнего себя. Я подрабатываю на тестовых полях, и моё трудолюбие позитивно сказывается даже на овощах, знаешь ли.

— Тебе следует печатать, не отвлекаясь ни на что… Двадцать два часа работы и два часа сна в самый раз. Нет времени прохлаждаться.

Каждый. Божий. День. Я выслушиваю всё это. Как бы хорошо я не умел игнорировать окружающих, даже у меня не получается отстраниться от этого полностью. Недавно я не выдержал и расплакался...Три ночи подряд я никак не мог уснуть. Скорее всего, из-за накопленного на работе стресса я просыпался после двух часов сна… Получается, что всё это время я работал по «идеальному» расписанию Урушибары. Возможно, так он и задумывал с самого начала… Урушибара что, тактический гений под прикрытием?

В чём я уверен наверняка, так это в том, что если я и умру от переработки, то его-то точно с собой заберу. Нужно лишь выбрать подходящий момент — но какой? Хотя мне его даже немного жаль. Каждый день Урушибара приходит на работу с новым шрамом на лбу. Вероятно, от тех «сверхзвуковых стежков крови и пепла», которые его заставляют делать.

Вот так, если коротко, и проходит моя жизнь…

Тянулись дни, и наконец настало время снова собраться, чтобы обсудить наши планы на будущее. Ранним-ранним утром я принял пару кофеиновых таблеток, вбубенил полпачки аспирина и, полирнув всю эту радость энергетическим напитком, приготовился к долгому-долгому дню; положил влажные листы бумаги на шею и лоб, втёр мазь под глаза и лишь после этого смог продолжить набирать текст.

Внезапно кто-то рядом странно засмеялся.

— К-Касуми, ты в порядке? — спросила Ренге. Она только что вошла в офис и протянула мне чашку кофе.

Я выпил его залпом, поставил чашку на стол и обрушил указательный палец на клавишу ввода.

— Спасибо, — устало отозвался я. — Всё кончено. Теперь. Всё. Хорошо… Кажется…

Я взглянул на Ренге и, обессилев, положил голову на стол. Затем перевёл взгляд на экран, отправил готовые планы Асагао и Урушибаре и сразу их распечатал. Ну вот зачем мне в век технологий делать ещё и печатную копию? Почему Урушибара так злится, когда я прихожу без распечаток?

Стоило мне закончить все приготовления к встрече, как в дверях появились Асагао и Урушибара.

— Касуми, ты закончил с планами? — начала с вопроса Асагао.

Я молча кивнул и передал ей стопку только что распечатанных бумаг.

— Спасибо. Вижу, потрудился ты на славу… Ну, что же, давайте начинать, — сказала она, улыбнувшись, и указала на комнату для совещаний. Её голос почему-то звучал так ласково, что я не смог сдержать улыбку.

Мы с Ренге проследовали за начальством. Ренге подхватила документы и живо разложила их, пока остальные усаживались за стол.

— Жду не дождусь увидеть твой план, — сказала Асагао. Напевая под нос, она принялась читать бумаги и вдруг замерла. — Касуми… Что это? — дрожащим голоском спросила она, указывая на один из листов в её руке. На нём шрифтом Comic Sans было написано:

Наступила новая эра фруктов! Выращенные с заботой и отобранные профессионалами производственного отдела!

Все фрукты выращены исключительно в Чибе — «Фруктовая коллекция Чибы»! Ищите на горячих источниках «Дворец императора драконов».

Лови волну нового тренда от производственного отдела на тропическом спа-курорте! Любовь с первого взгляда гарантирована!

Я довольно кивнул. Хорошее предложение и броская концовка, не так ли?

— Это заголовок плана, — выпалил я, не подумав. Никак не мог собраться с мыслями из-за недосыпа.

— Чигуса… — Урушибара глубоко вздохнул. — Думаешь, это тебе ярмарка, что ли? Или школьный фестиваль? Ты сюда играться пришёл?

«Ну, мы ведь и есть школьники», — подумал я. Однако один взгляд на его измождённое лицо выбил землю из-под моих ног.

— Я тоже требую объяснений… — проговорила ошарашенная Асагао. Ренге кивнула.

Мне правда нужно что-то объяснять? Я думал, они сами догадаются. Похоже, другого выбора у меня нет. Придётся им всё объяснить.

— Такое. Это я придумал, пока вкалывал здесь каждый день…

— Придумал что?

— Как я хочу не работать…

Асагао сердито нахмурилась:

— О-ох… А ты ещё хуже, чем я думала. Отброс…

— Нет, ты всё не так поняла… — перебил её я. — Видишь ли, мне показалось, что работники других отделов думают о том же. В первую очередь нам нужно сосредоточиться на том, чего на самом деле хотят люди. Только так можно заручиться их поддержкой.

Гражданские бесславно гниют в этой выгребной яме под названием работа. Уверен, они устали от этой бесконечной войны и хотят хоть немного пожить в мире. Поэтому идея беззаботного веселья и отдыха придётся им по душе.

Согласно записям предков, выбившимся из сил людям советовали расслабиться на пляже. В конце концов, рабочий класс думал лишь о том, как уйти от работы. Неважно куда, главное — подальше от неё. Многим точно понравилась бы поездка на горячие источники и мирное созерцание моря.

Поэтому я бережно собрал все их самые сокровенные желания и создал этот план — «Фруктовую коллекцию Чибы в «Дворце императора драконов». Фрукты ассоциируются с тропическими странами. В прошлом курорты этих самых стран приветствовали гостей свежими фруктами. Мне захотелось перенести это в Чибу.

Но для этого необходимо на высшем уровне представить новую линейку фруктов. Объединив их чудесный вкус и отдых, как на тропическом курорте, мы заставим людей оценить не только нашу продукцию, но и сам производственный отдел. Конечно же, теоретически.

— Кажется, я начинаю понимать ход твоих мыслей… — Асагао кивнула, дослушав моё объяснение. — Но этот вот «Дворец императора драконов»… Что это? — Она открыла вторую страницу моего плана и указала на модель горячих источников.

— А-а, это. Так когда-то назывался один из горячих источников в Кисаразу. Нашёл его, копаясь в старых записях. Это то место, где мы сражались. До войны «Дворец императора драконов» было очень популярен. Ещё я читал, что тогдашняя верхушка закатывала там новогодние приемы и тому подобное на деньги налогоплательщиков.

— Горячие источники, говоришь, — произнесла Ренге, радостно всматриваясь в модель. — Никогда на них не была…

Сам курорт выглядел изумительно. Каменные стены, открытые ванны с видом на Токийский залив и уютные джакузи из восемнадцати каратов золота — поистине роскошное место для отдыха.

Асагао тоже понравилась фотография. Она кивала, не скрывая удовольствия, но вдруг замерла.

— Секунду… Новогодние приёмы устраивали на горячих источниках?

— Ага… Это символизировало начало рабочего года для управленцев прошлого, — ответил я.

— Вау, неужели? — спросила Ренге.

Асагао мой ответ не убедил:

— Держу пари, что они лишь оправдывали растрату бюджетных средств… — обеспокоенно сказала она. Асагао та ещё пессимистка, но в подобных ситуациях лучше всего мыслить трезво.

Но меня больше зацепило другое. Урушибара всматривался в один-единственный снимок.

— Чигуса, у меня тоже есть вопрос, — сказал он, подняв голову, и указал на снимок. — И это тоже горячие источники?

Он говорил о спа под открытым небом. Огромная терраса с великолепным видом и высоким фонтаном со светодиодной подсветкой посредине. Чудесное место, где гости могли бы наслаждаться тёплой водичкой в купальниках.

Неудивительно, что Урушибара сразу же заметил именно его. Он постоянно ходит по клубам да тусовкам; подобное местечко как раз в его вкусе.

— Конечно, — кивнув, сказал я. — Это место мы тоже создадим.

Я вынул из плана лист с водными развлечениями внутри курорта: большой бассейн с ещё бóльшим пространством рядом с ним. Комната подсвечивалась, лазерные лучи скользили по стеклянным стенам и потолкам, а девушки танцевали в купальниках — словно во сне.

Урушибара снял очки и вытер брови.

— Чигуса… — произнёс он, уставившись на меня.

— Да? — неуверенно откликнулся я. Что же он скажет? Я волнуюсь больше, чем нужно.

— Хорошая работа… — Загорелое лицо Урушибары расплылось в белоснежной улыбке. Но, судя по подрагиванию шрамов на лбу, далось ему это нелегко.

По правде говоря, он первый раз меня похвалил. Вау, как же классно такое услышать. Раз уж Урушибара оценил задумку, то и остальному хулиганью из военного отдела понравится.

Даже Асагао это заметила. Она мельком взглянула на Урушибару и сказала:

— Полагаю, если мы представим фрукты именно так, ученики слетятся к нам, как пчёлы на мёд. Но вы точно в этом уверены? Одна лишь постройка комплекса и его оснастка влетит нам копеечку…

Она права. Существующей инфраструктуры достаточно только для обычной презентации новой линейки продуктов. Наши залы могут вместить в себе хоть всю Чибу. А если нужно ещё больше места, то у отдела есть открытые площадки. Но таким образом нам не привлечь нужного внимания. Мы должны представить новую продукцию как можно ярче, а для этого нам нужен курорт или что-то того же размаха.

— Ага, стоить это будет — мама дорогая, но без этого не выполнить этот план, — сказал я. — Нам нужно место, которое произведёт неизгладимое впечатление.

— Хорошее впечатление за одни лишь деньги не купишь! — вмешалась Ренге и самодовольно улыбнулась, будто хотела что-то добавить.

Я остановился, чтобы дать ей высказаться, но она так и не закончила мысль. Пришлось продолжить мне:

— К тому же, если сотворишь такое… ты не словом, а делом покажешь, на что способен производственный отдел во главе с тобой.

— Это я и без чужих замечаний понимаю, — сказала Асагао, потирая подбородок. Я повторил за ней.

— Нужно чётко понимать, что самим нам курорт не построить. Нужна помощь торговой палаты и инженерного отдела, например.

— Да. Чем больше денег и ресурсов мы получим, тем больше выгоды извлечёт для себя каждый отдел, — сказала Асагао.

— Так точно. Нужно лишь работать с ними, дабы удостовериться, что строительство идёт согласно плану, — добавил я и на секунду остановился: — Но с некоторыми отделами придётся повозиться…

Асагао взглянула на меня.

— Военные, да?

— Ага. Нужно удостовериться, что они не помешают нам. Так мы сможем улучшить отношения с другими отделами.

— Понятно, — кивнула Асагао. — Значит, нужно всего лишь давить на военных…

Я мельком взглянул на Урушибару — тот лишь вздохнул. Не знаю, понял он или нет.

Ренге хлопнула в ладоши и воскликнула:

— Поняла! Так вот как мы построим такую громадину.

— На самом деле весь комплекс не должен быть настолько большим. Нам даже не надо приглашать много людей.

— Чего? — спросила Ренге и сложила руки на груди.

Даже Урушибара немного удивился.

— Воу, секундочку, Чигуса, — вздохнув, вмешался он. — Нам нужно продемонстрировать силу. Учитывая, что… Погоди-ка…

— Мы используем сарафанное радио, — перебила Урушибару Асагао.

— Так точно. Только этот способ и сработает. Давно уже прошли те времена, когда на людей работала классическая реклама.

В прошлом рекламировать было легко: телевидение, радио, интернет, журналы и даже газеты подходили для этого. С тех славных времён у нас осталось лишь некое подобие социальной сети для учеников, реклама в которой лишь разозлит пользователей. Такая кампания не имеет смысла. Конечно же, есть ещё «суррогаты» вроде рекламы на билбордах, брошюры и значки, но они не привлекут много внимания молодой целевой аудитории.

Сарафанное радио же совершенно отличается от остальных методов продвижения. Не нужно навязываться большому количеству людей. Достаточно выбрать лишь несколько человек. Они расскажут своим друзьям, друзья расскажут своим друзьям, друзья друзей расскажут своим знакомым и так далее. Очень скоро о нас будут знать все до единого.

— Но разве пустить молву так просто? — с отсутствующим взглядом спросила Ренге. Её опасение вполне оправдано, хоть и забавно, учитывая, что среди нас она самая коммуникабельная. Обратим это в преимущество.

— Смотри, Ренге. О чём ты обычно говоришь со своими друзьями? — спросил я.

Ренге скрестила руки и, немного подумав, ответила:

— Хм-м-м… Да так-то обо всём, что интересно? Проблемы на работе? Или люди? О! Любая вкусная еда и похожие мелочи!

— Понятно, — ответил я. — Значит, обычные разговоры — сплошь самоутверждение, жалобы или клевета?

— Секунду! Я никогда такого не говорила! — воскликнула Ренге и несколько раз ударила по столу в знак протеста.

— Поэтому нужно дать людям то, чем они смогут хвастаться, — сказал я, не обращая на неё внимания. — Не только нашу продукцию, но и новые впечатления.

Военные гордятся своей силой, но это касается только их. А тем, у кого такой привилегии нет, приходится искать иные способы выделиться. До недавнего времени такого способа не существовало — либо сила, либо ничего. Но ситуация изменилась с появлением продуктов Асагао, которыми мог гордиться кто угодно. И судя по собранным данным, у нас есть все основания полагать, что люди будут рассказывать о новой линейке фруктов и курорте, описанных в моём плане. Нужно лишь удостовериться, что клиенты будут гордиться тем, что обладают нашими новыми продуктами так же, как и предыдущими. И тогда слухи о нас разлетятся мгновенно. Потому что люди обожают хвастаться тем, чего нет у других.

— Мы хотим, чтобы, услышав о нас, человек подумал: «Чёрт подери. Вот бы и самому пойти!» Для этого нам нужно ограничить число приглашённых. Эксклюзивность предложения исчезнет, если мы будем пускать всех подряд. Мало того, что мы избежим негатива, так ещё и увеличим спрос.

Однако очень важно оставаться начеку. Нужно сохранить превосходство в новой нише. Люди обожают рейтинги. В нашем случае не потерять позицию куда важнее, чем улучшить её. Плохо быть не первым, но ещё хуже наблюдать, как те, кто был ниже, обходят тебя.

Кажется, большинство людей живёт по этому принципу. Если человек переживает непростые времена, то он ожидает, что и у других тоже всё не так гладко. Ему недостаточно заполучить что-то, чего у него не было. Он не хочет, чтобы у других появилось то же.

— Для начала заставим других завидовать нашим клиентам, — сказал я. —Если у нас получится, слухи о приглашённых, особенно плохие, распространятся, как лесной пожар сухим летом, и через некоторое время о нас так или иначе узнают все.

Я наконец закончил своё длинное объяснение. Трое слушателей стояли молча. Асагао выглядела немного неуверенно. Рене подняла руку:

— Эм-м… Если о нас пойдут дурные слухи, разве это не повлияет и на отдел тоже? — спросила она. — Мы в ответе за всё.

— Вполне возможно. В таком случае свалим всю вину на военный отдел. Горожане знают, что они не самые пушистые ребята, и не питают насчёт них никаких иллюзий. Так что мы лишь немножко раскрутим историю, и все моментально подхватят её.

Люди обожают торопиться с выводами и связывать несвязанное. Причинно-следственные связи? Не смешите. Они лучше прикинутся всезнающими и станут нести околесицу. Всё, что хоть как-то подтверждает их точку зрения, часто приправлено оскорблениями. Нам лишь нужно использовать эту гниль в свою пользу.

— Нужно разработать план на этот случай. Если нам как-то удастся подпортить репутацию военному отделу, то сплотиться и получить большинство будет куда проще.

Этим я закончил своё объяснение. Надеюсь, этого Асагао и хотела.

Кажется, она огорчилась.

— Хм-м… Как бы это… Сложно об этом говорить, но ты ужасный человек…

— Да что ж в этом сложного… — почти прошептал я. Но, несмотря на её нелестные слова, она отлично понимала ход моих мыслей.

— Но вот план. У меня есть кое-что, что идеально для него подойдёт, — прошептала Асагао.

Что же это? Прежде чем я успел спросить, Асагао повернулась к Урушибаре.

— Чудесно, — сказала она. — Остановимся на его плане. Урушибара, свяжись с инженерами и расскажи им об этом. С самим строительством вы, ребята, справитесь.

— Понял. Положись на меня. Я уже добыл их номер. Получилось рассмешить их сами знаете чем, — ответил он, похлопав по лбу.

Глядя на его лоб, я задумался. Говорят, что некоторые люди смеются, лишь когда напуганы. Получается, что Урушибара не мог не смеяться, истекая кровью после тех сверхзвуковых чего-то там. Даже думать об этом страшно. Ему точно угрожают.

— Касуми, на тебе список приглашённых, — продолжила Асагао. — Данными обеспечу, так что просто подбери нужных людей. Асуху в список тоже добавь, пожалуйста.

— К-конечно. Мы ведь в любом случае позовём Нацуме. Придёт она, придёт и Асуха.

Это будет демонстрация способностей производственного отдела. Конечно же нам обязательно нужно пригласить Нацуме, действующую замглавы города. Асуха обязательно пойдёт с ней.

Асагао прочистила горло:

— Мы ведь должны разослать официальные приглашения всем, да?

— Скорее всего, — ответил я. Многие в этом мире ценят официоз, особенно военные. Они обожают ранговую систему и считают важным обращаться к вышестоящим с уважением.

Асагао повернулась к Ренге.

— Ты тоже, Ренге. Если у тебя есть друзья среди торговцев или инженеров, дай им знать и постарайся привлечь.

— Так точно! — ответила Ренге. — Но не будет ли быстрее позвонить главе инженерного отдела?

— Конечно. Это я и собиралась сделать. Но у всего должен быть порядок. Уговорить главу, может, и получится. Только вот без поддержки работников весь смысл теряется. Не так уж просто убедить их принять сторону другого отдела...

— А, понятно… Наверное, — растерянно ответила Ренге. Она немного бестолковая, поэтому ей сложно усвоить что-либо хоть отчасти сложное.

— Как видишь, я весьма дурной на голову, так что предпочитаю мириться с приказами командования, — пояснил я. — В других отделах, может быть, и по-другому. Если кто-то вроде нас вдруг начнёт им приказывать, они это не оценят.

— Ты вовсе не дурной… — сказала Асагао, посмотрев на меня. Но ведь и правда так кажется…

— Настоящим двигателем проекта будет не администрация, а простые люди. Поэтому план в первую очередь должен нравиться им. Так эффективнее.

— О-о! Теперь ясно, — подхватила Ренге и хлопнула в ладоши. — Если люди делают что-то не по указке, а потому, что им это нравится, то и результат будет лучше.

Асагао радостно кивнула и подняла вверх кулак. Её большой лоб вновь блеснул на ярком солнце.

— Вот именно! Об этом я и говорю! — громко сказала она. — Поэтому давайте постараемся заручиться их поддержкой!

Вот так и началась работа над моей «Фруктовой коллекцией Дворца императора драконов».

Часть 2

Время бежало вперёд, а вместе с ним продвигался и наш план. Я составил список приглашённых и вернулся к своей рутине. Асагао трудилась над продвижением новой линейки продуктов, а Ренге рассказывала о предстоящем открытии всем своим друзьям.

Урушибара работал на настоящей стройке в Кисаразу. Каждый день я видел, как он со счастливым лицом, термосом кофе и бутербродом шёл на стройплощадку. Он постоянно носил очки без оправы и мешковатые штаны, а вокруг головы завязывал тонкое полотенце. После работы на стройке он возвращался в офис в тех же измазанных краской и цементом штанах. С каждым днём Урушибара всё больше походил на инженера. Часть команды, часть корабля. Кажется, он мог влиться в любой коллектив, будь то военные, производственный отдел или инженерный. Не удивлюсь, если это и есть его «Мир».

Но вскоре Урушибара вернулся к обычной форме — близился день открытия. Вот теперь он стал Урушибарой, которого я знаю.

— Асагао, — однажды утром сказал он, — всё готово.

Асагао похлопала себя по груди и облегчённо вздохнула.

— Так мы всё-таки успели, да? Молодец, Урушибара!

— Спасибо! — ответил он и низко поклонился. Его глаза сверкали — наверное, из-за очков.

— Касуми, Ренге. Готовьтесь! — скомандовала Асагао, надела пиджак и вышла из офиса. Мы поспешили за ней.

На улице мы с трудом влезли в служебный автомобиль и поехали в Кисаразу, где ещё недавно встречались с военными. Но теперь там появилось ещё одно здание. На подъезде к нему у девушек перехватило дыхание.

Перед нами раскинулся «Дворец императора драконов». Он и правда немного напоминал императорский дворец. Само здание располагалось на открытом пространстве, вдали от всего. Оно горделиво возвышалось над высаженной вокруг него пальмовой рощей. Но больше всего в нём привлекала терраса с открытым бассейном. Из неё открывался вид на Токийский залив. Вид столь невероятный, что в безоблачный день можно с лёгкостью разглядеть даже гору Фудзи. Вода в бассейне блестела на солнце миллионом карат чистейшего хрусталя. Терраса будто возникла из чьего-то сна.

Урушибара припарковался, и мы пошли на стройплощадку. Вода в фонтанах играла на солнце, будто приветствуя нас.

Урушибара позволил мне немного осмотреться и ликующе спросил:

— Ну, так что? Как тебе, Чигуса? Близко к рендерам, скажи?

Я ничего не ответил. Мы вместе вышли на террасу. Несколько людей сновали вокруг, заканчивая с финальной отделкой. Они подключали освещение, регулировали напор воды и прочие мелочи. Судя по всему, они из инженерного. Весь комплекс выглядел так, как я его себе представлял. Я, право, даже удивился — кто бы мог подумать, что получится так хорошо.

На террасе также располагались киоски с угощениями. Правда, продавали они не только еду, а ещё и купальники, надувные круги всех форм и размеров и даже доски для плавания.

— А торговый отдел уже и магазины успел поставить… — сам себе прошептал я.

Асагао расслышала меня.

— Сюда будет приходить много людей, так что это отличная возможность для бизнеса, — проговорилась она и осмотрела Фруктовый курорт «Дворец императора драконов» ещё раз. — Вау… С этим мы точно победим!

— У нас получилось! — закричала Ренге и радостно запрыгала. — Мы сделали это, Асагао!

Урушибара тоже не сдержал восторга:

— Ну разве я не прекрасен, а? — сказал он и от души засмеялся.

Их голоса заметно оживили тихий Токийский залив. Да что уж там говорить… Даже я, если честно, немного возгордился. Возможно, что вся семья Чигуса сейчас гордится мной. Это же я придумал.

Таким образом «Дворец императора драконов» стал крупнейшим курортом Южного Канто. Но что важнее всего — мы наконец могли приступить к финальной стадии плана.

Сумеречное небо удачно вписывалось в атмосферу на террасе. Внизу плескалось море, но несмотря на освежающий пейзаж дул горячий, обжигающий ветер. Запах моря и фруктов сотворили аромат, который не учуешь даже на самых роскошных приёмах. Возле бассейна шумела молодёжь, парни и девчонки. Их голоса оживляли этот бездушный кусок стекла и бетона.

Немногим позже засверкали фейерверки, вся терраса разразилась одобрительными выкриками и аплодисментами. Столбы прожекторов сошлись в одной точке, и на сцену не спеша вышел человек. Это был не кто иной, как Цурубе Асагао. Она подступила к микрофону, словно особа королевских кровей.

— Сегодня мы представим нашу новую линейку продуктов! — громко заявила она. — Благодарим за то, что сегодня вы с нами на презентации новой фруктовой коллекции Чибы! У нас не так много времени, но постарайтесь от души насладиться морем и фруктами!

Она поклонилась, и свет прожектора отразился от её лба-зеркала. Толпа разразилась аплодисментами, одобрительными выкриками и свистом с самых дальних уголков террасы. По команде Асагао мы вынесли на сцену фрукты: карамболь, питайя, маракуйя, бананы, ананасы, киви, папайя и манго — все были представлены публике.

Люди столпились вокруг шезлонгов и зонтиков у бассейна. Все устремили свои взгляды на сцену. Экзотический запах привлёк особенно тех, кто чувствовал его впервые.

Я смерил толпу кротким взглядом и быстро вернулся за кулисы. Судя по всему, приём выдался отличный. Курорт разительно отличался от серого и депрессивного мира снаружи, а гости с нетерпением ждали новых фруктов. Народ веселился от души, а мы успешно презентовали достижения производственного отдела.

Асагао сошла со сцены вслед за мной, подошла к нам с Ренге и увела нас в отгороженную часть зала. Напоминало всё это зал для особых гостей, где могли бы совещаться сливки общества. Главы инженерного отдела, торговой палаты и отдела снабжения собрались под одним зонтиком. Представители остальных гражданских отделов расположились рядом.

Асагао зашла под зонтик и улыбнулась гостям:

— Как вам у нас? Нравится? — радостно спросила она.

— Конечно! — бодро поддержал один из лидеров.

Асагао облегчённо выдохнула, подсела к присутствующим и заговорила на отвлечённые темы. Скромно ответив на шквал комплиментов, она скоро перешла к серьёзным вопросам.

— Уверена, Ренге уже сообщила, — начала она, — каковы наши соображения по поводу вашего предложения.

Главы враз умолкли и посинели, словно роженицы. Нескольким удалось выдавить из себя что-то невнятное и бессодержательное, но я, если честно, ничего не понял. Вот так перемена… То они ораторы-полемисты, то партизаны-заики.

Но их, пожалуй, несложно понять. Не надо быть гением, чтобы догадаться — Асагао спрашивает о своём выдвижении на выборы. Презентация новой линейки продуктов была второстепенной задачей. Главное — надавить на истеблишмент и заручиться их поддержкой. К счастью, Ренге смогла наладить связь с инженерами и торговой палатой и уже успела обрисовать им общую картину. Асагао осталось удостовериться, согласны ли они.

— Ваша поддержка очень поможет нам изменить текущую ситуацию в городе. Нам нужно изменить распределение баллов так, чтобы производственный, инженерный, торговый и остальные отделы — все мы — зарабатывали больше.

— Хм… звучит весьма самонадеянно… — заметил один из лидеров. — Менять устоявшиеся традиции… Мне нужно серьёзно об этом подумать.

Асагао лишь улыбнулась. Похоже, все предыдущие переговоры закончились тем же, поэтому она привыкла к этой дежурной улыбке.

— Само собой разумеется! С нетерпением жду вашего решения, — ответила она и повернулась ко мне. — Касуми. Тележку…

Я взглянул на тележку с чаем, которую припарковали в стороне. На ней стояло несколько подносов, накрытых серебряными клошами. Что же там под ними? Оставив вопросы при себе, я толкнул тележку к Асагао и расставил подносы на столе.

Асагао улыбнулась.

— Закончим с формальностями. У меня для вас кое-что есть... — Она кивнула, и я приподнял одну и крышек. Сначала я заметил яблочные ломтики на краю подноса, а затем и неподписанную бутылку шампанского в центре.

— Ренге. Пожалуйста, разлей всем по бокалу.

— Х-хорошо… — непривычно мрачно ответила Ренге и принялась выполнять поручение. Бокал за бокалом, жидкость начала пениться.

Значит, это и есть оно, «оружие», о котором говорила Асагао? Судя по виду, так оно и есть.

— Я создала этот напиток, — улыбаясь, начала Асагао, — из новых фруктов, которые я представила сегодня, и небольшого секрета.

Главы с интересом взяли бокалы. Пенка источала прохладу и приторно сладкий аромат. Но было в напитке что-то ещё... Пах он алкоголем.

Гости отпили и тут же всполошились:

— Это… Это же!..

— Ш-ш-ш! — приложив палец к губам, перебила их Асагао и хитро подмигнула. — Этот продукт, моё выдвижение… Это ведь наши маленькие секреты, так?

— А-ха-ха, — осушив бокал, рассмеялся один из глав. — Понятно, понятно!

— Добавки? — спросила Асагао и дала знак Ренге. Та достала ещё бутылку и поставила перед гостями.

— С удовольствием. Благодарим, — в унисон ответили они и протянули пустые бокалы. Ещё минуту назад серьезные дяди и тёти, они в миг раскраснелись и захихикали, словно наивные школьницы.

Асагао окинула их взглядом и довольно улыбнулась.

Она осушила свой бокал, встала и вышла из-под зонтика. Ренге и я последовали за ней. Мы отошли на безопасное расстояние и все втроём стукнулись кулаками. Не думаю, что сегодняшнего достаточно, чтобы перетянуть их на нашу сторону. Но если продолжить давать главам наши эксклюзивные продукты, то со временем они наберутся смелости и примкнут к нам. Посещение этого шикарного курорта оставит у них незабываемые впечатления. Но всё только начинается, и Асагао, думаю, тоже это понимает. Её кулак ясно давал это понять.

В городе днём с огнём не сыщешь мест, где жители могут приятно провести время и вдоволь повеселиться. Пройдёт время, и, попробовав эти изыски раз, они захотят большего, ещё и ещё. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что влияние Асагао уже растёт не по дням, а по часам.

«Такими темпами она действительно станет новой главой», — подумалось мне. Почему-то сейчас я зауважал её немного больше.

Но Ренге, напротив, выглядела не очень счастливой. Она опустила голову и шла немного в стороне от нас.

— Эм… Это ведь был алкоголь, так? — переспросила она.

Асагао среагировала молниеносно:

— Это сок, сделанный из фруктов. Обычный фруктовый сок!

— Так точно. Просто фруктовый сок, — поддержал я.

— Чего? Сок? — засомневалась Ренге. — Но… Верхушка ведь сильно ограничила производство и поставки алкоголя, так?..

— Именно. Особенно сильно они поиздевались над производством, — невозмутимо ответила Асагао.

Ренге натянуто улыбнулась.

— Значит, полагаю… Вы произвели его втайне от всех.

— Нет, мы просто нашли его, — настояла Асагао.

Я снова вмешался:

— Буквально открыли в Кисаразу.

— Нашли… Открыли… — будто в трансе повторила Ренге. Через секунду её наконец отпустило, она будто проснулась и с подозрением уставилась на Асагао.

Асагао прочистила горло:

— Так получилось, что я проводила некоторые эксперименты с фруктами и позволила им забродить, и конечная смесь случайно стала похожа на алкоголь. Не то чтобы мы пытались произвести его. К тому же судьбу продукта определяет потребитель. Как они с ним поступят, это уже не наше дело. Хорошо?

Ренге вздрогнула от той ахинеи, которую несла Асагао, повержено кивнула и пробормотала:

— Х-хорошо…

— Ну что ж, со сложной частью мы покончили, — глядя на Ренге, улыбнулась Асагао. — Давайте же наконец повеселимся.

Она направилась к бассейну. Ренге тут же увязалась за ней. Кажется, нам наконец-то улыбнулась удача, но работы у меня ещё мама не горюй.

Часть 3

Температура росла по мере того, как солнце вставало в зенит, но гостей это не останавливало. Многие играли в бассейне и наслаждались ваннами… Это нужно было видеть.

У нас же, производственного отдела, напротив, работы только прибавилось. Мы даже на обед не пошли.

— Йо, больше колы, Чигуса, — потребовал Урушибара. Он искусно нарезал фрукты тонкими дольками и тут же высыпал их на тарелку.

— Двадцать четвёртый столик, пошёл! Бегом, я сказал! — громовым тоном добавил он.

Мы поставили угощения на поднос и поторопились к бассейну. В таком ритме мы проработали уже несколько часов и, судя по всему, ещё пара часов нам обеспечена.

Вскоре солнечный диск покатился к горизонту, и наступил вечер. Но люди даже не думали расходиться. Я взглянул на солнце и перепроверил время в телефоне.

— Урушибара, время для второго этапа! — прокричал я.

Урушибара стянул с себя фартук шефа и с хрустом размял шею.

— Что, уже? Мне нужно приготовиться, — пробормотал он, вышел из-за стойки, быстро переоделся в хип-хоп-прикид, обвесился странными украшениями и повернул козырёк кепки набок. Под конец Урушибара схватил вертушку для винила и заявил: — Ну всё, готов качать. Дашь Асагао знать, хорошо?

Он оттопырил один палец и стал в позу, подстёгивая себя. Йо! ЗацеНИте! И как только его достаточно накрыло, он тут же рванул к сцене.

Невероятно… Он что, действительно решил стать диджеем? Возможно, ему даже дадут псевдоним Диджей Тутти-Фрутти. Этот парень на все руки мастер… Уверен, пластинку он будет крутить так же искусно, как нарезал фрукты. Чёрт подери, да хватит его хвалить…

Я пялился на Урушибару, пока тот не исчез из виду, и затем направился к палатке Асагао. Я сказал «палатка», хотя это больше походило на навес. В нём не было изысков, но он создавал тень и казался очень просторным. Честно говоря, неплохое место для отдыха. Я поспешил к ней, чтобы немного отдохнуть после изнурительного рабочего дня под палящим солнцем. Святые ломтики, мне просто нужен перерыв.

Приблизившись к палатке, я услышал голос:

— Сладко! Аж до мурашек, Асагао! Вау!

Этот голос… Должно быть, это Ренге. Она помогла мне без особого труда отыскать палатку Асагао, третью с начала.

Под навесом я тут же приметил гроздья дынь, что свисали с ветвей дерева. Несколько светло-зелёных, на вид шероховатых, и ещё парочка светло-оранжевых и гладких, как морская галька. В то же время оба вида были округлыми и выглядели спелыми снаружи и мягкими и сочными внутри. Я замер на несколько секунд, чтобы удовлетворить своё любопытство.

— Касуми! Хорошая работа! — Чей-то голос вывел меня из ступора. Я взглянул перед собой и увидел Ренге. Она разносила дыни.

Бикини отлично подчёркивало её бледную кожу. Верх его украшали прелестные оборки, а внизу по обе стороны красовались милые ленточки.

Ренге заворожила меня одним своим видом. Я просто стоял и смотрел. Она заметила мой взгляд и смущённо попыталась прикрыть грудь. Не думаю, что у тебя получится, Ренге, с такими-то дыньками, в руках…

— Ты что, Касуми? Динамить меня удумал? — сорвалась Асагао. Она сидела недалеко от того места, где стояла Ренге, и они вместе перебирали дыньки. Как и её подруга, Асагао расхаживала в купальнике. Переоделась после встречи, наверное. Голубой верх держался галстучными завязками на шее. Асагао точно распустившийся по утру цветок с капельками пота-росы на коже. Прекрасна даже в таком откровенно скромном наряде. Её гладкая кожа и столь же гладкий лоб сверкали в свете прожекторов.

Асагао неловко взглянула на меня:

— Не пялься… Дурак, — с отвращением сказала она, взяла кусочек дыни и враз проглотила его. Наверное, хотела хоть немного прикрыть своё тело…

— У меня перерыв, — ответил я. — Но вечеринка только начинается…

— Вау, уже?

Одновременно снаружи донеслись крики толпы. Я инстинктивно повернулся на шум и чуть не ослеп от чьих-то светлых волос. Они так ярко сияли на солнце, что пришлось прищуриться. Как только глаза привыкли, я наконец смог разглядеть гостью. Замглавы города Нацуме Мегу собственной персоной. Она быстро и уверенно подошла к нам, будто именно ей принадлежал титул госпожи сей площадки.

Чёрный купальник так хорошо подчёркивал её загорелое тело, что ни один человек на террасе не мог оторвать от неё взгляд. Длинные ножки и восхитительные бёдра лишь усиливали эффект. С каждым шагом она выглядела всё привлекательнее.

— Нацуме! — прокричала Ренге. — Как жизнь?

— Неплохо, неплохо. Решила заглянуть сюда, поздороваться… раз уж вы меня пригласили, — со сдержанной улыбкой ответила Нацуме и повернулась к Асагао: — Йо, Асагао. Довольно-таки круто, должна признать. Даже моим котикам понравилось. Такого они ещё не видели.

— Хе-хе-хе, так я и думала. Такого даже в Канагаве и Токио не сыщешь. Только Чиба. Только в Чибе есть такой курорт! — гордо заявила Асагао и повернулась ко мне: — Касуми, будь так любезен, принеси Нацуме шезлонг.

Видимо, похвала Нацуме удовлетворила моего босса, и она выпятила грудь от гордости. Держи нос в остро, Асагао… И ты, Ренге…

Пока я нёс свободный шезлонг, Цуцуджигаока бодро приготовила напиток для Нацуме. Та тут же легла и вытянула руки и ноги. Честно говоря… выглядит приятно, но если она заметит, мне несдобровать. Уже ловили раньше…

— Благодарю, Касуми, — с еле заметной улыбкой сказала Нацуме. — Можешь раздобыть ещё один?

— Конечно, — ответил я и потянулся за ещё одним шезлонгом.

«Ещё один? Интересно, для кого?» — только и успело пронестись в моей голове, как передо мной вдруг возникла Асуха. Как и остальные, она надела раздельный купальник, верх и низ которого украшали оборки. Наряд прекрасно подчёркивал её гладкий животик, а огненно-красные волосы казались ещё ярче на фоне фарфорово-белой кожи. Спору нет — прекрасна.

Асуха увлечённо разглядывала фрукты, расхаживала вокруг и восхищённо вздыхала. Я даже немного обрадовался. Ведь это тот редкий случай, когда Асуха ведёт себя в соответствии с возрастом. Давно уже не видел её такой.

— Держи, — я передал Асухе шезлонг.

— О-о-о… спасиб, — ответила она, разложила свой аппарат и уселась на него.

— Если проголодалась, бери любой, — сказала Ренге и предложила ей несколько ломтиков дыни и арбуза.

— Спасиб, — нерешительно прошептала Асуха, взяла в зубы кусочек арбуза, развернулась и легла на живот. Судя по тому, что Асуха не взяла дыньку, она уже в том возрасте, когда люди ненавидят эти фрукты…

Все девушки улеглись на шезлонги и расслабились. Секунды переросли в минуты, а минуты в часы. Вскоре стемнело, и над бассейном подул прохладный ветерок.

Но тише с наступлением темноты не стало. Отовсюду доносились голоса молодёжи, даже листья пальм ожили и непрерывно шуршали. Чайки кричали что-то в небе над нами, а волны безустанно разбивались о берег внизу. Всё звучало так естественно. Чем внимательнее я прислушивался, тем тише становилось.

Но вдруг дикий вой сотряс террасу. Вслед за ним зазвучал ритмичный бас, до того низкий, что пронизывал до костей. Не знаю где, но, кажется, я его уже слышал. Я повернулся на звук и увидел начало светового шоу. Вскоре люди столпились на террасе и начали танцевать.

— Йо! Вы готовы?! По прогнозу сегодня иголки на пластинках и лбах! Сечёте?! Сегодня будет десять иголок! Ждите! Ладно?! Ну что, народ, вжарим так, чтоб земля задрожала! Поехали!

Я сразу же узнал голос нашего Диджея Тутти-Фрутти Урушибары. Судя по всему, он в прекрасном расположении духа… Урушибара резко крутанул пластинку несколько раз, и заиграла какая-то музыка. Нацуме и Асуха таращились на сцену с непроницаемыми лицами. Даже я не знал, что сказать.

Асагао встала и повернулась к Ренге:

— А-а, уже началось? Пошли, Ренге.

— Хорошо! Нацуме, если хочешь, пошли вместе! Сейчас это что-то вроде рейв-вечеринки. Похоже на то…

— О? — Нацуме тоже поднялась и направилась к сцене. Радостно напевая, Ренге быстро добыла себе новый напиток и пошла за ней. Асуха тоже решила пойти, даже слезла с шезлонга.

— Я тоже иду, — сказала она.

Асагао остановила её:

— Ты жди здесь, — скомандовала она и вернулась на своё место.

— Чего? Йо, Асагао, тебе что-то надо?

— Я ведь старше… Могла бы и уважительнее обращаться. Может, даже «семпай» добавишь?

— Хорошо, Головастик-семпай. Чего надо?

— Г-головастик?.. — Асагао опешила. — Ладно, чёрт с ним! Зови меня просто Асагао!

Похоже, Асагао решила, что это всяко лучше Головастика. Ещё раз прости за мою сестру. Не такой выбор люди должны делать.

Асуха разозлилась:

— Почему я должна торчать здесь? Только мне что-то показалось интересным…

— Мне нужно поговорить с тобой без Нацуме, — ответила Асагао. Её поведение враз переменилось, лицо стало серьёзным, почти устрашающим. Она посмотрела Асухе в глаза: — О выборах… Должна сообщить, что ты, один из кандидатов на пост замглавы города, с этого момента работаешь со мной.

— А? Чего? — Асуха недоумённо уставилась на неё. — Эм, Асагао, о чём ты говоришь?

Я тоже удивился. Что она задумала?

Асагао глубоко вдохнула:

— Асуха, я собираюсь участвовать в выборах следующего главы, — начала объяснять она. — Но если ничего не сделать, Нацуме точно победит. Поэтому мне нужна твоя помощь. Если ты встанешь на мою сторону, военный отдел разделится, что повысит мои шансы на победу.

Асуха онемела, но таки смогла выдавить из себя кое-что:

— Э-м-м… Говорить такое на ровном месте… — Она была совершенно сбита с толку. Даже я такое редко видел. Она нервно заиграла с волосами, не вымолвив больше и слова.

Асагао ещё раз посмотрела на Асуху и повернулась ко мне:

— Касуми, ну же, помоги мне. Скажи что-нибудь…

— Прости, Асагао, но тут я тебе не помощник. Меня она точно не послушает, и я её ни в чём не убежу.

— Ага, точно, — кивнула Асуха. Она взглянула на меня, я посмотрел на неё, мы немного поглядели друг на друга и лишь печально улыбнулись.

Но Асагао это ничуть не тронуло — она лишь задумчиво приложила палец к подбородку:

— На днях, во время битвы, Асуха… Ты же прислушалась к Касуми, вместо того чтобы подчиниться приказу Нацуме. А ведь её приказ абсолютен.

А, так вот она о чём. Тогда и правда могло показаться, что Асуха действовала согласно моим указаниям. Я могу понять Асагао, но она совершенно неправа.

— Касуми мне тоже помогает, — горячо ухватившись за руку Асухи, продолжила она. Её глаза горели решимостью. — Прошу, Асуха. Мне нужна твоя помощь. Однажды и ты можешь стать главой города, но я собираюсь изменить этот мир к лучшему прямо сейчас…

Так вот чего ты всё это время хотела. Если кто-то узнает, что Асуха, надежда военного отдела и кандидат на пост главы, сговорилась с Асагао, люди могут засомневаться в Нацуме. Но даже если моя сестра не подтвердит слухи, это лишь усилит подозрение среди военных. Конечно же, Асухе не нужно заходить так далеко, даже если она согласится помочь.

Асуха устало посмотрела на Асагао и лишь глубоко вздохнула:

— Прости, Асагао, — сказала она, освободив руки. — Кажется, меня совершенно не интересуют все эти главы, выборы-швыборы и прочая бесовщина...

Кажется? — бессильно оборвала Асагао, и вокруг повисла тишина.

Но вдруг вдали послышался голос. Тихий и еле заметный, он быстро становился всё громче и громче:

— Касуми! Напитки! Н А П И Т К И!

К нам стремглав бежала Ренге. Она очень волновалась и что есть сил пыталась привлечь наше внимание.

— И ещё. У тебя есть салфетки или что-то подобное? Я сок разлила-а! — выкрикивала она с промокшей головой. Как у неё вообще это получилось? Она что, разлила напиток, как в прошлый раз?

— Ренге… Ты такая… — растерянно улыбнулась Асагао, глядя на нашу промокашку, но вдруг сникла и посмотрела немного дальше: — Н-Нацуме… — хмуро произнесла она.

Я удивился и обернулся. Нацуме вернула нам мимолётную улыбку и пожала плечами:

— Асагао, прости. Я не удержалась и подслушала ваш разговор.

— Нацуме?! — испуганно отскочила Ренге. — Что ты здесь делаешь?

— Ну, ты внезапно пропала из виду, да и Асагао, похоже, тоже никуда идти не собиралась… — непринуждённо ответила Нацуме, но улыбка тотчас сошла с её лица. Она перевела взгляд на Асагао, прищурилась и низким голосом спросила: — Асагао. То, что ты сейчас сказала… Ты ведь это серьёзно?

Я слишком хорошо знаю этот взгляд. Так она смотрит на хулиганьё из военного отдела. Так она смотрит во время сражения. Пристально и кровожадно.

Асагао тоже взглянула на Нацуме, но губы её дрожали:

— Я н-не шучу. Я с-собираюсь стать следующей главой города.

Только дёрнись. Никто тебя не послушает, — спокойно, почти шёпотом, произнесла Нацуме. Но в наших сердцах эти слова прогремели мощным взрывом.

Она замолчала, но вскоре продолжила:

— Ты так и не догнала? Мы всё ещё сражаемся. Этот мир всегда сражался. Поэтому сильные и дальше будут возвышаться над слабыми. А такую, как ты… которая даже не из военного отдела… никогда не признают лидером. Даже если ты когда-то вскарабкаешься наверх, мы раздавим тебя одной лишь грубой силой. Сомневаюсь, что ты долго продержишься.

— Но… Е-если… Если я остановлю поставки…

— Голодные звери бьются с двойной отдачей. Думаешь, сможешь остановить их? Я — могу. Поэтому только мне под силу защитить всех. Военный отдел — это тебе не цирк шапито, знаешь ли.

Асагао оставалось лишь молча слушать. Неподвижно, словно в ловушке, она горько кусала губы, как кусали их те многие, кто не состоял в военном отделе. Слово Нацуме, как и любого военного, — абсолют. И не важно, насколько упорно Асагао пыталась игнорировать её, Нацуме продолжала:

— Военный отдел — это такая организация, в которой все объединены общей идеей. Они выберут лишь того, кто сможет нести эту идею и вести их за собой. Но ты… Ты не такая. Никто не последует за тобой.

Горожане верят, что военный отдел обладает подавляющей силой и добивается невозможного. Они привыкли, что все предыдущие главы города происходили из военных. Никто и не подумает перейти дорогу Нацуме. Асагао, вероятно, единственная, кто считает иначе.

— Если ты всё ещё настроена серьёзно, — продолжила Нацуме, испепеляя взглядом Асагао, — тогда мне не остаётся ничего другого, как тоже выложиться на полную. Запомни. Расслабишься… и тебе конец. Я раздавлю тебя.

Нацуме затихла, но не отвела взгляд от Асагао. Они смотрели друг на друга, словно кровные враги, готовые убивать друг друга до скончания времён. Асагао кивнула, так и не проронив ни слова, но Нацуме не заметила её жеста. Она повернулась к Асухе:

— Я ухожу, — командирским голосом произнесла она.

Асуха взволнованно посмотрела на меня.

— Всё хорошо, — успокоил я. — Думаю, тебе пора… Я справлюсь.

— Л-ладно… — прошептала Асуха и шумно обулась в свои сандали.

Асагао отчаянно взглянула на меня:

— П-прошу, Касуми. Поговори и ты с Асухой…

— Прости, но я правда не могу. Я не собираюсь взваливать на неё что-либо. Пусть делает то, что сама хочет…

Думаю, мои слова прозвучали жестковато, но я правда в это верю.

Асуха легонько пнула песок и повернулась к Асагао:

— Знаешь… Не то чтобы я тебя ненавидела, но то, что ты делаешь, меня немного бесит.

— То, что я делаю?

— То, как ты используешь людей. Перестань думать о нас как о своих пешках, — произнесла она. Её голос звучал устало, а на лице читалась привычная скука, но, уходя, Асуха шаркала по земле злее обычного.

— Ох… — Обессилев, Асагао опустила глаза, вытерла лоб и глубоко вздохнула: — Прости… Я совсем не подумала о твоих чувствах…

— Нет, нет. Это ты прости, что не смог оправдать твои ожидания. Ну что, теперь мы квиты? — попытался ободрить её я, но Асагао даже не взглянула на меня.

Она набрала полные лёгкие воздуха, дабы сдержать едва не вырвавшиеся слова, и её плечи задрожали.

— Прости, Асагао. — Ренге нежно коснулась дрожащих плеч Асагао. — Я облажалась. Это всё моя вина…

— Всё в порядке. Рано или поздно это должно было произойти… Будь у нас немного больше времени… Но что сделано, то сделано. Не беспокойся так сильно об этом, Ренге.

Асагао ухватилась за руку Ренге и медленно подняла голову. Я увидел её влажные глаза и дрожащие в неуклюжей улыбке губы.

— Я пойду домой и подумаю, как решить эту проблему, — объявила она. — Вы двое тоже можете идти. Урушибара разберётся с остальным. Завтра, как всё закончится, возвращайтесь. Хорошо?

Она медленно вышла из-под навеса и остановилась у меня за спиной:

Мне жаль… Мне правда очень жаль, Касуми.