Том 13    
Глава 6. Никто не знает, что Хаято Хаяма сожалеет


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
7koston
04.08.2020 12:03
Спасибо 👍
sybir
27.07.2020 11:14
Чет как-то долго редактируете, и при этом все равно остаются опечатки и кривой перевод
lastic
26.07.2020 21:35
Хооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
borisov
19.07.2020 13:08
Большое спасибо за старания!
neron mikoto
19.07.2020 08:14
Продолжение? Наконец-то! А то я уже собрался последние тома у сторонников скачивать, хоть и не хотел читать разные переводы. Теперь подожду полного перевода от вас.
serwak
13.07.2020 08:11
Ребят спасибо за перевод, только проверьте 12 том. Я его скачал, но там текст странно выглядит, скачивал (docx цветные иллюстрации). Пример: Мол-ча-ние бы-ло дол-гим.
И это как бы читать тяжело, в 13 томе же все нормально.
valvik
12.07.2020 21:55
Спасибо за перевод))

Глава 6. Никто не знает, что Хаято Хаяма сожалеет

Когда дело доходит до схватки с дедлайном, это всегда борьба не на жизнь, а на смерть.

Поэтому люди не просто готовы на всё. Они готовы два-три дня впахивать по ночам, жертвуя сном, чтобы как-то разобраться с задачей. Даже если им светит облысение. Или падение в обморок от истощения. Или нервный срыв.

К утру мне удалось доработать основу предложения и сделать эскизы. Я даже сумел, борясь с усталостью, приползти в школу вовремя. И практически проспал все уроки до обеда.

Снова начались уроки, но я лениво лежал на столе, ни о чём не думая и ни на что не обращая внимания. Мне хотелось просто уступить сонливости, чтобы после школы чувствовать себя чуть пободрее.

На классном часе я словно плыл по волнам, прикрыв глаза и подперев голову рукой, пребывая в какой-то гибернации, пока не прозвенел звонок.

Я сложил на стол сумку, куртку и шарф. Размял затёкшие плечи и спину и поднялся с места.

Протирая сонные глаза, я оглянулся на компанию в задней части класса. Трепавшаяся с Миурой Юигахама это заметила и быстро зашагала ко мне.

— Уже уходишь?

— Угу.

Хрипло буркнул я. Юигахама охнула.

— Хикки, ты выглядишь как живой труп.

— Правда?

Она достала из кармана зеркало и продемонстрировала мне моё отражение. Да уж, натуральный зомби. Глаза мёртвой рыбы от недосыпа стали глазами рыбы давным-давно тухлой. И отметины от руки на щеке.

— Пойду физиономию сполосну.

— Ага, давай. Я в коридоре подожду.

Я побрёл в туалет, ощущая себя словно в зомбиленде-Чиба.[✱]Отсылка к аниме «Zombieland Saga» Поплескал в лицо водой и почувствовал себя немного свежее. Для пущей уверенности похлопал себя по щекам и буркнул «давай, давай». Словно начинающая служащая, старающаяся подбодрить себя.

Юигахама, как и обещала, ждала меня у дверей класса.

— Извини, что задерживаю.

Она помотала головой, ерунда, мол, и протянула мне мою куртку и сумку.

— Спасибо.

Юигахама привычно улыбнулась и снова помотала головой.

По дороге в клуб игроков мы почти не разговаривали, потому что сонливость всё равно меня не отпускала. Все силы уходили на то, чтобы сдержать зевоту. Юигахама заметила это и помрачнела.

— Извини за вчерашнее. Из-за этого ты совсем не выспался.

— Да всё путём… Наоборот, у меня даже новые идеи появились.

Она извинялась, что заснула в интернет-кафе. И стараясь, наверно, как-то это компенсировать, подкинула мне парочку идей и предложений насчёт прома, пока я провожал её домой. Именно благодаря им мне и удалось за ночь начерно разработать макет предложения. Плюс на минус, баланс соблюдён.

Не надо ей обо мне беспокоиться. Это я сам виноват, что зеваю перед ней бесперечь. Надо как-то с этим бороться. Сдвинуть брови и изобразить сосредоточенность.

— …Да всё нормально, меня уже не клонит в сон.

Юигахама безучастно взглянула на меня, но вдруг фыркнула и расплылась в улыбке.

— Какое у тебя лицо смешное.

— Смешное?..

Обидно… ну и ладно. Хорошо, что удалось разрядить обстановку.

В клубе игроков, как и прежде, царил бардак. Пробираясь сквозь завалы, я услышал голоса из глубины комнаты.

— Для начала надо переделать сайт на PHP и сделать бэкап базы данных.

— Чего? Не понимаю!

— Потом допилить JS и подкрутить дизайн через CSS…

— И насколько тогда сроки уплывут?

Я уже видел Хатано и Сагами. Кажется, они с полными отчаяния лицами говорили о сайте. Похоже, всерьёз взялись за дело и получили мощный удар от реальности.

А рядом с ними сидел ещё один парень. И со злобной улыбкой на лице рылся в соцсетях. Конечно же, Заимокуза.

Мне хотелось как-то выразить им благодарность за старание, но получилось лишь промямлить «привет». И услышать в ответ «привет-привет», «здрав будь» и «ага». Ну, в общем, как всегда парни и здороваются.

— Приветики! — бодро вскинула руку Юигахама.

На секунду в комнате повисло молчание.

— Э-э… и что это значит?

— Да уж, странная какая-то девица…

Что ж, вполне естественная реакция. Не в чем их обвинять. Но так мы ничего не добьёмся…

— Не берите в голову. Я должен сказать вам кое-что важное.

Я подтянул стул, уселся и прочистил горло. Хатано сотоварищи сели попрямее, изображая внимание. Убедившись, что все слушают, я серьёзным тоном заговорил.

— С сегодняшнего дня «приветики» объявляется обязательным приветствием для всех членов нашего оргкомитета. Возражения не принимаются!

— Он что, идиот?

— У него точно крыша поехала…

Хатано явно оказался шокирован. А на лице Сагами прорезалось сочувствие к безнадёжно больному.

— Погоди… погоди, Хикки!.. Прекрати, ты же меня смущаешь.

Юигахама подёргала меня за рукав, пряча покрасневшее лицо.

Глядя на такую милоту, Сагами поправил свои очки, Хатано снял свои. И оба протёрли глаза, словно смахивая слёзы умиления.

— А впрочем, да. Пусть будет «приветики». Мне нравится.

— Ага, неплохо…

— Воистину. Ну-ка все вместе, три, два, один…

Заимокуза завершил отсчёт, и все в один голос рявкнули «приветики!».

— Прекратите. Немедленно.

До ужаса холодным тоном отрезала Юигахама, глядя на нас со слезами на глазах. В комнате снова повисло молчание. Надо срочно сменить тему, а то Гахама так и будет злиться!

— Ладно, давайте ближе к делу.

Я раздал всем черновики предложения и эскизы. И начал пояснять, тыча пальцами в листки.

— Я хочу, чтобы на главной странице была большая фоновая картинка и информация о мероприятии. Чтобы привлечь внимание, пусть потом обсуждают в соцсетях. Не надо ничего изысканного, пусть будет просто и красиво.

Хатано посмотрел на те наработки, что у них уже были, и снова вернулся к моим листкам. Не в силах сдержать удивление.

— Получается, все наши усилия коту под хвост… Что, простой блог стряпать будем?

— Тихо, нам же легче будет. И не надо протестовать, а то он ещё работы навалит…

Сагами дёрнул Хатано за руку, обрывая его ворчание. Явно не желая, чтобы тот ещё что-нибудь высказал. О-о, младший брат Сагами, ты уже отлично знаком с нормами нашего общества. У тебя есть потенциал стать замечательным корпоративным рабом. Кстати, я впечатлён и даже напуган тем, как много они уже успели нарыть в сети информации по сайтостроительству.

Заимокуза, явно радуясь тому, что его не напрягают на разработку дизайна, посмотрел мои эскизы, удовлетворённо покивал и воздел руки к потолку.

— Так, а что у нас с предложением?

— Да вот… Только имейте в виду, я писал в расчёте на совместную работу со школой Кайхин-Сого, так что может быть не совсем понятно.

Заимокуза взял листок, пробежал его глазами и повернулся к Хатано.

— Ничего не понимаю… — проворчал тот, вчитываясь. — Что-то среднее между рекламой жилого комплекса и учебником по бизнесу… Зачем тут окно Джохари и пирамида потребностей Маслоу?

Хатано бросил черновик на стол, подталкивая Сагами. Тот перелистнул несколько страниц и обеими руками схватился за голову.

А я ведь предупреждал… Стоило бросить взгляд на листки, как сразу всплыли неприятные воспоминания. «План прома, базирующийся на БЛОКЧЕЙНЕ с включением ДИВЕРСИТИ… СЕРЕНДИПНЫЙ ЭКСПИРИЕНС в УЛЬТИМАТИВНО ТРАСЛЮЦЕНТНОМ пространстве…» Даже я уже не понимал смысл написанного, хотя сам же писал.

Вся моя незаурядная гордость не могла противостоять ощущению неловкости. Пришлось даже прокашляться, чтобы скрыть смущение, прежде чем снова заговорить.

— …Впрочем, это всё блеф. Крючок, на который можно подцепить Кайхин-Сого.

— Думаешь, клюнут? Они тебе что, кефаль?

Ошибаешься, Хатано, ох как ошибаешься. Таманава тебе не кефаль и не иглобрюх (а вкусные рыбы, кстати). У него такое самомнение, что его впору Великим Повелителем называть.[✱]Отсылка к аниме «Overlord» Момент настал — впервые начинается ловля Повелителя!

Хатано давно уже бросил листки, но Сагами продолжал вчитываться. Дошёл до конца, кивнул и пробормотал «угу, неплохо, очень неплохо».

— Да. Выглядит очень многообещающе.

— Я так и знала, — радостно влезла Юигахама.

— Думаю, моей сестре понравилось бы… — скривился Сагами.

Юигахама было удивлённо охнула, но тут же взяла себя в руки и угукнула.

— Да пока я читал, меня чуть не стошнило, — с ненавистью пробормотал Заимокуза.

— Единственное, что радует — этот план никогда не примут и не реализуют, — с отвращением добавил Хатано.

Ну и ладно. Судя по недовольству на лице Юигахамы, она сама ничего плохого в этом плане не видит.

Великая идея взаимодействия с местными младшими, средними и старшими школами. Расцвеченная яркими озарениями Юигахамы. Настолько яркими, что даже у меня от них мороз по коже.

В конце концов, наш план не так уж сильно расходится с планом Юкиноситы. Мы просто поиграли с общим настроем и сменили место проведения.

Ну сами представьте — пляж, костёр, пляжные домики… Всё как на пляжах Сёнан.[✱]Район к юго-западу от Токио И там проходит наш выпускной. А на случай дождя есть план «Б» — возможность договориться с отелем Микадзуки Рюгудзё.

Вау, ну я даю. Даже самому страшно, как хорошо я умею вешать лапшу на уши. Если так и дальше пойдёт, за меня начнут сражаться крупнейшие рекламные компании…

Воспарить в небеса не дала Юигахама. Оторвавшись от предложения, она хмуро взглянула на меня. Явно недовольная, что оказалась в одной лодке с Сагами.

— Ну, Кайхин-Сого, может, и согласится, а что насчёт Хаято?

— Что насчёт Хаямы… — я невольно вспомнил не слишком радостный опыт общения с ним. — Не рано ли говорить с ним начистоту?

—М-м?

Юигахама озадаченно качнула головой. Хотя ничего странного тут нет.

Хаяму дешёвыми трюками не проймёшь. Даже если я буду крайне осторожен, объясняя ему суть предложения, столь умному человеку не составит труда догадаться, что оно — всего лишь отвлекающий манёвр. Так что во избежание проблем лучше сразу сказать ему, что план — фальшивка. Всем проще будет.

— Ладно! Поговорим. Рассчитываю на тебя.

Подвёл я черту под собранием нашего оргкомитета. И все занялись своими делами.

Хатано с Сагами снова заспорили насчёт дизайна сайта. Юигахама слушала их, кивая.

— Э-э, нет, как то не очень мило получается, — встряла она в спор.

— …А можно поподробнее? — вежливо переспросил Сагами.

— Ну, я же говорю, надо как-то поярче, сияюще, как-то так…

Юигахама почесала затылок, стараясь стараясь как-то конкретизировать своё абстрактное мнение, чтобы заставить Хатано с Сагами себя понять.

Я с улыбкой смотрел на них, но тут подал голос Заимокуза.

— Хачиман, я принёс фотоаппарат, который ты просил.

Он осторожно опустил на стол громоздкую зеркальную камеру. И тут же начал складывать рядом инструкции и руководства.

— Спасибо! Обязательно воспользуюсь… Только объясни, как с ним работать.

— Конечно, положись на меня! Я не профессионал, но если делать всё по инструкции…

— Слушай, разве это не твоя камера?

Как можно не уметь со своими собственными вещами обращаться… Заимокуза по сути только что во весь голос заявил, что гордится собственным невежеством. С одной стороны, он быстро научил меня простейшим операциями, с другой — то и дело зарывался в инструкции, повторяя «ага, понятно, понятно». Потом, видя, что его игнорируют, пару раз кашлянул. Я посмотрел на него.

— Я тут подумал… насчёт названия, — пробормотал он, почему-то краснея и отводя глаза.

— А… вот как.

До ранобе ли нам сейчас… Впрочем, послушаю.

Заимокуза достал из кармана сложенный листок и сунул мне. Оторвавшись от инструкции к фотоаппарату, я развернул листок. И увидел несколько слов, выведенных каллиграфическим почерком.

«Всевысший проект прома школы Соубу».

Какого чёрта? Я отложил камеру и вдруг кое-что вспомнил…

— А-а, название!

Да, вчера мы спорили, как назвать наш оргкомитет. Я машинально написал на доске «Название оргкомитета: предложения приветствуются», а Заимокуза воспринял это всерьёз.

Он снова пару раз кашлянул, взмахивая полами пальто.

— Да! «Всевысший» — это значит…

— Всё, всё, хватит. Ладно, мы всё поняли.

— Э-э… хорошо, я уразумел.

Заимокуза понурился. Держу пари, намеревался ляпнуть что-нибудь про созвучие со «всевышний». Ну и ладно. Название должно быть лёгким для запоминания и достаточно глупым, чтобы отразить всю глупость затеи. По обоим параметрам на удивление хорошо подходит. Особенно в плане глупости.

— Годится. Спасибо!

— А?!

Увидев, с какой лёгкостью я принял его предложение, Заимокуза потерял дар речи. Я же сунул листок Хатано с Сагами.

— Название нашего оргкомитета. Принято!

— Какого…

— Ну и ну…

Оба застыли, потом криво ухмыльнулись. Юигахама же осталась крайне довольна.

— Э-э, ну, ладно. Если это в самом деле хорошо…

Сумевший наконец вздохнуть Заимокуза раскашлялся, скрывая смущение. Тем самым не дав своему экстазу прорваться наружу.

На самом деле мне показалось, что дальше с названием будет ещё веселее. Ждём новых творений нашего несравненного Ёшитеру Заимокузы!

* * *

Солнце потихоньку клонилось к закату. Бьющие в окно клуба игроков лучи всё больше краснели.

Близилось время, когда клубы сворачивают свою деятельность.

Уже не слышна была музыка. И крики регбистов на стадионе. Поднявшись и выглянув в окно, я заметил, что футболисты тоже потихоньку собираются.

— Ладно, пора сворачиваться. Давайте закругляться.

Комната наполнилась усталыми вздохами и похрустыванием разминаемых суставов. Юигахама тоже потянулась и развернулась ко мне.

— Собираешься поговорить с Хаято?

— Угу.

Юигахама достала смартфон и поднесла его к самым губам.

— Позвонить ему?

— Хм-м-м, да… Нет, не стоит. Лучше поймаем его на выходе.

Я очень быстро передумал.

Дело в том, что средства коммуникации, вроде смартфонов или мессенджеров, весьма несовершенны и ненадёжны. С ними тебя очень легко игнорировать, это я вам по собственному опыту говорю. «Ой, не заметила сообщение», «Спала», «Батарейка села», «Телефон потерялся». Вплоть до «Да у меня вообще телефона нет», да, такое тоже было.

Вряд ли, конечно, Хаяма станет игнорировать сообщения Юигахамы. Но если такое случится, у нас просто не останется времени. А значит, нам обязательно нужно всё решить сегодня.

Юигахама кивнула, наверно, подумав о том же.

— Понятно… но на всякий случай я всё-таки ему напишу. Я сразу скажу тебе, как он ответит.

— Хорошо, будь любезна.

Я быстро собрался и вышел из клуба. Спустился по лестнице и пошустрил во двор.

Школьный двор находится между главным школьным зданием и спецкорпусом. И потому темнеет там быстрее. А если учесть, что колонны к востоку от главного здания оказываются в тени спецкорпуса, под ними ещё темнее.

Вдруг в темноте мелькнула какая-то тень.

Я попытался сфокусировать взгляд и понял, что кто-то стоит перед торговым автоматом. А подойдя поближе, понял, что это девушка.

Наверно, она что-то купила в автомате. Я слышал, как это что-то скатилось в лоток. Девушка присела, подхватила банку из лотка и поднялась. Колыхнулись её пленительные чёрные волосы. Холодный зеленоватый свет автомата выхватил из темноты изящное белое лицо и мягкую улыбку. Совершенно сюрреалистическая сцена.

Юкино Юкиносита собственной персоной. Я не мог ошибиться.

На её плечах была накинутая поверх куртка, в руках банка кофе. Она неспешно прошла по двору, уселась на скамейку в его центре и подняла взгляд к ночному небу.

Всё это казалось картиной какого-то великого художника. Мне хотелось смотреть и смотреть на неё, не отрываясь.

Но увы, не пересекая двор, мне было не добраться ни до стадиона, ни до парковки велосипедов. Пришлось с сожалением разрушить картину, вступив в неё.

Юкиносита услышала шаги и подняла на меня взгляд.

— О, неужели Хикигая?

— Э-э… ну да…

Я кивнул в ответ. На её лицо вернулись спокойствие и мягкая улыбка.

Юкиносита грела руки о банку кофе. Но при моём приближении вздохнула и спрятала её за спину. Бессмысленно. Этот цвет и дизайн я узнаю всегда и везде.

— Нечасто увидишь, как ты пьёшь такое.

— Очень хорошо для восстановления энергии и сахара в крови.

Она натянуто улыбнулась, слегка покраснев. И запахнула куртку, пряча банку под неё. Ну наконец-то ты поняла всю прелесть MAX Coffee! Просто замечательно.

Я быстро глянул в направлении футбольного поля — похоже, они всё ещё собираются. Пожалуй, у меня есть ещё немного времени до перехвата Хаямы.

На мой вопросительный взгляд, мол, можно ли присесть, она кивнула и подвинулась. Я сел рядом.

— Решила передохнуть?

— Да, подышать свежим воздухом.

Юкиносита глянула на главное здание с горящими окнами комнаты школьного совета. В отличие от почти всегда пустой, заброшенной и запущенной комнаты клуба помощников, там стоял мощный обогреватель, притащенный туда Ишшики. Должно быть, там всегда тепло.

— Понятно. Когда обогреватель слишком жарит, сразу начинает в сон клонить.

Не могу не согласиться, если вспомнить комнату клуба игроков. Там за счёт обилия вещей, блокирующих вентиляцию, тоже довольно тепло.

— Получается, вокруг тебя сплошные обогреватели? — весело засмеялась Юкиносита, прикрывая рот рукой. — Смотри, не разорись на счетах за электричество.

— Не переживай, всё компенсируется холодными взглядами окружающих.

— Какая у тебя сбалансированная экология.

Она пожала плечами. Я слегка усмехнулся.

— А то. Жар и холод, даже лучше чем в сауне. И сразу всё в порядке.

— Интересно, понимаешь ли ты, что означает «в порядке».

— Может и нет. Но говорят же «сауна приведёт вашу жизнь в порядок». А между сауной и бассейном ты остываешь на воздухе, получается воздушная баня. И насколько я знаю, говорят ещё «воздушная баня приводит в порядок».

— Кажется, ты не собираешься приводить свою речь в порядок… — Юкиносита снова пожала плечами. — Не понимаю, о чём ты. Совсем не понимаю.

Не понимает и даже не пытается понять. Бьюсь об заклад — пойдёшь в баню, только зря деньги потратишь! Нет, серьёзно. Мой папаша иногда брал меня с собой, когда ходил в баню, а там, бывает, дают мангу бесплатно почитать. Чес-слово, так гораздо лучше, чем сидеть в манга-кафе. Да, бани больше интересны взрослым, но в наши дни аниме про взрослых становятся всё более популярными. Так и представлю себе аниме или мангу, где девушки наслаждаются сауной. Аж мурашки по коже. Так, стоп, я же про сауны, а не про девушек!

Возвращаясь с небес на землю, я искоса глянул на Юкиноситу.

В её глазах светилась уверенность в победе, на губах играла спокойная лёгкая улыбка. То же выражение лица, что и несколько дней назад в комнате школьного совета. К которому я, конечно же, давно уже привык.

Ощущая дистанцию между нами, я грустно усмехнулся.

— А вообще, как дела? Я имею в виду, с подготовкой прома.

Юкиносита немного ошарашенно посмотрела на меня. Но тут же дразняще улыбнулась.

— Нечасто ты о ком-то беспокоишься.

— А я и не беспокоюсь. Я разведку провожу.

Она на мгновение потеряла дар речи. Но быстро пришла в себя, усмехнулась и пожала плечами.

— Понятно. У нас всё в порядке. Мы разобрались с запланированными делами, теперь координируем действия всех участников. Думаю, остаётся только распределение работ в сам день мероприятия.

Юкиносита подняла глаза к небу, словно отмечая взглядом один пункт за другим. Судя по её виду и настроению, она действительно не завалена работой.

— Даже завидно… Но всё равно, не перенапрягайся. Лучше используй Ишшики по полной, можешь даже до смерти загонять. В конце концов, потенциально она замечательный корпоративный раб.

— Мог бы и не говорить. Я так и собиралась сделать.

Я-то говорил полушутя, а вот Юкиносита прищурилась с совершенно серьёзным видом и хитрой улыбочкой на лице. Даже страшно стало.

— А у тебя как?

Мягко спросила она. Я спрятал лицо в шарф.

— Ну, всё идёт по плану. Справляемся без сверхурочных. Сегодня надо ещё кое с чем разобраться, не знаю, сколько времени на это уйдёт, и домой. Всё остальное можно и там доделать.

— Звучит так, будто у тебя только с планированием всё хорошо…

Юкиносита приложила руку к виску. Слегка вздохнула, наверно, чувствуя себя немного неуютно после моих слов. И уткнулась взглядом себе под ноги.

— Знаешь, тебе ведь не нужно так напрягаться…

Сказала она очень тихо и мягко. Голос тут же растворился в воздухе, вместе с белым облачком, сорвавшимся с её губ. Я слегка кивнул, подыскивая нужные слова.

— Я сам себя заставляю. Ты же знаешь, для меня это дело обычное.

— Понятно.

Она кивнула, крепко прикусив губу. И замолчала.

Вместо слов она запустила руку под куртку и что-то оттуда вытащила.

— Держи…

Это была недавно купленная банка MAX Coffee. Тёплая. Потому, наверно, что Юкиносита держала её под курткой.

— Спасибо большое… погоди, но почему?

— У тебя ещё же дела сейчас, верно? А я просто передохнуть вышла. Вернусь в комнату совета, там и попью.

Юкиносита поднялась со скамейки. Я замахал руками, пытаясь её остановить. Но быстро понял, что не помогает, и тоже вскочил.

— Погоди… Сколько я тебе должен?

Я полез в карман, брякнув монетами. Она услышала и покачала головой.

— Нисколько. Лучше угости чем-нибудь членов своего клуба.

— Нет, так не пойдёт. Если ты решила оказать мне моральную поддержку, угостив меня, я просто обязан ответить тем же. Этого требуют правила хорошего тона. Могу я купить тебе то же самое? Я ведь всё равно собирался взять себе MAX Coffee.

Юкиносита бросила на меня недовольный взгляд. Но видимо почувствовала мою решимость, вздохнула, капитулируя, и улыбнулась.

— Опять сплошные софизмы…

Понимая, что отказаться не выйдет, она снова села на скамейку. И посмотрела на меня, качнув головой.

— Тогда мне то же самое, пожалуйста.

Я улыбнулся в ответ и помчался к автомату. Купил банку MAX Coffee и прибежал обратно, слегка запыхавшись. И протянул её Юкиносите.

— Осторожно, горячая!

Юкиносита натянула рукава кардигана на пальцы и аккуратно взяла ими банку.

— Спасибо…

Я кивнул, плюхнулся на скамейку и открыл свой MAX Coffee. Из банки пошёл парок, быстро рассеиваясь в воздухе. После первого же глотка по рту растеклась сладость, а по телу пошло тепло.

Я пил кофе, Юкиносита держала свою банку обеими руками, словно греясь о неё. Мы оба молчали, не в силах нарушить тишину. Порой я пытался что-то сказать, порой она, но в итоге не оставалось ничего, кроме звуков дыхания.

Но благодаря этой тишине и темноте, мы могли замечать малейшие жесты, движения, выражения лиц друг друга. Я уже позабыл такое ощущение дистанции.

В конце концов, нам никогда не удавалось нормально поговорить. Оставалось лишь радоваться этому безмолвному времени, проведённому вместе.

В кармане завибрировал смартфон. Я извинился, доставая его, Юкиносита лишь кивнула в ответ.

Бросив взгляд на экран, я увидел, что звонит Юигахама. Но не успел я ответить, как вызов оборвался. А неподалёку по асфальту застучали каблуки. Мы с Юкиноситой повернулись на звук.

— Добрый вечер, Юигахама.

— Добрый… Приветики, Юкинон!

Негромко ответила та, помахав рукой перед грудью. И медленно двинулась к нам. В свете фонаря я заметил, что она в куртке, шарфе и со своим рюкзачком за спиной. В полной готовности уйти.

— Что такое? Хаяма ответил?

— Да. Он попросил сказать тебе, что предлагает поговорить за ужином.

Юигахама помахала своим телефоном. Что ж, раз уж Хаяма вышел на связь, сидеть здесь больше незачем. Пожалуй, лучше встретиться с ним возле станции, там и перекусим.

Я допил остатки кофе и встал со скамейки.

— Работа? — взглянула на меня Юкиносита.

— Угу, — кивнул я в ответ.

Юкиносита посмотрела на часы, сунула банку в карман и тоже встала.

— Мне тоже пора.

— Подожди!

Юигахама схватила её за руку. Юкиносита застыла, захваченная врасплох, и недоумённо посмотрела на неё. Юигахама смущённо потеребила свой шарик волос.

— Мне почему-то кажется, что мы давным-давно уже не виделись. Странно… Вроде бы всего несколько дней прошло, да?..

— Да… Я очень занята и у меня совсем нет свободного времени.

Юкиносита мягко улыбнулась. Юигахама отвела взгляд.

— Нет, не думаю, что дело в этом. Ты… намеренно избегаешь меня?

Она вскинула голову, словно стараясь всмотреться в самое сердце Юкиноситы. Та неожиданно напряглась и сухо заговорила.

— Нет. Это не так. Просто так много надо было сделать для прома, подготовить аргументы против его отмены. Столько забот, что…

Поначалу уверенный голос вдруг затих, Юкиносита опустила глаза. Вместо последних слов я услышал лишь протяжный вздох. Юигахама беспомощно прикусила губу.

— А, ну да. Извини…

Они обе замолчали.

Я почувствовал, что должен что-то сказать, но не знал, что.

— Послушайте…

Услышав мой голос, Юигахама вскинула голову, не отпуская руки Юкиноситы. Та тоже подняла взгляд.

— Я помогаю Хикки!

Её слова заставили меня остолбенеть.

— …О… Так ты ей не говорила?..

Я был уверен, что они поддерживают связь через соцсети или ещё как, и что Юкиносита уже знает. Хотя именно мне следовало бы держать её в курсе дела. Это я виноват, что Юигахаме пришлось сказать такое в столь неловкой ситуации.

Юкиносита посмотрела на меня и покачала головой, мол, ничего страшного. Потом повернулась к Юигахаме и крепко сжала её руку.

— Не переживай. Я всё понимаю.

— Я так не думаю.

Та грустно покачала головой.

— Я всё думала, как сделать это правильно. И когда всё закончится, я это сделаю. Поэтому… твоё желание никогда не исполнится.

Она смотрела прямо в глаза Юкиносите, стараясь показать, насколько она серьёзна.

— …Понимаю, — кивнула Юкиносита. — Но я надеюсь, что исполнится твоё.

Она искренне улыбнулась, без всяких следов грусти. Не оставляя сомнений в правдивости своих слов.

Но Юигахама не успокоилась. Она судорожно вздохнула пару раз и снова впилась взглядом в Юкиноситу.

— Ты в самом деле… знаешь моё желание? Уверена?

— Да. Думаю, оно такое же, как моё.

Ответила та без колебаний. Её улыбка полнилась любовью и привязанностью, а во взгляде не было никаких сомнений.

— Понятно… тогда… всё хорошо.

Юигахама глубоко вздохнула, отпустила руку Юкиноситы и отступила на шаг. Юкиносита чуть улыбнулась в ответ.

— Прошу прощения, мне пора идти.

Она крепко сжала опустевшие руки. Юигахама опустила голову, упёршись взглядом в землю.

Юкиносита обеспокоенно вздохнула, развернулась и двинулась прочь. Стук её каблучков начал удаляться. Я проводил её взглядом и вздохнул. Что, впрочем, никак не облегчило лёгшую на душу тяжесть.

— Нам тоже пора. Пошли.

Сказал я Юигахаме, до сих пор стоящей, словно в ступоре. Сомневаюсь, что подобрал нужные слова, но увы — даже когда я знаю, что должен что-то сказать, я не знаю, что именно.

Та кивнула, почти беззвучно прошептав «хорошо». Но сдвинуться с места и не подумала.

Юкиносита вступила в тень школьного здания. Её силуэт таял во тьме, каблучки стучали всё тише.

Но совсем исчезнуть она не успела. Юигахама вдруг вскинула голову и изо всех сил рванулась к ней.

Неспешно шагающая прочь Юкиносита услышала звук шагов и обернулась. Юигахама буквально прыгнула на неё, обнимая изо всех сил.

Юкиносита ошеломлённо пискнула, неуверенно шагнув вперёд и едва не уронив куртку. Но Юигахама уже вцепилась в неё вместе с курткой, зарываясь лицом в плечо и шею.

— Когда пром закончится, мы обязательно пообедаем вместе. А потом я останусь у тебя ночевать. Весной сходим в Диснейленд. И в Водный мир. И я опять останусь у тебя ночевать. А в апреле…

Несмотря на дрожащий голос, Юигахама буквально тараторила, захлёбываясь словами. Потом фыркнула, перевела дух и нежно улыбнулась.

— Так чем займёмся в апреле? Мы столько всего можем сделать. На всё и десяти лет не хватит.

В глазах Юкиноситы отражался тусклый оранжевый свет уличных фонарей. Она разжала кулаки и положила руку на плечо Юигахамы. А другой прикрыла своё лицо.

— Какие… какие большие планы. Не уверена, что у нас всё получится.

— Получится! Будем вместе, пока всё не попробуем… Никаких проблем.

Юкиносита смущённо вздохнула. Но Юигахама не обратила на это внимания, ещё крепче сжимая руки.

— Понимаешь?

Юигахама, словно ребёнок, потёрлась щекой о шею Юкиноситы. Та немного прогнулась, то ли от смущения, то ли от щекотки.[✱]Употреблённое здесь японское слово может означать как «смущение», так и «щекотка». Анлейтер не знает, как правильно. Я тоже, потому так и написал.

— Да, понимаю, понимаю.

— Точно всё понимаешь?

— Да… да. Может, всё-таки отпустишь меня?..

Юигахама неохотно разжала руки и отступила на шаг. Я вздохнул, глядя на них.

Всё как всегда, мы совсем не умеем общаться друг с другом. «Я не то хотел сказать», «я не знал», «я не понял» — с такими мыслями мы и оказались там, где пребываем сейчас. Сдаётся мне, мы совсем не повзрослели.

Мы все знаем, что есть простой способ выразить свои чувства.

Но я не верю, что так будет правильно.

Зато я знаю, что могу сделать хотя бы одно — избегать ошибок.

Я смотрел на девушек, словно молясь про себя.

* * *

Проводив взглядом возвращающуюся в комнату школьного совета Юкиноситу, мы с Юигахамой направились к станции.

После захода солнца похолодало, так что мы выбрали дорогу между зданий, укрываясь от леденящего ветра. Лёгкое поскрипывание велосипеда растворялось в свисте ветра в голых ветвях деревьев.

Всю дорогу Юигахама шла рядом и болтала о всём подряд, но ни разу не упомянула Юкиноситу. А раз она явно избегала этой темы, я тоже её не касался. И разговор ушёл совсем в другую сторону.

— Футболисты сегодня допоздна тренировались, да?

— Ну да, сегодня у них особенно затянулось.

Наша школа невелика, но в ней есть клубы футбола, бейсбола, регби и даже лёгкой атлетики. И всем им для тренировок нужен стадион. Поэтому приходится как-то договариваться, чтобы всем хватало места и времени. Когда я всё это объяснил Юигахаме, она хойкнула совсем как Сакура.[✱]Отсылка к сериалу «Cardcaptor Sakura» и фирменному крику героини «hoe!»

— А ты много знаешь, как погляжу.

— Да не, ничего особенного.

Вряд ли в её словах был какой-то скрытый смысл, но мне не хотелось выглядеть человеком, который усиленно интересуется футбольным клубом. Так что я откашлялся и быстро сменил тему.

— Кстати, у нас завтра по плану фотографии, помнишь?

Юигахама кивнула, тоже переключаясь.

— Хм-м… Фотографии…

— Я думал сделать их на берегу моря. Не поработаешь моделью?

— Что?! Я?! Слушай, это так неловко…

Юигахама погладила свой шарик волос.

— Да ничего страшного, просто со спины сняться. Я много таких фото видел. Думаю, два-три человека на снимке будет в самый раз.

Я придержал велосипед и достал смартфон, ища образцы. Юигахама начала потихоньку придвигаться, вглядываясь в экран.

— Понятно… Ну, если со спины, то ничего… Я ещё попробую Хину и Юмико попросить.

Отодвигаться обратно она не стала, мы так и шли вплотную друг к другу. Борясь с ощущением неловкости, я застегнул куртку, натянул шарф на рот и ускорил шаг.

Наконец мы добрались до Сайзерии перед станцией. Я пристроил велосипед на парковке, вошёл в ресторан и огляделся.

За пару дней, что я здесь не был, ничего в нём не изменилось. Кроме того, что теперь тут обнаружился Хаяма с бодрой улыбкой на лице, весело машущий нам руками.

Он подвинулся, освобождая нам место за четырёхместным столиком. И поднял руку, словно говоря «присаживайтесь, сударыня».

Гордо и дерзко, словно герой какой-то картины. Это меня просто бесит. А ещё больше бесит сидящий рядом с ним парень с беззаботным лицом, спокойно жующий свои макароны.

— А почему Тобеччи здесь?

Поинтересовалась усевшаяся за столик Юигахама, опередив меня. Тобе аж поперхнулся макаронами.

— Блин… Мне что, не надо было приходить?.. А то Хаято сказал, что мы все вместе перекусим, вот я и пришёл…

Он испуганно посмотрел на Юигахаму. Та лишь махнула рукой и улыбнулась.

— Да нет. Просто тебя не звали, а ты припёрся.

Вряд ли она со зла, конечно. Но когда такое говорят с беззаботной улыбкой, от этого ещё больнее. Тобе аж перекосило. Он неловко плюхнул вилку на тарелку и начал пялиться то на Хаяму, то на меня, словно спрашивая «А? Что-то не так? Мне уйти? Вот дерьмо…».

— Да как-то без разницы, есть ты тут или нет, — сообщил я ему и перевёл взгляд на Хаяму.

Краем глаза я видел, что Тобе бормочет что-то вроде «Блин… Ну он и сказанул… Кошмар…». Хаяма грустно улыбнулся ему и повернулся к нам.

— Прошу прощения, что отнимаем время, — сложила ладони перед собой Юигахама.

— Я просто не мог отказать Юи, — улыбнулся в ответ Хаяма.

Интересно, а если бы я его попросил?.. Я с подозрением глянул на него, и он тут же сменил тему.

— Так о чём вы хотели поговорить?

— Ты в курсе насчёт планов провести пром?

— Ну да, более-менее.

Прямо и уверенно ответил Хаяма. Собственно, я и предполагал, что он уже слышал о проме от Юигахамы или Ишшики. Поэтому просто кивнул и продолжил.

— Ситуация сложилась так, что некоторые родители считают пром делом не слишком благопристойным и выступают против его проведения. Поэтому нам строго рекомендовали отказаться от прома самим. В качестве противодействия мы разработали альтернативный план проведения прома с ещё большим размахом.

Рука с вилкой Тобе вдруг замерла.

— …Погоди, что, зачем?

— Чтобы пром всё-таки был проведён.

Сообщил я ему, не отрывая взгляд от Хаямы. Тот подпёр руками подбородок и задумался.

— …Иначе говоря, подставная фигура?

— Хорошо, что ты сразу всё понял, — мрачно ухмыльнулся я.

— Нет, если честно, не понял.

Хаяма смущённо пожал плечами. Тобе смотрел на нас, пытаясь разобраться, что к чему. Но быстро сдался, и наклонился к Юигахаме, шёпотом спрашивая её. Та так же шёпотом начала ему объяснять.

Впрочем, поймёт ли Тобе, меня не волнует. Я здесь из-за Хаямы. Так что я покосился на перешёптывающуюся парочку и вернулся к теме.

— Поэтому нам нужна помощь совета президентов клубов.

— Не думаю, что мы сможем оказать какую-либо существенную помощь. У нас не слишком большие полномочия.

— Я знаю. Но всё равно хочу кое-что попросить.

Хаяма хотел было уже сказать окончательное «нет», завершая разговор, но я поднял руку, останавливая его.

— Вы же всё равно планируете Ойкон? Разве не лучше провести его сразу для всех клубов? На этой базе мы можем разработать новое предложение по прому.

— Ойкон…

Потянувшаяся к дории рука Тобе, доевшего наконец свои макароны, застыла в воздухе. Он в замешательстве качнул головой и посмотрел на Хаяму. Тот грустно усмехнулся.

— Кажется, тебе это кто-то подсказал.

Я ответил вопросительным взглядом. Хаяма потянулся к своей чашечке и отхлебнул кофе. Никак не показав, что чувствует горечь, хотя это был «эспрессо». И спокойно заговорил.

— Школьный совет уже спрашивал нас по поводу Ойкона.

Кажется, вся горечь досталась мне. Но Хаяма, даже видя мою реакцию, спокойно продолжил.

— Мы уже решили помогать школьному совету. Точнее, мы являемся его подразделением. И потому, конечно, не можем помочь вам.

— Угу…

Я не знал, что сказать. Нас опередили. Пока мы размышляли, они уже всё поняли… Наверняка Юкиносита, дорабатывая предложение по прому, сразу подумала о помощи совета президентов клубов.

Не знаю уж почему, но в нашем мире к спортивным клубам относятся очень доброжелательно. Им даже мелкие преступления простить могут, сведя всё к шутке или обычной шалости. Очень толерантно относятся к горячим молодым парням, проливающим пот на тренировках. И как мне кажется, совершенно напрасно. То у них команда распускается, то с соревнований снимаются из-за очередного скандала. А в последнее время ещё и домогательства, принуждение силой, наркотики и так далее.

И потому сдаться сейчас было бы очень обидно. Даже зная, что сопротивление бесполезно, я должен продолжать переговоры. Иначе все мои усилия пойдут прахом.

— В таком случае, как насчёт индивидуальной помощи? Не будет ли любезен Хаято Хаяма помочь не как президент клуба, а как вольный человек?

— Вот уж чего мне меньше всего на свете хочется, так это помогать тебе.

Совершенно искренне высказался Хаяма, скривившись. На его лице появилось выражение боксёра, пропустившего мощный удар в печень. Отлично, пора атаковать!

— Ты мог бы просто одолжить нам своё имя.

— Что-то не верится, что я получу его назад.

— Ну да… ты прав…

Получив в ответ прямой в челюсть столь убедительным аргументом, я повесил голову. Он прав. Если я получу имя Хаямы, израсходую его до последнего штришка. С тем же успехом я мог бы одолжить его печать и воспользоваться ей, чтобы арендовать, а то и купить себе дом. И жить там с Заимокузой.

Я кивнул своим мыслям. Хаяма мрачно посмотрел на меня.

— Никогда не соглашусь. Ты же из тех, кто одалживает игру, а потом ставит на ней своё имя и продаёт. Ненавижу таких.

— Ошибаешься, я таким не занимаюсь. У меня вообще нет друзей, которые могли бы одолжить мне игру.

Честно и искренне заявил я. Хаяма глубоко вздохнул.

— Ага! Подписывают диски и толкают их на GEO,[✱]Японский интернет-магазин, типа AliExpress вешая покупателям лапшу на уши… — пробормотал Тобе. — Интересно, как там сейчас Аккун…[✱]Вроде бы какой-то мем с 2ch

У Юигахамы отвисла челюсть, она молча смотрела на нас, словно спрашивая взглядом, что происходит. Хаяма мягко улыбнулся.

— Что?

— Ничего… Просто я немного удивилась.

Она посмотрела, насколько близко мы друг к другу сидим, и весело захихикала. Смущённый Хаяма заткнулся. И, делая вид, что садится поудобнее, отодвинулся от меня.

Если бы я знал только доброго Хаято Хаяму, быть может, такое и выглядело бы мило. Да уж, Хаяма, ты тот ещё тип.

Тобе, наверняка знающий его получше меня, гордо вскинул голову.

— Да, Хаято порой бывает суров.

Он улыбнулся, ища поддержки. Хаяма пару раз кашлянул, стараясь замять тему.

— А почему вы вообще этим занимаетесь? От Юкиноситы я ни о чём таком не слышал.

— Конечно, не слышал. Это же чисто моя инициатива.

Хаяма качнул головой, вопросительно глядя на меня. Но я, не желая всё ему объяснять, лишь подпёр подбородок рукой. Наступило молчание.

— Похоже, на сей раз вы работаете порознь… Что случилось?

Спросил он наконец, поняв, что я не хочу отвечать ему. Отвёл глаза, пристроил локти на стол и изобразил позу Гендо Икари. Явно давая понять, что твёрдо намерен добиться ответа. Я тихо вздохнул.

— Это моё дело, тебя оно никак не касается.

Хаяма уставился на меня, пожав плечами. Глаза его посуровели, в них закрутилась какая-то чернота.

Атмосфера стала ещё напряжённее, его взгляд будто обжигал меня. Судя по тому, как съёжился Тобе, остальным тоже досталось.

Наконец заговорила Юигахама, уткнувшаяся взглядом в стол.

— Юкинон… Юкинон хочет доказать, что она и сама что-то может. Чтобы не быть зависимой от нас с Хикки. Она решила, что не допустит такого.

— …Это она сама так сказала?

Спросил Хаяма, судорожно переведя дух. Юигахама кивнула, не поднимая головы.

— Понятно…

Он глубоко вздохнул, закрывая глаза. Не знаю, что означает этот вздох. Но судя по тому, как Хаяма прикусил губу, он серьёзно расстроен.

Снова повисло удушливое молчание, слышен был только шум ресторана. Мы с Юигахамой не поднимали глаз.

— Э-э… а вы не голодны? Может, заказать вам что-нибудь?

То ли не в силах смириться с возникшей неловкостью, то ли чувствуя атмосферу и желая помочь, Тобе вымученно улыбнулся нам, открывая меню. Юигахама вопросительно посмотрела на меня. Я покачал головой.

— Нет, не стоит. Я уже ухожу.

Я попытался выражением лица изобразить признательность, но не уверен, что получилось. Тобе явно оказался в замешательстве.

— Я буду помогать с подготовкой прома, — вздохнул Хаяма. — Но я НЕ буду помогать тебе ни как глава совета президентов клубов, ни как частное лицо. Я не буду отговаривать других президентов от помощи тебе в частном порядке. Таков мой компромисс.

Он уставился на чашку кофе перед собой. В его глазах клубилась бездонная тьма.

— Я так и понял. Этого достаточно.

Резюмировал я. Юигахама с тревогой взглянула на меня.

— Хикки, ты уверен?

— Угу.

Если совет президентов клубов будет помогать Юкиносите, это хорошо. Обещания Хаямы вполне достаточно. В конце концов, моя цель именно в том, чтобы Юкиносита сумела провести пром. Она опередила меня с советом председателей клубов, но на итоговый результат это не повлияет. Мне надо просто разыграть оставшиеся у меня козыри.

— Я ухожу. Спасибо и прошу прощения, что отнял время.

Я подхватил счёт и быстро поднялся. Хаяма немного поколебался, вздохнул, но в итоге тоже встал. Оставшийся в одиночестве Тобе моментом смёл оставшуюся дорию, выплеснул в рот колу и неуклюже побежал за нами.

* * *

Когда мы вышли на улицу, там уже стемнело.

Народу вокруг было полно, нас тут же разделили. Я подумал было, не отправиться ли мне на станцию… но в итоге всё же догнал Юигахаму с Тобе, ведя велосипед в поводу.

И услышал голос за спиной.

— Можно тебя на минуточку?

— А?

Я оглянулся и увидел стоящего Хаяму. Юигахама с Тобе заметили, что мы остановились, развернулись и подошли к нам.

Хаяма посмотрел Тобе в глаза и слегка кивнул. Тот уловил намёк и вскинул голову.

— Э-э-э, Юи, давай я тебя провожу до дома.

Юигахама оказалась захвачена врасплох.

— А? Зачем?

— Зачем? Э-э-э… А почему ты спрашиваешь?

— Ну, мой дом совсем в другую сторону от твоего, — замахала руками Юигахама. — Я же рядом живу, и сама прекрасно доберусь.

— Правда? А обычно ты соглашалась…

— Э-э, ну, да не надо, всё нормально.

— Блин… как-то даже обидно…

Пока ошеломлённый Тобе стоял столбом, Юигахама шагнула ко мне и подняла руку.

— До завтра, Хикки… и Хаято.

— Угу, до завтра, — кивнул я.

— Доброй ночи, — помахал рукой Хаяма.

Юигахама пошла прочь. Смущённый и недовольный Тобе топал следом. Мы с Хаямой глядели им вслед, пока они не скрылись из виду.

Я наконец повернулся к Хаяме.

— …И чего же ты хочешь?

— Давай немного пройдёмся.

Сказал он вместо ответа и зашагал вперёд, даже не дожидаясь моей реакции. Не знаю, куда он направлялся, но его спина недвусмысленно намекала следовать за ним.

Я двинулся следом, ведя велосипед в поводу.

Мы прошли по задней аллее, покинули деловой район города и вышли к улице, обсаженной деревьями. Тут я ещё не бывал, но судя по качелям и горкам, мы в парке.

— Подожди немного.

— Эй, постой…

Я хотел остановить Хаяму, но он оказался слишком быстр. Делать нечего, я пристроил велосипед и плюхнулся на скамейку.

Вокруг не было ни души, всё тихо и спокойно. Ощутив очередной порыв холодного ветра, я поправил воротник куртки, потуже затянул шарф на шее и сунул руки в карманы. И, дрожа от холода, принялся ждать Хаяму.

Глядя на вырывающиеся изо рта облачка пара, я услышал шаги за спиной. Хаяма вернулся с двумя банками кофе в руках.

— Поехали.

Он швырнул мне одну из банок. Я судорожно выдернул руки из карманов и кое-как сумел всё-таки её поймать.

— Чуть было не было… Не мог нормально передать, что ли?..

Ощутив тепло банки в руке, я облегчённо вздохнул. Открыл её и отхлебнул немного.

— Горячо!..

Хаяма удовлетворённо улыбнулся и уселся на соседнюю скамейку. И тоже отхлебнул кофе, обнимая банку так, словно старался согреться. И слегка вздохнул.

— Вспоминается, что было в давние времена.

— Это ты о чём?

Я покосился на Хаяму. Тот слегка сгорбился, уставившись на зажатую в руках банку. Фонарь светил сверху, так что лицо его оставалось в тени.

— …Я о прошлом. Ты в курсе, что в начальной школе она была одиночкой? Тогда она тоже говорила нечто похожее. «Я и сама могу справиться», «я не могу полагаться на тебя»… и «мне не нужна твоя помощь».

— Хм… Где-то я уже это слышал.

— Да. Вот почему я вспомнил.

Хаяма улыбнулся мне, чуть подняв голову. Но бодрость из его голоса быстро испарилась.

— …Я ничего не мог сделать.

Он уткнулся взглядом в землю.

— Нет, не так. В итоге всё стало ещё хуже. Я слишком нерешительно протянул руку, и от этого стало только больнее. В общем… я должен был сделать всё, что мог, и как-то решить вопрос.

Криво улыбаясь, Хаяма повернулся ко мне. Он был до невозможности мрачен. Я пожал плечами.

— Что это за признания? О таком лучше бы со стенкой поговорил.

— А велика ли разница?

Шутливо сказал он, слегка нахмурившись. Фонарь освещал его виноватое лицо. Но руки Хаямы, сжимающие банку, слегка дрожали. И явно не от холода, хотя морозный ветер всё не унимался.

Он и сейчас переживает. А может, в нём кипит гнев.

Помнится, летом Хаяма и Юкиносита в разговоре коснулись своего прошлого. Подробностей не знаю, но есть сильное подозрение, что Юкиносита тогда оказалась примерно в той же ситуации, в которую попала Руми Цуруми.

Несложно представить, что Юкиносита с детства отличалась своей красотой, характером и умом. Ещё легче понять, как детишки относятся к тем, кто столь сильно выделяется из общего ряда.

В подобных обстоятельствах действия её друга детства, Хаято Хаямы, насколько я могу судить, лишь подливали масла в огонь. Если без лишних слов, он выступил в роли посредника, стараясь наладить отношения Юкиноситы с другими девчонками и всеми остальными.

Но от этого недовольство Юкиноситой только выросло. Ещё бы. Вот что выходит, когда за дело берётся Хаяма. Особенно в раннем возрасте, когда эмоции легко берут верх над разумом. Он не мог тогда действовать с полным самообладанием.

Не знаю, насколько умён был Хаяма тогда, но уж сейчас-то он точно понимает, насколько был глуп.

— Я должен был помочь ей всем, чем только мог. Если бы я так поступил…

И что бы он сделал? То, как он это сказал, задело меня за живое.

— Какой смысл думать о том, чего не случилось?

— По крайней мере, не думаешь, что не получилось бы так, как получилось?

Словно уходя от моего взгляда, Хаяма усмехнулся, будто смеясь над самим собой. В его взгляде не было привычной бодрости, лишь тёмные эмоции кружились в глубине потухших глаз.

— Нельзя действовать вполсилы. Надо воспринимать всё всерьёз и пускать в ход всё, что у тебя есть. У меня не было ни решимости, ни мотивации… но ты не такой, правда ведь?

Слова, описывающие невозможное будущее. Глаза, которые словно чего-то жаждут. Прошлое, которое я не знаю. Всё это так раздражало меня, что я до скрипа стиснул зубы.

— Это твои сожаления. Не выплёскивай их на меня без разрешения.

Мой голос прозвучал неожиданно резко. Я с неприязнью глянул на Хаяму, тот отвёл взгляд.

— Это мои сожаления, ты прав… Я держался за них с тех самых пор. Я не могу ни избавиться от них, ни забыть. Всё время смотрю назад… и не могу двигаться вперёд.

Он так вцепился в свою грудь, словно готов был разорвать её. Черты лица сильно исказились, голос хрипел, словно горло заливала кровь.

Что подумают те, кто знает обычного Хаято Хаяму, увидев его в таком состоянии? Будут сочувствовать? Или будут разочарованы? Или даже станут его презирать?

Но я ревновал к нему. Даже завидовал, увидев, как он сожалеет.

Если бы я мог до такой степени запечатлеть что-то, если бы мог, потеряв что-то, сохранить это на всю жизнь, если бы мог думать только об одном так, чтобы никогда не забыть…

Я бы никогда об этом не пожалел.

Его страдающая поза выглядела настолько впечатляюще, что я невольно отвёл глаза.

Хаяма вдруг резко развернулся ко мне. И уже не позволял себе отвести от меня взгляд.

— Хикигая… Ты идёшь не тем путём. Тебе не надо так поступать.

На сей раз я не мог ни отвернуться, ни даже отвести глаза. Поэтому просто закрыл их.

Только ты.

Только ты скажешь их мне.

Слова, до такой степени верные, что с этим ничего не поделать. До такой степени неопределённые, что им невозможно поверить. Слова, которые не имеют никакого значения.

Я действительно рад, что ты Хаято Хаяма.

Неспособный спокойно смотреть, когда кому-то больно. Неспособный простить тех, кто ранит других. Вот почему ты не можешь простить себя.

Стараясь не ранить никого, ты в итоге ранишь дорогого тебе человека. Но даже тогда не предаёшь свой образ, который сам же и взрастил. В конце концов ты оказываешься в тупике, в муках извергаешь бессмысленные, но звучные аргументы и продолжаешь ранить себя даже сейчас.

Прекрасно зная, что ничего не можешь сделать, не менее хорошо понимая, что я тоже ничего сделать не могу, ты всё равно не можешь не рассказать всё.

Вот эта сторона Хаямы мне действительно не нравится.

Я её просто ненавижу.

И потому могу кое-что сказать.

Уверен, никому другому я бы такое не сказал.

Я скажу, потому что ты можешь сопереживать, но не понимать. Мы совсем разные, но во многом похожи. Я скажу, потому что ты не можешь простить то, чем мы различаемся. Я скажу, потому что ты никогда не ошибаешься, потому что всегда остаёшься прав.

— Заткнись… я и сам знаю, — коротко выдохнул я, стиснув зубы и сжимая кулаки.

Я знаю, что так поступать неправильно. Но другого пути нет. Я не знаю его.

В конце концов, нет другого способа донести до кого-то информацию.

Я могу сделать только одно.

Только одно.

— Я всё понимаю. Понимаю и именно потому так поступаю. Потому что нет другого способа доказать.

Я медленно открыл глаза, глядя на отлетающие и быстро тающие белые облачка выдохнутого пара. Тающие, словно слова, что я произнёс.

— …Что ты хочешь доказать?

Хаяма остро глянул на меня. Ты всерьёз спрашиваешь? Тогда это проблема. Я не подготовил никаких аргументов.

Придётся что-то придумать? Сказать что-то соответствующее? Или даже просто сблефовать? Но в конце концов я решил высказать то, что было спрятано в самой глубине души.

— Если ей не нужна помощь, но я всё равно хочу помочь… это не созависимость. Если я смогу это доказать, всё будет хорошо.

И я очень естественно улыбнулся.

То ли от неожиданных слов, то ли захваченный врасплох моей улыбкой, но Хаяма ошеломлённо заморгал. Потом его плечи поникли, и он криво усмехнулся.

— Хикигая… Знаешь, как называется это чувство?

— Конечно, знаю. Упрямство.

Не менее криво усмехнулся я в ответ.