Том 14    
Глава 8. Та дверь открывается снова


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Глава 8. Та дверь открывается снова

Будь уже изобретена машина времени, я точно не преминул бы вернуться в прошлое и прикончить себя. Каждое воспоминание о вчерашнем вечере заставляло меня корчиться от смущения и чувствовать себя жалким и неадекватным.

Мои мысли ещё долго бегали по кругу. Возможно, я мог бы найти другие слова. Возможно, я мог бы попробовать подход поумнее. Возможно, я мог бы выглядеть круче. Но куда бы они меня ни вели, я приходил к выводу, что это было лучшее из того, что я мог. Конечно, вышло не идеально, но я был достаточно уверен, что ничего не сделал неправильно. По крайней мере, хотелось бы похвалить себя за то, что смог перебороть свою невероятно застенчивую натуру.

Тем не менее, одно другому не мешает. Если я чего-то не могу вынести, значит, не могу.

Вчера, вернувшись домой, я закрылся в душе и заорал во весь голос под звук льющейся воды. А потом сразу забрался в постель и долго корчился там под одеялом. Больше всего на свете мне хотелось уйти в затворничество года на три. Но всё же…

«Завтра увидимся…»

…Её слова продолжали звучать в моих ушах.

Было уже довольно поздно, когда мы отправились дальше. Мы не могли смотреть друг другу в глаза, говорили лишь о каких-то пустяках и в конце концов расстались на станции. Но перед самым отъездом она всё же неловко подняла руку, словно манэки-нэко, и тихо сказала те самые слова. Так что сегодня у меня просто не было иного выбора, кроме как пойти в школу.

Честно говоря, у меня было множество причин не ходить. Но теперь, когда я принял свою судьбу, я больше не мог убегать. Такой поступок не простила бы даже моя донельзя самосознательная натура. Отстойно, да, но есть у меня такая слабость — терпеть, появляться и рисоваться, чтобы не пострадала моя мелкая гордость.

В итоге я пришёл к компромиссу и проскользнул в класс за секунды до звонка. Большую часть времени валялся, уткнувшись лицом в парту, а всё остальное время провёл в туалете.

К счастью, завтра выходной, так что надо разобраться лишь с сегодняшним днём. Потом будет церемония окончания. Она занимает целых полдня, так что не будет никаких уроков и можно сразу отправиться домой. А потом — весенние каникулы! Так что меня беспокоили лишь ближайшие несколько дней.

Не было никаких уроков, о которых стоило говорить, разве что о распродаже учебников и индивидуальной фотосессии — обычные мероприятия конца учебного года. В общем, полдня пролетело быстро. Класс охватило возбуждение.

Каждый решал, чем ему лучше заняться — кто шёл на обед, кто обсуждал планы на завтра, кто спешил в клуб. Я тихо поднялся со своего места и смешался с толпой, вываливающейся в коридор. Быстро спустился во двор и оказался перед торговым автоматом. Грело солнце, дул тёплый южный ветер, и мой палец описал естественную дугу к кнопке «холодный».

Я шёл по коридору к спецкорпусу, потряхивая свой MAX Coffee. От странной нервозности у меня пересохло в горле. Стараясь избавиться от этого ощущения, я потягивал кофе, но его сладкая молочная текстура лишь усугубляла сухость.

Стараясь не спешить, я думал, с каким лицом встречу её. Но при всей неспешности очень быстро оказался перед дверью клубной комнаты. Я был тут совсем недавно, но казалось, прошли века, может даже целый год с того момента, как я последний раз видел эту дверь.

Стоя перед ней, я глубоко вздохнул, стараясь обрести уверенность. И несколько раз сжал руку в кулак. С того дня я всё время чувствовал холод в пальцах, но сейчас они наконец согрелись.

Я положил пальцы на ручку и потянул, открывая дверь… точнее, я на это рассчитывал. Но дверь лишь громко брякнула, отказываясь открываться. Повторная попытка тоже успехом не венчалась. Я вздохнул. Но дверь всё равно не открылась.

— Чёрт, заперто… — проворчал я и привалился спиной к двери. Глотнул кофе и увидел приближающуюся по коридору фигуру.

— О, ты рано.

Даже увидев меня, она продолжала шагать столь же неторопливо. За редкими исключениями она всегда приходила первой. И потому непривычно было видеть её опоздание. Наверно, она чувствовала себя странно неловко, и потому ей было труднее вести себя как обычно.

— Прошу прощения, долго ждёшь?

— Да нет… тоже только пришёл.

Сознавая всю глупость такого нашего разговора, я всё же дал стандартный ответ. Она повернулась с лёгкой дразнящей улыбкой.

— Можешь открыть дверь за меня?

И бросила мне ключ. Я впервые держал его, и он был удивительно металлическим на ощупь. Но всё равно моя ладонь ощущала в нём тепло её руки.

* * *

Комната ощущалась какой-то пустой после столь длительной паузы. Мы с Юкиноситой сидели на привычных местах, по разным краям стола. Я думал, что привык к такому расстоянию, но сейчас оно казалось каким-то слишком большим.

Чувствуя беспокойство, я оглядел комнату, только чтобы встретиться взглядом с Юкиноситой. Этот неловкий момент лишил меня дара речи, а она быстро отвела глаза. Но уже через несколько секунд начала поглядывать на меня.

Нехорошо… Что нехорошо? Да вот это самое. Если точнее, я обнаруживаю у себя симптомы, смахивающие на простуду. Учащённое сердцебиение, обильное потоотделение, повышение температуры тела, дрожь и одышка. А что надо делать, если у тебя простуда? Элементарно. Работать! Неспособность отдыхать во время простуды — характерная черта японского корпоративного раба! Так что перейду к работе.

— Э-э… как насчёт начать наше совещание?

— Хорошая мысль.

Я достал из сумки распечатанную копию своего предложения по прому и пустил её по столу Юкиносите. Но бумаги остановились на полпути. Юкиносита вздохнула, поднялась, взяла бумаги и передвинула свой стул поближе.

— Так будет проще разговаривать… — пробормотала она, разглядывая документы.

— О-о, да, точно.

Я проделал тот же фокус. Теперь нас разделял лишь один пустой стул. Этот странный разрыв между нами заставил меня нервничать ещё сильнее, дыхание стало поверхностным. При каждом вдохе мой нос щекотал запах какого-то шампуня — очень приятный запах. Пытаясь отвлечься, я перелистнул титульную страницу.

— Это предложение, что я посылал Кайхин-Сого. Всё основное должно быть тут перечислено.

Работать, работать, работать. Если есть работа, есть и о чём поговорить. Можно минимизировать наше чувство смущения и неловкости.

Юкиносита просмотрела предложение, кивая. При каждом кивке её длинные чёрные волосы развевались, она приглаживала их рукой и заправляла за ухо. Её покрасневшие мочки ушей постепенно возвращались к норме.

— Весьма сырой вариант, как я погляжу.

— Ну да. У меня совсем не было времени, и я изо всех сил старался успеть.

— Изо всех сил, да? — радостно прошептала она. И принялась ставить красным цветом пометки, что-то мурлыча под нос.

Знаешь, что ты в хорошем настроении — это, конечно, здорово, но вот столько красного немного напрягает…

Пройдясь по предложению до конца, Юкиносита прижала ручку к мягким губам и кивнула.

— Полагаю, реализовать это предложение будет сложно, потому что оно не более, чем концепт. Главные проблемы — мало денег и людей.

— Похоже, мы в полной власти бюджета Кайхин-Сого. Что касается людей, думаю, придётся по максимуму задействовать наших учеников.

— Верно. Надо найти тех, кто готов помочь.

Она посмотрела на пустой стул между нами. На нём обычно сидела Юигахама.

— Ну, не можем же мы постоянно её дёргать. Я попробую посмотреть…

— Нет, я поговорю с ней, — перебила меня Юкиносита. Положила руку на грудь, поправляя галстук, и опустила взгляд на пустой стул. И медленно продолжила, словно успокаивая себя, — Оставь это на меня. Наверно, будет трудно всё объяснить, но я всё-таки хочу поговорить с ней… Иначе она может расстроиться, что её не попросили.

В её голосе чувствовался оттенок тревоги, но она постаралась прикрыть его отважной улыбкой.

— Замётано… А пока что у меня есть несколько мыслей.

— Звучит неплохо.

Весело улыбнулась она. Я облегчённо кивнул в ответ. Посмотрел на предложение и увидел соответствующие пометки.

— Это решает проблему с людьми. Что касается денег, можно воспользоваться бюджетом Кайхин-Сого… Стоп. А что насчёт места проведения?

— Мы уже заявили, что это общественная инициатива, так что наша школа точно не подходит. И вообще лучше не задействовать школьные здания, поскольку это совместное мероприятие.

— А… резонно.

— От выбранного места будет зависеть бюджет и потребное количество людей, так что лучше сначала определиться с ним.

— Верно. Если нет места, то нет смысла планировать и программу мероприятия.

— Именно. Поэтому мы должны составить список возможных дней проведения и поискать доступные места, которые могут всех принять.

— Места, да?.. Это предложение — просто мысли по поводу, когда я прикидывал что к чему и разговаривал с Кайхин-Сого.

Я полистал предложение, признавая справедливость её слов. Когда я писал его, я действительно прикидывал возможные места. Но тогда я не рассчитывал на самом деле проводить пром, так что писал первое, что приходило на ум, вроде набережной или пляжа на закате.

— Ого, тут и в самом деле пляж записан…

— Вообще-то, это ты сам написал, — неодобрительно заметила Юкиносита.

Я схватился за голову. Блин, и кто такое придумал? Убил бы. Что, нельзя было подумать о тех, кому придётся всё это реализовывать?

— Тут говорится насчёт океана. Может, можно использовать просто пляж?

Юкиносита достала клубный ноутбук, надела очки и начала что-то на нём искать. Её тонкие и гибкие пальцы пробежались по клавиатуре и остановились.

— Похоже, есть места, которые могут принять пром, но… их сложно будет задействовать без разрешения от местных властей. Точнее, нам потребуется какая-то форма спонсорства и финансовой поддержки. Надо будет также получить разрешение на использование огня, они выдаются под конкретное мероприятие.

Она повернула ноутбук ко мне. Я наклонил голову, глядя на экран, и задумался.

— Насколько я помню, в приморском парке есть зона для барбекю. Если сможем получить разрешение на использование парка, там можно огнём пользоваться, — сказал я, протягивая руку к клавиатуре. — Ага, вот.

Я открыл сайт приморского парка, что возле нашей школы, и развернул карту. Юкиносита наклонила голову, глядя на экран.

— Это общественное место, оно не должно сильно напрячь бюджет… Там много зелени, так что можно сделать мероприятие похожим на вечеринку в саду, — её глаза радостно блеснули. Выражение лица было просто ослепительным, а может, просто оно оказалось слишком близко. Я обнаружил, что невольно изворачиваюсь. Юкиносита тоже заметила нашу близость и отстранилась. Сняла очки и добавила, — Как бы то ни было… пока не сходим туда, не узнаем.

— Т-точно, — кивнул я.

Всё верно. У нас есть потенциальный вариант, но мы не поймём, годится он или нет, пока не проверим. Значит, проверять надо лично. Юкиносита пока не разобралась в деталях предложения, да и я не возьмусь вынести однозначное суждение. Ходить по отдельности смысла нет. Эффективнее будет пойти вместе. А поскольку это надо для работы, эффективность у нас в приоритете.

Отлично. Оправдание найдено и задействовано.

— Н-не хочешь сходить посмотреть? Тут рядом, а завтра выходной, так что…

Но стоило мне начать говорить, оправдания бесследно испарились, и мой голос оборвался.

— П-посмотрим… завтра…

Ответила она столь же прерывистым голосом и кивнула. Я тоже кивнул, даже не зная, согласие это или просто размышление.

* * *

Народу в парке было просто море, в том числе из-за прекрасной погоды.

Покрытое травой поле, куда приходят сыграть в футбол. Выставка собак возле парковки… Когда мы наконец добрались до парка, там уже вовсю бродили семьи и бегали любители физкультуры, словно по своим собственным владениям.

Горожане наслаждались весной, словно пели, мол, пользуйся общественными местами вовсю, иначе за что ты платишь столь высокие налоги.[✱]Отсылка к песне «Awa Dance» А они ведь и правда высокие. Даже воздушные змеи, парящие над головой, не так высоки, как налоги.

Я блаженно развалился на скамейке в тени деревьев, отдыхая. И потягивал MAX Coffee, глядя на воздушных змеев в голубом небе. Ветер обдувал нас с сидящей рядом Юкиноситой, восстанавливающейся после полного изнеможения и адски оттого страдающей.

Сегодня на ней был высококлассный наряд — девичий синий кардиган поверх белого платья, берет и сумочка. Но осунувшиеся плечи и ссутулившаяся спина изрядно портили образ.

— У меня есть ещё один MAX Coffee. Хочешь?

— Спасибо… — она потянулась и взяла банку дрожащими руками. Но пара глотков сладкой жидкости помогла ей взбодриться за считанные минуты. — Парки по выходным буквально забиты… Честно говоря, не ожидала. И он большой. Реально большой.

— Ты так устала, что даже не можешь говорить как обычно…

Юкиносита вздохнула, сняла берет и стащила резинки для волос. Сунула их в рот и аккуратно расправила волосы обеими руками. Снова увязала их в два хвоста и посмотрелась в ручное зеркальце.

Меня охватило чувство ностальгии. Я сразу заметил, что у неё другая причёска, но только потом понял — это та самая причёска с двумя хвостами, с которой я последний раз видел её, когда мы с Комачи ходили на выставку кошек и собак.[✱]Третий том, если кто забыл

— Давно не видел тебя с такой причёской.

— В самом деле?.. Ну да, в школе я её не ношу.

Вместо того, чтобы снова надеть берет, она положила его на колени и аккуратно пригладила волосы.

— Хм… только по выходным, да? Ну, наверно, на неё нужно время.

Понятия не имею, так как сам никогда такого не делал. Но наверно, правильно сбалансировать оба хвоста не так-то просто. Я так просто валяюсь в спортивном костюме все выходные. А если Комачи не видит, вообще в одних трусах и футболке. Так что столь тщательный подход к своей внешности не мог не произвести на меня впечатление.

Пока я внимательно рассматривал Юкиноситу, она поднесла берет к губам и смущённо заговорила.

— Я и по выходным нечасто…

А?.. Что такое? Это… очень мило, и застало меня врасплох. Стоп, в самом деле? Очень мило. Что с этой девчонкой? Она такая милая. Ну, то есть, она та ещё заноза в заднице, но это по-своему мило. Нет, стоп, разве не это делает её милой? Ну, это не имеет значения, она такая милая (всё, мозг перегружен)…

— Мило видеть то, с чем ты знаком, потому что оно даёт чувство безопасности, но, с другой стороны, видеть что-то новое по-своему мило. Да, очень мило…

Отказавшись от рационального мышления и лингвистических способностей, позволяющих участвовать в философских бреднях отаку, я раз за разом повторял слово «мило». Юкиносита натянула берет и с неловкостью отвела взгляд. Да, это тоже очень мило…

— Судя по тому, что мы видели, здесь нельзя делать ничего, что может повредить траву. Например, поставить сцену на алюминиевых фермах.

Её глаза были устремлены на поле перед нами, которым мы легко могли бы воспользоваться, если бы подали заявку. Я перевёл взгляд туда же, и ко мне вернулись мыслительные и лингвистические способности.

— Надо также учитывать звук и электричество. Хорошо было бы обеспечить источник питания, но я представляю, сколько мороки будет с арендой большого генератора… Да и про погоду забывать не стоит.

Хорошо было бы, конечно, будь у нас стопроцентно солнечная девушка, но найти дитя погоды не так-то просто.[✱]Отсылка к полнометражке «Дитя погоды». Там героиня по прозвищу «стопроцентно солнечная девушка» умела разгонять облака.

— Мы можем поставить тент, но это может сказаться на явке. И не стоит требовать от гостей идти сюда всю дорогу в платье.

Она покачивала взад-вперёд своими длинными ногами в туфлях на толстой подошве. Мой взгляд чуть не прикипел к её икрам, но мне удалось его отвести, ограничившись периодическим поглядыванием. И я понимающе кивнул.

— Ну да… С пешеходными маршрутами может возникнуть проблема.

Короче говоря, парк оказался не самым подходящим местом для прома. Размышляя о других возможных местах, я встал со скамейки, смахнул песок с груди и посмотрел туда, откуда он мог прилететь.

— На всякий случай давай взглянем на море.

— Да, на всякий случай.

Юкиносита тоже поднялась, и мы неспешно двинулись по парку. Прошли по траве до дорожки, а за ней открылся пляж. Купающихся не было, не сезон, но кто-то резвился у самой воды.

Пляж уходил вдаль, сверкая песком под бескрайним голубым небом. С моря дул солёный бриз, не очень тёплый, но приятный. Хорошее время для спокойной прогулки. И место живописное, с учётом беседок по пути. Для прома оно не подходит, а вот после того сюда заглянуть — в самый раз.

Я посмотрел на далёкий морской горизонт и потянулся.

— Море Чибы — лучшее в мире…

— Вообще-то, это Токийский залив… — уточнила шагающая рядом Юкиносита. Остановилась и повернулась ко мне, придерживая берет, чтобы его не сдуло. — Тебе очень нравится Чиба, да? Собираешься остаться здесь навсегда?

— Да, пока не прогонят. Я собираюсь поступать в университет, в который можно ездить отсюда.

— Вообще-то, у большинства из тех университетов, в которые ты собираешься, есть общежития в Токио.

— Откуда ты знаешь? Ты меня пугаешь…

Я и сам не знаю, куда буду подавать заявление. Почему она говорит об этом как о само собой разумеющемся?

— Нетрудно понять, раз уж у нас схожие оценки, — надулась Юкиносита.

— Ну да, планируемая карьера у нас во многом схожа.

— Вот именно… И в конечном счёте мы можем поступить в один и тот же университет.

— Возможно, — да, из старшей школы порой поступают в один университет. У меня была возможность посмотреть статистику. — Но не обязательно на один факультет. На этом этапе наша карьера разойдётся, что бы мы ни делали.

Бессмысленно думать о таком сценарии, но даже если бы мы поступили в один университет, скорее всего, мы обитали бы в разных пространствах. Не редкость, когда учащиеся на разных факультетах вообще не встречаются. И есть у меня серьёзные сомнения, что я буду лезть из кожи вон. К примеру, посещали меня предчувствия, что я буду прогуливать в дождливые дни и безоговорочно провалю свою первую лекцию. Есть даже чувство, что я получу больше баллов в «Mahjong University» или «Pig University», чем в моём реальном университете.

Всё, похоже, понимающая Юкиносита кивнула.

— А что потом?

— Пока не уверен. Всё будет зависеть от того, как пойдут поиски работы.

— Ты действительно собираешься работать? — удивлённо распахнула она глаза. — Я думала, ты снова начнёшь гнуть свою линию.

— Не хочется признаваться, но кажется, из меня получается неплохой корпоративный раб… Уверен, что смогу пахать без продыху, что бы я об этом ни думал.

Я глубоко вздохнул. Юкиносита весело улыбнулась.

— Могу представить себе твои тухлые глаза каждое утро в давке линии Тозай.

— Э-э, тогда я просто свалю из Токио.

Линия Тозай — главная скоростная линия Японии, вероятность давки в час пик достигает 200%. В перспективе загрузка должна уменьшиться, но сейчас я не готов каждое утро так отправляться на работу. Более того, устроиться на работу означает уйти из дома, хотя я предпочёл бы жить самостоятельно уже в студенческие годы, чтобы не напрягаться с поездками. И даже не столько ради удобства, сколько чтобы закрыть соответствующую главу в своей жизни, следуя ритуалу.

Далеко за береговой линией противоположного берега я различил смутные силуэты зданий, возвышающихся над городом. И глядел на них, думая о предстоящем отъезде. Звуки шагов по песку затихли. Я повернулся и встретился взглядом с Юкиноситой.

— Но думаю, однажды я сюда вернусь. Мне здесь нравится, здесь место, к которому я принадлежу.

— Понятно, рада слышать.

Она снова зашагала, улыбаясь. Только теперь шаги стали легче и короче. В нескольких шагах от меня она обернулась.

— Ты правда очень любишь Чибу, да?

— Угу…

Интересно, понимает ли она скрытый смысл своих слов? Она дразняще улыбнулась, и я смог ответить лишь кривой ухмылкой.

Мы шли рядом, оставляя цепочки следов на песке. И прошли уже столько, что хватило бы на целую станцию. А вскоре впереди появилось вычурное здание.

Бетонные стены с эмблемой модного ресторана и открытая площадка второго этажа, окружённая стеклянным ограждением, откуда можно спокойно любоваться морем. Часть первого этажа занимал сад, расположенный уступами. Табличка указывала, что это кафе-пекарня, а сам ресторан находится в другом месте. Богатое кафе с мягкими диванчиками для отдыха под голубым небом.

Юкиносита показала на кафе и наклонила голову, молча спрашивая, не прочь ли я зайти. Я кивнул. Прежде, чем поспешить к стойке, она оглянулась.

— Займёшь нам места?

— Угу.

Я уселся на ближайший к морю диванчик, где чувствовался свежий морской бриз. И рассеянно просмотрел меню в ожидании Юкиноситы.

Ассортимент оказался довольно смелым, учитывая, что выглядело кафе не очень элегантно. Целый набор жемчужных напитков.[✱]Пенистые напитки с шариками из тапиоки. Подробнее см. вики. Чай с молоком, чай ройбуш без кофеина, фруктовые и овощные коктейли…

Слушай, ты так не шути, мы же в Чибе, понимаешь? Кто разрешил тебе так шиковать?.. Так Чиба станет предвестником тенденций…

Тем временем вернулась Юкиносита с подносом. И села рядом со мной.

— Держи, это за предыдущее.

Она протянула мне пенистый чай с молоком. Явно за MAX Coffee, что я дал ей недавно.

— Хм, он подороже будет… У тебя плохо с математикой?

— Лучше чем у тебя. В следующий раз можешь купить мне что-нибудь ещё, — ответила она в приподнятом настроении и припала к своему чаю.

Думаю, даже она любит то, что обычно нравится девушкам, мелькнуло у меня в голове. А потом я вспомнил другие милые вещи, которые ей нравятся, вроде мяучел или Пан-сана. Впрочем, не берусь сказать, относится ли пенистый чай с молоком к милым вещам или нет. Как бы то ни было, он редко мне достаётся. И я решил увековечить это событие, сделать снимок, как снимал миски с раменом. Инстаграммное фото, так, кажется, это сейчас называют, да?

— Ох…

Вздох Юкиноситы прозвучал так, будто она слишком поздно что-то поняла. Я обернулся. Она ошеломленно смотрела на свой недопитый чай, и на её лице читалось уныние.

— Я тоже должна была сделать снимок…

— Сфотографируй мой, я его ещё не начинал.

Подгоняемый жалостью, я протянул ей свой стакан, и она достала смартфон.

— П-правда? Спасибо…

Потом поправила волосы, чуть приподнялась, скользнула ко мне и ненавязчиво переплела свою руку с моей. Затем смартфон дважды щёлкнул.

Её неожиданные действия буквально парализовали меня. Она застенчиво улыбнулась, очень тихо прошептала «ну как?» и продемонстрировала мне экран. Несмотря на переплетённые на снимке руки, странный зазор между нами ясно давал понять, насколько неловко мы выглядим.

Я тяжело вздохнул, глядя на фото. Серьёзно?.. Эта девчонка не укладывается в пределы моего понимания. Моя доброта меня убивает…

— Нет, плохо, — пробормотал я, обмахивая разгорячённое лицо и ощущая пустоту в голове.

— И-извини, э-э… — растерявшись, постаралась она исправить дело.

— Переснимем. Мои глаза здесь слишком дохлые, так не пойдёт, — добавил я, доставая свой смартфон. И пока его наводил, Юкиносита на секунду ушла в себя, а потом принялась лихорадочно поправлять волосы и садиться попрямее. Придвинулась на миллиметр и развела руки.

— Я-я готова…

Не надо так руки разводить, а то я тоже нервничать начинаю. Остановись, подумал я, протягивая руку как раньше, но теперь приблизившись к ней всего на несколько сантиметров.

— Поехали.

— Х-хорошо…

Голос её дрогнул в отличие от позы. Чувствовалось, что она напряжена от наших касаний. И даже рука её, кажется, дрожала. Впрочем, не то чтобы у меня руки не тряслись…

Проверив, включена ли стабилизация, я нажал на спуск и показал Юкиносите фото. Она робко взглянула на него, но тут же рассмеялась.

— Твои глаза совсем не изменились. Такие же тухлые.

— Ерунда, сейчас подредактируем. Наука всемогуща.[✱]Отсылка к сериалу «Dr. Stone»

Я загрузил редактор и начал играться со снимком. Юкиносита с явным интересом следила за моими действиями. Впрочем, её-то лицо редактировать не надо, так что…

Так развлекаясь, мы в конце концов допили наш молочный чай. И только тогда заметили, что море и небо уже окрасились в алый цвет, а пылающее как печь круглое солнце начало садиться. Пожалуй, я впервые так пристально смотрел на закат. Молча, как и Юкиносита.

Ветер донёс до нас звон колокола. Мы повернулись на звук, и источник оказался ближе, чем мы думали.

— Пошли посмотрим.

Юкиносита поднялась и направилась по дорожке к источнику звука. И по мере приближения мы заметили группу людей в шикарных нарядах. Они фотографировали пару в белом смокинге и свадебном платье на фоне вечернего пляжа. Свадебная церемония, надо полагать.

Рядом с кафе обнаружилось здание, смахивающее на часовню. А рядом с тем ещё одно, похожее на зал для проведения свадеб и других празднеств.

На углу стояла стойка с рекламными проспектами. Согласно им, перед нами был банкетный зал. На втором этаже — два зала с разными планировками, для различных мероприятий. На первом — салон с деревянным интерьером. И терраса с видом на море. При ближайшем рассмотрении в центре террасы обнаружился очаг, чьё тёплое пламя освещало окрестности.

Хм-м… Надо же, что тут есть, а? Даже не подозревал, потому что свадебные церемонии на редкость для меня чужды.

Пока я размышлял о своём незнании некоторых мест Чибы с проспектом в одной руке, меня подёргали за другую.

— Что такое?

— Замечательное место. Давай здесь и проведём.

Юкиносита со сверкающими глазами продолжала тянуть меня за рукав. Вдохновение на её лице смешивалось с волнением, что лишь усложняло понимание, что именно мы здесь будем проводить.

Сдаётся мне, если спросить напрямую, получу шах и мат… Это же зал для свадебных церемоний, в конце концов.

— Э-э… А ты не думаешь, что немного рановато? — поинтересовался я, тщательно подбирая слова.

Она озадаченно посмотрела на меня, наклонив голову. Потом сообразила, отпустила мой рукав, приложила руку к виску и удивлённо вздохнула.

— У тебя уже плохие глаза и плохая личность, но если ещё и с мозгами плохо, что вообще остаётся? Присмотрись поближе, — она начала тыкать пальцем в проспект. — Этот зал для проведения мероприятий обеспечивает отличные условия. Плюс вид на море и место для костра.

— А… Ну да, ты же о проме.

Ё-моё, до чего же неловко! Дубина! Хачиман, ты дубина! Кретин! Думал, что спокоен, а на самом деле перевозбудился, да? Провалиться бы сейчас сквозь землю…

Мне на голову словно плеснули ледяной водой, возвращая в реальность. Данный объект и правда более чем соответствовал моему липовому проекту и позволял претворить его в жизнь, что делало выбор идеальным.

— Верно, если мы собираемся провести пром, проводить надо здесь.

— Вот именно. Это место ближе всего к тому, что нам надо.

Юкиносита торжествующе улыбнулась, наполненная уверенностью. Приятно было увидеть её с другой стороны, но это привычное выражение лица, конечно же, ещё лучше.

* * *

На следующий день сразу после церемонии окончания учебного года мы с Юкиноситой сразу направились в клуб. И быстро подготовили запросы на предмет возможности проведения и предполагаемой стоимости. Но это было ещё не всё. Помимо места и сроков, проблемными оставались бюджет и рабочие руки.

Сегодня мы, соответственно, пригласили сюда кое-кого, чтобы объяснить детали и решить вопрос с кадрами.

Я встал перед великолепной группой претендентов — три пары очков, шесть линз в линию — и прочистил горло.

— Кхм… Продолжая с того места, на котором мы остановились, мне от вас ещё много чего нужно, — сурово прозвучал мой голос. Брат Сагами, Хатано и Заимокуза дружно поправили очки и вздохнули.

— Хм-м…

— Хмф…

— М-м-м…

Отлично, я рад, что с вами всё в порядке.

— Итак, вот что мы имеем. Эти трое будут нашей ударной силой.

Презентовал я троих очкариков широким жестом. Юкиносита поднялась.

— Добрый день, приятно познакомиться. Меня зовут Юкиносита. Прошу прощения за все неприятности, что Хикигая мог принести вам. Спасибо и рада буду с вами работать.

Она изящно поклонилась и улыбнулась чуть заметной, но величавой улыбкой. Выглядела она сейчас намного мягче, чем обычно. Когда клуб игроков впервые встретился с ней, она смахивала на острый нож, безжалостно распарывающий всё, что посмеет к нему приблизиться. Так что вполне естественно, что ребята были в шоке. Брат Сагами и Хатано задрожали.

— Она…

— Нас…

— Не помнит!

Заимокуза задрожал тоже. Юкиносита подозрительно взглянула на них. В её глазах мелькнула тень былой остроты.

— Она такая страшная!

— Очень страшная…

— Ох… Хачиман, сделай что-нибудь.

Все трое начали перешёптываться, а Заимокуза в итоге даже подёргал меня за рукав.

— Ничего, привыкнете. Честно, это даже затягивает. Поздно трепыхаться, когда ты уже на крючке.

— Прошу прощения?..

Я думал, что шепчу, но Юкиносита наградила меня пронзающим взглядом. Я пожал плечами и бросил взгляд на очкариков, видите, мол. Те усердно закивали.

— Ясно.

— Понятно.

— Ни больше, ни меньше.

Перед нами открылась новая дверь истины. И мы с энтузиазмом возблагодарили наши тесные узы, желая удачи.[✱]Отсылка к песне «Kanpai» Цуёши Нагабучи Но уже в следующее мгновение энтузиазм испарился.

В дверь постучали и тут же распахнули её, не дожидаясь ответа.

Внешность Ирохи Ишшики была столь же небрежна, сколь и она сама. Она появилась вместе с членами школьного совета.

— Ишшики, спасибо, что пришла.

— О, не беспокойся. Я здесь, чтобы отплатить за твою помощь.

Юкиносита мягко улыбнулась, Ишшики отважно рассмеялась. Вице-президент же и секретарь были мрачны, явно пришедшие не по своей воле. Столь же мрачное настроение прорезалось и у трёх очкариков.

— Ишшики…

— Ироха…

— Ирохасу!..

Она улыбнулась всем троим, кивнула и продолжила их игнорировать. Что выглядело даже хуже, чем если бы она не замечала их с самого начала.

Троица, как и следовало ожидать, поправила очки и продемонстрировала новые признаки перемен.

— Я могу к этому привыкнуть.

— Кажется, я начинаю понимать.

— Да, во всех смыслах.

С братом Сагами всё в порядке? Его фетиши сейчас не становятся ещё искажённее? Его сестра тут не при чём, надеюсь?

В дверь тихонько постучали. А потом чуть приоткрыли её, заглядывая через щель.

— Входите, — прозвучал голос Юкиноситы.

Щель потихоньку расширилась, и в ней появилось лицо ангела.

— Прошу прощения… Хачиман, я пришёл, — Тоцука помахал мне рукой и подошёл с улыбкой. — Что тут за собрание?

— Я собрал здесь тех, кого могу напрягать без зазрения совести.

— Я-ясно…

Тоцука сочувственно посмотрел на собравшихся, понимающе показал на себя и склонил голову. Я кивнул с кривой ухмылкой.

— Извини, но ты действительно можешь помочь. Нам и правда предстоит непростое дело, так что позволь одолжить весь твой клуб, Тоцука.

Я склонил голову. Тоцука нервно улыбнулся, но потом слегка ударил себя в грудь.

— Весь… конечно, без проблем.

Так, теперь эти трое… Но прежде чем я успел увидеть их реакцию, дверь широко распахнулась.

— Всем прив!

В комнату ворвался раздражающий голос лидера, который не утруждает себя работой и не даёт надежд на повышение. Я глянул в ту сторону и заметил, что Ирохасу раздражённо цокает языком — бесценное зрелище. Впрочем, она тут же вернулась к обычному милому поведению.

— О, Хаяма-семпай.

— Привет, Ироха. Тоже пришла, да?

Появившийся вслед за Тобе Хаяма перебросился парой фраз с Ишшики. Поприветствовал меня, подняв руку, пока я размышлял, зачем они здесь. И помахал очкарикам, которые отреагировали так, словно это для них самое яркое событие за весь день.

— А? Нет, я просто не могу.

— Умереть не встать…

— Как же здорово, просто сил нет…

Ребята, а вы со своей любовью к нему не перебарщиваете?

Впрочем, их радость быстро увяла, потому что вслед за Хаямой в комнате появилась Миура, раздражённо покручивающая локоны и бросающая угрожающие взгляды на всех подряд. Кое-кто вздрогнул, но самую бурную реакцию продемонстрировала Юкиносита. Она подалась ко мне и прошептала на ухо…

— Хикигая, это ты их позвал?

— Нет… а разве не ты? — спросил я в ответ, и она покачала головой.

Получается, их позвал… Я задумался, потирая подбородок. Но тут в так и оставшейся открытой двери появились новые гости.

— Привет-привет!

Эбина подозрительно блеснула очками. За её спиной в комнату просочилась Кавасаки, мрачно всех оглядевшая.

— Кавасаки, спасибо, что пришла, — окликнула её Юкиносита.

— А… да, ну, это, я здесь, чтобы выслушать тебя, так что…

Она поёжилась, закрывая дверь за собой. И вознамерилась заныкаться в углу, но Эбина перехватила её и потащила в центр.

Народу всё больше, в комнате всё шумнее. Но во всей компании по-прежнему не хватало одного знакомого лица.

Юкиносита глянула на часы. Время почти истекло, а лица всё не было.

После церемонии окончания учебного года начинаются весенние каникулы. То же касается и клубов. Помогать нам значит урезать свой отдых. Откровенно говоря, это была необоснованная и непростая просьба. У неё было много причин отказаться, и если она так и поступила, это нормально. Я не хотел беспокоить её, заставляя идти навстречу моим эгоистичным прихотям. Вот как я оправдался бы.

Я бросил очередной взгляд на часы.

— Скоро пора начинать.

Юкиносита кивнула, не говоря ни слова. Лишь мягко глянула на меня. Её взгляд был направлен на дверь, в глазах сияла уверенность.

Прошло десять секунд. Двадцать. Вскоре в ритмичное тиканье часов вплёлся звук стремительных шагов. Я словно увидел сквозь дверь подпрыгивающий шарик волос, покачивающийся рюкзачок и болтающиеся тапки.

Да, это она, даже отсюда слышно. Дверь распахнулась.

— Приветики!

Слегка запыхавшаяся Юи Юигахама вскинула руку и улыбнулась. Ярче, чем в последние дни.

* * *

Как только начались весенние каникулы, подготовка к прому пошла всерьёз. Юкиносита, тоже ставшая очень серьёзной, работала в пугающем темпе. Организация места проведения, квотирование финансов, корректировки графика, распределение работ… Единственной нерешённой проблемой оставались деньги, и мы собирались эту проблему решить сегодня, на встрече со школой Кайхин-Сого. С нашей стороны в ней участвовали Юкиносита, президент школьного совета Ишшики и я.

Встреча должна была состояться в обычном общественном центре. Учитывая каникулы и то, что наше участие трактовалось как общественная инициатива, использовать школу возможности не было. Поэтому и далее мы будем большую часть времени проводить в общественном центре. Конференц-зал там был забронирован вплоть до дня мероприятия, что показывает всю силу предвидения Юкиноситы.

Пара групп работала там и сейчас. Заимокуза с ребятами из клуба игроков работали над указателями. Компания Юигахамы и Миуры сконцентрировалась на рекламе.

Приходить всем каждый день особого смысла не было, поэтому мы составили расписание. С теннисным клубом, футбольным клубом и школьным советом (то бишь Тобе и вице-президентом) нам хватало рабочих рук. Харизма Тоцуки, лидерские способности Хаямы и железный кулак Ишшики обеспечили нас бесплатной рабочей силой, которой мы могли пользоваться по своему усмотрению. Замечательная рабочая среда. Не могу не поблагодарить наших учеников!

Мы же сегодня имели дело с Таманавой. Он с довольным видом побарабанил пальцами по проспекту банкетного зала.

— Отличное место. Мне нравится. Компактно и точно соответствует предложению.

Потом перекинул проспект сидящей рядом Оримото, и та сказала, что ей тоже нравится. Мы с Ишшики согласно кивнули. Что ж, пока всё хорошо.

— Там свободно только в первую неделю апреля… что соответствует нашей прощальной церемонии, — форсировала разговор Юкиносита, не давая углубляться в размышления. — Не возражаете, если мы зарезервируем его именно на это время?

— Конечно. Наша церемония пройдёт в ближайшие дни, так что нашим выпускникам будет удобно. И будет сравнительно легко их пригласить.

— Замечательно! В смысле, ничего бы у нас не вышло, если бы никто не пришёл! — вскинула большой палец Оримото.

Итак, пора приступать к делу…

— Теперь о бюджете, — небрежно вставил я, кашлянув. — Можем ли мы в этом плане рассчитывать на ваш школьный совет?

— Так… Даже если мы разделим расходы пополам, полагаю, надо быть готовым к некоторым личным тратам. В противном случае, полагаю, у нас будет возможность взять на себя часть бремени.

— Э-э… На самом деле мы немного стеснены в средствах…

— Хм?

Голос Таманавы был очень спокоен, будто он не уловил суть моих слов.

— Дело в том, — хихикнула Ишшики, покрутив пальцами, — что мы не можем воспользоваться нашим бюджетом, так что…

— Хм?

Его тон ни капли не изменился. Юкиносита в замешательстве качнула головой.

— Разве Хикигая вас не проинформировал? Наш школьный совет участвует лишь как волонтёры, но не как спонсоры.

— Хм… хм? То есть вы хотите сказать, что мы не можем использовать ваш бюджет?

Мы дружно кивнули. Мы вообще мало что могли, не говоря уж о деньгах.

— Э-э-э, не думаю, что мы сможем оплатить весь счёт, х-ха-ха-ха… — явно натянуто улыбнулся Таманава.

— Понятно, похоже, насчёт этого вы не договаривались, — пробормотала Юкиносита. И резко ущипнула меня за ногу.

Ой-ой-ой! Я начал молча извиваться. Ишшики с подозрением посмотрела на меня. Но потом кивнула, видно, решив, что я всегда такой. И повернулась к Таманаве.

— Значит, нам надо будет установить плату за вход.

— Это может быть немного проблематично… Не все будут такому рады, — нахмурился тот, сводя пальцы.

Ну, это я понимаю. Если за вход надо платить, значит, надо тащить с собой деньги. Да и мысль «Какого чёрта надо платить, если это наш праздник?» тоже понятна.

— Тогда можно провести краудфандинг. Давайте пригласим инвесторов, — предложил я.

— Понятно… — задумчиво протянул Таманава, глядя вверх. — Тут чувствуется определённый потенциал.

— Точно! Наверно… — высказала своё одобрение Оримото.

— Вот как?.. — поёжилась Ишшики. — Но ведь тогда им всё равно придётся платить, так ведь?

— Это да, но тут ещё важно чувство, с которым платишь.

— Э-э, чувство?.. Вроде рыбного пирога от «Kibun Foods»?[✱]Японская компания по производству еды. «Kibun» означает «чувство».

Ишшики посмотрела на меня, словно говоря «Что ты несёшь?». А потом повернулась к Юкиносите и спросила у неё то же самое вслух.

— В целом… Хикигая говорит о психологических барьерах и воспринимаемой ценности, верно?

— Примерно так. Если проще, это сродни разнице использования карты iTunes и кредитки в мобильных приложениях.

— Так ещё сложнее…

— Речь о разнице в восприятии трат наличных и цифровых денег. Есть люди, которые предпочитают платить наличными и не любят кредитки, верно? — продолжила Юкиносита. Ишшики по-прежнему мало что понимала. Таманава воспользовался возможностью покрутить руками. — Но достоинства краудфандинга выходят за рамки этих аспектов. Тут важно восприятие себя как инвестора. Иначе говоря, легче ощущать себя партнёром, чем клиентом, с которого требуют обычную плату за вход.

— У-угу… — пробурчала Ишшики, даже не пытаясь скрыть отсутствие интереса.

— Это оставляет нас с проблемой отдачи от инвестиций… Взнос может быть невелик, но за большие инвестиции мы должны предоставить большее вознаграждение…

Юкиносита задумчиво взялась за подбородок.

— А, знаю! — вскинула руку Оримото. — Как насчёт такого? Типа доставки на лимузине? Вы же знаете этих инстаграммнутых! Это так круто!

— О, да! Всё равно, что рыцарь на белом коне, — вмешалась Ишшики.

— Мы можем заключить такой договор, но будет сложно понять, уложатся ли дополнительные расходы в бюджет, — криво усмехнулась Юкиносита.

Как бы то ни было, мнением девушек не стоит пренебрегать. Какими бы они ни были глупыми, о них стоит помнить, потому что в предстоящем проме будут участвовать много девушек.

— Лимузины, да?.. — задумчиво пробормотал я, листая проспект. И конечно же увидел место, на мысль о котором натолкнуло меня это слово. — Парковка… Давайте в качестве вознаграждения добавим возможность ей воспользоваться. Мы же говорим о выпускниках, так что наверняка многие захотят приехать на машине.

— А-а… Это типа иметь своего парня, который приезжает забрать тебя?

— Наверно, на такое будет определённый спрос. Мы в любом случае не сможем зарезервировать места для всех, так что придётся ограничиться крупными инвесторами.

Чиба — один из крупнейших городов после Токио (источник: я) с очень моторизованным обществом. Мы живём уже в эпоху Рейва, а в городках вроде Кисарадзу до сих пор полно тюнингованых машин, блестящих, как разукрашенная рыбацкая лодка. Я слышал истории о людях, которые не моргнув глазом превышают скорость или пристраиваются вплотную к другим на шоссе. О боже, зависящее от автомобилей общество — это плохая новость.

Впрочем, если посмотреть с другой стороны, это всего лишь значит, что мы сильно привязаны к своим машинам. Значит, машина — это символ статуса. Вполне естественно, что имеющие дорогие машины хотят ими покрасоваться, а где это сделать эффективнее, чем на празднестве? Говоря о лимузинах, мы говорим об особом опыте, который могут испытать девушки. Вроде почувствовать себя знаменитостью и утереть нос другим в Инстаграмме. Для парней, ищущих популярности с такими девицами, просто идеальная возможность. Блин, какая-то картинка из ада получается.

Как бы то ни было, если на подобное есть спрос, ясен пень, мы должны обеспечить предложение.

— А ещё мы можем пометить одну из раздевалок как VIP. Получим дополнительный приз без лишних затрат.

— Из тебя и правда вышел бы неплохой мошенник…

— Я бы не сказал. У меня просто с математикой плохо, вот и всё… Я не очень представляю себе, какими в итоге у нас выйдут расходы.

Честно говоря, я и сам не уверен, что мои предложения окажутся достойной наградой. До сих пор все детали бизнеса всегда оставались на усмотрение Юкиноситы. Так что я кивнул ей, и она улыбнулась в ответ.

— Можешь оставить это на меня. Как бы то ни было, давайте продолжим, имея в виду лимузины и прочую безвкусицу, — добавила она, сделав себе пару пометок.

— Ну что, теперь всё в порядке? — бросила взгляд Ишшики, кашлянув.

— Конечно… Я чувствую себя увереннее, чем когда-либо.

Таманава улыбнулся, сдувая со лба чёлку. Его лицо светилось уверенностью.

Я знаю, что ты надёжный парень, Таманава… и потому попрошу тебя помочь и во многом другом!

— Хорошо, тогда остальные детали оставляем на вас. Наверно, потребуется больше вариантов вознаграждения, можете ещё и об этом позаботиться? И мы не спецы в краудфандинге, понимаешь ли… а вы, кажется, к такому привыкли.

Таманава озадаченно поморгал под моей очередью запросов, но в итоге натянуто улыбнулся.

— К-конечно…

Он стукнул себя в грудь, гордо принимая вызов и покрываясь при этом холодным потом. Справится ли?.. Нет, мы должны верить в Таманаву! Уверен, он сможет!

Конечно, мы понятия не имеем, что он собирается делать, но раз сказал, что сделает, положимся на него. В наше время сайты краудфандинга позволяют закидывать деньги со смартфона, если у человека нет кредитки, так что у учеников такая возможность будет. Если мы можем свалить большую часть работы на мотивированного Таманаву, так тому и быть. Мы зашли так далеко, что я не собираюсь ставить под сомнение методы и детали.

— В таком случае мы вышлем вам цены и предварительный расчёт баланса. Можете связаться с нами, как только окончательно определитесь с деталями?

Юкиносита собрала листки в одну стопку и выровняла её, постучав торцом по столу.

— Замётано! — бодро ответила Оримото.

— Мы постараемся присоединиться к вам в подготовке в ближайшие несколько дней, — кивнул Таманава.

— Хорошо, спасибо. Вам не стоит очень уж беспокоиться о привлечении рабочей силы, ваша главная забота — финансы. Хотя в день мероприятия люди понадобятся.

— Ладно, мы порасспросим народ.

Небрежно бросила Оримото. И на этом первое заседание объединённого комитета по бюджету прома подошло к концу.

Я откинулся на спинку стула, глядя вслед Таманаве с Оримото и устало вздохнул.

— Кажется, с бюджетом более-менее определились.

— Это если краудфандинг пойдёт хорошо… А что делать, если нам не хватит?

Спросила Юкиносита. Ишшики очень задумчиво нахмурилась.

— Ну, если немного, то есть совсем-совсем мало, может быть, школьный совет сможет покрыть некоторые расходы, если действительно придётся…

— В жизни не слышал ничего менее обнадёживающего… Зависит от суммы, конечно, но в худшем случае я могу покрыть дефицит собственными средствами.

Мрачно пробормотал я. Юкиносита удивлённо распахнула глаза.

— Даже если у тебя нет сбережений?

— У меня нет, а у родителей есть. Возьму у них беспроцентную ссуду и потом её не отдам. Я очень изобретательный.

— Не уверена, что это можно назвать изобретательностью, — улыбнулась Юкиносита. Я пожал плечами.

Честно говоря, я не против оказаться в минусе. Могу представить себе кучу проблем, с которыми мы столкнёмся, если получим прибыль. В конце концов, пром — мероприятие, организованное старшеклассниками, и оно должно оставаться некоммерческим. Не хотелось бы визита налоговиков, если вдруг получим непредвиденный доход… Мою голову наполнили мысли, больше подошедшие бы Торатану.[✱]Финансовый блогер

Юкиносита игриво взялась за калькулятор.

— Я чувствовала бы себя виноватой, окажись ты в долгах в столь юном возрасте, так что я постараюсь урезать расходы.

— Только постарайся не урезать мою зарплату, договорились?

— Не переживай, она с самого начала нулевая, так что дальше урезать некуда.

— Какая замечательная рабочая обстановка…

Ну да, я с самого начала знал, что зарплату тут не платят, так что всё нормально…

Ишшики раздражённо вздохнула, глядя на нашу привычную пикировку.

— Вы точно близки… — она огляделась, кашлянула и понизила голос. — Но на всякий случай спрошу. Какие именно у вас отношения?

Мы с Юкиноситой застыли. Хотя я ждал чего-то подобного. С её точки зрения мы совсем недавно заключили пари на этот счёт, а теперь вдруг собираемся провести пром вместе.

Ишшики давила на нас холодным взглядом, требуя ответа.

Надо что-то сказать, иначе… Я взглянул на Юкиноситу, она на меня. В наших глазах читалось, что мы не знаем, что сказать.

— Д-действительно, какие…

Бессмысленно пробормотал я только чтобы заполнить тишину. Ишшики надавила взглядом ещё сильнее. Я отвёл глаза. Юкиносита судорожно вздохнула, пытаясь что-то сказать.

— Т-трудно объяснить, но… — она покраснела и опустила глаза. — Что-то вроде… п-партнёров?

— Точно! Ну, понимаешь, когда ты так прямо спрашиваешь, я не знаю, как ответить, но наверно что-то вроде того.

— В-верно. Я тоже не совсем уверена, но что-то в этом роде.

Я ухватился за слова Юкиноситы, она в ответ яростно закивала. Ишшики молчала, холодно глядя на нас. А потом устало вздохнула.

— Ладно. Что ж, если это вас устраивает, пусть так и будет, — усмехнулась она. — Но думаю, лучше бы вам всё прояснить.

Поднялась и пошла прочь, что-то мурлыча под нос. И тут же остановилась, потому что ей навстречу шла Миура, недовольно покручивая свои золотистые локоны.

— Не возражаете, если мы сходим перекусим? — спросила та.

— Н-нет, — удивлённо ответила Юкиносита.

Даже получив разрешение, Миура продолжала стоять, разглядывая нас с Юкиноситой. А потом быстро отвела взгляд и посмотрела на Ишшики.

— Хочешь с нами?

— А? Э-э, ну, я не знаю…

Захваченная врасплох, Ишшики замялась. Обычно она отказывала сразу, но похоже, смущение оказалось сильнее её соперничества с Миурой. Я знаю, что они в не слишком хороших отношениях… И тоже немного растерялся бы в такой ситуации.

Миура коротко глянула на меня. Потом перевела взгляд на Ишшики и наклонила голову, ожидая ответа. Ишшики вздохнула.

— Ну… я немного проголодалась, так что думаю, можно и сходить.

— М-м.

Миура кивнула и повернулась. Ишшики махнула нам рукой и поспешила за ней.

У меня есть мысль, почему она так поступает. Она ничего не говорит и не спрашивает, но ведёт себя тактично. Не по отношению ко мне, по отношению к нам троим. Хороший она человек…

Миура с Ишшики шли к выходу. Там их ждали Юигахама, Эбина и Кавасаки. И там же были Заимокуза и ребята из клуба игроков. Похоже, очкариков тоже пригласили. Хороший она человек…

Когда все вышли, я понял, что гляжу им вслед. С самого начала подготовки я не раз видел, что Юкиносита с Юигахамой разговаривают, но ни разу не вступал в разговор. Пользуясь работой как предлогом отложить всё на потом.

Но я чувствовал, что со временем всё наладится. Когда мы разберёмся с промом и вернёмся в клуб, будто ничего и не случалось. Я искренне в это верил.

Глядя на дверь, я ощутил лёгкое похлопывание по плечу. Очень лёгкое, почти щекочущее. Но всё равно вздрогнул от неожиданности. Покосился на Юкиноситу и увидел, что она робко улыбается.

— Почему бы нам тоже не перекусить?

— Хорошая мысль…

И мы дружно поднялись со стульев.

[✱]* * *

До прома осталось всего несколько дней, и работа достигла нового пика интенсивности. Бюджет, целиком оставленный на Таманаву, немного не дотягивал, но наши перспективы всё равно были многообещающими. Мы сумели арендовать желаемое место и теперь могли полностью сосредоточиться на подготовке. Арендовали на два дня — день на подготовку и день на само мероприятие. А вся остальная работа шла в общественном центре. Последние несколько дней мы там дневали и ночевали.

Большая часть времени уходила на совещания и подготовку рекламы, но поскольку учеников задействовали обе школы, кажется, мы были на пути к завершению… или вроде того. Вот только в последние дни явно проявилась тенденция так не напрягаться.

А причина тому — весна. Температура росла с каждым днём, словно стараясь соответствовать возбуждению участников. В результате занимающихся бумажной работой постоянно клонило в сон, а трудящиеся физически проливали вёдра пота. Чем ни занимайся, обстановка стала неприятной. Плюс главное зло человечества — дедлайны.

— Ну и жара… Пора завязывать и идти домой, — проворчал я, обнаружив, что рубашка от пота прилипла к груди, и пытаясь её провентилировать.

Сидящая напротив с энергетическим напитком в руке Юкиносита качнула головой. Сегодня её волосы были собраны в высокую причёску, открывая шею.

— Разве ты не уходил домой последние два дня? И сегодня собираешься?

— А что плохого в том, чтобы каждый день уходить домой? Пока у меня есть дом, куда я могу пойти, ничто не может сделать меня счастливее.

Извини… Ты ведь понимаешь, да?.. Мы можем увидеться в любое время, работа,[✱]Отсылка к «Mobile Suit GUNDAM» мысленно пробормотал я.

— Ну… — слегка вздохнула Юкиносита, — кажется, ты берёшь работу с собой, так что не могу жаловаться.

Чёрт, заметила. Ты у нас сверхчеловек, да?

— Стоп, так ведь ты тем же самым занимаешься, разве нет? Так что давай мне часть твоей работы, пока не дошла до предела, — подпустил я в голос суровости.

Она остановилась, опустив голову. И вдруг послушно кивнула.

— Ладно…

— Хм, «ладно»?.. — она явно устала, лингвистические способности отказывают. — С тобой всё хорошо? Похоже, что нет, да?

— Да. Я даже не знаю, сможем ли мы всё это сделать. Это плохо. Я могу немного помереть.[✱]Отсылка к «Sora Yori mo Tooi Basho»

Она явно очень устала. И речь, и поведение демонстрировали опасные симптомы. Но Юкиносита всё равно продолжала просматривать документы, считать на калькуляторе и что-то печатать на ноутбуке. Было больно смотреть на неё, в её синих солнечных очках и с охлаждающим пластырем на лбу. Перед ней лежали шоколадки и крекеры — то ли аварийное питание, то ли угостил кто. Находящиеся поблизости, видя, что она в шаге от своего предела, подошли помочь.

— Юкинон, я возьму это.

— А я тогда вот это.

Проходящие мимо Юигахама и Ишшики прихватили кое-какие документы и закуски. Явно помня испытания, что им в своё время довелось пережить вместе. Кажется, когда речь идёт о ком беспокоиться, все на одной волне.

Что касается меня, я мог разве что дать пару жизненных подсказок вроде «чем глотать энергетики, быстрее принять таблетки кофеина и порошок глюкозы». Пожалуй, можно ещё отобрать у неё работу и заставить отдохнуть…

Только как оторвать её от работы? Пока я размышлял, сзади выросла тёмная тень. Это был Заимокуза с перекрученной повязкой на лбу и тремя гвоздями во рту. В том, как он потирал подбородок и похлопывал себя молотком по плечу, было что-то загадочное.

— Хачиман, у нас материалы кончаются.

— Значит, надо идти в MrMax. Пошли, поможешь донести.

— Замётано. Если не возражаешь, зайдём в «Удивлённого осла»? Не волнуйся, мне просто надо попить, — сообщил он, демонстрируя соответствующий жест.

— Э-э… я не возражаю. А что, котлеты теперь пьют?

С ним всё нормально?.. Я сочувственно посмотрел на него, и он принял самодовольный вид.

— В последнее время для меня даже тонкацу[✱]Свиная отбивная не более чем напиток…

Какого чёрта, он меня просто пугает… Я вздрогнул, и к нам подскочила слышавшая нас Ишшики.

— Идея мне нравится. В конце концов, уже почти обеденный перерыв. Верно? Верно? — подмигнула она мне.

Что это за подмигивание? Одинокая тропическая рыба?[✱]Альбом группы «Wink»

Ишшики ткнула меня в бок, словно стараясь на что-то намекнуть. Я мысленно охнул и заметил, что она подбородком показывает на Юкиноситу. Та отсутствующим взглядом уставилась на часы, явно пребывая в полном изнеможении. Ясно, самое время оторвать её от работы…

— Уже время, да?.. — устало вздохнула Юкиносита, массируя висок. — Давайте тогда сделаем обеденный перерыв. Можете по дороге купить что-нибудь, когда закончите с материалами?

— Да… Стоп, нет, не выйдет. Потому что это будет не быстро.

— Почему? — качнула головой Юкиносита, уставившись в никуда.

— Потому что… — медленно заговорил я, сделав максимально серьёзное лицо, — мы идём в сауну.

— А? — с некоторым раздражением переспросила она.

Ясно было, что она понятия не имеет, о чём идёт речь. Но даже если я попытаюсь убедить её, что ей надо передохнуть, она будет настаивать, что с ней всё в порядке и что ей надо работать. Значит, надо найти другую весомую причину.

К счастью, на той же улице, где стоит MrMax, есть и общественная баня Юкемори Йокочо. Идти куда-то рядом с сауной и не захотеть пойти в неё — для любителя сауны такое просто невозможно. Так что будучи партнёром Юкиноситы и любителем сауны, я перешёл к подробным объяснениям.

— Хорошо, слушай. Нам надо идти, потому что это часть нашей работы. В сауне мы можем привести в порядок наши расстроенные вегетативные нервы и расслабить тело, что позволит работать более эффективно. Именно то, что сейчас нужно. Так что в определённом смысле сауна — это привилегия работников. Во всяком случае, это необходимые расходы, которые должны быть оплачены. Я возьму пустой бланк заказа, так что говори, кого туда вписать.

— О-ох…

Она шарахнулась от меня, когда я подался вперёд, горячо излагая идею. Но моя страсть уже передалась окружающим.

— Сауна даёт такой эффект, да?..

— Хочу ощутить эйфорию…

— Хочу почувствовать пар…

— Верно, ещё это называют «löyly». А ещё «aufguss», насколько я слышал.[✱]См. вики

И Заимокуза, и ребята из клуба игроков выразили своё одобрение. А Таманава уже махал руками как главный спец по разгону пара. Парни из Кайхин-Сого тоже вскинули руки, словно желая ощутить очередную горячую волну.

— Мы полностью увлечёмся саунами, когда поймём чудо холодных ванн.

— Верно. Без холодных ванн не осознать культурную ценность саун.

— Кстати, надо будет сходить в Сикидзи,[✱]Эта сауна славится своими холодными ваннами когда выпадет такая возможность.

Именно сейчас популярность саун среди молодёжи растёт. Ничего удивительного, что они привлекли внимание ребят из Кайхин-Сого, оснащённых очень чувствительными датчиками.

Сколько раз мне уже говорить? Аниме про сауны будет невероятно популярно! А мне лучше получить лицензию консультанта по здоровью в сауне и готовиться поймать эйфорию бегуна.[✱]См. вики Чёрт, да в плане саун и спа я уже профи, понимаете?

Я встал. Остальные парни последовали моему примеру. Глядя на нас, Юкиносита прижала руку к виску и устало вздохнула.

— Тогда давайте сделаем перерыв. Не могли бы вы дать мне адрес этого места на всякий случай?

Спросила она, закрывая ноутбук.

* * *

Поверхность воды ярко блестела под косыми лучами солнца.

Мы собрались возле общественного центра вместе с теннисным клубом (ответственным за физический труд) и помощниками из клуба футбольного и отправились в Юкемори Йокочо. Наслаждаться последним существенным перерывом перед последним рывком в подготовке прома.

Пока все готовились, я уже тихо парился. В этой сауне имелся телевизор, но он совсем не мешал. Точнее, уровень звука был просто идеальным. Голоса пронизывали мои открытые потовые железы и постепенно сливались с биением моего сердца. Сочетание шума и тепла облегчало душу.

Пар обволакивал моё обнажённое тело, и мне начало казаться, что моя кровь вскипает. Всё, что скопилось в голове, словно таяло и утекало, оставляя лишь пустоту.

Под действием волн тепла все идеалы, концепции и обобщения полностью рассеиваются, и ты достигаешь абсолютной стадии просветления, в которой остаётся лишь одно — «жарко… очень жарко…». Поначалу я размышлял о многом, но постепенно всё это перестало меня волновать. И я мог думать только об одном, как же тут жарко.

Это можно рассматривать и как высшую форму концентрации, и как высшее состояние расслабленности. Очень жарко.

Но очарование сауны не ограничивается одной парилкой. Хорошо прогревшись, ты смываешь пот тёплой водой и погружаешься в холодную ванну. Тебя ждёт мощное усиление работы разума. Нет, не только мозг, все клетки тела пробуждаются одна за другой. А потом вода, нагретая теплом твоего тела, оборачивает тебя словно одежда ангела и дарует огромное облегчение. Когда человек разорвал ангельские одежды своими руками, он обрёл доблесть. Воля покинуть тёплый дом и отправиться в ветреную пустошь — это настоящее воплощение доблести. Хотя, конечно, жарко.

Надо сказать, холодная ванна — это главная прелесть сауны, также известной как воздушная баня. Отдыхая после пропаривания и остывания ты на себе познаёшь, что такое «эйфория»…

Когда разгорячённое тело остывает в холодной ванне после пропаривания в сауне, твои кровеносные сосуды сужаются. А на открытом воздухе тело снова начинает генерировать тепло, сосуды расширяются, разгоняя кислород по всему телу. Повторяя это, кто угодно впадёт в эйфорию.

Это чем-то напоминает историю Земли. От времён, когда извергающаяся из мантии лава заливала всё, мы перешли к ледниковому периоду и далее к нашей эпохе, где можно полной грудью дышать кислородом. Чередуя купание в жаре и в холоде ты не умозрительно, а всем телом понимаешь смысл слов «человечество живо». Парясь в сауне, мы набираем внутреннее тепло, а в холодной ванне сжимаемся, чтобы не дать ему уйти. И выходя, мы избавляемся от всего. Освобождаемся от всех видов угнетения и испытываем настоящую свободу. Очень жарко.

Чувствуя, что достаточно разогрелся, я взглянул на часы. Прошло уже почти пять минут.

Моя обычная процедура включает в себя три двенадцатиминутных цикла — семь минут в сауне, две в холодной ванне и три на воздухе. Но это в среднем. Всё зависит от температуры в сауне (предпочтительно девяносто восемь градусов и более), температуры воды в холодной ванне (предпочтительно шестнадцать градусов и менее) а также пространства для получения эйфории (предпочтителен шезлонг, в котором можно разлечься). Плюс учитывать количество народу в сауне, плюс контролировать физическое состояние, плюс делать всё возможное — вот характерные черты великолепного саунера.

Холодный бассейн на открытом воздухе, небо ясное, так что всё должно быть замечательно… При таких условиях я бы не возражал провести на открытом воздухе побольше времени. А-а, хочу поскорее в холодную ванну и в эйфорию… Жарко, как же жарко…

Вскоре мои мысли начали туманиться в такт стекающему поту.

Как же жарко…

— Блин! Ну и жарень! Не-не-не, супер-жарень!

Этот хриплый вопль словно расплескал тепло. Жарко…

— Стоп, стоп, Хаято, это ж просто безумие! Стоп, стоп! Жарчее некуда! Стоп, Хикитани, ты там ещё жив? Ну ты силён!

Тобе, заткнись. Поднятый им шум сбил мне всю концентрацию. Я открыл глаза и увидел заходящих Тобе, Хаяму, Тоцуку и Заимокузу.

— Эй, Хачиман! Давай посидим вместе!

Разумеется, рядом со мной плюхнулся Ёшитеру Заимокуза. Я могу понять, почему Тоцука в полотенце, но ты-то зачем в полной броне? Я проигнорировал его и развернулся в другую сторону, к ангелу.

— Тут действительно жарко, да?.. Даже можно сознание потерять.

Тоцука обмахивался руками. По его белоснежной коже скользили капли пота. Одна из капелек, блестя, словно жемчужина, остановилась в ложбинке между ключиц. Он вытерся полотенцем и смущённо отвёл глаза.

Его жест чуть не вышиб из моей головы все мысли. А может, и вышиб.

— Йо, а в сауне-то скукота, ага?

Хриплый голос выдернул меня в реальность, лишив нескольких секунд воспоминаний.

— Нечего делать, сечёте? Как насчёт потягаться, кто дольше высидит?

— Сауны не для этого предназначены, заткнись.

Я слишком занят, я стараюсь восстановить потерянные воспоминания, чёрт тебя побери. Дай мне сконцентрироваться. Как бы то ни было, сауна не для этого. Она чтобы свободно наслаждаться, чтобы расслабиться и чтобы ощутить себя спасённым.[✱]Отсылка к «Kodoku no gurume» А идиоты, что не моются (не смывают пот перед тем, как нырнуть в холодную ванну), и те, кто загрязняет сауну свои потом (выжимая полотенце на камни), безусловно заслуживают смертного приговора!

Ну, может, это немного слишком, но выговор я Тобе сделал. Впрочем, он уже успел всё забыть.

— Как насчёт кто дольше, тот и чемпион?

— Так нечестно, потому что все заходили в разное время, — скучающе глянул на него Хаяма.

— Слово! Кто первый скажет «Жарко», тот и проиграл. Ну, или что-то похожее, а то как не соревнование выйдет.

— Ладно, ладно. Хорошо, поехали.

Хаяма хлопнул в ладоши, начиная игру. От явно старался поскорее отделаться от Тобе. Какое-то время все молчали. Но вскоре Тобе снова заёрзал, дёргая себя за волосы.

— Чёрт… скучно. Может, не будем молчать? Как насчёт поболтать?

— Ну так поговори о чём-нибудь, Тобе.

— Серьёзно? Э-э…

Тобе задумался над предложением Хаямы. А потом щёлкнул пальцами.

— Адская жара, Хикитани. Чувак, только не говори мне. Ты встречаешься с Юкиноситой, да?

Сауна зашевелилась. Хаяма и Тоцука переглянулись и вздохнули. А Заимокуза быстро-быстро затараторил.

— Конечно нет, ни за что… Ни за что, так ведь? Верно? Ну скажи, что это не так. Будь честным. Не волнуйся, я не разозлюсь. Ладно?

— …

Я молчал. Тобе развернулся ко мне, намереваясь добиться ответа. Но Хаяма покачал головой.

— Не спрашивай его…

— Да! Мы же договорились просто смотреть за ними, потому что если спросим, они будут всё отрицать.

Тихим голосом отчитал Тобе Тоцука.

Что?.. Вы шутите?.. Все уже в курсе и просто вежливо молчат?.. Я даже не знаю… Я вытер пот и уставился в потолок. Провалиться бы сквозь землю…

Я глубоко и горячо вздохнул. И заговорил.

— Между прочим, Тобе, ты сказал запретное слово… и проиграл.

— Проиграл!

Подхватили Тоцука с Заимокузой.

— Что, где, почему?! Да не говорил я!

Заткнись. Оправдания бесполезны. Слово «жара» запрещено было в любом контексте, и ругательство Тобе активировало мою силу «табу».[✱]Отсылка к «Yu Yu Hakusho»

Я махнул на него руками, и Тобе недовольно поднялся. Заимокуза хлопнул себя по бёдрам и тоже встал.

— Хмф, я тоже пойду. Не вытерплю больше эту жару.

— И я!

Заимокуза вышел, подталкивая Тобе. Тоцука, пошатываясь, поспешил следом. В сауне остались лишь мы с Хаямой. Он словно ушёл в медитацию. Мы не обменялись и словом, молча дыша и словно испытывая друг друга на выносливость.

— Так это правда? — наконец заговорил он.

Его гладкие слова словно больно надавили на меня. Положение тела ясно показывало, что никуда он не уйдёт, пока не получит ответа.

— Ничего подобного… всё далеко не так, — вздохнул я.

Хаяма вздрогнул. А затем расхохотался, хватаясь за живот. Потом глубоко вздохнул и встал. Повернулся ко мне и улыбнулся. В его улыбке привычная свежесть смешивалась с иронией.

— Очень жарко…

Невозмутимо констатировал он и спокойно покинул сауну.

* * *

После тщательного и вдумчивого отпаривания я ощущал лёгкость в голове и во всём теле. И направился к стойке для обуви, чувствуя себя совсем свежим. По дороге достал смартфон и отправил Комачи сообщение «Обедать не буду». Тут же получив ответ «Замётано! Постарайся там с промом! Я обязательно приду!».

Да не надо тебе приходить… Я криво усмехнулся и вышел наружу, откинув дверную занавеску. Солнце уже заметно опустилось, далёкое море горело алым светом.

Шагая, я прижимал купленную холодную банку MAX Coffee то ко лбу, то к шее. Весенний ветерок приятно ласкал кожу. Я прищурился, глядя на закат.

— Хикки.

Я повернулся на голос. Юигахама со скамейки манила меня рукой. Рядом сидела Юкиносита с распущенными волосами и слегка покрасневшими щеками, выглядящая вполне довольной. Из-за её плеча на меня неодобрительно посмотрела Ишшики.

— Семпай, ну ты и тормоз.

— А может, просто вы слишком шустрые? — парировал я, подходя к скамейке и чётко понимая, что я последний. — А остальные где?

— Уже пошли перекусить, — ответила Юкиносита.

— Ясно.

Никто больше ничего не говорил. Но несмотря на это, никто и не думал отправляться к «Удивлённому ослу», где мы решили пообедать.

Юкиносита, Юигахама и Ишшики по-прежнему сидели на скамейке. Я стоял рядом, потряхивая банку. Потом распечатал её, привалился спиной к стене и сделал глоток.

Все молчали, минуты тишины и спокойствия продолжались. Мы просто наслаждались прохладным бризом после сауны и смотрели на закат.

Ни единого слова. В обычной ситуации сразу стало бы очень неловко. И мы принялись бы играться с нашими мобильниками. Но сейчас все мы были странно спокойны, просто наслаждаясь тишиной.

Это чем-то смахивало на нашу клубную атмосферу. У меня не найдётся слов, чтобы всё описать. Потому что в таком месте я могу оставаться бесконечно, ничуть от этого не уставая.

Ишшики мурлыкала какую-то танцевальную мелодию, двигая ногами в такт, её юбка чуть подпрыгивала. Заходящее солнце превращало её мурлыканье в колыбельную, вызывающую какую-то ностальгию.

Юкиносита начала задрёмывать. Ощущение комфорта после сауны заставило её пару раз слегка зевнуть, и она положила голову на плечо Юигахамы. Та придвинулась поближе, чтобы не терять тепло прикосновения.

Я поёжился от внезапного порыва ветра, словно дунувшего из другого времени года. И покосился на скамейку, задаваясь вопросом, в ветре ли дело.

Это всё ещё было тёплое солнечное место. Комфортное место, очень напоминающее ту комнату, заполненную солнечным светом. Комнату, из которой мы смотрели, как солнце уходит за горизонт, окрашивая гладь моря.

Уверен, что я… что мы хотели остаться в той комнате, потому что знали — вечер закончится, и это время никогда не наступит снова. Но отчасти оно вернулось.

Я бы соврал, если бы сказал, что не был против. Не то чтобы я не сожалел. У меня всё ещё были мысли, заставляющие тяжелеть голову.

Но у меня не было выбора, кроме как принять это. Мне настолько нравилось то время и место, что у меня возникли такие мысли. Если бы я не принял это, чувствую, я не смог бы с ним расстаться.

Оно столь ярко и ослепительно, что оставляет обжигающий шрам. Рану, которую я не смог бы забыть. Глядя на которую, я оплакивал бы оставшееся в прошлом.

И я шагнул вперёд, собираясь покинуть это тёплое место.

— Ну что, пойдём? — спросил я, поворачиваясь.

Задремавшая Юкиносита открыла глаза.

— Конечно…

Она распрямилась, тихо поблагодарила Юигахаму и поправила смявшийся воротничок.

Ишшики бодро вскочила и крутанулась на месте, скрипя песком под подошвами.

— Угу… пошли.

Она улыбнулась Юигахаме. Та посмотрела на нас против заката. Прикрыла глаза и кивнула несколько раз. И прошептала, — Да, мы должны идти…

Больше не колеблясь, она поднялась со скамейки. И зашагала за Ишшики, не оборачиваясь, оставляя тёплое место позади.

Юкиносита всё ещё сидела на скамейке. Я приглашающе взглянул на неё. Она кивнула, намереваясь встать.

Но я опередил её, молча протянув руку.

Юкиносита непонимающе качнула головой, но тут же слегка улыбнулась.

— Я и сама могу встать…

— Я знаю.

Я знал, что она может встать сама. И знал, что она это скажет. Но всё равно протянул руку. И наверно, буду так делать и впредь.

Перед своим исчезновением заходящее солнце засияло даже ярче. Тени стали глубже. Наши с Юкиноситой тени слились, и не было никакой возможности различить, где чья.

Закат окрашивал всё вокруг в красный цвет. Моё лицо, её щёки, всё. Она улыбнулась и приняла мою руку.