Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
tezkatlipoka
13.05.2018 21:47
Хах, сюжет этой альтернативы вполне тянет на ещё одну овашку ))
Ещё один плюс к идее про новеллу. Кава-как-её-там - наш выбор! xDDD
ruzgar
03.03.2017 05:33
Разобрался, наконец) острые углы треугольника были сглажены. Драматичности и переживаний меньше, чем в основной истории. Канцовка интересная вышла, не обычная. Так скажем, было поставлено многоточие ибо многое может произойти в будущем. Кстати, сдается мне, что оригинал закончится примерно также. И еще, не совсем понятны чувства и позиция Юкиноситы. Хотя ее ответ на вопрос сестры, вроди как, раставляет точки над ё.
ruzgar
02.02.2017 23:19
Они ведь уже в 10том томе ходили в храм на новый год? Не пойму. Или тут альтернативное развитие истории происходит? Объясните кто-нибудь)
sentence
29.11.2016 15:15
Спасибо за перевод.
UnclePashtet
12.10.2016 19:59
Вот гад же этот Ватари... Прочитал - понравилось, хоть конец не тот что я ожидал (хотелось бы продолжения, т.к. я вот не люблю додумывать продолжение сам, как дальше будут их отношения развиваться).
Дак вот, вернусь к гадам. Я понимаю что автор жаждал всё это написать... но чёрт его дери, рыдать хочется от того что он написал ответвление не закончив оригинал. (КАК ЖЕ ХОЧЕТСЯ УЗНАТЬ ЧТО БУДЕТ В КОНЦЕ ОРИГИНАЛА!!!!!!) Хотя соглашусь с комментарием ниже про "Новеллу с разными концовками".
P.S. Спасибо большое за перевод!
Bas026
21.08.2016 06:05
>>19899
Нужен кэп, Юи продинамила Хачимана или что произошло в конце?
Почему-то сразу вспоминается классика.
— А ты побольше выдумывай, — посоветовал Быков.
— Как это?
— А как в романах. «Юная марсианка закрыла глаза и потянулась ко мне полуоткрытыми устами. Я страстно и длинно обнял ее».
— «Всю», — добавил Юрковский.
:)
onemeshnig
09.08.2016 03:20
Господи, как же это офигенно было ещё раз перечитать. Спасибо ещё раз.
Infiniti
17.07.2016 12:54
Что за побочные истории??
sentence
12.07.2016 12:15
Спасибо за перевод.
redheadbrains
27.06.2016 12:27
Офигенная серия)
Понравилась концовка)
Осталось автору концовку с Юкинон запилить и можно смело делать новеллу с разными концовками)
Добавить туда еще Кава-как-её-там и Тоцуку для фана) Ну и Оримото, конечно)
Mayhen
26.06.2016 19:53
Спасибо огромное за перевод!
Есть ли какие подробности про анлейт послесловий?
Mayhen
26.06.2016 15:49
"Если человек говорит себе «пора браться за ум», лишь когда его загнали в угол, значит, это или безработный, или писатель ранобе." Ватару Ватари
Лол, в цитатник
lunar lun
24.06.2016 19:35
Внимание наличие спойлеров!
Нужен кэп, Юи продинамила Хачимана или что произошло в конце?
NasNet
22.06.2016 17:24
Огромнейшее спасибо за перевод.
onemeshnig
22.06.2016 13:37
Спасибо за перевод!
Bas026
22.06.2016 03:34
На два последних послесловия нет английского перевода.
Драккарт
22.06.2016 01:10
А послесловие не перевели?

Глава 16. Одинокий Хаято Хаяма растворяется в ночной тьме

После уроков стало ещё холоднее.

Даже внутри школы тепло было лишь в классах, где стояли обогреватели. По безлюдным коридорам расползался ледяной воздух. А возле находящейся недалеко от входа в здание комнаты школьного совета было ещё холоднее, сквозь дверные щели поддувал ветер с улицы.

Наша школа стоит на берегу, никакие здания её не заслоняют, так что она совершенно открыта морскому бризу. Плюс к тому Чиба – одна из самых равнинных префектур Японии, ничто не мешает ветрам разгоняться над ней. А потому основная жизнь протекает в домах. Стоп, почему это звучит как реклама какой-нибудь чёрной конторы? Хотя если учесть, сколько людей ездят отсюда на работу в Токио, Чибу вполне можно считать питомником корпоративных рабов!

Впрочем, прожив тут семнадцать лет, вполне можно адаптироваться к холодным ветрам. И притерпеться к жестокости окружающего мира.

И всё же, такой резкий переход от тепла клубной комнаты к холоду коридора был весьма неприятен. Хочу обратно…

Я поднял было руку, намереваясь постучать в дверь школьного совета, но её вдруг перехватили. Кошачья лапка, словно принадлежащая какому-то персонажу аниме, пушистая и с розовыми подушечками.

— Вот, держи. Я и для Ишшики с её ребятами тоже положила.

Лапка протянула мне пластиковый пакет с несколькими банками кофе. Откуда она вообще здесь взялась… Как та мамочка, которая всегда суёт тебе подарки, когда идёшь к друзьям в гости?

Я поднял глаза и увидел Юкиноситу, помахивающую рукой в кошачьей варежке. Уже носишь, да?.. Рад за тебя…

За ней обнаружилась Юигахама, донельзя радостная, что её подарком уже пользуются. Что это за цепочка такая счастливая получается? «Заплати другому»,[✱]Отсылка к одноимённому фильму да?

Но в первую очередь надо разобраться с теми банками, что мне всучили.

— А надо ли? Мы же ненадолго зайдём…

— Надо, надо. Сидеть там придётся долго. Не думаешь, что это самый наглядный способ выказать свою благодарность?

— Ну, раз ты так говоришь…

На самом деле я понятия не имею, сколько нам придётся торчать в комнате школьного совета.

Чтобы поговорить с Хаямой с глазу на глаз, надо дождаться, пока он отправится домой. Беда в том, что он президент футбольного клуба. А значит придётся убивать время, пока этот самый футбольный клуб не закруглится.

Что характерно, я даже не представляю, когда они сворачиваются.

Весь фокус в том, что наш школьный стадион невелик, а заниматься там надо и футболистам, и бейсболистам, и регбистам, и легкоатлетам. Им приходится как-то договариваться между собой, поэтому время занятий и, соответственно, время окончания работы клубов раз от раза меняется. А потому есть прямой резон торчать здесь, в комнате школьного совета, из которой всё прекрасно просматривается, и караулить Хаяму. К тому же, даже если мы сильно задержимся, никто и слова не скажет – школьный совет, как-никак. Ага, полномочия рулят! В конце концов, Ишшики то и дело торчит у нас в клубе, заявляясь без приглашения, так что пора сломать стереотип и ответить ей тем же.

— …Ладно, тогда я останусь ждать Хаяму. А вы можете идти по домам.

— Но сваливать всё на тебя – это как-то…

Юигахама замялась и глянула на Юкиноситу. Но та лишь покачала головой.

Согласен. В конце концов, я сам вызвался пообщаться с Хаямой наедине, без девушек.

— Если останетесь, можете дать новый повод для слухов. Так что не переживайте. В Маринпию сходите или в Чибу смотайтесь, в общем, развлекитесь, покажите всем, что вы хорошие подруги.

Юкиносита призадумалась, взявшись рукой за подбородок.

— Пожалуй. Прошу прощения, мы тогда пойдём.

— М-м-м… Всё равно неприятно, что мы сваливаем всё на Хикки…

Девушки с волнением посмотрели на меня.

— Да всё путём. Работа есть работа, никуда не денешься, — спокойно ответил я.

— Слова совсем не в твоём стиле, — улыбнулась Юкиносита.

Это точно. Я невольно виновато улыбнулся и кивнул. Юигахама поправила свой рюкзак, решившись наконец.

— Ладно, тогда до завтра.

— Ага, пока.

Девушки двинулись к выходу. Я помахал им вслед и развернулся к двери школьного совета. Поднял руку и постучал.

— Войдите.

Донёсся из комнаты несколько удивлённый голос. А вслед за ним звуки торопливых шагов.

Ручка медленно повернулась, и дверь немного приоткрылась. В просвете показалась симпатичная физиономия девушки в очках и с косичками.

— Э-э-э… Вы что-то хотели?

Ага, секретарь совета. В её глазах явственно читалось «Ой, незнакомец… ой как страшно…». А может, мне просто показалось.

Впрочем, силы разума мне не занимать. Я сделал вид, что мы давно знакомы, распахнул дверь и сунул ей пакет с кофе.

— Привет. Вот, держи.

— Э-э-э… Спасибо за такую щедрость…

Девушка машинально подхватила пакет и поклонилась в знак благодарности. Хотя знаешь, я бы не советовал тебе принимать подарки от незнакомцев!

— Э-э-э… Президент, тут нам гостинцы принесли…

Но что делать дальше, она не знала, потому позвала Ишшики. Та тут же появилась, сунула нос в пакет, и её глаза заблестели.

— Вах, какая щедрость, семпай! Спасибо что занёс.

— А? Ты что, решила, что я всего лишь принёс кофе и уже ухожу?

— А? Тебе ещё что-то нужно? — Склонила Ишшики голову набок. — Не думаю, что смогу чем-то помочь.

Интересный у тебя подход, Ирохасу. Если мне ничего не нужно, то нечего мне здесь делать? Хотя так и есть, не будь мне нужно, я бы и не пришёл. Так что мне именно что нужно.

— Ишшики, я воспользуюсь вашей комнатой.

— А?

Ишшики склонила голову на другой бок.

× × ×

В окно комнаты школьного совета прекрасно виден был стадион, подсвеченный заходящим солнцем и уже включившимися фонарями.

Уходящие с него проходят как раз тут, под окном. А значит, я сразу увижу, когда футбольный клуб соберётся расходиться.

Более того, благодаря заботам нынешнего президента, Ишшики, в комнате совета можно сидеть долго и с комфортом. Вот и сейчас, уютно урча, галогеновый обогреватель греет мои ноги. Замечательное место для засады.

Я отхлебнул кофе, подошёл к окну и выглянул наружу.

Ишшики стояла рядом. Из-под слишком длинных рукавов её кардигана выглядывали лишь кончики пальцев, которыми она держала банку с какао, прикладываясь к ней время от времени.

— Похоже, Хаямы ещё нет…

— Угу.

Я уже рассказал ей, зачем пришёл. И если поначалу она недовольно буркнула «Это что, мне теперь здесь чёрт знает сколько сидеть?», названное мной имя Хаямы всё-таки заставило её неохотно сменить гнев на милость.

Остальные ребята из школьного совета уже разошлись по домам.

Между прочим, вице-президент ушёл вместе с секретарём. Бездельник, лучше бы работой занялся. Хотя это именно я им работать мешаю…

Кстати о работе. Мне тут вдруг кое-что пришло на ум.

— Ты же вроде как их менеджер, да? Скоро они заканчивать собираются?

— Понятия не имею, — моментально отреагировала Ишшики.

Небесную Стражницу[✱]Отсылка к манге «Храни меня, Небесная Стражница!» («Mamotte Shugogetten»). Про призванную богиню, ни малейшего понятия не имеющую о современном мире. из себя изображаешь, да? Тоже мне, менеджер…

— Холодно же на улице…

Добавила она, смущённо захихикав. Не скажу, что так уж хитро, но получилось очень мило. И почему она такая милашка…

Хорошо ли так себя вести?.. Впрочем, это же именно я уговорил её занять пост президента школьного совета. И именно я растолковал ей, как можно воспользоваться привилегиями своего положения.

Умение ловить момент – одна из обаятельных черт Ирохи Ишшики. Или способность такая.

А вот я так совсем не умею. Постоянно как-то наперекосяк выходит. Вот и сейчас торчу в комнате школьного совета. А ведь в своё время мог спросить номер телефона у Хаямы, когда давал ему свой. И выспрашивать его номер у остальных как-то неловко.

Какие-то иносказания получаются…

Будь мы с Хаямой хорошими приятелями… Он бы запросто мог подойти ко мне со словами «Привет, дружище! Как дела? Пошли ко мне!». Блин, ни за что бы не пошёл. Ненавижу такого Хаяму.

В общем, ничего другого не остаётся, кроме как торчать тут и ждать, когда он появится.

Я снова глянул в окно, и мой взгляд встретился с взглядом отражения Ишшики в стекле. Она тоже заметила это и хихикнула.

— Никак не думала, что ты зайдёшь так далеко, семпай.

— Ну да?

Я покосился на неё. Она кивнула.

— Ага. Я думала, ты скажешь, чтобы от тебя отцепились, или что всё это глупости, или что тебе нет дела до компании идиотов и тому подобное.

Ну и ну, а ведь и впрямь очень на меня похоже. Ироха и впрямь меня отлично понимает. Третий уровень хикигаеведения, не меньше. Даю тебе 80000 очков![✱]80000 на японском произносится как «хачиман», если кто забыл

Впрочем, с правдой не поспоришь. Я, как самый обычный человек, именно так раньше и поступил бы. Ишшики мастерки подметила, как я изменился.

— Я имею в виду, заявиться в комнату школьного совета, чтобы ждать здесь…

Задумчиво пробормотала она себе под нос, уставившись на меня. Нет, глаза у неё, конечно, красивые, но мне почему-то казалось, что она видит меня насквозь. Страшно. Я отвёл взгляд.

Ишшики вдруг отпрыгнула от меня, словно что-то сообразив.

— А, так ты добиваешься, чтобы пошли слухи о нас, что мы остаёмся вдвоём в пустой комнате, чтобы я занервничала, и ты потом ко мне подкатишь? Умно, умно, как-нибудь сама попробую, но извини, всё равно ничего у тебя не выйдет.

Выпалила она на одном дыхании и мгновенно опустила глаза.

— А, ну да, разумеется. Потом расскажешь, — ответил я отчасти раздражённо, отчасти безразлично.

— Как-то слабо ты реагируешь, — разочарованно пробормотала Ишшики и надулась.

Впрочем, не могу не признать, что вместе с ней ждать Хаяму не так скучно. Я снова глянул в окно и увидел, что футболисты потянулись со стадиона. Среди них я заметил и фигуру Хаямы.

— Спасибо, Ишшики.

— Да не за что. Это всё, чем я могу помочь.

Ишшики широко улыбнулась. Я буркнул «ну, пока» и двинулся к выходу. И у самой двери услышал за спиной негромкий голос.

— Семпай, постарайся.

Я обернулся. Ишшики, спокойно и мягко улыбаясь, подняла сжатую в кулак руку, словно стараясь меня подбодрить.

Интересно, и как именно я стараться должен? Я же просто поговорить собираюсь, вот и всё.

Так что ничего отвечать я не стал. Просто махнул рукой в ответ и покинул комнату школьного совета.

× × ×

Прямо у выхода из здания я услышал приближающиеся по двору шаги. Отогревшееся в тепле комнаты лицо обожгло холодным ветром.

Поправив воротник и прикрыв нижнюю часть лица шарфом, я прибавил ходу. Потому что Хаяма был прямо передо мной.

Он неспешно шагал, перешучиваясь с Тобе и остальной компанией. В такое время народу в школе уже мало, и любой, попадающийся навстречу, привлекает внимание.

— А, Хикитани!

Тобе первым заметил меня, энергично замахав руками. Хаяма тоже обратил на меня внимание и приветственно поднял руку.

— Домой собираетесь?

Я встал прямо перед ними, так что им тоже пришлось остановиться. Тобе поправил свой шарф, подделку под известный бренд, и поддержал разговор.

— Ага. Ты тоже?

— Типа того… Хаяма, минутки не найдётся? — Поинтересовался я, глянув на Хаяму.

Мне хотелось изобразить, что я оказался тут чисто случайно. И обратился к нему, просто вдруг что-то вспомнив. Правда, моё актёрство не обмануло бы даже меня самого. Зато все остальные наигранности не заметили. Потому что, надо полагать, я с ними вообще нормально никогда не разговаривал.

Все, кроме Хаямы. Он с подозрением глянул на меня, словно что-то почувствовав.

Что ж, следовало ожидать.

Хаяма весьма популярен в школе, с ним многие заговаривают. Так что, если смотреть со стороны, ничего необычного не заметишь.

Но он знал меня и явно понял, что я тут оказался не просто так.

Знал, что заговорить с ним ни с того, ни с сего совсем на меня не похоже. Что я не в настолько хороших отношениях с ним, чтобы навязаться пойти вместе домой. И уж тем более куда-нибудь его позвать. Я говорю с ним только по делу. И удовольствия эти разговоры нам обоим отнюдь не доставляют.

Впрочем, подозрительность на лице Хаямы быстро сменилась его обычной улыбкой.

— Конечно, — кивнул он мне. И глянул на Тобе. — Ладно, Тобе, увидимся.

— А. Ну пока тогда.

Тобе кивнул в ответ, и все футболисты, снова принявшись весело болтать, двинулись прочь.

Хаяма посмотрел им вслед, затем посмотрел на меня и коротко дёрнул головой в сторону велосипедной парковки. Туда мы и направились.

На парковке почти уже никого не было – большинство ребят разошлись по домам, остальные в клубах. Ушли и те несколько человек, что болтали тут, и наступила тишина, нарушаемая лишь скрипом железной крыши под ветром да позвякиванием вздрагивающих от его порывов велосипедов.

Я отстегнул свой велосипед и вывел его из гнезда. В тишине слышен был даже шорох шин по асфальту. А Хаяма просто стоял и ждал меня.

— А твой велосипед где?

— Я сейчас на поезде езжу.

— Понятно.

То есть он пришёл сюда ради меня? Добрый какой… Стоп, а откуда он вообще знает, что я в школу на велосипеде езжу? Что-то мне страшно становится…

— Так чего ты хотел? — Поинтересовался Хаяма.

Ну да, это же я его позвал. Мне и решать, что делать дальше.

— Надо бы пойти куда-нибудь поговорить.

Лишние уши мне не нужны. Не хочу, чтобы мы торчали у всех на виду. Да и холодно тут, продувает насквозь. Где можно нормально поговорить? У меня дома? Или у Хаямы… Нет, ни за что.

— Зайдём куда-нибудь?

— Почему бы и нет…

Хаяма развернулся и двинулся к воротам. Я пошёл рядом, катя велосипед.

В тишине эхом раздавались звуки шагов и шорох шин. Днём здесь шумно как в зоопарке, а сейчас вокруг ни души.

Неловко-то как…

Тишина и пустота. Странная какая-то ситуация. Ну да, это я позвал его поговорить, но неудобно как-то заставлять его идти пешком, когда сам на велосипеде…

Что делать-то? Идти пешком, катя велосипед? Или договориться где-нибудь встретиться и разойтись? Что?

Помогай, моя мелодия![✱]Аниме так называется – «Onegai My Melody» Справочная! Где справочная?!

Уф, кажется придумал. Окей, Гугль!

Хаяма опередил меня на несколько шагов, и я кашлянул, привлекая его внимание.

— Не желаешь прокатиться?

— А?

Он повернулся ко мне с непонятным выражением лица, словно хотел что-то сказать. Наверно, не расслышал меня сквозь ветер… Или он просто туповатый главный герой? Не надо заставлять меня повторять, неловко же.

Хаяма молча стоял, делая вид, что ничего не понимает. Классный приём отказать кому-то прокатиться вместе. Пожалуй, мало у кого хватит смелости повторить вопрос. Не надо играть с девичьими сердцами, их так легко разбить…

Наворчавшись про себя, я глубоко вздохнул. И похлопал по багажнику. Надо ещё раз спросить… Ну давай же, Хачиман! Собери волю в кулак!

— Давай прокатимся, говорю.

— А-а, ясно. А то я решил, что мне послышалось. — Хаяма слегка усмехнулся. — Что ж, воспользуюсь твоим предложением.

Я сел на сиденье, а Хаяма зашёл сзади. Когда он угнездился на багажнике, велосипед слегка просел. Что ж, значит, можно ехать. Я нажал на педали.

Неожиданный хлопок по плечу заставил меня вздрогнуть.

— Что такое?

Испуганно обернувшись, я увидел, что Хаяма вопросительно наклонил голову. А потом посмотрел на свою руку на моём плече.

— А, извини. Я просто пытаюсь держать равновесие.

Он убрал руку с плеча, слегка откинулся и ухватился за багажник.

Хех. Ну да, так оно и получается, когда едешь на велосипеде вдвоём. Если наклониться вперёд, надо хвататься за сидящего на сиденье. А можно откинуться назад и держаться за сам багажник, как Хаяма сейчас и сделал. Комачи, кстати, первый вариант предпочитает! И держится за меня! Милашка!

Как бы то ни было, с этим делом разобрались. Я повернул голову к Хаяме.

— Готов?

— Всегда готов.

Я с силой нажал на педаль. Велосипед дёрнулся и покатил вперёд.

Но из-за двойного веса руль в моих руках дрыгался сам по себе, заставляя выписывать кренделя на дороге.

Ой-ой… Два парня на велосипеде – это непросто… Со мной никогда никто не ездил, кроме Комачи. Потому что она лёгкая… И такая милая…

А вот парень, который сейчас сидит сзади, совсем не милый.

— Э-э, может, поменяемся?

Ещё раз обернувшись, я увидел, что Хаяма неловко и грустно улыбается.

— Нет, не надо. Всё путём.

Я снова нажал на педали. А то получается, что мне с единственным пассажиром с велосипедом не совладать. Стыд и позор! У мужчин есть собственная гордость!

То ли за счёт моего упрямства, то ли я просто приноровился, но велосипед пошёл ровнее. И постепенно начал набирать скорость.

Местность здесь – осушенная земля, так что улицы проложены прямые. В самый раз для велосипеда. Ветер по-прежнему холоден, но когда крутишь педали, он не так чувствуется. Я набрал хороший темп, но тут Хаяма постучал меня по спине.

Хочешь, чтобы мы остановились? Не надо больше так, а то у меня мурашки по коже…

— Что такое? — Спросил я, не оборачиваясь.

— А куда мы едем?

До меня дошло, что я так и не решил, куда направиться. Впрочем, в такое время вариантов всё равно немного.

— Как насчёт Сайзе?

— А ты и правда любишь Сайзе, да?

Не без удивления отреагировал Хаяма. А чем тебе Сайзе не угодил?

— А что, не нравится? — Невольно вырвалось у меня. — Я тебя там кофе угощу.

— Ага, там ведь ещё и бар с напитками есть, да?

Из-за спины донёсся смешок. Не ожидал. Он и про бар с напитками в курсе?

…Неужели этот парень тоже любит Сайзе?

× × ×

Пару банок кофе я купил в автомате возле шоссе.

Бросил взгляд на дорогу и увидел габаритные огни машин. Вместе с уличными фонарями они давали достаточно света, чтобы тут даже вечером было светло.

Подкидывая горячие банки, я вернулся в парк чуть в стороне от шоссе. Вот тут уже было совсем темно. Или мне просто так казалось после ярких огней.

Темноту парка отчасти разгоняли время от времени начинающие гудеть старые фонари. Их неровное бело-голубое свечение подсвечивало две скамейки, стоящие в ряд.

На одной из них сидел Хаяма, задумчиво глядя куда-то вдаль. Хотя смотреть там было особо не на что – здание Сайзе, шоссе и мост через него. Сам парк, окружённый домами, магазинами и офисными постройками, выглядел как какая-то сейсмоопасная зона, потому и оставшаяся не застроенной. Зато в таком окружении тут почти не дул ветер.

Я честно собирался в Сайзе, но на его велопарковке обнаружились велосипеды ребят из нашей школы. Их легко было распознать по цветным наклейкам, которые обязаны лепить на видное место все, кто ездит в школу на велосипеде. И наклейки ясно показывали, что это велосипеды ребят моего года обучения.

А мне не хотелось, чтобы наш с Хаямой разговор слышал кто-нибудь из них слышал. Так что единственным вариантом остался парк поблизости. Там, на открытом месте, мы можем спокойно поговорить. Потому что сразу увидим, если кто-либо окажется поблизости. Самое то для конфиденциальной беседы.

Вот и Хаяма сразу увидел, что я подхожу к скамейке.

Он поднял руку, словно давая понять, что никуда не делся. Я кинул ему банку, и Хаяма легко её поймал.

Сев на соседнюю скамейку, я сжал свой кофе в руках, немного погревшись, и отхлебнул. Хаяма, немного помешкав, последовал моему примеру. Слегка вздохнул и заговорил.

— …Ты сказал, что хочешь поговорить. О слухах, да?

— Ну да.

— Понятно, — негромко пробормотал он, криво усмехнувшись. — Надо полагать, они доставляют неприятности и Юи, и Юкиносите. Прости, не мог бы ты извиниться перед ними за меня?

— Сам и извинись…

— Да я бы и рад, но сейчас это немного… Могут ведь и новые слухи поползти. Думаю, нельзя игнорировать такую вероятность.

Судя по его словам, Хаяма не первый раз сталкивается с подобным. Чувствовалось, что он делится своим горьким опытом. Собственно, и она говорила мне примерно то же самое.

— Пожалуй…

Наверно, окажись я в таком положении, вёл бы себя так же.

Бессмысленно что-то объяснять или доказывать. А если яростно всё отрицать, сплетники наверняка придут к выводу, что попали в яблочко, раз ты так злишься.

Самый простой путь свести ущерб к минимуму – просто молчать и ждать, пока всем не надоест. Хотя всё равно достанется, так или иначе.

Что бы они там ни болтали, всё равно будешь переживать, что насчёт тебя столько народу треплется.

Легко сказать «игнорируй». Но ведь интерес ко всему странному и необычному в самой человеческой природе заложен. В мире полно сплетников, которых так и тянет рассказать то, что другим знать попросту не нужно.

А значит, единственный способ оградить себя – разорвать все свои связи с окружающими. Вот только мало кто на такое способен. Будда? Вы что, всерьёз верите, что тянете на Будду?!

Собственно, Юкино Юкиносита давно уже так и поступает. А вот Юи Юигахама, с её-то количеством приятелей, оказалась в натуральной ловушке.

Я вдруг заметил, с какой силой стискиваю банку. Аж ладонь покраснела.

— Извини, — сказал вдруг Хаяма. Я вопросительно посмотрел на него, не понимая, с чего ему извиняться. — Я правда мало что могу сделать.

Он слабо улыбнулся. Фонарь высвечивал его грустное лицо.

Но банка в его руках слегка подрагивала. Снова подул холодный ветер, но я был уверен, что причина не в нём.

Примерно таких слов я и ожидал. Но больше винить Хаяму, в общем-то, не за что.

Но всё равно…

— Да, я понимаю. Но всё равно не могу сидеть сложа руки. У меня… тоже обстоятельства.

— Обстоятельства? — Покосился на меня Хаяма.

— Угу… Ну, в общем, это же моя работа.

Быстро пробормотал я, инстинктивно отворачиваясь.

Не могу же я назвать настоящую причину. Тем более, что и сам не очень-то её понимаю. Так что пришлось отделаться стандартной фразой.

Хаяма вздохнул, ставя банку на скамейку.

— Опять на работу ссылаешься, да?

Голос его был холоден. И я даже чувствовал в нём оттенок презрения. Я не видел лица Хаямы, но заметил, что он сжал кулаки.

— Ты совсем не меняешься.

Говорил он негромко, но даже сквозь ветер я отчётливо слышал каждое его слово.

Во мне словно зашевелился невидимый монстр, вызывая до невозможности противные ощущения. И потому я ответил тоже резко.

— Я уже говорил тебе, работа у клуба такая. Работа клуба помощников.

— …Ясно.

Холодно ответил Хаяма. А может, мне просто показалось, потому что именно холодного ответа я и ждал.

Кажется, был уже у нас похожий разговор. Да, точно, незадолго до Рождества.

Хотя с тех пор стало ещё холоднее. А небо ещё больше потемнело.

Хаяма слегка кашлянул.

— Уходишь от проблемы, да?.. Но ты не сможешь убегать вечно.

Я едва расслышал его слова. В них не было ни силы, ни эмоций. Сжатые в кулаки руки расслабились.

Но даже негромкий его голос эхом отдавался в тишине парка.

Я ничего не ответил. И он не продолжал. Мы оба молчали.

Что и кого Хаяма имел в виду?

Мне следовало бы спросить его, но слова не шли на язык. А надо бы, ведь такой возможности больше не будет.

Я открыл рот, собираясь заговорить, но вместо слов с губ сорвался лишь бессмысленный вздох.

— У тебя всё?

Услышал я голос Хаямы и повернулся к нему.

— Э-э… Нет, надо всё-таки подумать, что делать со слухами…

Кое-как выдавил я из себя. Хаяма кивнул и улыбнулся, останавливая меня.

— Думаю, этого достаточно.

Он поднялся, словно давая понять, что разговор окончен. Его голова была опущена, я не мог разобрать выражение его лица, оставшегося в тени. Но почему-то оно показалось мне грустным.

— Я что-нибудь сделаю с этими слухами.

— Что-нибудь, говоришь…

Я хотел спросить его, что именно он намерен сделать, но Хаяма остановил меня.

— Как бы то ни было, они имеют прямое отношение ко мне… Так что можешь не беспокоиться.

Негромкий, мягкий и спокойный голос. Только почему мне чудится в нём холод?

— Спасибо за кофе.

Хаяма слегка помахал банкой. Наверно, это было такое прощание, потому что он тут же двинулся прочь. Уходя в глубь парка, туда, где не доставал свет фонарей.

Я понимал, что он идёт к выходу, но понятия не имел, что он намерен делать дальше. Лишь смотрел, как его фигура исчезает во тьме.

Уходишь от проблемы…

К кому же обращены были его слова?

Не надо долго думать, чтобы понять.

Я и так знаю.

Ко мне. И к себе.