Том 6-A    
Глава 11. Моё мнение


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии

Глава 11. Моё мнение

Зал для совещаний поглотила толпа.

Подземное пространство без окон полнилось людьми, и все, кроме четырёх в центре, стояли, скрещивали руки на груди и кричали.

Одной из четвёрки, созерцающих их, была горничная.

— Они накопили немало энергии. Предполагаю, их мозги производят слишком много наркотических веществ.

— Ты права, — ответил Ооширо.

Он наблюдал за людьми, озвучивающими в круглом зале множество возражений. Ни одна страна не сидела на своём месте, так что никто не мог остановить волну ярости. И так протесты продолжались и вели к определённому результату.

— Отряд Левиафана проиграет.

Когда Ооширо перестал чревовещать и заговорил нормально, №8 к нему повернулась.

— Ранее, судя по всему, Хиба-сама проиграл Топ-Гиру, и Концептуальное Ядро 3-го Гира было похищено.

— №8, не скажешь, акцентируются ли сейчас протесты на этом?

— Тэстамент. Протестов на эту тему не слышно. Почему нет?

— Ну, — начал Ооширо, метнув взгляд на Роджера, который спал рядом. — Они ждут подходящего момента. И… ты понимаешь, что означает для зарубежных UCAT потеря Концептуального Ядра 3-го Гира?

— Тэстамент. Даже в случае потери одного, Путь Левиафана нельзя будет завершить, и они могут объявить вотум недоверия Отряду Левиафана. Как следствие...

В этот момент зал совещаний прорезал громкий звук.

Кто-то хлопал в ладоши. Один звук впитал в себя столько значимости, что заглушил предыдущую волну ярости.

Он исходил от кресла в десяти метрах прямо перед Ооширо.

— Вы из китайского UCAT, не так ли? В чём дело? Хотите взять слово?

— Да.

Мужчина в чёрном облокотился на стол перед собой и заговорил по-китайски.

Он был среднего возраста с прищуренными глазами и волосами, завязанными на затылке.

Ооширо ранее отметил, что кресло пустовало, но незаметно для всех мужчина его занял и теперь улыбался.

— Полагаю, вам известна общая ситуация.

Он вздохнул и выдержал трёхсекундную паузу.

— Судя по всему, Концептуальное Ядро 3-го Гира было похищено убийцей из Топ-Гира.

Как только он закончил, по залу прокатилось напряжение. Некоторые выдали удивлённые возгласы, а другие откинулись на кресла.

№8 окинула их всех взглядом.

— Все UCAT не могут без переигрывания, они ужасные актёры, или просто идиоты? Я искренне надеюсь, что последнее. Особенно в отношении вас, Ооширо-сама.

— Мне бы хотелось, чтобы ты выдала четвёртый вариант: они все любят подыгрывать друг другу.

Однако три новых хлопка снова всех успокоили.

— Он определённо правит здесь балом, — пробормотал Ооширо, глядя на представителя китайского UCAT.

— Что вы хотите сказать?

— Ну, — начал Ооширо, скрещивая руки на груди. — Говоря начистоту — неужто какое-то UCAT думает, что сможет одолеть трёхсторонний союз японского, американского и немецкого UCAT?

— О?

Ответ китайского UCAT медленно накинул тяжёлую атмосферу.

Мужчина немного наклонился вперёд и скрестил руки.

— Монархии незачем использовать всю военную мощь для подавления небольшого государства, но если вы настаиваете, я верю, что подобное глупое действие почитают оправданным.

— И какое же государство эта монархия подразумевает?

— Я подразумеваю государство, которое пронесёт следующее поколение. Я подразумеваю всё.

— В таком случае это будет не только ваше государство. …Так что же вы собираетесь делать, остальные государства? Мы потеряли одно Концептуальное Ядро, но есть ещё девять.

Спрашивая, Ооширо осмотрелся по сторонам.

— Если вы собираетесь с нами поладить, добрый друг Казуо может вам чуточку помочь.

Воздух содрогнулся от выдоха из толпы, и всеобщие взгляды и внимание вернулись к китайскому UCAT.

Однако их представитель не придал этому значения. Поступая так, он вернул положение, с которого мог свободно высказывать своё мнение.

— У японского UCAT похитили Концептуальное Ядро 3-го Гира, так кто вам давал на это право? Нашим основным приоритетом является получение прав на Концептуальные Ядра и хранение их в безопасном месте.

— В таком случае, что вы собираетесь предпринять в отношении Концептуального Ядра 3-го Гира? Я знаю, что у вас нет Бога Войны или чего-либо другого, способного эффективно сражаться с Тифоном.

— Всё просто, — ответил он. — Японский UCAT и Отряд Левиафана будут расформированы и взяты под наше командование.

— ...

— У японского UCAT имеется Бог Войны, способный сражаться с Тифоном, а в составе Отряда Лефиана сильнейший механический дракон 5-го… Мы сформируем боевую силу вокруг них.

Он перевел дух, снова скрестил руки на столе и спокойно продолжил.

— У японского UCAT слишком много силы. Не только это, но он неправомерно её использовал, позволял носителям той силы действовать по своему усмотрению и обманулся в своих целях… Мы это понимаем, поэтому не допустим той же ошибки. Мы используем силу как силу, и возьмём командование и исполнение в свои руки.

— Как раз в этом вы заблуждаетесь, — пробормотал Ооширо.

Но он говорил так тихо, что заметила только №8.

Она кивнула и ответила так же тихо.

— Это один из редких случаев, Ооширо-сама, когда я с вами согласна. Мы позволили действовать по своему усмотрению не носителям силы. А воле злодея.

— Да.

Ооширо горько улыбнулся, а его плечи содрогнулись.

Он заметил, что Роджер в какой-то момент проснулся и тоже кивнул на комментарий №8. За ним Диана выдала небольшую улыбку с закрытыми глазами.

Раз уж у них сложилось такое взаимопонимание, оставалось сказать только одно.

Ооширо поднял голову и посмотрел в глаза представителю китайского UCAT.

— Сомневаюсь, что наши противники согласятся с вашими методами. В конце концов, среди вас нет активных участников.

— Верно, — согласилась Диана, повернув свою привычную улыбку окружающим. — Кто принимал участие в битве, уничтожившей Топ-Гир десять лет назад?

Никто в зале не поднял рук.

Когда Диана это увидела, с её горла сорвался тихий смешок.

— Быть может, Топ-Гир и надеется на сражение, но не с вами. Вы понимаете, почему они похитили Концептуальное Ядро?

Ведьма сделала вдох и вытащила громадный мегафон, сделанный из бумаги.

На нём виднелось слово «громкий».

— Они хотят билет на сцену, где смогут отомстить за причину своего недовольства!

Зал совещаний заполнил громкий голос и разбил одну из ламп на потолке.

Пока осколки белого света лились в центр комнаты, большинство людей внутри закрыло уши, но Роджер заметил, что представитель китайского UCAT не шелохнулся.

Затем мужчина проговорил:

— Но если мы их обнаружим и бросим им вызов, то будем иметь подавляющее преимущество в ресурсах. И перед лицом нашей победы их причины не важны.

— О? — сказал Роджер, кивнув.

Какой упрямый человек, — подумал он, скрещивая руки и ноги.

— Я бы… я бы не был так уверен. Скажу два раза на удачу, и чтобы показать свою серьёзность. И… если причины Топ-Гира не важны перед лицом вашей победы...

Он продолжил.

— Вы утверждаете, что группа Топ-Гира столь мала, что можно их истребить и не оставить следов былой злобы?

Роджер вскинул руку, вытащил из рукава небольшую бутылочку и поставил её на стол.

— Это часть моего сонного песка. Вы знаете, какой песок тут используется?

Ответа не его вопрос не было, поэтому мужчина поправил очки и сказал сам.

— Песок Топ-Гира. Он подарит вам сон последних часов Топ-Гира. Если вы так сосредоточены на возвращении Концептуального Ядра, что отказываетесь учитывать недовольство Топ-Гира...

— Ты используешь этот песок, чтобы показать нам прошлое и обвинить в нечестности принятия подобного решения без знания произошедшего в той битве?

Представитель китайского UCAT убрал руки с груди и положил ладони на стол.

— Но нынешняя проблема в том, что все вы слишком своевольничаете, прикрываясь прошлым. Даже предложи вы план по возвращению Концептуального Ядра 3-го Гира, я сомневаюсь, что какое-либо UCAT его одобрит.

— Другими словами, вне зависимости от наших жалоб вы откажитесь это принять и даже воспрепятствуете любому прогрессу, которого мы можем достигнуть?

— Мы не препятствуем прогрессу. Мы останавливаем ваши эгоистичные действия, пока вы снова не ступили на ложный путь. Наш основной приоритет — возвращение Концептуального Ядра 3-го Гира. И с этим...

Роджер увидел, как мужчина поднял правую руку и указал на окружающих.

— С этим, мне представляется, согласятся все UCAT, кроме ваших. Так что вы можете подпасть под наше командование. Если настаиваете на возвращении Концептуального Ядра, я уверен, мы снова сможем найти общий язык.

— А если откажемся? Что тогда?

— В различные UCAT Японии будут тут же посланы войска со всего мира.

Едва лишь внутренне ахнув на услышанное, Роджер услышал, как Ооширо слева поднимает голос.

— Захват Японии? Если затеете что-то настолько заметное, будет война. Вас это устраивает?

Рядом с ним №8 уставилась на их оппонента, и заговорила к старику.

— Ооширо-сама, согласно моим подсчётам их военной мощи в сравнении с нашей...

— Но Отряд Левиафана выживет, разве нет?

— Тэстамент. Саяма-сама и остальные основные члены Отряда Левиафана будут не в состоянии полностью уничтожить армии мировых UCAT, но и зарубежные войска не смогут их захватить, и у них нет никакой возможности противостоять Сандеру Феллоу.

Когда горничная закончила свои расчёты, Роджер, Ооширо и Диана услышали результат.

— При подобном сценарии, я считаю, что японский UCAT будет уничтожен, но Отряд Левиафана выживет и продолжит сражаться.

№8 обратилась к Ооширо, который запросил её предварительные расчёты.

— Проще говоря, Отряд Левиафана нельзя взять под их контроль.

— Тогда всё в порядке.

Тон Ооширо полнился небрежностью, и он оскалился в сияющей улыбке. Его зубы действительно сияли.

Жуткое умение, — подумала №8, отстранившись и снова повернувшись к нему.

— Тэстамент. Превосходное решение. Я уверена, Саяма-сама будет доволен его услышать.

Оба снова уставились перед собой, и представитель китайского UCAT ответил на их взгляд.

Должно быть, мужчина их слышал, потому что вздохнул и кивнул.

— Понимаю. Иначе своего не добьёшься. В конце концов...

Он отклонился на кресле и пожал плечами.

— Если оставить всё в ваших руках — для нас ничего не останется. Поэтому затеять войну и поставить себя во главе будет не так уж плохо.

— Но я считаю, что только мы сможем развеять их злобу, — отметил Ооширо.

№8 внутренне кивнула. Она действительно могла заключить, что остальные Гиры не стали бы их слушать без Отряда Левиафана.

Её память о первом ношении на руках не померкла.

Но случись это во второй или третий раз, горничная, скорее всего, к этому бы привыкла, что понизит и уровень приоритета памяти.

...У остальных UCAT ничего такого нет.

Но человек на другом конце стола ответил.

— Мы сможем как-то разобраться с их злобой.

Он клацнул пальцами, которыми указывал на них.

Щелчок сопроводил другой звук: бутылочка с песком Роджера разбилась.

№8 визуально засекла пулю. Справа на верхнем уровне находился снайпер.

Роджер нахмурился, но мужчина в чёрном заговорил раньше, чем Роджер успел открыть рот.

— Слушайте. Быстрейший способ избавления от злобы — это отмахнуться от неё, не обращая внимания на прошлое. И в то же время вы пытаетесь узнать больше о прошлом, что вырыло пагубную для вас правду и даже привело к открытию Топ-Гира. ...Это доставляет нам только хлопоты.

— Так вы говорите...

— Мы не примем никакого недовольства. Быть может, мы признаем их в этом поколении, и, возможно, даже обсудим. Но после, мы присоединим их к миру, не оставим записей, устраним любые записи о случившемся в прошлом и отклоним любые обвинения. Это скорейший способ избавления мира от злобы.

Он горько улыбнулся.

— Раз уж на то пошло, мы можем записать только урон, нанесённый нам и запросить за это компенсации. В конце концов, они никак не смогут определить, сфабриковано ли наше доказательство. ...И к тому времени мы уже будем править миром.

— Довольно грязная игра.

— Но мы единственные, кто так поступит. В последствии пройдут тысячи и десятки тысяч лет, и наши потомки ничего об этом не узнают! Мы стоим на важном перепутье для наших потомков. Позабыв об этом и позволив эмоциям взять над нами верх, мы потерпим поражение.

Он поднял руки.

— Теперь, присоединяйтесь к нам, тройка глупых UCAT. Присоединяйтесь к мировым правителям на следующие десять тысяч лет. ...И для начала, как насчёт возврата Концептуального Ядра 3-го Гира? Давайте его вернём!

Как только он договорил, по залу прокатился голос молодой женщины.

— Погоди, погоди, погоди-ка. Не знаю, что тут у вас творится, но звучит интересно.

Дверь за группой Ооширо открылась, и задул ветер.

Вошло несколько пар шагов, и толпа ахнула.

Все выдавали ауру удивления и страха, что пришедшие услышали всё сказанное.

Однако шаги не обращали на это внимания.

— Серьёзно, что за дела? Я слышала что-то о возврате Концептуального Ядра 3-го, но как вы можете об этом говорить, игнорируя нас?

№8 повернулась и увидела рядом с собой незнакомого человека в лабораторном халате.

Однако она слышала о ней от Гиес, поэтому смогла назвать её имя.

— Мияко-сама?

— Именно, — ответила Мияко, уставившись через весь зал. — Я представитель 3-го Гира, Цукуёми Мияко! Я слыхала, что наше Концептуальное Ядро отобрали, так что заехала немного поболтать.

Мияко нахмурилась, повернулась к №8 и глянула кукле в глаза.

— Хм? Я тебя раньше не видела. Ты из местной группы?

— Тэстамент. Я рада наконец-то с вами встретиться.

— Ясно, — Мияко наградила Ооширо взглядом чистого презрения. — Должно быть, тяжко иметь дело с этим стариком.

— Тэстамент. Но я бы сказала не «тяжко», а… уму непостижимо.

— М-мияко-кун, №8-кун. Прошу, перестаньте издеваться над старостью, едва только встретились!!

— Заткнись, или я всем расскажу, что узнала от матери. Например, я знаю, что ты ставишь на чек логотип ИАИ, когда покупаешь пошлые игры! Ты просто ужасен. Мне не понравилась форма твоих ушей с момента нашей встречи на собеседовании.

— Прошу, подожди минуточку, Мияко-кун!!

— Я сказала, заткнись, — она скрестила руки на груди. — И что это за чушь с «атрибутикой»? А? Если ты мужик, впиши туда название вместе с настоящим именем!

— Н-но продавцы в магазине спрашивают, какое следует поставить имя компании!

— Так исправь их! «Какое вписывать имя компании?» «Нет, пожалуйста, пишите на имя Ооширо Казуо!» А если спросят: «Вы бы хотели, чтобы товар обозначался просто как атрибутика?» улыбнись и скажи: «Нет! Впишите как игру 18+!»

— Мияко-кун, как бы ты поступила, если бы твой муж проявлял такое неприкрытое бесстыдство?

— Что? Аполлон бы не стал такое покупать.

— Ааа! Эта девушка живёт в мире грёз!!

— Да брось ты эти девичьи комплименты. Я раскраснеюсь.

Когда она толкнула Ооширо на пол, чтобы скрыть смущение, №8 поклонилась Мойре 1-й и 2-й, которые стояли за спиной Мияко.

Мойра 1-я улыбнулась и приложила ладонь к щеке.

— Смотрю, ты хорошо справляешься.

— Тэстамент. Я пришла к заключению, это благодаря вашим былым наставлениям. Я могу теперь присматривать за таким стариком… хотя я пришла к заключению, что это не совсем хорошая вещь.

— Т-теперь №8-кун и Мойра Первая-кун превратили своё воссоединение в измывательства над старостью!!

— Да закрой рот, старик.

Мияко явно была в плохом настроении, и её комментарий побудил Ооширо сесть под столом и наигранно заплакать.

Игнорируя его, девушка осмотрелась и засунула руку в карман халата.

— Серьёзно.

После всего увиденного представители отпрянули в страхе, поймав на себе её взгляд.

Заметив это, Мияко нахмурилась пуще прежнего.

— Это ещё что? Я что, такая страшная?! Поверить не могу… Я не рассержусь, так что скажите правду. Я такая страшная?

Через некоторое время они обменялись взглядами и неуверенно кивнули.

— Понятно, — Мияко кивнула. — Ну, не судите книгу по обложке, плешивые старикашки!!

Когда они пискнули и снова отпрянули, Ооширо ткнул в её халат.

— П-прошу прощения, Мияко-кун. Командовать тут хорошо и всё такое, но чего ты хочешь?

— Днём прилетело это. Испортило мои планы посмотреть зимний спец выпуск «Двухчасового буйства Мито Кимона».

Она вытащила бумажного журавлика со словами «Зимняя Ёкосука», написанными на крыльях.

Девушка засунула его обратно в карман, не замечая напускное безразличие Дианы.

— Ушло немало времени на то, чтобы найти это место, но что вы тут, по-вашему, чудите?!

Её всплеск недовольства заставил представителей вокруг снова встрепенуться.

Всех, кроме одного.

Мужчина в чёрном наклонился вперёд и поставил локти на стол. Он был представителем китайского UCAT и заговорил по-китайски.

— Так вы представитель 3-го Ги...

— Чего?! Я не понимаю, что ты там говоришь! Говори по-японски!

Мужчина опешил, а Мияко махнула правой ногой.

Её гостевой тапок тут же полетел в него. С идеальной точностью он стукнулся о край его стола и отскочил вверх.

Когда в воздухе раскатился гулкий звук, она опустила ногу обратно.

— Я слыхала часть того, что ты прежде говорил. Многое звучало весьма подозрительно, но неважно. Я тут просто подрабатываю, так что весь ваш внутренний бардак UCAT меня не колышет.

Она поставила голую правую ступню на пол рядом с обутой левой.

— Но раз речь зашла о 3-м, сначала придётся иметь дело со мной.

— В таком случае, UCAT каждого государства будет...

— Я сказала, говори по-японски, кретин!!

Её рев заставил китайского представителя помрачнеть.

Однако девушка выдала триумфальный смех, посмотрела прямо на него и крепко скрестила руки на груди.

— О, так ты понимаешь японский. Тогда переходи на него.

— Почему ты заставляешь говорить меня этим яз...

— Понятия не имею, что ты там лепечешь. И дай-ка кое-что скажу: 3-й представляю сейчас я, поэтому японский — стандартный язык 3-го. Правильно я говорю, Мойра 1-я?

— Так точно. Так и есть.

— Э-эм, Мияко-кун. Совсем не пристало барышням в японском отвечать «так точ… Нет, я хочу сказать… какой у вас милый вежливый язык!

— Рада видеть твоё понимание.

Мияко отвернулась от Ооширо и улыбнулась.

— Ты говоришь что-то о необходимости вернуть Концептуальное Ядро 3-го Гира, чтобы по-людски сплотить UCAT, верно? Но знаешь что? Я вас об этом не просила.

Она выдала своё заключение.

— Я не могу доверять никому из вас.

Мияко сидела на столе перед Ооширо.

Она скрестила ноги и подняла правую руку.

— Так точно.

Мойра 1-я частично убрала обёртку шоколадной сигареты и засунула её между пальцами Мияко.

Та в свою очередь положила её в рот.

— Знаете?

Все съежились, но её больше не волновало.

— Чего вы все боитесь? Вы взрослые или нет? Вы мужики или нет? Вы продуктивные члены общества или нет?

Она зыркнула на них, и они отдёрнулись сильнее, но к тому времени Мияко смотрела только перед собой.

Её взгляд приковал представитель китайского UCAT.

Он сложил руки поверх стола.

— Что вы собираетесь делать?

— О, так ты наконец заговорил по-японски, ага?

Она улыбнулась и схватилась обеими руками за край стола с обеих сторон.

— Но это я тут спрашиваю, что вы собираетесь делать. Что вы будете делать с Концептуальным Ядром 3-го?

— Мы желаем получить содействие японского UCAT в его возвращении.

— Нравится мне, как это звучит. Особенно наглый скрытый мотив за этим.

Она пнула болтающимися ногами под столом.

— Что вы все задумали? Слушайте, у кого украли Концептуальное Ядро 3-го?

— У Бога Войны Отряда Левиафана, принадлежащего девушке по имени Микаге.

— И скажите, пожалуйста, из какого Гира Микаге родом?

— 3-го Гира...

Мужчина запнулся, а Мияко подняла правую руку, указывая на него шоколадной сигаретой.

— Значит, можно сказать иначе, правда? Концептуальное Ядро 3-го было похищено не у Отряда Левиафана. А у Микаге из 3-го. Что перекладывает ответственность с Отряда Левиафана на 3-й.

— Это всего лишь софистика!!

— Как представителю 3-го мне положено судить о любом вопросе касаемо его Концептуального Ядра или людей! Нет никакой софистики в чистосердечном и честном суждении взять ответственность за одного из своих! Это вам здесь не место!

Мияко цокнула языком и ткнула шоколадкой в сторону мужчины.

— Кроме того, что это за бредни с «софистикой»? Не думайте, что все просто примут ваше мнение, если начнёте разбрасываться модными словечками. Концептуальное Ядро всегда было нашим, так почему вы ведёте себя так, будто оно ваше? Я натравлю на вас копов!!

— Но в таком случае...

Мужчина в чёрном немного нахмурился.

— Мы возложим ответственность за потерю Концептуального Ядра на 3-й.

— И?

Мияко пожала плечами, а мужчина нахмурил бровь.

— Тогда позвольте прояснить: вы должны понести всю полноту ответственности за неспособность сохранения Концептуального Ядра.

— Тогда позволь мне прояснить: 3-й Гир оставил Концептуальное Ядро с Микаге в качестве нашей представительницы и отправил её в Отряд Левиафана для безопасного хранения Ядра, — объяснила Мияко. — Но поскольку оно украдено, мы требуем, чтобы ответственность взял на себя Отряд Левиафана. Мы запрашиваем, чтобы они провели переговоры с Топ-Гиром и вернули Ядро.

— ...

— Короче говоря — как раз таки вы нам мешаете.

Она встала со стола.

— 3-й и Отряд Левиафана могут разобраться между собой. Кража Ядра бесит меня больше всех, ведь оно принадлежит мне. ...Так кто ж здесь самый грубиян? Кто игнорирует права людей на их родовое Концептуальное Ядро и ведёт себя так, словно имеют на него право?

Мияко скрестила руки на груди, окинула взглядом присутствующих и бесстрашно улыбнулась.

— Вы лезете не в своё дело, и я не могу вам доверять. 3-й Гир не доверяет ни японскому UCAT, ни какому-либо другому. Мы верим в сам Путь Левиафана!

Она перевела дух.

— Кроме того, по какому праву вы простите ответить американский, немецкий или японский UCAT? Никто из вас не пролил и капли крови, помогая сражаться в прошлом. Посему это касается только той тройки UCAT. Может, они и скрывали правду от остальных Гиров, но до тех пор, пока мы не жалуемся, они никому ничего за это не должны.

— ...

— Кто вдруг решил совать нос в наши дела и поджарить за это ту тройку UCAT? Если и собираетесь кого поджарить, берите старика у меня за спиной.

— Мияко-кун! Ты используешь меня как благородную жертву?!

— Мешок с песком жертвой не назовёшь.

Ооширо снова картинно заплакал, но она не обратила внимания и продолжила говорить.

— Слушайте. Мы будем говорить только через Путь Левиафана, и я уверена, что Топ-Гир такой же. Так что если хочешь пыжиться и вести себя по-взрослому, суя при этом нос в наши дела...

Она запрокинула левую ногу, посылая в полёт второй тапок.

— Получай и остуди голову!!

Но как только тапок отлетел, к нему присоединился звук.

— !

Он взорвался в воздухе.

Мияко нахмурилась на разрывание ткани и шагнула назад.

Мужчина в чёрном в какой-то момент поднял правую руку и не стал её опускать.

— Я бы предпочёл обойтись без этого.

— Снайпер? ...Ты спятил? Я представитель 3-го.

— Я пришёл сюда, готовый очернить своё имя. ...Моя страна строго относится к работе.

Он горько улыбнулся, словно говоря, что у него нет выбора.

— И вы изначально из Лоу-Гира, так что представляете 3-й, благодаря чистой удаче.

— Ещё чего, удача, идиот. На это ушло много сил.

— Э-эм, Госпожа Мияко? Можете, если хотите, нахваливать Мойру 2-ю, но, ну, это неприлично.

— Не глупи. Иметь детей не неприлично, так что и делать детей вполне в рамках приличий.

— Так точно, — ответила Мойра 1-я, несмотря на озадаченный наклон головы, принимать это или нет.

Мияко вздохнула, повернулась вперёд и положила руки на живот.

— Проще говоря, вы не видите смысла в выживании 3-го?

— Мы не берём в расчёт чувства. Мы просто устраним всё, что стоит на пути наших интересов, — сказал он. — И как же насчёт этого? Глубоко в UCAT Изумо хранится под защитой синего Бога Войны кокпит, содержащий тело и душу короля 3-го, что само по себе доказательство вашей веры в его значимость. ...В таком случае, у вас, конечно же, имеются некоторые сомнения в легитимности вашего статуса представителя 3-го.

— Работа жены — присматривать за домом, пока мужа нет. Прописная истина.

— Даже если это приведёт к упадку «дом», коим есть 3-й?

— Какая женщина не мечтает услышать, что её красота способна низвергнуть великое королевство.

— Тогда мы должны пресечь это падение в зародыше, прежде чем оно достигло и Лоу-Гира.

Мияко горько улыбнулась на его напыщенный тон.

— Должно быть, трудно играть твою роль. Теперь вырази это чувство по-китайски.

— Спасибо.

— Ага, это оно, оно, — она начала перекривлять его тон. — Сье Сье… А теперь глянь в сторону.

Мужчина в чёрном повернулся направо.

И обнаружил, что там что-то висит в воздухе.

— Пистолет...

Все остальные тоже посмотрели по сторонам или за спины.

Пистолеты парили возле каждого и целились в головы.

— ?!..

Все разом осознали, что это их же оружие, взятое сюда для самообороны.

Мойра 1-я за спиной у Мияко отошла в сторону.

Там, где она стояла, показалась горничная с короткими золотыми волосами.

— Молодец, Мойра 2-я. Множество параллельных операций с гравитационным контролем действительно твой конёк.

Мойра 2-я невозмутимо кивнула, и Ооширо рядом с Мияко подал голос.

— Мияко-кун, почему возле меня парит снайперская винтовка?

— Ох, она осталась после того, как забрали у снайпера. Мойра 2-я, если понадобится предупредительный выстрел, стреляй в него. Послужит хорошим примером.

— Есть ли предел твоей жестокости?!

— Закройся, — сказал она, после чего снова уставилась перед собой.

Впереди представитель китайского UCAT бросал хмурые взгляды.

— Конечно же, вы не станете звать это нечестным, — сказала Мияко. — Те же методы использовали вы. Раз уж таков язык переговоров, то вы проиграли в переговорах с 3-м.

— ...

Она получила в ответ молчание, поэтому неожиданно щёлкнула пальцами.

— ?!

Громкий звук от пальцев служил просто сигналом, но все подумали, что это выстрел.

После недавнего назначения целью предупредительного выстрела, Ооширо среагировал быстрее всех.

— Моя жизнь проносится перед глазами!! И в 2D!!

Однако следующий звук был другим.

Удар ткани о поверхность.

— Что?

Мужчина в чёрном посмотрел вверх.

Нечто ударилось о его голову и вызвало предыдущий звук.

— Тапок. Первый, что я кинула, отскочил вверх, помнишь?

Объяснив происхождение звука и объекта на голове мужчины, Мияко улыбнулась.

— После полёта вверх Мойра 2-я держала его гравитацией у потолка, но никто не заметил. Все так сосредоточились на совещании, или, скорее, на нашей перепалке.

— Ясно, — щёки китайского представителя слегка дёрнулись. — Мы утратили спокойствие, необходимое для переговоров, уже тогда.

— Я не об этом, — поправила она. — Дело не в том, что вы оплошали. ...Мы просто лучше вас.

— Ясно, — снова сказал он.

Затем вздохнул и убрал тапок с головы.

Мужчина вытащил из грудного кармана платок, завернул в него обувь и поместил в карман.

— Так значит, 3-й Гир желает, чтобы проблему решил Отряд Левиафана, верно?

— Да. И запомни одну вещь: прямо сейчас остальные Гиры бросают вызов и ведут переговоры с Отрядом Левиафана. Это значит, что мы вступаем в бой только с группой, которая на нас смотрит. Такие вот мы переборчивые. Так что, к сожалению… вы все только путаетесь под ногами.

Она вздохнула, скрестила руки, окинула взглядом всех в зале и снова произнесла.

— Если бы только вы смотрели на нас, вместо Концептуального Ядра.

Мияко на этом не остановилась.

— В конце концов, мой муж смотрел на меня.