Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 18:56
Спасибо!
frizen
02.05.2015 17:10
Доковский формат нельзя скачать(прям как с томом 2b ситуация...(
Evoeden
02.05.2015 16:10
Поздравляю с еще одним окончанием тома .

{{S|Чао-сенсей ...}}
Anon
02.05.2015 04:14
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.232.108:
Спасибо!
Anon
27.04.2015 21:30
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.178:
'''Спасибо!'''
Кри
23.04.2015 22:29
Спасибо за перевод!
Anon
23.04.2015 02:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.17.4.234:
Спасибо!
Anon
18.04.2015 01:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо.
pendragon
18.04.2015 00:22
Спасибо!
Anon
14.04.2015 22:28
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 89.23.184.141:
Спасибо!
Anon
14.04.2015 17:40
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 217.118.81.196:
Ура!
Anon
14.04.2015 14:16
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.85.116.238:
Спасибо за проду!!
pendragon
04.04.2015 04:17
Даешь смайлики... По теме: ждем том.

Финальная глава. Куда простирается ветер

Раздолье голубого неба выглядело почти что прозрачным.

Землю внизу покрывали жёлтый и красный песок с камнями, но к тем цветам добавился искусственный серый.

Посреди пустыни находилась длинная взлётно-посадочная полоса, пару зданий и скопление складов.

Эти рукотворные конструкции отчётливо пахли, но запах улетучивался к концу полосы.

Посередине между человечеством и природой некто стоял.

Высокий молодой мужчина с закатанными рукавами лётного костюма. С зачёсанными назад светлыми волосами он направил взгляд голубых глаз в небо такого же цвета.

Однако сзади неожиданно окликнул мужской голос:

— О, Джеймс Дэвис. Так ты вернулся?

— Не говори так, будто в этом сомневался, Ричард Сандерсон.

Когда мужчина названный Дэвисом обернулся, в его грудь ткнула бутылка.

— Можешь отпраздновать своё возвращение. Я стащил её из комнаты Лорда Нортрвинда, поэтому пей и выбрось где-то здесь.

Второй молодой мужчина снял верхнюю часть своего лётного костюма. Его кожа была загорелой, а светлые волосы — коротко стрижены.

— Ну как там твоя жена? — спросил Сандерсон со слегка опущенными бровями, и Дэвис пожал плечами.

— Не очень.

Но он, должно быть, подумал, что этого недостаточно, потому что вымучил улыбку и продолжил:

— Даже доктор говорил, что мне нужно быть с ней при родах. Судя по всему, у неё будут близнецы.

— Ну, хотя бы это хорошая весть.

— Но её семья без умолку твердит мне оставить детей с ними, если что-нибудь случится. …Они не плохие люди. Вообще, я бы сказал, они хорошие люди, но всё же.

— Их единственную дочь похитил лётчик без известных родственников. Тебе следовало этого ожидать.

— Ты прав, — Дэвис глянул на небо. — Она мне сказала, что позвонит, когда дети родятся, и говорила пока продолжать летать.

— …

— Не замолкай, Сандерсон. Это жутко.

— Тогда я должен сказать, что думаю? Мне назвать это душещипательной историей?

В тот же миг над головой пронеслась тень.

————!

Она мгновенно пролетела с востока на запад и кое-что после себя оставила — ветер.

— !!

Тот ветер встряхнул пустыню, ворвался в небеса и обхватил своими руками двух мужчин.

К тому времени как объятья их освободили, они уже повернулись к западному небу.

Сандерсон цокнул языком.

— Чёрт бы побрал этого сопляка Курта! Мне казалось, я с ним разберусь, отправив его и Лайла к тебе в Команду А, но он брыкается, летая почти также безрассудно, как я.

— Звучит так, будто перед тем, как перейти к нему, мне следует предостеречь тебя.

— Ой, да перестань. Ты правда думаешь, что мужчина, не державший штурвал три месяца, теперь может меня предостерегать?

— Хмф, — Дэвис скрестил руки на груди. — Чтобы ты знал, я летал на штатской поршневой машине каждый день, пока меня тут не было.

— Ну, как раз поэтому семья твоей жёнушки тебя и недолюбливает, болван. …Иди-ка сюда.

Сандерсон зашагал по полосе в направлении ангара.

Он с улыбкой глянул через плечо.

— Курт не знает, поэтому просто растрачивает своё летное время на этой неделе, но мы сегодня выводим новые модели. Как Команда А, так и Команда В. Мы будем первыми пилотировать эти машины, в которых столько всего вложено.

— И это прототипы, которые мы отныне будем испытывать?

— Верно. Звучит отлично, разве нет? Помнишь, как я говорил, что не знаю, какой смысл всего этого сражения? Ну, вот почему я люблю такие события и другие возможности полетать, — он перестал улыбаться. — Пока остальные сражаются на войне, мы обрабатываем причуды новых аппаратов и создаём последний прототип, который, скорее всего, определит последующее направление дизайна воздушных сил американского UCAT.

— Ты как всегда эгоистичен.

— Из-за того, что принимаю участие в этом сражении, не зная причины?

— Нет, — Дэвис протянул бутылку, которую ему дали. — Что я должен с этим делать?

Серьёзное лицо Сандерсона прочертила горькая усмешка.

— Ты прав. Мне не следует так унывать в разговоре с мужчиной, который только что вернулся из внешнего мира. …Что если спрятать её в шкафчике Эссерта, чтобы его припугнуть. Тот болван бахвалился своим обратным штопором в 90R, когда вёз Лорда Нортвинда в город на прошлой неделе, поэтому Лорд Нортвинд прижал его к окну.

— Звучит так, словно в твоей команде тоже нет дельных людей.

— Ага, и вот почему один из них погиб.

— Слыхал. Хьюз, да? С Охарой их будет уже двое.

Дэвис широкими шагами поспешил за Сандерсоном.

— Давай как следует выполним свою работу. Давай постараемся, чтобы нам было нечего стыдиться. В конце концов, небо это место, к которому стремятся, а не место для стыда.

— С последним я согласен.

— Верно, — сказал Дэвис, открывая бутылку.

Наблюдая, как он пригубил, Сандерсон помрачнел.

— Ты собираешься отправиться в первый полёт пьяным? Где ты нахватался таких вредных привычек?

— Ты же сам передал мне бутылку. И кстати, я говорил, что пилотировал штатскую поршневую машину, помнишь? Когда-нибудь слышал о бытовой гонке? Ты пьёшь бутылку после каждого круга, и кого первого стошнит — тот приземляется. Как тебе такое?

Сандерсон тут же забрал предложенную бутылку.

Он поднёс её ко рту и глотнул даже больше Дэвиса.

— Я советовался с женой, — сказал Дэвис, наблюдая, как Сандерсон наклоняет бутылку. — Если родятся близнецы, и один из них будет мальчиком… мы думаем назвать его Ричардом.

Сандерсон выплюнул пойло, и Дэвис увидел, как он схватился за нос и вздрогнул.

— Я рад, что от волнения ты отпраздновал новость всем телом.

— Не дури. Что это за шутки?

— Да просто. Так я без малейших зазрений совести смогу физически его наказывать.

Дэвис рассмеялся во всю глотку. Его смех разносился в небо.

— Я сказал жене, что он непременно вырастет похожим на тебя. Таким, кто отталкивает других, ставит себя выше остальных, и верит, что всегда во всём прав, но при этом действительно надеется, что ошибается.

— Да это наихудший человек, которым только можно стать.

Сандерсон цокнул языком, подбросил бутылку в воздух и наблюдал, как в ней отражается солнце.

— Тогда, если у тебя будет дочь, скажи ей, какой же идиот её отец. И скажи ей назвать собственного ребёнка в честь отца. Таким образом, идиотские микробы подумают, что он уже заражён, и не станут его трогать.

— Звучит чудесно. Но если у меня будет дочь, я уверен, она пойдёт в мою жену. Она будет лгуньей, но такой, что всегда думает о других.

После звука разбитой бутылки голос Дэвиса продолжил:

— Как же я сейчас счастлив.

И пока двое мужчин приближались к ангару, оттуда появилось два объекта.

Грузовики тащили наружу двух механических драконов, с лап которых выпирали шины.

Два дракона в белых и синих красках ожидали за мерцающим жаром, поднимающимся от взлётно-посадочной полосы.

— Слушай, — сказал Сандерсон, натягивая верхнюю часть лётного костюма. — Не сомневаюсь, твоя жена тоже счастлива.

— Да. И вот почему я отправлюсь её встретить там, где наше счастье совпадает, — Дэвис поднял правую руку. — Теперь, пошли.

Они отправлялись на собственное поле боя.

Хио увидела тускло освещённое пространство.

— ?..

Такое чувство, что она спала. Под голубым небом стояло два человека. Один носил её фамилию и второй имел ту же фамилию, что и её двоюродный дедушка, которого Хио впервые сегодня встретила.

Ей показалось, что она задремала, и не понимала, что это был за сон.

Но…

Она подумала, что двум мужчинам, по-видимому, было весело.

Затем девушка подняла голову с того, что использовала как подушку.

Она осмотрелась и обнаружила большую комнату, слабо освещённую аварийными лампами.

Это столовая японского UCAT. Все столы были убраны, и на полу лежало множество людей.

Они все спали под одеялами, а белые и синие формы без разбора смешались между собой. Рядом спали какие-то животные, состоящие из растений, и они медленно испускали кислород.

Все ели, пили и праздновали, пока не рухнули от усталости.

Прежде чем уйти спать, Хио решила, что с этого момента будет жить с Харакавой. Он жаловался, но её двоюродный дедушка сказал, что слишком занят, чтобы за ней приглядывать, и парень ведущий переговоры проиграл ему некую запись. Там было доказательство, что Харакава глубоко одержим куклами в человеческий рост.

Её двоюродный дедушка выглядел недовольным, но она не сомневалась, что Роджер сможет всё сгладить. В конце концов, он и ведущий переговоры парень вместе планировали спросить, где она хочет жить.

Хио также желала продолжать работать с Путём Левиафана, поэтому получила роль временного инспектора американского UCAT.

И поскольку Харакава был соединён с Сандером Феллоу как пилот, он получил временную должность в японском UCAT.

Девушка снова осмотрелась по сторонам и увидела, что поблизости спит группа, которая посещала квартиру Харакавы.

Она также заметила, как кто-то между ними движется: классный руководитель Харакавы.

Женщина шагала повсюду и поправляла сползшие одеяла. В данный момент она выравнивала одно, укрывающее девушку и чёрного кота. Эта девушка показалась посреди вечеринки и резко спросила у всех, почему её не позвали.

Хио начала вставать, чтобы помочь, но женщина заметила и с улыбкой покачала головой.

Девушка приняла отказ, потому что её тело желало сна.

Натягивая одеяло, чтобы вернуться спать, она услышала песню.

Рядом кто-то пел во сне.

Хио присмотрелась и обнаружила девушку, спящую в сидячем положении. Она носила белую защитную форму, и её длинные чёрные волосы раскачивались во сне, когда она пела ведущему переговоры парню, спящему головой у неё на коленях.

Хио также увидела на расстоянии вытянутой руки зверька, сидящего у парня на голове.

Она услышала песню, потому что девушка, похоже, пела ему колыбельную.

— Silent night, holy night

Long we hoped that He might,

As our Lord, free us of wrath,

Since times of our fathers He hath

Promised to spare all mankind

Promised to spare all mankind.

Слабое пение, звучащее почти как мычание, проигралось в сердце Хио.

Её мама пела ту же песню много лет назад.

— …

Она молча натянула одеяло на голову и легла отдыхать.

И только уложив голову обратно на то, что она использовала как подушку, Хио осознала, что это рука Харакавы.

Она вверила себя ему. Девушка уложила голову на его руку, накинула одеяло сверху и свернулась, словно к нему прижимаясь.

По какой-то причине это вызвало у неё чувство, будто она понимает, почему сражались её родители и прочие родственники.

На следующий день начнётся её новая жизнь.

Это напомнило, что перед уходом с базы двоюродный дедушка передал ей две вещи.

Они находились в конверте над её головой. Одной были бумаги, необходимые для её перевода в школу Акигавы, а второй…

…Фотография Северной Звезды.

Она обрадовалась увидеть, что он и Диана в безопасности, и когда девушка его обняла, он выдал смущённый взгляд.

Хио гадала, будет ли она беспокоить его в будущем, как Харакаву.

Она также гадала, думал ли и он о драконе, который исчез на пути к той звезде.

Не зная ответов, девушка закрыла глаза, но её мысли вернулись к родителям, которые её защищали, к множеству других людей, и даже к Чёрному Солнцу.

…Спасибо.

Она с облегчением вздохнула, прижалась к Харакаве и уснула.

И при этом Хио гадала, сможет ли однажды стать, как они.