Том 6-A    
Глава 7. Неожиданный гость


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 7. Неожиданный гость

В слегка прохладном воздухе большой комнаты Синдзё наблюдала за Сино.

Они уже представились, и Синдзё сказала, что уезжает ночью на завершение Пути Левиафана с 8-м Гиром и поиски прошлого Синдзё Юкио, чтобы узнать о разрушении Топ-Гира.

Сино, с другой стороны, сообщила немного.

Она рассказала, что родом из Топ-Гира, её фамилия Тамия и проинформировала Синдзё, что клан Тамия её приютил, когда её ранило в ночь атаки. Исходя из этого, Синдзё посетила мысль.

— Ты… настоящая версия местного Тамии? Поскольку пол меняется, ты Кодзи?

Сино быстро покачала головой.

— Нет, не думаю. Мои родители, может, и да, но я единственный ребёнок. Я слышала, многие люди из Топ-Гира не имели противоположности здесь.

— Ясно, — сказала Синдзё, внутренне вздыхая с облегчением.

...Мне не нравится воспринимать людей как настоящих или фальшивок.

Она слабо кивнула сама себе, а Сино подняла голову, взглянув на неё.

— Эм, что произошло с Армией? Я с ними разделилась, когда мы отступали.

— Армия… Ну, Хаджи, как их представителя, взяли в плен.

— …

Сино замолчала, и её лицо напряглось, но Синдзё не смягчила слова. Она просто произнесла правду.

— О реорганизации Армии не поступало никаких вестей, потому считается, что её уничтожили.

— Тогда моя сестра и остальные…

— Твоя сестра?

Плечи Сино немного содрогнулись, и она поднесла ладонь ко рту.

— То есть Микоку. Она, Хаджи и я жили как семья.

— Понятно. Ну, её не поймали.

Синдзё замешкалась, но решила ей сказать.

— Девушке по имени Тацуми, механическому дракону Алексу и… где-то пятидесяти людям удалось уйти.

Глаза Сино широко распахнулись, но через секунду её выражение лица смягчилось.

Её окрасило облегчение, но затем девушка закрыла глаза.

Синдзё понимала. Сино осознала, что остальные не собираются сдаваться.

Произнеся что-то — имя — одним дыханием, Сино подняла подбородок и открыла глаза, чтобы глянуть на Синдзё.

— Тогда что ты хочешь спросить? Я должна поделиться с тобой информацией в обмен на то, что ты мне только что дала.

— Да. Я буду благодарна за это.

Синдзё кивнула и подумала о возможных темах.

…Она знает о моих родителях?

Девушка, само собой, хотела узнать о матери, но также интересовалась, каким был её отец из Топ-Гира. И что с ними случилось?

Она также подумывала спросить, какова была её жизнь в Топ-Гире, но…

Это мы и собираемся расследовать.

Поэтому Синдзё спросила кое-что другое.

— То, что Хаджи рассказал во время атаки Армии — правда?

Ответ, который дала Сино, оказался неожиданным.

— Ты совсем не помнишь свою жизнь в Осаке?

Этот вопрос предоставил Синдзё ответ.

— Значит, правда.

— Да.

Сино немного потупила взгляд, но на её лице не было мрачности. Она выглядела несколько тоскливо, когда выдала жест, словно держа что-то в руке.

— В Осаке была спроектирована установка для создания концептов. Её поместили рядом с местом, где в Лоу-Гире находится Бабель, чтобы служить его парой. После чего японский UCAT и люди, связанные с ним, переехали в Осаку.

— Я…сно.

Синдзё как-то сумела принять информацию, которую знала, но не могла вспомнить.

Но следом Сино задала неожиданный вопрос.

— Ты собираешься доложить о том, что я здесь?

Синдзё неожиданно осознала значимость нахождения Сино здесь.

…Ох.

Это случилось так внезапно, что ускользнуло из внимания, несмотря на очевидность.

— Перед тем, как я отвечу… можешь сказать, почему ты тут? Ты должна была знать, что наткнёшься на нас.

Её нога, по-видимому, не работает, но Сино всегда может убежать на костыле. Синдзё казалось, ей было бы лучше встретиться с остатками Армии, прежде чем её найдут.

— Если ради того, чтобы залечить ногу, не лучше ли было пойти в UCAT или встретится с остальными из Армии? Зачем оставаться здесь?

Сино поднесла ладонь к губам, но наконец-то покачала головой и вздохнула.

— По какой-то причине… мне просто не хочется никуда идти. Я, правда, думаю, что идти-то нужно.

И…

— Я точно не знаю, должна ли вообще тут находиться. …Они разрешают мне оставаться, но такое чувство, что я здесь лишняя и мне нигде нет места. …Мне просто кажется, что я мешаю.

Услышав это, предыдущие сомнения в сердце Синдзё возросли.

…Что это?

— Эм? Мы случайно узнали, что ты здесь, но ты можешь ходить, пускай и плохо. Так почему ты не хочешь встретиться с остатками Армии? И…

Синдзё спросила о противоречии внутри Сино.

— Ты скрываешься от остатков Армии здесь и не уверена, уместно ли тебе тут быть. Почему ты так думаешь? В таком случае… где твоё место?

Сино посмотрела на девушку, которая задала ей вопрос.

После чего она запоздало задумалась об этом.

…Что мне ответить?

Клан Тамия за ней присматривает. Кодзи взял её, потому что считал: «у неё свои причины».

Были и другие, которых взяли сюда из-за того же.

Ей казалось, это хороший дом. В нём веяла хорошая атмосфера и жили хорошие люди.

Сино слышала вдалеке тычки копья и суматоху, но была благодарна, что все поддерживают жизнерадостное настроение.

В Топ-Гире девушка однажды жила в большом доме, почти как этот.

Она не могла нормально ходить, но чувствовала себя в полном комфорте под крылом клана Тамия.

…Так почему мне так неловко здесь оставаться?

Чтобы собраться с мыслями, она задала вопрос.

— Хочу ли я вернуться в Армию? Или нет?

— Я не могу ответить за тебя.

Синдзё поднесла палец к губам и немного свесила голову.

— Но, — промолвила она, словно проверяя, и сама собиралась с мыслями.

Во-первых, она подняла один палец к Сино.

— Ты одна, правильно?

Сино кивнула, и Синдзё подняла второй палец.

— Ты была рада узнать, что люди из Армии в безопасности и что некоторым из них удалось уйти.

Она подняла третий палец.

— Но ты не хочешь встречаться ни с одной из групп.

Четвертый палец.

— И ты чувствуешь себя виноватой, оставаясь здесь.

Синдзё опустила голову, слегка хлопнула по колену и задала вопрос, словно самой себе.

— Что это значит?

— Что… ты хочешь этим сказать?

Синдзё кивнула, подняла взгляд и посмотрела на Сино со слегка опущенными бровями.

После крика вдалеке, она нахмурилась.

— В этом доме тяжело вести серьёзный разговор. В Топ-Гире было так же?

— Н-нет. Это особенность местного.

— Ясно.

Синдзё кивнула и снова взглянула Сино в глаза. На этот раз она немного наклонила голову.

— Эм? Я не до конца понимаю, но мне кажется, что… ну… ты хочешь быть с Армией, но не хочешь, чтобы Армия продолжала.

И…

— Как будто ты запоздало выпустилась из Армии во время той атаки.

Сино никогда прежде ниоткуда не выпускалась, но это помогло ей понять состояние сердца.

!..

Она вспомнила сцену в прошлом.

Тот миг, когда девушка разошлась с Армией и осталась одна.

Полтора месяца назад Сино бежала через горы после поражения Армии.

Тогда она пыталась остаться вместе с Микоку, но когда дело доходило до сражения…

…Меня старались от него удержать.

После побега Микоку и остальные, скорее всего, продолжат сражаться в том или ином виде.

Поэтому если она снова встретится с Микоку, её в очередной раз оттолкнут.

В конце концов, Микоку продолжит её отталкивать, до тех пор, пока рядом есть сражение.

…Тогда почему?

Она задавалась вопросом.

…Если в итоге она будет только меня отвергать, почему она так долго со мной оставалась?

Сино не знала. Откуда ей знать. Ответ крылся в сердце Микоку.

Но если она не хочет расставаться с Микоку, ей нужно оставаться с Армией.

И всё же, если Микоку будет искать причины, чтобы её отвергать…

— Мне нужно и дальше держаться в стороне.

…Вот почему я не могу уйти, хотя и не уверена, что должна быть здесь.

Она скрывала свою личность, будучи человеком из Топ-Гира и находясь под защитой врага.

Это вызывало чувство вины от обмана Кодзи, Рёко и остальных, но…

— …

У нее была лишь одна причина для подобного выбора.

…Как же тяжело быть рядом с ней.

Её отталкивали, не говоря почему.

Она не получала ответа, даже если спрашивала почему.

…Поэтому я решила держаться подальше самостоятельно.

— Но мне не хватает на это решимости, потому я снова начала колебаться.

Как только Сино прошептала, в ушах раздался неожиданный звук удара сзади.

— Что?

Сино непроизвольно встала и посмотрела за спину.

Она увидела, как там из разрисованной стены вырастает нечто странное.

Наконечник копья.

Острый и сияющий клинок сопроводил голос, доносившийся от стены.

— Тапваааааа!

Она услышала крик и серию колющих звуков, когда клинок быстро задвигался туда-сюда из стены.

— Ааа, ай, ай, ай, аааааайя! Семиударное комбо!

— Иии! Ондзи выбили в воздухе! Отступаем! Отступаем!

Вслед дальнейшим крикам и убегающему топоту за стеной, в комнате послышался голос Рёко.

— Ладно, ещё три минуты и время вышло. …Ох! Не беги сюдой!!

— Хе-хе-хе. Собираешься сбежать? Но за целых три минуты я легко выйду на рекорд!

После одного шага из коридора, Синдзё заговорила сзади Сино.

— Саяма-кун! Эм…

Прежде, чем она успела продолжить, голос ответил. И он явно слышал, что говорила Сино.

— Держаться на расстоянии, потому что ты не уверена, где тебе место, требует немалой решимости. И всё же даже воздух мира краснеет и расступается, проплывая вокруг тебя в надежде, что ты его вдохнешь.

— Саяма-кун, ты в курсе, что тот же воздух окружает и тебя?

— Успокойся, Синдзё-кун. Нас двоих окружает газ гораздо большей плотности.

— Кислородо-безумство?­

— Хе-хе-хе. Не часто ты каламбуришь, Синдзё-кун. Танака-кун, неси все подушки. Танака-кууун.

— Абрба-а!

— А-а, Танака! Критическое попадание в Танаку! Теперь он не может принести подушки!

Игнорируя возбуждённые голоса, Синдзё почесала затылок и обратилась к Саяме сквозь стену.

— Эм, Саяма-кун? Мне не кажется, что Сино-сан хочет и в UCAT.

— Вот как.

Сино показалось, что её пульс от этих слов участился.

Стало ясно, что он сейчас даст свой ответ.

Поэтому она попыталась что-то сказать. Не важно что, лишь бы потянуть время.

Но прежде чем она успела, голос Саямы достиг её сквозь стену.

— Это нормально.

Сино проглотила слова и замолкла, но он всё равно продолжил.

— Она больше не причастна к Армии.

Синдзё встала и посмотрела туда-сюда между стеной и Сино.

При этом не упустила из виду, что нахмурилась.

— Больше не причастна к Армии?

— Тогда можешь сказать, почему она не использовала свой концепт воздействия на мысли?

Синдзё, наконец, вспомнила, что Сино могла подчинить людей своей воле.

…Эта сила, наверное, могла бы помочь совладать с Саямой-куном.

Она не сомневалась, что первой же командой она скажет ему «угомониться».

Но почему Сино не использовала эту силу?

— Неужели…

Сино обреченно свесила голову, и Синдзё глянула на две цепочки, висящие на шее девушки.

К одной из них крепился красный медальон клуазоне.

Ко второй — синий камушек.

Но последний изменился.

— Он сломан?

Сино выдала небольшой кивок и протянула небольшой синий камушек, чтобы показать белую трещину на нём.

— Во время нашего отступления меня ударило мощным режущим концептом. Я отразила атаку, приказав ей быть «отвергнутой», но концепты, видно, плохо сочетались между собой. Теперь моя сила запечатана, и я не могу её использовать. Он раньше позволял мне входить в Концептуальные Пространства, но я даже не уверена, смогу ли сделать это теперь, когда он треснул.

Когда Сино закончила, Синдзё немного выждала.

Она некоторое время раздумывала о том, что это значит.

— Иначе говоря…. У тебя нет способности сражаться, ты не хочешь встречаться с остатками Армии и не уйдёшь отсюда? И без противоположности из Лоу-Гира у тебя нет ненавистного врага?

Она бессильна, не может двигаться, не имеет врага и не желает сражаться.

Это действительно означало, что Сино не причастна к Армии. Она не отличалась от раненого человека этого мира.

С физической перспективы они неотличимы от людей Лоу-Гира.

Они разнились лишь тем, что входили в Армию и были жителями Топ-Гира.

…Тогда кто же ты?

Синдзё как раз собиралась спросить, но проглотила слова.

Она однажды пребывала в похожем состоянии.

Девушка гадала, с кем должна быть и на чьей стороне находиться.

…Она такая же.

С пониманием этого Синдзё снова села.

Она взглянула прямо на Сино, которая наклонила голову и опустила ресницы.

Покручивая локон, упавший на щеку, Синдзё тщательно подобрала слова.

— Тогда как насчёт такого? Как только ты решишь, на чьей стороне, мы воспользуемся этим, чтобы решить, кто ты.

— Н-но вы не имеете полномочий для…

Ей ответил голос Саямы за стеной.

— Не имеем. Но какое доказательство у нас есть, что ты действительно та девочка из Армии?

Сино выглядела удивлённой и выпрямила спину.

— С тобой нет призрачной собаки и невозможно генетически определить, что ты «реальный человек» Топ-Гира при отсутствии противоположности из Лоу-Гира. Ты можешь быть кем-то совершенно другим, кто просто похож на ту девочку из Армии. Остатки Армии могли завести тебя сюда, чтобы нас одурачить.

— Но это не!..

— Тарах!!

— Иии! Он достал Тецу! Он даже достал Тецу!

Прежде чем Сино успела ещё что-то сказать, шаги Саямы отдалились со звуками уколов.

Синдзё слушала, повернув взгляд на Сино.

— Эм, — начала она, поднеся руку к груди и вдохнув. — Мы, может, и не знаем, из Армии ты или нет, но я бы хотела спросить одну вещь.

— Какую?.. Но мне бы не хотелось говорить тебе ничего, что причинит вред остальным.

— Само собой, — согласилась Синдзё.

Для Сино всё так же важна Армия и Топ-Гир.

И в то же время её заботил мир, который эта земля получила, не зная о Концептуальной Войне.

…Как всё обернётся?

В отличие от Синдзё, Сино всё ещё помнила Топ-Гир, так как же она себя поведёт?

С этой мыслью Синдзё сформулировала слова.

— Сегодня мы уезжаем в Кансай. Там нам предстоит немало работы, и, думаю, мы остановимся в Сакаи на пути назад. Так что если возможно, можешь сказать всего одну вещь? Я думаю, моя мама должна была жить в Осаке Топ-Гира, но где именно она жила?

— Ну…

Голос Сино охрип, но она ответила.

— Поначалу это был приют в Сакаи.

Синдзё вырезала следующие слова девушки в сердце.

— После этого твоя мама жила в лаборатории создания концептов, построенной в Топ-Гире.

— В лаборатории создания концептов?

Сино посмотрела ей в глаза.

Её чёрные глаза словно глубоко погружались в неё.

— Да. Построили огромный комплекс, чтобы спасти людей всех Гиров. Он звался «Ноа».

Сквозь ночь протекала река.

Она имела белый цементированный береговой вал, но частная дорога над ней не освещалась.

Это река Аки, которая протекала с востока на запад через западную Акигаву.

Единственный свет исходил от парка развлечений на обратном берегу.

— Странно, что парк развлечений Акигавы зовётся "Летняя земля Хатиодзи".

Девушка, пробубнившая это, уставилась на тот свет посреди берегового вала со стороны частной дороги.

Она лежала на бетоне в чёрном костюме.

Это была Микоку.

Рядом с ней сидела большая белая собака.

Вдвоём они смотрели на огни парка развлечений и прочее внешнее освещение по ту сторону реки.

На восточном краю парка разместилось стометровое здание бассейна. На западном — американские горки и внешний бассейн.

В эту пору года последний использовался как ночной каток.

— Отсюда нас, наверное, не видно, — пробормотала Микоку, и собака рядом с ней тихо гавкнула.

Она осуждающе окинула взглядом пса.

— Широ, может, ты бы лучше остался с Сино?

Широ не ответил, а просто уставился на свет.

Он даже не шелохнулся, поэтому Микоку поднесла руку к его пазухе.

...Если подумать, я никогда этого раньше не делала.

Раз рядом никого, девушка может раскрепоститься.

Какая же я трусиха, — подумала она.

— Л-ладно. Пришла пора щекотки.

Пес взял её вытянутую руку глубоко в пасть и мягко куснул.

— А-ай!

Он отпустил её, как только она вскрикнула, но тут же принялся снова игнорировать.

Увидев это, Микоку вздохнула, сложила руки за головой и задумалась.

...Широ не ищет Сино, потому что она меня избегает.

И Микоку её ещё не нашла.

У членов Армии есть безопасные дома и убежища по всему Канто, но вещи Сино оставались на месте.

Микоку водила по округе Широ, но пёс никак не среагировал.

Скорее всего, она предоставлена сама себе. Широ уловил ход мыслей Сино.

Он, должно быть, тоже хочет её отыскать, но сейчас она пытается держаться в стороне.

Микоку не знала почему, но Широ не выказывал намерений искать Сино, и, если взять её...

— Меня это как раз устраивает.

Таким образом, Сино больше не будет ничего угрожать. Если она избегала Армию, значит такова её воля.

— Разве не так, Широ? ...Ай!

Широ снова мягко её куснул и отпустил. Микоку видела сквозь него больше прежнего.

Во время их отступления три недели назад мужчина, называемый "насильником", атаковал и уничтожил тело Микоку.

Произошёл обвал, её смыло в реку, и она проснулась через три дня на каменистой местности.

К тому времени места, заготовленные для перегруппировки, уже опустели.

Дом, в котором они жили с Хаджи, находился под наблюдением, то же касалось и фабрики.

В результате Микоку оказалась отделена от Армии и лишилась Сино.

Нахождение в Акигаве навлекало за собой риск попасться UCAT, но она по-прежнему была здесь, потому что это казалось лучшим способом отыскать остальных членов Армии.

Но Микоку так и не обнаружила ни их, ни даже следов их присутствия. Один лишь Широ оказался рядом с ней, когда она проснулась в той каменистой местности. Вот только пёс с тех пор становился всё прозрачнее.

Философский камень Сино создавал скорее синхронизацию разумов, чем брал их под контроль. Он даже мог собрать отголоски мыслей, но из-за характера девушки создавал воплощения того, что можно назвать призраками собак.

Сильнейшим из них оказался Широ, и он продолжит существовать, пока остаётся философский камень Сино.

Но теперь он начал исчезать.

...Её философский камень был уничтожен или брошен?

Сложно сказать, — промычала Микоку, садясь.

Это случилось десять лет назад...

Во время битвы, уничтожившей Топ-Гир, Сино получила философский камень, который разработали её родители.

Это произошло в месте под названием "Ноа". Отрицательные концепты сеяли хаос по миру, и внутри Ноа дела обстояли не лучше. Сино получила камень в качестве защитного талисмана. Больше ей ничего не оставили, даже напутственных слов, после чего отослали из Ноа к вратам, ведущим в Лоу-Гир.

Микоку также вспомнила, как и её отослали родители и автоматическая кукла, заведовавшая Ноа.

Когда она вышла наружу, миру уже пришёл конец, а Ноа окружили UCAT Лоу-Гира. Жители Топ-Гира из местного UCAT оставили детей внутри Ноа с Хаджи, который временно отступил. После чего большинство взрослых вернулось в бой.

По их словам им пришлось, потому что это сражение между Топ-Гиром и Лоу-Гиром.

Затем дети эвакуировались в Лоу-Гир.

Микоку подумала, что знает, почему Хаджи так враждебен к Лоу-Гиру.

...Потому что тогда не смог сразиться до конца?

Внутри неё пребывало похожее чувство.

Полтора месяца назад её неопытность не дала ей довести дело до конца.

— Что это за сожаление? — пробормотала она.

Широ повернулся к девушке, и она в очередной раз отметила, как хорошо сквозь него видит.

...И если философский камень Сино действительно теряет силу...

Для неё это будет впервые.

Тот камень служил последней линией обороны, когда Сино ступила в этот странный мир, который так походил на тот, который она знала.

Девушка никогда не выходила в Лоу-Гир без камня.

...Но если она его лишилась...

Продолжая свой ход мыслей, Микоку затаила дыхание, но...

— ...

Девушка встала.

Широ снова повернулся к ней, и она попыталась погладить его по голове.

— Ай! Уймись, Широ. ...Так или иначе, Сино умница. Не знаю, где она живёт, но если обвыкнется там, мы ей больше не понадобимся.

Поникшая голова Микоку и её тон создавали впечатление, что она пыталась убедить в этом саму себя.

— Выходит, только я осталась одной.

Мне не нравится, как это звучит теперь, когда рядом никого нет, — подумала она.

Единственная частичка надежды была в том, что Сино, судя по всему, с хорошими людьми. Будь она в опасности, Широ бы что-то сделал.

Поэтому...

...Это моя проблема и только моя.

В ближайшем будущем они явно каким-то образом выступят против мира. У Тацуми был Алекс, а у остальных свои дорогие люди, но…

...Я одна.

Микоку оттолкнула самого ценного для себя человека.

Теперь, когда она стала врагом этому миру, ей больше никогда не придётся никем дорожить.

— Я могу лишь всегда оставаться одной.

Неожиданно её опущенный взгляд уловил свет.

Между её глазами и философским камнем в горле обнаружилась прямая линия света.

Её отражал металлический клинок, пронзивший шею девушки сзади и выпирающий спереди.

— Э?

Голос Микоку не смог выразить слов.

Перед её взором предстал кинжал, толстым лезвием вонзённый в шею сзади, пока из горла вырывалось приглушенное дыхание и кровь.

— !..

Поэтому девушка стиснула зубы и проглотила кровь. Что бы это ни было, крик боли только сообщит нападавшему о её положении, поэтому она вдохнула через нос.

— ...

Спокойно, — сказала она себе, потянувшись правой рукой назад и схватившись за рукоять кинжала.

Микоку зафиксировала голову левой рукой и потянула клинок.

...Кх.

Девушка ощутила, как с того места, где она обычно дышит и глотает, шею покидает нечто холодное.

Она сдержала рвотный позыв и вытащила кинжал.

За исключением того, что пролилось с лезвия, крови не было.

Она вытащила достаточно прямо, чтобы мгновенно началось исцеление.

Как раз тогда Микоку осознала, насколько искусен метатель.

Она не ощущала никого на береговом валу за спиной.

Что означало, кинжал швырнули по параболе с обратной стороны.

Не многие способны достичь такого слепого броска. Особенно с силой встрять так глубоко.

— Не может быть.

На ум пришло имя, и она как раз собиралась назвать его вслух, но остановилась, когда заметила кое-что другое.

На кинжале в её руках было что-то написано фломастером.

На одной стороне толстой коричневой кожаной рукоятки имелось сообщение.

"Будь начеку. Враги. Завтра в Сакаи объяви о наших намерениях как лидер. "

А с обратной стороны резинкой примотали сложенное письмо.

Как только она его прочла, Микоку убедилась в личности метателя.

...Тацуми?

Таким грубым методом она говорила ей не терять бдительность, и что враг близко. А ещё...

...Как лидер?! Что это значит?!

Нет, она знала ответ.

Ей говорили занять место Хаджи.

Микоку казалось, это безумие, но она также знала, что Тацуми пытается сказать. Теперь, когда Хаджи в плену, Армия обезглавлена. Что означает — Армия как таковая исчезнет, и они станут силами Топ-Гира.

Им понадобится лидер, но Алекс ограничен телом механического дракона, Тацуми не хватало лидерских качеств, а Сино пропала.

Ответ, получившийся методом исключения, разозлил Микоку. И...

...Завтра в Сакаи, объявить наши намерения?

В Сакаи содержалась информация о матери Синдзё, значит, она отправится туда? Но...

— Я должна решить судьбу всех?! Что всё это значит?!

Едва лишь дрогнув из-за собственной неопытности, Микоку услышала неожиданный звук сверху вала у себя за спиной. Кто-то пнул небольшой камушек, а Тацуми никогда бы не допустила такую оплошность при приближении.

Девушке даже не пришлось думать, что это значит, когда она поднялась с берега.

Микоку двинулась вперёд к реке.

— Широ!

Выдав окровавленный крик, она решила, что слишком много думает.

Микоку размышляла о Сино, о сожалении, вызванном собственной неопытностью полтора месяца назад и о своём одиночестве.

Это всё так сильно тяготило её разум, что она позволила броску Тацуми себя достать.

Девушка не сомневалась, что Тацуми бы заявила, что обычно она бы заметила кинжал.

Но, даже догадываясь о предостережениях других, Микоку не могла отыскать достойного ответа.

Она знала лишь две вещи.

Первая — она потеряла бдительность из-за собственной неопытности.

И вторая...

...Саяма не сидит на месте!

Армия и Хаджи хорошенько их взбудоражили, резервации Гиров обязаны отреагировать, и зарубежные UCAT не станут просто молчать.

И всё же...

— ...

Микоку нырнула в зимнюю реку, чтобы сбежать.

И сделав так, она осознала, что, может быть, бежать ей больше некуда.

К береговому валу сверху донеслось два всплеска.

Вскоре прозвучал топот четырёх пар тяжёлых ботинок.

На неосвещённом асфальте сверху вала стояло четыре крупных человека в костюмах.

Трое мужчин и одна женщина. Блондин, два брюнета и шатенка.

Их глаза скрывались за устройствами, похожими на визоры.

Черноволосый мужчина, по-видимому, их лидер, заговорил в мобильный телефон.

Говорил он по-английски.

— Они сбежали. Замеры философского камня отдаляются по реке. Мы продолжим к следующей... нет, разделиться мы не можем. ...Тэстамент. Тогда мы продолжим обычное патрулирование.

Черноволосый мужчина завершил звонок.

Всплески от поверхности тёмной реки уже прекратились.

Несколько секунд спустя он поднёс правую руку к визору.

— Цель вне поля зрения.

После своих тихих слов мужчина деактивировал несколько переключателей сбоку прибора.

— Тяжело, когда нельзя действовать в открытую. Есть немало людей, которых необходимо тайно защищать, поэтому мы не можем преследовать, когда всё же обнаружим цель... Ничто так сильно не угнетает. Какая жалость. Я родился в Техасе, так что люблю перестрелки.

— Держи себя в руках, — откликнулась шатенка рядом с ним. — Уверяю тебя, полковник Одо рвётся в бой не меньше, чем все мы, но он застрял за переговорами с родной страной под Ёкотой. И ты знаешь, как ему претит бумажная работа.

— Но поедь он на совещание вместо майора, то наверняка бы в буквальном смысле раздавил представителей прочих UCAT. Я прям слышу, как он говорит "Они меня бесят! Они меня бесят, Роджер!" Весь зал для совещаний превратился бы в лепёшку.

— Это точно, — сказали двое мужчин за ней с кривыми усмешками.

Но женщина лишь пожала плечами.

— Но это его нормальное поведение. Почему он бездействует? Используй он полноту власти и положения Соединенных Штатов, большинству стран на том совещании ничего бы не оставалось, кроме как смириться.

Темноволосый мужчина снял визор, сложил его и положил в карман.

Затем развернулся и двинулся к чёрной машине, припаркованной на краю набережной.

После первого шага, он заговорил.

— Тогда ответь вот что. Кто победил Чёрное Солнце?

————.

Он услышал позади себя вздох и на ходу пнул осколок асфальта.

— Я был тогда в аэропорту Тёфу. Видел, как он истреблял машины моих товарищей. Сбитое нами оказалось не Чёрным Солнцем, и мы пустили настоящего в наше воздушное пространство. Вот только, — добавил он. — Некоторые пытались понять Чёрное Солнце и в знак извинения получили от него Концептуальное Ядро.

Он горько вздохнул.

—Наша с полковником задача в том, чтобы не дать никому запечатать силу тех ребят. Остальные Гиры сейчас нарываются с ними на драку, но я, по крайней мере, знаю, что кроме той братии никто с ними сражаться не сможет. Не сомневаюсь, полковник и майор тоже это знают. И нам известно, что дать им волю сражаться — быстрейший ответ.

— Но остальные UCAT этого не знают и попытаются вмешаться, разве нет?

— Тэстамент, — ответил блондин в чёрном.

Он похлопал по плечу мужчину рядом с собой и тоже зашагал к машине.

— За прошедшие две недели рядом или на пороге жилищ людей из Отряда Левиафана члены разнообразных UCAT показывались около тридцати раз. Извращенцы, поджигатели и Директор UCAT Ооширо считаются отдельно, но, похоже, мы по-прежнему прикладываем немало усилий для поддержания мира в этой стране.

— По-видимому, мы можем распространять мир да свободу и на домашнем уровне. Мы продолжим поддерживать порядок в каждом UCAT, приглядывая за ними, и доложим о любых враждебных действиях от прочих Гиров. Это важная работа... и мы порой ловим подобных людей в нашей сети.

— Это ж была Тода Микоку, девушка с философским камнем бессмертия, да?

— Да, — ответил мужчина, идущий впереди. — Но то не бессмертие. Это скоростная регенерация, и у неё есть недостаток. Восстановление не мгновенное и зависит от камня, поэтому останавливается, если камень уничтожить. Другими словами, если разорвать её на куски взрывчаткой, а потом уничтожить камень раньше, чем она полностью регенерирует, она умрёт. Она ничего не сможет с этим поделать, — добавил он. — Ко всему прочему, Армия говорила о правде Топ-Гира, но забыла две вещи. Во-первых, мы сейчас живём сегодняшним. И во-вторых, им не удалось похитить ни единого Концептуального Ядра. Все их заявления не более чем прошлое, если нечего выложить на стол переговоров. Так что...

Он неожиданно затих.

Его шаги тоже остановились.

Мужчина замер в семи метрах от машины на краю набережной.

Берег снижался влево и соединялся с дорогой, пролегающей у реки.

Он посмотрел на фонари там и молча отвёл взгляд.

На асфальте перед ним кто-то стоял.

И вовсе не один из его трёх сослуживцев.

Кто-то совсем новый.

Девушка с длинными волосами в боевом плаще.

Она появилась будто из ниоткуда.

Стояла в пяти метрах, мужчина и не заметил её приближения.

Это же, похоже, касалось и его сослуживцев. Трое человек развалилось без движения на пути, который девушка уже прошла.

Отметив, что они словно просто упали на ходу, мужчина зашевелился.

Он вытащил из-под плаща пистолет-пулемёт.

Затем направил на неё короткий глушитель, и воздух сотрясли глухие выстрелы.

— Нагата Тацуми!

В ответ навстречу ему ринулась холодная улыбка.

— Да. Так я сейчас зовусь.

Мужчина увидел, как Тацуми шмыгнула ему под руку.

Она двинулась под вытянутое им оружие.

Её текучие тёмные волосы обволакивал ветер, а меч, вытащенный со спины, блистал серебром.

Движения девушки выглядели расслабленными, но несли в себе скорость молнии.

— Извини, но мне нужно, чтобы ты немножко постоял.

Вслед обнажённому мечу её левый локоть рванулся вверх.

Он оттолкнул правую руку, держащую автомат.

Мужчина увидел, как его рука немного согнулась и потом прогнулась полностью, словно выпуская силу.

В следующий миг просвистел клинок Тацуми и перерубил автомат напополам.

Однако мужчина по-прежнему мог двигаться.

Он оттянул левую руку и попытался вытащить боевой кинжал на левом бедре.

— Ты это ищешь?

Тацуми вопросительно наклонила голову и показала кинжал в правой руке.

Затем мягко нажала на край рукоятки и втиснула всё лезвие в грудь мужчины под самой ключицей.

————.

Издав крик боли, он кое-что увидел.

Тацуми вытащила серебряную линию, и она словно размножилась несколько раз.

Иллюзия возникла от серии ударов слишком быстрых для его глаз.

И все попали.

Звук был легче разрывания бумаги, но все удары пробили его конечности или туловище насквозь.

Кости переломало, органы прошило, и мужчина начал заваливаться на асфальт.

— Кх.

— Ещё можешь говорить?

Тацуми вытянула руку к груди во время его падения.

Едва он подумал, что она собирается делать, как нападавшая схватилась за рукоять кинжала, вонзённого там.

— Я его уберу.

Она использовала его падение, чтобы вытащить нож.

Рвущее чувство наполнило правую сторону тела сзади.

— !!..

Мужчина проглотил крик боли и вместо этого посмотрел на луну, вслушиваясь в голос Тацуми.

— Не насмехайся особо над Микоку, хорошо? Будь она и правда бестолковой, я бы не стала её ничему учить. В отсутствии Сино и когда некуда бежать, это идеальная возможность для самотренировки. И...

Мужчина услышал горький смех.

— Кого тебя поставили защищать? Если вспомнишь, то поймёшь, что мы не собираемся сдаваться. Да, пока Микоку ещё не взяла себя в руки, мы должны установить для неё сцену.

Он упал на спину.

Жгучая боль в правой груди погрузила его разум во тьму, но перед этим он отчётливо услышал голос Тацуми.

— Мы установим сцену, чтобы Топ-Гир мог исправить Путь Левиафана. ...Надеюсь, тебе не терпится это увидеть.

Большое пространство окружали книги.

То помещение на первом этаже общеобразовательного корпуса второго года обучения Академии Такаакита называлось Библиотекой Кинугасы.

Оно ярусами спускалось к центру, полнилось неисчислимым количеством книжных полок, словно лес, а пейзаж за почти прикрытыми окнами накрыла тьма.

Часы на стене показывали девять вечера, так что освещение обеспечивали только лампы на потолке.

Искусственный свет создавал тени от рядов книжных полок, так что практически всю библиотеку накрыло сумраком.

Свободной от него оставалась лишь высочайшая точка ярусного пола, где не было полок.

Что включало в себя стойку у входа и подсобку в задней части.

Перед неосвещённой подсобкой как раз стояло два человека, и один зашёл внутрь.

Одна из людей снаружи, девушка с длинными светлыми волосами, прислонилась к стене.

Вторая — блондинка с короткой стрижкой — заглядывала в тёмную комнату.

Внутри же стояла короткостриженая девушка, которую блондинка и высматривала.

Она обратилась к девушке в спортивном костюме, что рылась у стены подсобки.

— Э-э, Казами? Ты в порядке?

— Э? Всё нормально, Хио. Они просто хранят здесь ненужные вещи, так что мне ничего не будет за то, что я сюда полезла. Кроме того, Библиотеку Кинугасы ещё не задействовали в фестивале окончания года.

— Нет, Казами. ...Я про сражение.

Услышав это, девушка с длинными светлыми волосами отошла от стены. Она заговорила к Казами, которая искала выключатель в тёмном помещении.

— Ты не ранена?

— Нормально, нормально.

Горько улыбнувшись, Казами нашла и нажала на выключатель.

С потолка послышался тихий звук вспышки и зажёгся коричневатый свет.

— Ну что ж, — сказала Казами под тем светом. — Ух, сколько ж тут и книжек. Маленькая комнатушка набита ими под завязку.

— Ч-что ты затеяла?

— Сама не знаю. Но слышала, зачем позвонили Саяма и Синдзё? Внутри Библиотеки Кинугасы должен быть «Кабинет».

Казами знала, что Саяма отправился в поместье Тамия, и понимала почему.

Он ищет прошлое своей матери.

Она знала, что прошлое вызывает у него боль, но теперь он шагает вперёд, не страшась его.

В таком случае…

— Мне нужно ему помочь.

Микаге удивлённо наклонила голову, но Казами просто улыбнулась и сменила тему.

— Давайте тут приберём, пока парни закупают напитки и яства. …Думаю, под той большой грудой книг в центре на деле стоит стол.

Плечи Хио под курткой и школьной формой содрогнулись, стоило ей это услышать.

— Это и есть Кабинет?

— Хм? Нет. Это подсобка.

— Тогда…

Лицо Хио окрасилось сомнением, а Микаге безучастно наклонила голову, поэтому Казами кивнула.

— Мне кажется, это вход в Кабинет.

— Н-но тут ничего нет. Даже сзади одни книжные полки

Ох, точно, — подумала Казами. Хио и Микаге не слишком хорошо знакомы с библиотекой. Иначе бы они заметили одну вещь.

Поэтому она посмотрела на настенные часы.

До девяти оставалось всего ничего, и Зигфрида у стойки и близко нет.

— Вы знаете, что библиотекарь Зигфрид играет на пианино в музыкальной комнате на втором этаже каждый день в одно и то же время, и когда выдаётся свободная минутка?

Пока она говорила, послышалась музыка.

Это Silent Night.

Пианино звучало почти сакрально.

Вслушиваясь в тихую, но в то же время спокойную музыку, Хио опустила ресницы.

— Я слышу, ну и что? Микаге, ты тоже слышишь, правда?

— М-м.

Хио сковала неловкость, а Микаге непонимающе наклонила голову, но Казами была удовлетворена.

— Именно, — кивнула она. — Вы слышите. …Теперь идите сюда.

Казами обхватила девушек за плечи и вышла с комнаты.

Сделав пару шагов, они выпрямились, чтобы шагать с ней вровень.

— Э-э, Казами?

Девушка прошла ещё немного, не отвечая, и спустилась на один ярус ступенчатого пола.

Казами опустилась вместе с Хио, наблюдая как Микаге несколько ускорила свой шаг в сравнении с их.

Ещё через пару шагов стало ясно, на что намекала Казами.

Хио и Микаге не стали идти дальше с Казами.

Они остановились, поэтому Казами поступила так же.

Она посмотрела по обе стороны. Микаге справа безэмоционально опустила голову, а Хио слева широко открыла глаза. Обе девушки онемели, поэтому Казами проговорила с триумфальным смехом.

— Хе-хе. В чём дело, девочки? Почему стоим?

— М-м.

Микаге кивнула, а Хио, замявшись немного, медленно проговорила.

— Музыка… пропала.

— Правильно, — подтвердила Казами, отпустив плечи девушек.

Затем шагнула вперёд, развернулась, чтобы встретить их удивлённые и озадаченные лица, и сделала вдох.

— Я только что нашла ответ на одну из тайн этой школы.

Казами посмотрела на потолок. За белыми панелями и лампами дневного света находился музыкальный класс.

— В комнате музыки сверху полная звукоизоляция. Даже из коридора прямо за её дверью ничего не слышно. А над ней класс изобразительного искусства. Так почему же звуки тех двух помещений отдельно доходят до подсобки?

— Отдельно?

— Да, — кивнула она и посмотрела в глаза двух девушек. — Когда Брюнхильд держала в комнате изобразительного искусства свою птицу, мы слышали из каморки её щебетание. Однако звуки музыкального класса не слышны в художественном классе. Зигфрид предположил, что причина в том, что звук резонирует от стен, но…

Продолжая, Казами глянула на каморку.

— Что если там скрытая комната? Что если оно резонирует не от стен? Что если кондиционирование воздуха скрытой комнаты проходит через музыкальный и художественный класс по отдельности, поэтому и звуки доходят по отдельности?

— …

Хио и Микаге искренне изумились, но самодовольство Казами било через край.

— А теперь, — сказала она, хлопнув в ладоши.

Звук раскатился по библиотеке, и девушка подняла брови в улыбке.

— Давайте наведем порядок. Хотя бы чтобы добраться до рабочего стола и книжных полок с той стороны. …Стена за ними выглядит подозрительно, разве нет?