Обсуждение:

Naisinnou
1 мес.
#
Что-то с первой главы падаю в пучину уныния. Найти бы сил продержаться до рассвета.
Nevet
1 г.
#
Бонус трек же совсем из другого временного промежутка, что он тут забыл?...
Dheryrjb
2 г.
#
В первых шести томах герои учились в 11 классе, в этом томе он стал 2.
Желательно выбрать что-то одно.
rrrraaammm
2 г.
#
я нашёл пару ошибок, кому их скинуть чтобы исправили?
Borisov
2 г.
#
Большое вам Спасибо за приложенные усилия и старания. Теперь можно продолжить чтение. Сюжетная линия данного произведения интересна и порой непредсказуема. Также понравилось развитие сюжета в ответвлении от основной истории.
Shame
2 г.
#
Это относится к основному сюжету?
Borisov
2 г.
#
Желаю переводчику, который осуществляет перевод с "оригинального" языка найти те "силы" , что бы окончить перевод тома этого замечательного произведения. Спасибо!
Barbaris
3 г.
#
Получается эти последние 2 главы были в 6.75? Там начинается другая арка? Можно ли читать без последних глав?
Borisov
3 г.
#
Спасибо за перевод на русский этого тома. Надеюсь скоро смогу его прочесть полностью. Ведь вашей команде осталось перевести 9 и 10 главу .
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.125.134.2:
Очень жду перевода на русский. Большое спасибо всем тем людям, кто участвует в этом процессе.
Ferrus
3 г.
#
Надеюсь эта глава получит свою OV'у
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 85.26.235.79:
Надеемся на перевод десу)
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 109.206.154.17:
Интересно, а перевод глав на английский есть?
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.162.229.10:
Это экстра?
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.68.206.151:
Перевод будет?
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 178.76.218.154:
Это ж в этом томе спортивный фестиваль ? Как хочется прочитать !) Спасибо за переводы!!!
Anon
3 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.55.56.80:
вопрос а вот есть тома ище такие 6.25 и 6.50 и 6.75 они будут переведены по мимо етого?)зарания спс
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 159.255.75.135:
Вай мугу возьми пирожок с полки за свой второсортный юмор. Я в курсе принципа переводов рура Тим ( что то вроде когда настроение будет - переведем) но услышать примерно хоть присутствие желания или мотивации переводчика. Возможно томик в работе... А купон на мозг оставь при себе. Глядишь накопишь и улучшишь свой.
Anon
4 г.
#
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 188.43.116.210:
Насколдько понимаю проект ведёт Басо26. Переводчик потерялся? Поетрял мотивацию? Исчез? Можно хоть комментарий от команды по поводу текущей ситуации?

Глава 8. Юи Юигахама на удивление популярна

С последнего заседания прошло несколько дней, и оргкомитет наконец приступил к работе.

Но я бы не сказал, чтобы всё шло так уж гладко. Пусть задания и перераспределили по новому графику, эффективность работы была невысока. Заблуждением будет считать, что одного такого перераспределения достаточно, чтобы все так и рвались работать.

Мы не машины, нам и отдыхать надо. Бывает, что всё просто валится из рук, а бывает, просто очень устал и тебе нужна передышка.

Юкиносита снова подкорректировала график, дав всем возможность передохнуть.

Но кое-чего даже так было не избежать.

Перепланирование – это чётко зафиксированное распределение работ. А получив свой участок работы, человек словно давал обещание или даже клятву не выходить за него и не помогать остальным.

Полностью распределить работу, иначе говоря, означает жёстко зафиксировать для каждого свой участок и его границы.

Ирония в том, что эти самые границы превращались в оковы и становились причиной нежелания работать.

Что ж, не скажу, что не понимаю такого.

А? Не моя это работа… Такие слова – норма для нашего мира. Странен тот, кто работает, не получая за то вознаграждения. Воистину так!

…Интересно, и почему при всём том меня переполняет желание работать?

Я готовил программы, глядя, как ребята кладут на стол свои бумаги, проходя мимо меня.

— Что на сей раз? — Пробормотал я, листая очередной документ. Это оказалась заявка на инвентарь для состязаний.

Я почесал голову и поднялся.

Надо на что-то другое переключиться. Лучше всего отправиться домой, принять ванну, пообедать и лечь спать. Да, поменять настрой – это очень важное дело.

Решив сходить купить кофе, я направился к выходу. Мой путь пролегал мимо Юигахамы.

— А, Хикки, ты как раз мне нужен.

Ей была поручена подготовка церемонии открытия. А перерывчик сделать не хочешь, подумал я, вопросительно качнув головой.

— Тут рабочих рук не хватает. Хикки, помогай.

— Не-а, у меня своих дел полно… А помощники где?

— В клубах заняты… — Беспомощно улыбнулась Юигахама.

— Опять?..

В последнее время такое случалось всё чаще и чаще. Пользуясь обещанием Сагами «я постараюсь, чтобы работа не мешала вам заниматься в клубах», кто начал уходить раньше, а кто и вовсе отлынивать. В итоге помощников с каждым днём оказывалось всё меньше. Энтузиазм падал, равно как и эффективность работы.

У всех есть свои задачи, но не каждый готов работать всё время и в состоянии справиться. А если появляется такая дыра, нужен кто-то, кто может её заткнуть.

Но когда каждый думает лишь о своём задании, затыкать дыры просто некому. Даже если есть кое-какие резервы на такой случай, они не бесконечны.

Вот потому-то к работе подключился весь исполком.

Особенно Юигахама, которая, кажется, появляется сразу во всех местах одновременно и деловито подключается к распределению работ.

Впрочем, если посмотреть на это здраво, исходя из современных стандартов, Юигахама не слишком-то для такой работы подходит… Отчасти потому, что она девушка, но гораздо важнее, что у неё нет способностей к созиданию, судя по её кулинарным навыкам. Она не только добавляет новые проблемы, но и тормозит работу.

Устав от сидячей работы, я подумал, что прогуляться – не такая уж плохая идея. А тогда, оттуда, потом… ай, ладно.

— …Давай немного помогу. Мне всё равно надо чуток отвлечься.

— Угу! Спасибо.

Юигахама радостно подтолкнула меня в спину. Спина охотно ей повиновалась.

Хм. Как ни посмотри, такой настрой на смену работы означает, что мне всё ещё хочется вкалывать… Меня начало охватывать чувство безнадёжности.

Пройдя по коридору и спустившись по лестнице, мы добрались до большой комнаты. Понятия не имею, что это за место, но сейчас оно смахивало на какую-то приёмную. Я думал, тут будут только помощники из спортклубов, но здесь оказались и несколько ребят из школьного совета, которые с шумом что-то пилили. Остальные же валяли дурака, время от времени поглядывая на часы.

— Какого чёрта тут происходит?..

— А-ха-ха…

Юигахама попыталась смехом сгладить ситуацию, но на самом деле ей определённо было не до смеха. Спортивный фестиваль уже на носу, времени осталось немного. И при всём том мы видим такое.

Хоть я и был морально готов, но от такого зрелища, увиденного собственными глазами, буквально сердце разрывалось. Раз тут всё так обстоит, пожалуй, мне тоже стоит сделать перерывчик.

— …Чес-слово, они совсем как я, когда подрабатывал.

— Хикки, просто удивляюсь, как тебя не выгнали с таким отношением…

Я тоже думаю, что это было настоящее чудо. Почему меня не выгнали, когда я работал спустя рукава? Я же этого хотел. В результате так и привык дурака валять.

Работодатели знают, что нанимать на работу школьников – это риск. С другой стороны легко найти кого-нибудь на замену.

Но вот заменить кого-то из оргкомитета уже не так просто. Конечно, можно попробовать договориться с клубами, чтобы они прислали новых помощников. Но у нас туго со временем. И договариваться некому, все заняты.

Самое умное, что можно сделать – это попытаться договориться с теми, кто уже здесь.

Я ещё раз окинул комнату своим тухлым взглядом.

И не обнаружил никого, кто хотел бы работать. Если даже я, отнюдь не горящий подобным желанием, это вижу, то ситуация в самом деле паршивая.

Пока я размышлял, как могло дойти  до такого, стоящая рядом Юигахама провела рукой по щеке и криво усмехнулась.

— Я пыталась их как-то мотивировать, но тут такое настроение…

— Нет, это нормально.

В такой ситуации когда кто-то чересчур энергичен, это лишь вызывает подспудный протест. Поздно уже кого-то мотивировать.

Все с самого начала были безразличны друг другу. Каждый делал лишь то, что ему поручено, и в своём собственном темпе. Если человек не хочет чего-то делать, он и не будет, что ему ни говори.

Похоже, тут ещё много недоделанной работы. И раз я уже здесь, могу помочь что-нибудь закончить.

Мы двинулись к мелькнувшему в толпе знакомому лицу, члену школьного совета. При ближайшем рассмотрении рядом с ним обнаружились ещё несколько отдыхающих парней. У них что, посменная работа?

— Я вам помощника привела, — сообщила Юигахама, ткнув в меня пальцем. Члены школьного совета облегчённо вздохнули.

…Хм. Постараюсь самостоятельно сделать что могу. Я молча протянул руку. Ребята быстро сообразили и так же молча сунули мне молоток. Я кивнул. Они тоже кивнули и сели в сторонке.

Члены школьного совета – это серьёзная сила. Заставить их работать проблематично. Лучше отдохните, ребята.

Я помахал молотком, наклонился над досками и собрался с силами.

— Ну, поехали.

— Угу…

Ответила Юигахама и присела напротив меня, придерживая доску. Нет, погоди, ты же так свои трусики засветишь… Спортивный костюм надо было надевать! Да! А то я теперь не знаю, куда и смотреть!

Я снова помахал молотком, стараясь прогнать посторонние мысли. Если не сосредоточусь, точно себе по пальцу врежу.

Стоило нам погрузиться в работу, лодыри вокруг нас, кажется, почувствовали себя немного неуютно. Они начали подниматься, бормоча что-то вроде «И мы поможем».

И принялись за работу там, где мы могли их видеть. Почувствовали, наверно, что мы за ними следим. Но это ненадолго.

Я продолжал забивать гвозди, поглядывая на них.

Через какое-то время, кто-то нас позвал. Точнее, ясен пень, не меня.

— Э-э, Юигахама…

— Что такое?

Юигахама повернулась на голос. Планка, которую она придерживала до того, потеряла равновесие, и я едва не врезал себе по пальцу. Уф, чуть было не было. А то наверняка заорал бы «Куги!».*Прозвище сейю Риэ Кугимии, королевы цундере. А заодно и «гвоздь» на японском.

Обязательно было ставить меня под удар? Нельзя было подержать как положено? Я собрался было высказать ей всё это, но заметил, что она повернула голову и смотрит куда-то в сторону. Наверно, на того, кто с ней заговорил.

— А нормально так работать?

— Ага, всё путём! Хотя не совсем уверена…

Не совсем уверена… До чего легкомысленная девчонка… Едва член школьного совета отошёл, подбежал один из помощников.

— Спасибо, вы нам очень помогли. Кстати, не могли ли мы обменяться контактами? А то мне порой не всё понятно, вопросы возникают…

— Нет проблем.

Юигахама вскочила, отобрала телефон у одного из членов школьного совета и быстро обменялась контактами с парнем.

— С-спасибо…

С трудом пробормотал тот, выглядя совершенно потерянным.

…Да, есть и такие люди. Пытаются закадрить девушку под предлогом вопросов по мероприятию. Что ж, ничего не попишешь.

Игнорируй, игнорируй. Я не должен думать о таких вещах.

Сегодня я просто рабочий, который должен забивать гвозди так быстро, как только может. И больше ничего меня не волнует.

Я пытался ничего не замечать, но голос звучал всё так же чисто и ясно. Странно. Должно быть, это одно из трёх чудес большой семёрки.*«Большая семёрка» - семь ведущих кинокомпаний Голливуда Нет, всего получается двадцать одно чудо!

— А что ты делаешь в выходные?

Я знал, что спрашивают не у меня, но всё равно бросил взгляд на говорящего.

Парень бросил работать, полностью переключившись на разговор. Ой-ой, а вот Емико Каминума в своём кулинарном шоу и работает, и говорит одновременно. Иди у неё поучись.

Впрочем, такое продолжение разговора вполне естественно. Юигахама из тех, кто может реагировать совершенно нормально.

— А? Да то же, что и всегда. Только много забот насчёт фестиваля. И сегодня тоже.

— А как насчёт помочь вам в выходные, когда наш клуб закончится? Дай мне твои контакты.

Ну да, как же. Если бы ты в самом деле помочь хотел, ты бы сейчас не сачковал. Мои руки вдруг покрылись потом. Очень для меня характерно. Помнится, когда у нас была школьная поездка во втором классе начальной школы, нас заставляли держаться за руки. И от меня все шарахались, потому что у меня всё время руки потели. Они и сейчас так вспотели, что молоток выскальзывает. Может, он выскользнет прямо этому типу в башку? Хе-хе-хе.

Но не успел я поднять голову, прицеливаясь, как Юигахама заговорила.

— О, ну да, отлично. Но если мы на этой неделе поработаем как надо, в выходные работать не придётся. А то мне на выходных погулять охота, поразвлечься.

Она попыталась сменить тему, но парень не поддался. Экий он упорный…

— Погулять и поразвлечься. И где?

— А? Ну, наверно, это Юмико скажет… Да, положусь на Юмико.

— А, Миура… Миура…

Голос парня становился всё тише и тише.

Это свидетельство моей сосредоточенности? Наверняка. Когда я делаю уроки, слушая музыку, и сосредотачиваюсь, я перестаю её слышать. Сейчас, наверно, то же самое.

Сосредоточься, сосредоточься. На доске сосредоточься. Некогда сейчас на всё постороннее отвлекаться. Понимаете, я так люблю работать…

…Тем более, что надо поскорее закончить и свалить отсюда.

Я продолжал сколачивать доски. С таким настроением, будто пришёл в храм в два часа ночи. Вгоняя гвозди в доски так, словно это была соломенная кукла. Выплёскивая на них всю свою боль и ненависть.*Имеется в виду древний обряд - если хочешь кого-то проклясть, надо прийти к храму в два часа ночи и длинными гвоздями прибить к ближайшему дереву соломенную куклу

Вогнав гвоздь по шляпку, я потянулся за следующим и обнаружил, что коробка пуста.

— …Гвозди кончились.

Длинный гвоздь… Нет, тут обычный нужен.

— Держи.

Подняв голову, я увидел, что Юигахама протягивает мне гвоздь.

— Угу.

Я осторожно взял его, стараясь не коснуться её руки. А то бывает, неосторожно возьмёшь в магазине сдачу и в результате втюришься в симпатичную кассиршу. Парням надо всячески избегать подобных контактов с девушками.

— Всё нормально?

— Чего?

Юигахама удивлённо на меня посмотрела.

— Да ничего, нормально так нормально.

Она и правда очень популярна у парней.

Я уже слышал это от Тобе. Летом, в деревне Чиба. Мне он такого не говорил, но я слышал его слова.

Вполне естественно.

Если говорить о внешности, она довольно симпатичная. Вежлива со всеми. Плюс к тому входит в высшую касту школы, что делает её ещё более желанной.

А самое главное – она очень добрая.

Пусть в голове у неё свистит ветер, но в глазах окружающих, пожалуй, это лишь преимущество.

Наверно, поддаваясь иллюзии, будто школьное мероприятие поможет навести мосты между полами, к ней лезут незнакомые парни. Это естественно. И, пожалуй, не только на таких мероприятиях.

Я лишний раз это понял, увидев всё своими собственными глазами.

Этот парень какой-то необычный. Как и следовало ожидать от высшей касты. Хочет, чтобы всё выглядело естественно? Зачем сбегать с такой скоростью, если до того был так настойчив? Странный парень.

Вдруг я заметил, что вокруг стало как-то очень тихо. Огляделся и увидел лишь отдыхающих ребят из школьного совета. И стоящую прямо передо мной Юигахаму.

— Ха? Куда это все подевались?

— Дела у них в клубах, наверно… А может, из-за Юмико.

…Хм, получается, этот тип засмущался своего поведения и рванул прятаться?

Сдаётся мне, Юигахама намеренно упомянула Миуру, чтобы от него избавиться. И по внешности, и по манере разговора Миура выглядит очень внушительно. Она прекрасный политик, точнее, её навыки в манипулировании классом на высшем уровне. Если сумеешь набрать девяносто балов из ста за политику, считай, ты с ней сравнялся. А по лидерским навыкам и все девяносто пять будут. Отпугивать парней её именем – убойная тактика. Нет, я честно понимаю, что чувствуют эти парни. Миура кого хочешь напугает.

Впрочем, для Юигахамы дать им свои контакты должно быть несложно. Тут наверно есть ещё какие-то причины. Хотя задумываться о таком не стоит, слишком легко впасть в депрессию. Лучше обо всём забыть.

Я собрался и снова подхватил молоток.

— Ладно, продолжим.

— Ага!

Бодро отреагировала Юигахама, вскинув руку. Ну ещё бы, работать-то всё равно мне.

Молоток снова застучал.

Стук разносился на весь двор. Издалека доносились звуки тренировки бейсболистов, футболистов, регбистов, смешиваясь со свистками с легкоатлетических дорожек.

Я вбил ещё пару гвоздей и вдруг ощутил, что на меня внимательно смотрят.

— Чего?

Если будешь на меня так пялиться, я и работать не смогу. Юигахама поспешно замахала руками. А доску придерживать кто будет?

— Нет, ничего… Знаешь, Хикки, а у тебя здорово получается.

— Сдаётся мне, такое все умеют.

Парни любят возиться с игрушечными машинками, а значит, должны уметь работать с инструментами. Отвёртки, плоскогубцы, ручные тиски и так далее.

И дело не только в машинках, парням всегда хочется сделать что-то самим. Можно смастрячить какую безделушку из дерева. А можно и из картонной коробки.

Хорошо у нас получается или нет, не столь важно, такая простая работа нам по силам. Особенно тем, у кого нет никаких других талантов.

Девушки, с другой стороны, вряд ли такое умеют. Если им снова понадобится что-то подобное, лучше, если это сделаю я. А ещё лучше, чтобы и не понадобилось.

Я играл молотком, углубившись в размышления, и вдруг услышал бормотание Юигахамы.

— Знаешь… а ведь неплохо, тебе не кажется?

— Что неплохо?

Чего-то я не улавливаю… Если подумать, сейчас надо сделать работу, и то, чем мы занимаемся, именно работой и называется. Странно… Готов поклясться, что есть что-то ещё…

Что она такое говорит… Я протестующе посмотрел на Юигахаму, но она улыбнулась, словно поняв что-то важное.

— Думаю, это позволяет чувствовать себя юным.

— …Дура. Это заставляет меня чувствовать себя корпоративным рабом.

Торчать тут и вкалывать – это юность? Не говоря уже о том, что эту работу свалили на меня помимо моих прямых обязанностей. Если такое называть юностью, получится, что все служащие насквозь ёй пропитаны. Как минимум, когда мой папаша полумёртвый приползает домой с работы, он никогда не забывает высказаться, как он ненавидит и компанию, где работает, и общество. Что-то я не вижу тут ничего близкого к юности.

— Сдаётся мне, юность, о которой ты говоришь – это бессмысленное сверкание, всякие глупости и любовь ко внезапным сюрпризам.

— С чего ты взял? Я ничего такого не говорила.

Я что, ошибаюсь? А мне казалось, что ей всё такое нравится.

Юигахама глубоко вздохнула.

— Перед школьным фестивалем я только с классом готовилась. И ничем вам обоим не помогала.

Хм. Ну да, верно. Точнее будет сказать, что мероприятие нашего класса хорошо получилось именно потому, что в подготовке активно участвовала Юигахама. Хоть эта девчонка и не блещет знаниями, распоряжаться бюджетом она умеет отлично.

Но такое участие тоже вряд ли можно назвать проявлением юности.

— Тебе не хватало юности в классе? К тому же ты даже на сцене вместе с Юкиноситой выступила. Имей совесть, тебе этого более чем достаточно.

— Да нет же…

Юигахама отвернулась, её лицо было немного красным. Со стороны спецкорпуса светило заходящее солнце, и я обратил внимание, что весь двор окрасился багровыми оттенками.

Предполагаю, что для неё юность означает делать всякое такое с Юкиноситой, ну, в общем, некая такая любовь.

Пожалуй, стоит её предупредить.

— Если будешь продолжать липнуть к другим, им будет непросто. И самое важное, что это будет особо утомительно, когда знаешь, что это утомительно.

— Хватит нести всякую чушь… — Буркнула Юигахама с отвращением на лице.

Хватит так отшатываться, ты доску за собой тянешь. Держи её как надо, тогда и отшатывайся сколько влезет.

Я поправил доску и вколотил последний гвоздь.

Фух. Вот, пожалуй, и всё. Теперь надо отпилить лишнее. С пилой жители Чибы хорошо знакомы, потому что тут есть гора Нокогири.*«Ногокири» = «пила» Никакой другой связи нет.

Я поднялся и, оглядываясь в поисках пилы, увидел, что Юигахама совсем помрачнела.

— Я совсем не то хотела сказать…

— Ладно, забудь.

Взявшись за пилу второй рукой, я прижал ногой доску. И сосредоточенно всмотрелся в место реза, чтобы не сбиться.

— Мне надо сделать это вне зависимости от странных дел клуба. Если бы мы не сделали это вместе, я бы в любом случае это сделала.

Пила шумно повизгивала. Я пилил и пилил.

— …Да, именно так.

Но как бы она ни визжала, это было бессмысленно. Потому что я по-прежнему совершенно чётко слышал голос Юигахамы.

«Я бы в любом случае это сделала». Такие слова…

Такие слова заставляют меня терять уверенность в себе сильнее, чем что-либо ещё.

Лучше считать, что следующего раза не будет. Я не могу об этом думать. Отношения между людьми куда опаснее, чем я себе представлял. И наши взаимоотношения тоже.

Лишние кусочки отваливались один за другим, пол покрывался опилками. Пила в моих руках двигалась всё легче и легче, и наконец раздался стук упавшего на пол последнего куска.

× × ×

Закончив дело, всё остальное я оставил на Юигахаму и членов школьного совета. Меня ждала моя собственная работа.

Едва я вошёл в конференц-зал, Юкиносита подняла голову и посмотрела на меня.

— А, ты всё-таки здесь. Я уж думала, что сбежал… Сделал документы, что я просила?

— Как сделаю, сразу отдам.

Не задавай глупых вопросов! И так же ясно, если хоть чуточку напрячь мозги. Мне тоже, знаешь ли, хочется поскорее с этими бумагами разделаться. Так что как только сделаю, сразу и отдам.

Я уставился на Юкиноситу. Она небрежным жестом отбросила волосы с плеча.

— Я тебя сейчас не спрашивала, сделал ли ты свою работу, я на тебя давила, чтобы ты её сделал.

— Вот как?..

Ну да, когда начальник спрашивает у тебя «Ну что, готово?», единственный ответ – «Сейчас сделаю». В такой ситуации на работе просто невозможно сказать «нет».

Ничего не попишешь, придётся сделать. Не могу я противостоять, когда на меня так давят. У Юкиноситы соответствующая репутация не на пустом месте появилась. Она и сама, наверно, под постоянным давлением. И росла, стараясь такому давлению сопротивляться.

Мысленно побурчав, я уныло плюхнулся на стул рядом с Юкиноситой и взялся за работу. Потянулся за бумагами, скопившимися на краю стола, чтобы провести сверку.

Один лист. Два. Три… Четыре. Упс.

Мне опять добавили работы.

Я уставился на Юкиноситу грустными как у Бантё Сараясики*Отсылка к «The Dish Mansion at Banchō» глазами. Та развернулась к Мегури, не удостоив меня и единым словом.

…Ну да, Мегури это Мегури.

Впрочем, сейчас она тоже занята. А скоро ей начинать готовиться к экзаменам в университет, значит, все прочие дела перейдут к кому-то другому. То есть, нас ждут выборы президента школьного совета… Она не может уйти, не передав дела преемнику.

Как минимум, должен найтись кто-то, кто снимет с неё часть нагрузки.

Я помотал головой и с улучшившимся настроением вернулся к бумагам.

Где ученики должны сидеть, куда двигаться, где ждать начала следующего состязания, положение старта и финиша, отметки, указатели, потом всё согласовать и перепроверить…

До чего же рутинная работа.

— Помоги и с этим, пожалуйста.

На мою гору документов легла очередная бумага. Вернее, даже не бумага, а целая папка. Слушай, мой стол тебе не Dropbox, нельзя сюда пихать, что вздумается. А то мне реально поплохеет.

Я покосился на Юкиноситу и увидел, что она что-то печатает на компьютере.

Она и правда работает. Я так и думал… А когда все вокруг работают, меня тоже поработать тянет. Ох уж этот эффект среды.

Но увы, на помощниках этот эффект не работает. Среди них царит атмосфера «да плевать мне на всё».

Эту часть работы придётся делать нам.

Я прекрасно это понимал. Равно как и то, что если не поплачусь, начинаю чувствовать себя неуютно. И заговорил, не прерывая работы.

— И почему мне кажется, что я только и делаю, что вкалываю всё время.

— Какая неожиданность.

Холодно ответила Юкиносита. Разумеется, не отрываясь от работы. Я по-прежнему слышал стук клавиш.

Она права, и правда неожиданно. Никогда не думал, что придётся заниматься такой работой.

— Верно. Мой папаша в обморок рухнет, если услышит, что я действительно работаю.

— Я не про то… Хотя это тоже неожиданно. Могу предположить, что для твоего папы тоже.

Юкиносита удивлённо вздохнула. Впрочем, всё можно объяснить одной фразой.

— Он же мой папаша.

— Убедительно… Впрочем, меня куда больше удивляет Сагами.

Я с изумлением повернулся к ней. Юкиносита смотрела на Сагами, работающую наискосок от неё.

— Она на удивление серьёзно относится к работе.

— Это уж слишком…

На удивление… Сама же протолкнула её на этот пост.

Впрочем, я тоже немного удивлён. Я был уверен, что она совсем потеряла интерес к делу. Но она и правда серьёзно подходит к работе.

Что ж, наверно, для неё сейчас настал критический момент.

Если она и сейчас завалит дело, свой авторитет ей будет уже не спасти. И ей останется лишь издеваться над теми, кто ниже её, в попытке отстоять самоуважение.

Гордость и тщеславие – очень чувствительные моменты.

Но было бы здорово, если бы она действительно ко всему относилась серьёзно. Реальность показывает обратное.

Юкиносита, кажется и сама это понимала. И потому добавила несколько слов.

— Хотя она действительно не столь хороша. Как ни прискорбно, свою работу я бы ей не доверила.

— Какой смысл сравнивать её с тобой.

Если в качестве точки отсчёта брать Юкиноситу, кто угодно некомпетентным покажется.

Юкиносита с укоризной глянула на меня.

— Не во мне дело. Есть другие, кто сами по себе замечательные личности.

— Ну, если ты так вопрос ставишь…

Конечно, есть и те, кто может с ней сравниться. Вроде Харуно или Хаямы, надо полагать.

— И ещё… — Тихо продолжила она.

Я и не заметил, как её пальцы перестали бегать по клавиатуре. Она сжала руку в кулак.

— …Меня нельзя считать выдающейся. Наш график уже на грани краха.

Юкиносита с силой нажала на клавиши. Кажется, она снова правила график.

Но не её вина в том, что задачи приходится корректировать. Не будь этого графика, никто бы вообще ничего не сделал.

— Ты в этом не виновата.

— Это тебе так кажется…

— Ты не виновата. Это общество виновато, общество.

— Когда дело касается увиливания от ответственности, тебе просто нет равных.

Хмыкнула Юкиносита, взглянув на меня как на идиота. Выпрямилась и снова заработала на компьютере. Её пальцы легко и стремительно запорхали над клавишами, словно стремясь скомпенсировать потраченное на разговор время.

Кажется, она чувствует себя в ответе за сложившуюся ситуацию. Но в наших проблемах нет её вины.

Не графики и не распределение задач стали причиной задержек.

Мотивация.

Пусть бойкота как такового уже нет, но даже сейчас противостояние тормозит работу под предлогом «чтобы работа не мешала заниматься в клубах».

В такой ситуации приходящие нам помочь, надо полагать, не испытывают никакого желания что-то делать.

Значит, нам приходится распределять всю работу на отдельные задания. Но так мы теряем гибкость планирования. Недостаток рабочих рук приходится компенсировать членами исполкома.

В итоге мы вынуждены постоянно тратить лишнее время на всякую текучку. Плюс к тому есть много разных факторов, которые приводят к тому, что недоделанные дела зависают в воздухе.

Судя по тому, как всё продвигается, эти самые факторы в ближайшем будущем приведут к полному провалу.

× × ×

Голосов болтающих поутру ребят оказалось достаточно, чтобы испортить мне настроение.

День только начался, но у меня было чувство, что он уже кончился. Ужасное чувство.

Ребята из других классов оживлённо трепались по дороге, и от этого атмосфера в классе казалась ещё более подавленной.

В близких отношениях с другими нет ничего плохого, но всё же надо держать некоторую дистанцию.

Приятели.

В прошлом году они были в одном классе, но со временем разошлись.

Члены клуба.

Столкнувшись с незнакомыми лицами, они надевают маску. Которая, конечно же, отличается от истинной личности.

Все изо дня в день обманывают друг друга. А значит, единственный вариант – это оставаться одному. Я и только я, от начала и до конца.

Я всегда чувствовал, что прямота в отношениях с этим миром принесёт мне огромный профит.

Погрузившись в мысли, я перестал слышать шум вокруг, ловко лавируя в толпе и уклоняясь, словно боксёр. А подойдя к своему шкафчику для обуви, прошептал «Макуноти! Макуноти!» и резко выбросил руку вперёд.*Отсылка к манге «Hajime no Ippo» про боксёра Нет, не нанося удар, а просто потянувшись за туфлями. Даже самому грустно, что меня радуют такие бессмысленные иллюзии.

Но вместо туфель моя рука наткнулась на что-то шуршащее.

Да что там такое? Надо посмотреть… Ого. Кто-то сыпанул в мой шкафчик мусора?

Там оказались разорванные бумажные обёртки от каких-то сладостей.

Это что, издевательство такое?

Надо проверить, нет ли там ещё чего. Я быстро осмотрел свой шкафчик и заглянул в соседние. Нет, мусор был только в моём.

…И что это должно означать?

Увиденное погрузило меня в некоторое уныние. По всему телу словно прокатилась волна усталости.

Не скажу, что я был взбешён или зол. Нет, это больше походило на ощущение обречённости.

Меня не волнует, когда меня игнорируют или сторонятся, я к такому давно привык. И сплетни за спиной могу понять.

Чего я не понимаю, так это такого вот ребячества. Какой в этом смысл и какой может быть от этого профит?

Утруждать себя подобными пустяками – напрасная трата времени и сил. Можно даже сказать, полная бессмыслица.

Наша школа готовит к поступлению в университет, так что я надеялся, что тут будет мало идиотов. Но конечно же, нет правил без исключений.

Такие действия не слишком-то лучше прямого насилия. Впрочем, бумажки сухие, так что можно считать, что мне в какой-то мере повезло.

Учитывая, сколько вообще идиотов в мире, иметь именно такого в противниках – тоже в какой-то мере везение.

Я уже выучил урок – если человек упал, все будут его топтать. Любому понравится издеваться над тем, над кем уже издеваются.

Время на секунду замерло.

Какой бы ни стала школа, я должен был всё это понимать и потому быть к такому готовым. Но всё равно оказался потрясён, что такое может случиться. И смутился, что на мгновение разволновался от такого ребячества.

Впрочем, есть способ противодействия таким фокусам.

Я быстро собрался и выгреб мусор из шкафчика. Просканировал обстановку вокруг… Отлично, мой навык скрытности всё ещё работает. И я в состоянии им воспользоваться, даже когда вокруг полно народу.

Убедившись, что никто в мою сторону не смотрит, я начал соображать где тут чей шкафчик.

В классе нас рассаживали по алфавиту. Передо мной сидит Хаяма, перед ним Тобе, перед Тобе Тоцука.

Шкафчики распределялись в соответствие с рассадкой в классе. Стало быть, так они тут и расположены.

Должно быть, это знамение свыше!

Я скомкал мусор и швырнул его в стоящий поблизости шкафчик Тобе.

…Тобе, ты уж прости.

Как я стал жертвой чьей-то шуточки, так кто-то должен стать моей жертвой.

Впрочем, лучше назвать это самообороной. Такой метод не всегда и не против всех эффективен, но сейчас в самый раз.

Я потёр ладони, стряхивая остатки мусора, и бодро двинулся прочь.

И услышал позади усилившийся шум. Наверно, это заявился Тобе после утренней тренировки.

Я оглянулся. Поприветствовав проходящих мимо знакомых, он сунул руку в шкафчик.

— Привет! А?

Кажется, он что-то нащупал и на мгновение замер. И нервно выхватил из шкафчика свои туфли.

— А… Что?! Серьёзно?! А?! ЧТО-О-О?!

Его вопли тут же привлекли всеобщее внимание. Кто-то смотрел издалека, а кто был с ним на короткой ноге подошли и разразились смехом.

— Тобе, что это за фигня?

— Ха-ха-ха, над тобой что, издеваться начали?

Услышав такое, Тобе резко развернулся.

— Погодь! Мне тут всякой дряни нафигачили, это что, издевательство?! Надо мной что, кто-то реально издевается?!

Даже сквозь шум я расслышал в его крике трагические нотки. В груди кольнуло ощущение вины. У-у, прости, Тобе.

Пока я мысленно извинялся, из окружающей Тобе толпы выбрался Хаяма. Наверно, как и Тобе, вернулся с утренней тренировки.

— Тобе, чего ты так орёшь…

Он выглядел весьма мрачно, словно вопли Тобе его достали. Зато настроение Тобе, наоборот, начало улучшаться. Если тебе достаточно просто посмотреть на Хаяму, чтобы поднять настроение, ты в него втюрился, не иначе…

— Слышь, Хаяма, я ж вправду. Кто-то мне мусора в шкафчик нафигачил! Обёрток от шоколадных палочек и печенек каких-то!

— …

Лицо Хаямы затвердело. Он молча сунул руку в свой шкафчик и немного постоял так. А потом пристально всмотрелся внутрь.

Но длилось это совсем недолго.

Он вытащил свои туфли, натянул их и улыбнулся Тобе. От недавнего застывшего выражения не осталось и следа.

— Просто почисти свой шкафчик, а то его уже с мусорной корзиной путать начали. И туфли хоть иногда домой бери, помыть.

— Слышь, Хаяма! Это уж слишком!

— Да шучу я. Если такое повторится, тогда и подумаем. А пока пошли в клуб, вещи положим.

Хаяма хлопнул Тобе по лбу и похлопал по плечу. Тот поднял глаза к потолку и вздохнул.

— Погоди, слышь, я правда удивился. А типы из министерства образования говорили, что в этой школе ничего такого не бывает. Ненавижу правительство.

Тобе побежал следом за Хаямой.

Как и следовало от него ожидать.

Люди, способные поднять столько крика, когда их чем-то задевают, встречаются нечасто. Теперь он привлечёт к себе массу внимания, и новости распространятся очень быстро.

Я отнюдь не ненавижу Тобе. И вообще сейчас нет смысла говорить о ненависти или приязни. Я не из ненависти мусор ему в шкафчик подбросил, а исключительно в целях самозащиты. Он такой шум вокруг этого поднимет, что вряд ли кто захочет повторить такое в мой адрес. Авторам подлянки даже не надо быть очевидцами происходящего, Тобе стольким обо всём расскажет, что до них слух очень быстро доберётся. Полностью быть в том уверенным я, конечно, не мог, но я верил в Тобе.

В глубине души он слаб. Быть может, ему частенько доставалось, но ему по плечу поднять большой шум ради самозащиты. А потому случившееся будет восприниматься не как издевательство, а как шутка.

У меня были две причины так думать.

Первая – что Тобе не отличается умом и сообразительностью. Ему наверняка захотелось бы направить всё в более интересном направлении.

Вторая – его положение в школе.

Тобе входит в высшую касту, а значит, он и думать не должен, что над ним издеваются. А что ещё важнее, буде такое случится, ему гарантирована мощная поддержка. Значит, всё должно быть воспринято как шутка. Точнее, его гордость не должна была позволить дать окружающим понять, что он стал жертвой издевательств.

Впрочем, не суть важно. Пожалуй, я впервые должен быть ему благодарен.

Когда слух расползётся, моим противникам будет не так просто сделать свой ход. И нет нужды искать виновника, мне это ничего не даст.

Вполне достаточно, если всё прекратится. Или пусть ищут другого козла отпущения.

Ха-ха-ха! Такой коварный метод весьма эффективен, но я втрое коварнее! И я реально подлый!

…Фу.

Но всё-таки, неужели кто-то настолько меня ненавидит, чтобы прибегать к подобным трюкам? Я и правда озадачен. Или это единственный способ наехать на меня, потому что я ни с кем отношений не поддерживаю? Хотя мне не кажется, что такое будет повторяться.

Прикидывая возможные меры противодействия в будущем, я направился в класс. Поднялся по лестнице, свернул за угол и вышел в ведущий к нему коридор.

И удивился, насколько тут тихо. Обычно здесь стоит гвалт, а сейчас царила тишина.

Все осторожно поглядывали в одну и ту же сторону, быстро отводили взгляд и перешёптывались.

Я тоже глянул в направлении центра беспокойства.

Там стояла Минами Сагами.

А ещё Харука с Юкко.

Вокруг них скучковались ещё несколько человек. Кто-то стоял на стороне Харуки и Юкко, кто-то старался занять нейтральную позицию. Были и те, кто стоял на стороне Сагами. Среди них я заметил Юигахаму.

Что тут творится… Юигахама тоже заметила меня и поспешила подойти.

— Что тут такое?

Она наклонилась к моему уху. Слишком близко…

— Кажется, Сагами с ними поздоровалась, а они её проигнорировали. Ну и началось…

Юигахама устало вздохнула. Её дыхание пощекотало моё ухо, по шее побежали мурашки. Впрочем, сейчас не до того…

Сагами сверлила взглядом Харуку с Юкко. Судя по всему, встретились они здесь случайно. А теперь все трое перекрывали дверь класса, заставив и остальных столпиться в коридоре.

Опять проблемы начались…

И как их теперь растащить? Я в замешательстве посмотрел на Юигахаму. Кажется, она тоже не могла ничего придумать.

Если я вмешаюсь, авторитет оргкомитета упадёт ниже плинтуса. Без разницы, Сагами я поддержу или Харуку с Юкко.

Остаётся лишь не лезть к ним и тупо ждать, пока они успокоятся и разойдутся.

Я уже готов был сдаться, но появление ещё одной персоны радикально изменило ситуацию.

— Слушайте, не стойте на дороге.

Сообщила Юмико Миура, рассекая толпу и шагая к замершей перед дверью троице. Она недовольно тряхнула светлыми локонами и мрачно уставилась на девушек.

Сагами, Харука и Юкко отступили друг от друга и воспользовались подвернувшейся возможностью, чтобы разойтись. Как мальки шарахаются в стороны от проплывающей крупной рыбы.

Миура заставила их заткнуться и разойтись без каких-либо уговоров или угроз. Она просто невероятна…

Благодаря ей, утренние проблемы подошли к концу.

Но их искры никуда не исчезли.

Они продолжают гореть, словно тлеющие угли под слоем пепла. И они обязательно разгорятся в ревущий пожар, стоит лишь смениться ветру.