Том 13    
Глава 5. Обычно никто не осознаёт, что вот-вот пойдут финальные титры


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
7koston
04.08.2020 12:03
Спасибо 👍
sybir
27.07.2020 11:14
Чет как-то долго редактируете, и при этом все равно остаются опечатки и кривой перевод
lastic
26.07.2020 21:35
Хооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
borisov
19.07.2020 13:08
Большое спасибо за старания!
neron mikoto
19.07.2020 08:14
Продолжение? Наконец-то! А то я уже собрался последние тома у сторонников скачивать, хоть и не хотел читать разные переводы. Теперь подожду полного перевода от вас.
serwak
13.07.2020 08:11
Ребят спасибо за перевод, только проверьте 12 том. Я его скачал, но там текст странно выглядит, скачивал (docx цветные иллюстрации). Пример: Мол-ча-ние бы-ло дол-гим.
И это как бы читать тяжело, в 13 томе же все нормально.
valvik
12.07.2020 21:55
Спасибо за перевод))

Глава 5. Обычно никто не осознаёт, что вот-вот пойдут финальные титры

На следующий день после демонстрации крутизны Заимокузы настал обещанный момент.

Как только прозвенел звонок с последнего урока, я обернулся, оглядывая заднюю часть класса возле окна. И разумеется, увидел всё ту же группу, собравшуюся вокруг Миуры. Конечно, в ней была и Юигахама.

Я собрался с духом и встал. Кажется, чересчур нервно — стул проехался по полу с громким скрежетом. Юигахама услышала и посмотрела на меня. Точнее, на меня уставились все, кто ещё оставался в классе.

Мне стало так неловко, что жутко захотелось разбежаться и нырнуть в окно, стремясь к голубым небесам. Нет, не как в «Grand Blue»,[✱]Аниме 2018 года я и правда уже был готов превратить школьный двор в багровый океан.

Слава богу, страдал я не напрасно. Юигахама закинула свой рюкзачок за спину, попрощалась с Миурой и зашагала ко мне.

— Ну что, идём?

— Угу…

Какое облегчение… что Юигахама сама подошла и заговорила. Но всё равно как-то неловко. Ох уж этот стеснительный эгоистичный семнадцатилетний Хачиман! Спасаясь от чужих взглядов, я быстро выскользнул в дверь. Юигахама зашлёпала следом своими школьными тапочками.

Я шёл на полшага впереди. И мы быстро добрались до той же развилки, что и вчера. Направо — лестница, налево — переход в спецкорпус.

— Куда идём? — поинтересовалась из-за спины Юигахама.

— Ну, Заимокуза говорил…

Я достал смартфон, ещё раз перечитывая его сообщение.

Она запрыгала вокруг, стараясь заглянуть в телефон. Слушай, это, конечно, мило, но ты мне мешаешь. Сейчас сам посмотрю и всё тебе покажу.

— Так, похоже, там будет ещё кто-то кроме Заимокузы.

— Хм-м…

Юигахама заглянула в экран через моё плечо и похлопала ресницами. А потом недоверчиво наклонила голову.

— …И кого мог позвать Чуни?

Я посмотрел в окно — за ним простиралось голубое небо без единого облачка. И перед глазами всплыл образ Заимокузы со вскинутым большим пальцем. Я грустно усмехнулся.

— Давай на сей раз поверим ему…

— Хоть ты и говоришь так…

Отчётливо прозвучало в тишине коридора встревоженное бурчание Юигахамы.

* * *

Мы быстро добрались до указанного в сообщении места. Второй этаж спецкорпуса, на два этажа ниже клуба помощников. На углу, словно один из четырёх небесных царей,[✱]Четыре бога-хранителя, каждый из которых оберегает одну из четырех сторон света торчал Заимокуза. Он заметил нас и замахал руками.

— Эй, давайте сюда!

Следуя его указаниям, мы подошли к двери комнаты.

— Слушай, это же…

Юигахама уставилась на дверь, удивлённо разинув рот. Я тоже кое-что вспомнил.

Я уже бывал здесь. Если правильно помню, это клуб… вроде бы, клуб исследования игр. Кажется, мы здесь играли в дайфогу (или дайхинмин).

— Следуйте за мной.

Заимокуза постучал в дверь и ввалился в неё, не дожидаясь ответа. Мы не без смущения зашли следом.

За дверью громоздились кучи книжек, коробок, упаковок, превращающие комнату в настоящий лабиринт. Натуральная помесь комнаты библиофила с магазином игрушек.

— Слушай… это клуб игроков?

Спросила Юигахама, потянув меня за рукав. Ну да, клуб игроков, теперь я тоже вспомнил. В нашей школе даже такой клуб есть.

Идущий впереди Заимокуза тем временем скрылся за самой высокой кучей. Я поспешил следом и увидел два стола, за которыми сидели два парня. Они заметили нам и синхронно поправили очки.

— Добрый день.

— Давно не виделись…

Да, эти отвратительно модные очки я уже видел. Пока я пытался вспомнить, как зовут их обладателей, Заимокуза уже притащил дополнительные стулья, чай и печеньки. Поставил два стула напротив парней в очках, а сам пристроился рядом с ними.

— С-спасибо!

Пробормотала Юигахама, когда очкарики предложили нам присесть, и аккуратно присела на стул. Я тяжело плюхнулся на свой.

— Заимокуза, это и есть так называемые помощники?

— Ответ положительный. Хатано и Сагами.

Гордо и радостно провозгласил тот, улыбаясь и широким жестом указывая на парней в очках. Кажется, они неплохо ладят… Небось, в каком-нибудь игровом центре сдружились. Впрочем, круг знакомств Заимокузы меня мало интересует. А вот кто из них Сагами, а кто Хатано?.. Попытка присмотреться к парням повнимательнее успеха не принесла.

— Вот блин, так Мастер Меча всерьёз говорил…

— Чёрт! Я был уверен, что он шутит.

Сдаётся мне, первым высказался Хатано, вторым — Сагами. Судя по их словам, Заимокуза уже ввёл их в курс дела. Что ж, оно и к лучшему, меньше объяснять придётся.

— Скажу прямо. Вы будете помогать нам готовить фейковое предложение по прому в противовес прому реальному, чтобы последний мог состояться.

Я опёрся локтями о стол и подался вперёд, словно говоря всем телом «давайте поработаем вместе!». Но ребята из клуба игроков отнюдь не проявили энтузиазма.

— Он что, идиот? — удивился Хатано.

— Ради этого поднимать такой шум? Наверно, у него не всё в порядке с головой, — с сочувствием посмотрел на меня Сагами.

Заимокуза же, кажется, был искренне счастлив.

— Да, таков Хачиман Хикигая, — радостно провозгласил он. — У него всегда странные, эксцентричные и неожиданные методы. Балбес! Тупица! Клоун!

Блин! Они меня реально достали!.. Я уже готов был отшвырнуть стул и распрощаться, но Юигахама снова дёрнула меня за рукав.

— Хикки, тебе стоит попросить их как положено…

Не могу сказать «нет» человеку, ведущему себя как милый ребёнок. К тому же она права. Это же я прошу их об одолжении, значит, надо делать это вежливо. Я вздохнул, стараясь отрешиться от раздражения, и склонил голову.

— Прошу прощения, если прозвучит грубо, но мне очень нужна ваша безвозмездная помощь. Представьте себя волонтёрами на олимпийских играх. Кончайте жаловаться и начинайте мне помогать, пожалуйста.

— Да уж, и правда грубо…

— Даже политиканы лучше слова подбирать умеют.

Хатами с Сагано будто шарахнулись от меня, откинувшись назад. Юигахама замахала руками, бурча «блин, совсем не слушает». И заговорила.

— Простите… Хикки всегда такой… Так неразумно себя ведёт…

Не сказать, чтобы она сильно помогла, но, похоже, очкарики побаивались жёстко ответить ей. И начали перешёптываться.

— …И что будем делать?

— Я против того, чтобы помогать ему!

Такое почему-то заявил Заимокуза. Чего? Ты против меня?.. Один из очкариков вяло поднял руку.

— Хм-м… На самом деле пром нам вообще не нужен.

Двое других согласно кивнули.

Ох… Как же я вас понимаю… Но вслух такое говорить нельзя! Я не могу позволить себе отступить и сдаться.

Даже Заимокуза, у которого с общением ещё хуже, чем у меня, сумел добиться помощи от тех, кто раньше смеялся над ним. Какую жертву он принёс ради меня! Чтобы отплатить ему, мне надо убедить этих двоих взяться за дело… Иначе Заимокузе светит очень печальное посмертье — его призрак будет горько оплакивать принесённую сегодня жертву. Нет, я хочу, чтобы он хотя бы упокоился с миром.

Значит, пришла пора взяться за дело всерьёз. Терпеливо и искренне убеждать их.

Я кашлянул и приглушённо заговорил, словно готовясь поделиться секретом.

— Сказанное сейчас не должно покинуть комнату. На самом деле нас попросили отказаться от проведения прома.

Сразу наступила тишина, будто они услышали нечто неожиданное. Интересно, а Заимокуза-то почему затих? Я же ему уже вчера всё рассказал. Впрочем, бог с ним. Лучше объясню всё поподробнее.

— С другой стороны, если проигнорировать просьбу отказаться, можно всё равно провести пром… Скорее всего, так и будет. Получится что-то вроде домашней вечеринки, как в прошлые годы.

— Нет, погоди. А почему я не могу просто не ходить на пром?

Возразил Сагами (или Хатано). Я кивнул, показывая, как я их понимаю, и поднял руку.

— Сейчас объясню. Подумай вот о чём. Если ты не появишься на проме, вряд ли потом ты наберёшься смелости прийти на церемонию совершеннолетия или встречу выпускников лет этак в тридцать. По моим данным, из тех, кто не ходил с одноклассниками на церемонию совершеннолетия или первую встречу выпускников, на последующих встречах не появляется никто. По словам моего папаши, даже если наберёшься смелости и придёшь, можешь обнаружить, что половина одноклассников уже переженились, а у некоторых дети уже в младшую школу ходят. Жуткая психологическая травма. Стоит всё это порядка пяти тысяч иен. Почему-то бухгалтеры очень любят Итиё Хигути.[✱]Японская писательница XIX века, её портрет изображён на купюре 5000 иен

Но мнение очкариков всё равно не изменилось.

— Ну и что, можно же и туда не ходить…

— Да я уже в своё время это обдумывал…

Ожидаемо. Я перевёл взгляд куда-то вдаль.

— А вы представьте себе…

И начал рассказывать в стиле Джона Леннона.

— Наступает утро церемонии совершеннолетия. Несколько дней до того ты ходил с отцом по магазинам, чего не случалось уже много лет. Ты надеваешь костюм, одолженный у отца для поисков работы.

— Вечно он ни с того ни с сего что-то рассказывать начинает…

Вздохнула сидящая рядом Юигахама. Я жестом остановил её. Поправил воротничок и продолжил, добавляя в голос эмоций.

— Мама суёт тебе десять тысяч иен с расчётом, что ты потом наверняка зайдёшь с ребятами куда-нибудь. У обоих родителей слёзы на глаза наворачиваются оттого, что ты стал таким взрослым, пока они провожают тебя взглядом…

Я энергично взмахнул руками. Ребята помрачнели.

— Да, неприятно…

Ну вот, Заимокуза в расцвете юности. Нехороший человек, который заставляет плакать женщину, свою мать, признаваясь ей в грехах, склонив голову. Наверно, Сагами с Хатано тоже подумали о родителях, потому что оба промолчали.

Что ж, настало время нанести финальный удар. Я добавил ещё больше эмоций.

— А дальше… Ты с десятитысячной купюрой бежишь в игровой центр, просаживаешь почти все деньги, съедаешь самое большое мороженое в кафе, запиваешь его мисо-супом, чтобы не заморозить желудок. Возвращаешься поздним вечером и видишь, что в доме горит свет, потому что мама ждёт твоего возвращения. Она спрашивает, как всё прошло — ты бормочешь, мол, всё нормально. Она плачет, утирает глаза и говорит, «Ох, Ёшитеру стал совсем взрослым».

— Что?! Я?! Это ты про меня?!

— Мастер Меча, какая печаль…

Сагами с Хатано дружно похлопали Заимокузу по плечу.

Я окинул всех взглядом и подвёл итог.

— А значит, нам надо учиться, как вести себя, чтобы такого не случилось. И пром — прекрасная возможность этому научиться.

Все дружно вздохнули. Я улыбнулся.

— Мы всё равно не сможем сделать пром таким объёмным и ярким, как хотелось бы. Это слишком сложно. Значит, надо держать себя в руках… и сделать приятный выпускной, который позволит по максимуму обогатиться опытом.

Трое очкариков переглянулись между собой и снова зашушукались.

— В его словах есть резон…

— Да, когда он говорил о родителях, мне тоже было грустно…

— Похоже, у него неплохо получилось…

— И это меня больше всего раздражает! Он же совсем не такой…

— Мечник, не лезь вплотную, дышать же невозможно!

— И смотреть неприятно.

— Так что будем делать?

— Хм-м, надо подумать…

Юигахама безучастно смотрела на них. Кажется, она в самом деле устала. Извини…

Вскоре обмен мнениями закончился, и все трое задумались. Если учесть, что совсем недавно они напрочь отказывались, моей убедительности можно только позавидовать.

— Не то чтобы в качестве благодарности, но начиная со следующего года я буду собирать пожелания и отзывы. И обещаю сделать такой пром, который вам понравится. Я приложу все силы, чтобы сдержать обещание. Так что помогите мне, пожалуйста.

Последний толчок с обещанием выгоды, которую, честно говоря, и выгодой-то не назовёшь. Я склонил голову.

После недолгой паузы кто-то заговорил.

— Хм-м… А вы разве не в следующем году выпускаетесь?

— Ну да. Если точнее, я имел в виду через год.

Я поднял голову и увидел, что со мной говорит Сагами, судя по форме очков. Он помрачнел и вздохнул.

— …В таком случае я помогу.

— Ты что, серьёзно?

В один голос удивились Заимокуза с Хатано. Сагами ответил мрачно, но решительно.

— В первую очередь я хочу разобраться с позором своей семьи.

— А?

Я озадаченно качнул головой, не понимая, что к чему. Сагами неохотно начал объяснять.

— Моя сестра — такой человек, который обязательно влезет в подобное мероприятие. Потому и в следующем году всё может закончится как всегда. Лучше уж я заранее подсуечусь, чтобы такого не допустить.

— Хм-м…

Я присмотрелся к Сагами поближе… А ведь они и правда похожи. Рядом тихо охнула Юигахама.

— А, так ты младший брат той персоны…

На лице Сагами прорезалось отвращение. И они стали ещё больше похожими… Да уж, с такой сестрой тебе не позавидуешь. Понимаю, понимаю.

— Позор семьи… Не могу не посочувствовать. Моя сестра теперь тоже будет в нашу школу ходить. Стоит подумать, что ей придётся видеть здесь своего жалкого брата, сразу стыдно до невозможности. Даже думать не хочу, что добрая и очаровательная сестрёнка может пострадать.

— Ты имеешь в виду…

Грустно пробормотала Юигахама, слегка понурившись. Да ладно, не переживай ты так за Комачи. В средней школе мы при всей нашей похожести делали вид, что вообще друг с другом не знакомы.

Кстати, никак не ожидал такой помощи со стороны Минами Сагами. Не могу не выразить свою признательность за всё, что было.

Что же касается другого очкарика… Хатано, наконец-то я его запомнил. Я взглянул на него и увидел, что тот протирает очки.

— Честно говоря, всё это меня мало волнует… Но да, мне не хотелось бы, чтобы на меня смотрели с жалостью, как на какого-то неполноценного. Даже думать о таком не хочется. Так что можешь на меня рассчитывать.

— Правда?!

Я чуть не пришёл в восторг. Но Хатано с прищуром глянул на меня.

— Но ты уверен, что можешь сделать пром, который бы всем нам понравился?

Его манера говорить и выражение глаз несколько смахивали на мои, что не могло не вызвать симпатии. Так что я постарался вести себя как настоящий семпай.

— Никаких проблем. Для подготовки всегда людей не хватает. Так что в следующий раз можешь подключиться и сделать так, как тебе нравится. Сделай сам, как говорится. Ради этого я готов сесть в догеза[✱]Поза, в которой человек садится на колени, опускает почти до земли свою голову и произносит «пожалуйста». Смысл её в том, чтобы продемонстрировать своё высшее почтение перед кем-либо. перед Ишшики и даже облобызать её туфли, если потребуется.

— Догеза… даже я удивлён.

— Лизать туфли — просто отвратительно! Думаю, Ироха и без того сделает, что ты попросишь.

Заимокуза удивился, а вот Юигахама, кажется, уже привыкла и быстро вернулась к норме. Зато Сагами с Хатано по-прежнему смотрели на меня с отвращением… Но по совсем другой причине.

— Ишшики…

— Ироха…

Пробормотали они, переглянулись и снова уставились на меня.

— Ты про ТУ САМУЮ Ироху Ишшики?

— Да вроде другой у нас в школе нету… Хотя могу ошибаться.

Ироха Ишшики, которую я знаю — президент школьного совета, менеджер футбольного клуба, озорной и милый кохай. Не верю, что в школе есть ещё одна Ироха Ишшики.

— Кошмар… Кошмарная женщина…

— Шлюха с годовым пропуском в вечерний бассейн? У которой парень — гендиректор IT-компании? Которая помешана на шикарной косметике и думает только о том, чтобы шикарно выглядеть на фотках в Инстаграмме?

Хатано обеими руками схватился за голову. Сагами уставился на меня, не моргая. Да уж, ну и образ у тебя среди одноклассников, Ирохасу. Даже Юигахаму перекосило. Но я просто не могу не вступиться за своего кохая.

— Образ похож, но слухи напрочь лживы. Характер у неё тот ещё, но всё же она хороший человек.

Сагами с Хатано дружно вздрогнули, явно не убеждённые моими словами.

— Но она смотрела на нас как на мусор.

— Нет. Она даже не смотрела, словно мы для неё вообще не существуем.

— Это было так страшно… Маленькое привидение, здесь маленькое привидение…[✱]Анлейтер говорит, что это отсылка к аниме «Небесный замок Лапута»

Заимокуза почему-то тоже задрожал. Ошибаетесь, ребята, она просто маленькая чертовка.

— …Значит, у вас есть ещё одна причина заниматься промом. Вы её просто не знаете…

Пожал я плечами. Юигахама кивнула и слегка улыбнулась. Я тоже решил улыбнуться и громко высказаться в защиту хорошей стороны Ирохи Ишшики. Надеюсь, все эти недоразумения хоть немного разъяснятся.

— Когда привыкнете к ней, она вам покажется очень даже милой.

Тройка очкариков забормотала что-то вроде «имеет смысл», «понятно» и «он и правда мастер». Возрадуемся же, братья, что открыли путь истине нового мира…

По спине вдруг побежали мурашки.

— Хикки… ты так добр и снисходителен к Ирохе…

Предчувствие взвыло тревожной сиреной, но заставить себя обернуться я просто не мог. Было слишком страшно.

* * *

Пусть не без проблем, но мне всё же удалось завербовать двоих ребят из клуба игроков.

Не знаю, на что они способны, но рабочая сила есть рабочая сила. Если гонять их в хвост и гриву, мои возможности изрядно поднимутся.

Теперь пора браться за настоящую проблему.

Нам надо создать альтернативное предложение по прому. И довести его до уровня, на котором о нём уже можно спорить. Так что держа в уме, что нам надо противостоять предложению Юкиноситы, мы приступили к поиску идей.

— Итак, начнём наше совещание… Хм-м, нам надо разработать предложение по прому, более захватывающее и яркое, чем имеющееся.

Никто не проявил энтузиазма и не поддержал меня. Лишь Юигахама захлопала было в ладоши, но тут же перестала.

Какую-либо конкретику высказать мне было сложно, я лишь пытался нащупать путь во тьме. В конце концов, из здесь присутствующих промом интересуется только Юигахама.

— Кто-нибудь хочет что-то предложить?

Бьюсь о заклад, что нет… И так бы и было, но Юигахама вдруг вскинула руку.

— Я! Я! Я!

— …Юигахама?

— Лотки с товарами!

— Так, понятно.

Возражений не последовало, и я записал предложение на доске. В голове вдруг всплыл образ Таманавы, говорящего «А вы знаете, что такое мозговой штурм?..».

— Ещё предложения?

— Да! Да!

Конечно же, руку снова вскинула Юигахама.

— Юигахама?..

— Фейерверки! Мне и запускать нравится, и смотреть!

— Пойдёт!

Я снова заскрипел маркером по доске. На сей раз в мозгу вспыхнул образ Оримото.

— Ещё?

— Да!

— …Юигахама…

— Костёр! Что-то, что запоминается!

— …Перечисляешь свои воспоминания с каникул? Впрочем, ладно.

Я и это записал на доске, начавшей уже смахивать на дневник младшеклассника.

Под моим взглядом Юигахама отвела глаза и начала оправдываться, теребя свой шарик волос.

— Ну, как только я думаю, что мне нравится, это само в голове всплывает…

Краска на её щеках заставила и меня немного смутиться. Тем более, что остальные уставились на меня с видом, будто обожрались сладкого. Невыносимо.

Я прочистил горло и вернулся к теме.

— Хатано. Кажется, у тебя есть другое предложение.

— Нету. Я вообще не хочу, чтобы пром состоялся… И что ты пытаешься мне показать?

Процедил он сквозь зубы. Слушай, говори громче, я тебя не слышу!

— Младший брат Сагами, что бы могло понравиться твоей сестре?

— Даже думать об этом не хочу.

Сагами опустил голову. Что ж, мне всё проще различать этих двоих. Хамоватый — это Хатано, несчастный из-за сестры — Сагами. Так, кто тут у нас ещё не высказывался…

Под моим взглядом Заимокуза постарался принять величественную позу.

— Косплей… было бы неплохо, верно?

— Типа Хэллоуина? Здорово!

— Пф-ф…

Радость Юигахамы вызвала у Заимокузы лишь горькую усмешку. Да уж, держу пари, представления о косплее у них радикально отличаются. Хотя сама по себе идея неплоха, можно и записать.

Пробежав взглядом написанное на доске, я почувствовал, что чего-то там не хватает.

— Кажется, мы что-то упускаем…

К идеям Юигахамы я добавил ещё парочку собственных, типа «песни», «спектакль», «поздравительная речь». Но чего-то всё равно не хватало. И не было ответа на вопрос, можно ли всё это считать выпускным вечером.

Я качнул головой и услышал холодные смешки Хатано с Сагами.

— Бессмысленно просто выписывать отличия от прошлого предложения.

— Если чего-то не делают, в первую очередь надо понять, почему.

— Слишком уж правильные вещи говорите…

Гнусные отаку. И никаких контрдоводов не найти. Только и остаётся, что злобно рычать от бессилия.

Я перевернул доску чистой стороной, словно стирая всё уже сказанное. И скрестил руки на груди, пытаясь что-то придумать.

— Слушай, Хикки…

Я обернулся. Юигахама робко подняла руку.

— Слушаю.

— Честно говоря, мы все здесь ничего не знаем о выпускных. Вряд ли мы сможем придумать что-то интереснее, чем команда Юкиноситы.

— …Ну да, пожалуй.

— Так почему бы нам не сделать его крупнее? Не только с нашей школой, но и другие привлечь.

— Понятно…

Мы оба знаем наши возможности в школе, знаем их предел. А значит, очень трудно придумать вариант, который уложился бы в возможности старшеклассников. И потому мы оказываемся в ловушке этого знания и здравого смысла. Мы не выдвигаем предложения, выходящие за рамки школьного фестиваля, Хэллоуина или рождества. Более того, команда Юкиноситы наверняка разработала уже более конкретные планы в дополнение к своему первоначальному предложению. Если мы попытаемся превзойти их, нагородим лишь кучу нелепостей.

— …поменять способ мышления и попробовать новую перспективу…

Потерпев неудачу, следует вернуться на старт.

Нам надо сфокусироваться на том, почему мы вообще за всё это взялись. Да, мы должны превзойти предложение Юкиноситы, но конечная цель заключается в другом.

Наша цель — воплотить пром в реальность. Убрать барьеры, которые ему препятствуют.

То есть наш враг — родители, которым не нравится пром.

Я написал на доске «Анти-родители» и постучал по ней тыльной стороной пальцев.

— Вот. Как мы можем заставить некоторых родителей обратить внимание на наш план, выступить против него, а затем согласиться с предыдущим планом? Именно об этом и надо думать.

Значит, ядро плана надо оставить неизменным и сосредоточиться на более простых способах улучшить его. Простейший путь — увеличить количество участников. Так что предложение Юигахамы подключить другие школы очень даже в тему.

Я ещё немного пораскинул мозгами, а затем начертал на доске «Совместный выпускной вечер младших, средних и старших школ района Чиба-Кайхин». Заимокуза качнул головой и хмыкнул.

— А мы потянем?

— Не-а.

— Э-э-э…

В замешательстве протянул он. Я покачал пальцем и засмеялся.

— Неважно, сможем мы или нет. Главное — убедить, что именно так мы и собираемся поступить.

Наше предложение не должно быть похоже на дурацкую шутку. Оно должно выглядеть настоящим. Значит, мы должны придать ему аромат реальности, добавить в него реальные или выглядящие таковыми факты.

— Давайте пока просто разошлём запросы в школы поблизости. Это станет свершившимся фактом, который заставит родителей насторожиться.

Не суть важно, реален план или нет. С запросами и подтверждениями мы получим фактическую основу, на которой можно поднять хайп. Примерно как в рекламе аниме. Появление анонса ещё не значит, что сериал на самом деле снимут. Многие сериалы были заявлены, но так и не вышли в эфир. Да, индустрия аниме — это безжалостная бойня.

— Комачи я дам знать, что же касается других школ…

Ожидаемой подсказки так и не последовало… Я раздражённо скрестил руки на груди.

— Что насчёт школы Кайхин-Сого? — снова взмахнула рукой Юигахама. — Мы же с ними как-то уже работали.

— Договориться с ними может оказаться очень непросто. С другой стороны, у нас уже есть опыт взаимодействия, что даст нужный оттенок реальности…

Да, с Таманавой, президентом их школьного совета, очень сложно наладить конструктивный диалог. С другой стороны, мы же не собираемся и в самом деле устраивать выпускной. Достаточно показать, что мы с ними общаемся.

Получается, Таманава — и в самом деле лучший кандидат. В конце концов, именно он мастер проводить совещания без каких-либо конкретных результатов.

— …Что насчёт других школ? К примеру, средние школы, которые вы закончили. Попробуете поговорить с ними?

— Э-э… мне бы не хотелось.

Заявил Сагами, ничего больше не уточняя. Хатано просто скривился. Что же до Заимокузы… он сделал вид, что вообще не слышал меня. Что ж, я вас понял. Настаивать не буду.

— Впрочем, не обязательно. Достаточно и Кайхин-Сого. Из других школ можно просто позаимствовать имена.

— Опять он про заимствование имён…

Юигахама нахмурилась. Я криво усмехнулся, поняв намёк, и быстро поправился.

— Пардон, неудачно выразился. Просто составим список школ, с которыми мы хотим договориться. Нам же достаточно, чтобы остальные думали, что мы на самом деле ведём переговоры.

Наша цель — представить наш план как большую проблему для родителей, что позволит снова поднять вопрос о реальности прома. Если наша команда подставной лошадки создаст впечатление неконтролируемости, родители естественным образом предпочтут вариант контролируемой Юкиноситы.

Лицо Сагами посерьёзнело.

— Распространять информацию ты хочешь через интернет, да?

— Конечно. Так будет лучше всего, дёшево и сердито.

Собственно, и недовольство планами провести пром тоже началось с соцсетей. Несложно предположить, что родители тоже в них поглядывают. Что же касается нашего липового плана, нам не надо широко распространять информацию, достаточно довести её до недовольных родителей. В этом смысле нам намного проще, чем команде Юкиноситы. Надо только правильно подобрать время. Впрочем, об этом можно подумать и потом.

А пока стоит более детально обсудить основу.

— Прежде всего, нам надо создать официальный аккаунт в соцсетях и официальный же веб-сайт нашего прома. Ну и определиться с названием нашего комитета…

Я написал на доске «Ищем название ♥». Юигахама и ребята из клуба игроков начали перешёптываться. Спрашиваете, зачем сердечко? Да просто захотелось мне так… Только Заимокузу этот вопрос никак не волновал. Он лишь потёр подбородок, задумчиво наклонив голову.

— Что-то типа «комитет по созданию аниме»?

— Ну да, мы же не можем назваться школьным советом… Надо придумать что-то, что будет звучать громко и многообещающе. Или сделать вид, что мы как-то относимся к школьному совету.

Самый эффективный способ завоевать доверие — получить поддержку доверенных организаций. Мы не можем действовать под именем школьного совета, но нам нужна серьёзная альтернатива — поддерживающая или спонсирующая нас организация.

— Если со школьным советом не получается… как насчёт совета председателей клубов?

Заявила Юигахама, хлопнув в ладоши. Сагамо удивлённо посмотрел на неё.

— Прости, а какие у них возможности и полномочия?

— А? Понятия не имею… Но звучит-то громко.

— …Ну да.

Юигахама ответила так беззаботно, что Хатано решил дальше не спорить с ней и наконец заткнулся. Да уж, Юигахама есть Юигахама, ей порой нельзя не восхищаться.

— Совет председателей клубов недоволен нынешним статус-кво прома, — подвёл я итог своим мыслям. — Поэтому они рассматривают вариант с проведением Ойкона[✱]Мероприятие, на котором члены клуба провожают своих выпускников во всех клубах школы… Если он превратится в масштабное мероприятие, наверно, получится что-то вроде прома.

— Хех… вот о чём ты думал. Понимаю.

Впечатлённо сказала Юигахама, потянувшись к печенькам. Но я ответил совершенно бесстрастно.

— Нет, на самом деле понятия не имею.

— А?

У Юигахамы отвисла челюсть. Но остальные, кажется, меня поняли.

— Это и есть так называемая реалистичность? Да уж, приврать этот тип умеет…

— Но резон в его словах есть, может и получиться.

На лицах Хатано с Сагами раздражение смешивалось с ошарашенностью. Дальше они перешли на перешёптывание, но что-то вроде «больной на всю голову» и «где у него моральные принципы» я уловил. Заимокуза же просто кивнул и буркнул «согласен».

— По сути нам надо просто повысить наш авторитет, особенно для стороннего взгляда. Что же до совета председателей — не проблема, я с ними поговорю.

Совет председателей клубов — организация, призванная улучшить взаимодействие между школьными клубами и помочь наладить их деятельность… Во всяком случае, мне так кажется. Было бы хорошо, если бы он возглавил подготовку прома и тем самым добавил реалистичности нашим словам.

Я добавил на доску ещё немного вранья. Что ж, будем стараться изо всех сил.

— Отлично, теперь всё более-менее ясно. Кто там у нас глава совета председателей клубов?

— Хаято, — тут же ответила мне Юигахама.

— …Понятно. Что ж, попробую завтра с ним поговорить.

Отчасти я такое уже предчувствовал. И вроде бы даже где-то слышал. Хотя всё равно от необходимости договариваться с Хаямой у меня мурашки по коже. Ох уж этот Хаяма… Вот устроить бы переворот и посадить бы на его место Тоцуку…

— Прошу прощения… Концепцию я понял, но конкретики всё равно не хватает. Как без неё делать запросы?

И так тяжко, а тут ещё Хатано… Жизнь трудна. Но ничего не попишешь, дело надо делать.

— Что до конкретики, я что-нибудь придумаю. А вы пока заведите аккаунт в соцсетях. И начинайте делать сайт. Поинтереснее.

— Можешь положиться на меня. И Твиттером займусь, и Инстаграммом. Сло-о-о-ожное дело.

Протянул Заимокуза. Хатано мрачно глянул на него.

— Ну-ну, значит, себе хапнул чего попроще.

— Да ладно тебе… Сейчас чего-нибудь найдём.

Развернулся к нему Сагами, утыкаясь в планшет.

— …Будем писать HTML?

— Лучше взять редактор и сгенерить по шаблону.

— Тогда я поищу какой-нибудь бесплатный.

— А что с доменом и сервером?

— Понятия не имею. Сейчас погуглю.

Блин. А они умнее, чем я думал… особенно с манерой сразу лезть в гугл, если чего не знаешь. Понимают, что значит быть достойным отаку. Хатано, в общем-то, человек неплохой. Да и Сагами серьёзно относится к делу, в отличие от своей сестры. А вот третий подаёт им дурной пример. Я вздохнул. Впрочем, не буду говорить, что Заимокуза совершенно бесполезен. Всё-таки он так старался ради меня. Надо бы его отблагодарить.

Я повернулся к Заимокузе.

— Кстати, у тебя есть цифровой фотоаппарат?

— Ага, я подумал, что с ним буду выглядеть круто, вот и купил.

Дело знакомое… Думаешь, что быть фотографом это круто, жаждешь фотоаппарат, покупаешь его… А потом снимаешь исключительно на камеру смартфона.

— Не мог бы ты завтра его принести? Профессиональная камера может очень пригодиться, когда будем делать материалы для сайта.

— Ладно. Я ещё и руководство для начинающих принесу. Тоже купил, только ещё не открывал.

Опять дело знакомое… Покупаешь руководство, а почитать руки так и не доходят.

Что ж, раз уж мы собираемся заняться фотографией, руководство нам пригодится. Я похлопал Заимокузу по плечу.

Так, трое озадачены, подумал я. И в этот момент Юигахама дёрнула меня за рукав.

— А что насчёт меня?

— Ты… ты будешь художественным директором.

— Круто!

Глядя на её счастливое лицо, я и сам невольно улыбнулся.

— Да, пожалуйста, контролируй создание сайта со своим прекрасным пониманием искусства и сделай его ярким, захватывающим и глупым.

— Что ты такое говоришь!

Юигахама вспылила, но быстро успокоилась. И качнула головой.

— А что насчёт тебя, Хикки?

— А я буду готовить базу для предложения и сайта. Сейчас мне надо кое-что поискать и подготовить тезисы, потом мы их обсудим.

Я быстро собрался и встал. Юигахама тоже собралась. Я вопросительно посмотрел на неё. Она гордо улыбнулась.

— Для этого тебе ведь потребуется помощь художественного директора, верно?

— …Пожалуй, ты права.

Я кивнул и окинул взглядом комнату. Заимокуза рылся в соцсетях, Сагами с Хатано бурно спорили по поводу сайта. Пожалуй, на них можно положиться.

— Рассчитываю на вас.

— Ага, до завтра!

Мы негромко попрощались, потому что было как-то неловко уходить так рано, и вышли из комнаты.

— Куда пойдём? — спросила шагающая рядом Юигахама.

— Куда-нибудь, где есть нужное оборудование… Например, в интернет-кафе.

— А там можно посмотреть DVD?

— Угу. Берёшь напрокат плеер и смотришь, сколько хочешь. Кстати, там ещё и мороженое дают без ограничений.

— Понятно. Тогда побежали!

Юигахама тут же ускорилась. Стараясь не отстать, я тоже прибавил шаг.

* * *

Сначала мы зашли в видеопрокат, где я залип у полок с аниме, а Юигахама быстро нашла то, что хотела взять. Потом направились в интернет-кафе. До сих пор всё шло гладко, но тут мы столкнулись с небольшой проблемой.

— Так какую комнату возьмём?

— Ну… сейчас посмотрим…

Этот диалог повторялся уже третий раз. Поначалу служащий за стойкой искренне улыбался нам, но после второго повторения его улыбка застыла.

— Мне надо поработать за компьютером, так что я бы предпочёл кресло с откидывающейся спинкой…

Я ткнул пальцем в фотографию комнаты. Юигахама кивнула.

— Да, но если мы хотим и над предложениями поработать, и над дизайном, не будет ли кстати одновременно и фильм смотреть?

Она показала на снимок комнаты с двумя креслами и телевизором в дополнение к компьютеру. Ну да, так будет удобнее, конечно.

— Но будет сложно, если на компьютере не стоит MS Office.

Когда пишешь статью, текстовый процессор нужен позарез. Не скажу, что обычный редактор не справится, но когда работаешь над предложениями по выпускному, с Word или PowerPoint гораздо проще. Я объяснил всё это Юигахаме, и та понурилась.

— Понятно…

Она вздохнула. Но тут вмешался служащий, который до того просто молча смотрел на нас.

— Мы можем предложить комнату с двумя креслами и компьютером с установленным MS Office.

Просто рука бога! Юигахама тут же просияла.

— Здорово! Спасибо огромное! …Он говорит, что мы можем получить всё сразу!

Ну что тут скажешь? Шах и мат. Я проиграл.

— Хорошо, мы возьмём эту комнату…

Я ткнул дрожащим пальцем в фотографию.

Служащий тепло улыбнулся, теплее даже, чем обогреватель. И повёл нас к комнате. Меня от его улыбки даже пот прошиб.

Нет, у меня нет никакой ненависти к комнатам с двумя креслами. Просто я очень неловко себя чувствую в столь ограниченном пространстве, всего два татами.[✱]Около трёх с половиной квадратных метров Даже сразу и не знаешь, куда пристроить стакан, который взял у стойки с напитками.

— Я тут тоже кое-что искала насчёт прома.

Юигахама уселась первой и тут же сунула диск в плеер. И нажала на кнопку воспроизведения.

Я постарался пристроиться в сторонке, запустил компьютер и начал работать. Записывать основные положения плана выпускного, поглядывая на экран и помечая всё, что привлекало внимание или казалось подходящим для прома.

Когда в фильме начался пром, Юигахама похлопала меня по плечу, привлекая внимание.

— У нас в школе вроде бы нет такого здания. Это ведь танцевальный зал, да? А до того всё было на открытом воздухе.

— Мы ещё не решили насчёт места. Раз уж мы собрались привлекать несколько школ, лучше будет выбрать место, которое не относится ни к одной из них.

Я сделал очередную пометку в своих записях. Впечатлённая Юигахама закивала.

— Понимаю… Вроде Дестиниленда,[✱]Он же токийский Диснейленд да?

— Не потянем финансово.

— Да знаю я… Просто захотелось так сказать.

Юигахама недовольно надулась, отвернулась и отхлебнула из своего стакана. Выглядело это настолько трогательно, что я невольно перестал стучать по клавишам и улыбнулся.

— Ну, выглядело бы очень по-чибийски.

— Для всего мира — по-токийски.

— Это тоже Чиба![✱]Токийский Диснейленд действительно находится в Чибе, если кто забыл.

— Упрямец!

Она прикрыла улыбку рукой.

Как и следовало ожидать, наш тихий разговор звучал как-то интимно, о чём бы мы ни говорили. Тёмная комната, изолированная от окружающего мира. Может, из-за этого мы видели друг друга более отчётливо, чем обычно.

Юигахама обняла колени с лежащим на них скатанным пледом.

— Хм-м… А что насчёт отеля Микадзуки Рюгудзё?

— Очень по-чибийски! Но не для прома.

— Неправда. Я была там с семьёй.

Она схватила смартфон и начала перелистывать фотографии. Нашла нужную и наклонилась ко мне.

— Гляди!

Юигахама продемонстрировала мне своё селфи. В футболке и с победным жестом прямо перед физиономией. Позади неё был виден ночной бассейн, подсвеченный лазерами и неоновыми огнями. И её мама (к сожалению, поместившаяся не полностью), развалившаяся в шезлонге. Какая молодая… Великая это вещь — гены.

Впрочем, не суть важно. Тут есть бассейн. Чересчур роскошный и помпезный, притягивающий внимание даже больше, чем концертный зал. Я ещё раз присмотрелся к нему.

— Непристойный какой-то бассейн… Ночной, да? Для развратных вечеринок…

— Ничего не непристойный!

Юигахама покраснела и стукнула меня по ногам своим скатанным в валик пледом. Затем быстро пролистала экран и продемонстрировала мне официальный сайт отеля.

Судя по главной странице, отель выглядел вполне благопристойно, оставляя ощущение красоты и великолепия.

— Ну, как минимум это более осуществимо с финансовой точки зрения, чем предыдущий вариант… Кстати, а летом он открыт?

— Вроде бы да.

Юигахама кивнула и снова продемонстрировала мне экран смартфона. На нём красовалась надпись «365 дней в году». Потрясающее заведение… Даже захотелось туда попасть…

— Но есть нюанс, он всё-таки далековато… Надо бы сделать фото несколько поближе.

Я открыл папку с набросками дизайна сайта. Мне и правда хотелось поставить красивую и впечатляющую картинку фоном, но сначала всё-таки стоит определиться с местом. Так что отложим на потом.

— Хм-м, фото… — Юигахама зевнула. — Слушай, а как насчёт океана?

— Океан? Где?

— Да прямо возле школы.

— Это всего лишь Токийский залив…

Увы, даже не Чибийский… Курортная зона или завод ночью могут выглядеть красиво, но обычный пляж зимой совершенно не фотогеничен.

Но Юигахама не спешила соглашаться со мной. Она толкнула меня плечом, словно показывая недовольство, и начала не торопясь объяснять.

— Мне кажется, это хороший вариант. Точнее, сам океан делает его замечательным. Он ведь виден прямо от школы, верно?

— Ну да.

— Когда вечером солнце как всегда садится в море… Я всегда восхищаюсь, как это прекрасно, и радуюсь всему, что случилось за день.

Прошептала она, прикрыв глаза, словно погружаясь в мечтания.

Перед тем, как солнце исчезает в океане, есть краткий момент, когда та комната наполняется его светом.

Вроде бы ничего особенного — просто обычный закат, какие случаются каждый день. Я воспринимал его как должное. Я забыл, какие вёл разговоры, забыл, какие книжки читал, но я, пусть и не очень отчётливо, помнил этот закат.

— Понимаешь…

Юигахама на какое-то время замолчала. Моё плечо отчётливо ощутило лёгкую тяжесть.

— Я думала… Если бы только эти дни могли длиться вечно…

Сказала она очень тихо. Я подождал, пока её слова окончательно растворяться в воздухе и кивнул.

— …Да, верно…

Возможно, пауза была слишком длинна, потому что она мне не ответила. Слышно было лишь спокойное дыхание. И чувствовался лёгкий вес на плече.

Фильм достиг своего апогея.

Наверно, скоро уже пойдут финальные титры. Даже если бы я хотел перемотать его, я бы не знал, куда именно, поскольку видел его от силы до середины.

Оставить как есть, пусть идёт до конца?

Или вернуться к началу и смотреть заново?

Или продолжать то, что я делал до сих пор — притворяться, что не смотрю его?

Но решать было уже поздно. По экрану побежали финальные титры.