Том 14    
Глава 6. Как и тогда, Юи Юигахама снова желает


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
integrity_knight
integrity_knight
16.10.2020 20:10
Спасибо за перевод, история начатая 9 лет назад, наконец-то пришла к своему логическому завершению
serwak
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Глава 6. Как и тогда, Юи Юигахама снова желает

Мой второй год в старшей школе подходил к концу. После выпускной церемонии и прома в школе оставалось появиться считанные разы. Большинство дней были отведены под выпускные экзамены, а остальные — для объявления результатов экзаменов и церемонии окончания учебного года.

Стоило экзаменам закончиться, всю школу сразу накрыло настроение весенних каникул. Запрет на деятельность клубов тоже подошёл к концу, и двор наполнился радостными воплями и стуком бейсбольных бит.

Исключением из правил оставались клубы, занимающиеся в спортзале. Обычно там натянута сетка для волейбола или бадминтона, но сейчас зал полон временных раздевалок и складных стульев. А место членов клубов заняли поступившие в школу новички и их опекуны.

Среди них оказались и мы с моей младшей сестрой Комачи. Сегодня проходит знакомство со школой, включающее примерку школьной формы. Иными словами, у Комачи сегодня дебют, ей впервые предстоит надеть нашу форму. Добровольно заняв место родителей, я поспешил в зал, чтобы не упустить момент.

Место, отведённое для примерки, разделили перегородками и закрыли занавесками. Комачи сразу нырнула за занавеску, а я примостился на раскладном стуле, вспоминая.

Сегодня, после окончания экзаменов, в классе царило праздничное настроение и шумные разговоры. Кто сразу отправлялся домой, кто оставался поболтать с друзьями. Типа «О боже, я так плохо сдала экзамены, мне надо срочно сделать макияж». Впрочем, Сагами есть Сагами, ничего умного от неё не услышишь.

Тоцука и Хаяма с компанией отправились в свои клубы, которые до сих пор не работали. Трое оставшихся, Миура, Юигахама и Эбина, уселись на своих обычных местах в конце класса и обсуждали, куда бы сегодня пойти. У меня тоже были определённые планы на Юигахаму, но не сегодня. Так что я сидел, чередуя скрещённые ноги, и размышлял над вещами, о которых мы с ней потенциально могли бы поговорить.

За занавеской Комачи завела оживлённую беседу с работницей школы.

— Как насчёт этого размера?

— Хм-м, вроде подходит… А длина юбки?

— Длина юбки…

Их негромкие голоса выдернули меня в реальность. А слова «длина юбки» вызвали отвращение. Я напряг слух, прислушиваясь к голосу Комачи и уставился на занавеску, ожидая, пока она выйдет. Вскоре занавеска отдёрнулась.

— Та-да!

Из кабинки появилась Комачи в форме школы Соубу.

— О-о… — хлопнул я в ладоши.

Она подбоченилась и гордо выпятила грудь.

— Ну? Как я выгляжу? Мило? Я милая, да?

— Да, да, ты на свете всех милее…

— Опять твои сомнительные комментарии.

Одним светом её привлекательность не ограничивается, надо привлекать другие миры и всю историю человечества. Но важнее то, что было кое-какое сомнительное место, заставившее меня урезать комплименты.

— Э-э, а твоя юбка не слишком короткая? Думаешь, это нормально? Твой братик беспокоится.

— Хм, она тебя так раздражает?

Радость на её лице мгновенно сменилась отвращением, но оно не отвратило меня от моей инспекции.

— Ладно, юбку ты можешь потом поправить, а вот блузка…

Она вытянула руки и с тем же беспокойством, что и я, глянула на манжеты. Рукава были слишком длинные и закрывали руку до середины ладони. Комачи тряхнула руками и подняла их как манэки-нэко.

— А, ты про это?

— Угу. Хотя смотрится мило.

Её демонстрация и правда смотрелась очень мило. Комачи поморщилась.

— Экий ты вульгарный… Хотя если мило, то сойдёт.

Она довольно тряхнула манжетами. Но работница школы всё равно была обеспокоена.

— Выглядит немного великовато, но обычно и заказывают с некоторым запасом.

— Ну и хорошо! Я беру!

Взволнованно заявила Комачи. Работница радостно кивнула.

— Хорошо, значит, оставляем для вашего заказа.

Примерка завершалась, но оставалось ещё одно дело.

— Не возражаете, если я сделаю несколько фото? — спросил я. — Надо же и родителям показать.

Работница окинула зал взглядом.

— Очереди нет, так что никаких проблем. Дайте знать, когда закончите.

Она улыбнулась в ответ, явно привыкнув уже к таким просьбам, и вернулась в примерочную. Я достал свой смартфон и навёл объектив на Комачи.

— Что ж, начнём.

Переключившись в режим камеры, я начал фотосессию. Отлично! Давай будем смелее, договорились?

— Так, встань в позу. Теперь повернись. Снова в позу.

Комачи чётко выполнила все инструкции. Потом радостно крутанулась, улыбнулась и показала победный знак.

— Ха, ну вроде всё. Отлично, всё получилось.

Я уселся, просматривая снимки. Хм, вполне. Выбрал лучшие и отослал родителям.

Комачи устало вздохнула, подошла и села рядом. Удовлетворённо улыбнулась, погладила форму и оглядела зал.

— Скоро я буду ходить в эту школу, да?

— Наконец-то дошло?

— Ага, дождаться не могу!

Её глаза возбуждённо блестели. Она погрузилась в мечтательное состояние, и слова полились потоком.

— Я так много хочу сделать, учась в старшей школе! Учиться… ну разберусь по ходу дела. Хочу устроиться на подработку, тусоваться с друзьями после уроков, ходить на все мероприятия вроде прома!

Я кивнул, думая, что такую энергию неплохо бы к учёбе приложить. Но Комачи вдруг опустила глаза.

— А ещё… вступить в клуб.

Она пристально посмотрела на меня, и я понял, про какой клуб она говорит. На мгновение поперхнулся словами, но я всё равно должен был ей сказать.

День выпускной церемонии и прома был самым длинным днём в жизни Хачимана Хикигая. Получив урок от наставника, я уже нашёл свой ответ. Не было процесса, который привёл бы к нему, не было исходных данных, не было доказательств. Но ответ уже был.

— Клуб… клуб помощников закрывается.

Комачи кивнула с грустной улыбкой. И откинулась на спинку стула. Её плечи опустились, и она уставилась на свою новую юбку.

— Закрывается, да?.. — прошептала она, опустив голову.

— Ага… потому что я собираюсь с этим покончить.

Я похлопал её по спине, ткнул себя пальцем в грудь и нигилистически ухмыльнулся.

Я пришёл к такому выводу, потому что тогда не сумел дать ответ. Я должен был принять решение сам, а не полагаться на других.

Комачи озадаченно глядела на мой блеф, но потом рассмеялась.

— Чем ты пытаешься похвастаться?..

Она безнадёжно вздохнула.

— Если что не так, извини, ладно?

— Да не переживай, я найду способ повеселиться. Есть клуб помощников или нет, я всё равно подруга и Юкино, и Юи, — она похлопала себя по груди и весело улыбнулась. Потом положила мне голову на плечо и тихо прошептала, — Так что, братик, делай всё, что тебе нужно.

— Спасибо.

Комачи ухмыльнулась и вскочила.

— Хорошо, тогда пора переодеваться.

— Да… пойдём домой.

Я тоже поднялся, но она помотала головой.

— Слушай, я тут собираюсь перекусить с другими первогодками.

— А?

— А я тебе не говорила? В наше время старшеклассники знакомятся в соцсетях ещё до начала занятий. Так что это просто маленькая встреча, чтобы узнать друг друга поближе.

Она очаровательно рассмеялась, направляясь в кабинку. Я плюхнулся обратно на стул, глядя на неё и думая о незнакомых первогодках.

Собираться до начала учебного года… Не значит ли это перспективу стать одиночкой для всех, кто не сможет прийти? Да уж, в наши времена быть старшеклассником — это натуральный хардмод…

***

Комачи отправилась на своё сборище, а я вернулся в главное здание. Примерка и фотосессия заняли на удивление много времени. Солнечные лучи, пробивающиеся сквозь окна, стали более пологими и начали приобретать красноватый оттенок.

Снаружи доносились голоса ребят из спортивных клубов и звуки музыкальных инструментов, но в коридоре слышались лишь мои шаги. Передо мной на полу простирались длинные тени.

Обычная послеурочная пустота. Год назад я бы об этом и не задумался, но сейчас чувствовалась в ней какая-то одинокая ностальгия. Погрузившись в пронзительный холод и смутные чувства, я направился к выходу. И заметил там одинокую фигуру.

Девушка сидела на подставке для зонтиков, держа перед собой большую сумку, и рассеянно смотрела наружу. В открытую дверь с улицы врывался ветер, время от времени заставляя покачиваться шарик волос. Ошибиться невозможно, передо мной была не кто иная, как Юи Юигахама.

В свете искрящихся в солнечных лучах пылинок в её профиле чувствовались печаль и одиночество. Её лицо казалось как никогда взрослым и до невозможности прекрасным.

Звать её мне не хотелось, так что я просто сунул свои тапочки в шкафчик для обуви и бросил на пол туфли. Юигахама услышала и повернулась ко мне.

— А, Хикки.

На её лице уже играла обычная улыбка. Я с облегчением натянул туфли и подошёл к ней.

— Что ты здесь делаешь?

— Жду.

— А? Почему?.. Что-то случилось?

Я слегка запаниковал, решив, что что-то забыл, но она махнула рукой.

— Да нет, ничего. Просто я видела твой шкафчик и поняла, что ты ещё не ушёл, так что я…

Её рука остановилась. Юигахама поднесла её к глазам, откинула волосы за ухо и смущённо отвела взгляд.

— Жду…

— Н-ну да, понимаю…

Кончики её ушей, выглядывающие из волос, и мягкие щёки были красными от заходящего солнца. Она хихикнула, глядя на моё недоумение, и погладила шарик волос.

— Пока шли экзамены, мы почти не разговаривали, но как-то говорили, чтобы потом сходить куда-нибудь. Вот я и решила тебя подождать.

— Извини, я должен был связаться с тобой.

— Да не, всё нормально, — помотала она головой. Несмотря на всю её энергию, улыбка казалась какой-то слабой и хрупкой. — Я… просто решила подождать тебя.

Глядя, как она смотрит на далёкое солнце за окном, я не знал, что сказать. Может, у неё не было той причины, которую она назвала. А может, просто не хотела говорить. Я действительно не знаю. Но если подумать, она всегда ждала меня. Или нас. Только сейчас это поняв, я произнёс лишь пару слов.

— Ясно… Спасибо.

Она кивнула и вскочила на ноги. И сунула мне большую сумку.

— Помоги до дома донести.

Отряхнув свободной рукой юбку, она схватилась за свой рюкзачок, с которым всегда ходила в школу. Кажется, он до упора был забит вещами, что она забирала домой после конца учебного года. Что ж, раз мне всё равно сумку тащить, могу и его прихватить. Я протянул ей руку.

— М-м.

— Хм?

Юигахама в замешательстве посмотрела на мою руку. Качнула головой и положила на неё свою.

Теперь головой качнул я. Ну вот зачем так мило себя вести?

— Я не про руку, а про рюкзак. Давай и его донесу.

— А… Т-так бы сразу и сказал!

Покраснев, она шлёпнула меня по руке и сунула мне свой рюкзачок. Прошептала «спасибо» и побежала.

Я тряхнул рукой. Больно не было, но я всё равно буркнул «ой». А то как бы мне ещё чего не нашлёпали…

***

С запада лился закатный свет. Заходящее солнце пробивалось сквозь кроны деревьев, растущих вдоль идущей к станции дороги. Я вёл свой велосипед сквозь тени веток и листьев.

— Кстати, а где ты был? — спросила шагающая рядом Юигахама.

— С Комачи, у неё сегодня знакомство со школой было. И примерка формы.

— А-а. Мне бы тоже хотелось на неё посмотреть.

— В апреле насмотришься.

Буркнул я уже немного беспокойно. Апрель не за горами, а я не могу представить себе, как это будет. Юигахама увидела сомнение на моём лице и на мгновение помрачнела.

— Верно… — она хлопнула в ладоши, поняв, что прозвучало мрачновато, и весело добавила, — А, я ей что-нибудь подарю. Что-нибудь, что пойдёт к форме.

— Звучит неплохо, — ответил я как мог непринуждённее. — Она точно будет рада.

Юигахама шагнула вперёд и сунула руку в корзину моего велосипеда, где лежали её сумка и рюкзачок. Достала смартфон и начала набирать сообщение.

Дети, пользоваться смартфоном во время ходьбы опасно! Не делайте так! Но предупреждать вслух я её не стал, просто остановился. Поняв, что к чему, она тоже остановилась, продолжая набирать текст. Закончив, сунула смартфон обратно и кивнула. Я тоже кивнул и снова повёл велосипед, уставившись на большую сумку.

— Что это у тебя за сумка?

— А, эта? Школа кончается, так что я забрала домой всё, что приносила. Оказывается, у меня было чёрт знает сколько вещей.

— Угу… Обычное дело в конце учебного года.

Ну да, обычное зрелище перед каникулами, особенно среди младшеклассников. Тащат багаж и в руках, и на спине — краски, карандаши, чертёжные доски, принадлежности для каллиграфии… Словно скафандры «Freedom» с блоками «METEOR».[✱]Отсылка к «Mobile Suit Gundam» С системой самоподрыва, активирующейся при спотыкании. Помнится, у меня тогда все вещи из сумки вылетели…

Пока я углублялся в воспоминания, Юигахама взглянула на корзину.

— А у тебя, кажется, совсем немного вещей, Хикки.

— Потому что я ничего в школу и не таскаю.

За разговорами мы подошли к дому Юигахамы и остановились у магазинчика рядом.

— Э-э… Не хочешь зайти? — смущённо спросила она, бросив взгляд вверх.

— Нет, я пас, — криво улыбнулся я. — А то неровён час опять на ужин оставите.

— Ну да, конечно, ха-ха… А, знаю. Погоди секундочку.

Юигахама смущённо засмеялась и, словно вспомнив что-то, побежала в магазин.

Я хотел было пойти с ней, но так как она велела ждать, пришлось повиноваться. Да, я дружелюбнее и умнее, чем собака Гахамы, если вы ещё не заметили.

Остановив велосипед, я присел на ограждение парковки. Оглянулся и увидел, что Юигахама покупает кофе. Несколько секунд спустя она подбежала со стаканами в руках.

— Вот, спасибо за помощь.

— Правда? Спасибо.

Награда за таскание её сумок? В таком случае приму с благодарностью.

Хотя не могу не отметить, что я сегодня на велосипеде. А пить кофе, крутя педали, как-то не очень удобно.

Пока я задавался вопросом, как же быть, Юигахама направилась прямиком в ближайший парк, где есть беседки и скамейки. Учитывая, что тёплая дневная погода уже начала сменяться прохладной, он отлично подходит для небольшого перерыва на кофе.

Детишки из близлежащих домов играли тут в пятнашки по не очень понятным мне правилам. Носились большими группами, падали, ревели и снова поднимались. Мы с Юигахамой уселись на скамейке, издалека наблюдая за ними. Дул небольшой ветерок. Это был тихий и мирный вечер.

Я потянул сладкий кофе через соломинку. Юигахама довольно вздохнула и посмотрела куда-то вдаль.

— Расслабляет…

— Да, в последнее время всё было как-то напряжённо.

— Точно-точно, — повернулась ко мне Юигахама. — С Юмико и остальными тусоваться весело, но мы просто ходим в разные места. Например, в караоке постоянно приходится беспокоиться о времени, чувствуешь себя занятой. Хотя это весело, так что я не против.

— А-а, ну да, это всегда так, когда надо следить за временем. К примеру, если идёшь развлекаться или в сауну на два часа. Когда замечаешь, оказывается, что прошло много больше, и начинаешь нервничать.

— Ага, понимаю, — Юигахама похлопала меня по плечу, но тут же замерла. — Ну, разве что кроме сауны.

— Правда? Ты не знаешь, что такое сауна? Ты в какой стране живёшь?

— Откуда мне знать?.. А сауны из какой страны?

— Их придумали в Финляндии… Но тут есть разные теории.

— Что ты там прошептал в конце?!

— Ну, это непросто объяснить… Культура парных помещений распространена во всём мире, включая Японию. Если говорить только о финских саунах, то да, сауны возникли в Финляндии. Но если посмотреть с неоднозначной лингвистической точки зрения японца, то можно рассматривать сауну как эквивалент парилки. Учитывая широту этого определения, когда тебя спрашивают о происхождении чего-то вроде сауны, единственное, что можно сказать — есть разные теории.

Скороговоркой пробормотал я. Юигахама услышала. И отшатнулась с отсутствующим взглядом.

— Ты точно чок… то есть много знаешь. Аж мурашки по коже…

— Ну и зачем было поправляться? — мрачно проворчал я. Лучше бы прямо всё сказала. От такой тактичности только больнее, знаешь ли!

Юигахама фыркнула и припала к своей соломинке. Потом удовлетворённо вздохнула и потянулась.

— Приятно вот так проводить время…

Она опустила руки и взглянула на меня, ища подтверждения. Я медленно кивнул.

— Только если иногда… А если постоянно, это будет означать, что нам просто нечего делать.

— Нечего делать, да? Думаю, у нас много времени, потому что нет клуба… Странно, я никогда раньше об этом не задумывалась.

— Угу. Мы практически с начала второго года каждый день ходили в клуб. А чем я на первом году занимался, даже вспомнить не могу.

— Верно… Интересно, как на третьем году мы время убивать будем?

Юигахама положила руки на скамейку и махнула ногой, глядя на далёкое небо. Я носком туфли покатил по земле камешек.

— У нас не будет такой роскоши, — мрачно констатировал я. — Выпускные экзамены не за горами.

— Пожалуй.

Она грустно улыбнулась. Я тоже. В конце концов, один из нас отказался от этого. Мы говорили о том, что будет в будущем, но не могли понять, что в этом важно. Потому, возможно, что мы можем видеть лишь прагматическую часть.

Нет, это неправильно. Всё потому, что мы отбросили всё настоящее, прежде чем заговорить о будущем. Не знаю, понимает ли это Юигахама, но я как минимум осознал, что намеренно избегаю говорить об этом.

В вечернем ветерке начал ощущаться холод. Динамики заиграли детскую мелодию.[✱]Она же «yuuyake koyake». Включается как сигнал того, что наступил вечер и детям пора по домам. Детишки начали расходиться по домам.

Закат опалил небо на западе. На востоке к синеве начал примешиваться цвет индиго. Пространство между ними окрасилось в глубокий красный цвет.

Я молча смотрел вверх. Юигахама тихо заговорила.

— Слушай, Хикки…

— М?

Она сидела, опустив голову и крепко сжав губы. Явно сомневаясь, стоит ли говорить. Но секунду спустя вскинула голову и посмотрела мне прямо в глаза.

— Ты действительно с этим согласен?

Мне хотелось верить, что я понял смысл её вопроса.

— Согласен я или нет…

…У меня нет права принимать решение.

Но прежде, чем я договорил, Юигахама прервала меня, покачав головой.

— Сначала подумай. Если ты действительно согласен, согласен с тем, что всё закончится, я скажу тебе своё желание… очень, очень важное желание.

Она смотрела прямо на меня, и все пустые слова, что я собирался сказать, словно испарились. Не успев даже это понять, я прикусил губу, утыкаясь взглядом в землю. Её измученный взгляд сказал мне, что она не простит нерешительного ответа.

Я не мог безответственно уйти от ответа или спрятаться за стеной лжи. Нет, конечно, она простит меня, если я захочу увернуться, перевести всё в шутку и запутать её. Но я не мог воспользоваться этим. Не мог так её предать. Потому что она единственный в мире человек, который я не хотел бы, чтобы меня ненавидел.

— Совсем не согласен… — выдавил я из себя. Она кивнула, побуждая продолжать. — Мы ничего не можем сделать с роспуском клуба. Вообще говоря, нас и так в какой-то момент распустят, как и все прочие клубы. Хирацуки тоже уже не будет. Так что в конце клуба нет ничего плохого, потому что в конце концов всё равно всё должно закончиться.

Юигахама кивнула.

— Мы не можем избежать потери клуба. Я знаю, что Юкиносита тоже не хочет его продолжать. Мы полностью убеждены, что на то есть основания… Я думаю, что закрытие клуба — это хорошо.

Я наконец сказал те слова, что не смог сказать им тогда. Я понимал, что конец близок, но моя незрелость не давала мне принять его. Но теперь я наконец могу сказать «прощай». Чувствуя облегчение, я глубоко вздохнул.

Юигахама отставила свой стаканчик, выпрямилась и сжала колени. А затем повернулась ко мне.

— Понятно… Тогда…

Нерешительно заговорила она, медленно и осторожно подбирая слова. Лежащие на бёдрах руки зашевелились, а потом вцепились в плиссированную юбку, словно она приняла решение.

— Тогда…

Я не был готов услышать, что она скажет мне. Потому что мне самому надо было сказать ещё кое-что.

— Но… есть одна вещь, которую я принять просто не могу.

Прервал я её, и Юигахама замолчала. Её взгляд был полон удивления и растерянности. Но она ничего не сказала, молча принимая мои слова и побуждая продолжать.

— Если она приняла такое решение, чтобы компенсировать что-то, что она отчаялась получить, считая это своего рода компромиссом, я не могу это принять. И если я был причиной, подтолкнувшей её к такому искажённому решению, то и ответственность должна…

Я остановился. Что бы я ни говорил, я понимал, что всё не так. Я едва не загнал себя в ту же ловушку своими собственными словами. Что я пытался отрицать такими беспочвенными рассуждениями?

Было что-то ещё, что я должен был сказать.

Юигахама тревожно посмотрела на меня. В её взгляде чувствовались сомнение и неуверенность. Я глубоко вздохнул, хлопнув себя по щекам. Она вздрогнула и поднесла руку к груди, словно сжимая сердце.

— Т-так неожиданно… С чего всё это?

Осторожно спросила она. Я повернулся к ней.

— Извини, забудь. Я просто пытался всё приукрасить.

— Какого чёрта?

Юигахама ошарашенно поморгала, а затем захихикала. Даже я улыбнулся тому, каким дураком оказался.

А всё моя дурная привычка. Я всегда так стесняюсь, что мне захотелось показать себя с лучшей стороны.

Я глотнул горький кофе, смывая витиеватые слова, и решил высказаться без обиняков.

— Скажу грубо, но прямо. Я не хочу терять с ней связь и потому не могу это принять.

И самоуничижительно усмехнулся, сразу поняв, как это было безнадёжно глупо, просто верх идиотизма.

Юигахама тихо прикрыла глаза, опуская взгляд. Она не смеялась.

— Не думаю, что ты её потеряешь…

— В обычной ситуации, да. Мы могли бы порой видеть друг друга, встречаться, иногда разговаривать, — высказал я обобщение, вспоминая главные принципы социализации, которым учила меня Хирацука. Но это было именно что обобщение. — Но я так не могу. Мне претит сама мысль о таких поверхностных отношениях.

И тогда я наконец понял и принял то, что сумел высказать словами. Мне просто не нравилась перспектива нашего расставания. После безумного количества бессмысленных аргументов, доводов, оправданий, сказанные наконец слова оказались просто невероятно безнадёжными. Даже я понимал, как жалко и по-детски они прозвучали. Вынудив меня снова усмехнуться в свой адрес.

— Я мог бы попытаться поддержать связь на какое-то время, но абсолютно уверен, что в итоге мы разойдёмся. В конце концов, в плане разрыва отношений я настоящий профессионал.

— Нашёл чем гордиться…

Напряжённо улыбнулась Юигахама, впрочем, не пытаясь это отрицать. Как и следовало ожидать. Мы неплохо узнали друг друга за прошедший год, так что оба понимали мою правоту. Впрочем, был ещё один человек, которого мы знали столь же долго.

— К Юкиносите, наверно, это тоже относится.

— Ну… да.

— Понимаешь? Так что если я сейчас потеряю с ней связь, наверно, всё кончится… Мне трудно это принять.

Я мог лишь горько усмехнуться над своими докучливыми рассуждениями, примитивными словами и трусливой неспособностью думать. Юигахама молча смотрела на мою жалкую физиономию. А потом раздражённо вздохнула.

— Если ты ей это не скажешь, она точно не поймёт.

— Даже если бы я сказал что-то такое, она бы не поняла…

В этом нет ни смысла, ни веской причины. Это просто ерунда.

Даже я сам не мог понять свою кривую логику. И давно отчаялся сформулировать всё словами, чувствуя отвращение к себе.

— Ага. Честно говоря, я не понимаю. В этом нет никакого смысла. Это отвратительно.

— Точно. И я чувствую то же самое… но обязательно было последние слова добавлять?

Даже я немного от них расстроился. Но глаза Юигахамы улыбались.

— Но… думаю, я вроде как поняла. Звучит так, как ты бы и сказал, Хикки.

— Правда?

Она чуть отодвинулась, села попрямее, повернулась и посмотрела прямо на меня.

— Да… Вот почему ты должен обязательно ей это сказать.

— Даже если она не понимает?

Юигахама стукнула меня по плечу.

— Даже если не понимает! Во всяком случае, Хикки, ты даже не пытался ей сказать.

— Опять ты по больному месту…

Чистая правда. Я никогда не считал, что способен что-то донести. И потому никогда не пытался сказать что-то действительно важное. Но она выразила это словами.

— Некоторые вещи не получается донести, даже если мы говорим друг с другом… но ничего страшного, потому что я приложу все силы, чтобы понять. Думаю, Юкинон тоже.

Голос её звучал горячо, с оттенком наставительности. Влажные глаза блестели в свете заходящего солнца.

Ясно. Теперь я мог понять всё о методах Юигахамы. Потому что сейчас пытался понять, что она сказала мне. Может, это не логично, не то, что можно объяснить, может, это просто смесь наших субъективных взглядов и интуиции, но пытаясь понять, мы станем ближе друг к другу.

— У меня уже давно есть желание…

Она встала, повернувшись ко мне спиной и глядя на темнеющее небо. Заходящее за ней солнце было того же цвета, как и в тот снежный день на берегу волнующегося моря.

— Я хочу всё…

И те же слова, только без запаха морской воды и блеска снега. Юигахама тихо, но глубоко вздохнула и повернулась ко мне.

— Вот почему я хочу, чтобы Юкинон была там, в такой день, когда после школы ничего не будет. Я хочу быть там, где вы с Юкинон вместе.

Стоя спиной к солнцу, под тёплым светом и холодным ветром, она прошептала, словно высказывая желание.

— Так что ты должен сказать ей.

Даже против солнца я видел её яркую и мимолётную улыбку и влажные, но решительные глаза.

— Не беспокойся, обязательно скажу.

Чётко ответил я, убеждая себя быть максимально искренним.

Юигахама улыбнулась и снова села на скамейку. Бросила на меня взгляд и дразнящим тоном спросила, — В самом деле?

—Угу. Хотя, конечно, первым делом надо подготовиться. Будет сложно, но я попробую.

— Подготовиться? — подозрительно глянула она.

— Нужно многое сделать… Мы оба склонны готовить все возможные пути отхода — принимать меры предосторожности, готовить оправдания, скрывать истинные намерения и прятаться за каким-то делом… В первую очередь я должен все их заблокировать.

На лице Юигахамы появилось сложное выражение, включающее гнев, беспокойство и много что ещё. Она недовольно поджала губы. А когда снова заговорила, голос её был холоден.

— Не думаю, что тебе стоит так поступать.

— Я знаю… но сомневаюсь, что смогу сказать ей, если не зайду так далеко. Мне нужно затащить её туда, откуда не получится сбежать.

Жалко попытался оправдаться я. Мне действительно была противна моя трусость. Но если ты семнадцатилетний Хачиман Хикигая, тебе надо загнать себя в угол, заблокировав все возможности пойти по кругу, иначе ничего не выйдет.

Я тяжело вздохнул. Юигахама улыбнулась.

— Знаешь, тебе ведь надо сказать только одно.

— Если сказать только одно, ничего не будет понятно.

В обычной ситуации этого бы хватило. Но формальный набор слов меня не устраивал. Я чувствовал, что с одной стороны этого слишком мало, с другой — слишком много. И сомневался, что смогу найти нужный баланс. Кроме того, подобные слова никак меня бы не удовлетворили.

Судя по рассеянному взгляду Юигахамы, она не понимала. Значит, я сказал недостаточно, и надо кое-что добавить.

— По сути есть человек, который выглядит умным, но на самом деле довольно глуп. Он безумно раздражает, невероятно упрям и слишком сложен. Даже если поговорить с ним, он найдёт способ неправильно понять и сбежать, чем раздражает и бесит тебя. Кроме того, нельзя доверять всему, что он говорит…

Юигахама озадаченно посмотрела на меня. Потом вздохнула и наклонила голову.

— Это ты про кого?

— Про себя.

Она безнадёжно улыбнулась.

Да, я и правда безнадёжен. Я всегда доставлял ей неприятности, как сейчас, и она всегда меня прощала. Я уже давно злоупотребляю её добротой. Такой комфорт может заставить меня погрузиться в дрёму, и я могу притворяться, что ничего не вижу, но она всё равно всегда будет помогать мне. Эти дни были драгоценными, незаменимыми, приятными и настолько блаженными, что заставляли меня думать только об удобных вещах.

— Извини, что доставляю столько неприятностей.

— А? — озадаченно качнула головой Юигахама.

— Когда-нибудь я исправлюсь. Когда-нибудь смогу сказать всё как надо, смогу принять что-то как положено, не думая о своих словах и причинах…

Медленно и бессвязно бормотал я. Быть может, став настоящим, взрослым мужчиной, я смог бы сказать всё это без колебаний. И смог бы правильно всё объяснить словами и чувствами, совсем не такими, как сейчас.

— …Но тебе не надо этого ждать.

Сумел я подвести итог. Юигахама нервно схватила свой стаканчик.

— О чём ты говоришь? Конечно, я не буду ждать.

— Правильно. Это было довольно грубо.

— Это точно.

Я попытался прикрыть свою глупость улыбкой. Юигахама засмеялась и поднялась со скамейки.

— Ладно… пора идти.

Я тоже встал, берясь за свой велосипед. И вскоре мы добрались до её дома.

— Спасибо, что помог донести, — сказала она, забирая свою большую сумку из корзины. — В школе увидимся.

— Ага, пока.

Увидев, что она помахала рукой, я толкнул велосипед вперёд. Какое-то время я слышал лишь шорох его шин и похрустывание грязи под моими туфлями. Вдруг они прекратились. Люди вокруг свободно шагали в любую сторону, и лишь мои ноги отказывались двигаться.

Но я всё равно принял решение бежать. Оттолкнулся от земли и вскочил в седло. И бросил взгляд назад. Юигахама всё ещё махала рукой, но увидев, что я смотрю, стала махать ещё энергичнее.

Я поднял руку и изо всех сил нажал на педали. Тяжело дыша и больше не оглядываясь.