Том 6-A    
Глава 15. Обычное необычное


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 15. Обычное необычное

В помещении висела доска на стене и стояло несколько рядов парт.

За ними сидели мальчики в чёрной школьной форме и девочки в синих матросках.

Но в то же время сзади дальнего левого ряда у окна находился цвет, нехарактерный для остальной части класса.

У всех были тёмные волосы, но девушка с короткой стрижкой оказалась блондинкой.

На бейджике её формы значилось «Heo T.».

Хио разложила на парте тетрадь, учебник и пенал, после чего посмотрела перед собой.

Окна с левой стороны класса открывали вид на двор и заднюю часть здания В. Класс располагался на третьем этаже здания С, которое стояло севернее остальных.

Несмотря на серое небо за окном, кондиционирование воздуха не пускало холод внутрь.

...Тут даже немного жарко, так что сидеть у окна хорошо и прохладно.

С этой мыслью девушка начала переписывать то, что учитель оставила на доске.

Это класс современного японского, и они проходили проблему толкования.

Хио нравилось учиться. Она многое узнавала и...

...Это помогает забыть о прошлой ночи, хотя бы немного.

Девушка вспомнила, что Харакава ей сказал, когда ушёл.

Он сказал держаться подальше от пути Левиафана, потому что она в безопасности.

Сказал, что живущему в безопасности нет нужды навлекать на себя опасность.

Но...

Девушка гадала, что же ей делать на случай, если увидит того, кого захочет защитить от опасности.

Она не знала ответа и поэтому ничего не сказала, когда он ушёл.

Это вдруг натолкнуло Хио на мысль.

Ох, — сказала она себе.

...Он ушёл, потому что я не смогла ему нормально ответить.

В таком случае, её злость была просто неуместным всплеском эмоций? Она уже поглотила немало их сладостей, так что...

...С т-точки зрения калорий, я сделала ужасную ошибку! Нет, ничего страшного. Я ещё молода, — сказала она себе, как раз когда услышала голос.

— Хио? Неприятности? Неприятности?

Удивившись, девушка подняла поникшую голову.

Она осмотрелась, но голоса больше никто не заметил. Слышался только выдуваемый из обогревателя воздух и царапанье учительского мела по доске.

Она также расслышала редкие переворачивания страниц школьных тетрадей, поэтому слегка расслабила плечи.

...Похоже, они не заметили.

Её повседневная сумка стояла слева от парты, но сегодня Хио взяла дополнительный чёрный рюкзак, и он был слегка приоткрыт.

Оттуда выглядывала зелёная точка — нос растительного существа.

Он двигался туда-сюда, словно принюхиваясь, и Хио ему зашептала.

— Эм, извини, но я сейчас посреди урока.

— Наружу.

Существо неожиданно начало вылезать из рюкзака, словно стягивая его с себя.

— !

Хио лихорадочно схватила его за плечо и затолкнула обратно.

— П-прости, но сейчас тебе не время выходить.

— Хио? Паникует?

Не то слово!!

Пока что она закрыла рюкзак на молнию, оставив торчать только нос существа.

Девушка быстро осмотрелась вокруг, но заметила только пару любопытных взглядов одноклассников.

Они, похоже, подумали, что ей просто взбрело в голову вытащить что-то из сумки.

Хио непринуждённо снова уткнулась в тетрадь, выпрямилась и подобрала механический карандаш.

Она выровняла дыхание и снова принялась конспектировать, полностью осознавая направленные на неё взгляды.

...Я-я хулиганка, сегодня я и правда хулиганю. Как я могла притащить в школу животное?

Задумавшись об этом, Хио осознала, что даже хулиганы не берут животных в школу.

Вдобавок ко всему, это не животное. Это житель другого мира.

...Я-я запаковала то, что можно назвать личностью. ...Я хулиганка мирового класса!

Но это часть её работы как члена Отряда Левиафана. Растительное создание показалось у её порога, спросило лично её и попросило повторных переговоров.

Утром с ней связалась Казами и, услышав о ситуации, посоветовала следующее:

— Постарайтесь поладить.

Невнятнее тут и не скажешь, но Казами ещё сообщила, что прошлой ночью Хибу с Микаге отправили в больницу, и что Топ-Гир похитил концептуальное Ядро 3-го Гира.

А ещё, похоже, Саяма и Синдзё прибыли в UCAT Изумо.

Это означало, Хио придётся разбираться самой.

Она не могла оставить гостя одного на целый день, поэтому взяла создание с собой.

— Хио. Вода. Вода.

Хуже всего то, что требовалось замачивать его в воде каждый час, поэтому она торопливо подняла руку.

— Извините, пожалуйста! Мне нехорошо.

Её пожилая классная руководительница горько улыбнулась.

— Мисс Сандерсон, не переутомляйтесь слишком в повседневной жизни.

Остальные бросили на неё жалостливые взгляды, поэтому девушка начала переживать, какой именно виделась в их глазах.

Как бы там ни было, Хио вышла из класса с рюкзаком существа в руках и добралась до центрального коридора здания.

Она открыла женский туалет в холодном воздухе и вошла в кабинку.

Затем закрыла бледно-зелёную дверь и подняла крышку унитаза.

— Э-э, тебе нужна вода, да?

Хио вытащила из бокового кармана рюкзака термос с горячей водой.

После чего расстегнула молнию, и растительное создание протиснулось наружу.

Оно согнулось к центру открытого унитаза.

— Вода.

— Э-эту воду нельзя трогать. Нельзя.

Хио отругала существо уже третий раз за день и поместила его поперёк унитаза.

Девушка поставила его шесть лапок на открытую крышку и облила горячей водой из чашки термоса.

— Хорошо.

К тому времени, как вода пролилась сквозь существо, она похолодела.

Всплеск продолжался, пока термос не опустел.

Проделав это, Хио облегчённо вздохнула.

...Р-разбираться с другими мирами непросто.

Она потянулась, стараясь при этом, чтобы спина не касалась стены, и существо задало вопрос.

— Хио? Чем занимаешься?

— Учу японский.

— Японский?

— Язык этой страны.

— Тяжело?

Хио знала, к чему оно клонит. Они общались напрямую мыслями, поэтому использовали то, что можно назвать идеальным языком. С их точки зрения использование различных языков может прозвучать как тяжёлый труд.

— Я думаю, это увлекательно.

— Тогда 4-й скучен?

На неожиданное обращение Хио ахнула.

Она начала с того, что постаралась сохранить улыбку.

— Хио. Потеет.

— Д-да. И это очень неприятный пот. Н-нет, не надо ничего с меня поглощать. Не надо. Д-для меня это в порядке вещей.

Я, оказывается, могу выдавать довольно смелые заявления, оказавшись загнанной в угол, — подумала она, выискивая ответ.

— 4-й Гир тоже увлекательный.

— Почему? Всего один.

Хио задумалась об использовании растительным существом слова «один» и тщательно подобрала слова.

— В том смысле, что языки предназначены для передачи мыслей, поэтому хоть языки Лоу-Гира и 4-го Гира принимают разные формы, в итоге они одинаково увлекательны.

Через некоторое время создание ответило.

— 4-й и Лоу-Гир одинаковые? Почему?

Она знала ответ на это благодаря жизни в доме Харакавы.

— Потому что мы живём вместе. Языки предназначены для передачи мыслей друг друга, так что, даже принимая разные формы, они одинаковые, если мы сможем правильно всё передать.

— Совместная жизнь делает одинаковыми?

— Да, вместе делает одинаковыми.

Я заговорила как оно, — подумала она с горькой улыбкой.

— Даже если мы разные, мы можем быть одинаковыми.

— Но Харакава не вместе. Не одинаковый?

На этот вопрос лицо Хио осунулось.

Растительное существо не видело Харакаву. Девушка не знала, откуда оно о нём узнало, но его занимало то, что парень не с ними.

Почему он не с ней?

Вот вопрос, который волновал её больше всего.

...Почему?

Тем не менее, говоря с существом 4-го, она должна вести себя как полноценный представитель Лоу-Гира.

Если 4-й Гир воспринимал её и Харакаву как Лоу-Гир, тогда они пребывают в небольшой гражданской войне. Девушка верила, что это временный разрыв, и он не продлится вечно.

— Харакава сейчас не со мной.

— Такой же, но не с тобой? Всегда?

Хио чуть не ответила «может быть», но...

— ...

Проглотила слова. Она хотела сказать «нет» и попыталась найти для того оправдание.

...Ох.

После осознания девушка выдала ответ.

— Возможно.

— Правда? Хио и Харакава не вместе?

— Да, возможно.

Хио выдала чёткий ответ.

— Но возможно нет.

— Так что же?

Отвечая, её голос не дрогнул.

— Я не знаю, потому что всё зависит от меня.

Хио не была уверена, но ей казалось, что ответ таков. Ей казалось, что это приведёт её к ответу.

...Да.

Если Харакава её отверг, ей следует разобраться почему и исправить то, что нужно исправить.

Она расплакалась от того, что не пыталась понять, что это было, и предположила, что с ней всё в порядке.

Едва лишь Хио это осознала, как в дверь кабинки раздался стук.

— ?!..

Растительное существо не закончило водные процедуры, поэтому она была благодарна закрытой двери.

— З-занято!

— Это ты, Хио Ти? Ты в порядке?

Голос принадлежал члену комитета здравоохранения их класса.

Хио кивнула на прозвище, которое породил её бейджик.

— Д-да. Всё нормально. А что?

— Хио Ти, наш учитель сказал пойти тебя проверить. Сегодня ты много разговаривала сама с собой и делала странные вещи. ...Ты уверена, что в порядке? Я, эм, слышала довольно много, ну, воды.

— О-ох.

В голове вплыли на удивление спокойные мысли «это недоразумение» и «что мне сказать?», но её молчание, должно быть, встревожило девушку.

— Э-эм, Хио Ти? Случаем, т-тебе и правда нужно в туалет?

— Э? Ну, а...

Хио посмотрела на растительное существо, стоящее над унитазом и случайно произнесла вслух.

— Эта большая зелёная штука не примет возражений.

— Э? Ты ела в последнее время много зелени и овощей, богатых бета-каротином?

— Ах! Нет, выкинь из головы! Выкинь! Я ничего не говорила!

— Нет, Хио Ти, тебе нужно отнестись к этому как положено! Сходи в медпункт и возьми слабительное!!

— Слабительное? — переспросило растительное существо.

— Э-это такое лекарство, — ответила Хио.

— А-а, Хио Ти снова разговаривает сама с собой! Учитель! Учитель! У Хио Ти проблемы!

Услышав открытие двери туалета и бегущие шаги по коридору, Хио приложила ладонь ко лбу.

— Сегодняшние проблемы начинаются раньше обычного...

— Хио Ти? — спросило растительное существо.

— Э-э, да. Некоторые называют меня так.

Она вздохнула и коснулась растительного существа.

Оно уже поглотило всю воду.

В тёмном коридоре стояли Синдзё и Саяма.

Синдзё держала камень размером с кулак. Это Вестник Вонамби, но...

...Он тёплый.

Твёрдый камень испускал изнутри мягкое тепло.

...В последнее время похолодало, так что неплохо было бы иметь что-то такое ночью под одеялом.

Тем временем она увидела что-то впереди.

Длинный белый терминал с книжной полкой и буфетом для посуды.

— Рабочее место моей мамы.

Увиденная в прошлом чашка кофе стояла в буфете.

Синдзё слегка замешкалась.

— ...

Она поместила камень на консоль, открыла буфет и взяла белую чашку обеими руками.

Она была холодной, но девушка ощутила в ней воображаемое тепло.

Держа чашку и опустив голову, Синдзё изменилась в лице.

— Она была здесь.

С глаз грозились сорваться слёзы, и она осознала, как часто её в последнее время пробивало на плач.

Поэтому Синдзё сделала вдох, собралась с силами, сдерживая слёзы, и обняла чашку.

— Можешь плакать, если хочешь, Синдзё-кун.

— Нет.

Она резко покачала головой, заставив капли в уголках глаз задрожать.

— Мы поедем в Сакаи. Я уверена, что разревусь там, так что… не хочу плакать до этого. Так я смогу наплакаться всласть.

Девушка подняла голову и выдавила улыбку.

Слёзы не покинули глаз, значит, не считается, правильно? — сказала она себе, вытирая глаза.

Затем мягко поставила чашку на терминал.

[Уверена?][Не возьмёшь?][Принадлежит][Юкио]

— Мама не оставила её для меня и не проводила с ней время после моего рождения. Она принадлежит ей со времён её пребывания здесь.

[Тэс][Понял][Юкио][Другая][Синдзё][Имя][Имя?]

— Садагири, — твёрдо сказала она.

А через некоторое время...

[Синдзё][Садагири][Синдзё][Юкио]

И...

[Личность][Унаследовать][Понял][Тэс][Тэстамент]

Она с улыбкой кивнула.

— Спасибо.

[Спасибо][Благодарить][Благодарный][Признательный][Признанный][Знаменитость][Знамя][Стяг]

— Ваш избыточный интеллект иногда теряет ваши ассоциации из-под контроля?

[Извини]

И затем...

[Говорим сами с собой][Часто случается][Пытаемся][Сдерживаться][Ядро][Остров][Видео][Осака][Амфитеатр]

Они начали играть в слова.

...Кажется, я бы могла наблюдать за ними целый день, но они всегда этим занимались?

Она представила себе, как Вонамби и все они стремительно играют в слова, чтобы ускорить своё нагревание, живя в своём пустынном мире во время Концептуальной Войны.

…А вообще, кто их научил этой игре? Наверное, дед Саямы или мой прадедушка, — решила она.

— Интересно, был ли мой прадедушка похож на твоего дедушку, Саяма-кун.

— С-синдзё-кун, прошу, не оскорбляй так своих родственников.

[Оскорбление][Осквернение][Обледенение][Холодно?]

— Нет, я в порядке, — ответила Синдзё, погладив камень перед собой.

Затем она подняла взгляд.

Саяма рядом с ней поступил так же.

Они оба посмотрели во тьму за терминалом.

Во сне прошлого она полнилась джунглями из труб и стенами из громадных баков, но сейчас...

— Что это за пустота?

Из тьмы была выщерблена сферическая площадь пятидесяти метров в поперечнике.

Пустое пространство въелось и в окружающие машины с трубами. Во все рядом стоящие баки и аппаратуру врезался край сферы, открывая вид на внутренние детали.

Синдзё могла только предположить, что массивное пространство полностью исчезло.

На дне образованной пустоты лежало пару панелей, образуя возвышенность, и на них расстелили футоны. Автоматические куклы, скрывавшиеся под землёй, скорее всего, используют это место для сна.

— Держу пари, самая высокая кровать с навесом принадлежит Мияко-сан.

От отдалённого входа послышался голос Мияко.

— На наши вещи не глазеть!

Синдзё напрягла плечи и схватилась за руку Саямы.

Она задалась вопросом, как им обследовать эту площадку, не глядя на кровати, но...

— Что это за дыра? Во сне ведь её не было?

— Нет, — Саяма покачал головой и Баку повторил его движение.

Неожиданно издалека донёсся голос.

— Это результат создания и последующего уничтожения концепта. Это предотвратило дальнейшее использование лаборатории, но также подтвердило, что теория создания концептов была завершена.

Синдзё повернулась к голосу, исходящему из коридора, и тот продолжил.

— Здоров. Вы тут многое увидели, ведь так? Так скажите мне, что вы обо всём этом думаете? Оно вас подбодрило и вызвало чувство, что вы всё же хотите продолжать? Ведь так?

Из тьмы появился хозяин голоса.

— Тот дяденька в белом костюме.

— Правильно. Зовут меня Изумо Рэцу, так что попытайтесь запомнить, если можете. В конце концов, я гораздо известнее моего сына. В общем, с момента своего падения я решил дождаться вас на пути наверх.

Пожилой мужчина в белом костюме показал, что скрывал за широкой спиной.

Белый планшет размером с А4, но...

...На нём такое же покрытие, как на концептуальном оружии! В таком случае, — подумала Синдзё.

Рэцу улыбнулся смущённой улыбкой с опущенными кончиками бровей.

— Вонамби 8-го Гира здесь. Можете взять его с собой и закончить Путь Левиафана на обратном пути.

Его тон давал понять, что грядет «но», поэтому Синдзё напряглась.

Словно отвечая на её напряженность, заговорил Саяма.

— Звучит так, будто ты что-то недоговариваешь.

— Естественно Микото-кун, внук старого Саямы, меня раскусил. ...Да, я кое-что хочу сказать, и кое-что хочу спросить.

— Начни с того, что хочешь сказать.

— Хорошо, — Рэцу кивнул и посмотрел на Синдзё. — Синдзё-кун, теперь, когда ты пришла сюда и увидела эту громадную пустоту, обратила ли ты внимание на некую загадку?

Прежде чем она спросила, что он имел в виду, мужчина посмотрел на большую дыру, прищурился и продолжил.

— Это был концепт письма 1-го Гира. Он уже существовал, но был создан как оригинал, а не копия. Но чтобы не дать двойному присутствию того же концепта пошатнуть баланс мира, созданный внутри экспериментального пространства концепт стал отрицательным и вызвал это.

— Тогда… моя мама и правда создала концепт?

— Да, — тихим голосом отозвался он и уставился во тьму вдали. — Составляя теорию, основанную на доступных данных, она создала рабочую теорию.

Эти слова привели Синдзё к пониманию, что он имел в виду под загадкой.

Здесь действительно крылась тайна. Если её мать успешно создала концепт...

— Почему установка под Окутамой так и не была закончена?

У них бы имелись все данные, и её мать обеспечила бы теорию на грани завершения.

— Почему?

— Очень просто. Она отправилась в Топ-Гир и... внесла хитрые исправления в данные, оставленные после себя.

Его использование слова «исправления» заставило её онеметь.

Однако мужчина посмотрел в её сторону и заговорил со спокойным выражением лица.

— Меня так и подмывает пошутить. Можно?

— Нет. Мне кажется, виной тому извращённые гены семьи Изумо, поэтому просто продолжай говорить.

Рэцу свесил голову и вздохнул, но быстро поднял взгляд с рассеянным лицом.

— Ну и ладно. К тому времени, как мы проверили данные, было слишком поздно. Как только мы получили причину сомневаться в оставленных ею данных, всё начало выглядеть подозрительным, поэтому Асаги-кун решил закрыть проект. Осталась только негодная установка на шестом уровне японского UCAT… и тот факт, что Лоу-Гир в беде.

— Н-но почему? Почему мама это сделала?

— Не знаю. Я не твоя мама, так что могу только гадать.

Она замолчала, а он пожал плечами.

— Тяжеловато такое принять? Но это правда. И никто из нас не знает причины. Она обрекла Лоу-Гир на смерть? Или не хотела, чтобы мы использовали концепты как оружие? Выяснять придётся вам двоим.

— Нам двоим?

— Никто из нас не хочет вспоминать те времена, но вы хотите расследовать их, ведь так? И вы их дети. Вы вправе знать и думать об этом больше, чем я.

Сказав это, Рэцу выпрямил спину, подбросил КПК в руке и поймал его.

— Я только что вручил вам в подарок «прошлое». Так что следом...

— Ты хочешь, чтобы моя блистательная личность вручила в подарок «настоящее»? — спросил Саяма.

— Это всё ускорит, — Рэцу улыбнулся и провёл рукой по седым волосам. — Да, я хочу спросить у вас всего одну вещь… Если, гипотетически, Топ-Гир окажется на 100% прав, какой смысл передавать вам Вонамби? Нет, правда? А значит, я хочу спросить, зачем вам забирать Вонамби и завершать Путь Левиафана, если Топ-Гир прав. Или, говоря более прямо...

Он перевёл дух, перекрутился без причины и указал на Саяму.

— Докажи, что сможешь закончить Путь Левиафана, даже если правда полностью на стороне Топ-Гира!

Синдзё задумалась о том, что означает вопрос Рэцу.

...Об этом ведь и говорил Саяма-кун, да?

Она вспомнила их вчерашний разговор на аварийной лестнице.

...Он сказал, что имеет против Топ-Гира крайнее средство.

Даже Саяма называл это «хождением по тонкому льду», но как раз, поэтому оно и было крайней мерой.

...Что это?

Саяма скрестил руки перед лицом спрашивающего.

— Отец Изумо, какой глупый вопрос. Что, если я скажу, что просто ненавижу бросать что-то, не доведя до конца?

— Необходимость спрашивать «что, если» говорит о том, что дело не в этом. Выкладывай, что у тебя на уме.

Логика Рэцу застигла Синдзё врасплох.

...Он не даёт Саяме-куну навязать свою игру. Я бы, наверное, на это попалась, — осознала она.

— Микото-кун, — сказал Рэцу с горькой улыбкой.

— Прошу, в «-кун» нет необходимости. Можешь просто звать меня «Микото-сама».

Саяма проигнорировал резкий взгляд Синдзё, а кривая улыбка Рэцу расширилась.

— Тогда, Микото-сама, к сожалению, я долгое время знал твоего отца и деда. Тогда же довелось выучить несколько словесных уловок… Понимаешь, к чему я веду?

— Да. Ты говоришь, что изобилуешь ужасными воспоминаниями.

— Надо же, и внук туда же? Целых три поколения подряд!!

— Хе-хе-хе. Ещё немного и мы с Синдзё-кун произведем четвёртое поколение. Приготовься.

Его заявление удивило Синдзё.

Она отступила на шаг и поднесла руку к груди.

— Но они будут похожи и на меня. Но опять же, твоя сторона может оказаться сильнее, что заглушит мою.

— Хм. Пожалуй, я неправильно выразился, Синдзё-кун. Я не это имел в виду. Мне бы хотелось, чтобы наш ребёнок имел твою красоту, эрокругличность, интеллект, трудолюбивый дух, отвергающее одобрение и благословение от духа зада.

— Я не уверена, что всё это комплименты.

В любом случае, Синдзё указала в коридор.

Саяма посмотрел в ту сторону и увидел, что Рэцу присел и играл в слова с Посланником Вонамби.

— Сарай. Ха-ха-ха. Как вам мучение со всеми этими «Й»? О, вы там закончили?

— Да, мы можем продолжить разговор?

Рэцу кивнул и встал. Он посмотрел на них с высоты своего роста.

— Прямо сейчас кандидатка в невесты моего глупого сына говорит, что остальные дети повторно ведут переговоры с прочими Гирами. Так что вы можете закончить Путь Левиафана с 8-м Гиром, узнать о прошлом в Сакаи и составить план действий против Топ-Гира… Но когда вы собираетесь проводить Путь Левиафана с 9-м? 9-й, считай, основная сила Армии. И...

Его рот широко открылся и скривился в улыбку.

— Когда вы будете проводить Путь Левиафана Топ-Гира?

От этого вопроса Синдзё посетила мысль.

...Сперва Казами-сан и остальные должны победить остальные Гиры в их реваншах, чтобы сберечь прочие части Пути Левиафана.

— И если мы закончим Путь Левиафана со всеми Гирами, кроме 9-го, который был Армией, и Топ-Гиром...

...Гиры займут либо сторону Топ-Гира, либо сторону Лоу-Гира.

Она негромко озвучила свой вывод.

— Мир разделится на две фракции, которые могут встретиться в переговорах.

Синдзё поднесла ладонь к губам и повысила голос до крика.

— Каждый Гир может собраться и провести переговоры насчёт того, кто прав, Лоу-Гир или Топ-Гир!

— Действительно, — согласился Саяма. — Мы можем создать место встречи не только для точки зрения Топ-Гира!

Он глянул на Рэцу.

— Какая бы правда ни была на стороне Топ-Гира, мы можем её сдержать… Каким бы правым ни оказалось прошлое, оно ограниченно в числе. Если нынешнюю правоту поддержит большее число, прошлой правоте останется только себя сдержать!!

— Ты хочешь сказать, что не позволишь прошлому беспрепятственно править бал?

— Да. Я ещё не знаю, в какой форме пройдёт это собрание, я даже не знаю, согласится ли на него Топ-Гир, какие темы обсуждать, или как его подготовить. Незнание, возможно ли вообще его устроить — наибольшее испытание на данный момент.

На основе регулярной связи с остальными они знали, что Концептуальное Ядро 3-го Гира было похищено, 4-й ведёт переговоры с Хио, а 2-й по-прежнему тайна. Сейчас слишком много неясностей для конкретных планов.

— К тому же, — сказал Саяма. — На том собрании мы будем тягаться с Топ-Гиром, чтобы увидеть, кто прав. Мы только что получили большую подсказку из прошлого Синдзё Юкио, но должны разгадать эти загадки в наших переговорах с 8-м и дальнейшей информации о ней, которую найдём в Сакаи.

Синдзё услышала, как он говорил о её матери.

— Мы должны узреть то, что привело к уничтожению Топ-Гира и определить правду.

Она многозначительно кивнула, потому что прошлое, которое он ищет, тесно связано с ней.

...Я хочу узнать правду о маме и остальных.

Саяма слегка улыбнулся и кивнул в её сторону.

— Да, — начал он. — Мы точно знаем две вещи. Первое — итог Пути Левиафана решится на заседании Пути Левиафана, где соберётся каждый представитель драконов. И второе — там мы используем полученное нами прошлое и будущее, чтобы сразиться с Топ-Гиром.

Он протянул левую руку к Вонамби в руке Рэцу.

Когда мужчина это увидел, он показал зубы в улыбке.

— Превосходная идея. В таком случае...

Но он остановился, не успев договорить.

Э? — подумала Синдзё, когда заметила, куда он смотрит.

...Вниз?

Она глянула ему под ноги, где песок Посланника Вонамби образовывал буквы.

[Живее][Гони сюда]

— Звучит чуточку как якудза, — прокомментировала Синдзё, когда Рэцу неохотно и без лишних слов передал им Вонамби.