Том 14    
Глава 3. Обязательно наступит время, которое я стану вспоминать каждый раз, как почувствую этот запах


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Глава 3. Обязательно наступит время, которое я стану вспоминать каждый раз, как почувствую этот запах

Мы сидели в одной из комнат караоке недалеко от станции. Из соседней комнаты доносились приглушённые звуки. Я поднял взгляд к потолку, уперевшись затылком в стену, и они стали ещё громче.

И чёрт побери, кроме них я ничего не слышал. Несмотря на то, что в нашей комнате сидели семь человек…

Пространства для них более чем хватало. Но всё равно слышались лишь покашливания, вздохи или звуки посасывания напитков. Никто не пел, никто не разговаривал. Да, ещё доносились сторонние звуки постукивания ногтями по пластику. Это Юмико Миура раздражённо барабанила по экрану смартфона, подперев другой рукой подбородок.

Мы расселись разомкнутым квадратом. Эбина слева от Миуры, Юигахама справа. Ещё правее Юигахамы расположился я. За мной — Заимокуза, брат Сагами и Хатано.

В результате я оказался границей между полами, отчего чувствовал себя немножко Моисеем. Такая позиция давала хороший обзор на обе стороны. На одной — раздражённая Миура, индифферентная Эбина и смущённая Юигахама. На другой — Заимокуза и ребята из клуба игроков, нервно бродящие взглядами по комнате.

Мы праздновали успех нашего плана с фиктивным промом. Точнее, должны были праздновать, но атмосфера в комнате была как на похоронах, без всяких признаков улучшения.

Несмотря на изначально приподнятое настроение в клубе игроков, все трое его обитателей продолжали хранить мёртвое молчание. Ребята, в чём дело? Накушались препаратов, вгоняющих в депрессию? Или губку для мытья посуды проглотили?

Впрочем, не так уж они виноваты. В конце концов, это их первая встреча с компанией Миуры. Для людей вроде нас при первой встрече с себе подобными естественная реакция — принять высокомерный вид. Но перед девушками всплывает первый уровень застенчивости. А лично я перескакиваю сразу на второй, если не на третий. Как был профаном в этой области, так профаном и остался. И тоже не могу ни слова сказать, сидя перед Миурой и Эбиной.

Петь никто не собирался, и напряжение всё росло.

— Х-Хикки, как-то тут неловко… — прошептала мне в ухо Юигахама, дёрнув за рукав. Ухо защекотало её дыхание, я ощутил лёгкий цитрусовый аромат.

— Это точно…

Пожалуй, впервые я с кем-то соглашаюсь настолько искренне. Я вздохнул и поёжился.

Она слишком близко… Почему она не понимает, насколько это неловко?! У всех на глазах! Смотри, Миура и Эбина уставились на нас! Хотя не скажу, что это так уж неприятно, так что просто давай как-нибудь в другой раз.

Я бросил на неё предостерегающий взгляд и отодвинулся. Она озадаченно посмотрела на меня, но быстро отвела глаза, поняв, что к чему. Я было вздохнул с облегчением, но она снова подёргала меня за рукав. И опять придвинулась, сокращая только что набранную мной дистанцию. Ну зачем?

— Хикки, сделай что-нибудь…

— Да уж…

Пробормотал я, натягивая застывшую улыбку. И качнулся вперёд, стараясь сохранить самообладание. Юигахама отпустила мой рукав, и я принял позу Гендо[✱]Гендо Икари из «Евангелиона», конечно же..

В такой ситуации, сколько бы я ни пытался поднять настроение, меня ждёт максимум титул чемпиона в турнире с одним участником. Можно разве что треснуть Заимокузу планшетом по голове и свалить.

— И что ты сказала эти двоим?

— А? Просто упомянула тебя, караоке и всё такое…

Юигахама качнула головой, словно не видя в этом ничего необычного.

— И всё? А они всё равно пришли? Любезность Миуры просто безгранична…

— А ты своим троим и этого не сказал…

— Иначе они бы вообще тут не появились.

Кстати, вся троица буквально пронзала меня взглядами. Я потянулся к лежащему на столе планшету, готовясь врезать Заимокузе. Но мою руку теперь перехватили с противоположной от Юигахамы стороны.

Я повернулся туда. Заимокуза тянул меня за рукав, глядя влажными глазами брошенного щенка.

— Х-Хачиман…

— Заткнись, Заимокуза, просто заткнись. И молчи.

— Ещё больше молчать?! Ты же понимаешь, чего мне стоит произнести хоть слово? Понимаешь, насколько это неловко?

Он старался говорить тихо, но его всё равно было прекрасно слышно. Двое остальных тоже повернулись ко мне.

— Слушай, ты что, только проснулся? Спроси сотню человек, и сто восемь из них скажут то же самое.

— Ты включил налог с продаж?

— Думаю, цифры будут расти…

Хатано и брат Сагами мрачно поморщились, соглашаясь друг с другом. Вот видишь, уже сто десять человек! Налог вырос до десяти процентов!

Наше шушуканье длилось недолго. Депрессивную атмосферу комнаты разорвал лёгкий смешок, превратившийся в слабый вздох.

Мы перевели взгляд на ту сторону. Там сидела Миура, покачивая ногой и покручивая свои длинные локоны. Она даже не пыталась скрыть скуку, заставившую ребят вжаться поглубже в сиденье.

На первый взгляд Миура пугала, но с другой стороны это можно было назвать некоей формой доброты. Она открыто выражала своё недовольство и излучала ауру, заставляющую держаться подальше, что облегчало задачу. Чем меньше мы с ней будем общаться, тем легче для нас.

Юигахама нервно придвинулась к ней, держа в руках планшет.

— Юмико, хочешь спеть что-нибудь?

— М-м…

Она игриво подтолкнула Миуру плечом. Та, не в силах её игнорировать, неохотно опустила взгляд на планшет, и они начали шептаться. Постепенно лицо Миуры просветлело, она время от времени хихикала и хлопала Юигахаму по бедру. Для посторонних они выглядели просто близкими подругами. Замечательное зрелище.

Теперь Миура была в хороших руках. Другая же проблема… Я посмотрел на Эбину. Она держала улыбку, но в глубине глаз поблёскивало безразличие. Что неприятнее всего… Очень сложно иметь дело с теми, кто ведёт себя по-взрослому, потому что никогда не знаешь, что у них в голове. И не представляешь, что может случиться.

— В клубе игроков играют в игры, да? — вдруг заговорила Эбина.

— Э-э, да.

Нервно ответил Хатано. Брат Сагами ничего не сказал, но закивал изо всех сил.

— И в какие же?

— Ну, типа настольных…

— О, настольные игры? Я сама частенько ими развлекаюсь.

— Угу.

— Они становятся весьма популярными.

— Точно.

— Вроде оборотня.

— Точно…

— И побега из комнаты?

— Точно…

Хатано и брат Сагами развернулись к Эбине. Точно, точно, точно-точно-точно… Они повторяли одно и то же снова и снова. Пытались исполнить какую-то популярную песню?

В результате продуманных действий Эбины им удалось установить связь и завязать некое подобие разговора. Впрочем, гнетущая атмосфера никуда не делась. Буквально ощущая, как застаивается воздух, я глубоко вздохнул.

Потом искоса глянул на Заимокузу и увидел, что он разевает рот как выброшенная на берег рыба. Я знаю это чувство, когда тебе кажется, что в воздухе не хватает кислорода. Наши взгляды на мгновение встретились, и мы кивнули друг другу.

— Это больно.

— Угу.

— Может, влезть в разговор?

— Разве это не добавит боли?

— Обязательно.

Наши голоса были столь тихи, что я даже не берусь сказать, вибрировали ли наши голосовые связки. Но в конце концов они затихли совсем. И мы лишь вздохнули, даже не обмениваясь подтверждающими междометиями.

Чем безуспешно пытаться вмешаться, лучше уж вообще молчать. В плане молчания мы с Заимокузой профи экстра-класса. Мы впали в полумедитативное состояние, пережидая этот пустой трёп, в который нет смысла лезть, но нас тут же из него выдернули.

— Настольные игры — это очень весело, — улыбнулась Эбина. — А во что ещё вы играете?

Брат Сагами с Хатано переглянулись, блеснув очками. Почуявший неладное Заимокуза в панике забормотал «Н-не надо!», слегка подёргивая руками. Но так слабо, что никто из членов клуба игроков не обратил на него внимания.

— Н-ну, мы играем не только в игры вроде «Колонизаторов» или «Скотланд-Ярда», — поправил очки брат Сагамо. — Ещё в классические игры — шахматы, сёги, «Отелло». И увлекаемся головоломками на нестандартное мышление.

— А ещё мы ходим по магазинам в поисках новинок, играем в тактические ролевые игры вроде CoC, это, кстати, «Call of Cthulhu», — поднял очки Хатано, усмехаясь. Все его былые запинки и заикания как ветром сдуло. — В общем, поскольку наша цель — разработка собственной игры, мы много во что играем. Если интересно, заходите к нам в клуб, у нас много разных игр.

…Что побуждает нас разражаться длинными тирадами, когда речь заходит о чём-то, в чём мы эксперты? Наша дурная привычка. Стоит кому-то проявить интерес к нашим увлечениям, мы тут же пользуемся шансом продемонстрировать своё превосходство.

Ребята из клуба игроков довольно фыркали, буквально лучась удовольствием, но мы с Заимокузой стыдливо опустили головы. Явно же хорошо знакомая с этой стороной медали Эбина лишь кивнула.

— О, да, конечно.

Её ответ был максимально нейтрален. Сидящие же с ней рядом девушки ошарашенно разинули рты.

— Это уже уговоры какие-то…

— Угу…

В их реакциях явно чувствовалось отвращение. Чёрт, да Миура просто от них шарахнулась. Пожалуйста, не надо больше так, договорились?

Брат Сагами и Хатано, заметив такую реакцию, хрипло засмеялись, то ли от смущения, то ли стараясь загладить свой позор. И понурились. В итоге общее настроение опять упало. Что ж, они своего добились, подумал я.

Затем в дверь постучали. Я было решил, что это наконец-то принесли заказанную еду, но дверь распахнулась прежде, чем кто-нибудь из нас успел ответить.

— Йау!

— Йау!

Отвратительный громкий крик Какеру Тобе и милый прекрасный голос Сайки Тоцуки. Вроде они сказали одно и то же, так почему один настольно милее другого? Тоцука даже немного слишком мил, вам не кажется? Восхитительно!

Вслед за Тобе и Тоцукой нарисовался Хаято Хаяма. С подносом, полным напитков из бара, в руках.

— Хачиман, извини, что опоздал.

— О, Тоцука, ты пришёл, — пробормотал я, отпихивая Заимокузу. Чтобы Тоцука мог совершенно естественно сесть рядом со мной. И невольно восхитился своим гениальным планом.

Кстати, Тоцуку я действительно приглашал, а вот ту парочку… Я подозрительно смотрел, как они усаживаются на стороне Миуры.

Тоцука напряжённо засмеялся.

— Понимаешь, я встретил их по дороге, и когда упомянул караоке, Тобе предложил пойти вместе.

— Что ж, резонно…

Тобе пристроился рядом с Эбиной и теперь дёргал себя за волосы.

— Юмико, Эбина, вы тоже здесь? Чёрт, не ждал. Какое ужасное совпадение, а?

И правда ужас. Но всё равно он заслуживает награды.

Появление Хаямы и Тобе помогло Миуре успокоиться, и их сторона начала расслабляться. Правда, ребятам из клуба игроков явно было неуютно. Но это всё равно лучше, чем предыдущая мрачная атмосфера. С завязавшимися теперь разговорами всё и правда стало походить на вечеринку.

— Не хочешь поднять тост? — похлопала меня по плечу Юигахама.

— Поднять что?..

— Вау, да ты и правда не хочешь, да?

Напряжённо засмеялся Тоцука, видя, как меня перекосило.

— Пусть этим занимаются те, кто для такого подходит.

Буркнул я, глядя на упомянутого человека. Хаяма, кажется, услышал, посмотрел на меня и пожал плечами. И вернулся к разговору с Миурой. Он и правда не добрый, в конце концов…

Как бы то ни было, эта вечеринка проводится из-за моей идеи с фиктивным промом. Если надо вознаградить всех за сотрудничество, и правда стоит поднять тост.

— Ладно, скажу что-нибудь.

Юигахама радостно кивнула, Тоцука хлопнул в ладоши. Ободрённый их поддержкой, я поднялся со стаканом в руке.

— Простите, что прерываю, но хотелось бы воспользоваться моментом и кое-что сказать…

Тоцука с Юигахамой энергично зааплодировали, заставляя остальных поддержать их, несмотря на замешательство.

— Э-э… Это была замечательная вечеринка, — неловко начал я, не имея никакого опыта в таких делах, — и я хотел бы поблагодарить всех за…

— Скажешь это, когда вечеринка закончится.

Недовольно проворчал Хаяма. Я отмахнулся от него и бодро продолжил.

— Всё решилось без проблем благодаря сотрудничеству всех здесь присутствующих. Спасибо и ура.

Все дружно ответили и начали чокаться с соседями. Кажется, вечеринка наконец-то стала ощущаться таковой. Я с облегчением вздохнул и плюхнулся на диван, оставляя всех в их маленьких забавных мирках.

***

Сейчас бы самое время завершить вечеринку финальной шуткой, но она была в самом разгаре.

Дисгармония, раньше явно просматривавшаяся между компанией Миуры и клубом игроков, исчезла благодаря умелым действиям Хаямы. В результате обе стороны начали нормально общаться. Тобе запустил песенную эстафету, сунув затем микрофон смущённому Тоцуке. Конечно, это означало, что в конце концов очередь дойдёт до Заимокузы и клуба игроков…

Впрочем, Хаяма и тут сумел облегчить им жизнь. Он находил анимешную песню, которую пела известная группа из Чибы, и сам начинал петь. Потом спрашивал «Знаешь её?» и передавал микрофон. Заимокуза и ребята из клуба игроков соглашались без особой охоты, но в итоге сложилась обстановка, где петь мог каждый.

Время от времени он переводил разговор на эту троицу, чтобы они тоже могли порадоваться жизни и поговорить о знакомых песнях. Техника высокого класса.

Хаяма как всегда был проницателен. Когда речь идёт о недостаточной социализации, он просто гений. Я смотрел на него со смесью уважения и отвращения. Как и кое-кто другой.

— Хаяма — замечательный человек…

— Он первый, которого я по-настоящему назвать моим семпаем…

Хатано и брат Сагами полными слёз глазами с восхищением смотрели на него. Немедленно переходящим в отвращение, стоило им сравнивающе взглянуть на нас с Заимокузой.

Мне не стоило расстраиваться. Как-никак, я прекрасно осознавал разницу в наших навыках. Но вот их явное отвращение, знаете ли, мне не слишком нравилось. Такое не очень приятно. И как их семпай я счёл своим долгом сделать им замечание. В конце концов, это моя обязанность как семпая!

Брат Сагами оказался ближе ко мне, и я постучал ему по плечу.

— Хм, очень нравится Хаяма, да? Твоей сестре тоже. Вы просто как две капли воды.

— Тц.

Он нахмурился, громко щёлкнув языком.

Да, вот так-то лучше. Он сейчас выглядел так же, как его сестра. Хе-хе, именно такое лицо я и хотел увидеть.

Я усмехнулся с мрачным удовлетворением. Заимокуза пожал плечами и вздохнул.

— Хачиман, именно поэтому.

Теперь он докапывается… Слушай, тебе ведь тоже досталось, так ведь?

Впрочем, я всё же чувствовал себя немного виноватым, что обманул их и так подставил. Если их пару раз обидели, в этом есть доля моей вины. Я задумался, чем могу им всё компенсировать.

Вдруг Тоцука мягко коснулся моего бедра. С трудом подавив отчаянный визг, я взглянул на него.

— Пойду ещё возьму, — сказал он, качнув головой и продемонстрировав мне пустой стакан. Кажется, он собрался сходить до бара. Но в этот момент у меня в голове словно вспыхнула лампочка.

— Я сам схожу. Сразу на всех принесу.

— Уверен? — озабоченно спросил Тоцука. Я подмигнул, намекая, чтобы он доверил всё мне. Иначе бы он увязался за мной.

— Угу, нет проблем.

Я быстро, не давая времени для лишних вопросов, поднялся и собрал пустые стаканы со стола на поднос. И направился к бару. А там столкнулся с Миурой, покручивающей свои локоны перед кофейным автоматом. Кажется, она размышляла, что бы ей взять.

Заметив меня, она искоса на меня глянула, не говоря ни слова. Ну и пусть, мне ей тоже сказать особо нечего.

Подойдя к соседнему автомату, я начал наполнять стаканы. Стоящая в полушаге позади Миура медленно протянула палец к кнопке «капучино». Машина фыркнула, выплюнув в кружку кофе и немного пара. Я оглянулся. Чёрная поверхность кофе была покрыта белой молочной пеной.

— Знаешь… — тихо пробормотала Миура. Я не знал, к кому она обращается, но для разговора с собой прозвучало слишком громко.

Я развернулся. Её взгляд был сосредоточен на чашке, в которой один за другим лопались пузырьки.

— Что ты намерен делать?

— Что ты имеешь в виду?

Ответил я, убедившись, что она обращается именно ко мне. Но по столь расплывчатым словам я не мог понять, чего же она хочет. И продолжал наполнять стаканы колой один за другим.

Вокруг вроде бы было полно звуков — бормотание телевизора, доносящееся из комнат пение, жужжание автоматов, позвякивание стаканов… Но всё равно было ужасно тихо.

— С Юи, я имею в виду.

Я невольно замер от такого заявления.

— Ну…

Единственное, что я сумел пробормотать, заполняя тишину. Решение, о котором я тут же пожалел. Я мог просто валять дурака. Мог проигнорировать её. Но что-то словно подталкивало меня, застав врасплох.

Миура молча ждала продолжения. Но я тоже молчал. С моих губ не сорвалось ни единого слова. Я понимал, что молчать — это трусость, но чувствовал, что не меньшей трусостью была бы попытка уговорить её понять. И сам тому удивлялся.

Раздражённая моим молчанием, она поставила чашку на поднос и вздохнула.

— Слушай, Хикио, ты не мой друг, поэтому мне плевать, что будет с тобой… но Юи — это совсем другое дело.

Поначалу громкий голос перешёл в шёпот, а затем в глубокий вздох. Я невольно развернулся к ней, потому что мне показалось, что она вот-вот заплачет. Но, вопреки моим ожиданиям, её глаза ярко горели.

— Не вздумай просто поразвлечься с ней, договорились? Такие люди меня бесят.

Её решительный взгляд заставил меня затаить дыхание. Не от страха перед её запугиванием, а от её доброты.

Если вспоминать прошлое, Миура всегда присматривала за теми, кто ей близок. И не только за Хаямой и Эбиной — Юигахама тоже была объектом её беспокойства, особенно в последнее время. С закрытием клуба помощников они стали больше времени проводить вместе, и Миуре, наверно, было над чем поразмыслить.

— Сделаю что смогу… — пробормотал я. В моих словах не было лжи, но не было и особого смысла. Я не мог придумать, что бы ещё сказать.

Миура пристально посмотрела на меня, отбросила волосы с плеча и хмыкнула без особого интереса, заканчивая разговор.

— Вот и всё. Пока.

— Хороший она человек…

Прошептал я про себя, глядя в её удаляющуюся спину. Точнее, мне показалось, что про себя.

Миура остановилась и наполовину повернулась ко мне.

— А? Ты это о чём? Фу, пакость.

Она брезгливо поморщилась и поспешила прочь, накручивая локоны на палец. Глядя на её покрасневшие щёки, просвечивающие сквозь волосы, я мысленно повторил те же слова.

***

Когда я вернулся в комнату, там пел Хаяма. А остальные размахивали светящимися палочками, которыми, надо полагать, их снабдили брат Сагами с Хатано. А ещё подпевали и скандировали «да, тигр» или что-то вроде того. В сочетании с зеркальным шаром выглядело всё до смешного безвкусно. Тобе, которому, похоже, совсем крышу снесло, яростно крутил в воздухе полотенцем. Не стоит и говорить, что возбуждение в комнате просто зашкаливало.

Миура, словно в трансе, размахивала палочкой из стороны в сторону. Теперь её лицо было полно блаженства. Что ж, я рад, что королева в восхищении…

Проскользнув в комнату, я поставил стаканы на стол и осторожно пристроился на диване. В подобной обстановке мне всегда было неуютно.

Тобе, Юигахама и компания Миуры к такому явно давно привыкли. Для Заимокузы и ребят из клуба игроков, частенько бывающих на мероприятиях для отаку, подобное тоже было не в новинку. И они спокойно могли веселиться. А я мог лишь притопывать или двигать ногами в такт. Мне не хотелось мешать общему веселью, но чувствовал я себя неуютно. Одна мысль о том, чтобы так побеситься, вгоняла меня в ступор. Да, я прекрасно знаю о такой своей проблеме, но её очень непросто исправить!

Оставалось лишь пялиться на бёдра Тоцуки, увлечённо колотящего в бубен. Я подпёр щёку рукой, потягивая кофе, и рассеянно смотрел на него.

— Здорово, а? — спросила пододвинувшаяся ко мне Юигахама.

— Что?

Она обвела взглядом комнату и расплылась в улыбке.

— Похоже, все хорошо поладили. Тут очень весело.

— Ну, люди всегда ладят, когда им предоставляется такая возможность. В конце концов, образ мышления мелких хулиганов и высокомерных отаку во многом схож.

Я окинул взглядом Тобе и членов клуба игроков. Да, Заимокузу тоже забывать не стоит.

— Мы не хулиганы… — нахмурилась она. — Уверен, что не наоборот?

— У них много общего. Например, собираясь в стаи, они ведут себя нагло. Им нравятся блестящие штучки, и они любят одеваться в чёрное.

— Они тебе что, вороны?

— Нет, вороны умнее.

— Как грубо! — с упрёком взглянула на меня Юигахама.

Тобе вопил «Йо! Йо!», крутя полотенцем. Заимокуза напротив него забрызгивал комнату светом своих палочек, скандируя «да, тигр». Любой, взглянувший на них, сразу понял бы, что вороны лучше…

Да и теория о схожем образе мышления у хулиганов и отаку, честно говоря, не кажется такой уж натянутой. В конце концов, хулиганы тоже очень любят мангу и аниме.

Мне доводилось слышать истории, как хулиганы подсаживались на мангу, принесённую в школу отаку. И одалживали у них новые тома. А если заглянуть в возрастную категорию повыше, найдутся люди, которые связались с аниме из-за картинок на игровых автоматах.

Если учесть, что аниме и манга становятся всё более краеугольным камнем нашей поп-культуры, слово «отаку» постепенно теряет своё изначально уничижительное значение. Хулиганы и отаку становятся всё более похожими друг на друга.

Кроме того, растёт сотрудничество между аниме-продуктами и обычными компаниями. Даже на эстраде начали подавать особенности культуры отаку в позитивном ключе. Конечно, во многих случаях это просто маркетинг, но общий уровень признания несомненно растёт.

Если не брать в расчёт старшее поколение, настаёт период, когда молодёжь не ругают за то, что они говорят о своей любви к аниме и играм. Причуды и тренды становятся модными в соцсетях. Период, когда отаку-старшеклассники могут спокойно играть в любимые стрелялки на своё смартфоне, когда в соцсетях обсуждают аниме, когда киберспорт становится кандидатом на Олимпийские игры. Культуру отаку критикуют, но она теряет свой негативный имидж. Хотя аниме, в частности моэ-аниме, всё ещё слишком далеки от принятия широкой публикой.

Несмотря на это, аниме-культура постепенно интегрируется в жизнь молодого поколения. Особенно в плане музыки. Рейтинг хит-парадов и прямые трансляции чётко демонстрируют эту тенденцию. Есть даже известные диджеи и композиторы, которые сочиняют песни для аниме и сейю. И это только один символ субкультуры.

Клубы аниме-песен тоже на подъёме. Кажется, что клубная жизнь — это последнее. что можно связать с отаку. Но мне доводилось смотреть видео о настоящих вечеринках отаку.

Музыка, в частности, не делает различий между светским обществом и отаку. Никаких проблем, если светское общество просто оживляет настроение. И если ты с друзьями, всё может быть очень весело. Таково наше светское, клубное «Йо!».

Я имею в виду, просто посмотрите на Тобе, как весело он проводит время…

Пока я витал в облаках, Юигахама придвинулась вплотную. Я попытался сохранить дистанцию, но схваченный рукав не позволил мне такой роскоши. Тогда я попытался отвернуться, но Юигахама поднесла ладонь ко рту, давая понять, что собирается посекретничать. Делать нечего, придётся слушать. Я подставил ей ухо.

Несмотря на грохот динамиков и дикие вопли собравшихся, её голос был достаточно хорошо слышен, отдаваясь какой-то щекоткой в груди.

— Не хочешь прийти ко мне домой в субботу?..

Не веря своим ушам, я покосился на неё. Юигахама застенчиво потирала ладошкой свой шарик волос.

— Не, не хочу, — машинально отреагировал я, даже не въехав до конца в смысл её слов.

— Ты же говорил, что свободен, — надулась Юигахама.

— Ну и?

У меня не было никаких причин идти, так что на этом я намеревался закруглиться. Но она была иного мнения.

— Помнишь, ты говорил насчёт испечь торт на день рождения Комачи? Ну вот я и интересуюсь, хочешь ли ты всё ещё это сделать.

— А, вот оно что… Ну, если ради торта, пожалуй, я приду… Спасибо.

В своё время я просил у неё совета насчёт подарка на день рождения Комачи. Но из-за прома всё было отложено на потом. Ну и раз Юигахама ничего не забыла, я просто не могу отказаться под соусом того, что мне слишком неловко.

— Отлично! — энергично закивала Юигахама, хихикнув. — Мама как раз будет дома, она нас кое-чему научит.

— Ты всё только усложняешь…

Я отнюдь не ненавижу Гахамаму, то бишь маму Гахамы, она мне даже нравится. Но она мама моей одноклассницы, и оттого я ещё больше смущаюсь. Видите ли, я вообще очень застенчивый юноша.

Я понурился, но мои слова заглушили аплодисменты. Хаяма закончил своё выступление. Я похлопал вместе со всеми, и он демонстративно поклонился, как артист, вышедший на бис. Оказывается, он прекрасно умеет подыгрывать.

Все расслабились, но ненадолго, потому что уже через несколько секунд заиграла новая мелодия.

— Кто следующий? — оглядел комнату Тобе. — Кто следующий?

— Ой, я, я, — вскочила Юигахама. И подошла к Миуре с Эбиной взять микрофон.

Девушки сидели бок о бок, покачиваясь, и в унисон пели популярную песню. Парни всё так же размахивали светящимися палочками. Понятия не имею, что это за песня, но Миура так мило смущалась под их взглядами, что оно и неважно!

Я огляделся в поисках палочки или бубна и встретился взглядом с Хаямой. Уголки его губ поползли вверх. Он взял ещё одну палочку у брата Сагами, сел рядом со мной и молча протянул её мне. Я так же молча её взял. Хотя махать ей настроения уже не было.

…До чего же неловко. Спасибо за палочку, конечно, но зачем же рядом садиться? Не мог бы ты уже уйти? И разве нельзя было просто её мне перебросить?

Я слабо махнул палочкой, давя на него своим молчанием. Не знаю, заметил он это или нет, но он взял с подноса стакан и уселся поудобнее, давая понять, что никуда уходить не собирается.

— Петь не собираешься?

Поинтересовался он, не отрывая взгляд от девушек.

— Мне за это не платят.

— Смелое заявление, учитывая, что до сих пор ты работал бесплатно.

— Это была чёрная полоса. Я ещё и из своего кармана доплачивал.

Мы перебрасывались пустыми фразами, просто чтобы отвлечься от неловкости. Но тут Хаяма вдруг проявил интерес. Подался вперёд и взглянул на меня с ехидной усмешкой.

— А причиной, по которой ты зашёл так далеко, было твоё упрямство?

Моя палочка застыла. И я закрыл лицо руками, словно пойманный с поличным.

— Ты всё ещё помнишь эту скучную чушь? Хватит, неловко же. Забудь всё, что ты слышал, и никогда больше не вспоминай, а то убью.

Вырвались у меня слова глубокого сожаления. Хаяма прикрыл рот рукой и от души фыркнул. Да уж, личность у этого парня та ещё.

Несколько секунд спустя он смахнул улыбку и посмотрел на меня взрослым взглядом.

— Ты ещё можешь наверстать упущенное.

— Вряд ли. Сомневаюсь, что у меня появятся новые возможности.

Я пожал плечами, уходя от его взгляда, и отвернулся. Взял свой стакан и припал к нему, давая понять, что разговор окончен.

Юигахама поднялась, продолжая петь. Песня дошла до апогея, и все вокруг, включая Тоцуку, Заимокузу и членов клуба игроков, стали ещё энергичнее. Тобе колотил в бубен, крича «йо, йо».

— Слушай, а ты не…

В таком шуме голос Хаямы было не разобрать. Я отвёл взгляд, не желая отвечать ему или читать по губам. Он не стал повторять, а просто вздохнул.

— Досадно…

Мой шёпот, не обращённый ни к кому, бесследно растаял в шуме. Никто его не услышал.

Бодрая музыка, отличное пение и уверенный ритм доносились до меня словно из соседней комнаты. И потому я вспомнил слова той, кто то ли была пьяна, то ли притворялась.

Вот почему я ждал звонок, который означал бы конец этой вечеринки.

***

Наступила суббота, следующий за вечеринкой день. Обычно в такие дни я бездельничал в комфорте своего дома. Но сегодня всё было иначе.

Как и обещал, я пришёл домой к Юигахаме, изрядно нервничая. Второй уже раз. Первый мы были вместе с Юкиноситой и только в комнате Юигахамы. Но на сей раз я оказался один и в гостиной. И совсем не чувствовал себя как дома.

Эта гостиная совсем не походила на нашу. Закрытые корзины с бельём для стирки, декоративные растения, совершенно мне не знакомые, салфетки с цветочным рисунком, букеты сухих цветов на застеклённых шкафах, горшки с цветами на балконе и слабый древесный аромат.

Требуется немало мужества, чтобы зайти в незнакомое помещение, особенно гостиную. Не скажу, чтобы ничего такого не потребовалось для комнаты Юигахамы, совсем наоборот. Но в случае гостиной есть ещё один нюанс, который держит тебя в напряжении… Отсутствие других членов семьи. Стоп. Мне же было сказано, что Гахамама сегодня дома?..

С того самого момента, как я вошёл в гостиную, я стоял на месте и нервно оглядывался. Но всё было тихо, словно кроме нас с Юигахамой тут никого нет. Слышно было лишь как она на кухне роется в шкафу.

На ней было свободное платье, длинный белый свитер и плюшевые домашние тапочки. В общем, именно то, чего можно было ожидать на выходных.

Я же натянул синюю рубашку и брюки чино[✱]Прочная хлопчатобумажная ткань, какая обычно идёт на спецовки.. Тот комплект, что в своё время подобрала Комачи, чтобы не стыдно было показаться на публике. Точнее, чтобы ей не приходилось стыдиться за меня, когда мы выходим вместе. Плюс простая куртка. В общем, всё смотрелось как обычная деловая одежда.

Не то чтобы я хотел принарядиться, но на случай встречи с Гахапапой стоило выглядеть максимально презентабельно, чтобы избежать неприязненного отношения. Иначе говоря, мой наряд был следствием моей нервозности.

Юигахама же выглядела вполне довольной, что-то мурлыча под нос.

— Садись, я сейчас чаю налью.

— Л-ладно…

Я выбрал ближайший к двери стул из четырёх, стоящих вокруг обеденного стола. А на самом столе лежали несколько кулинарных книжек по пирожным и тортам.

Собственно, чтобы испечь какой-нибудь тортик, я сегодня и пришёл. Если возможно, под руководством Гахамамы. Вот только её нигде не было видно. А ещё я морально подготовился к встрече с Гахапапой, потому что сегодня суббота. Его тоже не было.

…Понимаете, что это значит, да? Мы с Юигахамой в доме вдвоём. А, стоп, есть же ещё один член семьи. Я огляделся, и как раз в этот момент Юигахама притащила поднос с чаем и печеньками. Уселась рядом со мной и пододвинула мне чашку.

— А, спасибо… А Соболь где?

— С мамой гуляет. Они скоро вернутся.

Юигахама подпёрла щёку рукой и принялась листать одну из кулинарных книг, время от времени хватая печеньки. Это и называется «быть дома». Впрочем, это же её дом, так что ничего удивительного. Судя по её поведению, она частенько сидит на этом самом стуле.

Мой же стул казался совсем не таким удобным. Судя по всему, им редко пользуются. Значит, стулья напротив — это места её родителей. Которых никак не получалось выбросить из головы, особенно отца.

— Слушай, можно спросить?..

— Что?

Юигахама качнула головой, не отрываясь от книги и дожёвывая вторую печеньку.

— А где сегодня твой папа?

— Почему ты вдруг об этом заговорил? Фу на тебя.

Весело фыркнула она. Но мне как-то было не очень весело. Я не имел ничего против встречи с Гахамамой, даже ждал её, но Гахапапа — это совсем другая история. Я понятия не имел, как оно обернётся. Будь я на его месте, я бы меня просто убил. Неважно, какие у меня отношения с его дочерью, если я приблизился к ней в моё отсутствие, этого вполне достаточно, чтобы прибить наглеца.

— На работе, наверно… Понятия не имею, — безразлично бросила Юигахама, не обращая внимания на моё беспокойство.

Слава богу, а то я даже не знал, как его поприветствовать… Я потёр грудь и облегчённо вздохнул.

Юигахама шумно придвинулась ко мне вместе со стулом, заставив меня перенести свой вес на противоположную сторону в попытке сохранить хоть какую-то дистанцию между нами. И пододвинула свою кулинарную книгу, чтобы её можно было читать вместе.

— Я тут подумала, что что-нибудь очень сложное мы сделать не сможем, верно?

— Именно. Выбрать надо то, с чем мы не облажаемся.

Я подпёр щёку противоположной от Юигахамы рукой, ещё немного увеличивая дистанцию, и начал другой листать страницы. На них красовались фото шикарных кондитерских изделий. Кексы, макароны,[✱]Круглые французские пирожные, а не то, что мы варим на обед, конечно же тарт-татены,[✱]Французский яблочный пирог канели,[✱]Ещё один французский десерт флорентийские бисквиты… Все они выглядели яркими и вкусными. Любое из них, наверно, привело бы Комачи в восторг.

Проблема лишь в том, чтобы их сделать. А это у меня вряд ли получится… Как отделять яичные белки от желтков? А что потом с белками делать? Сверху мазать? Просто намазать, да?

— Я могу… сделать… печенье… наверно… — со стоном пробормотала Юигахама.

Спорное утверждение… Она раз пять качнула головой, потом перевела взгляд на меня.

— Понятно… Значит, у меня точно должно получиться, — многозначительно посмотрел я на неё.

— Что ты имеешь в виду?

— Ой…

Она треснула меня по плечу. Не больно, но я его всё равно потёр.

Из-за него вдруг высунулось чьё-то лицо. Появилась мама Юигахамы, вернувшаяся с прогулки с собакой. В длинной юбке и свитере в весенних цветах. На её руках сидел Соболь.

— Ой, я против печенья. Вы должны приготовить что-то, что оставит неизгладимое впечатление.

Она просунула голову между нами, глядя на книгу. Оказавшись совсем рядом — тёплая, мягкая и приятно пахнущая. Это для меня уже слишком. Тем более, что Соболь дышал мне прямо в ухо. И даже лизнул его…

— Спасибо, что приняли меня… и за ваши советы…

Несмотря на провокации Соболя, я всё же как-то сумел её поприветствовать.

— Положитесь на меня! Мама сделает всё в лучшем виде!

— Мама, мы тебя потом позовём. А пока иди…

Юигахама со вздохом поднялась и начала её отталкивать.

— Ты же сама просила научить тебя, Юи!

— Я же сказала, позовём, когда потребуется!

Юигахама толкала, мама сопротивлялась. Шутливая перепалка матери с дочерью — натуральное представление…

— Н-ну, она ведь может нам подсказать, так что…

На такое зрелище я мог бы смотреть вечно. Вечно оно и продолжалось бы, так что пришлось вмешаться. Гахамама словно расцвела, получив поддержку.

— Точно! Знаешь, лучше сразу со мной всё обсудить.

Юигахама нахмурилась и вздохнула.

— Ну ладно. И что посоветуешь приготовить, мам?

Она неохотно уселась и показала на стул напротив. Мама хихикнула и тоже села за стол.

— Раз вы собираетесь готовить сами, надо что-нибудь продуманное.

— Что-нибудь продуманное…

Юигахама задумчиво уставилась в потолок.

— Хикки, что бы ты предпочёл?

Гахамама подняла Соболя с колен и прижала к груди. Я чуть не усмехнулся, видя такой невинный жест, но успел вовремя себя одёрнуть.

— Что-нибудь продуманное… то есть яркое, чтобы выложить фотки в инстаграмм, и впечатляюще выглядящее, чем можно похвастаться перед мамиными подругами…

— Язык!

— Ты смотришь с точки зрения жены?!

Улыбка Гахамамы стала натянутой. А Юигахама посмотрела на меня с жалостью. Со мной не согласились, но не отвергли. Взрослые женщины такие пугающие…

Я задумался. И посмотрел на Соболя.

— Тогда… что насчёт макарон?

Да, я смотрел на Соболя и ни на что больше. И ничего за ним не видел. Только самого Соболя. Больше ничего в поле моего зрения не попадало.

— Бзт!

Гахамама показала пальцами крест. Ну что она за человек? Просто восхитительно…

Она прочистила горло и придала лицу серьёзное выражение.

— Макароны хорошо получать, а не готовить.

— Да, я всегда им радовалась, — невинно хихикнула Юигахама.

— Но готовить их такая морока… — вздохнула её мама, приложив руку к щеке.

Действительно так сложно? Я посмотрел в книгу. Да, и правда сложно. И дорого. Значит, макароны отпадают. Я задумался, поднимая взгляд к потолку.

Гахамама кашлянула.

— Могу кое-что посоветовать! Фруктовый пирог!

— А? А разве его не сложно готовить?

Озадаченно посмотрела на неё Юигахама. Я согласно кивнул.

Это уже немножко не наша лига. У меня практически нет опыта выпечки, а Юигахама явно не потянет. Если поставить перед нами такую задачу, мы её точно провалим. Я с сомнением посмотрел на Гахамаму.

Та улыбнулась, отмахнулась, подмигнула и высунула язык.

— Ничего, ничего! В магазине продают готовую основу, так что останется лишь сделать начинку. Это несложно! Во фруктовый пирог любые фрукты годятся.

— Кажется, это нам по зубам, — просияла Юигахама.

Ну да, если воспользоваться полуфабрикатами, самое сложное останется позади. Звучит убедительно.

— Да, пожалуй… Да?

Меня вдруг кольнуло страхом, и я покосился на Юигахаму.

— Я-я смогу! Правда смогу! Я так думаю…

Она яростно закивала, стиснув кулаки.

Но под конец её голос затих, что не могло на заставить меня беспокоиться. Потому что именно под конец она всегда всё портила, добавляя какую-нибудь лишнюю приправу. Впрочем, мне надо будет просто не спускать с неё глаз, вот и всё.

— Что ж, так и сделаем.

— Договорились!

Мы кивнули друг другу. Гахамама улыбнулась.

— Ну, тогда в магазин.

Мы с Юигахамой угукнули. Соболь тоже гавкнул. Хм-м, прости, Соболь, но тебе придётся остаться присматривать за домом…

***

Время шло к обеду, и в гастрономе возле дома Юигахамы было полно народу.

Юигахама с мамой шли впереди, я следом катил тележку. Она уже была нагружена рисом, мясом, сладостями и прочими продуктами, что отнюдь не облегчало задачу. Мы не только покупали ингредиенты для пирога, но и затаривались продуктами для дома.

— Извини, что приходится тащить такую тяжесть, — с улыбкой повернулась ко мне Гахамама.

— Ничего, я привык.

Я в своё время ходил по магазинам с мамой и Комачи. И будучи ребёнком, частенько старался незаметно подсунуть в тележку сладости… чем, кстати, сейчас и занимается Юигахама.

Пожалуй, это как бы не первый раз, как мне посчастливилось самому пройтись по магазину. Обычно я просто таскал сумки за мамой и Комачи. И слушал их распоряжения. А один в магазине оказывался, только когда меня посылали что-нибудь купить. А потом строго на меня смотрели и спрашивали, почему я купил это вместо того. Ну откуда мне знать разницу между хлопковым тофу и шёлковым? Оба хороши…

Учитывая мой уровень покупательского мастерства, единственное, на что я годился — это таскать сумки. И потому плёлся в трёх шагах позади Гахамамы.

— Хорошо, когда рядом парень, это так бодрит!

Время от времени замечала она. И в конце концов мы добрались до полок с нашей сегодняшней целью — фруктами. Самыми разнообразными, от обычных — бананы, апельсины, яблоки, до тропических, у которых таки и хочется спросить «Эй, ребята, вы киви, папайя, манго, да?».[✱]Отсылка к альбому чибийской певицы Мейко Накахары

— Что будем покупать?

Гахамама подошла к полкам и задумчиво приложила руку к щеке.

— Персики! — вскинула руку Юигахама.

— Не сезон, персики летом будут, — быстро, но мягко парировала Гахамама.

— А, ладно… А я думала, что уже…

— Ну, они и правда похожи на весенние фрукты…

В тележке уже хватало разных персиковых сладостей, напиханных туда Юигахамой.

Должно быть, персики ассоциируются с весной из-за персикового фестиваля, что проводят в марте. Там продают персиковые соки, персиковые коктейли и персиковые конфеты ограниченного выпуска. Что несколько размывает понятие «сезонный фрукт».

А ещё больше его размывают импорт и тепличное выращивание. Один известный мне мангака обязательно заявил бы «Это всё японские продовольственные компании виноваты». Кто придумал аромат белого персика?[✱]Отсылка к кулинарной манге «Oishinbo»

Пока я размышлял, Гахамама подошла к полкам.

— Лучший фрукт нынешнего сезона… это клубника!

Она показала на ближнюю, самую заметную полку. На ней в ряд выстроились упаковки клубники, украшенные яркими баннерами и милыми надписями, словно напрямую взятыми с «фестиваля Стармии Ичиго».[✱]Отсылка к сериалу «Aikatsu!»

— Ой, даже не думала. Мне казалось, что клубника — штука зимняя… — Юигахама подалась вперёд, понюхала клубнику и хихикнула. — Хорошо пахнет.

— Ну, давайте возьмём клубнику.

Я уже протянул было руку к упаковкам, но Гахамама меня остановила.

— Не-а.

Шепнула она мне в самое ухо, заставив меня отклониться. В сочетании со сладким запахом, витающим в отделе, по мне словно пробежали мурашки. Но мне удалось не вскрикнуть, а лишь вопросительно посмотреть на неё.

Гахамама сурово взглянула на меня, назидательно поднимая палец.

— Для домашней выпечки клубника не годится!

— П-понятно…

Странно. На свете полно клубничных сладостей. Странно. И сколько ещё она собирается держать меня за руку? Странно. Не то, чтобы мне было неприятно…

Я озадаченно наклонил голову, и Юигахама дёрнула маму за руку.

— А почему? Тут же полно клубничных конфет.

— Именно поэтому. Мы же всё время их едим, верно? Нужно что-то другое, чтобы впечатление осталось надолго.

Я вопросительно посмотрел на Юигахаму, мол, что бы это значило. Та покачала головой. И мы дружно уставились на Гахамаму.

Вместо ответа она улыбнулась и задала встречный вопрос.

— Хикки, а тебе какие фрукты нравятся?

Я задумался. Но Юигахама почему-то решила ответить сама.

— Арахис, верно?

— Чего это ты за меня решаешь? Мы сейчас о фруктах говорим, о фруктах.

— Ну, тебе же очень нравится Чиба, так что…

— Ты же не думаешь, что каждый живущий в Чибе должен есть арахис, верно?[✱]Цитата из фильма «Tonde Saitama»

Чтоб ты знала. Арахис — это не фрукт, не древесный плод и даже не фрукт Наны Киноми.[✱]Японская певица и актриса На самом деле он относится к бобовым. Так, на всякий случай.

Но объяснить всё это я не успел, потому что Юигахама надулась и фыркнула.

— Ну и что тогда тебе нравится?

— Пожалуй… азиатские груши. Чибийские груши — лучшие в Японии, нет, во всём мире!

— И опять всё из-за Чибы!

— Ну, не буду отрицать, что Чиба играет свою роль, но я вообще люблю груши. Особенно Косуи. И не только за вкус, но и за структуру. Они просто замечательные. Летом мы их целыми коробками собираем.

— А ты к ним куда серьёзнее относишься, чем я думала! Ты меня пугаешь!

Не то, чтобы я был ими особенно увлечён, но Юигахама аж шарахнулась от меня… Странно, я же просто на её вопрос отвечал…

Её мама же расстроенной не казалась. С другой стороны, она глубоко задумалась, взявшись за подбородок.

— Для груш сейчас тоже не сезон… Впрочем, есть ещё консервированные персики.

— О-о, консервированные персики, как вкусно звучит… — радостно захихикала Юигахама.

Слишком уж ты персики любишь, подумал я, покосившись на неё. Затем её мама кивнула, придя к какому-то выводу.

— Ладно, может сработать. Не придётся делать компот, потому что они уже консервированные.

— Может, да?

Я озадаченно качнул головой.

— Компот… спокойно и приятно… — мечтательно протянула Юигахама.

— Точно!

Точно нет, потому что «спокойно и приятно» — это комфорт. Но Гахамама прикрыла улыбкой ошибку своей дочери.

Вот оно что. Юигахама стала такой доброй из-за методов воспитания своей мамы. Не буду углубляться в детали, но воспитана она очень хорошо, да. Важны не только гены, важна и окружающая среда. Молюсь, чтобы она и дальше росла такой жизнерадостной… Я ласково взглянул на неё.

Заметив мой взгляд, Юигахама повернулась ко мне.

— Консервированные персики, да?.. Что скажешь, Хикки?

— Да мне что угодно пойдёт. Комачи не слишком разборчива, так что персики вполне подойдут.

Летом в доме Хикигая обычно едят груши. Если учитывать предпочтения Комачи, ей тоже должны нравится персики. Да и я не против. На самом деле, я очень люблю персики!

Впрочем, сам выбор консервов вызвал у меня некоторые сомнения.

— Если мы выбираем консервы, сезон больше не имеет значения, да?

Спросил я, глядя на Гахамаму. Она равнодушно взглянула на меня, но затем улыбнулась.

— В этом ты прав… но сезон снова придёт.

Её голос звучал очень доброжелательно, но слышался в нём какой-то намёк на одиночество. В лице чуть проглядывала печаль. Такое выражение бывает только у взрослых.

— Проходят годы, ты становишься взрослым, ешь персик… и невольно вспоминаешь то, что случилось давным-давно, верно? Вот почему самодельные сладости такие замечательные.

Прикрыв один глаз, прошептала Гахамама, словно делясь секретом. Её голос был пронизан таинственным волшебным очарованием, быстро убедившим меня.

— Звучит очень мило! — отреагировала Юигахама, блестя глазами.

Под пристальным взглядом дочери Гахамама хихикнула, прикрыв рот рукой, и озорно подмигнула.

— Конечно! И замечательно работает с парнями.

— Ну вот, ты всё испортила! Теперь всё выглядит как простой расчёт…

Я мрачно усмехнулся. Она права, с парнями это действительно работает.

Каждый раз, как ты чувствуешь этот яркий и свежий запах, каждый раз, как ощущаешь эту приятную сладость, ты вспоминаешь тот сезон. И потому я уверен, что никогда не забуду сегодняшний день.

Гахамама действительно оказалась мудрым человеком. Я с уважением, восхищением, а может даже и страхом смотрел, как мама с дочкой направляются к консервированным фруктам.

Они взялись под руки, весело перебрасываясь фразами.

— Мам, а ты что-то подобное делала?

— Конечно! Твой папа до сих пор вспоминает, как тогда…

— Ох, всё, хватит, — со вздохом прервала маму Юигахама. — Не хочу слушать подобное про папу, сплошная пошлятина…

Бедный папа…

***

На чужой кухне многое устроено по-другому. Раковина в другом месте, другой кран, другой бойлер, по-другому расставлена посуда, другие коврики, даже другой запах моющего средства — всё это добавляет свежести в ощущения.

Но самым освежающим оказался фартук.

Я вдруг понял, что трепещу, глядя на Гахамаму. Она держала в блестящих губах заколку с маленьким цветком, собирая волосы в пучок на затылке. Потом закрепила их заколкой, накинула фартук и завязала лямки за спиной.

В доме Хикигая фартуками редко кто пользуется.

Наша кухня — это вообще совсем другой мир. Комачи в потрёпанном спортивном костюме встряхивает сковородку. Мама в обычной одежде равнодушно сыпет ингредиенты в кастрюлю с кипящей лапшой. Важничающий папаша в пижаме, который вообще редко появляется на кухне, разогревает молоко в микроволновке. А я так и вовсе зачастую оказываюсь там полуголым. И хоть бы кто спросил, всё ли у меня в порядке с одеждой.

Как выросшего в таком бардаке, меня так и тянуло воспользоваться фартуком как положено. Может, это похоже на то, как жить по-настоящему…

Гахамама улыбнулась, видя, как я остолбенел. Взяла мою руку и вложила в неё тёмно-синий фартук.

— Извини, остался только папин.

— А, нет, ничего страшного…

Да не нужен мне фартук. Мне и голым хорошо, мелькнула у меня мысль, но такой настойчивости противостоять я не мог.

Я неохотно натянул фартук, почувствовав, что им часто пользуются. И потому всё было правильно. Совершенно ясно, что папа Юигахамы тоже часто пользуется кухней.

Вот интересно, почему оба родителя умеют готовить, а дочь — нет? Я скептически глянул на Юигахаму.

На ней был свободный пушистый фартук, который в своё время она покупала с Юкиноситой. По сравнению с тем, как он выглядел в магазине, он казался немного потрёпанным. Хотя и тщательно оберегаемым.

Юигахама взялась за оборки по бокам, приподняла его и радостно улыбнулась.

— Ну как? Смотрится, будто я умею готовить, правда?

— …

Как ни странно, так оно и выглядело.

Пробивающиеся сквозь окно солнечные лучи в сочетании с рассеянным светом светильников окутывали всю кухню тёплым светом. Словно на красивой картинке из каталога. Из-за этого в моей голове вспыхнула нелепая фантазия.

— Да, да, отлично выглядишь, — быстро ответил я, стараясь выкинуть лишнее из мыслей. — Я тоже неплохо смотрюсь, да?

Я погладил передник на животе.

— Хм-м… — Юигахама подняла бровь и нахмурилась. — Ну да, наверно.

— Что это ещё за паузы?

— А? Ну, в каком-то плане ты похож на продавца, но передник… Он вонючий, — словно выплюнула она, поморщившись.

— Как сурово… И я тут не при чём. Он твоего отца, так ведь?

— Ну да, так что…

— Не волнуйся, он постиран, — хихикнула Гахамама. Ну что, начнём?

— Да! — вскинула кулак Юигахама.

— У-угу… — приподнял я руку, словно манэки-нэко.[✱]Популярная японская фигурка кота с поднятой лапой. Считается приносящей хозяину деньги и удачу. Подробнее см. вики Как неловко…

Все ингредиенты уже были разложены на столе. Готовая основа, консервированные персики и свежие сливки. А ещё шоколадный крем, другие фрукты и прочие мелочи.

Рецепт оказался проще, чем я думал. Гахамама, наверно, специально такой выбрала, учитывая нашу неопытность.

Я положил на основу тонкий слой замороженного бисквита, покрыл его сливками и положил сверху персики. А в качестве финишного штриха нанёс желе вроде «Pepee Lotion»[✱]Густой такой гель и глазурь. Чтобы персики не потеряли свой цвет, реагируя с воздухом.

Всё прошло гладко. Даже не ожидал.

— Ингредиенты ещё есть, так что давай попробуем и другие варианты.

Подсказала мне сзади Гахамама, видя мой прогресс. Чем я и занялся.

Но увы, когда всё идёт слишком просто, человек склонен сам искать для себя дополнительные проблемы. В голове Гахамы будто отключился свет.

— О! Если покрыть всё шоколадом, должно получится просто супер-вкусно!

Она хлопнула в ладоши, словно сделав открытие. Увидев, что она крошит шоколад, я почуял недоброе. И попытался вмешаться.

— Ну почему ты всегда такая? Почему не можешь просто сделать всё как положено?

— А? Ну… разве так не будет красивее и вкуснее?

Юигахама энергично сунула шоколад в гору персиков на своей основе. Персики пошатнулись и развалились в настоящую кашу, которую красивой при всём желании не назовёшь. Настоящая гармония диссонанса, предельно далёкая от небесной красоты.

— Импровизировать будешь, когда усвоишь основы.

— Это мне Юкинон всегда говорит…

Неожиданно прозвучавшее имя заставило меня застыть.

— Да, могу себе представить… Это просто здравый смысл, — добавил я, сумев вернуть себе самообладание.

Но здравый смысл, похоже, Юигахаму никак не волновал. Она продолжала крошить шоколад, что-то мурлыча под нос.

— Когда я у неё оставалась в последний раз, мы вместе готовили. Если смешать вместе разные вкусности, получится ещё вкуснее, правда?

— Тебе стоит перестать так думать. И поскорее.

— А? Ты так считаешь?..

И кола, и котлеты сами по себе вкусны, но если попытаться поджарить котлеты на коле, получится гадость… Всему своё место, знаешь ли…

Я остолбенело разинул рот, не зная, что сказать. Юигахама воспользовалась моментом и вилкой забросила в него кусочки шоколада вместе с персиками.

Получается, я без задней мысли сделал «а-а»? Н-нет, твоя мама же смотрит… Но смущаться времени не было, пришлось жевать, вытирая сироп пальцами.

— Видишь, вкусно, правда же?

— Слушай, ты…

Я покосился на неё, полуприкрыв глаза. Не то, чтобы это было так уж неприятно, но всё-таки предупреждать надо. Я бы хоть подготовился, а может даже и отбрехался… Но тут меня отвлекло ощущение дискомфорта во рту.

Освежающий вкус персиков и аромат шоколада… хм-м… нестыковочка…

— Давай ты сначала сама будешь пробовать, договорились?

Не то, чтобы получилось совсем несъедобно, так что я сумел всё проглотить. Но некоторую очень сдержанную критику всё же высказал.

Юигахама же лишь непонимающе качнула головой.

— А? Я думала, должно получиться вкусно.

Она попробовала сама и через секунду поморщилась. И молча кивнула. Я же говорю, нестыковочка во весь рост! Хорошо, что вкусовые рецепторы у неё в порядке, но вот мыслительный процесс…

Наблюдающая за нами Гахамама хихикнула, прикрывая рот рукой.

— Если хотите с шоколадом, лучше сделать вот так.

Она взяла кусочек основы размером в ладонь, покрыла шоколадом и украсила фруктами. Фруктовый мини-пирог был готов за пару секунд. Гахамама взяла его и поднесла к моим губам.

— Скажи «а-а»…

— Спасибо, но я и сам могу…

Небытие. Я вошёл в состояние небытия. Стараясь сохранять самообладание, несмотря на покатившиеся ручьи пота. И осторожно взял пирог, не касаясь её пальцев.

— Гр-р…

Гахамама очаровательно надулась. Ха-ха, я, Хачиман Хикигая, могу подавлять свои эмоции, если меня своевременно предупредить, ха-ха. Хотя она, конечно, очень милая, ха-ха. Мне удалось отбиться от незнакомой привлекательной женщины и сосредоточиться на вкусе пирога.

— Вкусно, и правда вкусно…

В отличие от той каши вкусов, словно в деле об убийстве на острове сокровищ,[✱]Отсылка к манге/сериалу «Kindaichi Shounen no Jikenbo» этот мини-пирог приятно похрустывал на зубах и давал густой персиковый вкус, акцентированный шоколадом. Я словно услышал шум ветра…

Мои слова заставили Гахамаму широко улыбнуться, погладив грудь.

— Отлично! Хорошо, Юи, скажи «а-а».

— А-а.

Юигахама без вопросов откусила предложенный пирог. Я покосился на них, задумавшись, всё время ли они так себя ведут дома. Юигахама заметила и отчаянно замахала руками, покраснев до ушей. Сказать она ничего не могла, поскольку рот был занят пирогом, но жестикулировала явно отрицательно.

Я покивал, мол, ладно, ладно, нет ничего плохого в такой душевной сцене семейного кормления. Юигахама ещё какое-то время на меня дулась, но потом её глаза блеснули удивлением.

— Ага, и в самом деле вкусно.

— Шоколад в пироге надо не как начинку закладывать, а слоем намазывать. Тогда он останется хрустящим и будет вкуснее.

— Угу, понятно.

Юигахама с энтузиазмом принялась намазывать шоколад на основу. Впечатляющее зрелище. Как говорится, объясни человеку, покажи, дай сделать и похвали, иначе он ничего делать не будет.[✱]Перефразированные слова адмирала Исороку Ямамото Только что я своими глазами видел, как человек растёт над собой.

— О-о… вы и правда мастер… — пробормотал я.

Гахамама хихикнула, гордо выпячивая грудь.

— А то! Я действительно классный повар, чтоб ты знал!

Нет, вообще-то, я про воспитание дочери говорил… да ладно, какая разница! У неё такая милая гордая улыбка!

— Когда готовишь фруктовый пирог, жёсткого рецепта тут нет, так что добавлять можно что угодно. Некоторые комбинации могут получиться очень вкусными.

— Вот, значит, оно как?

— Конечно! — улыбнулась Гахамама.

В её словах был резон, но я всё ещё чувствовал, что этим должны заниматься те, что разбирается в основах кулинарии. Те, кто могут обогатить жизнь ароматом своих мыслей…

Юигахама, за которой я следил краем глаза, продолжала импровизировать со своим пирогом. Что она туда закладывает?..

— Мам, ну как тебе?

— М-м-м, выглядит отлично. Просто добавь секретный ингредиент, и всё в ажуре.

— Секретный ингредиент?

— Ну да, лучшую приправу, какую ты только можешь добавить.

Гахамама что-то прошептала на ухо Юигахаме. Та покраснела.

— Блин! Если собираешься говорить такое, лучше иди отсюда!

— Ай!

Юигахама отпихнула маму, и та переключилась на меня.

— Хикки, как думаешь, что это за приправа?

— Хм-м, и что бы это могло быть? Ха-ха, может, голод?

Я попытался дать стандартный ответ, притворяясь, что полностью поглощён выжиманием сливок, но улыбка Гахамамы словно остановила время. Чёрт, это как одно из тех заданий в «Dragon Quest», где не продвинешься, пока не дашь желаемый ответ.

— Как насчёт… еды на халяву?

Гахамама приложила руку к щеке и странно улыбнулась. Юигахама же явно возмутилась.

— Хикки, ты становишься всё хуже…

— Ну так вкусно же.

— Мама, не позволяй ему!

Гахамама протестующе кашлянула.

— Я бы хотела услышать ответ в терминах домашней кухни.

Лучшая приправа, способная сделать еду вкусной — это конечно же голод, халява или небольшой перекус, когда куришь (тут мнения расходятся). Лично для меня любое блюдо могут сделать вкуснее чеснок, сало или соль адзиномото.[✱]Глутамат натрия, самый популярный усилитель вкуса Но к сладостям, полагаю, всё это отношения не имеет. Ответ был ясен как день.

— Искренность… наверно.

Немного смущённо пробормотал я. Гахамама улыбнулась и кивнула.

***

— Давайте теперь подождём, пока пироги остынут, — сказала Гахамама, закрывая холодильник.

Пирог надо охладить, чтобы желе могло затвердеть. Ну и фрукты на вкус лучше, когда они из холодильника.

С готовкой мы закончили, так что я скинул фартук и направился в гостиную. Рецепт оказался несложным, хотя я всё равно вымотался. Правда, чувствуя при этом какое-то удовлетворение.

Надеясь теперь отдохнуть, я было двинулся к дивану, но тут меня подёргали за рукав. Я оглянулся и увидел Юигахаму с Соболем на руках.

— Пошли…

Прошептала она, прикрываясь Соболем, чтобы заглушить голос. И потянула меня за собой.

— Л-ладно… О, прошу прощения, мы вас ненадолго оставим.

Я поклонился Гахамаме и был утащен из гостиной.

— Ничего, можете не торопиться. Я дам вам знать, когда пироги дозреют.

Колокольчиком прозвучал вслед её смех. И Юигахама приволокла меня в свою комнату. Предложила сесть на подушку, а сама примостилась на кровать с Соболем на коленях.

— Э-э… и что нам сейчас делать?

Смущённо спросила она. У меня сразу всплыл в памяти аналогичный её вопрос на фестивале, после фейерверка. И я невольно выдал тот же самый бессмысленный ответ.

— Ну… что делать? Домой пойти?

— Нет! Я уже дома! И это моя комната! — гавкнула она на меня похлеще Соболя.

— Тогда не знаю, что тут можно делать.

— Э-э, я вот думаю… хочешь посмотреть мой школьный альбом?

Юигахама подошла к полке рядом с кроватью и вытащила альбом в бархатной обложке.

— И что с ним делать?.. Единственное, что приходит на ум — кто даст лучшие прозвища самым уродливым персонажам.

— Нет! Ты хуже всех! Хуже всех! — негромко повторила она.

Слышать очередной такой повтор оказалось уже довольно болезненно.

— Ну вот смотри, что обычно делают парни. Они пользуются такими альбомами как каталогом, чтобы рассказать друг другу о девушках. Типа сайта знакомств.

— Тоже кошмар!

Я поделился своими куцыми знаниями, полученными при подслушивании Тобе в школе. Юигахама скрипнула зубами.

— Ты тоже таким занимаешься, Хикки? Просишь, чтобы тебя с кем-нибудь познакомили?..

— Мне сначала потребуется тот, кто может познакомить меня с тем, кто может познакомить меня с кем-нибудь.

— А, ну да, понимаю…

Что ж, спасибо за понимание.

— Кстати, я не прочь посмотреть, как ты выглядела в средней школе.

— Забудь, слишком неловко.

Юигахама отпустила Соболя и сунула альбом обратно на полку.

Неловко… Я пожал плечами, и Соболь прыгнул ко мне.

— Ну, как дела?

Я остановил его, слыша, как он пыхтит и фыркает. Погладил и увидел, что его шерсть остаётся на одежде. Наверно, он сейчас линяет, потому его и не пускают на кухню…

— Ёлки-палки! Извини! Соболь, иди сюда! — вскрикнула Юигахама, заметив, что я уже в шерсти.

— Да ничего, я уже привык с нашим котом. Дай щётку.

— С-сейчас…

Я взял щётку, скрестил ноги, пристроил Соболя на колени и начал его вычёсывать. Тот успокоился и довольно засопел. Юигахама пристроилась рядом, с интересом за нами наблюдая.

— Слушай, а ты и правда к такому привык.

— Обычное дело, когда у тебя есть питомец. Меня теперь даже шерсть в супе не раздражает.

— Чего ж в этом хорошего…

Юигахама понурилась. Потом вдруг вскочила, сбегала к шкафу и снова села рядом.

— Вот, попробуй этим.

Она сунула мне ролик с липкой лентой, каким ковры чистят. Незаменимый инструмент для семей, где есть питомец или старик в пиковом возрасте. Они всё пачкают… и подушки у них вонючие.

Ролики вообще хороши для чистки, но особенно ими удобно убирать шерсть с одежды.

— Спасибо, потом воспользуюсь.

— Я тебе помогу.

Юигахама сняла крышку и принялась катать ролик по моим плечам и спине.

— Ладно, ладно, хватит, щекотно же.

Я поёжился, пытаясь увернуться. Но она лишь озорно усмехнулась и заработала роликом с удвоенной силой. Чем больше я пытался увернуться, тем больше в ней просыпался садизм. Она лишь веселилась, преследуя меня.

— Вот тебе. И вот.

Она полезла туда, куда я вообще не ожидал. Это было щекотно, мягко, неловко и приятно пахло. Я опасался дёргаться сильнее, чтобы не задеть её обнажённую кожу — это стало бы лишним ударом по нервам. В результате моя нервная система не выдержала, и я начал обильно потеть.

— Слушай, может хватит уже? Ты будто сосиску чистишь. Ай! Нет, не-е-ет…

Не-е-е-е-ет! Я готов был уже издать вопль ужаса, словно потеряв семь триллионов очков, но тут раздался стук в дверь.

Юигахама тут же остановилась и отодвинулась от меня.

— Юи, можно войти?

— Конечно.

Коротко ответила она. Голос её звучал куда сдержаннее, чем пару секунд назад, да и выглядела она так, будто ничего и не было. Я же, словно какой-то агрессор, тяжело дышал, обнимая Соболя. Когда же мне удалось успокоиться, Гахамама приоткрыла дверь и просунула голову в щель.

— Хикки, на обед останешься?

— Да я, вообще-то, хотел уйти, пока ещё не слишком поздно…

Мне не хотелось навязываться и дальше. Хороший человек всегда знает, когда пора уходить.

— Правда? — разочарованно уточнила Гахамама. Но тут же просияла. — А я уже всё приготовила!

Она подмигнула и показала язык. В отличие от мамы Юкиноситы, она приносит покой моей душе… хотя тоже та ещё интриганка!

***

Вечерний ветерок приятно охлаждал мои горящие щёки.

Пообедав в доме Юигахамы, я ушёл. На город уже опускалась темнота. Наши тренировки по сладостям завершились успешно, и теперь у меня в руках была коробка с фруктовыми пирогами. Которую я старался лишний раз не трясти, и потому шёл медленно и осторожно.

Юигахама, решившая меня проводить, озабоченно взглянула на меня.

— Хикки, ты не переел? Всё нормально?

— Да не так уж я много съел…

Хотя ощущение переполненного желудка не отпускало. Обед Гахамамы оказался очень вкусным, но я всю дорогу нервничал, что может появиться Гахапапа. Потому ни с кем первым не заговаривал, набивая рот рисом, как в японских сказках.

…И ничего не мог с этим поделать. Потому что чем больше я ел, тем счастливее становилась Гахамама. Её лицо словно говорило, мол, какой замечательный аппетит у мальчика. И я невольно просил добавки. В результате, конечно же, обожрался так, что даже идти было тяжело.

Юигахама виновато сложила ладони перед собой.

— Извини, мама переусердствовала. Наверно, она очень радуется, когда парни много едят.

— Ну… когда мы с папашей ходим к его родителям, мы тоже обжираемся. Как в Стамина-Таро.[✱]Сеть ресторанов в Японии

— До такой степени?! — поморщилась Юигахама.

Я подтверждающе кивнул. Хотя мне не то чтобы это не нравилось. И у бабушки, и в Стамина-Таро еда хороша. Я люблю тебя, Стамина-Таро! Так, что готов задом раздавить стекло.

Так трепясь ни о чём, мы дошли до станции.

— Спасибо за сегодня, — тихо сказала шагающая рядом Юигахама.

— Это я должен говорить.

— Ну да, но мне было весело… Заниматься чем-то вместе — это действительно здорово.

— Хотя в одиночку, наверно, получилось бы эффективнее.

Машинально съехидничал я. Юигахама недовольно фыркнула. Я саркастически усмехнулся.

— Но на работу это с самого начала не было похоже. Так что да, вместе было весело.

— И я так думаю, — улыбнулась Юигахама.

Я снова кивнул и осторожно, чтобы не потревожить, переложил коробку в другую руку.

— Наверно, Комачи тоже было бы весело. Ей тоже нравятся домашние хлопоты.

Подобные мероприятия нынче становятся популярны, вплоть до прямых эфиров. Может, для Комачи такое бы и правда оказалось лучшим подарком? За деньги такое не купишь. Для всего остального есть деньги родителей. MasterNEET.[✱]Пародия на рекламу MasterCard. NEET, Not in Employment, Education or Training — нигде не работающий и не учащийся.

— Точно, — радостно отреагировала Юигахама. — Приготовить что-то вместе — это было бы замечательно!

— Слушай, так насчёт этого… — сунул я ей коробку с пирогами. Она вопросительно наклонила голову. — Пироги получились хорошие, так что это в качестве благодарности за них. Хотя ещё немного рано.

— Мы же одни и те же ингредиенты использовали, — хихикнула Юигахама.

— Не совсем. Есть там один секретный компонент…

Она права, потому что всё, что мы использовали, лежало на кухне. Но я сделал всё возможное, чтобы добавить секретный ингредиент, как меня учила мама.

Юигахама посмотрела на коробку, потом подняла взгляд на меня.

— Угу… и какой же?

— Если я расскажу, он перестанет быть секретным.

— Верно, — засмеялась она, беря коробку.

— Ну и хорошо. Тогда пока.

— Ага, в школе увидимся.

Юигахама помахала рукой. Я кивнул и направился к станции. Отошёл немного и обернулся — Юигахама продолжала махать. Я тоже помахал в ответ и пошёл дальше.

Холода ослабли, и улица перед станцией была полна народу. Продолжавшаяся так долго зима, кажется, подходила к концу.

Смену сезонов словно олицетворяли городские огни. Вокруг ярко сияли уличные фонари, неоновые вывески, окна домов.

Быть может, это и есть повседневная жизнь, которая ждёт меня в будущем.

В моей голове промелькнул отблеск ответа на заданной Миурой вопрос. Если бы я смог изо дня в день выполнять каждое её желание, тогда…

Такая невозможная мысль вспыхнула в моём мозгу.