Том 2    
Глава 3. Судьбоносная встреча и предначертанное воссоединение


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
psychxo
29.09.2020 10:49
Спасибо за команде за их старания и нелегкий труд !
nefarian
26.09.2020 00:47
Хотел написать - упал, очнулся, гипс. Но тут просто - упал и не очнулся.
lastic
25.09.2020 23:00
Хохохохохохохох
оооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооо
wanderes12
25.09.2020 22:27
Б божественно. Марти Сью, которое вроде бы и не мешается. Горе от ума, воистину
yantar
12.09.2020 11:46
Спасибо за перевод 👍👍👍

Вот бы проду уже завтро....

msmoli
11.09.2020 20:22
Нааайс
lastic
11.09.2020 20:19
хооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооо
yantar
29.08.2020 08:29
Спасибо большое за перевод 👍👍👍



Шикарно🤤🤤🤤
blacksoul
24.08.2020 17:13
Спасибо за перевод
*хор прислужников* нужно больше
yantar
15.08.2020 13:25
Глава шикарная....
Огромное спасибо за перевод 👍👍👍



*голосом прислужника* нужно больше 🤤🤤🤤
msmoli
14.08.2020 23:20
Интрига или нет? - вот в чём вопрос.
blacksoul
07.08.2020 04:17
Спасибо за новую главу
yantar
03.08.2020 21:28
*голосом прислужника* наша казна пуста, нужно больше проды...
doctorwholgg
02.08.2020 07:57
*голосом прислужника* Нужно больше переводов!
msmoli
01.08.2020 22:32
Кто-то явно заказал платную доставку.. Ну ок, спасибо за перевод (◍•ᴗ•◍)

Глава 3. Судьбоносная встреча и предначертанное воссоединение

— НЕ-Е-ЕТ! ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ Я ВСЁ ВРЕМЯ ПРОИГРЫВАЮ?! — раздался горький крик на всю аудиторию.

Трое парней и одна девушка сгрудились вокруг стола, заваленного пешками и моделями географических объектов. Всё это хозяйство предназначалось для проведения настольных учений по тактике.

— Тридцать два поражения из тридцати двух! Я думал, кровь наших великих воинов течёт в моих жилах, а на деле я! Я!.. Стыд и позор! — кричал самый грузный, Глен.

— Возьми себя в руки — ты вечно наступаешь на одни и те же грабли, — подал голос худощавый, Стрэнг. — Если грубой силой победу не одержать, то используй другие тактики. Чётко следовать плану хорошо в теории, но ты слишком небрежен и упрямо не хочешь признавать ошибки — когда-нибудь это аукнется тебе потерей десятков тысяч людей.

— Да знаю я! По-твоему, жизни подчинённых для меня пустой звук?! За животное держишь?!

— Даже зверь чему-то научится после тридцати раз — ты ещё хуже.

— Глен, тебя уделывают как младенца, — рассмеялся третий парень, Уэйн. — Вся твоя родословная — показухи ради?

— Заткнись! Не прощу никого, кто посмеет оскорбить меня и тем более мой род!

— Тише-тише. Я понимаю твоё отчаяние быть разочарованием семьи, но не надо вымещать всё на мне.

— Вот гад! Оскорблять меня вздумал?!

— Просто развлекаюсь.

— Ну ты попал, засранец!

Ссора всё разгоралась, а Ниним лишь с улыбкой наблюдала за их ежедневной рутиной в Императорской военной академии.

— Только дуэль решит нашу вражду! Выйдем, Уэйн!

— Вот как? Продул в настолку и сразу в драку лезть? Сдаётся мне, таков твой удел. Куда же ты честь свою запрятал? А гордость?

— Ну всё, полегче, Уэйн, — вмешался Стрэнг, а затем обратился в Глену: — Избегать боя, когда ты слаб, и навязывать, когда силен — азы стратегии. И гордость приходит как раз вместе с победой.

— Раз уж заговорили о стратегии, то вызов можно не принимать?

— Твоя правда.

Вдруг Стрэнг тяжело покачал головой.

— Что ж, я понимаю, почему ты наложил в штаны, Уэйн.

«Чего?»

— Ведь он первый, кто втоптал тебя в грязь, несмотря на твой высший балл.

— Что ты там вякнул?

— Вины твоей здесь нет: так проще всего не выдать свои слабости.

— ЧТО ТЫ ТАМ, ЧЁРТ ПОГАНЫЙ, ПРО МЕНЯ ВЯКНУЛ?! — заорал Уэйн. — Какого дьявола ты мелешь, дерьма кусок?! Я да боюсь?! Где ты таких сказок набрался? Глен у меня после первого удара ляжет!

— Чушь собачья! Из тебя фехтовальщик, как из холопа рыцарь — это не исправят даже сотни лет тренировок! Ты и близко ко мне подойдёшь!

— Чёрта с два! Раньше я был неосторожен, но сейчас я выбью из твоей шкуры всё дерьмо!

— Уэйн, — окликнула его Ниним.

— Чего тебе? Ты же не скажешь мне сейчас отступиться?

— Нет, не скажу. Я бы с удовольствием посмотрела, как он завалит тебя пару раз.

— Тогда что?

— Сзади, — указала она.

Уэйн с остальными развернулись и увидели в дверях класса ученицу. Ни ему, ни остальным пересекаться с ней не доводилось.

— Чему обязаны? — спросил Уэйн за всех.

— Вы меня заинтересовали, — ответила незнакомка под их общим взглядом. — Не разрешите ли понаблюдать за вами?

Группа переглянулась.

— Думаю, нам не удастся развеселить тебя.

— Вовсе нет. — Она грациозным шагом приблизилась к Уэйну. — Я знаю, что вы приносите академии много проблем, и слухи, безусловно, не врали. Я нашла вас забавными только по этой маленькой сцене.

— Забавными? — скривился юноша. — Должен заметить, тот, кто судит по обложке, либо гнилой ублюдок, либо дурак, возомнивший себя выше всех. Что скажешь?

Но та лишь улыбнулась.

— Согласна. Отмечу только, что я и правда по рангу выше тебя, — не отступала она.

— Понятно. А ты ничего, — ухмыльнулся парень и протянул руку. — Уэйн. Никчёмный простолюдин.

— Роула Фэлбис. Невзрачная дочурка мелкопоместного дворянина из глуши.

Уэйн Салема Арбалест и Роуэлльмина Эсвальд. Так два представителя венценосных династий и проводили время вместе, скрываясь под масками других людей.

* * *

Пир в честь гостей прошёл без сучка и задоринки. Что неудивительно: кроме хороших отношений Натру и империю роднили общие культурные ценности. Цель самого визита — переговоры о вероятном союзе наследного принца королевства и эсвальдской принцессы. Никто не хотел чинить неприятностей.

Также хозяева приложили немало усилий, чтобы пресечь малейшие попытки нарушений. Перед лицом отсутствия времени и денег им пришлось продумать каждую мелочь: от списка гостей до кухни, столовых приборов и скатертей. Особого внимания заслужили блюда, отобранные Уэйном и Ниним.

— Должна признать, я не ожидала встретить у вас эсвальдскую кухню, — улыбнулась Роуэлльмина, сидя напротив принца.

— Я взял на себя смелость решить, что в долгой дороге вы истосковались по родному дому, и блюда имперской кухни обрадуют вас куда больше, нежели наши.

— Я высоко ценю ваше внимание.

Такая светская беседа важнейших за этим столом людей позволила свободно переговариваться прочим лицам.

— Ах, до меня доходили слухи, но очарование Её Высочества превосходит все ожидания.

— Не могу не отметить великодушия Его Высочества, о котором часто сказывали. Я восхищён его трудом на посту регента королевства.

— Их Высочества так непринуждённо разговаривают — из них выйдет блестящая партия.

— Вы всецело правы... Ещё я бы хотел выразить признательность, что вы учли нашу усталость с дороги при подготовке пира. Хотя немного и жаль: упустил шанс опробовать ваши традиционные яства.

— Не извольте беспокоиться. Мы продумали такое развитие дел и приготовили блюда местной кухни — я сейчас же велю их подать.

Всё шло гладко... по крайней мере, на поверхности.

«Так, и что же мы имеем?» — размышлял Уэйн, одновременно разговаривая с Роуэлльминой.

— КАК ПИТЬ ДАТЬ ЛОВУШКА! — взвыл он волком, валяясь в кресле своего кабинета до званого ужина. — Может, мы все спим?!

— Нет.

— Ну почему-у-у?!

Держась за голову, парень приложился ею о стол. Рядом со страдальцем стояла Ниним.

— Подумать только, Роула — имперская принцесса... Я занималась подноготной твоих друзей и повелась на ложь. Это моя вина.

После внезапного воссоединения Уэйн сумел сохранить спокойствие и как подобает встретить Роуэлльмину. Сейчас она отдыхала в отведённой для неё комнате. Им предстоял торжественный ужин, на котором принц должен поприветствовать её и установить диалог.

Ключевое здесь: должен.

— Дочка дворянина из глуши? Проклятье! К чему ложь, если ты выходец из самой могущественной семьи чёртовой империи?! Голубых же кровей — возьми да учись нормально!

— Тебя это тоже касается, — упрекнула девушка.

— И как так вышло? — не унимался парень. — Я всего-то хотел жениться на имперской принцесске и жить себе не тужить...

— Невозможно. И то, что принцесса — Роула, не отменяет того факта, что она хочет обсудить брак.

— И это самая главная проблема! — крикнул Уэйн. — Тебе напомнить, что произошло, когда она присоединилась к нашей компании? Мы каждый день рисковали головами.

— Ох, никогда не забуду призыв местных жителей для расправы над разбойниками, обличение бюрократов в коррупции и захват контрабанды у мошенников ради собственной наживы... А ведь мы через многое прошли, оказывается.

— Ага, низкий поклон Роуле за это!

Она вечно находила проблемы, в которые втягивала всю их братию. Парень ломал голову, как ей удавалось вынюхивать одно дело за другим, но её истинный статус всё расставил по своим местам.

— Да чтоб эту женщину — все её происки могли стоить нам жизни! Но нет! Глен и Стрэнг шли вперёд по первому же зову! Поэтому мы и были постоянно на волоске от отчисления.

— Помнится, ты сам шёл в первых рядах.

Уэйн отвёл взгляд. Ниним взяла юношу за щёки и повернула к себе — теперь глаза прятать стало некуда.

— Не, ну, затея поменять картину одному несносному дворянину, чтобы унизить, звучала весело! Я был бы не я, если бы отказался!

— И мне не раз потом приходилось убирать за тобой. Вот за что такое наказание? Одна мысль об этом уже раздражает.

— Ладно-ладно, вернёмся к теме, — отступил принц. — Для Роулы интрижки всё равно что воздух. В жизни не поверю, якобы она пришла просто поговорить. Эта лиса явно что-то затеяла — помяни моё слово.

— Не сомневаюсь. Также мы убедились в правдивости твоей изначальной версии, — Ниним потянула его за щёки. — Только узнали, что наша принцесса — Роула. Ничего не изменилось: её мотивы по-прежнему как в тумане. Надо копать дальше, если хотим узнать, что у неё на уме.

— Как долго она здесь пробудет?

— По плану две недели.

— Достаточно, чтобы поднять завесу тайны... — простонал Уэйн, словно в воду опущенный.

— Как хозяин, ты будешь постоянно развлекать гостью, — рассуждала девушка. — Найти общий язык не составит труда.

— За исключением того, что обратить реки вспять проще, чем узнать её цели.

— Вскоре она будет упиваться едой и вином.

— Надеюсь, это поможет её разболтать.

Ниним пожала плечами.

— Одних обмолвок недостаточно — тебе надо разговорить её, — напомнила она. — Время пришло.

Уэйн кивнул, и они вместе пошли к банкетному залу.

Вернёмся к пиршеству.

«Выбора нет — придётся клещами вытягивать», — решился принц, сидя напротив Роуэлльмины.

В отличие от академии, здесь он мог воспользоваться своим формальным положением главы и загнать её в угол.

— Принцесса Роуэлльмина, не просветите ли: кому я обязан чести видеть вас сегодня?

— Можете посмеяться над легкомысленностью не помолвленной девицы — не смогла унять желание о встрече с вами лично.

— И в мыслях не было. Беседа со столь очаровательной особой — честь для любого мужчины, но боюсь, я всего лишь принц крохотной страны у чёрта на куличках. Можно ли услышать причину, по которой вы благословили нас своим присутствием?

— Боже, не принижайте себя, — улыбнулась Роуэлльмина. — До нас дошли слухи, что вы, взяв бразды правления вместо больного отца, наголову разгромили Марден. Эта весть вызвала у меня неподдельный интерес, и как у члена императорской семьи, и как у женщины.

— И оправдал ли я ожидания?

— Ах, ну, не скажу, что полностью... — передразнила девушка. — Скорее, вы их даже превзошли.

— Ну и ну, меня подловили, — усмехнулся Уэйн, скрывая смущение, на что та вновь улыбнулась.

— Старшие братья противились моему приезду, но я знаю, что приняла правильное решение.

— Так вы столкнулись с протестом?

— Ох, вы даже не поверите. Как услышала, что вы ищете невесту, я была не в силах удержать себя в руках. Честно говоря, вся свита — преимущественно люди моих братьев. Я настаивала, что так много не требуется, но они уверяли в опасности затеи. Право слово, не чересчур ли?

— Как старший брат, боюсь, я поддержу рвение мужской половины наследников имперской короны.

— Ах, точно, у вас же есть младшая сестра.

— Моя гордость и отрада для глаз. Я познакомлю вас завтра.

Все мысли Уэйна сосредоточились на словах Роуэлльмины. Воспринимая сказанное как есть, всё можно свести к юношеской безрассудности: девушку терзали муки взросления, а потому принцу чужой страны не составило труда вскружить ей голову.

«Но эта история лишь для прикрытия».

Парень не верил ничему из сказанного — кроме одного. Вероятно, большую часть свиты и правда составляли слуги братьев, а значит, она мало кому могла полностью доверять — может, Роуэлльмина и принцесса, но по-прежнему девушка и самая молодая из всех претендентов на престол.

«Если она намеренно поделилась этой информацией, то остаётся только одно...»

— Знаете, в Натре куда холоднее, чем я ожидала. — Разговор не прерывался ни на секунду.

— Должно быть, это оказалось для вас ужасной неожиданностью. Крутые горы да суровая погода — всё, что у нас есть, не под стать империи. И тем не менее зима только вступает в свои права.

— Будет ещё холоднее?

— Порой морозы у нас такие, что птицы на лету замерзают. Прелести погоды Натры к вашим услугам.

Озадаченное выражение на её лице того стоило, и оно же навело его на мысль.

— С вашего позволения я могу распорядиться доставить вам наше традиционное одеяние. Не сомневаюсь в качестве и изысканности нарядов империи, но им может быть не под силу спасти в вас в лютую стужу.

— Я невероятно польщена вашей заботой. Вы верно подметили, что наша одежда не в силах сдержать леденящий ветер тревог, — согласилась Роуэлльмина и игриво подмигнула. — И правильно ли я понимаю, что именно вы позаботитесь о том, чтобы она хорошо смотрелось на мне?

— Бог ты мой, как мужчина, я обязан принять вашу просьбу и лично сделать всё возможное.

— Хи-хи-хи, жду с нетерпением.

Пара ещё долго разговаривала о всяких пустяках вплоть до самого позднего часа, когда Уэйн выступил с завершающим словом.

* * *

Дабы не ударить в грязь лицом, покои для Роуэлльмины подготовили со всей тщательностью — даже принцесса империи оценила их по достоинству. В ней не было пышности и изобилия, но безупречностью сиял каждый дюйм, а на стенах висели со вкусом подобранные старинные картины. Сквозь окно, как во сне, лился мягкий свет горящих звёзд.

Девушка представила, что здесь будет тихо и уютно. Только она так решила, как в ту же секунду постучались в дверь.

С её разрешения в комнату вошла слуга.

— Прошу прощения, что нарушила ваш покой, Ваше Высочество. Дар Его Высочества принца Уэйна, — объяснилась она, стоя рядом с сундуками, в который мог поместиться человек.

И всего таких было три.

— Мы тщательно проверили содержимое — это одежда.

— Ох, подумать только, как быстро. Заносите.

— Слушаюсь. — Слуга подозвала остальных, и те затащили ящики. — Изволите примерить?

— Нет, оставлю это на завтра. Ступайте.

— Конечно.

Выпроводив их, Роуэлльмина обратилась к багажу с одеждой:

— Всё, можете вылезать.

Крышки сундуков сами собой отворились.

— Фух.

Из первого рывком поднялся парень: он откинул полы одежды и выбрался из ящика. То был Уэйн.

— Чёрт! Я хотел разыграть её, а она так запросто догадалась! Вот как так?

Из другого вылезла Ниним.

— Конечно бы она догадалась — это же очевидный трюк.

— Тогда в следующий раз воспользуюсь верёвкой и войду через окно.

— Отлично, а я стану той, кто перережет её.

— К чему такая кровожадность? — хихикнула Роуэлльмина, присоединяясь к их оживлённому разговору. — Вы словно в академию вернулись.

— Подумать только, Ниним, Её Императорское Высочество насмехается над нами.

— Раз уж стали шутами, то невелика цена.

— Верно подмечено, — залилась смехом принцесса. — Я уже здоровалась с Уэйном, но не с тобой, — продолжила она, успокоившись. — Давно не виделись, Ниним. Рада видеть, что вы по-прежнему вместе.

— Как и я рада видеть вас в добром здравии, Роула. Или вы предпочтёте «Ваше Высочество»?

— Ой, не нужно этих формальностей. Мы же друзья. — Роуэлльмина взяла девушку за обе руки. — Просто Роула.

— Хорошо. Когда мы не на людях.

Принцесса кивнула и сложила ладони.

— Смотрю, вы ничуть не изменились.

— Конечно изменились! Я стал выше и куда-а-а привлекательнее, Ниним же набрала объёма везде, кроме сисе... Стой! Не нужно кулаков! Это шутка такая!

— Кажется, тебе пора отвесить пару ударов.

— Роула, на помощь!

— М? Слушай, а что, по-твоему, изменилось во мне?

— Попка подросла.

— Ниним, вдарь ему по полной.

— Поняла.

— Что?! Неужто моё красноречие подвело меня?! — восклицал Уэйн, попав в ловушку.

Внезапно дверь открылась.

— Ваше Высочество? Я услышала голоса и... ЧТО?!

Вошедшей оказалась слуга, которая сопровождала сундуки с одеждой. Она глазами по пять копеек уставилась на Уэйна и Ниним. Их лица были не менее изумлёнными.

— Госпожа Бланделл?!

В дверях стояла Фиш Бланделл, бывшая послом империи в Натре до тех пор, пока не проиграла кронпринцу в битве умов.

— Как раз вовремя, Фиш. Пожалуйста, постойте на страже за дверьми. Никого не впускайте. Говорите, что я отдыхаю.

— Да, а, нет, ведь Его Высочество...

— Фиш, — чуть повысила голос Роуэлльмина, одарив сбитую с толку слугу стальным взглядом.

Та умолкла и поклонилась.

— Слушаюсь. Буду стоять рядом с дверью. Пожалуйста, зовите, если что-то понадобится.

— Рассчитываю на тебя.

Фиш ускользнула за дверь, и Роуэлльмина повернулась к Уэйну.

— Удивлён?

— Не то слово... — кивнул тот. — Но теперь всё встало на свои места. Я-то ломал голову: как посол Талем втянул в историю с браком саму принцессу, а это, оказывается, всё госпожа Бланделл, его предшественница.

— Она перешла из службы дипломатом на мою сторону. Из-за кое-кого ей пришлось заниматься мелкой рутиной — я быстро уболтала Фиш работать на меня.

— Благодарите в любое время.

— Я забуду твой острый язычок.

— Ура.

— Но не я, — отрезала Ниним.

— Не-е-ет.

Кулак девушки влетел ему в лицо.

— Что ж, предлагаю нам сесть.

— Только за, — согласился парень. — Ниним.

Та открыла третий сундук и выудила оттуда бутылку вина с тремя бокалами.

— А вы предусмотрительны. Что за вино? — полюбопытствовала Роуэлльмина.

— Помнишь, как мы стянули одну бутылку у дворянина, когда подменивали ему картину? Это та самая.

— Ты же сказал, что она разбилась по дороге.

— Если мы сейчас опустошим её, а потом разобьём, то разницы не будет.

— Ты всё тот же.

Они втроем сели за стол, откупорили бутылку и наполнили бокалы.

— Тост, — предложил Уэйн.

— За что пьём?

Парень ухмыльнулся.

— За наше воссоединение, конечно же, — прозвенел его голос на всю комнату.

* * *

— С трудом верится, что ты эсвальдская принцесса, — завязал он разговор. — Ты знала обо мне и Ниним с самого начала?

— Вы даже не старались притворяться простолюдинами, — кивнула Роуэлльмина.

— Эх... ну да, я же официально учился за границей как кронпринц — следить за мной было довольно просто. К тому же я не скрывался под фальшивым именем — с ним хлопот не оберёшься.

Все записи об учёбе в империи по возвращению в Натру стёрли, дабы не оставить никаких следов. Что произошло после их ухода, парень уже не знал.

— Я больше боялась, что ты раскроешь меня — у тебя под рукой обширная шпионская сеть, — пробормотала Ниним, расстроенная, что не распознала человека, близкого к её хозяину.

— Честно говоря, я бы призналась вам, если бы вы не таились — поэтому я и спросила тебя в тот раз, правда ли вы простолюдины.

— Я помню.

— И ты ответила да. — Роуэлльмина заглянула девушке в глаза. — Ниним Рэлей, почему ты наврала своей драгоценной подруге?

На секунду её взгляд стал пугающим до мурашек. «Только дай повод — головы лишишься», — вот, что в нём читалось.

Однако Ниним оставалась невозмутимой.

— Почему? Я ни капли не наврала.

Постоянно работая рядом с наследным принцем, она уже привыкла к подобному давлению.

— Просто оговорилась, — как ни в чём не бывало ответила девушка. — Ты же простишь по дружбе, о Ваше Императорское Высочество, принцесса Роуэлльмина Эсвальд?

Они смотрели друг на друга ещё несколько секунд, как последняя вдруг широко улыбнулась.

— Ну конечно. Обожаю в тебе это. Давай обнимемся?

— Вечно ты ищешь с кем подраться — завязыва... Эй, не лезь обниматься без разрешения.

— Что поделаешь — такая уж я есть.

Роуэлльмина сжала Ниним со всей силы.

Смотря на них, Уэйну осталось лишь пожать плечами.

— Поговорим о королевских занозах в задницах.

«Только ты сейчас и можешь говорить», — кольнула его слуга взглядом, но тому он как нежный шёпот ветра.

— Я ведь ещё не выразила признательности за то, что ты понял мои намерения и должным образом ответил.

— А, ты про банкет.

Речь шла о упомянутых Роуэлльминой слугах её братьев среди свиты. Дословно это значило, что их глаза и уши всюду, и откровенно поговорить удастся только за закрытыми дверями по инициативе принца. Поэтому Уэйн приготовил сундуки и пробрался в комнату гостьи.

— Не стоит благодарности. Но, раз уж ты нас пригласила, то изволь говорить начистоту: какова настоящая причина, ради которой ты проделала весь этот путь?

— Разумеется, — кивнула девушка. — Скажу прямо: не хочешь украсть со мной империю?

В комнате повисла тишина. Троица несколько раз переглянулась, сплетя в воздухе замысловатую паутину.

— Роула, — заговорил наконец Уэйн, — предлагаешь растолкать трёх принцев и посадить тебя на трон?

— Именно так.

— Боже, не проси невозможного.

— Разве невозможного? — сыграла она невежду.

Парень покачал головой.

— Ты же знаешь, какую силу из себя представляет Натра — днём с огнём не найдёшь тех, кто сможет пойти против империи.

— В обычных обстоятельствах у вас не было бы и шанса, только вот... есть одно большое но. Как тебе известно, из-за противостояния братьев сила империи подкосилась.

Уэйн не ответил, но его лицо говорило, что он знал.

— Позволь поведать, как мы к этому пришли. Всё началось со хвори, настигшей нашего покойного отца, эсвальдского императора, — приступила девушка. — Болезнь гнела его столь страшно, что он и слова вымолвить не мог. О правлении не шло и речи — необходимо было назначить преемника. Но император не успел, и двор впал в хаос.

— Мне это уже давно не даёт покоя, — вмешалась Ниним. — Почему он никого не назвал? Много сплетен ходит, но какой верить?

— Гм, я не спрашивала его напрямую, поэтому могу только гадать. Шанс ничтожен, но сдаётся мне, связано это с тем, как он взошёл на трон.

— И как же? — продолжала девушка.

— Многочисленные братья оставили его далеко позади в очереди престолонаследия, но он не отказался от амбиций примерить на себе корону. Отец проявил недюжинные способности, прежде чем его приняли по достоинству. Он всегда говорил: «то, что не убивает, делает нас сильнее».

— Ясно всё, — фыркнул Уэйн. — Он хотел, чтобы сыновья пошли по его стопам и тоже боролись за власть.

— Вот и сказочке конец, — как-то невесело улыбнулась Роуэлльмина. — Честно, я думала, он назначит преемником старшего. Однако тот купался в золоте и отмахивался от всяких наставлений. Наверное, поэтому император и не объявил его следующим правителем, чтобы тот остепенился.

— Но болезнь свалила нашего монарха раньше.

— Всё сложилось бы иначе, если бы мой старший брат осознал ошибки, объединил двор, а других принцев поставил на место. Только вот они сами прибрали власть, пока старшенький щёлкал клювом. Он стал терять контроль над дворянством.

— А потом император пришёл в сознание, — добавила Ниним. Даже до Натры докатились эти известия.

Роуэлльмина кивнула.

— Высший свет вздохнул с облегчением. Не столько выздоровление утешило двор, сколько близкое окончание грызни за трон. Вскоре государь вызвал к себе всех своих детей, включая и меня. — Девушка покачала головой. — Но в итоге нас ждал выговор. Он был разочарован, что старший не смог взять на себя бразды правления, а двое других не посмели его свергнуть. Отец объявил о своём возвращении к делам, и что никто не достоин короны.

— Вот же дурак, — вздохнула Ниним, — мог раз и навсегда покончить со смутой, а вместо этого поддался эмоциям. А после взял да помер, дав добро на продолжение всей этой вакханалии... Мои соболезнования подданным империи.

— Я понимаю, почему он так решил, — размышлял Уэйн. — Быстрорастущей державе нужен сильный лидер — если твои братишки не могут даже со двором управиться, то что уж говорить о международных отношениях. На вашем месте я бы посадил на трон первого попавшегося старца.

— Вот я и думаю, что идеально бы подошла на эту роль. Ну что, поможете? — спросила Роуэлльмина, подняв руку.

— Ниним.

— В имперских законах не сказано, что дочь государя не может занять трон — у неё есть на то полное право. Однако до этого все венценосцы были мужчинами, и народ не горит желанием нарушать традицию.

— Я не знаю ни одного влиятельного человека в империи, кто бы поддержал мою кандидатуру. У всех на уме кто-то из моих братьев и до меня им нет дела — вот почему я обратилась к старым друзьям. Не думаете, что это будет забавно?

— Сто пудов, — мгновенно кивнул парень.

— УЭЙН! — криком приструнила его Ниним, пронзая глазами.

— Знаю-знаю. В академии я бы непременно принял участие в авантюре, но сейчас я кронпринц Натры — уже поэтому я склонен дать отрицательный ответ.

— Значит, нет? Ты мог бы стать мужем будущей императрицы.

— Ха-ха-ха, что за наказани... АЙ!

Уэйн потёр ударенное колено.

Роуэлльмина не отрывала от него взгляд.

— Я и не думала, что ты согласишься сразу. Что ж, может, закончим на этом?

— И сколько ты тузов в рукаве припрятала?

— Я не сумасшедшая, чтобы ехать к чёрту на кулички с пустыми руками.

— Чудно, — ухмыльнулся принц. — С нетерпением буду ждать. До завтра, Роула.

Роуэлльмина сдержанно улыбнулась.

— Готовься удивляться.

— Два сапога пара... — вздохнула Ниним.

* * *

Сколько времени прошло с начала тайной встречи?

Поставленная охранять вход, Фиш Бланделл всё никак не могла найти себе место. Она слышала о дружбе Роуэлльмины с Уэйном и Ниним в академии и что якобы они довольно близки. Но то школьные годы. Теперь же каждый обладал грузом под названием долг, и дни дружбы были сочтены. А то, что они оба молодые и противоположных полов, волновало её ещё сильнее.

«Чуть что — ворвусь к ним сломя голову...» — повторяла про себя Фиш.

Хотя опыт дипломата не равен опыту в схватках — как приближённая слуга, она попыталась научиться приёмам самообороны, но поняла лишь, насколько слаба сама.

Особенно много хлопот доставляла грудь: в годы работы послом она сослужила ей добрую службу, но теперь девушка постоянно двигалась, и боль в плечах не прекращалась.

«Нельзя ли стать чуть меньше?» — жаловалась Фиш. Наверняка бы слуга принца щёлкнула языком, услышав её мысли.

Внезапно дверь за бывшим послом отворилась. Фиш развернулась: Уэйн и Ниним покидали комнату, а Роуэлльмина их провожала.

— Приятно было пообщаться, принцесса.

— Я прекрасно провела время.

Парень вежливо взял её за руку.

— Если бы мог — поговорил бы дольше, но увы, даже звёздам пора спать. На этом я откланиваюсь.

— С нетерпением жду завтрашнего дня. Надеюсь, ничто не потревожит вас на обратном пути. Берегите себя.

— Беспокоиться не о чём — нет никого, кто так же бы знал сей дворец, как я.

Уэйн отпустил руку Роуэлльмины и повернулся к Фиш.

— Увидимся, леди Бланделл.

— А... д-да, Ваше Высочество, — взволнованно ответила та.

Утратив статус посла, она стала не более, чем простым помощником — девушка никак не ожидала, что принц обратится к ней. Но Уэйн есть Уэйн — молва о его великодушии не зря ходила.

Фиш взглядом провожала, как он уходил вместе с Ниним.

— Что-нибудь произошло за время встречи? — Голос принцессы привёл её в чувство.

— Нет, ничего.

— Славно. Заходи.

— Слушаюсь.

Девушка ещё раз оглянулась, убеждаясь, что никого нет, и вошла в покои.

— Как прошло, Ваше Высочество?

— Просто великолепно, — поделилась Роуэлльмина. — Как мы и планировали, я поведала ему о своих притязаниях на трон.

— Отлично, значит...

— Переговоры продолжатся и наша маленькая интрижка воплотиться в жизнь. Тогда-то я исполню свои истинные намерения.

По телу Фиш пробежали мурашки — она знала, о каких намерениях говорила принцесса.

— Его Высочество Уэйн догадался? — спросила девушка, уже зная ответ.

Уста Роуэлльмины тронула улыбка.

— От и до — всё ложь, — чеканил слова Уэйн, идя по опустевшему дворцу.

Пятая наследница императорского престола явилась под предлогом союза с Уэйном. На самом же деле она хотела воспользоваться им в состязании за корону — и это тоже ложь. Без сомнений: была и третья цель.

— Чем подтвердишь? — невозмутимо поинтересовалась Ниним, думая в том же ключе.

— Зуб даю, у неё есть поддержка в империи — она же чёртова принцесса с законными правами на трон. Во всей этой суматохе обязательно нашлись бы люди, решившие подлизаться к ней.

— Возможно, они все оказались бесполезны. Любой с амбициями побольше давно бы встал на сторону кого-то из принцев.

— И поэтому она рванула в Натру? Да брось. Мы и гроша ломаного не стоим: в военной и политической силах нам до империи как до луны.

Ничего необычного: с новым правителем приходят новые проблемы. Если переговоры исчерпывают себя, то логично решить вопрос огнём и мечом. Но Натра всего-навсего союзник империи и не имеет права вмешиваться во внутренние дела. Роуэлльмина могла втянуть в них королевство, но едва ли этот гамбит увенчался бы успехом. С другой стороны, силой заткнуть принцев тоже не самый разумный ход — даже разделённая на три части, империя сметёт Натру, не оставив Уэйну и шанса.

Роула не могла этого не понимать.

— Причина её приезда покрыта ещё большим мраком, чем мы думали.

— Да, но парочку зацепок из разговора я всё же вынес, — ухмыльнулся парень. — Доверься мне: я пролью свет на её козни.