Том 13    
Глава 7. Что Хина Эбина видит за стёклами своих очков


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
7koston
04.08.2020 12:03
Спасибо 👍
sybir
27.07.2020 11:14
Чет как-то долго редактируете, и при этом все равно остаются опечатки и кривой перевод
lastic
26.07.2020 21:35
Хооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
borisov
19.07.2020 13:08
Большое спасибо за старания!
neron mikoto
19.07.2020 08:14
Продолжение? Наконец-то! А то я уже собрался последние тома у сторонников скачивать, хоть и не хотел читать разные переводы. Теперь подожду полного перевода от вас.
serwak
13.07.2020 08:11
Ребят спасибо за перевод, только проверьте 12 том. Я его скачал, но там текст странно выглядит, скачивал (docx цветные иллюстрации). Пример: Мол-ча-ние бы-ло дол-гим.
И это как бы читать тяжело, в 13 томе же все нормально.
valvik
12.07.2020 21:55
Спасибо за перевод))

Глава 7. Что Хина Эбина видит за стёклами своих очков

Ненавижу ходить в школу.

Точнее, ненавижу входить в класс.

Ещё точнее, мне до жути ненавистно видеть Хаято Хаяму.

А если ещё точнее, когда я встречаюсь с Хаямой, у меня всё тело деревенеет и язык спотыкается. А он ведёт себя как ни в чём не бывало. Ненавижу!

Нет.

Я ненавижу смену выражений на его лице, когда вместо обычного выражения вдруг появляется страдание и в тот же миг исчезает. Мне отвратительно, что я это замечаю.

Вчера мы расстались, не договорив. И потому я не мог понять, как он отреагировал на мои слова — он просто сидел с ошарашенным видом, разинув рот, будто увидел перед собой живого динозавра. Я знал, что он намерен опять сказать что-то очень неприятное, потому и свалил побыстрее.

Украдкой оглянувшись назад, я увидел, что Хаяма с остальными как обычно весело треплются. И уткнулся головой в парту.

Всё выглядело ровно так же, как и всегда. Льющийся через окно солнечный свет, весёлые разговоры и радостные лица.

Но на долю секунды на этом безмятежно улыбающемся лице промелькнула тень тревоги и беспокойства.

Не настолько, чтобы что-то понять по его улыбке. А может, это просто доброжелательная улыбка, которую он носит постоянно.

Быть может, мне просто показалось. Всего лишь игра воображения.

И потому я вообще не хотел разговаривать с Хаямой.

Я заметил, хотя притворялся, что не замечаю. Но в итоге просто не смог не заметить, и потому почувствовал отвращение. Возможно, и Хаяма чувствует то же самое.

Мы с ними всё равно не поймём друг друга, не взглянем друг другу в глаза. Будет лишь поиск чужих ошибок и злобная неприязнь.

Понимая это, я твёрдо решил не смотреть на Хаяму.

Впрочем, на самом деле не всё так плохо. Мне удалось кое в чём убедиться. И утвердиться в своём убеждении, облекая его в слова.

Мне хотелось хвастаться и говорить о человеческом упрямстве.

В итоге я просто убивал время, совершенно не глядя на Хааму.

Я поднял голову и взглянул на часы. И глубоко вздохнул, потому что уже сбился со счёта, сколько раз повторял это. Мне казалось, что стрелки часов ползут сегодня куда медленнее, чем обычно.

Моя собственная парта сегодня стала на редкость неуютным местечком. И я просто жаждал конца уроков.

* * *

Ну давай же звонок, звени!

Молился я про себя. И когда он наконец прозвенел, я пулей вылетел из класса и рванул в клуб игроков. Добежал и глубоко вздохнул.

С этого вздоха и началось наше совещание.

— …Ну, в общем, Хаяма помогать нам не будет.

Вспомнив вчерашнее, я невольно скривился. Отчего собравшиеся помрачнели ещё сильнее.

— Ну-у…

— Ё-моё…

— Всё пропало…

Хатано с Сагами нахмурились. Заимокуза глубоко вздохнул. Только Юигахама натужно улыбнулась, стараясь смягчить ситуацию.

— Да ничего страшного… Мы ещё можем поговорить со школой Кайхин-Сого, да, Хикки?

— Верно. Да, давайте для начала поговорим с ними.

Я повернулся к Юигахаме. Но та непонимающе наклонила голову.

— Ч-чего?

— Ну, это, их номер…

— А? Ты меня спрашиваешь? Хикки, я думала, он у тебя есть.

Юигахама наклонила голову в другую сторону. Повисло молчание.

Всё остальное произошло за какую-то секунду. Наши взгляды встретились, и я поспешно отвернулся, уставившись на Заимокузу. Тот посмотрел на Сагами, тот повернулся к Хатано, тот упёрся взглядом в меня. И я снова повернулся к Юигахаме.

— Понятно, ты не знаешь… Мне бы не хотелось самой с ними связываться… вдруг они сочтут это странным? — устало вздохнула она, доставая свой смартфон.

Ничего страшного, всё нормально. Через такое все парни проходят. Это действительно неловко. Все девчонки думают что-то вроде «А чего это он у меня спрашивает, что на дом задали». Так что я бросил на Юигахаму подбадривающий взгляд. Она в ответ посмотрела на меня.

— Кстати, Хикки, а разве у тебя нет номера этой… Оримото?

— Я его стёр.

— Стё…

Юигахама застыла, потеряв дар речи.

— Совершенно нормально стереть номера всех одноклассников, закончив среднюю школу, правда ведь? Вряд ли с ними ещё увидеться доведётся, так зачем мне память телефона забивать.

— Совершенно ненормально!

Она мгновенно отреагировала на мои слова. Но все остальные повели себя спокойнее. Точнее, они одобряюще кивнули моим словам. Юигахама обвела их взглядом раз, другой, третий, и схватилась за голову.

— Что это значит? Получается, я тут странная?

— Но разве ты не обменялась тогда номерами с Оримото?

— …Ну да, просто на всякий случай… Я же тогда, на рождественском мероприятии, была кем-то вроде контактного лица. Но мы особо не разговаривали…

Юигахама понурилась, её голос совсем ослаб.

Если подумать, она действительно тогда помогала нам и выступала точкой связи. Да, и за деньги ещё отвечала, если не ошибаюсь. Но поскольку с парнями из Кайхин-Сого мы вообще не могли нормально разговаривать, мы решили сосредоточиться на девушках, группирующихся вокруг Оримото. Понятия не имею, сколько раз они с Юигахамой встречались. И ни разу не видел их дружески беседующими. Подозреваю, разговоры у них были скорее неловкие.

Да, гений общения Юигахама и девушка-«да» Оримото могут не ладить друг с другом. Всё потому, что их первая встреча больше смахивала на катастрофу… Ничего не попишешь… Кстати, а ведь во всём виноват Хаяма![✱]8 том, если кто забыл Именно он!!! Впрочем, я тоже не совсем чтобы ни при чём… Осознав это, я тихонько подал голос.

— Дай мне её контакты, и я сам напишу сообщение.

Юигахама оторвалась от смартфона и высокомерно хмыкнула.

— Хикки, у тебя даже LINE[✱]Популярный в Японии мессенджер не стоит.

Я прикусил язык. Ох уж эти современные детишки… Высокие технологии на марше. Нет, на самом деле я бы и сам не прочь использовать их стикеры в стиле Precure. Но поскольку связываться всё равно не с кем, я прекрасно обхожусь и без LINE.

Чувствуя себя немного виноватым, что пришлось свалить всё на Юигахаму, и глядя, как она немного неуверенно набирает текст, я вдруг сбоку услышал какие-то шепотки.

— И как он только живёт без LINE…

— Как человек каменного века… Примитивный человек из Чибы…

— Он так любит Чибу, что совсем из чибийца не эволюционировал. Из-за смены магнитных полюсов он вообще никакими мессенджерами не пользуется. Только почтой.

— Неправда! Ещё веб-почтой и СМС.

Рявкнул я, вскакивая. Все трое озадаченно глянули на меня.

— В последнее время я вообще ни разу почтой не пользовался…

— Кстати о первобытных людях. Этого не в раскопках Касори нашли?

— Хм, всё-таки чуток продвинулся. Давайте ему на пейджер напишем!

Трое очкариков с трудом сдерживали смех. Ну, что Хатано хамоват, я и раньше знал, но теперь и Сагами ему не уступает. Даже с его сестрой приятнее общаться… да нет, шучу.

Ладно, не время сейчас отвлекаться.

Я посмотрел на Юигахаму. Та что-то набирала на смартфоне, приговаривая «так, так».

— Так… И что у них спросить?

— Просто пошли им файл с нашим вариантом как есть, прикрепи вложением. И скажи, что мы хотим встретиться и всё обсудить как можно скорее. Попроси их встретиться сегодня, завтра или послезавтра.

— Файл как есть?.. Прикрепить?.. Вложение?..

Юигахама пребывала в явном замешательстве. Кажется, мои слова прозвучали для неё как заклинания из игры.

Сагами, не в силах спокойно на такое смотреть, поправил очки и заговорил.

— Сначала надо загрузить файл в облако. Ты каким облачным сервисом пользуешься?

— Облачным? Сервисом?

Юигахама недоумевающе смотрела на него. Хатано глубоко вздохнул и покачал головой.

— Она безнадёжна… Ничего не понимает… Надо сначала залить на Dropbox или ещё куда.

— Хм… Давайте лучше сами зальём, а ей дадим готовую ссылку. Это она должна понять, — Задумчиво пробормотал Заимокуза, качнув головой.

— А, и верно. Я одолжу компьютер…

Я притащил клубный ноутбук на стол, быстро закинул в облако файл с нашими предложениями и получил ссылку. Набил письмо с просьбой о встрече, добавил ссылку и переслал всё это Юигахаме.

— Вот, просто скопируй.

— Л-ладно… Уж копировать-то я умею.

Она облегчённо улыбнулась и снова застучала по экрану смартфона. Мы просто сидели и смотрели на неё, пока она наконец устало не вздохнула.

— Ушло?

— Ага, только что.

Юигахама смущённо улыбнулась, поглаживая свой шарик волос. Все расплылись в довольных улыбках. Ну прямо принцесса в клубе отаку… Даже Заимокуза мозги напряг, стараясь доказать свою полезность. Гахама, ты меня просто пугаешь!

В общем, остаётся теперь ждать ответа.

Я начал смотреть сайт, который сделали ребята, приговаривая «Отлично получилось!», «Хочется посмотреть ещё три варианта дизайна», «Покажите мне их в понедельник». Прямо как в дурацкой игре про клиента и бизнесмена.

Смартфон Юигахамы завибрировал.

— Ответили?

— Нет ещё. Это Юмико. Она спрашивает, когда встречаемся.

Юигахама посмотрела на меня, приложив смартфон к губам. Речь шла о нашей просьбе, чтобы Миура поработала моделью для фотографий.

— Солнце сегодня заходит в полшестого, давайте соберёмся в полпятого. Всё подготовим и на закате поснимаем.

— Хорошо.

Она начала что-то набирать. Я перевёл взгляд за окно.

Прогноз говорит, что сегодня должно быть ясно. Есть немного облаков, но они пригодятся для красивой картинки заката.

Посматривая на опускающееся к горизонту солнце, я начал готовиться к съёмкам.

* * *

К закату морской бриз стал холоднее, запах прилива усилился. Небольшая волна набегала на берег и откатывалась, блестя и переливаясь.

Прищуриваясь на краснеющее солнце, я сложил на песок всё, что держал в руках. И мы начали готовиться к съёмке, воспользовавшись стоящей рядом с пляжем беседкой как нашей базой на сегодня.

Большой таз и пару термосов мы одолжили в школе. Грелки для тела прикупили в дешёвом магазинчике.

Этот пляж рассчитан на лето. Тут есть душевые, но зимой, конечно же, они не работают. Поэтому в случае, если кто-то испачкается или промокнет, придётся разбираться самим. Хорошо, что горячей воды для наших дорогих моделей мы запасли в достатке.

Помогавший нам всё таскать Заимокуза искоса глянул на меня.

— А из тебя вышел бы неплохой ассистент режиссёра!

— Не совсем. Нам бы ещё одеял побольше да пальтишек…

И палатку, и костёрчик разжечь… Быть может, настало для меня время готовиться к соло-лагерю.[✱]Намёк на аниме «Yuru Camp», «Девчачий лагерь» В конце концов, это же мы притащили девушек в столь холодное место, нам и о снаряжении заботиться. Хорошо бы, конечно, подготовиться получше, но у нас ни рабочей силы, ни денег нет.

Заимокуза вцепился в свой воротник.

— Па-пальто не дам!

— И не надо, спасибо…

Даже здесь он меня достаёт. А скажи он такое девушкам, прозвучало бы ещё грубее. Что ж, посмотрим, как там наши модели. Я бросил взгляд на скамейку и увидел, что Юмико Миура дрожит, обхватив себя руками и потирая их.

— Чёрт! Холодно, холодно, холодно! Юи, грелку, грелку, грелку!

— Сзади? Или спереди?

— И туда, и туда!

Миура задрала блейзер, открывая спину, и Юигахама торопливо прилепила грелки. Выглядело это так бесстыдно, что мне даже показалось,, что я видел то, чего видеть не следовало. Впрочем, я и не присматривался.

Кажется, с остальными приготовлениями тоже уже было покончено.

Оставив Заимокузу следить за вещами, я направился к девушкам.

— Большое спасибо за вашу помощь. Это настоящая поддержка.

— …А?

Увидев мой лёгкий поклон, Миура с недоумением посмотрела на меня. Как будто увидела оленя, бродящего по городу. Хотя зачем так сильно удивляться? В Чибе сейчас много мунтжаков развелось, только и слышишь от них «Кён-кун! Кён-кун!».[✱]Олень-мунтжак по-японски «кён». Отсылка к франшизе о Харухи Сузумии, конечно же.

— Привет!

Стоящая рядом Эбина помахала мне рукой, обаятельно улыбаясь. Миура на мгновение застыла, но тут же пришла в себя.

— …А, ну, это… Меня Юи попросила, вот и всё.

Она отвернулась, словно утыкаясь взглядом в Юигахаму. Рука принялась крутить локон. Щёки залила краска, быть может, из-за красного света заката. Бог мой! Она будто смутилась, хе-хе-хе…

Впрочем, долго наслаждаться ситуацией некогда. Солнце скоро сядет, и закат кончится.

— Ну что, начинаем?

— Ага.

Юигахама приглашающе глянула на Миуру с Эбиной и зашагала по пляжу. Я двинулся следом, чувствуя, как в ботинки набивается песок.

Возле линии прилива я попросил их остановиться, отступил на пару шагов и поднял фотоаппарат.

Для начала надо определиться с композицией.

Объектив — широкоугольный. Главный элемент снимка — закат, багровое небо и светлый океан. Центр немного выше линии горизонта. На переднем плане песчаный пляж, затем окрашенная в оранжевый цвет линия прибоя, далее облако в багровых тонах. В правой части кадра Миура с Юигахамой, вид сбоку-сзади.

Девушки стояли бок о бок в лучах заката, каждая в своей позе. Миура с руками в карманах восхищённо смотрела на заходящее солнце. Юигахама немного повернулась в мою сторону, интересуясь, что же тут происходит.

Я несколько раз щёлкнул затвором, помахал девушкам руками, чтобы сменили позу, и начал подбирать новую точку съёмки. Кстати, на таком холоде девчонки были в куртках и тренировочных штанах под юбкой… Хм, а отлично ведь смотрится… Такое чувство, будто прокрался в женскую школу!

— Бр-р, как холодно, — довольно громко пробормотала Миура, и повернулась ко мне. — Хикио, давай быстрее!

— Угу…

Я снова приник к видоискателю.

Закатный свет, тонущий в облаках.

Я сделал ещё несколько снимков, но ни один из них меня не удовлетворил. Несмотря на достаточно чёткое представление о том, что должно получиться, оно никак не получалось.

Заходящее солнце, пляж, девушки в школьной форме — вроде бы всё просто, но сделать привлекательный снимок никак не выходило. Мне хотелось сделать такое фото, чтобы его не стыдно было бы напечатать в рекламной брошюрке туристического агентства «H.I.S.» «Выпускной на Гаваях» или на обложке очередного выпуска манги «Мы здесь были».

Пока я задумчиво чесал репу, из-за спины вдруг вынырнула Эбина.

— Дай на секундочку.

Она выхватила фотоаппарат из моих рук.

— Тут надо вот так.

Несколько раз щёлкнула затвором и продемонстрировала результат. Да, это было именно то, чего я добивался.

— Ничего себе, ты просто профессионал!.. — не удержался я.

— Правда?

Эбина гордо выпятила грудь. Промурлыкала «И-е-щё...», явно пребывая в хорошем настроении, и рванула к Юигахаме с Миурой. Неожиданно набросилась на них, вытряхнула из курток и сдёрнула с них штаны.

— Ху-ху-ху-ху-ху. Разве так не лучше? Правда ведь лучше?

— Дура, дура, дура! Эбина, ну ты!..

Та прижала сопротивляющуюся Миуру ещё сильнее, скидывая с неё туфли и явно собираясь стянуть носки. Под Дацуэбу[✱]Дословно «старуха, которая снимает одежду» — старуха, которая сидит на краю реки Сандзу в Нараке — подземном мире мёртвых, согласно традиционным буддийским представлениям. Подробнее см. вики. косит, что ли? Напоминает сцену из «Ворот Расёмон».[✱]Рассказ Рюноскэ Акутагавы

— Я сама. Говорю же, я сама!

Юигахама отскочила на несколько шагов и скинула туфли и носки. Проигравшая свою схватку Миура тоже осталась без носков.

Теперь я мог созерцать ноги Миуры во всей красе. Мне даже показалось, что я что-то вижу под юбкой, так что я поспешно отвернулся и нажал на спуск. Нет, вы не так поняли! Это просто рефлекс, инстинкт, заставивший меня жать на кнопку снова и снова, даже не сознавая этого.

— Холодно!!!

— Холодно, холодно, песок просто ледяной!

Юигахама энергично топала ногами по песку, а Миура просто дрожала, явно сбитая с толку.

— Фу-фу-фу-фу. Девушки в школьной форме у моря должны быть с голыми ногами!

Эбина удовлетворённо ухмыльнулась и зашагала ко мне. Это точно… Я кивнул ей, а она протянула руку, явно за фотоаппаратом. Слава богу. Лучше всего доверить работу, кто хорошо разбирается в фотографии!

Я послушно протянул ей камеру. Эбина принялась в ней копаться, бормоча что-то о синхронизации вспышки и глубине резкости.

— Вот и всё! Готовы?

Юигахама и Миура встали у моря. Вплотную друг к другу, наверно, из-за холода. Юигахама вдруг схватила Миуру за руку и что-то тихо ей сказала. На таком расстоянии, да при шуме ветра, конечно же, я ничего не расслышал.

Их улыбки и секретики — всё смотрелось настолько красиво, что я был просто ошеломлён до потери дара речи.

Краткий миг, когда день уже закончился, но вечер ещё не наступил. Время, быть может, за пределами нашего понимания.

Эбина тихо вздохнула, опуская камеру.

— Потом сделаем ещё пару снимков без позирования. А пока просто развлекайтесь!

Крикнула она, возвращая мне фотоаппарат. Похоже, теперь снимать должен я. «Не останавливай камеру»,[✱]Японская комедия про зомби 2017 года как говорится, выбора нет. И я начал снимать.

— Юи, ты на меня брызгаешься, сейчас намочишь! Нет-нет-нет!

— Подожди меня, подожди!

Миура с Юигахамой бежали вдоль самой воды. Каждый раз, когда волна разбивалась о песок, они взвизгивали и отскакивали.

— Угу, угу, хорошие кадры…

Бормотал я про себя. Эбина рядом тоже снимала на свой смартфон. Я даже не заметил, когда она начала это делать.

— Кстати, тебя ведь тоже приглашали поработать моделью.

— Э? Двух красоток вполне достаточно. Я слишком испорченная, чтобы быть моделью!

— А…

— Кстати, из Хаято с Хикитани тоже получились бы прекрасные модели. Ах, как это порочно!.. А потом они с Хаято начинают!..

Эбина гнусно хихикнула, искоса глянула на меня и порочно ухмыльнулась.

— Сексуальным домогательством занимаешься, да?

Пробормотал я, отступая от неё на пару шагов. Эбина выпятила грудь.

— Ничего подобного! Я не настолько сексуально привлекательна. Разве можно назвать сексуальным домогательством сексуальное домогательство со стороны того, кто сексуально непривлекателен?

— Так сразу и не ответишь… Но это же всё равно сексуальное домогательство, разве нет?

Мне действительно сложно было ответить, потому что никогда не смотрел на Эбину как на привлекательную девушку. А теперь, кстати, начал!

Чистая правда. Я никогда не знал, как правильно ответить девушке, которая говорит «всё потому, что я некрасивая». Бьюсь об заклад, в большинстве случаев достаточно сказать «да ерунда, ты красивая». Но я чувствовал, что с Хиной Эбиной такой сценарий не пройдёт.

Пока я пытался найти нужные слова, Эбина смотрела на горизонт. А потом присела, придерживая юбку, и уткнулась головой в колени.

— …Как же это меня достаёт… — пробормотала она.

— Что достаёт?

— Любовь, привязанность, секс и всё такое…

— Ну, это… Даже слышать неловко. Не хочу я сейчас о таком говорить.

Я быстро отвернулся. Она говорила настолько серьёзно, открыто и прямо, что я в самом деле был очень смущён. Для меня это не умозрительная философская дискуссия, а слегка завуалированный диалог о реальности. Не та тема, которая могла бы мне понравиться.

Эбина пожала плечами и слегка улыбнулась.

— Ну, мы же друг другу совсем неинтересны, так что можем поговорить, правда?

— …Ну, примерно…

На такие слова мне нечего было возразить.

В какой-то мере я доверяю её умению держать дистанцию — не такую большую, как с незнакомцами, но и не настолько короткую, чтобы называться друзьями. Уютная позиция знакомого или соседа, такие отношения, которые сложно разрушить.

— Ну, в конце концов всё будет хорошо, верно? — продолжила Эбина, сохраняя всё ту же дистанцию.

— Это ты про что?

Переспросил я покороче, опасаясь задеть что-то не слишком уместное.

— В конце концов, Хикигая совсем не такой, как я.

Кажется, я уже где-то слышал такой холодный голос. Я не видел её глаза, когда она смотрела на Миуру и остальных, но всё равно не сомневался, что за стёклами очком таится глубина бездонного моря.

— …Ты что-то слышала?

Уточнил я. Она наконец повернулась ко мне.

— От кого? О чём?

Её глаза были так холодны, что в них даже закат не отражался. Но при этом она всё же улыбнулась, словно дразня меня. Почувствовав себя неуютно, я пожал плечами и уткнулся взглядом в фотоаппарат в своих руках.

— Ни о чём. Не бери в голову.

Эбина снова посмотрела на берег, где Юигахама с Миурой резвились словно щенки.

— …Я просто наблюдаю за тобой как обычно и понимаю это. В каком-то смысле я тоже вовлечена. Ну и от Юи кое-что слышала.

Я так и думал, что слышала…

Вот почему она захотела поговорить со мной. Понятия не имею, что и как она услышала, и выспрашивать не собираюсь.

Но её слова «наблюдаю за тобой как обычно и понимаю» меня немного обеспокоили. Не думал, что я такой простой и насквозь видимый человек. А ещё немного раздражает и тревожит то, что она так легко всё поняла. Я приложил столько усилий, чтобы всё обдумать и спланировать, а она говорит так, будто видит меня насквозь. Тревожно…

Впрочем, правильно же говорят «с трибун видно больше, чем на поле». Да, порой посторонние гораздо лучше понимают ситуацию, чем мы сами. Особенно если этот посторонний Хина Эбина.

Но слишком явно её расспрашивать я не хотел. Поэтому сделал морду кирпичом, и спросил как бы невзначай, делая вид, что разбираюсь с фотоаппаратом.

— …И все тоже это понимают?

— Ну, про Хаято даже говорить не нужно, да? Тобеччи… Тобеччи слишком простодушен. Остальные меня не интересуют. Что же до Юмико… о ней лучше не будем.

— Что? Страшновато звучит…

Я совсем забыл, что надо держать невозмутимость, и машинально на неё уставился. Эбина хмыкнула, словно делая какой-то вывод, и искоса глянула на меня.

— Понятия не имею, почему всё так повернулось. И не вижу за собой права что-то обсуждать или комментировать. Но неужели нет более простого способа достичь цели?

Я мрачно усмехнулся.

Мне всегда говорили одно и то же. Все говорили. Что даже одной фразы достаточно, чтобы решить проблему.

Но как бы легко и просто это ни звучало, я бы никогда себе не позволил её произнести.

— Самое простое порой бывает самым сложным. Для меня самое простое — то, что я делаю сейчас.

Эбина повернулась ко мне.

— Ф-фу, как вульгарно.

— …Ну и ладно.

Грубые слова, произнесённые безразличным тоном, заставили меня понуриться. Впрочем, я сам прекрасно знаю, что вульгарен, так что нечего жаловаться.

Но в лице Эбины не чувствовалось отвращения, прозвучавшего в словах. Она по-прежнему улыбалась.

— Что ж, могу понять. Не скажу, что так уж ненавижу подобный пессимизм.

Я молча кивнул и уставился на океан, красиво блестящий под лучами закатного солнца.

Пожалуй, наши взгляды на жизнь в чём-то схожи. Говорить про себя «испорченный» и прятаться от других за стеной, которую тщательно возводишь — в этом мы можем друг друга понять.

Эбина называет это пессимизмом. Не назову такой ответ правильным, хотя и от правильного он не слишком далёк.

Но этот небольшой нюанс лишний раз убеждает меня, что мы с Эбиной действительно разные люди. Мы разделяем чувства друг друга, но при этом пришли к разным выводам. Такая разница в каком-то смысле схожа с разницей между мной и Хаямой.

Похожие, близкие, кажущиеся одинаковыми, но на самом деле разные. В этом я убеждался весь последний год. Возможно, она тоже.

Я не стал поправлять Эбину, предпочёл промолчать. Сейчас это всё равно бесполезно.

Смешиваясь с шумом волн, до нас донеслись радостные голоса.

— Эбина, давай!..

— Вместе снимемся!

Стоящие на берегу Миура и Юигахама махали руками. Может, это из-за их беготни, но… Щёки их покраснели, изо рта вырывались белые облачка дыхания, но холодно им точно не было. Напротив, казалось, это единственное тёплое место на пляже.

— Ага, иду!

Эбина встала, бросив взгляд на меня и фотоаппарат в моих руках. Поправила волосы и весело мне улыбнулась. И побежала к девушкам.

Проводив её взглядом, я поднял камеру.

* * *

На следующий день погода оставалась всё такой же ясной.

Солнце поднялось уже высоко. Его лучи, пробиваясь сквозь щели в шторах, жгли мне веки.

Сегодня третье марта, десять дней до выпускной церемонии.

И что ещё важнее, сегодня день рождения лучшей в мире сестрёнки, Комачи Хикигая.

Но увы, весь мой день уже расписан с утра и до вечера.

Обычно я бы приготовил Комачи подарок, полный моей любви. И отметил бы её день рождения грандиозной вечеринкой. К сожалению, последние дни я был по уши занят решением дурацких проблем, связанных с промом. Ненавижу! Ненавижу работу!.. Хотелось бы мне сказать, как обычно. Но на сей раз я сам взвалил на себя эту обузу, по своему собственному желанию. Пришлось проглотить слова ненависти, подстегнуть себя и вылезти из постели. Я сам выбрал свой путь, нечего теперь на него ворчать. Учитывая, что я и есть свой собственный работодатель, все жалобы, вся ругань, вся боль всё равно достанутся мне. Иначе говоря, самозанятость — очень жестокая штука.

Из-за усталости последних дней всё вокруг воспринималось как в тумане, так что я сразу направился в ванную. Поплескал на лицо водой, которая ничуть не стала теплее, и наконец сумел продрать глаза.

Часы показывали, что уже девять. Если не потороплюсь, наверняка опоздаю на встречу. Я взбежал по лестнице, заскочил в свою комнату и схватил форму. Быстро натянул её, подхватил сумку и помчался вниз.

Подумав, что неплохо бы для начала попрощаться, я заглянул в гостиную и увидел там Комачи. Она, всё ещё в пижаме, лениво смотрела телевизор, сунув ноги под котацу. Камакура дрых на солнышке у окна, тихонько похрапывая.

Родители, наверно, тоже всё ещё крепко спят.

— Ну всё, я пошёл, — сообщил я, натягивая куртку.

— Ага, пока!

Комачи лениво помахала мне рукой, даже не глядя в мою сторону. Камакура, не просыпаясь, стукнул хвостом по полу.

Всё как в обычный выходной. Сегодня у Комачи день рождения, но она ничуть по этому поводу не парится. Я впечатлён. Так переполнен эмоциями, что они того и гляди хлынут наружу и зальют весь дом.

Впрочем, как бы ни был я впечатлён, я всё ещё совершенно не готов к её дню рождения. Работа вмешивалась даже в нашу болтовню за обеденным столом. А уж о том, что так и не выпал шанс поговорить с Юигахамой насчёт подарка, и упоминать не стоит.

Даже если мне хочется, когда я вернусь, отпраздновать с Комачи, мне не хватает ни времени, ни денег, ни духа. Может, Комачи это и не слишком волнует, но я буду очень переживать, если не скажу ей хотя бы пару слов.

— Э-э… С днём рождения, Комачи.

Негромко пробормотал я, прочистив горло. Хорошо, что она к телевизору повернулась, а то было бы жутко неловко говорить такое прямо в лицо.

Комачи прокатилась по полу, улеглась на живот, подпёрла подбородок руками и хихикнула.

— Спасибо, братик!

Всего несколько секунд назад она не удостоила меня и взгляда. Но стоило поздравить её, тут же расплылась в улыбке. Не в силах устоять перед такой милотой, я тоже улыбнулся. Комачи засмеялась носом… Носом?! Я неверяще посмотрел на неё.

— Делать вид, что всё как всегда и ничего необычного, но услышав поздравление братика, жутко обрадоваться… — быстро заговорила она. — Это ж сколько очков Комачи!

Чистая правда… Если бы ты про очки не заговорила. Впрочем, я давно уже понял, что она так просто смущение скрывает. И потому мне было очень нелегко сказать то, что я должен был сказать.

— Так вот, насчёт сегодня…

— Да, я всё понимаю. Не переживай, — кивнула Комачи, улыбаясь. — Тебя ждёт Юи, так ведь? Так что не опаздывай.

— …Откуда ты знаешь?

Я же ничего ей про сегодня не говорил…

Комачи цапнула свой смартфон и быстро пролистнула экран.

— Ровно в полночь я получила от неё поздравление. Ну, а потом она мне рассказала…

— А, вот оно что…

Комачи сказала об этом, как о чём-то само собой разумеющемся, а вот мне даже страшно стало. Страшно, что любые мои действия тут же становятся известны сестрёнке из других источников! А вы бы не испугались? Знаешь, Гахама, как я погляжу, ты много чего Комачи рассказываешь. Очень хочется всю сеть вскрыть — и источники, и каналы связи… Но если начать задавать неправильные вопросы, можно нарваться на неприятности… Кругом проблемы!

Комачи прогнулась в поясе, вскинула палец и засмеялась.

— Знаешь, я хочу отпраздновать день рождения и порадоваться подаркам. Но я не против подождать, пока все вместе не соберутся.

— Угу, понятно…

«Все»… Кого она имеет в виду под «все»? Могу догадываться, но совершенно не уверен, что у меня получится выполнить её желание.

Заметив, как увял мой голос, Комачи подняла глаза на меня, словно что-то высматривая. Наши взгляды встретились. И я невольно грустно усмехнулся.

— Ну, если не все смогут прийти, ничего страшного, — пробормотала она, пожав плечами. — Я готова смириться даже с худшим случаем, если придёт только братик.

Её голос звучал очень тепло. Благодаря этому, мне удалось стряхнуть оцепенение и хмыкнуть в ответ.

— С худшим случаем, значит? Смириться?

— Я имею в виду, не переживай. И не заставляй Юи ждать!

Она махнула рукой, поторапливая меня, и перекатилась на спину. Я глубоко вздохнул, чувствуя, что у меня словно гора с плеч свалилась. Бросил на неё прощальный взгляд и вышел из гостиной.

* * *

Времени до встречи оставалось немного, так что я решил не заморачиваться с велосипедом и поехать на поезде. Заодно по дороге пролистал ещё раз подобранные материалы.

Договориться о встрече, благодаря помощи Юигахамы, нам удалось довольно быстро. Предчувствуя, что разговаривать с Таманавой будет непросто, я заранее просмотрел несколько книг по бизнес-терминологии, стараясь увеличить вероятность найти общий язык.

Выйдя на станции, я быстрым шагом направился в общественный центр, где и была назначена встреча. Конечно, лучше было бы поговорить у нас в школе, но к нам посторонних пускают только по официальным заявкам. Я в школьный совет не вхожу, так что заявку мне так просто не оформить. Встречаться в кафе — как-то слишком неформально. Учитывая, что нам надо будет выложить фото со встречи, выглядеть она должна по возможности официально. Это придаст убедительности нашему фиктивному плану выпускного.

Мой смартфон завибрировал — пришло сообщение от Юигахамы. Всего два слова, «Ты скоро?». Странная для неё краткость, обычно она куда многословнее. Так что я тоже не стал растекаться мысью по древу и ответил не менее кратко «Подхожу». Потому что и в самом деле был уже рядом.

Оглядевшись, нигде около входа Юигахаму я не обнаружил. Наверно, уже зашла внутрь.

Взбежав по лестнице, я быстро зашагал к зарезервированной нами комнате. И даже не стал присматриваться с номерам, потому что за несколько шагов услышал голос Оримото. Постучал и открыл дверь.

Юигахама действительно уже была здесь. Она сидела напротив Таманавы с Оримото.

— Привет, Хикигая, давно не виделись.

Пребывающая в радужном настроении Оримото помахала мне рукой. Таманава сдул чёлку со лба и искоса взглянул на меня.

Я кивнул в ответ и пристроился рядом с Юигахамой, которая прошептала мне «приветики». Да уж, громко кричать такое перед посторонними было бы весьма неловко. Хотя когда тебе на глазах у остальных что-то шепчут, это тоже смущает.

— Разве мы не договаривались встретиться у входа? — прошептал я в ответ Юигахаме, стараясь скрыть смущение.

— Ну да… Но тут они подошли, а на улице было так холодно…

Она смущённо потеребила свой шарик волос и грустно улыбнулась. Наверно, Оримото попросту принялась с ней болтать и ничтоже сумняшеся затащила в здание. А потом у них был не самый приятный разговор… чёрт побери, даже как-то неловко перед ней.

— Понятно… прошу прошения.

Я склонил голову. Юигахама качнула головой и слабо улыбнулась. Наверно, Оримото всё это заметила, потому что громко хлопнула в ладоши.

— Ой, прошу прощения! Юигахама хотела ждать у входа, но я затащила её внутрь. Снаружи ведь холодно.

Очень похоже на Оримото — так откровенно извиняться. Она не говорит, что её не волнует дистанция между людьми, она просто старается её не замечать. Как, впрочем, и всегда.

— Я-я понимаю… Всё в порядке. Я не возражаю.

Юигахама согласно кивнула. Оримото улыбнулась.

— Вот-вот, я тоже подумала, что снаружи холодно. Всё правда нормально.

— Ну и хорошо.

Оримото принялась крутить свои кудряшки.

Блин, до чего неловкая атмосфера… Даже на одну Юигахаму смотреть неудобно, а уж в паре с Оримото вообще туши свет…

Юигахама с Оримото улыбались друг другу. Но что кроется под этими улыбками, я разобрать не мог.

Оримото наконец нарушила тяжёлое молчание, слегка вздохнув.

— Кстати, Хикигая, а почему ты сам с нами не связался? Когда написала Юигахама, я даже испугалась.

Она недовольно посмотрела на меня, но ирония её слов слегка смягчила атмосферу. И я наконец смог заговорить.

— Ну, это, я тут телефон поменял, вот и…

Не мог же я сказать ей прямо с лицо, что просто стёр её контакты. Оримото истолковала мои слова по-своему и кивнула.

— А, адресная книга поменялась. Дашь мне тогда твой LINE?

— У меня нет LINE.

— Забавно. Разве таким предлогом не девочки пользуются?

— Ничего забавного в этом нет. Даже страшно, когда девчонки так отказывают…

Судя по её словам, в её окружении это распространённый приём. Как там ту девчонку звали? Накамачи, кажется? Вот она точно такая. Блин, даже самому за свои мысли неудобно…

— Ну так что дальше?

Оримото качнула головой, прижала к щеке смартфон и задумалась.

Сидящий рядом Таманава очередной раз кашлянул, сдул чёлку со лба и остро глянул на меня. Я понял его на лету и тоже откашлялся, чтобы Оримото не завела снова разговор, пока я выкладываю на стол бумаги.

— Ладно, об этом потом… Итак, сегодня я здесь как представитель президента школьного совета, точнее, как её заместитель.

Я достал из сумки распечатки нашего предложения. Хоть мы уже отправили файлы и Тамагаве, и Оримото, я всё же счёл нужным подготовить бумажную копию. Это непреложный закон корпоративного раба. Вечная память безбумажному документообороту…

— Мы тут запланировали провести пром и уже начали думать о том, чтобы как-то его расширить. Не обязательно в этом году, лучше рассмотреть это как вариант для следующего…

Юигахама удивлённо глянула на меня. Я кивнул.

Да, наш план с фиктивным промом рассчитан только на текущий год, но это касается только школы Соубу. На сайте вообще нет дат, только название «Новый пром».

Если посмотреть с точки зрения Таманавы, он бы ни за что сходу не принял такой нелепый план. Особенно если учесть, как мало времени осталось. До следующего года его куда больше, есть время всё обдумать. И не надо сейчас рассказывать все детали.

С другой стороны, недовольных попечителей волнует лишь пром этого года. И узнав о новом варианте, они начнут и о нём думать как о текущем. Увидев, что уже не понравившееся предложение стало ещё нелепее, они наверняка захотят немедленно с ним разобраться.

На самом деле у Таманавы с Оримото и мысли не возникло, что имеется в виду этот год. Они считают само собой разумеющимся, что речь идёт о следующем, а то и ещё позже.

Оримото взяла предложенный буклет и недоумённо на него посмотрела. На его обложке красивым крупным шрифтом было напечатано много непонятных слов. Таманава должен на них клюнуть!.. Обязательно должен! И потому мы дружно уставились на Таманаву.

Тот методично листал страницу за страницей, время от времени останавливаясь, морща лоб и вчитываясь внимательнее. И глубоко вздыхая. Дочитав, он аккуратно положил буклет на стол и посмотрел прямо на меня.

— …Я внимательно прочитал ваше предложение.

Он задумчиво постучал пальцем по столу и сдул чёлку со лба.

— Хорошо, что тут много разнообразия. Но в остальном оно слишком абстрактно. В нём столько ненужного, что оно лишь отвлекает внимание.

Я ошарашенно уставился на него.

— Что… ты… сказал…

Он не воспользовался ни одним из столь привлекательных английских терминов? Да не может такого быть!

— Лучше сосредоточиться на более выразительных словах, если хотите, чтобы предложение выглядело реализуемым. Я понимаю, что вам хочется смотреть на перспективу. Но пока что путей, ведущих к этому, я не вижу.

Он широко взмахнул рукой, словно выполняя приём из Тай Чи, и поправил чёлку.

— И потому ваше предложение неприемлемо.

Таманава смотрел на меня, словно говоря «Ты ещё не дорос». И почему всё так повернулось…

Юигахама в замешательстве глянула на меня, мол, он что, в самом деле такой? Я лишь качнул головой, подразумевая «не знаю и знать не хочу».

Я бросил взгляд на Оримото. Та грустно улыбнулась и почесала щёку. Наверно, таким он стал недавно.

Над людьми «с высоким самосознанием» посмеиваются с давних пор. Видимо, Таманава уловил эту атмосферу смешков вокруг себя и начал менять образ. Как говорится, «не видел человека три дня — он уже незнакомец». Вот уж в точности про него… Если и дальше пытаться под него подстроиться, он меня до истерики доведёт.

Впрочем, стоп. Некогда им впечатляться. Если Таманава отказывается к нам подключаться, весь мой план на грани краха.

И что теперь делать?.. У меня даже коленки задрожали.

Таманава продолжал постукивать пальцем по столу, ожидая моего ответа. Юигахама посмотрела на меня. Таманава тоже взглянул на меня и слегка вздохнул. Оримото не смогла сдержать смешок.

Посторонние звуки слились для меня в какую-то какофонию. Её ритм лишь подстёгивал моё беспокойство. Но я просто обязан был что-то сказать.

Уметь говорить первое, что придёт в голову — это настоящий высший пилотаж. Слова зазвучали, словно японский рэп.

— Волнуешься о бюджето? Если мало бюджето, применим гаджето! И масштабо аджюсто! Вот и весь мой сабжето![✱]Вариации на тему английских словечек. «Gadget» — прибор, устройство. «Adjust» — подстраивать. «Suggest» — предлагать, советовать.

О стихах я совершенно не думал, слова лились сами собой. Таманава покивал им в такт и сделал круговое движение руками.

— Не самый сильный аргумент. Главная проблема в том, что в вашем предложении мало конкретики. Если будем работать вместе, без конкретики мы все провалимся. Ты видишь в нём направление? Если не можешь ответить, его ждёт крах. Вот о чём нам надо вместе подумать.

Спокойно пояснил он. Я потерял было дар речи, но всё же сумел ответить.

— Это пока только черновик. Нам просто нужна реклама. Направление пока неясно, концепция — по Линкольну,[✱]Японское ТВ-шоу если тебе нужно гнездо, строй его своими руками. Если ровно сидеть на месте, ничего и не сдвинется. Что касается бюджета, если привлечём внимание, можем воспользоваться краудфандингом.

Я вытер пот со лба. Расслабленно слушавший меня Таманава чуть приподнял брови. Ещё раз стукнул пальцем по столу, пролистал буклет и ткнул в страницу, полную заманух для его высокого самосознания.

— Конечно, тут есть кое-что интересное. Но это лишь малая часть, остальное просто чушь. Чтобы работать вместе, надо быть в едином строю. А сейчас у нас полный раздрай.

Он размахивал руками ещё энергичнее, чем раньше. И с последними словами резко ткнул в мою сторону пальцем, словно стреляя из пистолета.

Вроде бы шутливый жест, но взгляд Таманавы буквально сверлил меня, лишая дара речи. Всё верно, я слишком поверхностно подошёл к предложению. Мне казалось, что достаточно будет написать просто кучу бизнес-терминов, не вкладывая в них особого смысла. Но люди порой очень сильно меняются. В конце концов, на подготовке рождественского мероприятия Юкиносита преподала Таманаве хороший урок. Видимо, он пошёл впрок.

— Ну, это, то есть…

Я сдался. У меня просто не осталось слов. И даже идей. Этот парень силён. Очень силён… Я глубоко вздохнул, признавая поражение.

Таманава продемонстрировал гордую улыбку победителя.

— Вот почему ваше предложение не сработает.

Такая откровенность снова лишила меня дара речи. Второй раунд из восьми — и нокаут. Даже до третьего не дотянул.

— Э-э… И что теперь…

Осторожно заговорила Юигахама, увидев, что я повесил голову. Наполовину обеспокоенно, наполовину удивлённо. У Оримото же, тоже наблюдавшей за нашей дуэлью, снова вырвался смешок. Она вытерла проступившие от сдерживаемого смеха слёзы и глубоко вздохнула. А потом взяла в руки наш буклет.

— Но всё равно же выглядит весело, правда?

— Ага, точно!

Кажется, она просто высказала то, что чувствовала, без особых затей. Юигахама тут же просияла. Таманава тоже улыбнулся как джентльмен. Хрустнул пальцами и подмигнул.

— Верно. Это действительно интересно!

— Что…

Видя такое мгновенное переобувание в прыжке, я ошарашенно уставился на Таманаву. И, кажется, смутил его. Таманава кашлянул несколько раз и уткнулся в буклет.

— Конечно, мы не против такого предложения. Но если мы с самого начала не будем работать на одной волне, скоро начнутся конфликты. Вот почему сперва надо обсудить эту часть.

Он осторожно поднял глаза на меня. Я слегка кивнул в ответ.

— Воспринимай наше предложение как предварительные намётки. Мы просто хотим, чтобы всё выглядело ярко. Жаль, что не получилось дать это понять. Поэтому как насчёт обсудить всё с самого начала?

Я положил руки на колени и слегка склонил голову. Юигахама проделала то же самое.

— Пожалуйста…

Таманава внимательно посмотрел на нас. Оримото моргнула. Я поёжился от наступившей неуютной тишины.

Наконец Оримото слегка вздохнула.

— По мне неплохо. Давай так и сделаем, президент.

Она пару раз пихнула его локтем в бок. И каждый раз он неописуемо взмыкивал. О да, это чувство мне знакомо. Помнится, в средней школе от подобного контакта я чуть богу душу не отдал…

Немного помолчав, Таманава всё же взял себя в руки. Осторожно потрогал пострадавшее место и заговорил.

— Хорошо. К счастью, у нас много времени, чтобы всё обсудить. Если мы хотим, чтобы всё получилось, нам надо старательно работать над унификацией понимания нашей цели.

— В точку!

Оримото вскинула большой палец. Довольный Таманава расплылся в улыбке, подался вперёд и скрестил руки.

— Кстати о цели… Вспоминается старая история. Были в одном городе три каменщика… И у каждого из них спросили, мол, чем вы занимаетесь? Какова ваша цель?

Таманава снова хрустнул пальцами и указал на меня, словно загоревшись энтузиазмом. Он явно хотел, чтобы я дал ответ на историю, которую он слышал на одном из бизнес-тренингов. Но увы для него, работая над предложением, я таких историй начитался выше крыши.

— Строю великий храм, который будет служить многим поколениям.

Быстро ответил я. Таманава гордо кивнул.

— Верно. Он сказал, что укладывает камни. А что ответил другой каменщик на тот же вопрос?

Он хрустнул пальцами на обеих руках и снова указал на меня. Слушающая его Юигахама, кажется, пришла в замешательство. Я лишь покачал головой, мол, не принимай близко к сердцу и не относись к этому всерьёз. И повторил свои слова, прекрасно понимая, что Таманава их всё равно не услышит.

— Строю великий храм, который будет служить многим поколениям.

— Верно. Он сказал, что зарабатывает деньги. А третий каменщик…

Таманава обвёл нас взглядом, помолчал и с серьёзным видом продолжил.

— …сказал «Строю великий храм, который будет служить многим поколениям».

— О-о…

Удивлённо протянул я, глядя в блестящие глаза Таманавы. Не знаю уж, как он интерпретировал моё удивление, но он удовлетворённо вздохнул.

— Нам надо очень тщательно продумать нашу конечную цель.

Потом тяжело поднялся и развернулся вполоборота к нам.

— Знаете ли вы, как одолеть Диснейленд?

Не дожидаясь ответа, он зашагал по комнате.

— С обычным подходом Диснейленд не одолеть никогда, потому что Диснейленд практически достиг совершенства. Значит, нам надо взглянуть на ситуацию под другим углом — сделать что-то неполное, но дающее ощущение веселья.

Сделав пару кругов по комнате, он направился к доске и начал чертить на ней какую-то непонятную диаграмму.

— Чему ты больше обрадуешься, получив девяносто баллов из ста за контрольную как всегда или заработав пятьдесят там, где вообще никогда ничего не получал? Нам надо обсуждать не как собрать десять тысяч человек, а как отпраздновать с этими десятью тысячами.

Таманава громко постучал по доске. Ошеломлённая его напором Юигахама захлопала в ладоши.

— О! Я поняла! Наверно… в какой-то мере…

Добавила она под моим скептическим взглядом, отводя глаза. Игравшая со смартфоном Оримото согласно кивнула.

— Именно так! В точку!

Ну даёт, она же вообще не слушала… Хотя не скажу, что он так уж ошибается. И в аргументах его есть смысл… Наверно, такие вот люди «с высоким самосознанием» в итоге и становятся айтишниками. Быть может, директор какой-то IT-компании только что получил козыря в рукаве.

Хоть этот тип и завязал с иностранными словечками, суть его аргументов не изменилась. Мы в Инаге Кайган[✱]Район, где, собственно, и происходит всё действие Oregairu всё время их слышим, и они нас совсем не удивляют. Собственно, это и есть доказательство того, что мы растём.

Таманава, секунду назад нёсший чушь, забормотал, глядя на доску.

— …Нацеливаясь на следующий год, надо начинать уже сейчас. И складировать результаты один за другим…

И повернулся к нам с немного грустной улыбкой на лице.

Быть может, он уже заметил пустоту своих собственных слов и потому продолжает пользоваться чужими. И надеяться на будущее. Только когда будет достигнут результат, сказанные слова станут его собственными. Жду с нетерпением!

Несмотря на прежнюю вражду между нами, я рад, что на сей раз мы в одной команде. И не только из-за липового плана выпускного, но и потому, что это может помочь Ишшики с промом в следующем году и далее. Достойный представитель школы Кайхин-Сого! Того и гляди кумиром назову! Хочу с ним сняться!

— …Могу я сделать фото нашей встречи? И опубликовать его на сайте, если можно.

— Конечно. Тогда, наверно, надо написать на доске что-нибудь более понятное…

Таманава радостно согласился, набросал что-то на доске и начал говорить и махать руками, словно крутя гончарный круг.

К счастью, завершить речь он успел до того, как истёк срок аренды комнаты. Когда мы вышли из здания, солнце уже стояло в зените. А на улицах было полно прохожих.

Перед тем, как нырнуть в толпу у станции, Оримото развернулась к нам.

— Что дальше? По домам или зайдём куда-нибудь перекусить?

— Да нам тут ещё с некоторыми школьными делами разобраться надо… — извиняющимся тоном сказала Юигахама.

— Понятно… Что ж, тогда в кафе сходим в следующий раз.

Оримото слегка нахмурилась. Юигахама сложила перед собой ладони и склонила голову. Я слегка кивнул. Стоявший рядом со мной Таманава кашлянул и шагнул вперёд, к Оримото.

— Хорошо, тогда здесь и расстанемся. Кстати, Оримото, у нас есть немного свободного времени, почему бы нам не…

Пробормотал он, слегка краснея и отводя взгляд. Уверенный поначалу голос становился всё тише и тише. Я даже не знаю, обратила Оримото на него внимание или нет. Она просто кивнула как ни в чём не бывало.

— Ладно, тогда по домам.

— Х-хорошо…

Пробормотал Таманава с перекошенным лицом. Но быстро взял себя в руки и развернулся ко мне, сдувая чёлку со лба.

— …Когда соберётесь встретиться в следующий раз, напомните мне, хорошо?

Честно говоря, встречаться ещё раз мы не планировали, но под его напором я невольно кивнул.

Не совсем понимаю ситуацию, но… Держись, Таманава!

* * *

В школе в выходной было необычно тихо. Казалось, что все звуки от чего-то отражаются и исчезают в пустоте. На улицах шумно, а в школе ощущаешь лишь холодное неприятие.

Только в клубе игроков атмосфера была накалена, словно в казино.

— …Ура! Наконец-то получилось!

— Тогда давайте проверим и обновим сайт.

Хатано нажал «Enter» и бессильно повалился на стол. Младший брат Сагами вялой рукой придвинул ко мне ноутбук.

Я посмотрел на экран. На нём появился официальный сайт нашего прома, почти в точности соответствующий первоначальной спецификации. Фоновая картинка, стильные фото и немного текста. Осталось только добавить учётки соцсетей, и получится нормальный рекламный сайт. Сделать такое всего за пару дней — я впечатлён.

— Заимокуза, можешь попробовать что-нибудь выложить?

— Океюшки… готово!

Заимокуза вывалил пару статей, набитых хештегами. Обновив страницу, я увидел фото крутящего руками Таманавы и заголовок «Мы уже провели переговоры по прому со школой Кайхин-Сого! Постараемся привлечь и другие!».

— Вау, здорово! Великолепно!

Стоящая позади Юигахама возбуждённо хлопнула меня по плечам. Нервничая от такого соседства, я отпихнул ноутбук Сагами, уворачиваясь от её рук.

— Хорошо, давайте переносить всё в публичную версию. Заимокуза, опубликуй информацию в соцсетях, пожалуйста.

— Принято.

— Можешь рассчитывать на меня!

Сагами и Заимокуза кивнули. Хатано озабоченно высунулся из-за монитора.

— А этого действительно хватит?

— Вполне. Для наших целей контента более чем достаточно.

Мы не только сообщили о переговорах с Таманавой, но и намекнули на возможное подключение других школ. По идее, нас больше не должны уже оставлять без внимания. А проблем с последующим отказом от нашего предложения быть не должно, поскольку мы охарактеризовали встречу как «обмен мнениями». И теперь нам надо выставить тех, кто недоволен промом в принципе, слишком бурно реагирующими дураками.

Но объяснить всё это я не успел. Хатано качнул головой, покосившись на меня.

— …Просто мне кажется, что как источник информации сайт слабоват…

— Ну да, но нам же надо просто продемонстрировать его определённой части попечителей. А остальным и знать не стоит, от этого только лишние проблемы могут появиться. Думаю, сейчас уровень влияния именно тот, каким и должен быть. Сейчас я солью информацию кому надо, и вскорости мы должны увидеть реакцию.

Вот только встреча с «кому надо» — самая неприятная часть моего плана… Я невольно поморщился и вздохнул. Юигахама удивлённо взглянула на меня. И я поспешно продолжил, стараясь отвлечь её.

— Так что простите, ребята, но ещё пару дней придётся присмотреть за сайтом на предмет ошибок или сбоев.

Хатано кивнул, повернулся к своему ноутбуку и тихо заговорил с Сагами.

Я окинул всех взглядом и тихо вздохнул.

С сайтом мы практически закончили. Получился сделанный на коленке продукт с неизвестным количеством багов. Но мы все очень старались. Точнее, все старались ради меня. И благодаря им, если я сумею провернуть всё запланированное на эти выходные, дальше всё должно пройти гладко и спокойно. Значит, надо сказать спасибо Заимокузе и ребятам из клуба игроков.

— Если всё пойдёт как надо, в начале следующей недели мы должны увидеть результаты. И да, спасибо вам всем! Вы очень помогли!

Увы, но сказать это мне удалось лишь вполголоса. Но я всё же положил руки на колени и склонил голову.

Заимокуза и ребята из клуба посмотрели на меня как на какого-то зверька диковинной породы. Почувствовав себя неуютно под их взглядами, я прочистил горло.

— Ну, это, прошу прощения, что вам пришлось работать в выходной. Сворачивайтесь, как сочтёте нужным… В общем, спасибо за работу.

Я быстро собрался и вскочил со стула. Глупо говорить сотрудникам «можете идти», если шеф остаётся работать, всё равно ведь не уйдут. Экий я предусмотрительный! Вот бы все начальники следовали моему примеру.

— Эй, погоди… подожди меня! С-спасибо всем, давайте как-нибудь отметим!

Юигахама тоже вскочила. Я повернулся к Заимокузе и ребятам из клуба и поднял руку, прощаясь. На лицах Хатано и Сагами появились двусмысленные улыбки.

— Нет, это…

— Ну, я подумаю…

— В общем, придём, если получится.

Уверенно ответил только один человек, Заимокуза. Хм, обычно так говорят, когда не хотят приходить, но Заимокуза-то явно собирается… Странно, да?

Чувствуя облегчение и удовлетворение от сделанной работы, они начали о чём-то болтать. А мы с Юигахамой тихонько вышли из клуба.

Моя работа, к сожалению, ещё не завершена. Я достал смартфон и начал тыкать в экран пальцами. Тоже уткнувшаяся в свой телефон Юигахама подняла голову и посмотрела на меня.

— Хикки, что дальше? Или просто по домам?

— А дальше мне надо позвонить… И в зависимости от результата…

Я посмотрел на открытую адресную книгу на экране и тяжело вздохнул.

Изначально я планировал позвонить гораздо раньше. И мне следовало бы так сделать.

Но откладывать неприятные разговоры и сообщения, типа отчёта о проделанной работе или информации о задержке, — дело вполне естественное. Когда предстоит оправдываться и извиняться, разговор всегда откладывается до невозможности, типичная безнадёжная психология проволочек. И в итоге едва-едва укладываешься в самый крайний срок и становишься источником ещё больших неприятностей. Знаешь, что разговор необходим, но просто не можешь не тянуть…

Увы, как бы я ни ненавидел такие разговоры, сейчас иного выхода нет.

Юигахама с подозрением посмотрела на меня, мрачно уткнувшегося в свой смартфон.

— Позвонить… Кому?

— Ну… Тому, через кого мы будем сливать информацию.

Дойдя до переходя, связывающего спецкорпус с главным зданием, я наконец решился, подстёгиваемый беспокойством Юигахамы. Глубоко вздохнул и повернулся к ней.

— Прошу прощения, мне надо позвонить.

— Конечно.

Я намекнул, что хочу остаться один, но она стояла рядом и ждала. А прямым текстом просить её уйти было сложно…

Ничего не попишешь. Я показал ей на ближайшую скамейку, говоря взглядом, чтобы она подождала меня там. И нажал вызов.

Ответ последовал всего после пары гудков.

— Приветик! Как дела?

— …Нормально.

Персона, которой я звонил, Харуно Юкиносита, вела себя как ни в чём не бывало, будто и не было того разговора несколько дней назад. От её голоса у меня непроизвольно задёргалась щека. Должно быть, я немного дал петуха, потому что в трубке послышалось весёлое хихиканье.

Я попытался сбросить ощущение, что меня видят насквозь, быстро переходя к делу.

— Мне надо с вами поговорить. Можно?

— Конечно. Всегда пожалуйста.

— Прошу прощения за неожиданность, но хотелось бы сегодня вечером…

— Хм-м… и правда неожиданно. Ну ладно. Как насчёт подойти сюда? В кафе у входа на рынок.

— Рынок возле вашего дома?

Меня несколько беспокоило, что я ставлю её в затруднительное положение, а она сразу ответила «да». И я попытался уточнить, где находится назначенное место.

Сидевшая на скамейке Юигахама вдруг вскочила, наклонилась ко мне и сунула ухо к телефону. Будучи захвачен врасплох, я чуть не подпрыгнул от неожиданности, сердце яростно заколотилось. Отодвинуться не удалось, и я сделал несколько шагов вперёд. Юигахама недовольно посмотрела на меня и поспешила следом.

— Что-то случилось? — поинтересовалась Харуно, почувствовав, что здесь что-то происходит.

— Нет, ничего.

Быстро ответил я. Прикрыл микрофон рукой и зашипел на Юигахаму.

— Ты что творишь? Я же по телефону разговариваю.

— Ты встречаешься с Харуно?

Прервала она меня, когда я почти уже вернулся к разговору. Её голос прозвучал резче обычного, на лице была тревога. Я просто не мог не ответить или свести всё к шутке. Выбора не было.

— Ну, это насчёт сайта. Думаю, она поможет нам распространить информацию.

— А можно… я пойду с тобой?

Очень серьёзным голосом сказала Юигахама. На её лице была тревога.

— Зачем тебе…

Но она не ответила, лиши смотрела на меня. И её взгляд говорил, что она пойдёт со мной, даже если я скажу «нет».

Честно говоря, мне этого не хотелось. Каждый раз, как я встречаюсь с Харуно Юкиноситой, ничем хорошим это не заканчивается. Неохота ещё и Юигахаму в такое втягивать…

Колеблясь, я вдруг услышал алёканье из трубки и поспешно поднёс телефон к уху.

— О, прошу прощения… Я приду с Юигахамой.

— С Гахамой? Никаких проблем!

Беспечно ответила Харуно, ни на миг не задумавшись. Мы договорились о месте и времени встречи, и она сразу повесила трубку.

Я беспомощно опустил телефон и посмотрел на Юигахаму. Она кусала губы, крепко вцепившись в лямки своего рюкзачка.

— Пошли.

Коротко сказал я. Юигахама кивнула со слабой улыбкой. Но шаги её зазвучали не бодро, как обычно, а тихо и одиноко.

Медленно, тихо, незаметно.

Словно подразумевая, что конец уже близок.

* * *

Солнце опустилось за горизонт, оставив после себя лишь подсветку вечернего неба. Её слабое свечение смешивалось со светом уличных фонарей и окон зданий. От пешеходов в разных направлениях тянулись длинные тени.

В кафе, назначенном местом встречи, было полно народу. Но благодаря отделке в европейском стиле и играющей фоном музыке, атмосфера оставалась комфортной и расслабляющей.

Я сказал официанту, что у меня тут встреча, и он тут же проводил меня на открытую террасу. По коже пробежал холодок, спровоцированным холодным ветром ранней весны. После захода солнца на улице похолодало, так что посетителей здесь было немного.

А в углу, где сидела Харуно Юкиносита, и вовсе никого больше не было.

Она была одета в тёмно-красную куртку, длинную юбку и короткие ботинки. Колени были прикрыты пледом, наверно, предоставленным кафе. Она спокойно читала книжку под навесом-обогревателем. Время от времени беря со стола кружку, чтобы согреть руки, и делая глоток из неё.

Восхищённый таким зрелищем, я остановился и прищурился. Такую ауру я уже видел когда-то давно, но с тех пор не встречал.

Но длилось всё это очень недолго, потому что Харуно быстро нас заметила. Она улыбнулась и помахала нам руками.

Я вежливо склонил голову, мы подошли и сели напротив.

— Будете что-нибудь заказывать? Тут есть очень вкусные булочки.

Мне хотелось развязаться со всем этим побыстрее, я было решил заказать то же, что у неё… Но нет. В кружке Харуно плескалась красная жидкость с сильным запахом корицы. Похоже, глинтвейн.

— Мне просто кофе.

— А я… я буду чай.

Мы быстро сделали заказ и теперь ждали, когда его принесут. Харуно тем временем бросила читать книжку, заложила её закладкой и сунула в сумочку.

— Ну так о чём разговор?

Харуно подалась вперёд, подпёрла щёку рукой и уставилась на меня. Её глаза напомнили мне о неприятном опыте, что я получил в своё время. На сексуальных губах играла улыбка. Миндалевидные глаза смотрели прямо на меня. Она положила ногу на ногу под столом, слегка коснувшись носком моего колена.

Слова, которые я собирался произнести, вдруг превратились во вздох. В горле почему-то резко пересохло.

Если честно, мне совсем не хочется говорить с ней. Не потому, что я её ненавижу, просто я плохо разбираюсь в женщинах. Если перебирать все её черты, вряд ли что-то вызовет неприязнь. Что с точки зрения внешности, что личности, не могу сказать, что мне нравятся лишь отдельные детали. Но всё же я боюсь её. Чувствуя тот же страх, как если смотреть в зеркало ночью, заглядывать в тёмную комнату, ощущать, принимая душ, что-то сзади… Страх, когда ты не осмеливаешься проверить, что же там на самом деле.

Что бы я ни сказал, всё взаимосвязано. Я чувствовал себя словно под прицелом, словно каждое моё слово полностью раскроет меня. Меня терзали опасения и страхи.

— Ну, это… насчёт прома.

Юигахама невольно покосилась на меня, увидев меня таким.

— Я думала… вот как?..

Обаятельное выражение на лице Харуно быстро исчезло, словно это была всего лишь шутка. Явно потеряв интерес, она откинулась на спинку стула.

— Я подумала, что когда говорят, что хотят поговорить, обычно речь идёт о делах любовных, верно?

Сказала она словно полушутя и пожала плечами. Я слегка вздохнул.

— Когда я сказал, что хочу поговорить, я подумал, что обычно речь идёт об одолжении, верно?

Беззаботным тоном ответил я и отхлебнул кофе. Харуно усмехнулась.

— Какой ты деловой.

— Ну да. Хотя работать всё равно ненавижу.

Саркастически пробормотал я, скривившись. Напряжение явно спало. Сидящая рядом Юигахама тоже вздохнула с облегчением. Ну и дураком же я был! Хорошо, что со мной Юигахама. Иначе Харуно весь разговор водила бы меня на поводке, от начала и до конца. И если бы мне даже удалось вырваться, сердце всё равно осталось бы в плену.

Я кивнул Юигахаме, давая понять, что уже пришёл в себя. Хоть развеять страх перед Харуно мне не по силам, не хочу показывать ни своей слабости, ни своей неуклюжести.

Ещё раз отхлебнув кофе, я достал свой смартфон.

— Я хочу, чтобы вы помогли мне распространить, где надо, вот эту информацию.

Я продемонстрировал ей сайт нашего прома, который мы недавно закончили. Харуно несколько секунд смотрела на экран, потом слегка вздохнула.

— Хм-м… Даже не знаю…

— Э-э… Наш пром столкнулся с очень сильным противодействием, поэтому мы решили предложить кое-что новое…

Начала было объяснять Юигахама, но Харуно с доброй улыбкой прервала её.

— Не волнуйся, это я уже поняла.

Похоже, она всё поняла, просто посмотрев сайт. Значит, объяснять не потребуется. Я было вздохнул с облегчением, но…

Харуно Юкиносита холодно посмотрела на меня. Аж слова застряли в глотке.

— Но я не понимаю, почему вы так поступаете. Разве я не говорила вам троим про ваши отношения?

Слова вроде бы звучали поддразнивающе, но я слышал в них ещё и грусть, едва ли не переходящую в безнадёжность. Каждое её слово будто ледяной водой вымораживало мои нейроны, словно карая за ошибки и просчёты.

— Ты действительно считаешь, что всё это пойдёт ей на пользу?

— Юкиносита здесь совершенно ни при чём. Она ни о чём меня не просила, я действую по собственной инициативе. Просто ради собственного удовлетворения, — изложил я тщательно подготовленные заранее аргументы.

Я прекрасно понимал, что раз уж собрался просить Харуно Юкиноситу о помощи, этого вопроса мне не избежать. И потому решил допускать как можно меньше ошибок. Совершенно верным ответом мои слова не назовёшь, но я твёрдо верю, что и неправдой они не являются. По крайней мере, это часть правды, в которой я себя убедил.

К сожалению, я не верил, что такой ответ сработает с Харуно. Именно поэтому я до последнего старался избегать её.

Харуно улыбнулась и отхлебнула глинтвейна. И заговорила, водя пальцем по краю кружки, словно стараясь поправить мои рассуждения.

— Юкино не просила твоей помощи, и ты решил действовать по собственной воле… И потому это не созависимость… А в чём же тогда разница?

Мне нечего было ответить. Юигахама внимательно посмотрела на меня, потом перевела взгляд на Харуно.

Боюсь, не только Ишшики и Хаяма, но и Юигахама многое понимают, просто не говорят вслух. Даже я сам понял, что всего лишь играю словами в качестве самооправдания.

— Юкино выбрала независимость, решила покончить с вашими взаимоотношениями. Разве Хикигая не должен наблюдать за этим со стороны?

Очень-очень добрым голосом сказала Харуно, словно объясняя что-то ребёнку.

Я не мог смотреть ей в глаза и уткнулся взглядом в стол. Меня не отпускало ощущение, что она говорит совершенно правильные вещи. И я только сейчас заметил, насколько крепко вцепился в рукава своей куртки.

— …Я по-прежнему думаю, что вы неправы.

Пробормотала Юигахама. Очень тихо, но я слышал её совершенно чётко. По голосу было не понять, что она чувствует, поэтому я поднял голову и посмотрел на неё.

Она не смотрела ни на меня, ни на Харуно. Просто сидела, выпрямив спину и уткнувшись взглядом в какую-то точку на столе.

Глаза Харуно, до того сфокусированные на мне, быстро повернулись к Юигахаме. Она слегка наклонила голову, подталкивая её продолжать. Та неуверенно заговорила.

— Вы хорошо говорите «наблюдать со стороны», но ведь в итоге мы просто отдалимся друг от друга. Будем избегать друг друга, держаться на расстоянии. Тогда мы совсем не изменимся. И всё может плохо кончиться — не только для нас, но и для прома…

Под светильниками в ретро-стиле её лицо выглядело взрослее обычного, отбрасывая мимолётную тень. Такая прекрасная атмосфера и её умиротворённое лицо заставили меня ощутить боль в сердце. А может, это из-за того, что так легко представить себе финал, о котором она говорила.

— Мы хотим стать ближе друг другу, хоть немного. Мы должны участвовать. Чтобы всё закончилось правильно. Так что…

Лившиеся друг за другом слова закончились долгим вздохом. Я не знал, что она хотела сказать. И не мог прочитать выражение лица, потому что она опустила голову.

Но кое-что я всё-таки понял. Точнее, понял уже давно.

— Верно… Нам надо закончить всё правильно…

Пробормотал я, словно себе самому, ни к кому не обращаясь. Юигахама молча кивнула.

Наверно, мы все хотим, чтобы всё закончилось правильно. Ещё раз убедившись в этом, я наконец сумел поднять голову.

Как только наши взгляды встретились, Харуно мягко улыбнулась, слегка наклонила голову и прищурилась.

— Значит ли это, что тебя устроит любой конец? Даже тот, которого не хочет Юкино или кто ещё?

— Да.

Заявил я без колебаний. Харуно, глядя на меня, удивлённо вздохнула. И, стерев с лица улыбку, спросила куда более холодным, чем раньше, голосом.

— Мне любопытно, почему Хикигая готов зайти так далеко?

Я не смог ответить сразу. Не то, чтобы я колебался, скорее, ответ у меня уже был. Я просто не знал, как сформулировать то, что уже отвечал пару раз на подобные вопросы. Потому что рядом застыла Юигахама, внимательно прислушивающаяся ко мне.

И потому я изо всех сил старался не соврать, не вступить в противоречие с уже сказанным и продемонстрировать свою последовательность.

— Быть может, просто… это дух помощников. Веление сердца помогать другим людям. Нужна ли вообще причина, чтобы помочь кому-то?

Стул рядом со мной вздрогнул, Юигахама опустила плечи. Харуно коротко вздохнула и подняла взгляд к небу.

— Интересный же ты человек.

— Такое лучше говорить с улыбкой.

Не знаю, замечала это сама Харуно или нет, но на её лице не было и следа улыбки. Только после моих слов она улыбнулась.

— Всё врёшь и врёшь… Ни слова правды.

— Правда это или нет, мне на самом деле больше нечего сказать. Даже если я… — я оборвал себя и закончил иначе. — Вы не тот человек, кому я сказал бы.

— …Это верно.

Харуно прищурилась, словно перед ней вдруг вспыхнуло что-то яркое. Её слова были сказаны вроде бы полушутливо, но очень пугающим тоном. Она слегка вздохнула, быть может, и сама всё понимая. Взяла кружку, допила остывший уже глинтвейн и вытерла губы кончиком пальца. Кивнула, подняла голову и слегка улыбнулась.

— Я помогу. Приложу все силы, чтобы распространить вашу информацию.

— Спасибо.

Мы с Юигахамой склонили головы. Харуно одной рукой подпёрла щёку, другой коснулась смартфона.

— Тем не менее, даже моя маленькая помощь ничего не решит, верно?

Увидев моё замешательство, она игриво улыбнулась.

— Вы подготовили всё что надо, но вы имеете дело с людьми, с которыми сложно бороться логикой. Кроме того, твой настоящий противник — моя мама…

— Э-э… Ну да…

Мы с Юигахамой переглянулись и криво усмехнулись, вспомнив маму Юкиноситы.

Как и следовало ожидать, если кто-то из попечителей решит высказать свои претензии по поводу липового прома, они сделают это через маму Юкиноситы как своего представителя. А со стороны учеников придётся отвечать мне. Если вспомнить недавнее противостояние, сильно сомневаюсь, что смогу что-то противопоставить, что логически, что на уровне эмоций.

Я нахмурился. Харуно с безразличным видом потянулась и зевнула. И столь же безразличным тоном заговорила, словно продолжая зевок.

— Но когда ты будешь говорить с ней, полагаю, найдётся способ выкрутиться, верно?.. Я не думаю, что её хоть как-то заботит пром.

Я вопросительно наклонил голову, не понимая её намерения и смысл её слов. Но продолжать Харуно явно не собиралась. Она взяла меню и принялась его изучать, что-то мурлыкая себе под нос.

— …Сделаю всё, что смогу.

— Угу, удачи.

Я просто не знал, что ещё сказать. А если учесть, который сейчас час, пожалуй, самое время откланяться. Я намекнул взглядом Юигахаме, что нам пора, и она согласно кивнула.

— Нам пора. Спасибо, что уделили время.

— Нет проблем. Пока.

Мы поднялись, и Харуно помахала нам рукой, продолжая изучать меню. Судя по всему, она намеревалась остаться в кафе.

Раскланявшись, мы вышли на улицу.

До станции было совсем недалеко. В рабочий день наступил бы уже час пик, но сегодня, в субботу, народу было немного. На площади перед станцией, она же автобусное кольцо, я бросил взгляд на Юигахаму, молча спрашивая, что будем делать дальше.

С самого нашего выхода из кафе она молчала, словно что-то обдумывая. Обеспокоенный, я присмотрелся к ней повнимательнее, и она устало улыбнулась.

А потом вдруг остановилась и неуверенно заговорила.

— …А что такое созависимость, про которую говорила Харуно?

Несмотря на улыбку, голос был вполне серьёзен. Не в силах увильнуть от вопроса, я сел на ближайшую скамейку, стараясь подобрать слова. Юигахама скинула рюкзачок и уселась рядом, прижимая его к груди.

— Это не так просто объяснить… Что такое зависимость, ты ведь понимаешь?

Юигахама кивнула, уткнувшись лицом в рюкзачок. Я улыбнулся, стараясь объяснить всё максимально доходчиво, без терминологии и лишних деталей.

— Попросту говоря, созависимость означает, что человек, на которого полагаются, тоже попадает в зависимость. Понимая, что он кому-то нужен, он находит это ценным и получает от этого удовлетворение… В итоге оба не могут выйти из такой ситуации…

Мой голос увял. Чем больше я думал, тем больше понимал, что тоже вписываюсь в это определение. И даже начал ощущать какую-то горечь во рту.

Наверно, Юигахама тоже что-то вспомнила. Она прикусила губу.

— То есть, это нехорошо, да?..

— …Ну, здравым бы я это не назвал…

…Значит, это всё-таки ошибка, как я и предполагал.

Юигахама помрачнела. Я не хотел видеть её унылость и потому быстро поднялся на ноги, словно стараясь убежать.

— Её слова — это не обязательно правда. Просто одна из точек зрения.

Не надо о них беспокоиться — вот что я хотел донести. И улыбнулся.

Юигахама тоже слегка улыбнулась. Но в её улыбке чувствовались грусть и печаль.

Она кивнула и тоже встала. Не знаю, кто из нас первым сдвинулся с места, но в итоге мы пришли к турникетам у выхода на перрон. Юигахама подняла руку и слегка помахала мне.

— Ладно, я на поезд.

— Ага, всего хорошего.

— Спасибо. В школе увидимся… Доброй ночи, Хикки!

Она снова помахала мне рукой у груди. Я кивнул и зашагал прочь.

Через несколько шагов я оглянулся. Юигахама по-прежнему стояла у турникетов. Встретилась со мной взглядом и снова замахала рукой. Я слегка поднял руку в ответ и, слегка смущённый, быстро двинул на выход.

Оставшись один, я поспешил домой, борясь с вечерним ветром.

Я сделал всё, что запланировал на сегодня. И подготовил всё, что мог.

Единственное, что осталось — закончить всё правильно.