Том 6-A    
Глава 14. Место старых воспоминаний


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 14. Место старых воспоминаний

Подземная часть японского UCAT полнилась беспорядочной активностью.

Её по большей части вызывали работы по восстановлению и движение людей между этажами, сотрясающее здание.

Но один участок около центра подземного пространства сохранял неподвижность: отдел разработок.

Большое помещение было забито людьми в лабораторных халатах, которые уходили после звонков по внутренней линии, но возвращались в течение часа.

Ко всем им обращался голос. Он исходил от женщины, сидящей за большим столом у задней стены.

— Непросто следить за всем.

Пожилая женщина с бейджиком «Цукуёми Сидзуру» сложила руки за головой.

...То, что прочие Гиры выступают против UCAT или сдерживаются, не означает, что должны и мы.

Но никто из них ничего не предпринимал и вёл себя так всё время. Они немало об этом раздумывали, ходили на работу и выполняли свои обязанности, но нигде активно не появлялись.

— Полагаю, никто из нас толком не знает, что делать. Мы не можем просто взять и снова стать их врагами, но прочие Гиры продолжают наседать, отчего начинаешь думать, может и нам последовать их примеру.

Цукуёми высказывала свои мысли всему расслабленному отделу разработок.

Ей казалось, они наконец-то вернулись к своему старому поведению, но в то же время что-то сегодня зашевелилось.

Движение пришло из-за перегородки рядом с центром помещения. Оно сконцентрировалось на двух мужчинах и вызывало шум.

Они по-прежнему шептали, но голоса набирали скорость.

— Вот я и говорю, Касима, просто выкуй меч! Тот, что может резать всякую хрень!

— О чём ты говоришь, Ацута? Я всего три дня назад вышел с больницы. Подумай. Я месяц пролежал на больничном и половину времени со сломанными рёбрами.

— Чё? То есть ты типа ещё на реабилитации?

— Да. И это важный период реабилитации. Мне нужно восстановиться от нехватки заботы Нацу-сан в больничной палате. Хотя с тех пор, как я выписался, она вознаградила меня бόльшим количеством видео, чем обычно.

— Да причём тут твои проклятые видео!!

Цукуёми увидела, как над перегородкой поднялись светлые волосы вставшего человека.

— В твоё отсутствие у меня не было оружия, так что пришлось тут тихо сидеть!!

Услышав это, каждый человек в лабораторном халате или рабочей одежде поднялся из перегородок.

— Последнее — наглая ложь!!

Сидя в кресле, Касима кивнул на общее мнение отдела разработок.

Он глянул на Ацуту, который облокотился на вход в кабинку.

— Кроме того, Ацута. О-о, смотри. Вот видео с Харуми. Что тебе вообще понадобилось резать?

— Для начала я могу вырезать середину твоей реплики.

— О чём ты говоришь? О, какая ж она милая. Если тут что и вырезать, то начало и конец.

Он вперился в экран своего лэптопа и начал проигрывать видео с Нацу в больничной палате.

...Хм. Это нельзя показывать другим. Оно переходит от обычной тишины к поцелую. Она закрывает глаза и останавливает губы перед самым монитором.

— Эй-эй, Касима. Земля вызывает Касиму. Ты чего целуешь свой монитор, обезьяна?

— Ха-ха-ха. Мне тебя жаль, Ацута. Ты не в состоянии понять или даже увидеть это чувство близости.

Говоря, Касима перебросил больше и больше данных, записанных дома, на лэптоп.

Он установил на важные файлы запуск только от его отпечатков пальцев, после чего повернулся вперёд.

— Что за кислая мина, Ацута? Ты портишь свои обычные кислые мины.

— Ищешь проблем на свою голову?

— А то. Будет довольно проблематично конвертировать все 672 гигабайта до завтра.

— Да погоди ты секунду. Никогда не слышал о срезании жира?

— Конечно слышал… Вот что осталось после того, как я тщательно отобрал только самое главное!!

— Речь вовсе не об этом, и тут нечем гордиться!.. Слушай!

Ацута сжал кулак в воздухе и резко опустил вниз.

— Засунь свои видео знаешь куда?! Вот сюда!

Касима сделал, что велели, и поставил лэптоп на пол.

— Да, пол холодный, и ноутбук не будет перегреваться. ...Отличная мысль, Ацута! А ты, я смотрю, разбираешься в работе с видео. Рад, что смогу наконец-то назвать тебя видео-друганом.

Касима улыбнулся на все 32 зуба, поднял взгляд на Ацуту и протянул руку для рукопожатия.

— Добро пожаловать на борт, видео-друган!

— Ах ты ублюдок!.. Ты кого назвал своим видео-друганом?! А?!

Ацута оттолкнул руку Касимы, но Касима скорчил серьёзную физиономию и медленно указал пальцем в лоб своему другу.

— Не очевидно, что ли? Тебя. И чего у тебя на висках вздулись вены? Кроме того, я только что послал Нацу-сан электронное письмо, что ты начал снимать видео благодаря Харуми.

Мобильник на его поясе завибрировал, поэтому мужчина его вытащил.

— Вот и ответ: «Тогда сегодняшний день мы будем отмечать как начало видеодеятельности Ацута-сана, да?» Видишь? Моя жена одобрила. Разве не здорово?

Касима протянул телефон, но Ацута его вырвал и взял в зубы. После трёх трескучих движений челюсти телефон полностью покорёжило, и Ацута неожиданно прогнулся назад.

— Каааа! Электроника ударила по зубам!

— Погоди, погоди, погоди. Может, там и много минералов, но подобная еда не пойдёт на пользу твоей челюсти. И заплати мне за это. 5800 йен за сам телефон и 1,780,000,000 за потерянные имейлы моей жены.

Услышав это, Ацута оскалился и цокнул языком.

— Ты вообще настроен на серьёзный разговор?!

— Постой-ка. А ты? Если ты меня слушал, скажи, что я говорил.

— Видео, видео, видео, Харуми, Нацу.

— Не смей обращаться к Нацу-сан без именного суффикса!!

— И тебе нечего сказать об остальном?!

Мужчины схватили друг друга за воротники, разогревая помещение, но неожиданно за перегородкой послышался голос.

— Энергия у вас прямо бьёт через край.

Они повернулись и увидели Цукуёми со скрещенными руками на груди.

— Хе.

Ацута повернул голову в её сторону, а затем обратно к Касиме.

— Эй, Касима. Кажись, нас пришёл отругать какой-то монстр. Как там он зовётся? Бабка-разработчица?

— Я уверен, что она прошла отругать только тебя. Я продолжал работать, даже когда меня не было.

— Вот как? — спросила Цукуёми. — Тогда что ты разрабатывал?

Касима отобразил на лэптопе текстовый проект отчёта с иллюстрациями, которые сделал в больнице.

— Пылкое приложение для отца, денно и нощно желающего снимать рост своего ребёнка! Я зову его Королевское Вита-видео!

— Тогда сделай его сам и возьми сам.

— Н-не говорите глупостей! Оно сработает, только если его сделает для меня Нацу-сан!

— Тогда как ты собираешься поставить его на производство?! — закричали все остальные в помещении.

— На этом предлагаю начать серьёзный разговор.

Касима поправил очки на переносице и сел. По какой-то причине он услышал вокруг себя вздохи.

Мужчина посмотрел на Ацуту и Цукуёми, сверливших его взглядами.

— По сути, дела во многом состоят как прежде, не так ли?

— Да, полагаю, можно и так сказать.

— Тогда всё просто. Прочие Гиры живут в резервациях и позволяют UCAT заведовать их Концептуальными Ядрами.

Касима говорил без колебания, скрестив ноги перед помрачневшим Ацутой.

— Но 2-й Гир отличается. Ямата запечатан внутри Тоцуки, который находится под нашим контролем. И мы входим в состав UCAT, так что можем полностью управлять Яматой и не испытываем трудностей с жизнью в Лоу-Гире.

Он убедился, что его слышат все остальные в комнате.

— Жалобы ничего нам не дадут, и мы потеряем контроль над Яматой, если уйдём из UCAT.

— Но на Лоу-Гире лежит преступление уничтожения Топ-Гира.

— К сожалению, отдел разработок в основном управлялся 2-м Гиром даже во время пустого периода. Как муж Директора Цукуёми, так и многие другие жители 2-го Гира тогда сотрудничали с UCAT.

Он протяжно вздохнул.

— Нам не сбежать. Если взглянем на пустой период, то уверен, мы найдём, как много наших семей в то время были связаны с UCAT. Поэтому единственное, что мы можем сделать сейчас...

— О! Отсечь как можно больше всякой хрени?!

— Хорошо, наверное, жить с таким односторонним разумом.

Касима горько улыбнулся, скрестил руки на груди, качнулся в кресле и повернулся к Цукуёми.

— Нам нужно подготовиться. Прошлого не воротить, поэтому, чтобы столкнуться с ним и очистить путь в будущее, нам остаётся только сражаться по-своему. ...Я предлагаю помочь Отряду Левиафана.

Он позвал Ацуту.

Мужчина нахмурился и повернулся к нему со входа в сектор.

— Ты чего вдруг так посерьёзнел? Хочешь, чтоб я тебе врезал?

— И чего ты только здесь?.. Но более важно, ты всё твердишь, что хочешь оружие, верно? В таком случае, у меня есть для тебя довольно интересная работа.

— Работа?

Ацута снова нахмурился, а Касима потянулся к столу.

Там скопилось почты за полтора месяца, но сверху стопки лежал листок факса и белый журавлик оригами.

— Не знаю, откуда этот журавлик, но факс пришёл утром из магазина у основания горы.

Он поигрался с журавликом правой рукой, подхватив факс левой и выставив его перед Ацутой. Затем лист бумаги без проблем скользнул между ними по воздуху.

— Там просьба о помощи, но я ещё не полностью восстановился. Но если ты готов помочь вместо меня...

Ацута выхватил листок с воздуха, словно пытаясь его перерезать.

В то же время Касима расправил двумя руками крылья бумажного журавлика.

— Я готов дать тебе прототип нового Облачённого Меча, над которым работаю.

Белый подземный коридор.

Трёх метров в ширину и двух в высоту.

Белые стены, белый потолок и горящие лампы дневного света наверху.

Под ним шагало четыре пары ног с женщиной в лабораторном халате во главе.

— Я бы не прочь экономить свет с тех пор, как мы никого не пускаем, но Мойра 1-я и остальные настояли.

На бейджике халата значилось «Цукуёми Мияко», и он отражал свет.

Рядом с ней шагала блондинка в форме горничной, и она повернулась к двоим, идущим позади.

— Прошу прощения, Господин Саяма, Госпожа Синдзё. Мы бы с радостью экономили электричество, поскольку дорого поддерживать свет внутри Концептуального Пространства, но это необходимая мера безопасности.

Саяма, одетый в костюм, отвесил горничной небольшой кивок.

— Не о чем беспокоиться, Мойра Первая-кун. Мы оплатим счёта за свет.

— Погоди, — вклинилась Мияко. — Нам не надо поблажек. Я возьму для оплаты продолжительный кредит.

— Считайте это знаком нашей дружбы с 3-м, — настоял Саяма. — В конце концов, если вы споткнётесь в темноте, это может стереть доказательство связи между Лоу-Гиром и 3-м.

Мойра 1-я кивнула.

— Он абсолютно прав, Госпожа Мияко. Воспринимайте это как способ отпраздновать.

— Ладно, ладно уж.

Шагая, Мияко закинула руки за голову, и Синдзё ткнула локтем в бок Саямы.

— Саяма-кун. Мне в самом деле кажется, что ты не должен выражаться так прямо.

— Приношу мои извинения.

Синдзё услышала, что в ответ Мойра 1-я и Мияко засмеялись.

Я слишком переживаю? — гадала она, поднося руку к собственному животу.

...Люди такие разные. Интересно, как это будет со мной.

С этой мыслью она расслабила плечи и заметила на стене надпись.

— BF2? То есть это второй подземный этаж?

— В прошлый раз вы были на первом этаже, правильно? Там, где справочное помещение.

Тогда Синдзё искала свою семью. Сейчас они здесь ради Пути Левиафана и поисков прошлого матери в надежде узнать о разрушении Топ-Гира.

...Мы словно углубляемся в подземелье после поднятия уровня.

Как вдруг Мойра 1-я вытащила из передника флаг. На нём было написано «Экскурсия для Отряда Левиафана».

— А теперь справа от себя вы видите знаменитую комнату отдыха песчаных дюн UCAT Изумо.

Синдзё посмотрела туда и увидела большой песчаный карьер с дырами для купания в песке.

Песок и камни расставили как диковинное произведение искусства, предоставляя естественные декорации коридорам второго уровня.

Автоматические куклы, ожидающие в карьере, указали на одну из дыр и нагнулись, призывая её забраться, но девушка сделала вид, что не увидела.

— Разве не Тоттори славится своими песчаными дюнами?

— Синдзё-кун, Синдзё-кун. Это по типу того, как Токио захватило часть Ураясу Тибы.

— Понятно.

Она кивнула и повернулась к Мойре 1-й, которая остановилась с застывшей улыбкой на лице.

После затянувшейся тишины кукла прочистила горло.

— А теперь слева вы видите миниатюрный аквариум UCAT Изумо, развлечение для всей семьи.

Синдзё повернулась и увидела большой резервуар для рыбы с подводным коридором.

Она узнала некоторую рыбу, плавающую там, и восхищённо ахнула, увидев её так близко.

— Саяма-кун, гляди! Морской лещ! У них тут морской лещ! Я слышала, что их цвета выглядят очень тусклыми, но так оно и есть!

Как только она указала на большого, его внезапно подхватила сеть.

— Вам приглянулся этот, не так ли? — спросила улыбающаяся Мойра 1-я. — Мы подадим его на обед, согласны?

— Саяма-кун! Саяма-кун! Кажись, я получила ещё одну неисправимую травму!

— Ха-ха-ха. Синдзё-кун, поедать их всё равно, что оказывать похоронные услуги. Разве не познавательный опыт?

Они продолжили ход и неожиданно заметили, как на обратном конце коридора кто-то стоит.

Это был крупный пожилой мужчина. Он носил белый костюм, протягивал навстречу руки и улыбался до ушей.

Однако Мойра 1-я и Мияко проигнорировали его и прошли мимо, словно воспринимая его как песок и каменные украшения.

Синдзё подхватила это и тоже миновала мужчину вместе с Саямой.

После трёх шагов она услышала, как он обернулся и щёлкнул пальцами.

— Стой, стой, стой, стой. Вы и правда должны себя так вести? Ну?!

Его голос заставил Мияко ускорить темп и немного наклониться вперёд.

— Саяма, Синдзё, не обращайте внимания. И отвечать ему не надо. А то он поработит ваше тело.

— Погоди, погоди, погоди, погоди, Мияко-кун! Что за гадости ты говоришь? Ну же! Ну же!

Мужчина зашагал слева от них, продолжил говорить «ну же», по какой-то причине стал в позу и снял пиджак.

— Скажи-ка, как меня зовут?!

В его тело влетел прямой удар ногой от Мияко, и мужчина врезался в аквариум слева.

После низкого звука столкновения, стекло треснуло, а Мияко повернулась быстрее распуганной рыбы.

— Ладно, ненадолго отделались. Идём.

— Т-точно? Насколько я помню, это папа И...

— Молчи. Он тебя поработит. Ещё чуть-чуть.

— Ещё чуть-чуть? — переспросила Синдзё, после чего услышала голос за спиной.

— Погоди, погоди, погоди, Мияко-кун! Как ты можешь такое говорить, когда здесь живые продукты моих старых друзей, они же дети?

Мияко вытащила из кармана пульт и нажала на переключатель.

Пол под ним звучно открылся, и мужчина в белом костюме с мягким криком исчез в бездне.

Синдзё удивлённо развернулась, но услышала только гулкий звук приземления мужчины.

— Почему тут дверь-ловушка?

— Подробностей не знаю, но, похоже, это место оборудовано во многом как подземное пространство японского UCAT.

— Ох, теперь поняла.

Синдзё охватило беспочвенное чувство понимания, и Мияко указала на их место назначения.

На большую дверь, ведущую на третий этаж.

— Секретная зона впереди, но, похоже, тот старик уже открыл её для вас. Он также даёт нам жить в пустом уголке. И...

Мияко сбросила обороты и легким шагом зашагала вперёд. Приближаясь к двери, она оглянулась через плечо.

— Как думаете, что там?

— Осмелюсь предположить, что хранилища Концептуальных Ядер, начиная с 8-го Гира, — ответил Саяма. — В конце концов, Грам и Ядра 6-го и 10-го изначально хранились здесь.

— Тогда, почему, думаете, эти хранилища поставили здесь?

Спрашивая, Мияко добралась до входа.

Дверь вела вниз. Она постучала по ней тыльной стороной ладони и наградила Синдзё с Саямой резким взглядом.

Её последующих слов оказалось более чем достаточно, чтобы вызвать у Синдзё дрожь.

— Синдзё Юкио.

Увидев, как девушка ахнула и подняла взгляд, Мияко кивнула.

— Я говорила, это место во многом как японский UCAT, помните? Сопоставьте со сказанным только что… И, что теперь, по-вашему, там?

Синдзё пыталась унять дыхание.

Она сняла рюкзак с её папкой, документами и лэптопом внутри и обхватила его перед собой.

Девушка задумалась о смысле вопроса, кивнула и решилась.

— Внутри находится лаборатория создания концептов?

Выражение лица Мияко не изменилось, но только потому, что ответ основывался на её прошлых словах.

— Она там, да? Моя мама перешла в UCAT Изумо, но из-за того, что здесь жила её мать и дедушка, и она, должно быть, пыталась создать установку для создания концептов на основе увиденного внутри Бабеля.

Когда Мияко кивнула, в подтверждение будто что-то зашевелилось.

Но к своему удивлению, Синдзё не увидела вокруг ничего, что могло бы двинуться.

— ?

И всё же девушка ощутила то, что описывалось лишь как смутное чутьё движения.

И поэтому она посмотрела по сторонам и спросила об этом.

— Что это? Мияко-сан, на твои слова среагировало какое-то странное присутствие.

И при этом рядом никого.

Тем не менее, Синдзё услышала голос. Мияко у двери согнулась от смеха.

— Ха-ха. Они обрадовались, что ты ответила правильно.

— О-они обрадовались? Кто?

— Ну, — Мияко выпрямилась и с горькой улыбкой пожала плечами. — Я бы никак не додумалась до этого сама. Меня немного направили.

— Ты хочешь сказать… не тот странный парень в белом?

Мияко покачала головой и прочистила горло.

— Слушай. Тип вроде него не будет знать ответа. Это...

Неожиданно Саяма двинулся направо от Синдзё.

Она недоуменно отступила, как раз когда он подобрал что-то с пола.

Это был...

— Камень?!

В какой-то момент у её ног собралось несколько камней, украшающих коридор.

И все двигались самостоятельно.

Саяма нахмурился, взял один из поднятых камней двумя руками и тщательно осмотрел.

— Ты пришёл поздороваться?

В ответ раздался звук с пола. Камень прокатился по белому пластику, а песок, протянутый за ним, рассыпался.

— Он образует буквы.

[Привет]

Камень и песок создали быстрое приветствие и затем написали своё имя.

[Посланник] [Бонамби]

— Э?

[Извини][Ошибся][Не бери в голову]

Письмо писалось с большей и большей скоростью, но предыдущие буквы стирались и заменялись.

[Посланник][Вонамби]

Песок и камень написали своё имя всего за три секунды. Они создали между двумя посетителями и Мияко, что криво улыбалась, новые слова.

[Хорошо][что вы пришли]

В следующий миг произошло две вещи.

Во-первых, Мияко открыла дверь за собой и явила помещение внутри.

А во-вторых...

...Баку.

Зверёк на голове Саямы поднял передние лапки, смотря при этом на Посланника Вонамби.

Выглядело чуть ли не так, будто он желает их прошлого.

И тогда Синдзё его увидела.

Саяма увидел тёмное, большое, но при этом забитое пространство.

...Это лаборатория создания концептов, которую мы увидели за дверью?

Тускло-освещённую площадь с потолка до пола покрывала аппаратура. Белые терминалы, приборные панели и машинерия размером с десяток метров каждая, запакованная в белый, и явно предназначенная для обработки или управления чем-то. Это всё также соединялось трубами, и...

...Что это я принял за стены?

Во тьме виднелись баки и контейнеры высотою в несколько метров.

Всё было плотно утрамбовано, создавая машинные джунгли с продольными мостами, дающими проход.

Но под кабелями, висящими как лозы, в центре основного прохода оставалось чистое пространство.

Там располагался терминал.

Он тянулся на четыре метра и напоминал стойку на встроенной кухне.

Позже добавили дополнительные системы управления, в том числе книжный шкаф и...

— Буфет? Без удобств ты никуда, Синдзё Юкио.

Саяма узнал голос, наполнивший комнату. Он исходил от человека, сидящего в кресле перед консолью.

...Доктор Чжао.

Она облокотилась на стойку, подпёрла голову рукой и уставилась полуприкрытыми глазами на другую сторону.

— Я проделала такой путь, притащив с собой четырёх братьев, чтобы ты могла собрать данные по Концептуальному Ядру, потому, будь добра, найди им применение.

Саяма услышал, как кто-то ответил. Женский голос, расположенный за консолью.

— Большое вам спасибо, доктор Чжао. Если я смогу исследовать и 7-й Гир, то окажусь всего в шаге от цели.

Голос напоминал того, кого он хорошо знал.

...Синдзё-кун?

С этим вопросом парень увидел, на кого смотрела Чжао. На женщину в лабораторном халате с паром, исходящим от чашки в её руке.

— Не хотите кофе?

Её длинные тёмные волосы развевались под тусклым освещением.

Саяма приметил следы Синдзё в слегка прищуренных глазах и улыбке на губах.

Это Синдзё Юкио.

Баку ранее показывал им её всего на мгновение в глубине Библиотеки Кинугасы.

Синдзё тогда ничего не говорила, но для Саямы было ясно, что это её мать.

...Интересно, что чувствует сейчас Синдзё-кун.

Я должен поддержать её, когда всё кончится, — решил парень. Он вообразил, обнять ли её за плечи или за талию, но его прервал голос Чжао после того, как она взяла чашку кофе.

— А сигарет у тебя нет?

— Между прочим, это важная исследовательская лаборатория.

— Только вот Асаги курит как паровоз.

Юкио улыбнулась и слабо наклонила голову.

— Не волнуйтесь. Я уверена, что Юме-сан ему этого не спустит.

— Юме в Библиотеке Кинугасы собирает все документы, которые вы с Асаги попросили. В последнее время ей в ассистенты набивается Итару, когда выкраивает время.

— Хорошо им там.

Юкио горько улыбнулась и завалилась телом на стойку. Она также постучала руками по чашке.

— А-ах…Как бы и мне хотелось пожить в окружении книг. Что-то вроде комнаты Дианы.

— Ты не понимаешь в чём суть работы, правда?

Несмотря на свои слова, Чжао горько улыбалась.

И тогда же с пола раздался слабый звук.

Саяма посмотрел вниз и увидел у ног Юкио камень размером с кулак и песок. Улыбка Чжао улетучилась.

— Это ведь...

— Посланник Вонамби, Концептуального Ядра 8-го Гира. Он выбрался, когда я открыла контейнер.

— Я слыхала, они сами выбрали покинуть резервацию. ...Ты им нравишься?

— Да, похоже, они кремниевые жизненные формы или что-то вроде того. Мой дедушка научил их языку, так что они могут общаться. ...О, но вы здесь, так что, наверное, уже знаете.

— Ага, — протянула Чжао, и Посланник Вонамби обратился к ней.

[Помнит][но][всё ещё][молода][Странно][Тут явный подвох!]

— Ты нарываешься на драку?

Камень закатился за Юкио, чтобы спрятаться.

Та улыбнулась и вытащила с полки на стойке книгу.

Это был учебник по университетской физике.

— Вот твой обед. Твой обед — знания.

[Понял][Юкио][Хороший][человек][Хороший человек]

Камень и песок утащили журнал на себе и исчезли во тьме.

Юкио помахала им вслед.

— Просто удивительно. Каждая частичка того, что выглядит песком — живой организм со способностью думать. И обмениваясь мыслями, они получают невероятную вычислительную мощь. Это форма жизни, которая берёт коллективную память автоматических кукол 3-го и больше сосредотачивается на расчётах.

— Тогда как растительные существа 4-го — единый живой организм, эти действительно делятся на особи, и в то же время обмениваются мыслями, создавая общую форму жизни, хм? Напоминает отношение между целым человеческим телом и каждой отдельной клеткой, разве нет? Согласно Саяме, 8-й Гир имел одну планету, но она сама являлась единым живым организмом.

— Да, — ответила Юкио. — Они обладают коллективным разумом и способностью копировать и управлять информацией, хранящейся в Вонамби, Концептуальном Ядре. Для 8-го Гира Вонамби, наверное, во многом как человеческое ДНК.

Юкио перевела дыхание, посмотрела во тьму, в которой исчез камень, и поместила руки на колени.

— Интересно, как старый Саяма забрал их из того пустого мира, в котором они плыли… Ну, сомневаюсь, что было что-то хорошее.

Она пожала плечами.

— Судя по всему, люди из других Гиров обычно заимствовали вычислительную мощь 8-го Гира. 3-й и 5-й с их помощью разрабатывали механических драконов и Богов Войны. Это всё, на что они годились, потому что не могли сражаться и по своей природе очень отзывчивы. К тому же… они помнят об этом. Понимаете, что это значит?

— Камни помнят каждый Гир, который посещали, верно?

— Да, — Юкио скрестила ноги и снова повернулась к Чжао. — Они могут приспособиться к любому Гиру и принести ему пользу. Как только они это осознали, сообразительные создания решили не принимать активного участия в Концептуальной Войне. Их Концептуальное Ядро, Вонамби, по сути их коллективное сознание, и они решили, что смогут выжить, даже если переместятся в новый мир.

— Так, получается, они кочевая раса?.. Совсем не как те, что цепляются за собственный мир до горького конца.

— Они имели в этом плане много свободы, так что по-прежнему тайна, как старый Саяма сумел направить их сюда.

Саяма затем услышал, что они помогали Юкио.

Это вызвало у него на удивление неплохое чувство и неожиданную мысль.

...Тут всё так беззаботно.

Он ожидал, что в пустом периоде преобладала тёмная атмосфера на пороге неизбежного сражения с Топ-Гиром.

Так или иначе, это место по-прежнему к нему готовилось.

Полагаю, все люди разные, — заключил он и снова посмотрел перед собой.

Чжао поднесла чашку ко рту, отпила и вздохнула, перед тем как заговорить.

— Знаешь, тот идиот Каору умудрился вместе с группой 10-го связаться с другой стороной.

Юкио снова завалилась на терминал.

— А-а, — начала она. И после паузы продолжила. — Топ-Гир просит направить к ним либо меня, либо Асаги-куна, не так ли?

— Технически они спрашивают только о группе из вашего поколения, но очевидно, чего они хотят. Они боятся вас, потому что вы вошли в Бабель и создали это место.

— Попадание в Бабель оказалось для нас с Асаги-куном совершенной случайностью. Мы по-прежнему не знаем, почему можем войти. ...Потому я теряюсь, что сказать, когда это подогревает их интерес.

Её слова вытолкнули разум Саямы на поверхность.

...Они не знают, почему вошли?

Это написано и в отчёте, но добавление «по-прежнему» предполагало, что они побывали там больше одного раза.

Она, скорее всего, входила туда, чтобы закончить теорию создания концептов и построить эту лабораторию.

И она продолжила, по-прежнему лёжа на консоли и потирая чашку.

— Предположительно, он создан в Топ-Гире, вот бы только у них была информация о нём.

— Они, должно быть, отчаянно роются в своей истории. Но...

— Бабель — очень старый артефакт. ...Вы в курсе результатов проб его наружной поверхности, не так ли?

— Ты сказала, что там нет концепта времени, верно?

— Да, — подтвердила Юкио, медленно садясь. — Внутренняя часть по-прежнему функционирует без какой-либо коррозии. Её определённо построили люди… или, по крайней мере, разумные организмы тех же размеров, что и мы. И чтобы получить максимум пользы от внутреннего пространства, стены используются как пол через контроль гравитацией.

— Так ты и рассказывала. И там достаточно места, чтобы вместить целый город, верно?

— Мы видели то, что, вероятно, было парком и жилым районом. Большую часть, правда, соорудили из натуральных материалов, так что оно сгнило.

Юкио горько улыбнулась и слегка постучала по терминалу.

— Но всё созданное из неорганических материалов по-прежнему сохранилось и работало, и там было нечто вроде этого. Хотя и в более отлаженном и исправном виде… Если бы только мы могли вынести то оборудование наружу, то уверена, смогли тут же создать концепты.

— Ты что, хочешь вынести из Бабеля отрицательные концепты? Или собираешься вытаскивать всё оборудование самостоятельно?

— А Асаги-кун мне не поможет?

Юкио качнулась на стуле, положила руки на стойку и выдала небольшую улыбку.

— Топ-Гиру, должно быть, непросто. Нечто созданное ими изучаем мы…. и оно, несомненно, станет ключом в нашем противостоянии.

— Будет лучше не заморачиваться на этот счёт. В случае если вдруг положительные концепты аннулируются отрицательными, твоё создание концептов понадобится, чтобы создать новую силу.

— Интересно, пытаюсь ли я этим играть в бога?

— Не говори так, когда практически уже стала им, дурочка.

— Вы правы, — Юкио улыбнулась. — Но мне и правда интересна идея бога. ...Например, кто вообще создал концепты?

Говоря, она повернулась к Чжао.

— Вы знаете, почему Топ-Гир так опасается Лоу-Гира?

— Разве не из-за Бабеля и тебя? Если мы сможем создать концепты, они потеряют преимущество, которое им дают положительные концепты.

— Но у нас тоже есть положительные концепты. Ещё не все Гиры встали на сторону UCAT, но мы всегда можем договориться с ними по поводу использования Концептуальных Ядер.

— Проще сказать, чем сделать.

— Да уж, — Юкио посмотрела в потолок и приподняла плечи. — Догадываться о конструкции концептов тех Гиров, чьих ядер у нас нет, очень тяжело. Мне приходится просматривать все записи прошлых битв с ними. Было бы гораздо проще, если бы мы провели переговоры за Ядра.

— Легко судить, когда просто работаешь здесь в лаборатории. Что более важно, ты собираешься ответить на свой вопрос?

— Ой.

Юкио опустила приподнятые плечи.

Разум Саямы узнал в этом действии привычку Синдзё.

...Почему Топ-Гир боится Лоу-Гира?

Юкио выставила правую руку и подняла три пальца.

— Ваш ответ насчёт Бабеля отчасти верен, но всего есть три причины их опасений. Первая это Бабель, а вторая — факт, на который они наткнулись, выискивая записи о Бабеле в своём мире.

Её брови немного изогнулись.

— В их мире нет библейской мифологии.

— Что?

Ментальное сердце Саямы подпрыгнуло, когда он услышал вопрос Чжао.

...В Топ-Гире нет библейской мифологии?

Почему так? — гадал он.

...И что это значит?

Словно отвечая на его вопросы, Юкио слегка наклонилась и улыбнулась.

— Старый Саяма и люди 10-го, побывавшие там, ещё не заметили, потому что сосредоточились на переговорах, а не осмотре достопримечательностей. Но подумайте. Если различные мифологии Лоу-Гира зародились от контакта с другими Гирами, библейская мифология будет не просто исторической правдой Топ-Гира; она окажется тем, что создало сам Топ-Гир. Другими словами...

— Топ-Гир должен быть миром Библии, но это самый обычный мир, почти как наш.

Сказав так много, Чжао протяжно вздохнула, а Юкио рассеяно улыбнулась.

— Будь это мир библейской мифологии, чтобы узнать о Бабеле, они могли просто проверить свою историю. Если бы те мифы существовали взаправду, а не являлись просто сказаниями прошлого, нашлись бы реальные объекты, послужившие подтверждением, и они бы до сих пор использовали похожие вещи. ...Предполагая, что их культура или цивилизация никогда не пропадала, технология до сих пор бы существовала, — сказала Синдзё. — Но Топ-Гир хочет заполучить Асаги-куна и меня. ...И в то же время для них Бабель должен быть просто реликвией прошлого. Так чего же они хотят услышать о нём от людей, которые там побывали? Обладай Топ-Гир знанием Бабеля как частью их живой мифологии, они смогли бы создать даже бόльший Бабель… и напали бы на нас, как только мы туда вошли.

— Но этого не произошло, выходит...

— Да, — Синдзё встала и с улыбкой взяла чашку у талии. — Я думаю, в Топ-Гире отсутствует библейская мифология. По какой-то причине они лишены того, что у нас есть. И поэтому они не могут найти об этом древних записей. Они утратили зацепку, необходимую для создания Бабеля, несмотря на то, что сами его предположительно и создали. И вот почему они нас боятся. Они боятся, что библейская мифология, которой они лишены, станет силой, которая их одолеет… В конце концов, это одна из вещей, которая у Лоу-Гира есть, а у них нет.

Она двинула правой рукой, опуская последний из поднятых пальцев.

— И есть ещё одна вещь, которая есть у Лоу-Гира, а у Топ-Гира нет.

— Ещё одна мифология?

— Нет, — Юкио покачала головой и улыбнулась с опущенными бровями. — Я по-прежнему не знаю, что это. Скорее всего, никто не знает. Но я знаю, что этим наделён Лоу-Гир и только он.

— Хм?.. Что-то такое есть в отрицательном Гире?

— Есть, — улыбка Юкио изменилась. Её глаза прищурились, а брови вернулись в норму. — Я хочу узнать, что это, и работаю как раз над этим. Я верю, что оно напрямую связано со смыслом существования Лоу-Гира.

Саяма услышал уверенность в её голосе.

— Я верю, что это ценность, дарованная богом, которая позволяет этому миру существовать, несмотря на отрицательность.

...Ценность? В Лоу-Гире есть что-то такое?

Когда Саяма об этом спросил, его разум потемнел.

Он возвращался в настоящее. Он пробуждался от короткого и важного сна.

И падая в сонную тьму, Саяма размышлял.

...В Топ-Гире нет библейской мифологии.

Но Юкио сказала, что Лоу-Гир наделён чем-то, чего у других Гиров нет.

Его посетила ещё одна мысль. Юкио осознала так много, так...

...Почему же она ушла в Топ-Гир?

Он неожиданно ощутил что-то за своей мыслью.

У Синдзё Юкио должна быть причина для перехода в Топ-Гир.

Ему казалось, её действия и дела связующей нитью объединяли всё, что они разузнали о прошлом.

— Тогда мы были правы в своих допущениях, что преследование Синдзё Юкио — ключ к разгадке уничтожения Топ-Гира?

Сумеют ли они найти правду, которая позволит им противостоять Топ-Гиру?

— Давайте проследим её путь и её деяния.

С этими словами разум Саямы пробудился.