Том 14    
Глава 9. Как бы синева со временем ни теряла свой блеск, она остаётся синевой


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Глава 9. Как бы синева со временем ни теряла свой блеск, она остаётся синевой

Прощальная церемония осталась позади, и теперь мы завершали подготовку к организованному собственноручно прощанию со школой. Не с речами, слезами и с букетами цветов, а такому, где можно вволю повеселиться и расслабиться. Хотя сами мы настолько вымотались, что практически не ощущали эмоций по этому поводу.

Несмотря на все сложности, всё было готово. Этажи украсились цветами и воздушными шариками, играла мягкая фоновая музыка. Красующиеся в ярких костюмах гости, приехавшие пораньше, явно были в предвкушении. Мы же с Юкиноситой тем временем проводили в уголке последнее совещание.

— Хикигая, на тебе контроль этажа, выделенного для школы Соубу, и общее руководство персоналом.

— Понял.

— Также держи связь с теннисным и футбольным клубами через Тоцуку и Хаяму, когда они будут направлять гостей.

— Есть.

— Следи за поставкой продуктов. Веранда выделена как зона отдыха, так что скооперируйся с За… Заи… с ним и остальными.

— Даже фамилию произнести не может…

— Повторно входящими займутся ребята из Кайхин-Сого. Ты следи, чтобы вовремя меняли маты на полу. Чтобы не натащили песка, возвращаясь с пляжа.

— Ясно… Стоп, это что, всё на мне? Я уже не менеджер, а какой-то вьючный ишак получаюсь.

Юкиносита бросила на меня отсутствующий взгляд.

— К сожалению, только мы с тобой знаем всю картину в целом, и я должна быть уверена, что всё пройдёт гладко… Или мой парень не способен справиться с такой ерундой?

И отбросила волосы с плеча, провокационно улыбнувшись. Её непреклонный взгляд не оставлял мне выбора.

— Способен…

Против такого козыря у меня просто не было никаких шансов, как бы я ни сопротивлялся и ни мямлил. Даже не знаю, услышала ли она меня, но она снова улыбнулась.

Негромкий шум окружающих голосов вдруг затих. Я повернулся и увидел, что к нам идут Харуно и мама Юкиноситы, словно подавляя всех вокруг. Вряд ли намеренно, но сам их вид не подразумевал иных вариантов. Две красавицы, одна в традиционной японской одежде, а другая в роскошном платье, открывающем плечи, спину и часть груди и обтягивающем бёдра, словно формируя фигуру русалки. А за ними двигалась Хирацука в брючном костюме, ещё одна впечатляющая красотка. Они просто не могли не привлечь всеобщее внимание.

Все трое шли к нам, заставляя остальных расступаться. Юкиносита встретила их улыбкой.

— Не думала, что вы придёте.

Харуно осталась безразличной, а мама улыбнулась в ответ.

— Да… Подумала, что лучше будет самой на всё посмотреть.

В её добрых словах чувствовалась враждебность. Блин, она всегда так пугает… Я отступил за Юкиноситу.

— Не обращайте на меня внимания, — небрежно бросила Харуно, не обращая внимания на возникшее напряжение. — Я пришла просто ради бесплатных напитков.

— Но спиртное здесь не предлагается, — С некоторым удивлением отреагировала Юкиносита. Харуно подхватила Хирацуку под руку.

— Не переживай. Если захочу выпить, мы с Сидзукой сходим в ресторан наверху.

— Я за рулём, знаешь ли, — без особого восторга проворчала Хирацука, но скидывать руку Харуно не стала. Посмотрела на Юкиноситу, потом на меня, и улыбнулась. — Повеселюсь сегодня, если не возражаете.

— Постарайся, Юкино. И ты тоже, Хикигая. Постарайся как следует, — Харуно шагнула ко мне, вплотную придвинувшись к моему уху. — И будь готов ко всему, хорошо?

— Э-э…

От её слов и тона у меня по спине пробежал холодок. И я смог ответить лишь невразумительным мычанием. Харуно хихикнула и придвинулась ещё ближе.

— Знаешь, если потребуется помощь, просто дай знать своей старшей сестричке. Я тебе помогу.

— Честно говоря, вы последний человек, с кем мне хотелось бы иметь дело…

С сарказмом ответил я на столь щедрое предложение. Харуно озадаченно посмотрела на меня, затем прищурилась, словно хищник, рассматривающий добычу.

— Боже, Хикигая, ты просто восхитителен… Отныне я буду приголубливать тебя не меньше, чем Юкино.

Будто до сих пор она сдерживалась. Или она и правда может подняться на новый уровень?..

Впрочем, Харуно есть Харуно. Вряд ли она этим ограничится. Скорее всего, и дальше будет меня испытывать.

Словно в доказательство этого, Харуно слова хихикнула прямо мне в ухо. Я рефлекторно съёжился. От близости её обнажённой кожи, щекочущего ухо дыхания и сладкого аромата по всему телу пробежала дрожь. Ё-моё, до чего же она меня пугает…

Юкиносита быстро вклинилась между нами, шлёпнув Харуно по руке. И ткнула пальцем в сторону.

— Сестра, ресторан вон там.

— О боже, кто-то расстроен. Ладно, потом увидимся.

Харуно изобразила святую невинность и удалилась, прихватив с собой Хирацуку. Юкиносита со вздохом проводила их взглядом и повернулась к маме.

В этом противостоянии, в отличие от стычки между сёстрами, чувствовалось куда большее напряжение. Мама Юкиноситы прижала веер к подбородку и сурово заговорила.

— Юкино… Когда пытаешься начать что-то новое, всегда будет оппозиция. Каковы бы ни были твои причины, не все с тобой согласятся. Особенно когда дело касается столь сомнительного мероприятия… Так что тебе стоит ожидать претензий как к школе, так и к нашей семье.

— Я понимаю.

— Хочу предупредить, что не собираюсь вставать на вашу сторону, какие бы трюки вы ни придумали.

Она с холодным блеском в глазах взглянула на меня, словно припоминая мои прошлые выкрутасы. Но её взгляд тут же оказался перекрыт. Юкиносита шагнула вперёд, улыбаясь не менее холодно.

— Всё нормально. Это часть моих обязанностей как ответственной за мероприятие. Я с самого начала это учитывала.

— Ясно. Что ж, посмотрим, что ты имеешь в виду.

Её мама любезно улыбнулась в ответ. Со стороны их словесные дуэли чем-то напоминали воспитание хищниками своего потомства. Всё становится жёстче, когда зверята готовы покинуть логово.

Харуно в своё время сказала, что наличие врага помогает людям расти. А теперь моё слабое подозрение превратилось в уверенность.

Для этих матери и дочери, даже для сестёр, конфронтация — нормальная форма общения. А противостояние — своего рода воспитание. Дьявольская семейка. У них что, все там проблемные?

Я шагнул назад в надежде, что меня минует чаша сия. Но мама Юкиноситы заметила мой манёвр и улыбнулась.

— Хикигая, думаю, мы доставим тебе некоторые проблемы, но заранее спасибо.

— А? Это, ну, ладно. Это моя работа, так что…

В ответ на столь радостную улыбку я просто не мог сказать «ничего страшного». Получилось лишь пробормотать несколько слов с кривой усмешкой.

Сочтя мой ответ приемлемым, мама Юкиноситы снова улыбнулась, прикрыла рот веером и удалилась в хорошем настроении.

— Ушла наконец… — вздохнула Юкиносита, глядя ей вслед. — Давай продолжим.

— А что, ещё что-то есть? — удручённо поинтересовался я.

— Есть, — приложила она руку к виску. — Я не в восторге, но они указали кое на что, чего мы не учли.

— А?

Что, где когда, кто, почему, как? Я хотел было задать шесть сакральных вопросов, но Юкиносита меня опередила.

— Спиртное. Здесь оно не подаётся, но никто не запрещал принести его с собой. Имей это в виду.

— Ещё одна забота… Ладно, понял. Ещё что-нибудь?

— Так… — Юкиносита задумчиво взялась за подбородок и огляделась, словно выискивая, что бы ещё сказать. — Пожалуй, пока всё.

— Ясно. Что ж, тогда приступим?

— Давай.

Мы кивнули друг другу и разошлись. Занавес финального акта был поднят.

* * *

Пром был уже в самом разгаре, а мне так и не удалось передохнуть. Столько всего навалилось, что время просто летело.

Передо мной открывался шикарный вид — красивые платья, кружащиеся по залу, словно лепестки сакуры под весенним ветром. Идеальная атмосфера для прощального вечера.

На каждом этаже играла классическая музыка, а передо мной то и дело возникали знакомые лица. Чтобы то пожаловаться, то высказать пару ласковых. А всё из-за моей должности главного менеджера этажа. Как бы гордо она ни называлась, вся она сводилась главным образом к постоянному разбору жалоб и претензий. То и дело приходилось связываться с соответствующей командой, а то и самому бежать разбираться. И во время одного такого забега, когда я отчаянно пытался решить очередную проблему, меня вдруг окликнули сзади.

— Хикки.

Только один человек зовёт меня так. Я остановился и повернулся к Юигахаме.

— Привет. Ну как дела?

— Да без проблем. Всё не слишком напряжно. Хотя Ироха помирает в задней комнате. А ты как?

— А я помираю здесь. Это просто невыносимо. Ладно, потом к ней зайду. Слушай, а там нет каких-нибудь сладостей или чего подобного? А то тут еда заканчивается.

— Да вроде есть. Принести?

— Ага, будь любезна. Заимокуза с компанией пошли покупать ещё, но надо продержаться до их возвращения.

— Хе-хе.

Юигахама засмеялась.

— Это так смешно? — поинтересовался я.

— Ну… Это так похоже на нас, понимаешь?

Она попыталась стереть свою добрую улыбку, но без особого успеха. У меня на мгновение сдавило сердце, но я провёл рукой по волосам и попытался улыбнуться.

— Извини, что пришлось нам помогать.

— Да всё нормально.

Юигахама покачала головой и окинула взглядом зал — танцующие силуэты в красивых платьях, веселящихся гостей, спешащую куда-то Юкиноситу и измождённые тела наших работников. И улыбнулась.

— Потому что именно это я и хотела увидеть.

— Понятно, — улыбнулся я в ответ.

И правда похоже. Нам никогда не удавалось продумать всё до конца. Споры, конфликты, осложнения, попытки что-то сделать и отчаянный рывок в финале, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

Но яркость и острота ощущений компенсировали всё, как и сейчас. Поначалу мне хотелось прибить того, кто придумал это дурацкое мероприятие, взвалившее на меня такую ношу. Но в итоге я и сам увлёкся таким стилем жизни.

— Слушай…

— А?

Услышав её шёпот, я снял гарнитуру. Но Юигахама тут же замотала головой.

— Нет, ничего. Потом.

— Л-ладно…

— Всё, марш работать! Быстро!

— Л-ладно…

Я сорвался с места и услышал, как она шёпотом пожелала мне удачи. Теперь у меня не было выбора.

Да, я могу стенать и плакаться, но моё кредо — сделать работу минимум процентов на шестьдесят, чтобы было чем оправдываться. Почти все наши проблемы далеки от решения. Они лишь заметены под ковёр с помощью блефа, намеренной лжи и прочих неприглядных методов. Наверняка придёт день, когда мне придётся за всё это ответить. И расплатиться по всем долгам.

Но может быть, именно этого я и хотел. Бегать туда-сюда, уставая до смерти, но продолжая делать свою работу. Выложиться до конца, оплакивать свои неудачи и размышлять о юности, полной ошибок. А потом, в глубокой старости, сидеть на веранде и снова и снова рассказывать эту историю внукам Комачи.

Размышления о старости не мешали мне судорожно носиться, пытаясь всё успеть. Садящееся солнце уже начало окрашивать Токийский золив в багровые тона.

Кто хотел — отправился на пляж, другие отдыхали на террасе, третьи сидели и болтали у костерка. Каждый развлекался, как ему нравится, но потом все снова собрались в зале. Наступало время последнего танца.

В сравнении с предыдущим промом, звук и подсветка здесь были более качественными. Возбуждение вышло на новый уровень. Делать своё дело, одновременно стараясь избегать толпы, стало настоящим подвигом Геракла.

Из больших динамиков полилась танцевальная музыка. Запрыгали лучи подсветки, заиграл вспышками зеркальный шар. По этим вспышкам легко было понять, когда мелодия начинается и когда подходит к концу.

Пристроившись в тёмном уголке, я устало и удовлетворённо вздохнул, глядя на мелькание огней.

Не то, чтобы я был в восторге от популярной музыки, страстных танцев, мелькания стробоскопов. Но наблюдать за всем этим из угла было неплохо. Жаль только, что недолго.

Меня вызвали по гарнитуре, обрушив на мою голову град команд вперемешку с ругательствами. И не в силах позволить себе роскошь перевести дух, я снова сорвался с места.

* * *

При подготовке к прому у нас хватало проблем, особенно поначалу. Но несмотря на некоторые инциденты, так и не произошло ничего, что могло бы привести к его отмене. В общем, пром прошёл успешно.

Было весело. И выпускники обеих школ, и нынешние ученики напелись и натанцевались от души. И потому особенно остро чувствовалась пустота зала, когда всё закончилось.

Сейчас во всём зале оставался я один. Как главному менеджеру, мне надо было прибраться и проверить всё на забытые вещи. Совсем недавно зал был полон музыки, ярких огней и голосов, но сейчас было мучительно тихо.

Неспешно осматривая зал, я вдруг услышал чьи-то шаги. Повернулся и увидел Хирацуку.

— Вы ещё здесь?

— Да… Кое-что забыла.

Хотя она даже не стала оглядываться, быстро и уверенно двинувшись к центру зала. Тем более, что я уже успел тут всё проверить.

— Я проверил, ничего тут нет… — сообщил я, ещё раз окидывая взглядом зал и прикидывая, не пропустил ли чего.

— Вот что я забыла.

Хирацука остановилась передо мной и протянула руку. Хотя на обращённой кверху ладони ничего не было. И на предложение пожать руки это совсем не походило. Я непонимающе посмотрел на неё, а она вдруг потянулась ко мне.

— Я совсем забыла потанцевать с тобой.

Она мило улыбнулась, элегантно взяв меня за руку. Что для меня оказалось полной неожиданностью.

— А?

У меня отвисла челюсть. А Хирацука смущённо улыбнулась. От такого внезапного преображения крутой красотки в застенчивую девушку у меня даже голова закружилась.

Она потянула меня за руку. А я, немного придя в себя, ляпнул первое, что пришло в голову.

— Э-э, знаете, до сих пор мне как-то не доводилось танцевать.

— Мне тоже.

Беззаботно улыбнувшись, она подняла мою руку, образуя дугу. И начала делать странные шаги, никак не предупредив, что уже танцует. Без музыки, без огней, без ярких лучей подсветки, лишь что-то напевая под нос. Но в сочетании с ритмичным стуком её каблуков этого оказалось достаточно.

Танцевать мы оба не умели. И потому пытались подражать тому, что когда-то видели, хвататься за пиджак, крутиться и подсвистывать.

Выглядело это, конечно, глупо… Но весело.

В какой-то момент мы случайно столкнулись, и Хирацука отпустила мою руку. Я слегка потерял равновесие, отшатнувшись. Но она снова поймала меня и крутанула. И всё бы хорошо, но в этот момент её каблук больно врезался в мою ногу.

— Ой…

От резкой боли я снова потерял равновесие и рухнул на пол. Хирацука повалилась на меня сверху. Она оказалась куда легче, чем я себе представлял… если не считать упёршейся в меня увесистой груди.

Её «ох» пощекотало мне ухо. Волосы упали на шею и лицо, мешая дышать.

Потом Хирацука подобралась и села. Поправила волосы и улыбнулась взрослой улыбкой.

— Счастливчик.

— Вообще-то, вы мне всю ногу оттоптали…

Я тоже сел, потирая пострадавшую ногу. Нет, чтобы ей промолчать… Куда только её тактичность подевалась. Она что, не знает, насколько могут быть ранимы парни в пубертантном возрасте? Теперь у меня не только нога, но и сердце болит. Впрочем, я же ничего не потерял, так что всё в порядке.

— Фух, устала. Но было весело.

Хирацука скрестила ноги, привалившись ко мне спиной. Она и правда выглядела уставшей, тяжело дыша. Наверно, из-за нашего дурацкого танца. Так что мне пришлось и дальше изображать из себя спинку кресла.

— У вас получился хороший вечер. Хотя должна сказать, я немного беспокоилась после такого твоего вранья.

Она явно намекала на на недавний разговор в гостевой комнате. Когда я делал вид, что ничего не знаю о совместном проме. Впрочем, тогда я не врал.

— Я не врал, — пожал я плечами. — Я притворялся.

— Нехороший ты человек.

Вздохнула Хирацука, слегка стукнув меня затылком. Было совсем не больно, но её волосы снова пощекотали мою шею. Они приятно пахли, и я понял, что снова разволновался.

— Но полагаю, — усмехнулась она, — именно так ты и решил провести свою юность.

— Что? — озадаченно качнул я головой. Она взглянула на меня через плечо с дразнящей улыбкой.

— Ты когда-нибудь слышал такое? Юность — это ложь. Сплошное зло…[✱]Если кто не помнит, Хирацука цитирует его сочинение из первого тома

Я озадаченно качнул головой, но потом понимание обрушилось на меня и я закрыл лицо руками.

— Ё-моё, до чего неловко. Прекратите, пожалуйста…

Нет ничего более неловкого, чем слышать то, что сам написал когда-то в прошлом. Хочется сквозь землю провалиться!

Хирацука засмеялась, но прекратила. И спросила добрым голосом.

— А что ты чувствуешь сейчас? Что-нибудь изменилось?

Её вопрос заставил меня вспомнить, что я писал тогда.

Когда-то новая обложка книги со временем выцвела и потеряла свой блеск. Но цвет остался достаточно ярким, чтобы называть его синевой.

— Да ничего не изменилось…

Медленно пробормотал я, словно вспоминая этот очень короткий, но невероятно долгий год.

Хирацука снова стукнула меня затылком. Мой ответ её явно не устроил.

— Неудачный вопрос… Ты нашёл то настоящее, что искал?

На это раз мне не надо было задумываться. В конце концов, именно этому учила меня Хирацука. Размышлять, бороться, переживать… Ответ был очевиден, и я усмехнулся.

— Сложно сказать. Его не так-то просто найти, верно?

— Кое-кто рассердится, услышав такое. А то и расплачется где-нибудь в укромном уголке.

— Перестаньте, пожалуйста, уж больно реально звучит… Да и о ком вы? Всё не так.

— Ясно. Ты прав, может, и не так, — её плечи затряслись от смеха, и она села рядом со мной. — Привыкание друг к другу, сопереживание, интерес, сочувствие, уважение, ревность — и всё это к одной девушке. Пожалуй, одного слова «любить» тут в самом деле маловато.

Хирацука смотрела на меня, подперев щёку рукой и загибая один палец за другим.

— Вот почему вы не в силах расстаться, пойти каждый своим путём. Как бы вы ни отдалились, сколько бы ни прошло времени, вас всё равно тянет друг к другу. Быть может, это и есть настоящее.

— Думаете? Даже не знаю…

Усмехнулся я, пожимая плечами. Вряд ли мы хоть когда-нибудь сможем понять, был ли наш выбор на самом деле верным. Даже сейчас нас не оставляют сомнения. Но в чём я совершенно уверен — что никогда не признаю навязываемый мне кем-то ответ единственно верным.

— Мы всегда будем сомневаться. Потому что нам обоим не так легко в это поверить.

— Изрядно мимо, но всё равно заслуживает высшей оценки. Милым тебя точно не назовёшь… но именно поэтому ты мой лучший ученик.

Она взъерошила мне волосы. В этот момент наушник коммуникатора зашумел, и через пару секунд я услышал голос Юкиноситы.

— Хикигая, можешь подойти на террасу?

Я повернулся к Хирацуке.

— Извините, у меня ещё остались дела. Я пойду.

— Ясно. Тогда я тоже пойду.

Она быстро вскочила на ноги и протянула мне руку. Я с улыбкой покачал головой и поднялся сам. Хирацука грустно улыбнулась, убирая руку, но я перехватил её и пожал.

— Спасибо, что заботились обо мне.

Хирацука на мгновение застыла, но потом поняла, что это просто рукопожатие, и засмеялась.

— Да уж, проблем с тобой хватало.

Она хлопнула меня по руке и отпустила. Затем сунула руку в карман и грустно улыбнулась.

— Что ж, полагаю, пора прощаться.

— Прощайте, учитель.

Я улыбнулся ей по-взрослому. Она удовлетворённо кивнула и двинулась к выходу. Какое-то время я смотрел ей вслед, впечатывая в память её образ, потом отвернулся и схватился за коммуникатор.

— Извини, был занят. Сейчас подойду.

— Хорошо.

И двинулся в противоположном направлении, слыша стук каблуков за спиной. Который вдруг прекратился.

— Хикигая.

Я обернулся. Хирацука смотрела на меня через плечо. А затем приложила руки рупором ко рту.

— Чтоб вы все взорвались, реальщики!

— Устарело. Лет на десять.

Парировал я и пошёл дальше. Но через пару шагов снова обернулся.

Хирацука в своём плаще красиво и решительно шагала вперёд. А затем, не оборачиваясь, подняла руку, не говоря ни слова.

Я поклонился в ответ и побежал. Туда, где была она.

* * *

Снаружи было уже темно. Вдалеке, в море, мерцали огоньки рыбацких лодок. А приморский район Токио справа по берегу и промышленная зона между Токио и Чибой слева выглядели весьма впечатляюще.

Я огляделся в поисках Юкиноситы и увидел её просматривающей какие-то документы возле очага в центре террасы. В единственном месте, которое казалось тёплым на фоне усиливающегося холодного ветра. В очаге играл огонь, освещая белое лицо Юкиноситы и ещё более увеличивая его магический эффект.

Мне хотелось вот так смотреть и смотреть на неё, но в очаге треснули поленья. Юкиносита подняла голову и заметила меня. На её губах появилась улыбка.

— Привет, Хикигая.

— Привет. Извини, что задержался.

Я двинулся к ней, но она подняла руку, останавливая меня.

— Подожди. Сначала посмотри под ноги.

— А? Под ноги?

Маты на полу, песок на них, больше ничего… Это какая-то загадка?

Юкиносита вздохнула, постучала документами по столу, выравнивая стопку, и подошла ко мне. Присела, придерживая юбку, и провела рукой по полу. А потом продемонстрировала мне пальцы.

— Смотри. Видишь, сколько песка?

— Угу…

Ну да, конечно, вижу. И что? Она что, поведение строгой тёщи репетирует?

Юкиносита смахнула салфеткой песок и приложила руку к виску.

— Помнишь, что я тебе говорила? Что надо почаще менять маты, чтобы не натащили песка?

— А…

Ну да, говорила. Просто на меня слишком много всего навалилось. Так что я скорчил в ответ недовольную физиономию.

Ты позвала меня, чтобы прочитать нотацию? Весь магический эффект словно ветром сдуло, оставив голую реальность. Хрупкая по природе Юкиносита сейчас и правда больше напоминала строгую тёщу, чем маму. Она подбоченилась и посмотрела на меня со спокойным укором.

— Приберись здесь, пожалуйста, прежде чем мы уйдём.

— Ладно…

Уныло кивнул я, разворачиваясь и собираясь уже идти за метлой, но Юкиносита окликнула меня, словно собираясь что-то добавить. Я снова повернулся к ней, и она взялась рукой за подбородок.

— Можешь заодно проверить комнату отдыха? Там должны быть только наши вещи, но я хочу убедиться. Мне ещё надо разобраться с платежами за наши дополнительные заказы и вернуть ключи.

— Л-ладно… Ещё больше работы… Ладно, сделаю.

Как только я со всем этим разберусь, буду свободен. И мы сможем наконец уйти. Совместный пром, такой длинный и одновременно такой короткий, закончится.

Ночной пейзаж и вечерний бриз, ласкающий щёки, настраивали меня на лирический лад. В этот момент Юкиносита снова заговорила.

— Не возражаешь подождать меня у входа? Заодно проверь парковку, и если там кто остался, предупреди, что мы уходим.

— Понял…

Меня начали терзать дурные предчувствия. Ну почему с каждой её фразой на меня наваливается всё больше работы? Я было поёжился, но тут Юкиносита снова подала голос. Тихий голос, будто что-то вдруг вспомнила.

— И ещё…

— Ещё что-то? Да сколько ж можно-то? Может, хватит уже?

Раздражённо проворчал я. Юкиносита шагнула ко мне, опуская глаза.

— Нет, есть ещё одно, что я хочу тебе сказать.

Она кашлянула и прикусила губу. И глубоко вздохнула, прижимая пачку документов к груди. Хотя только что была такой разговорчивой.

Потом она подняла взгляд. Посмотрела прямо на меня своими прекрасными глазами и заговорила. Тихо, но очень отчётливо.

— Хикигая, я люблю тебя.

Я застыл от неожиданности. Юкиносита смущённо улыбнулась, покраснела и спрятала лицо за документами. Искоса глянула на меня, но не выдержав молчания, развернулась и умчалась прочь, прежде чем я успел что-то ответить.

Нет, серьёзно? С ней вечно такая морока. И что мне делать, когда она вот так убегает? Что мне с ней делать? В следующий раз самому сказать, что я чувствую? Так ведь это ох как непросто. Боже, она просто до невозможности сложный человек.

…Но именно потому она просто до невозможности милая.