Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
Kos85mos
15.06.2015 18:56
Спасибо!
frizen
02.05.2015 17:10
Доковский формат нельзя скачать(прям как с томом 2b ситуация...(
Evoeden
02.05.2015 16:10
Поздравляю с еще одним окончанием тома .

{{S|Чао-сенсей ...}}
Anon
02.05.2015 04:14
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 94.180.232.108:
Спасибо!
Anon
27.04.2015 21:30
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 78.85.72.178:
'''Спасибо!'''
Кри
23.04.2015 22:29
Спасибо за перевод!
Anon
23.04.2015 02:44
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 37.17.4.234:
Спасибо!
Anon
18.04.2015 01:51
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 176.103.237.51:
Спасибо.
pendragon
18.04.2015 00:22
Спасибо!
Anon
14.04.2015 22:28
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 89.23.184.141:
Спасибо!
Anon
14.04.2015 17:40
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 217.118.81.196:
Ура!
Anon
14.04.2015 14:16
Автоматически перенесенное сообщение от анонимного пользователя 93.85.116.238:
Спасибо за проду!!
pendragon
04.04.2015 04:17
Даешь смайлики... По теме: ждем том.

Глава 30. Упреждающая правда

Ночь с тёмными горами на заднем плане освещали огни.

На асфальте между протяжной взлётно-посадочной полосой и белым зданием, длинный стол для совещаний отбрасывал тень на развязку перед строением.

Разделяемые столом, отбрасывали тени и три человека.

Один был иностранцем в костюме.

Высокий мужчина сквозь очки воззрился на двух остальных. Одним из них был парень в костюме, а вторым — девушка в белой сорочке.

— Итак, Саяма и Синдзё. Хотя вы только вернулись, мне бы хотелось услышать ответ.

Парень в костюме, Саяма, повернул к нему пристальный взгляд.

— И что ты подразумеваешь под ответом, Роджер-кун?

— Как я уже говорил, речь идёт о прекращении Пути Левиафана с 5-м Гиром.

На этих словах Роджер потянулся к карману.

Люди в белой защитной униформе у здания заготовили различное оружие, но Роджер проигнорировал множественный металлический шум и вытащил руку.

Синдзё уставилась на то, что он держал.

— Конверт?

— Тэстамент. Письмо внутри содержит инструкции, которые передал нам мистер Ричард Сандерсон. Он предоставил нам всю полноту власти, полученную от 5-го Гира, и это наша причина для прекращения Пути Левиафана.

Роджер поместил белый конверт на стол и затем вернул руку в карман.

После чего вытащил небольшой чёрный прибор.

— Могу я включить этот магнитофон? Мне бы хотелось записать твой ответ и всё, что к нему приведёт.

Роджер поместил записывающее устройство на стол.

Старый магнитофон издал гулкий стук, а кнопка записи уже была включена.

Остался лишь тихий звук вращения плёнки.

Роджер поправил очки, осмотрел сначала всех собравшихся у белого здания и затем перевёл взгляд на парня перед собой.

В глазах Саямы стоял пронзительный и в то же время невозмутимый взгляд, но Роджер встретил его совершенно иначе.

Он улыбнулся и прищурился.

— Согласно нашему расследованию, посредник Пути Левиафана записывал разговоры своих переговоров. Я подумал, что облегчу твои заботы, также оставив доказательство для последующего использования.

— Судя по всему, ты несколько заблуждаешься.

— И в чём же?

— Это не для переговоров. Это моё хобби.

У Синдзё рядом с Саямой подкосились колени, словно порвались верёвочки, которые её поддерживали.

Но она быстро пришла в себя и ухватилась за него.

— П-прекрати, Саяма-кун! Это записывают!

— О чём ты говоришь, Синдзё-кун? Я всего лишь избежал оставлять недоразумение в записях о ком-то, вроде меня, чьё имя определённо войдёт в историю.

Синдзё улыбнулась и дважды кивнула, после чего повернулась к Роджеру.

— Вы можете это удалить?

— Не могу.

На этот раз она упала на колени полностью.

Саяма и небольшой зверёк на его голове скользнули по ней взглядом, но вскоре повернулись к Роджеру.

— Ну что ж, — начал он. — Как насчёт того, чтобы начать?

Услышав слова Саямы, Синдзё, сидящая не земле, подняла взгляд.

Начать? — подумала она. — О чём тут говорить?

У них есть письмо.

Её же вопрос поднял девушку на ноги, и она увидела Саяму со скрещенными руками и слегка наклонённой головой.

— Ты можешь вытащить это письмо и снова его прочесть?

— Зачем? Помнится, его содержание уже известно.

Саяма засунул левую руку в карман.

Люди в синей защитной униформе на взлётной полосе нацелили на него оружие.

К нему донеслись металлические звуки, но Саяма не обращал внимания и не убрал руку с кармана.

— Роджер-кун? Ты сообщил о передаче полномочий мистера Ричарда до того, как вытащил магнитофон. Это оставляет определённую возможность.

Синдзё осознала, что он пытается сказать, поэтому заговорила вместо него:

— Он пытается записать наше признание завершения Пути Левиафана, не записывая часть о передаче полномочий? Но тогда…

— Да. Вполне возможно, что передача полномочий мистера Ричарда Сандерсона это ложь. Этот документ, вероятно, был фальшивкой, даже когда его читали вчера. И, возможно, поэтому он пытался записать наше обещание, не оставляя никаких записей о фальсификации.

С рукой по-прежнему в кармане Саяма глянул на Роджера.

— Но, разумеется, вы не прибегнете к такому дешёвому трюку. Верно, Роджер-кун? Как и высказывалось ранее, создание фальшивки повлечёт за собой вечный позор. …И всё же, я бы не прочь просто ещё раз просмотреть документ.

— Не слишком ли много подозрений против правдолюбивого американского UCAT.

Реплика Роджера предназначалась для того, чтобы оставить в записи свой дискомфорт от подозрительных нападок. Другими словами, он не будет сдерживаться, если докажет свою правоту.

Но Саяма проигнорировал попытку врага его ограничить.

— Прочти его. Я хочу, чтобы эта плёнка записала, что там слова мистера Ричарда Сандерсона. О, и ещё одно.

Саяма наконец-то вытащил левую руку из кармана.

— Для поддержания моего хобби, как насчёт того, чтобы мы оба записали этот разговор?

Он выложил на стол портативный диктофон, и тот уже был включён.

Если Роджер сейчас не сможет прочесть содержимое конверта, это будет значить, что там содержатся фальшивые данные, и он не может позволить их записать.

Тем временем, конверт лежал на столе и Роджер его не трогал.

— Давай заключим пари, посредник.

Он поднёс руку к рукаву костюма и вытащил небольшую металлическую коробочку.

— Я тебе его не показывал, но можно сказать, что это моё оружие. Там содержится концепт, чтобы показывать другим ложную реальность, но я отложу его в сторону. Я не испытываю в нём необходимости.

Синдзё исподлобья глянула на коробочку и Роджера.

— Откуда нам знать, что Вы уже её не использовали?

Ответ донёсся слева.

— Не волнуйтесь, — сказала Гиес. — Я наблюдала, и показатели философского камня исходят только от той коробочки.

— Ясно, — сказала Синдзё, кивая.

Есть вероятность, что даже заявление Гиес являлось частью ложной реальности, но попытайся мужчина что-то сделать, она бы его остановила. Она бы не позволила ему даже шевельнуть рукой.

Затем Роджер кивнул и указал на коробочку, которую поместил на стол.

— В моих снах вы проснётесь, как только осознаете, что спите.

На словах Роджера Саяма медленно потянулся, хватая Синдзё за грудь.

Его рука будто бы проверила эластичность и форму, и он кивнул.

— Даже сон, основанный на моих воспоминаниях, не сможет воссоздать это ощущение! Следовательно, это реальность!

Тело щупающего парня качнулось от апперкота. Он и Баку на его голове повернулись к девушке.

— А-а это за что?!

— Уже проснулся?

Она указала на Роджера, который смотрел на них с тупым выражением лица.

— Необычный способ проверки.

— Для Синдзё-кун и меня это вполне нормально. Мы делаем такое постоянно. …Это записывают, верно? Мы. Делаем. Такое. Постоянно. Ох, какая прелесть! Вот и всё. …Теперь, давайте отложим в сторону сложные вещи и продолжим простые переговоры.

— …

— Что это за взгляд, Синдзё-кун? Но в этом есть своё очарование. В общем, Роджер-кун, ты поднял свою ставку, отставив своё оружие, верно? Ты говоришь, что содержимое конверта настоящее, а значит, если наши подозрения окажутся ошибочными, мы не сможем позабыть о добросовестности, которую ты нам продемонстрировал.

— Можно сказать и так, — согласился Роджер.

Однако Саяма продолжил, словно всё было в порядке вещей.

— В таком случае, мы тоже поднимем ставку. Этой ставкой будет наше сомнение. …Если ты говоришь правду и вся полнота власти над 5-м Гиром действительно принадлежит американскому UCAT…. О, я знаю. Я скажу это прямо здесь.

Саяма не колебался.

— Мы сдадим все права Пути Левиафана.

Роджер услышал, что сказал Саяма.

…Он что, дурак?!

Смелость парня исходила от уверенности, что документ фальшивый, и эта уверенность полностью основывалась на задержке, с которой Роджер достал магнитофон.

…Но письмо внутри конверта настоящее.

Подпись была почерком Сандерсона и там стояла его официальная печать. Воспользовавшись концептом 1-го Гира, можно проверить, что оно написано им.

В действительности, задержка с магнитофоном являлась авантюрой со стороны Роджера.

Как помощник Одо, он имел лишь одну работу.

Ему следовало выступать в роли посредника вместо Одо, который был ужасным оратором.

Он знал, что в свой визит в Японию столкнётся с посредником Пути Левиафана. Одо вызвался командовать атакой на японский UCAT и битвой против чёрного дракона, тогда как Роджер получил от него только один приказ.

…Я вправе использовать любые доступные средства, чтобы заставить японский UCAT принять инструкции Сандерсона.

Инструкции были настоящими, поэтому исход уже предрешён. Даже если Саяма попытается как-то схитрить, по прибытии их привезли прямо к этому столу, и они не разговаривали со своими товарищами в здании за ними. Построение сил на взлётной полосе и создание очевидной патовой ситуации послужило способом, вынуждающим Саяму и Синдзё выступить в роли посредников без какого-либо шанса что-либо обсудить.

Это хорошо сработало.

Автоматическая кукла в красном костюме, контролирующая Бога Войны, на котором они прилетели, происходила не из типа горничных, поэтому не могла держать связь по коллективной памяти. Кроме того, установка связи внутри Концептуального Пространства в Канде всё ещё не готова и не запущена, и коллективное сознание жителя 4-го Гира с ними не может передавать сообщение на таком большом расстоянии.

Их привели к столу переговоров без получения какой-либо информации или обсуждения внутри Концептуального Пространства.

Победа Роджера была гарантирована, поэтому он решил немного поиграть. Раз ему нечего терять, смысл игры заключался в том, чтобы увидеть реакцию своего противника.

Он ожидал, что сообразительный противник догадается о нерушимости победы Роджера, и либо отступит, либо договорится о достойном компромиссе.

Роджер готов был признать ценность вражеского командира, который отступит, если того требует положение. В зависимости от того, как всё обернётся, он даже подумывал назначить японский UCAT заместителем американского, возглавляющего освобождение концептов.

…Но я никак не ожидал такого безрассудства.

Он попался на уловку с магнитофоном и затем так зацепился за этот аргумент, что поднял ставку до сдачи Пути Левиафана.

Поднятие ставки, скорее всего, должно было припугнуть Роджера. Он думал, что карта Роджера фальшива, поэтому выдал косвенную угрозу.

…Он говорит мне отступить, пока ещё можно.

В этот момент Роджер выдал горький смешок. И не только в сердце.

Саяма и Синдзё одарили его озадаченными взглядами, поэтому он продолжил смеяться и ответил:

— Мои извинения.

Затем он решил раскрыть ответ. Роджер потянулся к конверту, чтобы вытащить письмо.

— Подожди минутку, Роджер-кун. Ты ещё не выложил свою ставку.

Руки Саямы были скрещены на груди, и его пронзительный взгляд буравил Роджера.

— Разумеется, ты не думаешь, что твоя ставка из одного оружия эквивалентна тому, что я только что поставил.

Вот как, — подумал Роджер, убирая руку. — Да. Хоть я и знаю, что выиграю, я должен играть по правилам.

Пока он пытался придумать ставку, Саяма снова проговорил:

— Но я сегодня щедр, поэтому подниму ставку ещё выше. Как тебе такое? Если американский UCAT поистине обладает всеми полномочиями над 5-м, я также передам вам всю материальную базу японского UCAT.

— Всю материальную базу?

Роджер поднял взгляд и увидел Саяму. Синдзё глядела на него с несусветным потрясением.

— В чём дело, Роджер-кун? Мне не особо по нраву стоять под пристальным взглядом мужчин.

Саяма поднял правую руку так, что от его локтя раздался шорох, и спрятал лицо за ладонью.

— Ох, прошу прощения. Я забыл, что Америка это страна, которая уважает свободу и всяческие предпочтения. Было грубо с моей стороны говорить о твоих предпочтениях. …Однако, я уже посвятил себя Синдзё-кун, поэтому отступись.

Роджер отвёл взгляд и со всей силы постарался не придавать значения всему, что наговорил парень.

Саяма демонстративно взмахнул рукой вниз, посылая к столу ветер, но не опускал взор к конверту, когда поток воздуха его достиг.

И поэтому Роджер продолжил его игнорировать, приложив ладонь ко лбу и размышляя о том, что поставить.

Но…

— Ох, погоди, Роджер-кун. Похоже, я проявил недостаточно японского гостеприимства. А ещё мне кажется, что я сказал недостаточно, так что позволь мне поднять ставку даже выше. …Если вся власть над 5-м Гиром находится в руках американского UCAT, я также передам вам права на все разработки японского UCAT.

— Cтой, — непроизвольно бросил Роджер.

…Это странно.

Откуда исходила безумная самоуверенность парня?

Роджер знал, что его победа обеспечена, а раз так, имел доказательство, что уверенность парня не что иное, как блеф. Однако такой уровень самоуверенности переходил всякие границы.

Размышляя об этом, он услышал голос. С такой же невозмутимостью Саяма постучал пальцем по столу, словно от волнения.

— Роджер-кун, одна вещь. Всего лишь одна вещь. Ты можешь ответить на небольшой вопрос?

— Какой?

— Сущая мелочь, Роджер-кун, — Саяма выдал твёрдый удар по столу. — Скажем, письмо в этом конверте настоящее, но мы предъявили правду, которая полностью всё опровергает или обладаем способом замены содержимого конверта. Что ты скажешь тогда?

— Это не…

Он запнулся, перед тем как сказать «возможно».

Портативный диктофон Саямы исчез со стола.

Нет, не исчез. Его спрятали.

— Свет вокруг диктофона искажается небольшим оптическим камуфляжем, Роджер-кун. Драконы 5-го Гира используют оптический стелс, и Мияко-кун создала портативную версию в качестве примера для всех и чтобы помочь его побороть. А раз так, просто смотри.

В какой-то момент рядом с конвертом появилось небольшое существо.

Это Баку. Его лапки развалились, словно во сне, но, предположительно, он совсем недавно находился у Саямы на голове.

— Прикрывая лицо, я поместил его себе в рукав и переместил туда, когда опустил руку. Я установил оптический стелс философского камня на диктофон, когда щёлкнул по столу следом. …Теперь, что произошло с содержимым конверта?

Роджер знал, что подразумевает Саяма.

Он говорил, что мог поменять содержимое в любое время.

…Но это невозможно.

Даже с философским камнем невидимости и пускай он даже ловко переместил Баку незаметно от Роджера. Попытайся Саяма подделать документ, Роджер бы заметил.

Чтобы себя успокоить, мужчина испустил вздох и поправил очки на переносице.

— Если ты заменил содержимое конверта, этот факт останется в записи.

— Тогда позволь мне сказать: я клянусь богом свободы и справедливости, что не менял содержимое конверта.

…Вот как.

С этой мыслью Роджер глянул на конверт, а затем на Саяму. Парень делал всё, что мог, чтобы повернуть ситуацию себе на руку.

Но в то же время, чтобы изменить содержимое конверта, ему бы пришлось к нему притронуться.

Глаза Роджера сообщали ему, что этого не было, и он пришёл к выводу, что не о чем беспокоиться.

Но затем…

— О-ой.

По какой-то причине Саяма опрокинулся на стол, и это явно произошло специально.

От того, как Саяма вытянул руки над столом, Роджер почувствовал опасность.

— Не двигайся!!

Вслед за возгласом Роджера помощь пришла с неожиданной стороны: от Синдзё.

— П-погоди. Саяма-кун, ты в порядке?

Она лихорадочно поддержала его сбоку, останавливая падение.

Парень остановился и поднялся прежде, чем упасть на стол, и поблагодарил её.

— Спасибо. Похоже, моё переутомление даёт о себе знать.

Наглая ложь, — подумал Роджер, вздыхая и опуская взгляд.

Но затем заметил на столе кое-что новое.

— …

Клочок бумаги. На сложенном листке виднелся напечатанный текст.

Но при этом Роджер не мог его прочесть, потому что на него наложили концепт ограничения информации.

….Это концепт 1-го Гира, используемый в наши дни повсеместно в UCAT.

В этот момент Роджер вспомнил, что 1-й Гир присоединился к врагу.

…Они обладают концептами письма гораздо совершеннее тех, что нам когда-либо приходилось видеть.

Глядя на выпавший документ, Саяма произнёс:

— Ох, надо же. Я обронил важный документ из моего кармана. Какая неосмотрительность с моей стороны. В конце концов, если этот документ написан с использованием концептов письма 1-го Гира, он может оказать воздействие на другое письмо. Если его письмо заменит любые другие документы, на которые ему случится упасть, произойдёт непоправимое.

Слова парня вызвали в сердце Роджера дрожь.

…Он может переписать текст внутри конверта, используя концепт?

Невозможно. Не переживай, — заверил он себя. — Я никогда не слышал о подобном концепте.

…Но в то же время…

Японский UCAT расположил к себе 1-й Гир, который стоял в центре концептов письма.

— Роджер-кун, почему ты вдруг затих? Ты устал? Могу себе представить. Как-никак, от твоего решения зависит будущее полковника Одо и всего американского UCAT, — сказал Саяма. — Ты не можешь позволить себе неосторожное допущение или поспешное решение, основанное на невежественной боязни причинить вред американскому UCAT. С некоторыми вещами простых заверений о своём незнании будет недостаточно. …Вести переговоры не так-то просто.

— …

Парень полагался на давление.

Роджер понимал это и то, что у него нет никакого способа узнать, применялся ли концепт письма 1-го Гира или нет.

Поэтому частично чтобы отмахнуться от давления, он подобрал нечитаемый документ, упавший на стол. И он сделал это прежде, чем Саяма мог сам к нему потянуться.

Вытянув документ, Роджер слегка всколыхнул воздух.

Но Саяма не стал его сразу забирать. Он сделал это лишь после того, как немного выждал и кивнул.

— Благодарю за то, что подобрал его вместо меня.

— Не стоит благодарностей. Это мы заготовили стол, в конце концов.

Саяма снова кивнул, открыл документ, прочёл и приоткрыл уста:

— Вы только посмотрите. Тут говорится, что вся власть над 5-м Гиром будет оставлена американскому UCAT!

— ?!

Его слова усилили тишину по округе.

Гадая, что же произошло, все выпрямились и звучно заготовили оружие, но Саяма громко продолжил:

— Шутка!!

Его конечное заявление заставило всех тут же обомлеть.

Они расслабились и сели, но затем сосредоточились на переговорах даже сильнее.

В центре всеобщего внимания Саяма окинул взглядом белое здание и взлётно-посадочную полосу, после чего пожал плечами:

— Судя по всему, вам всем следует поработать над чувством юмора.

Рядом с ним Синдзё заглянула на листок в его руке и нахмурилась.

— Это… не из конверта, да?

— Ну-ну, Синдзё-кун. Я ничего не менял. Я бы ни за что не стал отвлекать всеобщее внимание, делая вид, что спотыкаюсь, и затем позволить Баку концептуально поменять только текст, — сказал он. — Даже так, Баку весьма ко мне привязан. Гляди.

Он поднял правую руку так, чтобы Баку мог увидеть, и зверёк скопировал его движение.

Саяма затем сделал кое-что другое: двинулся, словно заваливаясь на стол.

Баку повторил его движение, падая к открытию конверта перед собой.

…Животное движется, чтобы вытащить содержимое передними лапками!

Затем Саяма невозмутимо прокомментировал:

— Если Баку дать философский камень для сокрытия движений, из него бы получился высококлассный шпион.

Не может быть, — подумал Роджер, глядя на Баку.

Зверёк ощутил его взгляд и отвернулся.

Затем Роджер увидел на шее Баку медальон философского камня.

— Ч-что это за концепт?!

— Ему идёт, правда? Это просто украшение для питомца, Роджер-кун. Предоставлять ему философский камень со шпионским концептом просто немыслимо. …И позволь мне сказать тебе три вещи, Роджер-кун.

— И что же это будет?

— Прежде всего…

Саяма поднял указательный палец, и Баку скопировал его действие.

— Безусловно, ты не сомневаешься во мне после того, как я неоднократно заявлял, что ничего не делал.

И…

— Второе — давай поднимем ставку ещё выше, Роджер-кун. Если вся полнота власти принадлежит американскому UCAT, японский UCAT здесь в Окутаме и все прочие отделения в Японии окажут поддержку действиям американского без какой-либо оплаты.

А также…

— Третье — судя по всему, ты испытываешь трудности в нахождении хорошей идеи для поднятия ставки с твоего конца. Я почти что бог, так что могу поднимать ставку одну за другой, но с твоим уровнем полномочий ты, похоже, не в состоянии найти ответ. Чтобы помочь тебе, я запрошу ставку, которую ты наверняка сможешь предоставить.

— И что же это?

— Очень просто. Исходя из твоего возраста, уровня владения японским языком и факта, что тебя послали сюда, я могу сделать кое-какие предположения. Поэтому, если этот конверт не наделяет американский UCAT полномочиями мистера Сандерсона…

Саяма повернул свой пронзительный взгляд на Роджера.

— Расскажи мне всё, что знаешь, о пустом периоде UCAT.

На просьбу Саямы Роджеру спёрло дыхание.

Ему следовало избежать раскрытия этой информации любой ценой.

Поэтому, чтобы предоставить ответ, он должен открыть конверт и прочесть содержимое.

…Потому что мистер Сандерсон действительно передал нам всё свои полномочия!

Однако парень подозрителен.

Роджер определённо выиграет эти переговоры. Документ внутри подлинный, а значит, его абсолютное превосходство не пошатнуть.

Но риск произрастал от гипотетического сценария. Что если, гипотетически, документ поменяли или переписали?

Это было записано. Более того, он сам всё и записывал.

И вначале переговоров Синдзё спрашивала: «не собирается ли он записать наше признание окончания Пути Левиафана не записывая часть о передаче полномочий?».

Если выяснится, что документ поддельный, это подтвердит подозрения Синдзё.

Он может обвинить их в его замене, но после попадания во вражеские руки настоящий вряд ли вернётся, и как много людей вообще ему поверят?

То, что документ настоящий, знали только он и Одо. Кроме них никто его и не видел.

Осмотр концептом 1-го Гира мог определить, кто его написал, но если враг имеет способ этого избежать, всему конец. А 1-й Гир, скорее всего, и так на стороне Пути Левиафана.

…Всё сводится к «если».

Роджер знал наверняка, что он прав, но по какой-то причине ощущал, что делает ставку. Он был прав, и в то же время рисковал.

Мужчина начал гадать, когда всё пошло не так. Сокрытие диктофона под оптическим камуфляжем философского камня, размещение Баку рядом с конвертом, и падение бумаги из кармана — сущие мелочи.

Любую из них можно было проигнорировать.

Но что если, собравшись вместе, они направили всё в ином направлении?

— …

Впервые за все эти переговоры Роджер нахмурился.

В случае поражения, враг просил его нарушить молчание о пустом периоде UCAT.

Но…

— Ты не можешь этого сделать? — спросил Саяма, словно заманивая. — Тогда почему бы не признать Путь Левиафана? Сделай это… и, по крайней мере, мы застрянем в расследовании пустого периода сами. В конце концов, я недавно начал думать, что он связан с Путём Левиафана.

Подобного Роджер не мог позволить. Его начальство в американском UCAT уже решило, что они не примут Путь Левиафана.

Но в то же время…

…Я не могу нарушить молчание о пустом периоде.

Я просто не могу, — осознал он. — Никто из оставшихся не уполномочен рассказывать всё случившееся в то время.

К горлу Роджера подступил стон.

— …

Но он взглянул на небо и затолкнул его обратно.

Его взгляд переместился к белому зданию перед ним. На нём местами установили фонари.

Сверху у самой крыши он увидел белый карниз, с которого его столкнули прошлой ночью, и заметил стоящие там две фигуры.

Одним был седоволосый мужчина среднего возраста в чёрном костюме, а второй — сероволосая женщина в костюме горничной.

Мужчина смотрел вниз с тростью в руках, и Роджер поправил очки.

Губы мужчины на крыше двинулись и образовали слова. Роджер не мог их расслышать, но сумел прочесть по губам.

— Успокой свой разум, Роджер Салли.

Эти слова послужили последним толчком.

Роджер настойчиво опустил взгляд к невозмутимому лицу Саямы и поднял брови.

— Американский UCAT верит в собственную справедливость и свободу.

Он потянулся к конверту.

— Эти две добродетели приведут нас к истине! А значит, истина на нашей стороне!

Он вытащил письмо, открыл и прочёл его вслух:

— «В случае моей, Ричарда Сандерсона, смерти или пропажи, я оставляю все полномочия, которыми на это время обладаю, американскому UCAT. 15 сентября 2005-го года».

Роджер осознал, что документ по-прежнему настоящий.

Услышав Роджера, Синдзё не поверила своим ушам.

На секунду, она не могла понять, что он говорит. В конце концов…

…Мы… проиграли?

Саяма использовал столько уловок и столько всего наговорил, но содержимое конверта было настоящим.

Она спросила себя, что происходит, но серьёзно не могла найти ответ.

Роджер одержал полнейшую победу, и все ставки Саямы перейдут к нему.

Её замешательство явно было не единственным, поскольку от белого здания позади тоже не исходило никакой реакции.

И что ещё более удивительно, люди в синем впереди тоже не смогли отреагировать.

Выглядело так, будто они сомневались в собственной победе.

Даже Роджер нахмурился, глядя на письмо.

В этот момент Синдзё услышала звук. Громкий, сухой, повторный звук хлопков.

Он исходил от Саямы.

Парень бесстрастно хлопал в ладоши Роджеру, и звук эхом отражался от белой стены здания.

— Прекрасная работа. Воистину прекрасная работа, Роджер-кун. Даже поставь враг ловушку, американский UCAT будет упорствовать и воспользуется своей справедливостью и свободой, чтобы достичь правды. Это делает тебя последователем правды и глупым, но смелым оппонентом. И это привело тебя к следующему результату. Тем результатом будет…

Он выдал своё заявление:

— Ваше поражение.

Услышав Саяму, Роджер не поверил своим ушам.

На секунду, он не мог понять, что парень говорит. В конце концов…

…Наше… поражение?

Саяма использовал столько уловок и столько всего наговорил, но содержимое конверта было настоящим.

Он спросил себя, что происходит, но серьёзно не мог найти ответ.

Роджер одержал полнейшую победу, и все ставки Саямы перейдут к нему. Так как же это считается за поражение?

Его замешательство явно было не единственным, поскольку от полосы позади него или белого здания перед ним тоже не исходило никакой реакции.

Даже Синдзё нахмурилась и глянула на Саяму сбоку.

— Всё очень просто, — сказал Саяма. — Прежде чем войти в это Концептуальное Пространство, мы преследовали Хио Сандерсон. И перед отлётом с Симанэ, Казами предоставила в своём периодическом отчёте некоторые сведения. Она сказала, что мой непослушный одноклассник вроде как отправился вернуть Хио Сандерсон.

— И какое это имеет отношение к делу?

— Сегодня днём американский UCAT был остановлен тем хулиганом, когда они пытались взять Хио Сандерсон под стражу. Тогда же ту парочку подхватило Чёрное Солнце или что-то подобное и забрало в восточное небо.

Это правда, но они по-прежнему не знали, что это было. Раз тот дракон помогал людям, Роджеру хотелось сказать, что он был выжившим из 5-го Гира, но это конфликтовало со словами Ричарда Сандерсона.

…Он говорил, что Белый Почин и прочие драконы слились с Веспер Пушкой, и что Шолотля 3 больше нет.

Но Саяма продолжил говорить:

— Что если существует выживший из 5-го Гира, и того дракона оставили с Хио Сандерсон вместе со всеми полномочиями над 5-м? И разве нельзя сказать, что Ричард Сандерсон написал свои инструкции с расчётом на это? Он сказал, что в случае смерти или пропажи, оставляет «все полномочия, которыми на это время обладает», американскому UCAT. Почему он не уточнил это как полномочия над 5-м Гиром?

— Ты же не хочешь сказать…

— Вся власть над 5-м Гиром уже передана от мистера Ричарда Хио Сандерсон через того механического дракона! Полномочия мистера Ричарда уже не полномочия 5-го Гира. Он лишь оставил вам записи и активы, чтобы вы могли защитить Хио Сандерсон!

Парень перевёл дух.

— Забирайте полномочия Ричарда Сандерсона, американский UCAT! Мы, с другой стороны, желаем поговорить с Хио Сандерсон, которая осталась с полномочиями над 5-м Гиром в форме механического дракона!

На восклицание Саямы Роджер стукнул по столу.

Удар от его сжатого кулака громко раскатился по воздуху, а Баку подбросило и перевернуло, но Роджер не обратил внимания.

— Это просто неправда!

— А ты проверял?

— Нет необходимости. Механические драконы 5-го Гира передали мистеру Ричарду Сандерсону всю полноту власти, и он сказал нам, что их больше нет. Ты заявляешь, что существует ещё один механический дракон, но откуда он взялся?! Как механический дракон существует, если никого нет?!

— Тогда слушай, — сказал голос.

Он донёсся от Саямы с противоположной стороны стола, и плечи Синдзё рядом с ним напряглись.

— У меня собралось немало вопросов касаемо 5-го Гира, включая эту передачу полномочий. Даже глядя на Чёрное Солнце и падение народа 5-го Гира, остаётся просто слишком много неясностей! Прежде чем продолжить, мы должны ответить на эти вопросы!

Саяма повернулся к Синдзё, что выглядела удивлённой от его слов.

— Это рискованная игра, Синдзё-кун. Что победит — мой оптимизм или американский пессимизм?

— Что ты подразумеваешь под рискованной игрой, Саяма-кун? И какие вопросы у тебя к Чёрному Солнцу или уничтожению 5-го?

Парень ответил не сразу. Сначала он перевёл взгляд от неё к Роджеру.

Но Саяма на этом не остановился. Он смерил взглядом всех присутствующих.

— Механический дракон улетел в небо после того, как спас девушку и непослушного парня, который пытался её защитить. И теперь, тот непослушный парень снова пытается её спасти. Если девушка ответит, тот дракон непременно появится снова.

Он сделал глубокий вдох.

— Послушай, могучая нация, которая вооружилась справедливостью взрослых и предоставляет свободу защиты и порядка. Тот дракон пребывает в пристанище правды. Пристанище правды, искомое девушкой, одержимой демоном, и непослушным парнем.

Саяма опустил взгляд на существо, сидящее у письма, которое Роджер вернул на стол.

Баку уже поднял передние лапки в подготовке к выдвижению прошлого.