Том 14    
Прелюдия четвёртая


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Прелюдия четвёртая

Мы говорили обо всём. О планах на каникулы, о том, куда хотелось бы сходить…

Я понимала, что она просто пытается сменить тему как умеет, но умела она просто никак. Даже её улыбка выглядела неестественной. Она и правда неуклюжая.

Она во всём хороша. Но когда надо солгать, сманипулировать или сказать правду, у неё ничего не получается.

Я была бы рада, если бы мы оставались тут вечно. Но время бежало так быстро. Похолодало, толпа перед станцией рассосалась, мы стали меньше говорить, и наконец ушёл последний поезд. Теперь нам некуда было идти. Но я притворялась, что ничего этого не замечаю.

Мне хотелось просто болтать с ней, всё равно о чём, как всегда.

Если бы мы навеки оставались с ней вот так, я была бы рада. И если бы моё желание исполнилось так, как она хотела, я тоже была бы рада. Но этого для меня было бы недостаточно.

— Я так много хочу сделать…

Прошептала я, глядя на большое здание, окна которого гасли одно за другим. Она выдохнула и улыбнулась.

— Ты права.

— Да, я хочу сделать всё. И я хочу всё.

Я придвинулась к ней ещё ближе, прижимаясь к её плечу. И положила на него голову, словно засыпая.

— Я жадная, так что я собираюсь забрать всё. Я собираюсь взять все твои чувства, Юкинон.

Да, я жадный человек, в конце концов.

Что-то весёлое, что-то радостное, что-то вкусное — я всё это люблю. Я не умею готовить сладости, но отнюдь не ненавижу. Мне хотелось попробовать всевозможные начинки и их комбинации. И пусть даже получится плохо. Пряно или горько, я не возражаю.

Вот почему я спросила бы её, но только один раз.

Если бы она ничего не сказала, я тоже промолчала бы. Но если сказала, то я тоже.

Это было нечестно, я знаю. Но тут мы все трое одинаковы, все нечестны. Мы все были жадными, потому что хотели, чтобы желание исполнилось. Даже если знали, что оно никогда не исполнится, никогда не свершится.

Но я, наверно, была самой жадной.

Что-то сладкое, что-то горькое, что-то болезненное, что-то стрессовое, раны и шрамы. Я хотела всё.

Я подняла голову, глядя ей в глаза. Наши лица были так близко друг к другу, что едва не соприкасались.

— Так что, Юкинон, пожалуйста, расскажи мне о своих чувствах.

Она выдохнула. Она казалась нерешительной и сбитой с толку, её ресницы нервно дрожали. Мягкие губы приоткрылись. Она выглядела так, будто готова разрыдаться.

Но я просто не могла отвести взгляд. Раньше я всегда делала вид, будто ничего не вижу, ничего не замечаю и ничего не знаю. Но теперь я так больше не могла. Я сидела и продолжала смотреть на неё. Я всегда смотрела на её красивые волосы, на влажные глаза, на бледные щёки.

Она сжала губы, словно прикусив их, и огляделась. В этой части станции мы были лишь вдвоём, подслушивать нас было некому. Но она всё равно казалась обеспокоенной, что на нас кто-то смотрит. Она медленно приблизилась, боясь прикоснуться, словно котёнок.

Затем она поднесла руку ко рту и прошептала несколько слов. Слов, которые мне совсем не хотелось слышать.

Но я всё равно улыбнулась. Я настолько безнадёжна, что мои губы, моё лицо, даже мой взгляд смягчились в ответ.

Она внезапно отодвинулась. Её лицо казалось встревоженным и испуганным, хотя даже в темноте было видно, как горят её щёки.

Глядя на такое лицо, я действительно не знала, что мне делать. Потому что мне было бы легче, если бы я его возненавидела.

***

Я сказала это. Действительно сказала, хотя совершенно не собиралась.

Потому что я понимала, что стоит мне выразить словами и признать это, всё станет совсем иначе. Всё, обтянутое тонкой плёнкой, распахнётся настежь. Словно вода, потоком хлынувшая в судно, словно лопнувший шарик, уколотый иглой.

Вот почему я плотно сжала губы. Если бы я просто проглотила свои слова, всё могло бы продолжаться по-прежнему. Но её глаза не позволяли мне такой роскоши.

Я в первый раз говорю кому-то что-то подобное. И уверена, в последний.

Я приоткрыла дрожащие губы, заговорив. Мой голос был слаб, словно я раскаиваюсь.

Какое у неё будет лицо? Что она скажет? Я посмотрела на неё, и она тепло кивнула мне. Кивнула, не говоря ни слова.

Я впервые сказала это, но кажется, она давным-давно знала, что я чувствую. Но ждала, пока я не буду готова сказать ей.

— Хорошо, я тоже скажу.

Она медленно закрыла глаза, положив руку на моё плечо и прикрыв рот другой. И придвинулась поближе.

Её гелевые ногти на тонких пальцах, румяные щёки, пухлые блестящие губы, изящные брови, все её милые, модные и прекрасные части тела всё приближались ко мне, словно она собиралась меня поцеловать.

Такая неуместная мысль пришла мне в голову. Я смутилась и едва не шарахнулась назад, но взяла себя в руки и подалась к ней.

Она прошептала мне прямо в ухо, словно играющий щенок.

Я была уверена, что именно эти слова и хотела услышать. Облегчённо вздохнула и тихонько отвернулась, не позволяя мысли ускользнуть.

Она убрала руку с моего плеча и отодвинулась. Наши взгляды встретились. Она смущённо засмеялась, потирая свой шарик волос.

— Думаю, наши желания одинаковы.

— Ты права…

Думаю, это единственное, в чём мы можем быть совершенно уверены.

Но я понимала, как трудно было бы получить именно то, что мы хотели. Вот почему я выбрала вариант, наиболее близкий к этому. Мне хотелось верить, что желание однажды сбудется. Быть может, в тот день, когда я смогу справляться лучше.

Я кивнула, но она замотала головой. Я не понимала, почему, и бросила на неё вопросительный взгляд. Но она заговорила о другом.

— Думаю, с Хикки всё то же самое.

Его неожиданно прозвучавшее имя заставило меня застыть. Она мягко положила свою руку на мою, словно пытаясь помочь расслабиться.

— Не думаю, что он хочет отказаться от чего-то.

Спокойно прошептала она, но её слова остро кольнули мне в грудь. Я незаметно для себя понурилась. А когда подняла глаза, её немигающий взгляд был устремлён в далёкое звёздное небо.

— Дистанция между нами — это не что-то физическое. Как бы далеко ни ушли мы друг от друга, как бы давно ни виделись, наши чувства не изменятся. Я так думаю.

— Вот оно как?..

— Ну да, думаю, так… Но если наши чувства изменятся, мы окажемся далеко-далеко друг от друга, как бы близко ни находились.

Я слушала её слова, будучи ближе, чем кто-либо ещё. Но в какой-то момент наши руки соединились. Мы сплели мизинцы, словно давая друг другу обещание. В общем-то, нет ничего такого в соприкосновении рук. Они не слишком горячие, а вокруг не слишком холодно.

Но я действительно чувствовала прикосновение её тепла.

— Если наши желания совпадают, можешь ли ты принять все мои чувства?

— Да, однажды обязательно смогу.

По сути она сказала, что тогда мы могли бы остаться именно такими, какими были.

Насколько хорошо было бы, если бы ничего не изменилось?

Наши слова превратились в тепло, и я удовлетворённо закрыла глаза.

Я была уверена, что никогда не забуду это тепло. И потому никогда не смогу забыть тот холод, когда наши руки разомкнулись.