Том 14    
Глава 1. Повседневная жизнь Хачимана Хикигаи всё равно продолжается


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
serwak
14.09.2020 13:03
Ребят спасибо за перевод
vladicus magnus
09.09.2020 23:47
calm_one, и я )))) Фантастика )))
redheadbrains
08.09.2020 21:12
а бонусы к последнему будут переводиться?
calm_one
07.09.2020 19:04
Я дожил)
valvik
07.09.2020 14:32
Огромное спасибо за ваши труды. Наконец-то дождался перевода этих томов.
7koston
06.09.2020 23:23
Поздравления с завершением 👏👏👏
psychxo
26.08.2020 13:11
Спасибо за труды!
дурилка картонная
23.08.2020 23:28
>>45553
их вообще 17
lastic
23.08.2020 22:15
охохооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
makemak
20.08.2020 03:22
Тут написано в описании "Основная серия: 15 томов". Их же ведь 14 же, да ведь?...
Ответы: >>45620

Глава 1. Повседневная жизнь Хачимана Хикигаи всё равно продолжается

Стекающие по щекам капли падали на поверхность воды в раковине, поднимая небольшую рябь. Лишь их всплески нарушали тишину раннего утра.

Я слегка приоткрыл веки, глядя на воду, блестящую от пробивающихся через окно солнечных лучей. Из неё на меня привычным меланхоличным и сонным взглядом смотрело моё отражение. Плавно исчезнувшее вместе с водой, стоило мне выдернуть пробку.

Протерев лицо полотенцем, я глубоко вздохнул, ощущая ментоловый запах шампуня для лица. И взглянул в зеркало на свою обычную вялую физиономию. Впрочем, благодаря холодной воде несколько посвежевшую. Во всяком случае, выглядела она лучше, чем прошлым вечером. Потому ещё, наверно, что кое-что уже кончилось.

То состязание, в которое я был втянут в клубе помощников почти год назад, завершилось моим поражением. Слабый вздох, пробившийся сквозь полотенце, кажется, был вздохом облегчения, а не смирения. Потому что всё было кончено.

Мне осталось лишь выполнить высказанное мне желание, и мои обязательства на этом завершатся.

Юкино Юкиносита пожелала, чтобы я выполнил желание Юи Юигахамы. Единственное, что могу сделать только я.

Смочив ладошки лосьоном от «Нивея», я похлопал ими по лицу и быстро сполоснул под краном. Зима закончилась, как и говорил календарь, вода стала немного теплее, и утреннее умывание перестало казаться пыткой. Хотя пальцы всё равно немного задубели. Я растёр их полотенцем, согревая, и вышел из ванной.

Зайдя на кухню, я включил чайник и начал сыпать в кружку растворимый кофе. В этот момент что-то со громким стуком врезалось в дверь, которая со скрипом приоткрылась.

«Страшно…» — пробормотал я и глубоко вздохнул, стараясь успокоиться. Потом осторожно повернулся к двери и упёрся взглядом в нашего любимого кота Камакуру, зевающего и потягивающегося. Не знаю уж, когда и как, но он научился открывать двери, прыгая на них и повисая на ручке. И когда он проделывал это ночью, я пугался до чёртиков.

Взглянув на кружку, я обнаружил в ней целую гору кофе. Надо полагать, от страха рука дрогнула.

— Нельзя ли в следующий раз входить потише?.. Явись ты так на собеседование, сразу бы его провалил.

Камакура, разумеется, проигнорировал меня и принялся умываться. Я с презрением смотрел на него, пока за ним не появилась Комачи в пижаме. Она потёрла глаза и зевнула.

— Доброе утро, братик.

— Угу, доброе, — кивнул я в ответ.

Комачи подошла к холодильнику и достала пакет молока. А я молча протянул ей чашку, что достал из подвесного шкафа. Комачи буркнула «спасибо», взяла её и направилась к котацу. Камакура увязался следом, потираясь головой о её ноги и выпрашивая молока.

Налив чашку, Комачи осушила её большими глотками. Коротко выдохнула и, кажется, окончательно проснулась. Открыла глаза, повернулась и уставилась на меня.

— Что?! Ты встал в такую рань! Правда, так рано!

— Что? Ну ты и тормоз… Правда, такой тормоз…

Комачи прищурилась и зашевелила молочными усами.

— В чём дело? Сегодня что-то будет?

— Да ничего. Просто проснулся рано, вот и всё.

Разделив высыпавшийся кофе на две кружки, я налил в них кипятка, ощущая аромат поднимающегося пара. Всё равно крепковато, но молоко и сахар должны всё исправить, подумал я и потащил кружки к котацу.

Комачи, по-прежнему с молочными усами, влезла под котацу и посадила Камакуру на колени, глядя на меня.

— М-м-м…

Она смотрела то ли изучающе, то ли восхищённо. Мне стало неловко, так что я достал салфетки и протянул ей.

— Усы.

— Ой.

Комачи вытерла рот. Добавив молока в кофе, я придвинул ей одну кружку. Она сначала взглянула безучастно, но потом приняла её.

— Спасибо.

Я кивнул и взялся за свой кофе. Подул на него, остужая, и сделал глоток. Комачи держала свою кружку обеими руками, тоже дуя на неё и искоса посматривая на меня. Наши взгляды встретились, и она кивнула.

— …Хорошо, значит, ты поспал. А то у тебя такие тухлые глаза, что сразу и не поймёшь.

Сдаётся мне, последние слова были лишними… Хотя я нечасто просыпаюсь рано, так что она просто за меня беспокоится. Боже, Комачи, ты такая милая…

В качестве благодарности за такое внимание, я улыбнулся ей. Я же застенчивый человек! И не могу заставить себя сказать «спасибо»! Я всячески этого избегаю, понятно?

— Чтоб ты знала, я дрых как убитый. Быть может, даже личный рекорд поставил. Полюбуйся, какие ясные глаза.

Я широко распахнул веки, словно намереваясь запустить Звёздный Поток. Хотя, конечно, я не Кирито.[✱]Отсылка к «Sword Art Online», конечно же

Комачи с сомнением покосилась на меня. Подпёрла подбородок рукой и задумалась. А потом качнула головой.

— …Ясные, да?

Кажется, я её не убедил. И даже сам ощутил какую-то неуверенность и поморщился.

— Впрочем, пока ты здоров, всё это неважно, — улыбнулась она.

— Да не волнуйся, отлично я спал. Хотя и недолго.

Чистая правда. Вырубился как полностью разряженная батарейка. То ли потому что избавился от стресса, связанного со всей этой суматохой, то ли просто вымотался. И даже снов не видел.

Хотя должен отметить, заснул я далеко не сразу. Всё ворочался в постели, пялясь в свой смартфон и никак не решаясь связаться с Юигахамой. Сообщения получались то слишком короткими, то слишком длинными, я стирал их и начинал всё заново. В конце концов веки отяжелели, и я убедил себя, что негоже связываться с ней в такое время и что лучше поговорить лично. И вырубился.

Вспомнив, сколько тогда было на часах, я быстро прикинул — получается, я спал часа три.

Как гласит одна из теорий, один цикл сна занимает примерно девяносто минут и состоит из двух фаз — быстрого сна, снимающего умственную усталость, и медленного, заботящегося об усталости физической. Чтобы встать бодрым, рекомендуется просыпаться во время быстрого сна или из лёгкой дрёмы.

Если суметь наладить такой процесс и найти работу, станешь надёжным, безотказным и недорогим человеческим ресурсом. Идеальным корпоративным рабом. Полтора часа сна в сутки, и можешь работать вечно! Мда… это меня просто убьёт…

Впрочем, это всё дело будущего. А сейчас я был куда более обычного полон сил. И живущая рядом Комачи это заметила.

— Угу… — прошептала она, поднося к губам горький кофе. — Выглядишь ты бодрым.

— Ну так мне удалось справиться со своей работой.

Я взялся рукой за плечо и покрутил шеей, с удовольствием ощущая похрустывание. Комачи вопросительно качнула головой.

— Помнишь, я говорил тебе о проме? Теперь мы сможем его провести.

— А, точно. Ясненько. Звучит здорово! — улыбнулась она.

Если пром станет ежегодным, Комачи, поступившая в школу Соубу, сможет принять в нём участие в следующем году. Быть может, она уже ждёт его с нетерпением. Такая мысль заставила меня в какой-то мере ощутить себя счастливым.

— Впрочем, пока что о выпуске думать рановато. Тебе ещё вступительная церемония предстоит… Стоп, а ведь до того должен быть выпускной в средней школе, так?

— Ну да, на следующей неделе, — лаконично ответила Комачи.

— Серьёзно? Совсем скоро. А когда именно? И где? Родственников туда пускают?

— Не-не-не, тебе туда нельзя, это выглядело бы слишком странно, знаешь ли. Тебя никто туда не приглашал, знаешь ли. У тебя школа, знаешь ли.

Комачи с серьёзным выражением лица быстро замахала на меня руками. Я даже потерял дар речи и мог только стонать.

В общем-то, очевидный факт — если тебя не приглашали, тебе идти не стоит. Допустим, есть вечеринка одноклассников, встреча выпускников или просто ребята решили вместе прогуляться. Если к ним, никого не спрашивая, заявится незваный гость, он явно всё настроение попортит. Потом начнутся разборки типа «Так, кто мне объяснит, зачем он снова припёрся? Давай, Энраку, начинай». А потом всё плавно перейдёт в конкурс, кто лучше всех над ним поиздевается.

Что ж, чего-то подобного и стоит ожидать, если на встречу друзей вваливается посторонний. В смысле, тот, кого не приглашали. Вроде парня по имени Дедлайн, который совершенно не умеет читать между строк. Он говорит тебе «Я дедлайн… я прямо у тебя за спиной…». Ты оборачиваешься — а он и правда там. Это ж настоящий психологический ужастик. Или оккультизм с призраками и демонами… Стоп, а не значит ли это, что дедлайнов не бывает?

Несмотря на промелькнувшие в голове мысли, опыт подсказывал, что и дедлайны, и сроки доставки совершенно реальны. Дедлайны существуют! А вот чего не существует, так это возможности попасть на выпускную церемонию Комачи.

Я застонал, глядя на неё. Комачи нахмурилась и скрестила руки на груди. Морщинки на её лбу ясно давали понять — не время сейчас рассказывать, что её братик давно привык к тому, что его никуда не приглашают, что на него косо смотрят, и что ему на это плевать.

— …Ладно, ладно, понял. Не пойду я.

Сказал я наконец. Комачи облегчённо вздохнула, кивнула и прикрыла глаза.

— Хорошо, что ты понимаешь… Честно говоря, я там, наверно, расплачусь, и мне было бы неловко, если бы ты меня такой увидел, — пробормотала она, отводя взгляд.

Как её брат, я не раз видел её плачущей, так что думать тут не о чем. Хотя она в таком возрасте уже, что может считать иначе… Так. стоп. Почему это думать не о чем? Есть о чём! От том, какая она милая! Ей и плакать не надо, она и без того всегда милая. Как мило она покашливает, стараясь сменить тему. Мило улыбается, пряча смущение. А уж как она мило открывает ротик!

— Так что мой выпускной мы отметим иначе!

— Ну да… нам ещё много чего сделать нужно. Мы даже твой день рождения никак не отметили.

Я виновато улыбнулся. На меня в последнее время столько дел навалилось, что многое пришлось отложить. И особенно я жалел об её дне рождения.

— Ничего страшного, не надо себя перегружать, — покачала головой Комачи. — Я подожду, пока ты освободишься. Вы ведь ещё заняты, верно? К примеру, с промом.

Её слова заставили меня задуматься.

— …Ну да, верно. Да… Хотя у меня сейчас куча времени. Да, мне есть, чем заняться, но пока что я ничего не планировал.

Бодро сообщил я и шутливо пожал плечами, стараясь скрыть свои сомнения. Разумеется, безрезультатно. За пятнадцать лет совместной жизни моя младшая сестра досконально изучила и мой характер, и все мои привычки. Даже если бы я не запнулся и не полез с оправданиями, она бы всё равно что-нибудь заметила.

— Слушай… — пробормотала она, недоверчиво глядя на меня. Но замолчала и поднесла к губам кружку с кофе, словно сомневаясь, стоит ли продолжать.

Мне не нужно было ничего говорить, и так было понятно, о чём она. Я тоже пригубил свой кофе с молоком, глядя на неё и ожидая продолжения.

Комачи оглянулась и поставила чашку на стол.

— Братик, что-то случилось?

Осторожно спросила она, внимательно разглядывая меня.

Не так давно она задавала мне подобный вопрос. После моей школьной поездки в конце осени. Тогда она спрашивала шутливо, не так, как сейчас. Наверно, её неуверенность была связана с тем, что тогда всё закончилось ссорой, каких у нас давно уже не было. Но выбора не было, она должна была спросить. Не из любопытства, а ради меня, даже если это вновь приведёт к ссоре. Её заботливость и доброта заставили мои губы расслабиться.

— …Да, что-то случилось, — пробормотал я.

Комачи удивлённо разинула рот, озадаченно поморгала и глупо переспросила, — Случилось, да?

— Да, много чего случилось.

Криво усмехнулся я. В голосе невольно прорезались нотки ностальгии, словно о доме, в который мне никогда не вернуться. Потому что я понял, что мои хорошие деньки остались в прошлом.

— Много чего?

— Ага.

Мой голос прозвучал увереннее, чем я предполагал. И я без сомнений и колебаний встретился взглядом с Комачи.

— Понятно, — невинно ответила она и замолчала. По-прежнему глядя на меня.

— А? Чего? — переспросил я, не в силах выдержать её молчание.

— Да нет, просто подумала, как честно ты себя ведёшь, — тут же ответила она не поведя бровью.

— Ну… ты же сама спросила… — пробормотал я.

— Я имею в виду, не думала, что ты ответишь, — надулась Комачи.

— А, ну да… Пожалуй, ты права, — согласно кивнул я. Она тоже кивнула в ответ.

Верно. Я мог просто отболтаться. Мог занять агрессивную позицию, намекая ей не поднимать эту тему. Но я улыбнулся и ответил. Поэтому обеспокоенная Комачи с подозрением смотрела на меня.

— …Могу я спросить, что именно случилось?

Поинтересовалась она, тщательно подбирая слова. Я задумчиво посмотрел на висящие на стене часы. Комачи тоже бросила на них взгляд, но тут же снова молча уставилась на меня.

До момента, когда надо будет идти в школу, оставалось ещё прилично времени. Но это долгий разговор. И не та тема, которую стоит обсуждать рано утром. Кроме того, мне надо было кое о чём позаботиться. В такой ситуации сложно объяснить основные аспекты произошедшего. Так что пока что не буду рассказывать всё. Только кое-что.

— Поговорим, когда всё закончится.

Уверен, когда всё закончится, я расскажу ей всё начистоту. Но не сейчас, а когда-нибудь в будущем.

— Хорошо, договорились, — улыбнулась Комачи, подумав несколько секунд и решив не настаивать. Тоже её хорошо знакомая мне доброта.

— Извини. Возможно, всем вместе отпраздновать не получится.

Добавил я, чувствуя себя виноватым, что беззастенчиво этой добротой пользуюсь. Совсем недавно Комачи просила отпраздновать всем вместе, но скорее всего, ничего не выйдет. По крайней мере, лучше сказать заранее. Было бы неправильно держать это в тайне, понимая, что поступаешь так лишь для удовлетворения собственного эго.

По столь расплывчатым и неопределённым словам сложно что-то понять. Но Комачи продолжала смотреть на меня с покорной добротой.

— Понятно… Что ж, если так и будет, ничего не попишешь.

Она улыбнулась. Хотя в её бодром голосе на мгновение промелькнула нотка одиночества.

Потом демонстративно вздохнула и ткнула в меня пальцем. И покрутила им, словно ловя стрекозу.

— Помнишь, что я тебе говорила? Я готова смириться даже с худшим случаем, если будет только братик.

— Н-ну да…

Я вздрогнул от неожиданности. А Комачи продолжила тыкать мне пальцем в щёку.

— На самом деле вдвоём будет даже удобнее, потому что я смогу устроить тебе сюрприз! В смысле, при посторонних было бы неловко!

Она изобразила, что смущается, закрыв лицо ладошками.

— К-какой сюрприз? Ты же о нём уже сказала… Хотя я всё равно тронут до слёз, — шутливо ответил я, подыгрывая ей.

— Правда? Это ж сколько очков Комачи!

— Угу… И барьеров Хачимана тоже… Хотя не уверен, смогу ли выглядеть удивлённым…

— Ну и ладно, проведём печальную церемонию исключительно с родственниками, — пробормотала она, посерьёзнев.

— Что у тебя за выражения? Ты что, о приватном погребении говоришь? Прямо похороны какие-то… — проворчал я.

— Ладно, пора завтракать.

Комачи ухмыльнулась, поднялась и направилась на кухню, что-то мурлыча под нос. Камакура выполз из-под котацу и двинулся следом, цокая выпущенными от предвкушения еды когтями. Зараза, он же нам пол поцарапает.

Я нахмурился, уставившись на кота, и начал прикидывать, не подстричь ли ему когти. Цоканье неожиданно прекратилось. Камакура повернулся ко мне и требовательно заурчал.

— Слушай, братик, можешь достать его еду? — высунулась из кухни тоже его услышавшая Комачи.

— Конечно.

Я поднялся, и Камакура тут же ткнулся мне в ноги, продолжая урчать. Понял, что Комачи занята, и решил переключиться на меня. Боже, до чего умное создание…

Я глянул на часы. Получается, завтракать буду куда раньше, чем привык. Не так уж часто я поднимаюсь в такую рань. Ну и ладно, проведу время с нашим любимым котом.

* * *

Время перевалило за полдень. Я сидел в классе и разглядывал свои пальцы.

Солнце поднялось уже высоко. Небо с самого утра было ясным, так что заметно потеплело. Да ещё и дул сильный южный ветер, неся с собой влажное тепло. В сочетании с работающими в классе обогревателями это создавало ещё более уютную атмосферу. Плюс недостаток сна, так что сегодня я уже не раз прикорнул прямо на парте.

Вот и сейчас я только проснулся, ощущая странный холод в пальцах. Наверно, это оттого, что я спал, положив руку под голову.

Вчера и сегодня погода была прекрасная, но на следующие два дня обещают похолодание. Зима ещё напоминает о себе, хотя весна всё ближе.

На растущих у реки, вдоль моей дороги в школу, сакурах нет ещё даже листьев. Но уже через месяц они будут в полном цвету, отвечая названию реки — Ханамигава.[✱]«Ханами» — любование цветами, «кава» — река (яп.) Я скромно вздохнул, мысленно рисуя карту будущего, часть вторую[✱]Отсылка к клипу группы «Dreams come true» — Комачи, направляющуюся в школу той же дорогой и в то же время.

Бросив взгляд на часы, я понял, что урок подходит к концу. Шестой урок, так что концентрация внимания у всех уполовинилась (хотя тут я всё равно лидер). Над классом витал дух расслабленности, усугубляемый тем, что идёт математика. Для тех, кто собирается поступать на гуманитарный факультет, на третьем году её не будет вообще. И экзаменов по ней не будет, так что и напрягаться незачем.

Я огляделся. Народ занимался своими делами, борясь со скукой — кто дремал, кто пялился в смартфон, кто тупо глазел в окно. Хотя были и те, кто уже готовился к предстоящим семестровым экзаменам. Кто поумнее — прятался за стопкой учебников, а некоторые вообще вели себя вызывающе открыто, словно говоря «Что не нравится? Я же учусь!». Не буду называть имён, хотя это Минами Сагами. Впрочем, она больше делала вид, что учится, чем реально смотрела в будущее. Иначе не изображала бы из себя жертву с криками «О нет! Мне никуда не поступить! На пробных экзаменах я получила „С“, меня никуда не возьмут!». Явно ведь просто напрашивалась на сочувствие подруг. В наши дни «С» — это проходной балл в большинстве случаев. Вот и шла бы в первый попавшийся институт. Интересно, дома она себя так же ведёт? Не хотел бы быть её младшим братом…

Кстати, у Кавы-как-её-там тоже есть младший брат. Я глянул на парту в передней части класса, у окна. И увидел синеватый хвост волос, сгорбленную спину и что-то шьющие руки. Явно подрабатывает… Словно мы вернулись в эпоху Сёва…[✱]С 25 декабря 1926 года по 7 января 1989 года

Впрочем, большинство относилось к уроку серьёзно. Особенно парень в джерси за партой немного позади моей. Очень серьёзно и очень мило. Мой друг, Сайка Тоцука… Повторю-ка ещё раз. Мой друг, Сайка Тоцука…

Тоцука кивал, глядя на доску. И когда я подумал, что сейчас он что-то запишет, он остановился и прижал карандаш к губам. А заметив мой взгляд, помахал им мне. Под солнечными лучами из окна его волосы блестели, словно шёлк. И он ослепительно улыбался. Бог мой, до чего же мило. Думает, как зажечь ночное небо таинственным лунным светом? Столько Звёздного Мерцания[✱]Шестнадцатый сезон сериала «Pretty Cure» для меня — это слишком… Впрочем, поняв, что он заметил мой взгляд, я смутился. И кивнул, отворачиваясь.

Когда урок подходил к концу, я открыл заброшенную тетрадку и переписал туда кое-что с доски. Чтобы не ругали за невнимательность. А то, если я так и буду пялиться по сторонам, меня начнут считать странным. Впрочем, не то чтобы сейчас так не считали…

Пока я царапал карандашом по бумаге, прозвенел звонок. Классный час тоже много времени не занял, прозвучало лишь одно короткое сообщение от учителя.

Теперь осталось только одно дело, запланированное мной на сегодня. Рассказать Юигахаме о вчерашних событиях и выяснить её желание.

Я начал собираться, слушая окружающий гомон. Много времени это не заняло — натянуть куртку да намотать шарф. Потом я приоткрыл пустую сумку, делая вид, что собираю учебники, и украдкой глянул на Юигахаму.

Большинство ребят кучковались по два-три человека, но эта компания собралась в углу, где светило солнце. Миура за своей партой, скрестившая красивые длинные ноги. Юигахама и Эбина в своих куртках по обе стороны от неё, весело с ней треплющиеся. Хаято Хаяма со взрослой улыбкой, прислушивающийся к разговору и время от времени отвечающий. Ну и три идиота — Тобе, Оука и Ямато, поддающие жару. Знакомая картина, которую можно наблюдать каждый день.

Они словно излучали яркую ауру, не дающую другим к ним подходить. Да и трёп у них явно был в самом разгаре. Так что пообщаться с Юигахамой — задача очень непростая. В прошлый раз мне кое-как удалось её выдернуть, но она меня обругала и заявила «просто подойди и скажи». Как будто это просто…

Так, посмотрим на ситуацию под другим углом. Если воспользоваться мудростью человечества, можно решить проблему, не подходя и не заговаривая. Не можешь заговорить — напиши письмо. Так говорил Сикибу Мурасаки![✱]Японский писатель, автор «Повести о Гендзи»

Я достал смартфон и ткнул в иконку почты. На экране высветилось неоконченное письмо, плод моих тщетных ночных потуг что-то написать. Без темы и содержания, но уже с адресом получателя.

Быстро набрав «Ты сегодня свободна?», я жмякнул кнопку отправки. Юигахама почти тут же полезла в карман за телефоном. Махнула остальным и посмотрела на экран. Потом перевела взгляд на меня. Я кивнул. Юигахама извинилась перед подругами и направилась ко мне. Надуваясь с каждым шагом.

— Разве я тебе не говорила, чтобы ты просто подошёл?!

Заявила она негромко, чтобы не привлекать лишнего внимания, но весьма сурово.

— …Э-э, я выбрал оптимальный вариант.

— Не думаешь, что странно писать сообщения, когда мы в двух шагах друг от друга?!

— Почта хороша тем, что расстояние не имеет значения.

Сила интернета позволяет любому сколь угодно застенчивому человеку свободно трепаться, не стесняясь в выражениях. Впрочем, и обычные люди, и известные персоны порой такое творят…

Суровый прищур Юигахамы прервал бег моих мыслей. Я кашлянул, отводя взгляд. И задал вопрос уже напрямую.

— …Так ты сегодня свободна?

— Сегодня?..

Юигахама задумалась, машинально потирая свой шарик волос. Кажется, сегодня ей не очень удобно.

— М-м-м… — бросила она быстрый взгляд на Миуру с компанией и неловко улыбнулась. — Наверно, нет. Наверно, я буду тусоваться с Юмико и остальными.

Два раза «наверно». С такой неуверенностью запросто можно сорваться в океанариум в Камогаве, просто увидев его рекламу… Должно быть, она всё-таки ничего не планировала. Просто договорились зайти куда-нибудь по дороге домой. В такой случает не стоит ей мешать.

В конце концов, для меня это непринципиально. Мне надо просто поговорить с ней, и я поговорю, пусть даже не сегодня. Календарь в моём смартфоне практически пуст, так что тут мне стоит скорректироваться под неё.

— Не обязательно сегодня. Можно завтра. Или послезавтра. Или послепослезавтра.

— Слишком большой выбор! Хикки, у тебя столько свободного времени?.. — то ли удивлённо, то ли грустно отреагировала Юигахама.

Разумеется, она не так меня поняла. И я просто обязан был её поправить.

— Вообще-то нет. Дел у меня много.

К примеру, посмотреть записанные видео. Прочитать нечитанные книги. Строительная игра, в которой я в самом начале открыл остров и больше к ней не прикасался. Тренировки, которые у меня кончились дня через три, после покупки протеинов. Посмотреть в одиночку аниме «Aikatsu!» по одному из интернет-каналов. В общем, целой жизни не хватит. Лучше всего, конечно, смотреть «Aikatsu!». Было бы у меня пять жизней! Тогда я бы мог смотреть по пять серий одновременно.

Я хотел было высказать это Юигахаме, но упустил момент, увидев, как она впечатлена.

— Например?

Она качнула головой, глядя на меня своими большими глазами, полными любопытства. Видя её чистый взгляд, я предпочёл не распространяться.

— …Н-ну, много чего. Много, понимаешь? Мне надо много чего сделать… но это не срочно.

Пробормотал я, отводя глаза. Кашлянул, восстанавливая самообладание, и снова взглянул на Юигахаму.

— В общем, я просто подстроюсь под тебя. Дай знать, когда будешь свободна.

Она задумчиво скрестила руки на груди, явно колеблясь. Но в конце концов улыбнулась и кивнула.

— М-м, ладно, давай сегодня.

— Уверена?

Я бросил взгляд на Миуру с компанией, прикидывая, не возникнет ли какого конфликта.

— Угу. В конце концов, мы ничего ещё не решили.

Юигахама улыбнулась. Я слегка поклонился.

— Хорошо. Извини за такую просьбу.

Она покачала головой.

— Ладно, пойду вещи возьму.

И порысила к Миуре с компанией. Наверно, попрощаться.

Я решил подождать её в коридоре, а то как-то неловко было бы выходить вместе. Дверь была закрыта, чтобы беречь тепло. Я вышел и сразу захлопнул её за собой.

Стоило пальцам оторваться от двери, их охватил холодок. Он засел в кончиках пальцев, словно глубокая заноза. Стараясь избавиться от него, я сунул руки в карманы и прислонился к стене.

Окна в коридоре были плотно закрыты. И за счёт идущего из классов тепла тут было далеко не так холодно, как ожидалось. Но соприкоснувшиеся с дверью кончики пальцев по-прежнему казались холодными на ощупь.

* * *

От школы доносился красочный набор звуков — удары стальных бит по мячу, крики игроков, звуки духового оркестра… И чем дальше мы отходили, тем яснее они становились.

Мы вышли из школьных ворот вскоре после того, как разошлась основная масса учеников. Небольшая улица, идущая к парку и вдоль него, была уже пуста. Слышался лишь шум холодного ветра в ветвях деревьев. Я вёл свой велосипед рядом, стараясь делать шаги покороче, чтобы не обгонять Юигахаму.

— Извини, что отнимаю время.

— Ничего страшного.

Бодро ответила она, покачав головой. Я благодарно кивнул. С её приглашением вышло не очень красиво, но зато теперь можно разобраться раз и навсегда.

Так, с чего начать? Тут, пожалуй, потребуется не так мало времени. И лучше разговаривать в каком-нибудь укромном месте, без посторонних, чтобы не отвлекали и не мешали говорить обо всём. Значит, Сайзерия или какое-нибудь кафе не подходят. Хм-м…

Погружённая в собственные мысли Юигахама вдруг охнула, будто вспомнив что-то.

— Кстати, я вчера кое-что услышала от Юкинон. Прому дали зелёный свет, верно?

От её неожиданных слов я едва не застыл на месте, но тут же зашагал дальше.

— У-угу… Она тебе рассказала, значит?

— Ага, вечером. Она связалась со мной через LINE, мы встретились и поговорили, — с улыбкой сообщила Юигахама, слегка опустив взгляд.

— Понятно… — усмехнулся я.

Ничего удивительного, учитывая их отношения. Юигахама переживала по поводу прома, так что вполне естественно держать её в курсе.

Хотя такая поспешность Юкино Юкиноситы напоминает её в прошлом. С одной стороны — быстрота и решительность, с другой — полное игнорирование чужих обстоятельств, чувств и соображений. Какая ностальгия.

А вот я почти не изменился. Всё та же нерешительность. Каждый раз, чтобы что-то сделать, приходится придумывать причины. О чём свидетельствует то, что я за целую ночь так и не отправил письмо. Только сегодня сумел с ней поговорить, почему, собственно, здесь и оказался. Но всё же сумел это сделать.

— Зайдём? — показал я на парк.

— Конечно.

Юигахама на миг нахмурилась и кивнула.

Купив в ближайшем автомате холодный кофе и горячий чай, я свернул в парк. Пристроил велосипед к уличному фонарю возле скамейки и уселся, взглядом приглашая сесть и Юигахаму. Та стиснула лямку своего рюкзачка, напрягшись, но быстро расслабилась. Я думал, она сейчас сядет, но она лишь кинула на скамейку рюкзак.

— Вау, как же давно я в парк не ходила…

Юигахама огляделась так, будто оказалась в парке впервые. Затем её взгляд замер. Я оглянулся и увидел, что она смотрит на качели. Обычные качели, какие можно найти где угодно. Но Юигахама поспешила к ним.

— …Э-э, что такое?

Буркнул я, пытаясь её остановить, но Юигахама уже игралась с цепями. Пришлось идти к ней самому.

— Ого, какие они маленькие. Неужели они всегда такими были?

Пробормотала она, осторожно пристраиваясь на сиденье. Оттолкнулась ногой, и цепи скрипнули.

— Вау! Давно я на них не каталась! Это куда страшнее, чем я думала!

Она упёрлась ногой в землю и глубоко вздохнула. Я воспользовался моментом и сунул ей бутылочку с чаем.

— В детстве о таком не переживаешь. Помнится, я частенько спрыгивал с качелей на ходу и каждый раз расцарапывал коленки.

Юигахама поблагодарила и сделала глоток.

— А, я, кажется, тоже… Хотя не ожидала, что ты был таким пацаном, Хикки.

Она взялась за цепи и оттолкнулась ногой, глядя на меня и медленно раскачиваясь. И пригласила взглядом сесть на соседние. Но я предпочёл пристроиться на окружающем их заборчике. Открыл банку с кофе и глотнул.

— Юигахама, — заговорил я, сглатывая горечь, оставшуюся на языке. — Скажи, чего ты хочешь?

— Что ты имеешь в виду? — озадаченно улыбнулась она, непонимающе глядя на меня.

— Перефразирую. Есть что-то, что ты хочешь, чтобы я сделал? Или что-то тебе подарил?

— А?

Она хлопнула в ладоши, сунула их между бёдер и задумалась, покручиваясь вправо-влево. И заговорила.

— Много чего. Хочу, чтобы ты вёл себя более естественно, когда говоришь со мной. Чтобы не косился на меня постоянно. Чтобы быстрее отвечал на сообщения. Чтобы перестал быть таким таким капризным. Да, и ещё…

— Ладно, ладно, понял я. Уж извини, что на свет появился. Совсем я никудышный тип...

Юигахама загибала один палец за другим, и я поторопился прервать её, пока она совсем не вогнала меня в депрессию. А то я и так начал испытывать отвращение к себе.

— Только сейчас понял? — мрачно взглянула она на меня, качнув головой.

— Когда тебе об этом говорит кто-то другой, получается гораздо больнее. У тебя такой длинный список, и всё в негативе… Хотя веришь ты или нет, я всё равно хочу исправиться.

— Не думаю, что у тебя получится, так что просто забудь, — разочарованно пожала она плечами.

Сдалась, значит… Знаю я всё, о чём она говорила, и давно хотел это исправить… Хотя без сильного напряга всё равно не выйдет, так что остаётся лишь иронично улыбаться.

— Да, и ещё. Было бы неплохо, если бы ты избавился от привычки устраивать такие сюрпризы, как сегодня. Я не против, когда свободна, но хотелось бы подготовиться и всё такое.

— А, конечно. Извини.

Она права, в последнее время я каждый раз её неожиданно дёргаю. А ведь она говорила, что сегодня собиралась пойти с Миурой и компанией. Так что я невольно почувствовал себя виноватым и извинился. Юигахама кивнула.

— А ещё…

— Ещё? Тебе мало того, что уже наговорила? Хорошо, прошу прощения сразу за всё, по рукам?

Она рассмеялась. Я тоже.

Насколько было бы проще, если бы мы всегда могли вот так разговаривать. Умалчивая о главном, притворяясь, что всё нормально, и не затрагивая того, что действительно важно. Но позволить себе такую роскошь означало бы предать всё, во что я верил.

Я хлебнул кофе и сжал банку пальцами, стараясь сохранить тепло. Она хрустнула и промялась. Я покрутил её, стараясь выправить, но на ней лишь появлялись новые вмятины.

— …Я не о том тебя спрашивал.

Мой голос прозвучал мягче и добрее, чем я того ожидал. Я поднял глаза, глядя на Юигахаму.

— А о чём?

— Я про наше состязание. Где проигравший обязан выполнить желание победителя.

— …Но оно же ещё не закончено.

Её голос, даже более невинный, чем обычно, прозвучал так, словно она дуется. Я невольно улыбнулся. Забавно, когда кто-то пытается изобразить из себя взрослого, получается ещё более по-детски.

— Ну да… Но я уже признал своё поражение. Состязание окончено.

— Это только ты так думаешь.

Небо на западе, за её спиной, быстро темнело. На нём уже загорелась первая звезда, мерцая среди оттенков розового и ультрамаринового.

— Нет, я проиграл. Очень убедительно проиграл.

Бросил я, глядя на небо. По правде говоря, я чувствовал облегчение. Последней нашей дуэлью стала битва за пром. Юкиносита сразу поняла, что мой план — фикция, чтобы пропихнуть её вариант, и приняла пари, прекрасно понимая, что к чему. Я просчитался, недооценив не её стратегию или разум, а её решимость.

Я глубоко вздохнул, сбрасывая напряжение, без следа растворяющееся в воздухе.

Определён не победитель, определён проигравший. Состязание окончено.

— Вот почему я должен исполнить твоё желание.

Произнёс я наконец слова, так долго сидевшие в груди. Сколько же времени у меня это заняло. И я не о сегодняшнем дне. Я с самого начала, почти целый год, в глубине души понимал, что рано или поздно всё равно придётся их сказать.

Юигахама опустила ноги на землю, останавливая качели. И сжала губы, ожидая, пока цепи перестанут поскрипывать.

— Знаешь, я жадная, меня не удовлетворит что-то одно… Так получится? Смогу я получить всё?

Она качнула головой, поворачиваясь ко мне, на губах играла улыбка. Я пожал плечами.

— Желание как желание… Попробую. Сделаю, что смогу.

— Не надо, — жёстко сказала она, отворачиваясь. Я подавился словами, глядя на её грустный профиль. — Ты всегда такой, Хикки. Явно ничего не можешь сделать, но говоришь, что попробуешь, и в конце концов делаешь. И каждый раз подставляешь себя под удар.

Юигахама оттолкнулась, снова раскачивая качели.

— Вот почему я попрошу тебя о чём-нибудь простом. Не знаю насчёт желания, но кое-что мне хотелось бы сделать.

— И что же? — спросил я, провожая её глазами.

— Во-первых… хотелось бы помочь Юкинон. Я хочу, чтобы пром состоялся.

— Понятно.

— Хочу устроить вечеринку с… как их там, клубом Игроков, да? И с чуни, и с Юмико, и с Хиной, и…

— Хорошо…

— И хочу отметить день рождения Комачи.

— Замётано.

— А ещё хочу куда-нибудь прогуляться.

— Резонно.

Она то приближалась ко мне, то отдалялась. Слова долетали до меня, и я отвечал. В её желаниях не было ничего удивительного. Я понимал, почему она хочет помочь с промом. Про вечеринку, помнится, она уже говорила. Насчёт дня рождения Комачи — буду только рад. Что же до прогуляться… я в таком не спец, но если её устраивает моя компания, я не против.

Качели замедлялись, голос затихал.

— И ещё… — прошептала она, но вдруг замолчала.

С соседней улицы, за оградой парка, послышались громкие голоса. Там проходила компания парней и девушек в нашей школьной форме. На мой взгляд, незнакомые.

Юигахама молчала, пока они не прошли. Качели скрипнули последний раз, останавливаясь. Я ждал, глядя на неё. Она, кажется, заметила это и с улыбкой подняла голову.

— А ещё, думаю… я хочу исполнить твоё желание, Хикки.

Она улыбалась на фоне ультрамариновой темноты. Остатки заката и уличные фонари красиво освещали её изящное лицо.

Я не мог с ней согласиться. Потому что пришёл сюда, чтобы исполнить желание Юкино Юкиноситы. Которая пожелала, чтобы я исполнил желание Юи Юигахамы. А та теперь говорит, что хочет исполнить моё желание. Ещё немного, и мы окажемся в бесконечном цикле.

— Моё желание, да? Это сложный вопрос…

Пробормотал я, размышляя над ответом.

— Да? Тогда подумай, пока будешь исполнять мои. И я тоже подумаю.

Юигахама резко упёрлась ногами в землю, встала и шагнула в сторону от покачивающихся качелей. И повернулась ко мне, встав спиной к закату.

— …И я обязательно расскажу тебе. Вот почему я хочу, чтобы ты сказал мне своё желание, Хикки.

Я прищурился на бьющие в глаза последние лучи заката и кивнул. И даже против света заметил её прекрасную улыбку.